Версия для слабовидящих |  Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 111

Обращение сербского народа к султану Селиму III с изложением причин восстания и требованием удаления турецкой администрации из Сербии

30 ноября 1805 г.

Ваше императорское величество, всепресветлейший и великодержавнейший великий государю султане, царю наш всемилостивейший! Всеобщенародная жалость, и смятение, и ужас, в который нас смутные и отнюдь нечаянный гласы бросиша, принуждают нас крайне горкие народные слезы пред вашим величеством пролити, милости же и милосердия царского всепокорнейше просити. Мы убо с трепетом уразумехом, и уже от всех стран явно гласится, да везир от Босны и прочий и ближныи и дальныи паши с великою воинства силою и с страшным приуготовлением на нас, сербов, от всех стран нападение соделати намеряют, и то по высочайшему нареждению вашего величества. Мы никако поняти, нити веровати не можем, да ваше величество толь немилосердно с нами поступити намерили есте. Понеже да мы принадлежащую дань отдаваем и таковую всегда точно отдавати и по силах наших умножати будем, и мы клянемся пред богом и пред целым светом, да мы никогда ни в уме несмы имели, а много меньше в намерении, да при вашему величеству в малейшую мерзость либо подозрение паднем. Мы всегда осторожнейше хранилися, чтоб ни в малейшем чем подданническую верность нашу не нарушили; и всегда желали и желаем в вечной зависимости от преизящныя Порты жити. Сие мы желим истинно, сие и посредством всенародного прошения нашего под 1 майя сего лета 1 вашему величеству торжественно и все-[с]миреннейше изъяснили. И всяко предприятие наше для прогнания токмо зулума и насилия без всякого иного побочного намерения бывало. [183]

Но присный и ничим примирительный враги наши, которые конечное наше погубление всегда желали и желают, успели наконец смиренну, невинность нашу адским своим лукавством чернейшим образом описати и истинную подданическую верность нашу, кою к вашему величеству имеем и кою животом и кровию нашею освятити всегда готовы есмы, в противные пороки преобразити и нас таким образом в высочайшую немилость привести.

Мы противу диаволского сего опадения и нападения вся дела и предприятия и целое донынешнее поведение наше всевысочайшему благорассуждению вашего величества всесмиреннейше подносим.

Что до битв карановачкия и ужичкия и иванковачкия касается, которыми, якоже слышим, враги и мучители наши опадания свои подкрепили и в мерзость нас поставити тщалися.

Вси внимательный нашего поступления наблюдатели, аще токмо с беспристрастным оком наши двогодишные поступки смотрели, будут яко же повод и причину нашего всенародного востания и вооружения, тако и следовавшее склонение и намерение наше легко уразумети и заключити могут, купно же и увидети, что мы, воставши на зулум, насилие и мучительство дайях, первое намерение имели из самовластного ребел-лов ига в законное подданничество вашего величества паки воспоставити, а другое наше намерение и желание было и есть непременно, да будущее состояние наше противу всякого зулума и насилия крепкими законы ограждено будет, а да отишие и безопасие наше высочайшим согласием вашего величества на твердом и непоколебимом основании утверждено будет. Завсегда милость праведная, за которую мы толикая жертвования всуе сотворихом, понеже враги наши, союзники, сродники и единомысленники бывших дайях, которым нигде ничто свято нест, вечное несчастие наше жаждущий в том самом времени, когда мы за будущее наше отишие старалися, разные лукавства и хитрости и дьявольские коварства употребили, чтоб в спасительном деле сем не успети и чтоб святое и чистое и праведное богу же и вашему величеству и всем истинным человеколюбцам угодное и приятное намерение наше воспятити, очернити и в зло превратити. Для чего они хитрым своим лукавством ни пенязей, ни труда не жалели. Они, в-первых, карановачкие и ужичкие турки, злейшие остатки дайях, на нас раздражили и воздвигли тако: да ужичани и карановчани, несмотря на многократная прошения и представления наша, чтоб нас до высочайшего решения, которое мы, мир со всеми турки утвердивши, в тишине с всякою решительностию ожидали, целых и невредимых оставили, но, напротив того, всяка зла нам причиняли. Они на нас разбойнически нападали, имения путников отнимали; они в наша нахие упадали, сирые дети наши и жены пленили, церкви наша палили и кровопролитием священников осквернили. И бесчисленными беззакония своими старые еще незастаревшие раны наши повреждали, а именно: девяти родным братьям нашим, в Карановице тогда обретшимся, руки и ноги отрубили и тако их, тирански наказанных, еще живых на страшное позорище нам вспять послали.

Страшное сие тиранство и гонение в крайнюю нас нужду поставило противу нападения карановчанов и ужичанов паки вооружитися. И по случившемся сражении они, который разбойнического своего обычая не хотели оставити, безопасно из сих мест пропущены изишли, а вси прочий, который рождены в сем пределе и местах, остали между нами и живут с нами в мире и взаимной любви и в дружестве. И мы их почитаем и любим, и защищаем, и сохраняем, аки нас самих. И никогда мы во внутренности предела нашего толикое безопасие не имели, якоже ныне имеем. [184] И мы, и с нами соживущие почтенный турецкий сограждане наши, вси мы коленопреклонно просим ваше величество высочайшею властию счастие сие народне не дозволити возмущати. Они пак с торжественным обещанием нам в будуще никаковая зла не причиняти, измежду нас отшедшии злодеи, по разных ближные Босны местах рассеявшиеся, новые на нас возмущения готовили, и когда там не успели, прибегли в Ниш к Афуз-паше и к нему прилепилися. Сей Афуз-паша, от давных времен злобою ратовавший, искал пособия неприятельски на нас напасти и получил, и прибегшие к нему злодеи наша собранному воинству своему представил. Мы же, услышавши, что Афуз-паша в Белград имеет прийти, готовилися его с благопристойною честию восприяти. Но когда мы положительно уразумели, что он с великим воинством, с великим угрожением и приуготовлением и с нашими непримирительными враги в предел наш с нападением шествует, когда мы увидели, что он не на примирение, но на отмщение и на наше всеконечное уничтожение вся расположения творил, тогда мы в таковой опасности нуждную предосторожность употребити принуждены были. И Афуз-паша, пришед в предел наш с воинством, великое нападение на нас в месте Иванковац сотворил. Бог праведной и невинной стране благоприятствовал. И Афуз-паша, многую невинную кровь сербскую пролив, со тщетою возвратился.

Сия суть от времене оного, от како мы всепокорнейший арзимазар наш к вашему величеству послали, в пределе нашем приключившиеся битвы, которых мы не желали, не хотели, но мимоитися в совершенной невозможности были и которых вина и причина всевозмущающии враги наши были. Толикими бедами, которых мы до сего дня претерпели, несытии враги наши крайнее коварство употребили и высочайшую немилость вашего величества наконец на нас нанесли. Бедные мы! Где отселе отрады искати будем? Доколе без послушания и помилования плакати будем? Кому тяготи наша представляти? От кого уврачевания просити? От кого будущего отишия нам и чадам нашим ожидати будем? Аще и ваше величество царское свое лице от нас отвратити? Но совесть наша нас утешает. Правда же, человеколюбие и отеческое за благо подданников своих попечение вашего величества крепкий наши защитницы суть. И мы твердо уверены есмы, да когда во высочайший слух вашего величества плач сей и рыдание невинно бедных сербов ваших приидет с совестным нашим исповеданием, да мы единственно оного зулума ни насилия, ни тиранства терпити не можем, противу коего вооружены есмы и противу коего просили мы посредством посланников наших и просим коленопреклонно и неотступно, да нам ваше величество уврачевание и довольное предохранение всемилостивейшее соделаете. Да тогда нас отечески помиловати, и праведная прошения наша всещедро услишати, и нас вечно счастливых соделати всемилостивейше благоизволили будете!

За сие едино молим и с целим постоянством нашим припадающе просим и лросити будем, дондеже царскую вашу милость нам не подаруете! И всегдашнее наше отишие, безопасие и гражданское счастие всемилостивейшим ферманом не утвердите!!!.

А ныне с сокрушенным духом и смиренным сердцем пред ноги вашего величества припадаем и всепокорнейше просим и молим, да еще то истина есть, да горепомянутый травничкий везир и прочий паши на нас нападение сотворити намеряют, всемилостивейше благоизволите им таковое предприятие не дозволити, но высочайшею властию запретити и забранити, да не бы ся кровь верных подданников ваших всуе проливала.

Ты же, господи вседержителю, который вечный закон в сердца наши вселил еси, сладость содружественного гражданского счастия паче самого [185] живота возлюбити, не даждь всемогуществом твоим нам до отчаяния пострадати и до конца погибнути, но преклони благоутробием твоим человеколюбивого великого султан[а] Селима сердце во спасение народа сербского, народа, иже царя своего, его же дал еси им на земли до обожения любит и страхопочитает.

Вашего императорского величества, нашего всемилостивейшего царя всепокорнейший всенижайший и верноподданнейший народ сербски

Матвей Ненадович, прото[и]ерей и старейшина Совета народня

Аци Мелентии, архимандрит монастыря

Раче-Григорий, архимандрит свято-благовещенский

Аци Константин, архимандрит святопетровский

Радоица Жуевич, прото[и]ер[ей] рудничкий

Пантелеймон Дивлянович, прото[и]ерей ядранский

Марко Ненадович прото[и]ерей београдский

Афанасий Попович, прото[и]ерей крагуевачкий

Милое, прото[и]ерей ягодин[ский] и смедеревский

Аци Георгий, прото[и]ерей щабачкий

Милутине, прото[и]ерей пожечкий и ужичкий

Сава, игумен раваннский и намесеник ресавский

Антоний, прото[и]ерей пожарев[ский]

Священник Стефан, наместник гродский

Священник Пантелеймон, наместник валевский с целым священством сербским

В Сербии 30 ноября 1805 г.

(М. п.) Черни Георгий Петрович, верховный военачальник сербов

(М. п.) Яков Стефанович, военачальник и старейшина [Совета] народня

(М. п.) Янко Катич, воевода и старейшина Совета народня

(М. п.) Сима Маркович, кнез и воевода

(М. п.) Миленко Стойкович, воевода и старейшина и Совета народ[ня]

(М. п.) Лука Лазаревич, войвода шабачкий и Совета нар[одня]

(М. п.) Милан Обренович, войвода рудничкий и Совета народ[ня]

(М. п.) Васа Чарапич, войвода Станое Главаш, войвода

Стефан, князь рессавский

(М. п.) Евта, кнез ягодинский

Буица, войвода смедеревский

Радич Петрович, войвода драгачевский (М. п.)

Милован Гербович, войвода поцерский (М. п.)

Лазар Мутавчил, войвода ягодинский

Алекса Лукин, войвода ужичкий (М. п.)

Живо Дабиh, войвода соколный (М. п.)

Милил Кедриh, кнез ядранский

Милиh Лучиh, кнез драгачевачкий

Пея, кнез валевский

Младен Милованович, войвода крагуевачкий

Петар Добринец, вторый воевода пожаревацкий с целым народом сербским

АВПР, ф. ГА I-9, 1804 г., д. 5, ч. 2, п. 1, л. 12-20. Копия. Частично опубл.: Вукиhевиh М. Караджордже, кнь. 2, с. 23.


Комментарии

1 См. док. № 61

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.