Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ДВОРЯНСКОГО РОДА ПОПОВЫХ

В истории Южной Украины, в ее развитии и формировании важную роль сыграло местное дворянство – представители родовых фамилий – Мордвиновы, Воронцовы, Канкрини, Поповы и др., которые сделали значительный взнос в общественную, образовательную, экономическую и научную жизнь края. Особенное место среди дворянства занимал род Поповых.

В историографии специальных исследований, посвященных истории рода Поповых, не существуют. В многотомном обобщающем коллективном исследовании, посвященному изучению истории городов и сел Украины, сделана первая попытка осветить проблемы исторического развития Васильевского района (прежнего имения помещиков Поповых). Характерной чертой исследования была идеологическая расцветка в освещении дореволюционной истории Васильевки. Основное ударение в работе сделано на социально-экономическом развитии экономии помещиков, а история и судьба его владельцев оставалась вне поля зрения. Помещики Поповы лишь вспоминаются как владельцы Васильевки. Исследователи отмечают ведущую роль крестьянства в жизни Васильевского района, раскрывают жалкое существование и жестокую эксплуатацию со стороны помещика [47].

Заслуживает внимание исследования Р.С.Поповой о предпринимательстве помещиков на Юге Украины 50-х гг. ХІХ ст. На основании анализа архивных документов исследовательница раскрывает развитие товарно-денежных отношений в имениях помещиков на Юге Украины. Она пришла к выводам, что Поповы, как и другие помещики Полдня, втягивались в рыночные отношения. Для увеличения своих прибылей помещики стали переходить к рациональным методам ведения хозяйства в условиях существующей крепостнической системы. В Васильевском имении широко использовался наемный труд, применялись новые технологии [58].

С конца 80-х гг. ХХ ст. в обществе наблюдается оживленный интерес к изучению истории родного края. Этому способствовала активная деятельность местных краеведов и людей не безразличных к своей истории. Так, весомый взнос в исследование исторического прошлого Васильевки был сделан краеведом В.В. Мешковим, директором музея ”Усадьба Попова”. В течение 1994-1996 гг. выходят его статьи в местной прессе посвященные прошлому Васильевки . В них В.В. Мешков раскрывает историю рода Поповых, дворцового комплекса, и др. [55]. Судьбу замка Поповых в годы гражданской войны исследовали О.М. Игнатуша и О.С.Тедеев [46].

Личностью В.С. Попова заинтересовались и писатели исторического жанра. В художественной литературе Попова оценивают по разному. Много использованных писателями документальных сведений носили противоречивый характер и это освещается на страницах их произведений. Так К. Валишевский (”Вокруг трона”) представляет В.С. Попова как человека необразованного, без особенных способностей. По мнению автора, единственная позитивная черта Попова – это терпеливость [41].

В романе ”Фаворит” Валентин Пикуль, напротив, дает позитивную оценку личности Попова: ”От сохи и лаптей пробил себе дорогу к славе. Потемкин сделал его главной пружиной в своих делах” [57]. А.Федоров в романе ”Каменный пояс” отмечает старательность Попова и его готовность к услугам своему хозяину. Однако автор словами героя роману Демидова называет Попова казнокрадом, который все ночи просиживал за игрой в карты, проигрывая большие суммы [65].

Первое исследование в котором в значительной мере раскрываются некоторые аспекты темы появилось у 1998р. Его авторы, В. Козирев и О.Кучеренко, сделали попытку первого комплексного исследования истории Васильевки. На основании анализа документов и литературы авторами была частично осуществлена реконструкция истории рода Поповых и их хозяйственной деятельности в Васильевском имении. Авторы обратили внимание на возникновение рода и рассмотрели семейный герб. Однако исследователи остановились лишь на исследовании жизнедеятельности В.С. Попова и его сына Павла, а другие представители таврической ветви рода Поповых остались вне поля зрения. Также не была исследованная судьба полтавской ветви рода Поповых [50].

Некоторые аспекты хозяйственного развития в Васильевском имении Поповых рассмотрела Н.Р.Темирова в своей статье ”Помещицкое землевладение и землепользование на Юге [?] Украины в пореформенный период”. Исследовательница раскрывает развитие денежной аренды в Васильевском имении, которая широко использовалась Ю.В. Поповым [64].

Источники, использованные в статье, можно условно разделить на несколько групп: комплекс документов и материалов из архивных фондов, документальных публикаций, прессы и мемуарной литературы, статистически справочные и этнографические.

Большой научный интерес представляет анализ делопроизводственных материалов, которые непосредственно связаны с хозяйственной деятельностью помещиков Поповых на Юге Украины. Документы делопроизводства распылены по разным фондам. Большой научный интерес представляют документы государственного архива автономной республики Крым (ГААРК). Именно здесь сосредоточенно большинство документов о хозяйственной деятельности Поповых на Юге Украины и биографические сведения представителей рода Поповых. Особенный интерес среди фондов архива представляют документы личного фонда Поповых (ф.535. – обстоятельно об истории семейного фонда чудес Попов в № 4 (5) записок за 1999 г.) [52], Таврического губернского правления (ф.27)).

Второй вид источников составляют разного рода статистические и справочные издания. Это, в первую очередь, статистически - экономические обзоры по губерниям и уездам. В них, кроме общих сведений о хозяйственном развитии Мелитопольского уезда, можно найти информацию относительно развития основных отраслей сельского хозяйства Васильевской волости [63].

Важную информационную базу составили разнообразные справочники. Так, в энциклопедии Брокгауза и Эфрона и в ”Русском биографическом словаре” содержатся биографические сведения, посвященные представителям рода Поповых [61, 66].

Периодические издания, как общеимперские, так и региональные, содержат ценную информацию по исследуемой теме. Так, в ”Севастопольском справочной листке” можно найти сведения о деятельности В.П.Попова на должности главы Губернского дворянского собрания в Таврической губернии [62].

Важным источником исследования стали этнографические материалы, собранные авторами в г. Васильевка. Они позволяют воспроизвести отношение местных жителей к помещикам Поповым. Данный вид источников является наиболее интересным и в сочетании и сравнении с документальными материалами позволяет реконструировать реальную картину прошлого г. Васильевки [51].

В целом, приведенный перечень источников, по нашему мнению, предоставляет возможность воспроизвести в основных чертах общую картину развития Васильевского имения и историю рода его владельцев – помещиков Поповых. Таким образом, приведенные источники позволяют реконструировать процесс развития землевладения помещиков и ведения хозяйства на Юге Украины.

Род Поповых польского происхождения, берет свое начало из воеводства Мазовецкого. Дворянин Побож – Поповский впервые вспоминается при Болеславе Храбром в 1022 г. и в 1386 г. при Ягелли. Впоследствии ”Побож” теряется, а ”Поповский” превращается в Попов.

Когда появился род Поповых в России неизвестно, однако одному из представителей этого рода Степану Алексеевичу Попову повезло. Ему 21 апреля в 1785 г. было Высочайше пожаловано русское дворянство, на основе утверждения Черненского Земского суда 9 июля в 1789 г. [50; 38]. Этой короткой заметкой ограничивается наши знания о происхождении рода.

Следовательно, Степан Алексеевич Попов, известный нам как первый представитель, от которого берет начало род Поповых. Он родился в Казани, в семье священника. Службу начал в Казанской губернской канцелярии в 1724 г. В 1730 г. стал подканцеляристом, через год канцеляристом. В 1755 г. Степан Алексеевич получил чин коллежского регистратора. В 1766 г. он становится губернский секретарем, а 22 декабря 1770 г. – коллежским секретарем.

В 1774 г., в результате ”прошения его за старостью и болезнями”, С.А. Попов был освобожден из службы. А в 1780 г., благодаря помощи генеральского поручика князя Мещерского, Степану Алексеевичу Попову был присвоен чин коллежского асессора [13; л. 4-5].

Сын Степана Алексеевича - Василий - будущий основатель имения Васильево – родился в 1745 г. (по другим данным в 1740 г. или в 1743 г.) в г. Казани. В гимназии он изучал правила грамматики, получил знание по русскому и немецкому языкам. А также самостоятельно изучал французский, но говорить и писать на нем не мог [45; 18]. [?]

По окончании гимназии В.С.Попов 17 августа в 1767 г. поступил на военную службу подпрапорщиком. До этого он был в казацком войске есаулом. Но слабости к военной службе не питал, потому посвятил себя гражданской службе.

Начав свою карьеру простым канцеляристом в военном ведомстве, он благодаря своим способностям быстро продвигался ступенями иерархической лестницы.

7 марта в 1763 г. Василий Попов получил чин сержанта, в 1769 г. принимал участие в походе на Польшу. А 1 января в 1770 г. - становится аудитором и принимает участие в русско-турецкой войне 1768-1776 гг. При осаде Бендерского укрепления на него обращает внимание командующий 2 русской армии князь В.М.Долгорукий – Крымский. Он должным образом оценил способности В.С.Попова: замечательную память, работоспособность и замечательный стиль подачи дел, – князь берет Попова к себе секретарем. Во время Крымского похода в 1771 г. Василий Степанович сопровождает князя Долгорукого – Крымского. Уже 30 декабря в 1771 г. Попов получил чин генерал -ад’ютанта. Попов оставался в Крыму к заключению Кучук – Кайнаджирского мира ( до 1774 г.). В 1775 г. В.С.Попов занимал должность правителя походной канцелярии князя В.М. Долгорукого - Крымского. За заслуги 14 декабря в 1775 г. получил чин секунд-майора. 24 января в 1780 г. Попов переведен в Казанский пехотный полк.

Впоследствии князь В.М. Долгорукий - Крымский стал Московским генерал-губернатором и забрал В.С.Попова к себе, назначив его правителем губернской канцелярии. На этом посту он пробыл 2 года, 19 августа в 1781 г. получил чин премьер - майора с переводом в Пикинерский полк, а в ноябре переведенный ”для сближения с родственниками и для выгоднейшего содержания» в Пермский пехотный полк. 1 марта 1782 г. В.С.Попов получил чин подполковника и 25 мая того же года был переведен в Томский пехотный полк. Таким образом, Василий Степанович Попов благодаря своим способностям за короткое время сделал значительную карьеру [61; 535].

После смерти в 1782 г. князя В.М. Долгорукого – Крымского, с созданием Екатеринославского наместничества, В.С.Попов переходит в подчинение к князю Григорию Александровичу Потемкину. Впоследствии он становится правителем канцелярии Потемкина, его наиболее приближенным и доверенным лицом.

В 1784 г. В.С.Попов получает чин полковника с зачислением сверх комплекта в Таврический легко конный полк. В 1786 г. Попов становится секретарем у принятии писем в канцелярии статс-секретарей при Екатерине ІІ. Также он продолжает исполнять свои обязанности правителя канцелярии Потемкина.

11 апреля в 1786 г. В.С.Попову было пожаловано местечко Решетиловка (теперь поселок городского типа Полтавской области) в Екатеринославской губернии с 866 душами. Это заложило основу его будущего достатка.

Также, Василий Степанович Попов получил 43 тыс. десятин земли в Мелитопольском уезде Таврической губернии. Так земли прежнего поселения стали собственностью Поповых, превратившись на слободы и поселки. По имени владельца Василия Попова возникает слобода Васильевка, поселок Янчекрак, Карачекрак, Скалы, Маячки, позже возникает Эристовка и другие.

В.С. Попов активно участвовал в подготовке путешествия Екатерины ІІ в Крым. Во время пребывания Екатерины ІІ в Кременчуге Василий Степанович Попов получил чин бригадира и награжден был орденом Св. Владимира 3 степени.

В 1787 г. Попов вместе с Потемкиным отправился под Очаков на театр военных событий (началась новая русско-турецкая война 1787-1791 гг.). 14 апреля в 1789 г. он получил чин генерал-майора и того же года был послан Г.А. Потемкиным в Петербург с донесением о взятии Бендер и ключами от города. За это 24 ноября он получил орден Анны I степени и денежное вознаграждение, а в первой половине декабря в 1789 г. поехал к Потемкинe с письмом. Весь 1790 г. В.С.Попов провел в армии. 3 декабря в 1790 г. был взятый Измаил, и Попов опять едет в Петербург с донесением к императрице об этом событии. Василий Попов ”за особые труды по делам доверенным, ему генерал-фельдмаршалом” получает орден Св. Владимира I степени. Вместе с Потемкиным он выезжает в Новороссийский край [50; 50].

Возле Г.А.Потемкина Попов находился до самой его смерти. Когда Григорий Александрович заболел, Попов почти каждый день с 6 сентября по 8 октября в 1791 г. сообщал императрице о состоянии здоровья князя. Попов откровенно заботился о состоянии [?] здоровья своего хозяина, дежурил около его кровати круглосуточно. 2 октября было решено отвезти Потемкина в более здоровое место, но князь умер 4 октября в 1791 г. по пути в Николаев. Письмо к Екатерине ІІ полно отчаянию: ”Удар свершился Всемилостивейшая Государыня, Светлейшего князя Григория Александровича нет, к горестному нашему сожалению, прибегаю под матерный покров твой”.

Екатерина ІІ поручила Попову организацию похорон князя. Между тем писала: ”Что касается собственно вас, то я желаю чтобы Бог утешил вас в печали, вам приключенной. Впрочем, будете уверены в моем особенном уважении к вашей судьбе и трудам, остаюсь вам благосклонная Екатерина” [61; 536].

И здесь проявилось умение Попова чувствовать обстановку. В споре между Каменским и Каховским, который разгорелся в день смерти Потемкина за руководство Екатеринославским наместничеством, Василий Степанович принял сторону Каховского. При этом неизвестный свидетель передал ситуацию так: ” ”Каменского отбоярил господин Попов и вот так сказал вон эму: «извините Ваше превосходительство меня, что я вам донесу, ибо я никакого начальства не признаю кроме Михаила Васильевича Каховского или второго, кого государыня изберет, а к тех пор буду исполнять приказания покойного фельдмаршала», и тот видя, что нечего ему делать ушел, а за Каховским еще при жизни князь послал ордер, чтобы вон приехал для принятия команды в отсутствие его, а как еще вон не приехал из Крыма, то курьеров и все отправляет господин Попов. Так закончилась служба Попова в канцелярии Потемкина, на которой он достиг чина генерал-майора, получил ряд земельных владений и высоких государственных наград. Подобное поведение Попова с благодарностью было воспринято Екатериной ІІ [50; 51].

Уже в конце 1791 года В.С. Попов приступил к выполнению обязанностей статс - секретаря при Екатерине ІІ. Эта служба была по душе Попову, его влияние после смерти Потемкина было слишком заметно, Екатерина ІІ ”благоволила ему во всем”.Василию Степановичу откровенно завидовали ”лица не благоволившие князю”, зная, что В.С.Попов заведовал всеми денежными суммами, которые находились в распоряжении у князя. В действительности в распоряжении у Василия Степановича были: во-первых, экстраординарная, военная сумма, которую везли всегда за князем, до 8 млн. руб. серебром или золотом; во-вторых, расходы по Екатеринославской губернии в Таврической области до 2 млн. руб. в год, которые предоставлялись для обустройства края; в-третьих, до 12 млн. руб. серебром, которые отпускались ежегодно из провиантской канцелярии.

Большие расходы на стол, игру, любовниц показывали, что Решетиловских прибылей на роскошную жизнь не хватило бы и на один месяц. Часто на игру приносил из своего кабинета полные шляпы червонцев, которые никогда не возвращал назад. Имел В.С.Попов любовницу и не отказывался от временных увлечений [45; 20].

После смерти Потемкина Попова обвинили в том, что он вместе с князем раздарил казну. Попов, опровергая слухи, которые позорили доброе имя князя, писал в рапорте в государственную военную коллегию из счетной экспедиции: ”Отпуск денег происходил по ордерам и за собственным его (князем) подписанием, иногда по словесным приказаниям. Что же касается до меня, то не имел никаких сумм на моем отчете и не мог я иметь квитанций. Приписанная мне сумма в 51.590.705 р 13,5 коп, в казну было возвращено в 15.550 г. 1,5 коп. Генеральная же сумма была ассигнирована (44.177.033 р.1/4 коп.) для нужд Кавказкой армии и Черноморского флота”[67; 226].

Среди лиц, ”неблаговоливших к светлейшему князю", был и докладчик императрицы, действительный статский советник А.В. Храповицкий. Он, неизвестно на каком основании, вышеупомянутый рапорт Попова не признавал. По его мнению, он был составлен с целью спасти ”Попова и плутов”.

Без сомнения, что в этом недоверии можно было увидеть придворное соперничество Храповицкого, который считал Попова ниже себя (называл его ”Васею, поповичем и даже плутом ”). Интересно, что уже 2 сентября 1793р. Храповицкий оставил службу при Дворе и получил назначение на должность сенатора, а Попов остался докладчиком Императрицы до самой ее смерти и пользовался особенным доверием [68; 379-378].

Уже 28 июня в 1792 г. получил от Екатерины ІІ приказ заведовать кабинетными расходами Ее Императорского Величества, что еще больше сближало его с Екатериной ІІ, которая назначила его и начальником ”комиссии прошений” горного корпуса.

Одновременно 18 декабря в 1793 г., ему поручено заведовать Колывановскими и Нерчинскими горными заводами [61; 537]. [?]

В 1794 г. В.С.Попова, по приказу Екатерины ІІ, назначено заведующим Пятигорской Гранильной и Шлифовальной фабриками со всеми приписанными к ней людьми (см. дополнения) [37; л. 1].

С 1794 г. заведовал алмазными мастерскими Императрицы. Руководил работой по отделке головного убора для Екатерины ІІ. Им был нанятым известный ювелир Дюваль. Жемчужины для отделки головного убора В.С. Попов выбирал лично (см. дополнения) [36; л. 1].

15 ноября в 1796 г. Попов получил чин генерал - поручика. При Павле I Василий Степанович продолжил службу теперь уже при Мануфактур-коллегии, позже назначен президентом Камер-коллегии, а также присутствующим в первом департаменте Сената. В 1797 г. [31; л. 1] Попов становится управляющим конторой, которая занималась строительством царских домов и садов [61; 537].

5 августа в 1798 г. В.С. Попов занимает должность советника камерной части по надзору за ”питейными сборами винокуренных заводов в Иркутской губернии”. Благодаря настойчивости в этом деле Попов был награжден бриллиантовым знаком, звездой ордена Александра Невского (12 июля в 1798 г. ).

Впоследствии, как это было принято при новом императоре, попал в опалу. В октябре в 1799 г. Попова обвинили в беспорядке дел во время его председательства у Камер-коллегии и освободили от должности президента.

Оставив службу В.С. Попов отбывает к своим имениям и занимается их устройством. Имений у Попова было много, только на Юге Украины Василий Степанович имел имения в Екатеринославской и Херсонской губерниях, площадью 50 тыс. дес., также в Таврической – в Крыму – имение ”Караджа”, 8 тыс. дес. земли., ”Васильево” в Мелитопольском уезде и др. Кроме этого, имел земли в Полтавской губернии -село Решетиловка, в Минской губернии и на Урале – имение ”Тавда”, больше 300 тыс. дес. земли.

Полученные земли в 1790 г. Попов поспешил размежевать и как можно быстрее получить план и межевую книгу. Последние удостоверяли его право на собственность. Согласно ”Плану” земля всем выделялась только в пользование. Поэтому помещики пытались быстрее закрепить землю в частную собственность. Правительство, заинтересованное в укрепленных землевладений помещиков на Юге Украины, удовлетворило их требования. Указом в 1798 г. все земли, полученные помещиками в пользование до 1788 г., определялись их частной собственностью, а еще через 10 лет вся отмежеванная помещикам земля переходила в вечное и наследственное владение.

В конце ХVІІІ ст. процесс раздачи земель на территории Юга Украины был завершен. Образовались два типа хозяйств – частно - собственническое помещичье и государственных крестьян.

Характерной чертой помещичьего землевладения было преобладание больших имений, площадью в несколько тысяч десятин, основную рабочую силу в котором составляли юридически свободные ” подданные помещиков ”. Эта категория крестьян была очень выгодной рабочей силой. Отрабатывая помещикам незначительную повинность натурой или возделываниями, они были заинтересованы в максимальном производстве своих хозяйств.

Ведущей сельскохозяйственной отраслью края было животноводство, для развития которого существовали благоприятные условия. К тому же уход за скотом требовал гораздо меньше расходов, чем земледелие. Почти до конца ХVIII ст. животноводство преобладало над земледелием. Разводили крупный рогатый скот, особенно волов, которые составляли основную тяговую силу в хозяйстве помещиков и крестьян. Выращивали также свиней и коз. Овцеводством занимались преимущественно в материковых уездах Таврической губернии. Важной дополнительной отраслью хозяйства и основным занятием жителей на берегах Днепра стало рыболовство.

Наибольшую категорию сельского населения Мелитопольского уезда составляли государственные крестьяне (в 1801 г. – 57%), которые платили налоги как и крестьяне других районов Украины.

В худшем положении были помещичьи крестьяне, они составили вторую группу после государственных крестьян (36,7%). За пользование землей крестьяне, проживая на помещичьих землях отбывали в интересах помещика определенную повинность. Сначала они отдавали одну десятую часть выращенного хлеба и скошенного сена, впоследствии помещики увеличили размер. Уже в 90-х годах ХVIII ст. повсеместно существовала двухдневная барщина.

В интересах помещиков и государственных крестьян 12 декабря в 1796 г. император выдал указ, по которому запрещались ”самовольные переходы поселенцев с места на место” в южных губерниях. Барщина стала быстро вытеснять другие формы помещичьей ренты. [?]

Наиболее эксплуатируемой категорией крестьян были крепостные. После разрешения в 1781 г. переселять в пределах Украины собственных или купленных крестьян и запрещением перехода своих ”подданных”, количество крепостных стали быстро увеличиваться. Процент их с 2,7% в 1784 г. вырос до 6,3% в 1801 г.

Положение крепостных на Юге Украины мало чем отличалось от положения закрепощенного крестьянства центральных губерний. В конце века они отрабатывали барщину, которая доходила до четырех дней на неделю, и другие повинности. За наименьшую вину крепостных карали: могли продать или отдать под залог, заслать в Сибирь [49; 516-519].

К середине ХVIII ст. территория Южной Украины была почти не заселенной постоянным оседлым населением. Самые давние поселения стали образовываться только в 40-х годах ХVІІІ ст. Заселение данной территории происходило постепенно и имело несколько типов:

• заселение степи свободными людьми: беглыми, запорожцами, солдатами;

• переселение помещиками своих крепостных из других уездов и губерний в Мелитопольский уезд;

• самовольный выход государственных крестьян и вольноотпущенных крепостных;

• выселение из старых слобод;

• выселение крестьян за приглашением правительства для заселения степи на месте прежних поселений духоборов (жили в уезде в 1841-1843 гг.) и ногайцев (жили в уезде в 1860-1861 гг.), государственные крестьяне, иностранцы, – немцы и болгары;

• ссылка духоборов из центральных губерний, Донской области и Сибири.

Также на собственной земле поселялись по свободному договору беглые крестьяне, бродяги, дезертиры, к ним присоединялись государственные крестьяне, мещане, и осевшие у владельца на скопщине, сами же помещики покупали крепостных или переселяли из своих имений других губерний. Проходило несколько лет, и все эти выше упомянутые элементы превращались в крепостных [54; 26-27].

Именно так заселял свои земли и помещик Попов, который переселяет из своих имений на Полтавщине, Екатиринославщине, Черниговщине крестьян. Принимал к своему имению беглых солдат и колодников. В неурожайные годы на Левобережье такие люди особенно увеличивали количество населения в поповском имении. Правительство было в курсе действий Попова, однако ничего противозаконного в этом не видело. В 1805 г. в отчете к Таврическому губернатору отмечалось, что в Днепровском и Мелитопольском уездах увеличилось количество людей какие переселялись из других губерний, в связи с недородом это имело определенные недостатки, однако большинством эти люди селились вблизи Днепра и имели возможность сами зарабатывать. Такие поселенцы на землях Попова записывались в ревизcкие списки, становились крепостными [50; 27-28].

Центральным имением среди своих южных земель В.С.Попов выбрал Тавель в Евпаторийскому уезде Таврической губернии, расположенный в 10 верстах от горы Чатирдаг и в 16 верстах от Симферополя [44; 333]. Занимаясь обустройством своих имений, В.С.Попов внимательно следил за светскими событиями.

В 1801 г. на престол вступает новый император Александр I – его манифест был положительно воспринят Поповым. Он 5 апреля в 1801 г. посылает императору письмо, в котором предлагает свое мнение по поводу Государственного строя России. Свои 25 идей он считал не причудливыми планами и подчеркивал их образцами, конструкциями:

• ”Как можно возвести христианскую религию на степень уважения;

• как выгодно доставлять по водам хлеб;

• как можно сформировать большой корпус войск и содержать их;

• как можно модернизировать Санкт-Петербургское Адмиралтейство;

• как можно выгодно использовать гавани;

• как можно построить через р. Неву каменный мост;

• как можно создать механизм (силой 20 человек) и вбивать в землю сваи;

• как можно создать новую модель ружья, которое будет стрелять и заряжаться без шампуров”.

В письме Попов отмечает необходимость ”исторгнуть Россию из пропасти”, обращает внимание на бунты, недовольство народа, отмечает необходимость прислушиваться к народу [15; л. 3-18]. [?]

Впоследствии Василий Степанович возвращается к государственной службе. Начало службы Попова ознаменовалось решением вопроса о семейном гербе, который был утвержден Александром I в 1803 г. Герб Побож – Поповских известен еще из ХІІ в..: на красном поле изображена обращенная шипами книзу серебряная подкова, на верхушке которой изображен золотой крест. В нашлемнике виднеется охотничья собака, которая выходит наружу. Герб в 1386 г. был видоизменен.

В 1803 г. семейный герб Поповых имел такой вид: ”Щит разделен горизонтально на две части – серебряную и красную; крестообразно положены два ключа, на серебряном поле - черного цвета, а на красном - серебряного. В нижней части, окрашенной в голубой цвет, изображен золотой крест, а под ним серебряная подкова. Щит увенчан дворянским шлемом и короной, на поверхности его виднеется охотничья собака в красном ошейнике, выходящая наружу. Палатка на щите голубая, подложенная серебром.

Серебряный (белый) цвет на щите символизирует невинность, мудрость, а красный силу, мужество, права. Ключи, которые положены крестообразно на серебряном и красном полях, являются символом безопасности и повиновения. Нижняя часть голубая, она символизирует славу, величие, честь, верность, мир, согласие. В нижней части изображен мальтийский крест и подкова. Крест является знаком победы христианства над язычничеством, а подкова была отличительной чертой дворянских родов, которые брали свое начало из Польши и Литвы (род Поповых берет начало из воеводства Мазовецкого)” [53; 9].

В 1807 г., с началом французской кампании, В.С. Попова назначают к генералу Бенигсену для наведения порядка в провиантской части армии. Александр I доверял Василию Степановичу. Отправляя в армию, император ставит Попова перед фактом, что от его решения о состоянии армии зависит последующее продолжение войны. Некоторые исследователи склонны считать Тильзицкий мир как результат ревизии В.С. Попова [42]. Известно, что в одном из своих писем Попов заверяет императора в необходимости прекращения военных действий, в результате полного расстройства в армии. Перемирие было заключено, но не дало позитивный результат. Об этом писал и В.С. Попов в письме от 4 марта в 1812 г., разоблачая Наполеона в невыполнении условий мира [15; л. 50-58].

Как бы там не было, а уже 22 июня в 1807 г. Попов получает дежурный чин - действительного тайного советника и назначается управителем сначала Комиссариатского департамента, а впоследствии Провиантского.

В течение некоторое время, с 6 по 21 апреля в 1809 г., В.С. Попов был опекуном имений вдовы княжны Марии Любомирской, а с 1 января в 1810 г. избранный членом Государственного Совета.

Невзирая на преклонный возраст (в 1810 г. Попову было 65 лет ), он сохранил трудолюбие, энергию и светлый ум, поэтому работы у Попова всегда хватало. Так, 19 апреля в 1812 г. он получает еще одну должность, назначение Главой Комиссии Просьб. Кроме этого, заседал в совете, основанном при Воспитательном Обществе благородных девиц. Но годы брали свое, постоянное напряжение в работе не могло не отметиться на здоровье и 20 апреля в 1816 г. Василий Степанович берет годовой отпуск для лечения за рубежом больных глаз.

По возвращении Попова избирают почетным членом Императорской Академии Наук (21 сентября в 1818 г.), а в ноябре в 1819 г. назначают председателем департамента духовных и гражданских дел Государственного Совета. Между тем зрение ухудшалось, и В.С. Попов в 1820 г. ослеп [61; 537-538].

Были у Попова и больные ноги. Болезнь стала прогрессировать после простуды во время поездки из Украины к Петербургу осенью в 1808 г. В своем дневнике Попов записал: ”сначала образовались опухоли в ногах, сапоги стали узкими, не обращал внимания, а боль усиливалась”. Болезнь прогрессировала, а в 1810 г. при переезде из Гатчины в Петербург обморозил руки. Раны на ногах не заживали, и врачи посоветовали Василию Степановичу поехать на лечение в Теплиц, но лечение в санатории не дало позитивного результата. Попов не придерживался советов врачей, продолжал курить, употреблять спиртное, и как следствие этого, состояние здоровья ухудшалось [32; л. 35-40].

Последние годы своей жизни В.С.Попов провел в Решетиловском имении. Его доброжелательность распространялась не только на знатных, дворян, но и на крестьян. Каждое воскресенье решетиловские и соседские с городком крестьяне, празднично одетые шли к Василию Степановичу ”праздничать” (праздновать). [?]

В разных уголках сада были устроены для молодых качели, а на водных каналах, которые пересекали весь сад и парк, стояли крашенные в голубой цвет лодки для катания. На главном канале стояла стеклянная будка, в которой во время народного гуляния играл ”хор роговой музыки”. После гуляния, Попов приказывал угостить гостей, и здесь же появлялись корзины с яблоками, пряниками [2].

Обращаясь к характеристике и оценке В.С.Попова, как человека, государственного деятеля, следует отметить разные точки зрения.

Суворов считал Василия Степановича Попова: ”Славный, честный человек, в делах хороший и опытный, легко доступный, без всякой гордости, охотно принимал участие в несчастных, он сумел снискать общее уважение и любовь” [61; 538]. В ”Записках о Екатерине Великой” А. Грибовский дает детальное описание внешности В.С.Попова, акцентируя на том, что Попов был верным слугой на службе в канцелярии Потемкина. «Потемкин выдел в нем необычайную в делах прилежность и неусыпность» и что его секретарь (Попов) «не знал почти своей квартиры и безвыходно находился в канцелярии, бывших в одних покоях с князем, готов всякий час дня и ночи во всей форме явится перед князем» [45]. Пикуль в своих произведениях описывают Попова так: ”Отпрыск захудалого сельского попика (его дед был священником), от сохи и лаптей пробил себя дорогу к славе и почестям” [57; 325-226].

Умер Василий Степанович Попов 5 ноября в 1822 г. и был похоронен в Благовещенско усыпальнице Александро – Невской лавры в Санкт - Петербурге. На его могиле была установлена надгробная плита и мраморный бюст на колонне.

О семейной жизни Василия Степановича Попова существуют противоречивые сведения. А. Грибовский сообщает, что у Василия Попова была любовница – актриса Каролина, от которой он имел много детей [45; 22]. Согласно другому источнику он был женат на иностранке. Быстрее верным является первое сообщение, оно подтверждается указом Александра I: ”А посему Мы в день 14 ноября в 1801 г., исходя на всеподданейшее прошение тайного советника Василия Степановича Попова во уважение отличной и долговременной службы... Дворянское достоинство всемилостивейше распространили на воспитанников его Александра и Павла с перенесением на них фамилией его, дозволяется эму роспорядить в пользу их и благоприобритенное, его имение на основании прав и преимуществ, благородному дворянству” [2].

Следовательно, из многих детей В.С.Попов усыновил только двух: Александра и Павла, передав им свое дворянское звание и разделив между ними свое имущество. Именно они положили начало двум ветвям рода Поповых: Александр – Полтавскую, а Павел – Таврическую.

Александр Васильевич Попов родился в 1794 г. Известно, что он начал свою службу в ноябре в 1810 г. гусаром пикинерского полка лейб-гвардии Его Величества. 25 мая в 1812 г. он получил чин портупей-юнкера, а 2 октября этого же года корнета. Во время Отечественной войны в 1812 г. Александр Попов принимал участие в битвах при Бородино, Тарутино, Малоярославце, Красном. За отвагу он награжден Георгиевским крестом. Немного позже принимал участие в иностранном походе русской армии. В битве при Люцени получил ранение, за мужество награжденный орденом Св. Владимира IV степени. А за битву при Кульни – орден Анны IV степени и Прусским железным крестом. За хорошую службу 7 марта в 1817 г. Александр Попов получил чин поручика, 28 августа в 1817 г. – штаб-ротмистра. 5 июля в 1819 г. он становится ротмистром. А 17 марта в 1825 г. – полковником.

За семейными обстоятельствами 21 января в 1827 г. был освобожден от службы, но в 1831 г. опять возвращается и принимает участие в формировании малорусского казацкого ополчения, за что был награжден бриллиантовым перстнем.

Полтавское дворянство в сентябре в 1829 г. избрало Александра Васильевича Попова председателем уездного дворянства (до сентября в 1835 г.). Опять в сентябре в 1838 г. он был избран на эту должность (до сентября в 1844 г.). Но после отъезда председателя губернского дворянства И.В.Капниста на должность губернатора в Смоленск с 30 апреля в 1842 г. до 10 ноября в 1844 г. Александр Васильевич занимал его должность. В 1845 г. стал действительным статским советником, через год в 1846 г. освободился из службы.

Относительно его семейной жизни, то А.В. Попов был женат из Елизавете Николаевне Барноволокой. В письме к киевскому генерал-губернатору С.А. Кокошкину, в июне в 1852 г. А.В.Попов писал о своей жене как о развращенной женщине: ”Я не просил ее в жены, но [?] обстоятельства за нее ходатайствовали – я спас ее от преследования родных убитого ее мужа, которые видели в ней участницу в убийстве”. В этом же письме Попов обвиняет жену в развращенных крестьян и в покушении на его жизнь: ”Ты уговорила Серякову (сельская знахарка) составить не крепкий для меня яд, чтобы я не вдруг умер, ты уговаривала крестьян жаловаться, ты называешь хохлов глупыми, потому что они не распорядяться со мной так, как распорядились русские с твоим первым мужем… этого довольно, чтобы верить слухам о твоем участии в смерти твоего первого мужа”. Через 14 лет несчастливой семейной жизни А.В.Попов разводится с женой, дает ей заемные письма на 100 тыс. руб. ассигнациями (28 571 руб. серебром).

К благосостоянию своих крестьян, в отличие от отца Александр Попов относился плохо: ”они питались отпускаемой им бурдой с примесью соломы”.

Александр Васильевич Попов умер в 1859 г., оставив сына Василия, названного в честь деда. О нем сохранились очень мало сведений. Родился Василий Александрович 22 октября в 1835 г. в Полтаве. Получил домашнее воспитание и впоследствии учился в Полтавском университете, после его окончания пошел на гражданскую службу. Также известно, что он был женат на дочери генерал-лейтенанта Бутурлина – Александре Алексеевне, фрейлине Высочайшего двора. Умер Василий Попов молодой, в 31 год, от холеры - 27 сентября в 1866 г. и был похоронен в своем имении Решетиловке [69] .

У Василия Александровича Попова остался пятилетний сын Александр (родился 20 апреля в 1861 г.). За постановлением Полтавского Дворянского Собрания от 4 марта 1874 г. он был причислен (в 13 лет) к потомственным дворянам. Закончив Полтавский кадетский корпус в 1880 г., Александр Васильевич Попов поступил на службу в лейб-гвардию гусарского полка. Впоследствии служил в министерствах путей сообщения и внутренних дел.

В 1902-1907 гг. Александр Васильевич был председателем дворянства Острозского уезда Волынской губернии. В 1906 г. за проведение успешной мобилизации в армию во время русско-японской войны был награжден орденом Анны ІІ степени.

Женат А.В.Попов был на своей троюродной сестре, дочери генерал-лейтенанта, княжне Елене Николаевне Гагариной, и имел двух дочерей Ольгу и Елену [69; 57].

О последующей судьбе А.В. Попова и его потомков ничего не известно. Однако сохранились некоторые сведения о судьбе имений Поповых в местечке Решетиливке Полтавской губернии. Потомки В.С.Попова оказались плохими хозяевами. Привыкли к роскошной жизни, но после 1861 г. ситуация существенно изменилась. Поповы, привыкнув жить в роскоши, как много помещиков того времени, вынужденные были постепенно продавать свои земли и нажитое имущество.

Остатки бывших владений в Решетиловке сначала были приобретены за 350 тыс. руб. женой губернского секретаря Ольгой Ивановной Свентаховской, потом дочерью генерал – майора Хрипунова – Ольгой Николаевной, которая приобрела около 2032 дес. Земли. Всего у поповых в Решетиловке было до 6 тыс. дес. Земли. Уже 3 мая 1903 г. О.Н. Хрипунова продала указанные земли за 609 тыс.руб. Полтавскому губернскому земству.

По сведениям Полтавской архивной комиссии, парк при имении Поповых (его площадь составляла 20 десятин земли) в Решетиловке в 1917 г. был запущен [69; 39-50]. Между домом и рекой было видно пьедесталы уничтоженных статуй ... Через реку раньше было переброшено несколько широких красивых мостов, которые были уже разрушены. Вблизи левого берега располагалась оранжерея, которая была разобрана еще в 1880 г. Старое Барское помещение располагалось на правом берегу. Недалеко от дома находился длинный флигель для гостей и крепостных девок.

В доме Поповых в 1903 сохранилась, а впоследствии была вывезена О. М. Хрипуновой в Москву картина, которая изображала трагической смерти князя Г.А .Потемкина-Таврического. Картина была в большой позолоченной раме, написанная на холсте масляными красками, в длину 1 аршин и в ширину 3 / 4 аршина. На картине было изображено: среди степи на разосланом одеяле лежал Потемкин, возле него свита, племянница его А. В. Браницкая. Перед ним на коленях стоит личный врач Андрей Санковський. Эта картина была написана в Яссах по приказу графини Браницкой.

Около старого жилья в бывшей усадьбе Поповых находилась Успенская церковь, построенная в 1749 г. Киевским митрополитом Арсением Могилянским. В правой наручной [?] стене церкви была небольшая ниша, в ней за стеклом стояли небольшой мраморный бюст с надписью "Отцу благодетелю" и маленькая мраморная гробница, на которой написано: "Действующему тайному советнику Василию Степановичу Попову. Александр и Павел Поповы ". Над нишей в стену был вделан портрет самого В. С. Попова, а рядом в стене - изображение Богоматери редкой живописи.

Возле церкви - три надгробных памятника: над могилой Александра Васильевича (умер 10 ноября 1859 в 65 лет) Василия Александровича (умер 28 сентября 1835) и над могилой Александры Васильевны Трагеровой (умерла 17 марта 1828 - 68 лет).

Церковь и Барская усадьба были обнесены каменной стеной, которая двумя концами упиралась в реку [69; 39-50].

Этими краткими сведениями и ограничиваются наши знания по истории Полтавской ветви рода Поповых и их имении в Решетиловке, которого они лишились в результате чрезмерного расточительства и неумелого ведения хозяйства. Значительно больший интерес для нас представляет история Таврической ветви рода Поповых, которая непосредственно связана с историей нашего края.

Павел Васильевич Попов положил начало Таврической ветви рода. Он родился в 1793 г., из документов известно, что Павел Васильевич Попов начал службу в восемнадцатилетнем возрасте юнкером лейб-гвардии Артиллерийской бригады, участвовал в Отечественной войне 1812 г. Годом поздее участвовал в сражениях при Люцени, Кульме, Лейпциге, а в 1814 под Парижем. За это был удостоен первых наград: медали "В память Отечественной войны 1812 г." и "Лейпцигская битва 1813", а также кульмским крестом. В 1816 г. назначен адъютантом А. П. Ермолова, сопровождал его в посольство в Персию.

В 1819 г. и последующих годах принимал участие в войне на Кавказе, в 1820 г. получил звание полковника и назначение командиром Херсонского гренадерского полка. В 1828 г. Павлу Васильевичу Попову присвоено звание генерал-майора. В ходе русско-турецкой войны 1828-1829 гг он участвовал в розгромленни Коса-Мегмед-паши и Мустафы-паши. За успешное проведение боя награжден орденом Святого Георгия IV степени, а за штурм и взятие Ахалциху получил золотую шпагу с бриллиантами с гравировкой "За храбрость" и надписью "За штурм и взятие Алахциху", позже 17 сентября 1829 получил еще один орден - Георгия III степени. Впоследствии П. В. Попова назначен командовать войсками в Баязетському пашалыке и начальником гарнизона Баязета. За героическую оборону крепости его имя было высечено золотыми буквами в Георгиевском зале московского Кремля.

Именно находясь на Кавказе, Павел Васильевич познакомился с княжной Еленой Александровной Эристави, внучкой грузинского царя Ираклия II, которая вскоре стала его женой. В 1829 г. П. В. Попов ушел в отставку по состоянию здоровья и в течение двух лет с женой жил в Петербурге. Вместе с ней и маленькой дочерью Аней (родилась в 1829 г.) в 1831 г. переезжает в Васильевку, которая в том же году стала волостным центром Мелитопольского уезда. Живет вместе с семьей в имении, построенном еще отцом, занимается хозяйственной деятельностью, старается сохранить свое наследие, которое пришло в упадок за время его службы. В 1833 г. родился его наследник Василий (именно тот, о котором так много рассказывают легенд местные жители). Павел Васильевич умер в 1839 г., жена его Елена Александровна намного пережила мужа [61; 555-556]. Она была замечательной хозяйкой, умной и деловой женщиной. В память о муже Елена Александровна построила церковь над его могилой. Она была освящена в 1843 г. в честь апостолов Петра и Павла. Церковь имела каменную колокольню и каменную ограду с железными решетками и двумя сторожками [44; 332-333].

Дальнейшая судьба церкви, как и захоронений Поповых, сложилась трагически. После революции в подвальном помещении церкви, где находился склеп Поповых, начали хранить уголь. Во время немецкой оккупации солдаты раскрыли один из саркофагов, забрали цинк и выбросили остатки гроба возле церкви. Чьи это были остатки, пока еще не установлено. В 1955-1956 гг. церковь была случайно разрушена, а захоронения Поповых были засыпаны. На месте церкви построили летнюю площадку [54; 26-33].

На протяжении 1836-1840-х гг Поповы переселили в Васильевское имение 9 семей крепостных, купленных у помещика Пономарева по 120 руб. ассигнациями за ревизскую душу в поселке Дьяково Курского уезда. [?]

Желание помещиков в обеспечении своих хозяйств дешевой рабочей силой было поддержано и царским правительством, в ноябре 1827г. издан указ, по которому все крестьяне-беглецы не позднее 15 сентября 1828 должны были приписаться к помещичьим или казенным поселенцам. Тех, кто не подчинялся, наказывали, отдавая в рекруты или в арестантские роты, ссылали в Сибирь. Так, в течение 1827-1836 гг. 67 солдат стали крепостными Попова. Уже в 1837 г. в Васильевке и других селах уезда, принадлежавших помещику Попову, насчитывалось 3782 крепостных [49; 204].

По сравнению с соседними селами Васильевка развивалась быстрее, так как была расположена у переправы через реку Карачокрак на пути в Крым. В 20-30-х годах ХIХ в. наблюдается строительство в самой Васильевке и ее окрестностях мельниц-ветряков, построена паровая мельница.

Помещики степных губерний занимались не только сбытом сырья, которое производилось в их имениях. Некоторые из них с целью получения больших доходов пытались наладить переработку у себя в имении. В Васильевском имении помещики Поповы имели 4 мельницы, 4 заводы (кирпичный, черепичный, известковый, винокуренный), суконную фабрику, на которых широко использовался труд вольнонаемных рабочих [58; 150].

Практически вся продукция потреблялась в усадьбе. Потому что согласно положению о кормчестве и винокурении дворяне имели право "курить горячее вино (водку)" в своих имениях только для внутреннего использования. Продавать ее можно было только в пределах имения. Вот поэтому в кабаках и трактирах расположенных на земельных владениях Попова, продавали свое вино. Однако выгодно можно было выгодно продать в соседнем казенном селе Балки водку. У торгующих там откупщиков цена на водку была значительно выше. Но это называлось кормчеством и сурово наказывалось. Можно было лишиться не только своего поместья, но и дворянского звания, поэтому и не рисковали. Кирпич тоже не продавали, хватало потребителей в самом поместье.

Елена Александровна Попова превратила имение в большое хозяйство. Для расширения и устройства уже существующего в имении сада помещица вызвала в октябре 1841 с Тавельського имения садовода [19; л. 6]. Для обучения садоводству в ноябре 1842 г. в Тавель были направлены двое молодых ребят из Скельок и один из Васильевки. А с Тавеля в Васильевку было выслано 1 тыс. штук виноградной лозы и различных семян [20; л. 11].

Особое место в предпринимательской деятельности помещиков Южной Украины занимала торговля скотом. Развитие животноводства было, с одной стороны, обусловлено наличием в краю хороших пастбищ. Среди прочего разведение скота требовало значительно меньшего количества рук, чем земледелие [58; 150].

В имении помещицы Поповой содержалось 500 лошадей донской породы. Ежегодная прибыль от продажи лошадей составлял до 5 тыс. руб. ассигнациями. Большие прибыли давало разведение тонкорунного овцеводства. В начале ХIХ в. правительство начало проводить политику стимулирования суконной промышленности. Один за другим выходят указы о регулировании продажи сукна. А с 1816 г. правительство начало предоставлять кредиты на развитие суконного производства. В Васильевке набирают силу овечьи заводы. Только в 1846 г. было продано 1350 пудов шерсти. В 40-х годах ХIХ в. в Васильевке появляется суконная фабрика. В 50-х годах в Васильевском имении насчитывалось 24 тыс. овец тонкорунной породы. От продажи которых Попова получала прибыль 20 тыс. руб. серебром ежегодно.

При Е. А. Поповой приводятся в порядок уже существующие села: Скельки, Верхняя Криница, Янчекрак, Карачекрак и возникают новые арендные поселки. В самой Васильевке за собственные средства помещицы построены две земские школы, аптека, оказана финансовая помощь в строительстве церковно-приходской школы. Для всех служащих поместья и специалистов возведены дома. [21; л. 1].

Сама хозяйка постоянно жила в Тавельськом имении. Всеми имениями Попова руководила через приказчиков и постоянно два или три раза в год объезжала свои владения. Путь из Тавеля в Васильевку длился 2-3 дня.

Таким образом, второе поколение помещиков Поповых, владельцев Васильевского имении, продолжили заселение Васильевки и превратили поместье в большое многоотраслевое товарное хозяйство. [?]

Сын Павла Васильевича - Василий, будущий строитель дворцового комплекса в имении "Васильево" был тоже военным. Свою военную карьеру начал, как и отец, в восемнадцатилетнем возрасте. К этого Василий Попов окончил курсы наук в Пажеском корпусе и был выпущен с правами 1-го разряда по гражданскому чинопроизводству.

До службы В.П. Попов поступил из камер-пажей корнетом и направлен 7 августа 1851 в кавалергардский полк, в который прибыл 1 сентября 1851. Уже в июне 1853 г. получил чин поручика.

1 мая 1854 за выборами дворян, которые отбывали службу по поводу войны России с Англией, Францией и Турцией, Василий Павлович был в составе войск, охранявших побережье Петербуржской губернии с 24 апреля до 11 июня того же года.

Во время коронации императора Александра II он находился с 23 августа до 13 сентября 1856 г. в Москве в составе Гвардейских гренадерских Корпусов. Последние были собраны для принятия присяги на верность новому императору.

Однако по состоянию здоровья 28 мая 1858 В.П. Попов был вынужден уйти в отставку в чине штабс-ротмистра. Во время отставки он занимался гражданскими делами. Чрезвычайным съездом дворян В. П. Попова был избран кандидатом в члены комитета по обустройству крестьян от Мелитопольского и Бердянского уездов Таврической губернии. В 1861 г. Василий Павлович Попов был избран предводителем дворянства Мелитопольского и Бердянского уездов на трехлетний срок [8; л. 1-6].

Но уже 31 октября 1860 г. Попов вернулся на службу, его просьба вернуться в Кавалергардский полк не оставалось без внимания. В 1864 г. В.П. Попов был прикомандирован к Главному штабу Кавказской армии в распоряжении Его Величества Главнокомандующего армией. Он участвовал в военных действиях на Западном фронте в составе Даховського отряда. За службу на Кавказе Василий Павлович получил награду: право носить крест и серебряную медаль "За покорение Кавказа". В 1865 г. Попов снова увольняется по состоянию здоровья.

С этого времени начинается бурная общественная деятельность Попова, которая переплетается с военной службой. Василий Павлович старался как можно больше прилагать усилий к работе, за это его ценили и уважали. 1 апреля 1869 г. В.П. Попова избрали мировым судьей в Симферопольском уезде, а через две недели - 14 апреля в Мелитопольском. На эту должность он избирался неоднократно (1871-1877 гг. На II, III и IV трехлетие).

Управляющим Васильевского имения был Антон Крюков, закончивший курс земледельческой школы [12; л. 139]. Крюков был главным управляющим поместья до 1860 г. и освобожден комиссией, которая была образована в г.Васильевке по делу жесткого отношения управляющего к крестьянам [5; л. 4].

Каждый год, летом Василий Павлович вместе с семьей и прислугой приезжал из Тавеля в Васильево. В своем письме к матери от 20 февраля 1872 г. он писал о желании поселиться в Васильевском имении на постоянное жительство. Ранее, 30 января 1872 г., он и с досадой писал матери, что строительство Лозово-Севастопольской железной дороги затягивается: "... Я, наверно, не доживу до того, когда через Васильево пройдет железная дорога". Василий Павлович писал, что Ассоциацией, которая обязалась строить железную дорогу, изменяется проект прокладки дороги, планируют "... от Харькова отправить дорогу через Екатеринослав, Орехов и Мелитополь, минуя Александровск и Васильево". Он 'выражал досаду на то, что устроители боятся проводит дорогу по балкам вдоль плавней, в то время как в иных странах по морю прокладывают ". Это было большим ударом для Василия Павловича, так как он мечтал ездить из Крыма по железной дороге прямо к своему Васильевскому имению . Из другого письма мы узнаем о поездке В. П. Попова в Петербург к Великому князю Михаилу Николаевичу Романову, брату Александра II, с которым он был близко знаком [25; л.1-5].

Не исключено, что именно благодаря ходатайству Поповых железная дорога прошла там, где ранее планировалось, - через Александровск и Васильевку. На ее строительство были затрачены большие средства. Поповы также внесли свой вклад - отдав 4 тыс. дес. своей земли под строительство железной дороги и станций. За большую финансовую помощь в этом деле помещикам было разрешено самим называть новые станции. Василий Павлович Попов назвал станцию "Попово", его сосед помещик Канкрин - "Канкриновка". Эти названия сохранились и поныне. В. П. Попов не согласился устроить станцию возле имения, ибо это, по его мнению, "создало бы [?] шум и сутолоку". Поэтому станция" Попово "была построена в 2,5 верстах от центральной усадьбы возле села Верхняя Криница. Кроме здания вокзала там были построены дом для служащих станции, зал ожидания (отель) - позже клуб железнодорожников, пакгаузы, торговые ряды, хозяйственные помещения. На сегодняшний день сохранилось здание вокзала, два хозяйственных помещения, водопроводная башня (остались стены) и почти разрушенный погреб [2].

У 1871 г. в здании, которое земство арендовало у Попова на 12 лет, была открыта начальная одноклассная школа. В ней 94 мальчика начали изучать чтение, арифметику, правописание и закон Божий [82; 84].

В 1872 г. В.П. Поповым была построена и подарена Мелитопольском земству больница со всем необходимым оборудованием (на это В. П. Попов потратил около 14 тыс. руб.) Земство с благодарностью приняло этот благотворительный взнос. Уже в 1873 г. больница была открыта [59; .233].

С началом русско-турецкой войны в 1877 г. Попов был назначен командующим полка. После окончания войны в 1878 г. возвращается к гражданским делам. 10 января 1878 он был избран блюстителем Таврического Епархиального училища, кроме того, Попов активно участвует в благотворительных акциях, вступив в "Общества попечителей", которое помогало больным и раненым воинам, за что получил знак Красного креста.

15 марта 1880 г. В.П. Попов был назначен почетным членом Таврического Губернского попечительства детских приютов. 7 июля 1880 г. по его просьбе он был уволен в Мелитопольском уезде. 8 декабря 1880 г. Попов назначен почетным попечителем Симферопольской гимназии. Однако в мае 1880 г. вновь вернулся на военную службу и был прикомандирован к 7-го Уланскому Ольвиопольському полку подполковником, но в августе того же года Попов был направлен в распоряжение генерал-адъютанта барона Корфа в комиссию, которая занималась ликвидацией филлоксеры в Крыму .

На очередном собрании губернского дворянства в октябре 1881 Василий Павлович Попов был избран губернским предводителем дворянства Таврической губернии на следующее трехлетие с 1882 г. Благодаря настойчивому труду, активной деятельности в общественной жизни В.П. Попов был награжден орденом Св. Владимира III степени.

8 апреля 1883г. в день празднования 100-летнего юбилея присоединения Крыма к России, по предложению В.П. Попова, Таврическое дворянство решило увековечить это событие созданием памятника Екатерине II за счет дворянства. Василий Павлович Попов вместе с генерал - адъюнктом Иосифом Владимировичем Гурко, таврическим губернатором Андреем Никитичем Всеволожским участвовал в закладке в г. Симферополе первого камня будущего памятника. При закладке под камень был положен аналой с золотыми, серебряными и медными, начиная со времен Екатерины II и последующих лет до 1883г. Освящение совершал епископ Таврический и Симферопольский Гермоген.

15 февраля 1884 г. В. П. Попов снова - почетный Попечитель Симферопольской гимназии. В память о коронации императора Александра III 3 ноября 1883 г. он был награжден 8 октября 1884 г. темно-бронзовой медалью на Александрийский ленте. В 1885 г. В. П. Попова был вновь избран председателем дворянского собрания Таврической губернии.

С каждым годом здоровье Василия Павловича, подорваное в войнах, ухудшалось. 27 июля 1885 он едет за границу на лечение на 4 месяца [9; л. 1-10].

В городе Симферополе с увеличением населения открывали благотворительные и учебные заведения, а при них домовые церкви. Устроил домовую церковь и Василий Павлович Попов при своей усадьбе в отдельном помещении, во имя равноапостольных царей Константина и Елены, которая была освящена 14 июня 1887 г. Эта церковь сохранилась до наших дней [70; 83].

Про том, как было поставлено хозяйство в экономии Попова, мы узнаем из документов и воспоминаний современников (см. приложения).

В конце 80-х годов ХIХ в. В. П. Попов владел в Ялтинском уезде Таврической губернии 415 дес. земли, в Симферопольском уезде 1626 дес. земли, в Евпаторийском 22539,5 дес. земли и тремя домами в г. Симферополе. Владение Попова в Перекопском уезде составили 4655,5 дес. земли, в Мелитопольском 39669 дес. земли и Александровском уезде Екатериновславской губернии 19 тыс. дес. земли [9; л. 10]. [?]

Что касается семейной жизни, то она у Василия Степановича не сложилось. Был женат на дочери действительного статского советника и камергера Михаила Николаевича Челищева - фрейлине Ее Императорского Величества - Варваре Михайловне. В 1868 г. 8 января родился его первый сын Юрий, а 22 февраля 1869 г. - Павел [8; л. 2].

Письма В.П. Попова к матери жены свидетельствуют, что Варвара плохо относилась к мужу, не уважала его, а однажды предала: "В течении 11 лет я перенес всякие неприятности от огорчения, какие только могла внести в дом женщина, но я никогда не думал, что доживу до позора; - и просил тещу принять дочь в родительский дом, давал ей 1000 руб.; - в надежде избегнуть позора и скрыть случившиеся "[25; л. 1-3]. Но сама Варвара Михайловна считала себя невиновной перед Богом и мужем. Детей Василий Павлович оставил себе и воспитывал вместе со своей матерью Еленой Александровной. Заботилась о своих детях и Варвара, к Попову часто приходили письма, то из Франции, то из Германии [25; л. 5].

Последние годы своей жизни Василий Павлович провел в Васильевском имении. По сообщению Лущинського генерал жил вместе с дочерью. Она была высокого роста, худощавая, имела красивые волосы и глаза. Рабочие любили ее за красоту и наивную доброте, но прожила она недолго, умерла в молодом возрасте. Сын Юрий служил в Петербурге в гвардии офицером. Другой сын, женившись без согласия отца, был лишен права на наследство, работал преподавателем гимназии в г. Симферополе (см. приложения). В конце своей жизни Василий Павлович Попов решил осуществить мечту своей жизни - построить дворец в своем имении [51]. В воспоминаниях Лущинського мы находим сведения о строительстве замка: «генерал на старости решил построить дворец. ... Революционные волнения, бунты крестьян, вынудили построить дворец, как неприступную крепость. Миллионы были вложены в строительство. Строил дворец на высоком месте, с зубчатой стеной и бойницами, подобным Кремля. Внутри дворец замечательного вида с балконами и сигнальными уступками. В нем двух видов зал с двойным светом, массы прекрасных комнат, зеркальные стены и окна. Огромные решетки, анфас дворца, каменные глубокие погреба, конюшни, на конюшнях бойницы. В помещениях дворца есть потайные ходы на пойму, где насыпался земляной вал и где был вход одного из ходов. Предполагалось вокруг дворца сделать ров с водой. ... Строительство продолжалось три года, все горы вокруг имения Попов приказал засадить лесом »[1].

После окончания строительства дворцового комплекса в поместье Васильево В.П. Попов вскоре скончался 30 августа 1894. Имение перешло в наследство его сыну Юрию Васильевичу (1868-1918 гг.)

Младший брат Юрия - Павел Васильевич постоянно проживал в Симферополе и имел только один особняк в Тарханкуте.

В 90-е годы XIX в. управляющим Васильевского имении был Петр Францевич Верницкий, и затем в течение 16 лет, 1899 - 1915 гг, Василий Львович Перовский (1899-1942 гг), брат Софьи Перовской, известной революционерки.

Общая площадь Васильевского поместья Васильево составляла 33624 дес. земли. Пахотная земля (26,5 тыс. дес.) была поделена на участки и сдавалась в аренду. Так, община с. Гохгейм арендовала 1476 дес. пахотной земли по 7 руб. за десятину [63; 90].

В начале ХХ в. экономия имела 13 коней, 166 волов, 22 коровы, различный сельскохозяйственный инвентарь и машины. Продолжительность рабочего дня в экономии в зимние месяцы составляла 9-10 часов, а в период сбора урожая - 16-17 часов в день. Женщины получали на 1 / 3 ниже чем мужчины, а подростки 2-3 раза меньше чем взрослые работники.

Крестьяне с. Янчекрак в 1901 г. арендовали участок пахотной земли площадью 866 десятин по 6.5 руб. за дес. земли. В арендном договоре, которуй заключил с ними В. Л. Перовский указывалось, что треть взятой в аренду земли должна была постоянно находиться под толокой (то есть свободной от посевов), 1/5 посевной площади должны занимать озимые, а 4 / 5 - яровые культуры . Арендаторам предоставлялось "одиннадцать домов со всеми при них службами и огорожей". Они были обязаны бороться с сорняками и сельскохозяйственными вредителями (необходимо было доставлять в контору имения необходимое количество "лапок подлежащих истребления ховражков"). Арендаторы также должны были обеспечивать сохранение существующих границ и дорог. Уже новые здания по окончании строительства, если они были построены без разрешения владельца земли, должны были быть снесены или переданы новому арендатору по договоренности. [?]

Потребность в земле у крестьян постоянно увеличивалась. В 1908 г. сельские сходы Васильевского сельского общества (сельский староста Филипп Донченко) и деревни Карачекрак (сельский староста Антон Лысенко) обратились к Ю.В. Попову с ходатайством об увеличении им площади земли в аренду.

Частину земли помещик Попов сдавал в аренду (по 3,75 руб за дес в год) девяти общинам немецких колонистов, на которых были созданы арендные поселки Анненфельд, Барбанштадт, Гелененфельд, Розегоф, Юренталь и др. Также, еще существовали арендные поселки Белицкий, Верхняя Криница, Волково, Гладкие, Грозовая, Жеребянки, Кислицкий, Криничеватий, Лесный, Луговой, Пятихатки, Эристовка и др., многие из них существуют и до сегодняшнего времени. Около 9 тыс. дес. земли сдавались в аренду почти 100 зажиточным крестьянам. Значительную часть земли в имении, которое не было сдано в аренду, засевали зерновыми.

Фруктовые сады в имении занимали 18 дес. земли, виноградники 4. десятин, парк в г. Васильевка занимал 27 дес. земли. Только за 1863-1897 гг. около Васильевки было посажено 414 дес. леса. Значительная часть земли была отведена под ярмарочную площадь 414 дес. земли (для сравнения: вся Васильевка занимала 70 десятин земли, а помещичья усадьба 29 десятин земли). Площадь сенокосов составила 284 дес. земли, пастбищ 3591 дес.

Крестьянская община имела в пользовании 4772,4 десятин, полученных от помещика Попова. Из них пашня занимала 4270 дес. земли, а приусадебные участки 344 дес. земли 42,9 дес. были заняты под железной дорогой. 20 августа 1903 г. общиной было принято решение об общем перераспределение земли. В 1905 г. перераспределение было завершено - по 6 дес. земли на ревизскую душу. Во время проведения столыпинской аграрной реформы началось закрепление за крестьянами их собственных наделов. На время составления приговоров о выделении в общине было 730 наделов и 430 домохозяев пользовались надельной землей. В течение 1907-1911 гг свои участки закрепили, но не вышли на отрубы 178 крестьян. Общее количество закрепленной земли составляла 1533,8 дес. земли, но значительная часть этих участков была продана. В 1907-1910 г. крестьяне продавали землю и на сторону, и своим односельчанам по 150 руб. за надел (6 десятин земли), в 1911 г. - по 180 рублей, а в 1912 г. цены выросли до 200 руб.

У Ю. В. Попова община арендовала 2741 дес. хорошей земли и 454,25 дес. земли выгона (на 1912 г.). Арендная плата составляла 1135,6 руб. в год. В свою очередь, община сдавала своим членам участки в 120 и 95 десятин, получая арендную плату в 3503,3 руб. [64; 139].

Пид руководством В. Л. Перовского в 1905 г. в Васильевском имении была построена электростанция (см. приложения). Кроме того, в имении была устроена метеорологическая станция. Во дворце находилась астрономическая башня, где был установлен 5-дюймовый рефлектор с часовым механизмом работы Рейнфельдера в Мюнхене, также 70 мм. астрономическая труба со штативом. Надзирателем на метеостанции был Мартын Бреднев. Метеостанция действовала до ноября 1918 г. [3; л. 1-2]. Водоснабжение усадьбы осуществлялось от водонапорной башни стелящимися трубами, которые были проложены под землей.

Помещики южных губерний с каждым годом все больше и больше сдавали свои земли в аренду, причем преимущественно долгосрочную. При сдаче земли в аренду заключалось соглашение, которое обусловливало детали пользования землей.

Значительная часть имения "Васильево" в 1904 г. была заложена в Дворянском и Крестьянском земельных банках. Кроме того, в 1909 г. встал вопрос о продаже 20 тыс. дес. земли Васильевского имения. 7 января 1909 г. управляющий Екатеринославского отделения Дворянского и Крестьянского земельных банков В. Горицький обратился к Юрию Васильевичу Попову с просьбой просить его поверенного Б. М. Гиммельфарба передать купчую старшему нотариусу на утверждение, чтобы довести дело до конца. Кроме того, Горицкий сообщил, что Совет Крестьянского и Дворянского банка для облегчения расчетов с его кредиторами предоставил аванс в размере 300 тыс. наличными, направив деньги к старшему нотариусу [27; л. 3-4, 10].

Коневодство в имении велось умело, однако наблюдался большой процент падали в 1914 г.: из 119 голов лошадей погибло 16. Рашиновский объяснял это плохим уходом за лошадьми. Причем затраты на содержание одного коня составляли около 102 руб. 14 копеек, что было явным преувеличением. Следует отметить, что в Васильевском имении выращивали преимущественно английскую скаковую породу [28; л. 1-3].

Свиноводство имело такие же недостатки, как и коневодство. Процент погибших животных составлял 22%. Свиньи были плохой породы и давали малый вес. [?]

Убытки в полеводства составляли не 41 руб. 12 копеек, а 5-6 тыс. и были непонятны.

По мнению агронома, сельское хозяйство в Васильевском поместье требовало модернизации, применения новых технологий.

Так как в имении имелись плодородные почвы, в большей части ровный рельеф и не растянутое расположение угодий, агроном Рашиновський предлагал:

• расширить хозяйство и увеличить земельную площадь до 1000-1500 десятин,

• уделить внимание отдельным отраслям хозяйства для уменьшения расходов, которые на 1914г. составили 88 909 руб. 40 коп. (или 2 руб. 64 коп. за дес),

• прекратить продажу хороших молочных животных и выращивать мясную породу специально для продажи [28; л. 4] .

В записке присяжного поверенного Б.М. Гиммельфарбу о сельскохозяйственном развитии Васильевского имении агроном Рашиновський сообщает, что все отрасли хозяйства на 1916 г., которые не были в аренде, кроме лугов и выгонов, не принесли прибыли. Завышенные расценки грубых кормов отрицательно влияли на доходы скотоводства и коневодства. Кроме этого, большое влияние на развитие сельского хозяйства имела Первая мировая война (1914-1918 гг), в которую была втянута и Украина. Все силы были направлены на обеспечение нужд фронта. Колебания цен на сельскохозяйственную продукцию, завышение расценок на коней и скот являлось характерной чертой того времени. Расходы помещичьих хозяйств превышали доходы. Так было и в Васильевском имении помещиков Поповых. Поэтому для оценки состояния сельского хозяйства агроном взял 1914 г. как более устойчивый.

Аренда на 1916 г. не приносила большой прибыли, так как земли в Васильевском имения сдавались в аренду крестьянам, которые не всегда платили вовремя или вовсе не были способны платить. По этому поводу агроном Рашиновський предлагал после окончания войны отказаться от такого вида аренды и перейти на другой. По его мнению, более рациональным было бы создание крупных хуторов (по 500-1000 десятин земли) для выдачи в аренду одному хозяину.

Юрий Васильевич умер в возрасте 50 лет, 13 (26) ноября 1918 г. и был похоронен в с. Джалман - Кильбрун [32; л. 5]. Он оставил троих детей от первого брака и одного от третьего. Старшая Ольга Юрьевна 4 февраля 1918 вышла замуж за Александра Яковлевича Полякова. Татьяна и Илья - были еще несовершеннолетними. После своей смерти Ю. В. Попов не оставил завещания, и детям пришлось отстаивать свои права на наследство. Интересы семьи Поповых в суде представлял присяжный поверенный Б. М. Гиммельфарб.

За постановлением Симферопольского окружного суда от 15 декабря 1918 потомки Ю. В. Попова были утверждении в своих правах и получили разрешение распоряжаться имуществом. Ольга получила 3/16 части движимого и 6/28 части недвижимого городского и 6/49 недвижимого имущества. Татьяна соответственно 3/16 движимого, 6/28 недвижимого городского, 6/49 недвижимого имущества. Илья 3/16 части движимого, 6/28 недвижимого городского и 15/49 земельной собственности. Определенная часть должна была перейти по наследству вдове Ю. В. Попова, жене в третьем браке, и ее малолетнему сыну Юрию [27; л. 1-3].

Все недвижимое имущество, которое получили потомки Юрия Васильевича в наследство, было оценено на сумму 7.232.772 руб. 50 коп.

В первую очередь это:

1. Земля с посевами и угодьями, которая не имела промышленного характера и составляла 33000 дес. при имении "Васильево" с селами Кара - Чокрак, Янчокрак, Скельки Мелитопольского уезда. Часть имения была заложена в Государственном Дворянском Банке (сумма первоначального долга равнялась -1.037.100 рублей, а капитального-954.409 руб.), А часть в - Земском Банке Херсонской губернии (первоначальная сумма-153.400 рублей, а капитальное - 109.836.37 руб.).

2. Земля при селе Будки Симферопольского уезда составляла 1229 дес.900 апреля. соток с постройками. Тоже заставлена в Земском Банка и оценена в 158448 крб.28 коп.

3. Лесная дача "Тавель", при селе Тавель и Биюк - якой - Аянь, площадью 42129 десятин, и 37 дес. земли было под фруктовым садом; оставалась не заложенной и оценивалась в 14635 руб.

4. Лесная дача Емереклень Ялтинского уезда, занимала 600 дес. и оценена в 18000 руб.

5. Дворовое место на Мюльгаузенской улице с номером 5 в городе Симферополе, было оценено в 38600 руб. [?]

6. Пустующее место на этой же улице под номером 11, оцененное в 16200 руб.

После смерти отца дети унаследовали и ценные бумаги, которые хранились в отделении Азово - Донского коммерческого банка города Александровска (8 билетов 1-го внутреннего с выигрышем займу на сумму 2000 рублей и 7 билетов 2-го внутреннего на сумму 3.400 руб.)

Ситуация, сложившаяся в 1918 г. в Украине, была крайне неблагоприятной для помещиков. В результате постоянных погромов со стороны крестьян прекратила свое функционирование метеорологическая станция, находившаяся в Васильевском имении. А в 1919 г. станция была передана в дар Российскому Обществу, а один из членов общества Мартын Иванович Бреднев (бывший наблюдатель станции, работал в поместье в течение 15 лет), получил астрономическую трубу в память о Васильевке от Ю.В. Попова.

Первый обыск в имении «Тавель» состоялся 7 января 1919 г., в результате которого было изъято 108 руб. у управляющего имения - Владимира Павловича Тангреня [26; л. 1]. В январе 1920 г. помещик Попов лишился 121 дес. земли леса, которая изъята для нужд Южной железной дороги за дешевую цену по 5 руб. за кубический фут. А в апреле 1920 г. из Васильевского имения конфискованы Революционным штабом для нужд Республиканских войск доспехи и 30 штук коней [26; л. 1].

С установлением советской власти была отменена частная собственность, в том числе и дворянское землевладение. Судьба рода помещиков Поповых была типичной, как и тысячи других дворян, они лишились своей собственности. Дальнейшая судьба потомков Поповых на сегодня остается неизвестной.

На сегодня сохранилась лишь часть здания усадьбы и дворцового комплекса. Только благодаря усилиям районного культурно - исторического общества «Наследие» и работников отдела культуры удалось юридически защитить его от дальнейшего разрушения. Ряд домов Васильевки получили статус памятников истории, а дворцовый комплекс вошел в состав открытого в январе 1993 г. Васильевского государственного историко-архитектурного музея-заповедника "Усадьба Попова".


ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1. Архив Запорожского областного краеведческого музея, д. 19-29а. - "Воспоминания Лущинского".

2. Коллекция архива историко-архитектурного музея-заповедника "Усадьба Попова"

3. Центральный государственный архив Автономной Республики Крым (ЦГААРК), ф. 27, оп. 13, спр.3351.

4. ЦГААРК, ф. 327, оп. 1, спр.713.

5. ЦГААРК, ф. 327, оп. 1, д. 1216.

6. ЦГААРК, ф. 327, оп. 1, д. 1221.

7. ЦГААРК, ф. 327, оп. 1, д. 1345.

8. ЦГААРК, ф. 327, оп. 1, д. 3006.

9. ЦГААРК, ф. 327, оп. 1, д. 3007.

10. ЦГААРК, ф. 327, оп. 1, д. 3084.

11. ЦГААРК, ф. 327, оп. 1, д. 5171.

12. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 1.

13. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 4.

14. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 5.

15. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 45.

16. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 67.

17. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 78.

18. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 79.

19. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 123.

20. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 127.

21. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 591.

22. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 593.

23. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 599.

24. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 606.

25. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 607.

26. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 614.

27. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 639.

28. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 807.

29. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 1663.

30. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 1786.

31. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 1886.

32. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 1947.

33. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 1952.

34. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 1991.

35. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 2052.

36. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 2178.

37. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 2272.

38. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 2222.

39. ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 2907.

40. Валишевский К. Вокруг трона. - М., 1990.

41. Вернадский Т.В. Тавельський архив. - Симферополь, 1919.

42. Вернер К., Харизменков С. Крестьянское хозяйство в Мелитопольском уезде. - М., 1887.

43. Ермоген. Таврическая епархия, Гермогена, еп. Псковского и Порховского, б. Таврического и Симферопольского - Псков: Тип. губ. правления, 1887. - 520с.

44. Грибовский А.М. Записки об императрице Екатерине Великой. - 2 изд - М., 1864.

45. Игнатуша О.М., Тедеев О.С. Жемчужина архитектуры Юга Украины (по строкам архивных документов) // Очерки Южной Украины. - Запорожье, 1997. - С. 43-50.

46. Иконников В.С. Граф Н.С. Мордвинов. - М., 1873.

47. История городов и сел УССР. Запорожская область. - К., 1970.

48. История городов и сел УССР, Запорожская область. - К.: УРЭ, 1984.

49. История Украинской ССР. - Т. 2. - К., 1979.

50. Кучеренко А, Козырев В. Очерки истории Васильевки. - Запорожье: РА "Тандем - У», 1998.

51. Лукьяненко И.Н., Стойчев В.М. Легенды и предания как источник для изучения истории Юга Украины XVIII - второй половины XIX века. // Записки научно-исследовательской лаборатории истории Южной Украины ЗГУ, Вып. 4 (5), Запорожье, РА "Тандем У", 1999. - С. 221-224.

52. Лукьяненко И.М. Тавельський архив Поповых. // Записки научно-исследовательской лаборатории истории Южной Украины ЗГУ, Вып. 4 (5), Запорожье, РА "Тандем У", 1999. - С. 224 - 228.

53. Лукомской В.К., Модзалевский В.Л. Малоросийский гербовник. - К., 1992.

54. Мешков В.В., Корсунский Д.Ю. Из истории Васильевского района // Очерки Южной Украины. - Запорожье, 1997. - С. 26-33.

55. Мешков В.В. Дворцу Попова 100 лет // Запорожская правда 6 сентября 1994

56. Мешков В.В. Дворцу Попова 100 лет // Новая Таврия, 28 сентября 1994

57. Пикуль В. С. Фаворит (избранные произведения в XII томах). -Т. 3. - Кн. 2. - Москва, 1992.

58. Попова Р.С. Помещичье предпринимательство в период кризиса феодально - крепостнических отношений (На материалах Южной Украины) // Актуальные проблемы аграрной истории Украинской ССР. Сборник научных трудов. - Днепропетровск: ДГУ, 1981.

59. Постановления Мелитопольского уездного земского собрания очередного созыва, 1879 г. - Симферополь: Типография Спиро, 1890.

60. Родионов М. Статистико-хронологико-историческое описание Таврической епархии. - Симферополь, 1872.

61. Русский биографический словарь. - М., 1902. - Т.13.

62. Севастопольский справочный листок 1884. - № 88.

63. Сборник статистических сведений по Таврической губернии. Вып. 2 .- Т. 1. - М., 1887.

64. Темиров Н.Р. Помещичье землевладение на Юге Украины в пореформенный период // Записки научно-исследовательской лаборатории истории Южной Украины ЗГУ, Вып. 3, Запорожье, РА "Тандем У", 1998 .- С. 135-141.

65. Федоров Е.Ф. Каменный пояс. - Минск, 1989.

66. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Эфрона .- Т. 19 .- М., 1896.

67. Записки Одесского общества истории и древностей (далее - ЗООИД). -Т VII. - Одесса, 1868 .- С. 223.

68. ЗООИД .- Т. IX - Одесса, 1869.-С. 379-388.

69. Труды Полтавской ученой архивной комиссии. Вып. 15 .- Полтава, 1917.

70. Третья учебная экскурсия Симферопольской мужской гимназии. - Симферополь, 1890.


 ПРИЛОЖЕНИЯ

№ 1. 1794 г. – Копия приказа о назначении В.С. Попова заведующим гранильной и шлифовальной фабриками

Василий Степанович, Петегорскую Гранильную и шлифовальную фабрику со всеми принадлежащими ей людьми, строениями и материалами препоручим в ваше ведомство и распоряжение и пребываем вам благосклонны

Екатерина

ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 2172.

№ 2. 1795 г. – Рапорт надворного советника М. Григорьева В. С. Попову

Его превосходительству Василию Степановичу Попову от находящихся при алмазной мастерской надворного советника и кавалера Григорьева

РАПОРТ

11 августа из подносимых наличных в алмазной мастерской Ея императорскому Величеству жемчугов отобрано Ея императорским Величеством и отданы ювелиру Дювалю на некоторое дело и употреблено им жемчугу из № 4-5 золотников 36/96 -х.

Из № 7 39 зерен весом 4 золотника с половиною.

Из 4-х больших 2 зерна весом 5396-х.

О записке которого в расход прошу Ваше превосходительство дать мне повеление.

1795 г. Матвей Григорьев.

ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 2172

№ 3. Б. д. – Доклад В.С. Попова императрице Екатерине II о Липецких заводах

Покойный Светлейший князь весьма часто занимался разпоряжениями о приведении в действо благоуспешное Липецких заводов. Но разсматривая полученые от них сведения находил оные недостаточными и работы тамо производимые для казны дорогими. В следствіе чего и искал человека сведущего в заводеном деле которому бы можно было поручить их в полное разпоряжение. Основатель и содержатель литейного в Херсоне завода майор Струговщиков казался ему к тому способным и его намерен был князь послать для наиточнейшего обозрения заводов Липецких, коль скоро только работы херсонские отлучиться ему позволяет. По сем обозрении еог светлости полагал отдать ему в управление завод на известных условиях, которых было бы целію было не только приведения заводов в действие но и польза казенная для будущего времени.

Святлейший князь за месяц еще до кончины своеи приказал за ним послать курьера, но Г. Стуговщиков не застал уже Его Светлости в живых.

Не угодно ли будет приказать Г. Мордвинову чтоб он послал майора Струговщикова для обозрения и описания Липецких заводов и для представления выгоднейших для казны способов на приведение их в цветущее состояние. В.С. Попов

ЦГААРК, ф. 535, оп. 1, д. 2222, лл. 1-2. 

Текст воспроизведен по изданию: Історія дворянського роду Попових // Часопис "Південна Україна", № 5. 2000

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.