Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К ИСТОРИИ НОВОЙ СЕРБИИ

(ДОКУМЕНТЫ ИЗ АРХИВА КАНЦЕЛЯРИИ НОВОСЕРБСКОГО КОРПУСА)

Середина XVIII ст., Новая Сербия – время и место, где столкнулись интересы многих ”действующих лиц” тогдашней политичеcкой сцены – Украины, России, Польши, Турции, Запорожской Сечи, Крымского ханства и др..

Это был период энергичного продвижения России на юг и активного наступления российского царизма на земли Запорожских вольностей, когда ”будильник” истории уже начал отсчитывать последние часы существования запорожской вольницы.

В то время фактическая власть над Запорожьем делилась (была разделена) между гетьманом и российским генерал-губернатором, который управлял из Киева. В результате (вследствие) сооружения в 1720-30-х гг. т. наз. Украинской линии были захвачены северные части (районы) Запорожских Вольностей. В 1750-х гг. весь северный край запорожских земель отошёл к так называемой ”Новой Сербии”, территории, которая начала колонизироваться сербами из южных провинций Австро-Венгрии.

В 1750 г. полковник австрийской армии Иван Хорват (от Куртич; ?- 1780), родом из Венгрии, из города Петервардейна (сын подполковника Самила Хорвата) обратился к российскому послу в Вене графу М. П. Бестужеву-Рюмину с просьбой взять его на российскую службу. Рескриптами императрицы Елизаветы сербским колонистам были выделены земли от устья р. Синюха до истоков р. Ингул. В жалованной грамоте от 11 января 1752 г. генерал-майору И. Хорвату эти земли получили название ”Новая Сербия” [1;20-97, 2; 311-390]. Весной 1752 г. сербские поселенцы (среди них были также болгары, валахи, греки) во главе с И. Хорватом появились в украинских степях. Из этих колонистов был организован Новосербский корпус с центром в Новомир-городе. Со временем ”столицей” Новой Сербии стала крепость св. Елизаветы, основанная в 1754 г. (с 1775 г. - г. Елизаветград). На землях Новой Сербии были размещены два полка – гусарский полк Хорвата и пехотный Пандурский полк. Полки делились на роты. Каждая рота размещалась в отдельном месте - шанце (часто это было село), имела военного командира и ротное управление, а село (шанец) имело два названия: старое - от местного топонима и другое - от номера роты [1; 34]. Однако, как отметил Д. И. Багалей, большая часть сёл в Новой Сербии (Табурище, Крылов, Нестеровка, шанец Новомиргородский, Петроостровский, Архангелогородский) были основаны ещё раньше украинцами. Таким образом, Новая Сербия была заселена сербами только частично [3; 81]. Среди поселенцев было много раскольников, особенно возле крепости св. Елизаветы и на её околицах, где они основали свои сёла (Клинцы и др.), которые отличались многолюдностью и зажиточностью [4; 474]. Поселениями сербов управлял киевский вице-губернатор. Каждый колонист получал из казны материальную помощь деньгами, хлебом, деревом для строительства, освобождался от налогов и т. п.

В 1754 г. на южной границе Новой Сербии был сформирован т. наз. Слободской полк из украинских козаков Левобережья, Слобожанщины и частично из Правобережья. В 1764 г. была основана Новороссийская губерния, в состав которой вошли Новая Сербия вместе с Новослободским полком и крепостью св. Елизаветы. Таким образом, административно-территориальная военная реалия ”Новая Сербия” существовала в хронологическом интервале 1752-1764 гг. ”Новая Сербия”, созданная российским правительством официально для охраны южных границ империи от турков и татар, а фактически для усмирения запорожцев, по мнению академика Д. И. Багалея, не оправдала тех надежд, которые на неё возлагались [3; 80].

История Новой Сербии тесно связана с историей последней Новой Запорожской Сечи, а также с историей социально-экономических и дипломатических отношений между Россией и Запорожьем, между Россией и Турцией, между Запорожской Сечью и Турцией и т. д..

Привлекают внимание также отношения между колонистами и запорожцами, ”момент” сожительства разных народов, столкновение разных культур. Новая Сербия была целком выкроена из запорожских земель. Между поселенцами и запорожцами возникали разные недоразумения, споры, которые переходили в открытые вооружённые столкновения. По словам А. А. Скальковского, новосербское начальство было вечным соперником Запорожья и обвиняло Кош в потворстве гайдамакам, разделе с ними добычи и принятии подарков [2; 317]. С другой стороны, турецкие пограничники жаловались российському правительству на запорожцев за поддержку гайдамацких ватаг. Польськое правительство также жаловалось российскому правительству, что запорожцы поддерживали движение гайдамаков на польской Украине. [20]

Наиболее полно осветить эти аспекты помогают письменные источники, которые откладывались в делах основателей разных фондов, в разных архивах. Одним из наиболее репрезентативных источников по истории Новой Сербии является, безусловно, архив канцелярии Новосербского корпуса, который, к сожалению, полностью и компактно не сохранился. Отдельные дела (фрагменты) этого архива разбросаны по разным архивохранилищам. Много документов совсем утрачено. Нахождение, реконструкция и публикация данного архива является актуальным заданием украинского источниковедения и археографии.

В 1830 - е годы значительное внимание поиску архива Новосербской канцелярии уделил А. А. Скальковский. В Еатеринославе он узнал, что архивы Новосербской канцелярии и Славяно-сербской комиссии до 1770 г. сохранялись в Белевской крепости и в Бахмуте. В 1835 г. этих архивов в указанных местах уже не было. А. А. Скальковский имел возможность использовать лишь архив екатеринославского епископа Гавриила (Розанова) [1; V - VI]. Позже А. А. Скальковский нашёл остатки архива крепости св. Елизаветы, которые в своё время были найдены Г. П. Соколовым и переданы последним Одесскому товариществу истории и древностей [2; 361 - 362].

Три дела из архива канцелярии Новосербского корпуса были обнаружены в фондах Днепропетровского исторического музея, в который они попали из архива Екатеринославской губернской канцелярии, вероятно, где-то в 1923 - 1924 гг., когда директор екатеринославского музея им. А. Н. Поля, профессор Д. И. Яворницкий заведовал мместным губернским архивным управлением. Все три дела секретного характера. Первое дело под заголовком ”Полученные указы, сообщения, доезды и репорты секретные, октября м(еся)ца 1758 года” содержат 26 документов с 10 сентября по 28 октября 1758 г. [5]. Все документы - рукописные оригиналы, выполненные коричневыми чернилами на листах форматом 2°. Бумага двух фабрик: 1) Ярославской мануфактуры Алексея Затрапезнова (водяной знак: герб Ярославля - медведь с топором и буквенное сопровождение - ”ЯМАЗ”);
2) бумажной фабрики Афанасия Гончарова (водяной знак: эмблема ”Pro Patria” и буквенное сопровождение - ”АГБ”, вариант - ”АГ ”).

Часть документов была послана командующему Новосербским корпусом и командиру первого гусарского полка генерал-лейтенанту И. С. Хорвату от поручика Пандурского пехотного полка Иосифа Алешковского об эпидемии в Константинополе и проведении карантинных мероприятий, а также рапорт о готовности Пандурского полка и ландмилиции в Кирилловском шанце. В этом деле также находится рапорт поручика Пандурского полка С. Станоева относительно снабжения Кирилловского шанца боєприпасами из Переволочной. В Переволочной находился пороховой цейхгауз. Там была и гарнизонная канцелярия. 25 октября 1758 г. из кирилловского шанца был послан рапорт врача Пандурского пехотного полка Т. Барта.

Об артиллерийском вооружении Новомиргородского шанца идёт речь в рапорте подпоручика Сушницина от 30 сентябряя 1758 г.

Большую часть документов этого дела составляют ”секретные доезды”, ”доездные донесения” – своеобразные докладные отчёты козаков из Новослободского полка, которые собирали информацию о событиях в польской Украине, в Турции и в Крыме, на землях ногайских татар. Со временем эти разведки становились всё более частыми. Разведка велась также и через Запорожский Кош и донских казаков. Чтобы избежать внезапных набегов татар, российское правительство старается постоянно иметь новые известия о событиях за границей и использует для этого любые поводы и случаи, а также отправляет разведчиков под видом купцов или курьеров с письмами. Так, в сентябре 1758 г. командующий крепостью св. Елизаветы генерал Ф. Юст отправил в Очаков сотника Новослободского полка Василия Кошевенко с письмом к сераскиру, а главное – выведать сведения про тамошние дела – о смуте и кровопролитии между двумя ногайскими ордами – Буджацкой и Едисанской. Василий Кошевенко сообщал, что в Очакове, возле Березани собралось 20 тысяч Белгородской (Буджацкой орды), для борьбы с которой крымские татары передислоцировали войска из Кинбурна и перевезли оружие из Константинополя. Эту информацию В. Кошевенко получил от надёжного волоха и особенно от одного православного священника Василия. Последний сообщил, что Белгородская орда собирается перейти под протекцию Российской империи. Об этом идёт речь в рапорте генерал-майора Ф. Юста от 4 октября 1758 г.

В этом деле находится также и ”доезд” В. Кошевенко [6]. Кроме сведений В. Кошевенко, в данном архивном деле содержится информация о результатах разведки сотника Новослободского полка Константинова в Бендерах относительно волнений ногайских орд. Константинов сообщал о грабеже едисанцами волохов, об обращении [21] турецкого султана и крымского хана к польскому правительству, чтобы оно не разрешило ногайским татарам переходить в Польшу. 25 сентября 1758 г. из Киева к буджакам был отправлен прапорщик А. Бастовни, который в турецком городе Килии услышал, что в Очаков прибыло большое войско из Румелии с целью усмирения едисанских татар, а если они начнут искать защиту в России, то начать боевые действия и против последней. Аналогичное сообщение киевский обер-комендант В. Лопухин отправил генералу И. Хорвату, в крепость св. Елизаветы – генерал-майору Ф. Юсту, командиру Украинской линии генерал-лейтенанту графу П. Девиеру, атаману Донского войска Ефремову.

В донесеннии генералу И. Хорвату от 14 октября 1758 г. содержится сообщение беглецов из турецкого плена донца М. Васильева и астраханского калмыка Д. Дарина о сосредоточении в Килии большого количества турецких военных, которые вирушали на Бендеры, Хотин, Очаков. Сообщалось также о намерении Турции начать войну против России.

”Доезды” разведчиков Новослободского полка дополнялись ”доездами” запорожских и донских разведчиков, что нашло отражение в документах канцелярии Новосербского корпуса. В деле обнаружена информация о переписке командующего крепостью св. Елизаветы Федора Юста с кошевым атаманом Запорожского войска Григорием Федоровым и атаманом Войска Донского С. Ефремовым в связи с событиями в ногайской орде и милитаристских намерений Турции против России, стремления Порты исользовать ”ногайскую ситуацию” в борьбе с Россией. Кошевой Г. Федоров (Лантух) прислал Ф. Юсту перевод с турецкого письма крымского хана Халим-Гирея кошевому Г. Федорову с просьбой помочь перевести войска для подавления бунта ногайских татар.

Особенное внимание заслуживает ”доезд” бывшего толмача Иосифа Данилова, который был отправлен как разведчик в Перекоп, а оттуда в Бахчисарай. От переводчика Асана он узнал о бунте белгородцев и кубанцев против хана и их намерение перейти под протекцию России. В Бахчисарае И. Данилов встречался с путивльским купцом Алексеем Степановым, от которого также получил полезную информацию.

В августе 1758 г. из Новомиргородского шанца був отправлен в разведку полковой обозный Иван Хмелинский, а 20 августа того ж 1758 г. с письмом атамана Войска Донского кубанскому сераскиру Крым-Гирею был отправлен донской козак Семен Анастасов, ”доезд” которого также сохранился в архивном деле.

Интересная информация о миссии специальных эмсссаров, которые занимались вербовкой поселенцев в Новую Сербию, содержится в ”донесении” генералу И. Хорвату от 14 октября 1758 г.

Второе дело под названием ”дело из главной канцелярии Новосербского корпуса” [7] 1762 г. (объём 85 листов) содержит 27 документов, которые относятся к разным видам директивно-распорядительной, исполнительной и информационно-публикаторской официально-служебной документации и канцелярского деловодства. Это – рапорты из канцелярии гусарского полка Хорвата, промемории (оригиналы и черновики) И. Хорвата, промемории атамана войска Донского С. Ефремова, ”покорные Доезды” донских козаков Алексея Каршина (от 23. 11. 1761 г.), Дмитрия Жмурина (02. 01. 1762 г.), Клима Попиотова о выкупе пленных козаков и т. п.; перевод с татарского письма крымского хана Крым-Гирея атаману С. Ефремову; промемория коменданта крепости св. Елизаветы в главную канцелярию Новосербского корпуса; разные ”объявления”, в том числе ”объявление” (от 15. 06. 1762 г.) – сообщение о передвижении польских войск жителя с. Козацкая Долина (польская Украина) Ивана Кучеренко, который был отправлен в разведку из Новомиргородского шанца. Это ”объявление” напоминает ”доезды” запорожских и новослободских козаков, о которых шла речь в предыдущем деле 1758 г.

Последнее – третье дело содержит рукопись на 8 листах форматом – 2°. Название документа – ”общественной консилиумъ” обер-офицеров, ”ассесоров” главной канцелярии Новосербского корпуса от 6 июня 1762 г. [8]. Этот документ появился в результате получения секретной информации о возможном грабительском нападении крымских татар на Новую Сербию. Документ содержит комплекс мероприятий, направленных на укрепление и вооружение крепостей, шанцев и других поселений Новой Сербии. Текст данного документа насыщен именными и географическими реалиями, что значительно повышает его информационный потенциал как источника по антропонимике, топонимике, исторической географии, а также социально-экономической и военной истории, международных отношений и т. п. [23]

Учитывая всё вышеприведённое, считаем целесообразным опубликовать прежде всего последний документ. Текст передаётся с сохранением орфографии и стилистики оригинала. Выносные буквы внесены в ряд, титлы раскрыты.


1762, июня 6. — Крепость Св. Елизаветы. — ”Общественный консилиум” обер-офицеров, ”асессоров” главной канцелярии Новосербского корпуса

"ОБЩЕСТВЕННОЙ КОНСИЛИУМЪ"

О секретном деле

По указу его императорского величества собранныя в главную канцелярию Новосербского корпуса штап и присудствующия во оном в должности ассесоров обер афицеры, слушав полученные крепости святыя Елисаветы из гарнизонной канцелярии и той крепости от коменданта господина брегадира Муравьева промемории и при них приложенеи, коими знать дано:

первою от 25 минувшаго маия, что в крепости святыя Елисаветы по показанию прибывшаго туда из заграницы православнаго человека известно следущее:

(1) в бытность ево с своиственником в местечке Балте (то есть Палеево озеро) для своих нужд имел случаи быть подле состоящего в том местечке казенного дому, слышел от сидящих в том яничар и протчих турок разговор, что крымской хан из области своеи от города Кинбурга чрез лиман переехал к городу Очакову с немалым воиском, а имеет намерение лагирем стать на очаковской степи близ Днестра у села Копанок, а оттоль с тем воиском учинить чунбул (то есть грабежное нападение). А на какие места, на Новую ль Сербию, или на Полшу, о том де еще и сами они, турки, неизвестны. А должно де им лошадми и воинскою исправностию себя приуготовлять.

(2) Оные же турки говорли, что ногайской султан у посыланного в нынешнем маие месяце в крепости святыя Елисаветы от него, султана, с писмами мурзака Мусы спрашивал, многоль во оной крепости войска, и той де мурзак ему ответствовал, что только до трехсот человек он видел. И теж турки между собою говорили, тот де мурзак не для писем в крепость // святыя Елисаветы ездил, но ради проведывания о числе имеющегося там воиска.

(3) Дубасарской хатман Яний сущей арменин, которой содержит ханского владения села на аренде, будучи в Балте; чинил (по причине вознамерившихся к переходу в здешние слободы а особливо в Орел на поселение волохов) пред многими волохами, где и оной человек был, похвалки, будет де туда сам крымской хан, и увидите де вы, в какое разорение слободу Орел и протчие новосербские слободы приведет. А при том бывшим туркам приказывал, чтоб они лошадей откармливали и оружие свое приводили в ысправность.

(4) Оной же хатман, собрав из оных сел волоских козаков вооруженных до двухсот человек, поехал навстречу помянутого хана, ктому селу Копанкам.

Прі второй промемории приложены еще с полученных в крепости святыя Елисаветы в сходство вышеписаннаго от кошевого атамана и от посту при слободе Орле, к турецкой стороне стоящего пермского драгунского полку порутчика Новинского известии, копии, в коих написанно от кошеваго атамана по показанию посыланного от Коша в Крымскую область для разведывания о тамошних обращениях запорожскаго козака куреня Ирклеевскаго Андрея Трофимова. Отправился он из Сечи минувшаго апреля "24" дня и прибыл в Перекоп того ж апреля "24" дня. За приездом квартирою стал на постоялом двору, где того ж числа от тамошних греков купцов уведомился, что напред его туда приезду в четыре дни прусской посланник чрез Перекоп к хану ехал бутто с прошением о дозволении покупки лошадей, хотя напред того // еще великой султан хану дозволение в той покупке не дал, но сам хан неколикое число лошадей в своей стороне скупить дозволил. После того ево, Трофимова приезду, третьего дни рано другой посланец с Пруссии в Перекоп прибывши, взял толко другие почтовые лошади, отправился зараз в Бахчесарай, к хану. И что его чрез Перекоп скоро переезд был усмотрен, и для чего он туда ехал уведать не мог. После того посланника ис Перекопу отъезду, в скором времени первее один, а после того и другой польские посланники в Бахчесараи, к хану ехали, а по каким делам не от кого уведать не можно было. Чрез три дни после тех еще один посланник с провожатыми очаковскими чрез Перекоп верхи ехал, кои по скаскам тамо бывших греков [23] бутто немецкой подленно ж какои и по каким делам ехал, известия взять не мог. А в пятнадцать дней первой прусской посланник з Бахчисарая поворотился, чрез Перекоп следовал обратно, коего так же за скорым переездом усмотреть самого не можно было. Толко видел при нем бывших служителей одного прусака, а другова жида. Ныне хан в Бахчисараи находитца, и известно, что по неоднократному повелению султана великого, к нему в Царьград ехать не хотел. Ныне ж некоторым мурзам с их воиском крымским приказ отдан, с ним нарежааатца в путь. И сам уже нарежаетца. И слышно, что следовать будет чрез Перекоп и Очаков. А настоящее куда, знать не можно, ибо хотя те мурзы ево хана неоднократно бутто спрашивали, // куда намерен путь, но на то им от него, хана, объявлено, пока де в Очаков не выедет, потоль о намерении своем не объявит, а в Очакове всем о том объявлено будет. С черкесами и до сего мира сказывают не окончано. По надлежащему известно ж, что посланной пред сим на черкесы калга Султан с войском будто и досель тамо находитца. Только войны нет, потому что он Султан калга с черкес уроженец, и много его тамо родственников имеется. Кроме де того и супротивится против силы черкеской никак ниможно. И хотя де хан к нему, колге султану посылал неоднократно, чтоб он с воиском возвратился обратно, но не слушаетца и не едет, за что де, когда еще и за четвертым разом не послушаетца, то и не едет, за что де, когда еще и за четвертым разом не послушаетца, то их будуть заклинать находящеюся в кубанской стороне ево хана ведению орду, которой находитца двадцать тысяч казаней неведомо для какой притчины переводить на сю сторону Перекопа, будто для кочевья На Молочных Водах понад Бердами и Азовским морем, и что город Перекоп доделиваетца. Дабы вдоделки остановки переходом оной орды не зделали, велено следоват мимо Перекопа на Сиваш. От стоящего с командою при слободе Орле пермского драгунского полку порутчика Новинского (о коем и высше сего упомянуто) рапорте написано: (1) маия 23 числа польской области слободы Аганзаревой волох Мардарин Ардашенко, по прибытия в слободу Орел, нарочно секретно ему, порутчику, объявил, что он послан был от польского комисара с писмами в ханское местечко Ганкишло и, будучи тамо незакритно // слышал от обывателей, что хан кримской войско свое стал переправлять в Очаков, а сверх того три султана турецкой области с воиском з большим числом в Киненбурх прибыли. А намерение он хан имеет - здешнния слободы разорить, якобы по той притчине, что здешнее население на их земле учинено. Да чрез проезжего Бершацкой губернии местечка Манковки жителя Андрея Рябки секретно уведомился он, порутчик, что бытностию ево с товарищами на косах и в гарду точно слышал, что ханское войско уже переправилось и стоит близ Очакова в лагире, а нападение куда хочет возыметь, о том неизвестный.

Предъявленной господин брегадир Муравьев присланою промемориею от 28 маия к бытию при канцилиуме новосербского корпуса штап афицеров в крепость святыя Елисаветы требовал в прибытие 29 числа в "10" час. И потому пример маиоры Цветинович и Серезлий да присудствующеи в главной канцелярии Новосербского корпуса в должности ассесора капитан Булацель, по получении того требования 29 числа отсель при промемории к реченому господину бригадиру Муравьеву отправлены были, и прибыв в крепость святыя Елисаветы у оного бригадира явились "30" числа в "8" часу, и от оного объявлено им, что уже подлежащеи о предпринятии от непреятельского нападения предосторожности канцилиум тамо находящимся генералитетом и штап афицерам учинен, и с оного копия в главную канцелярию прислана будет, которой концилиум при промемории ево господина брегадира Муравьева, от 31 маия сюда прислан и нами по разсмотрению // опробуетца за полезное предприятие. К бытию при том консилиуме предявленные посланные отсель афицеры туда на требуемой и гораздо короткий термин не прибыли, по резону нахождения их не в одном месте, а особо майор Серезлий в шанце Архангельском, которой от шанца Новомиргородского разстоянием до семидесяти верст состоит.

I по вышеписанным обстоятельствам разсуждая о сохранении его Імператорскаго величества интереса и государственной целости и к недопущению в разорение здесь в Новой Сербии вечностию офундованого поселения и прибывающаго под покров его Імператорскаго величества иностранного народа за потребно разсудили и единогласно приговорили учинить в Новосербском корпусе следующее распоряжение:

(I). В случае (от чего Боже спами) неприятельского нападения всему Новосербскому корпусу оставатца на силе учиненного прошлого 758 года ноября 26 числа главнокомандующим Новосербским корпусом его высокопривосходительством [24] господином генерал лейтенантом Иваном Самойловичем Хорватом с общего разсуждения з бывшим в крепости святыя Елисаветы в должности каменданской господином генералмаиром Юстом консилиуме и на учиненной тогда ж, яко то 29 ноября означенным господином генерал лейтенантом Хорватом росписании з диспозициею, кои как правительствующему Сенату и государственной коллегии иностранных дел представлены, так и бывшему тогда пограничному генералитету отправлены и при ордерах в гусарской Хорватов и в пандурской пехотной полки посланы, // равно и на учиненном же в главной канцелярии прошлого 1761 году июня "22" дня по полученным о заграничных обращениях и рпедприятиях к нападению на здешния места уведомлением определению, о чем уже ротные командиры достаточныя подтверждении имеют.

(2) Однаково о непременном по тем исполнении и об одержании ныне в показанные полки учинить накрепчайше подтверждении, с тем чтоб каждому ротному командиру пространно внушено было, и они б в том прежнем учреждении довольно памятовать могли. А к лутчести определить колоножных напрежнем же основании штап, а по недостатку тех, из обер афицеров с полным касающимися к предосторожности на основании многих, о том последующих диспозицей наставлением, кои б следовали к сохранению высокого его императорского величества интереса и государственной целости.

(3) В Новосербском корпусе штап обер и ундер афицеров и других чинов и рядовых (как и с поданных от полков рапортов видно) состоит в гусарском Хорватовом тысяча шестьдесят шесть, в Новомиргородском гарнизоне триста дватцать девять, в Пандурском пехотном полках триста девяноста семъ. А всего тысяча семсот девяноста два человека, которые ружьем и другою аммуницею снабдены и каждой по двадцати пяти патронов с пули имеют, да запасных тритцать восем тысяч патронов. Однако из ымеющагося в цейхгаузе полковаго пороха, мушкетного и свинца (коего довольное число имеется) гусарского Хорватова полку полковому командиру определить из свинца пуль а ис пороху зделать патронов, полагая, чтоб было на каждую фузею, кроме имеющихся по рукам в запас по пятидесят выстрелов. А на покупку подлежащих к тому материалов и бумаги употреблять денги ис полковаго казначейства ис общенародской сумы, только с таким при том наблюдательством, чтоб излишней издержки отнюдь не было и к лутчему смотрению пеолклвому командиру определить нарочного обер афицера.

(4) К непредвидимому случаю учредить з гусарского Хорватова полку трехсотную с надлежащим числом обер афицеров и других чинов команду под протекстом для обучения военной эзерции и подлежащее число пороху отпустить и расположить оную в скрытном и к корму способном месте у речки Кагардыка и препоручить в единственное ведомство находящемуся в шанце Архангельском пример маиору Серезлии с таким подтверждением, чтоб та команда непременно той эзерции им майорам обучаема была. И к лутчкй обороне придать полковых две пушки с положенным числом зарядов, одного капрала и потребное число артилериских служителей.

(5) Для разьездов к получению о неприятельских движениях и приближениях к здешним границам учредить ему майору от шанца Архангельска до слободы Терновки, ис козацкой состоящей при карантине команды по своему разсмотрению два постирунга или форпоста, при которых для лутчей исправности чинения разъездов и разведывания по два гусара и велеть тем постирунгам // с командою, состоящею в слободе Терновке ведомства Пермского полку капитана Корта, иметь ежечасную коммуникацию. И от тех постов рапорты получать ему майору, как днем, так и в ночи не меньше как по три рапорта, равно и самому ему маиору с ним, капитаном Кортом, о неприятельских обращениях писменно или слоаесно усоглашение иметь, и что происходить будет, присылать ему в полковую канцелярию ежедневные репорты.

(6) Тои трехсотной команде быть в такой крепкой предосторожности, что как скоро о приближении неприятеля к здешним границам уведомление получится, дав известие чрез нарочных в полковую канцелярию и во все близ состоящие шанцы и команды всходство вышепрописанного учиненного в крепости святыя Елисаветы консилиума по требованию выступившего ис крепости святыя Елисаветы с одним драгунским и двемя лантмилицкими полками господина брегадира Брынка в самой тот час разделясь надвое при старшем афицере первой половине следовать в сикурс ко объявленному господину брегадиру Брынку и оставатца в ево точной диспозиции. А другой половине следовать и расположитца в укрепленных шанцах Архангельском и Петроостровском. Когда ж по превосходной неприятельской силе изъявленной брегадир Брынк к защищению [25] слободского козачьего поселения и крепости Святыя Елисаветы ретираду возмет, в таком случае означенной первой половине, взяв дозволение от реченного брегадира, егда ж неприятель // устремитца прямо на новосербское поселение, то и всей команде ретироватца к защите здешнего поселения к шанцу Новомиргородскому.

(7) По резону, что выкомандированный предписанной трехсотной команде редовым гусарам в силе указов трехлетняя дача кончилась, то в силе высочайшей данной новосербскому корпусу привилеги о производстве оным со времени выступления их из домов денежное с порции и рации по штату и указам жаловнье требовать из новосербской сумы, дабы воинские служители; будучи в выкомандировании в содержании себя, а паче по оказавшему в здешних местах фураже, яко то во все мало имению своих верховых лошадей (в коих по должности к службе гусарской первая нужность зависить) недостатка не імели.

(8) Доставшим от показаний команды в шанцах всем чинам быть в крепкойц предосторожности і лошадей содержать в конюшнях. И хотя о том предсим подтверждено, однако еще ко всем ротным команирам учинить паки подтверждение.

(9) Находящиеся в Новой Сербии в закрытии лантмилицкой пятисотной при майоре Веревкине команде наистрожайше подтвердить быть к неприятельскому супротивлению и отпору во всегдашней исправной готовности, и воинских служителей вдаль никуда не отлучать.

(10) Состоящие в Новосербском корпусе зделанные шанцы, яко то Архангельской, Петровской, цыбулевской, глинской, в которые предсим учиненною главнокомандующим Новосербским корпусом генералитетом диспозициею определено в нужном случае неприятельского нападения из неукрепленных шанцов всем воинским служителям с их фамилиями к защите и к единственному отпору и обороне збиратца велеть, поврежденное укрепление починить, дабы нималейших пролаз из шанцов не было. В силе прежних в том определениев непременно в крайней скорости тож в которых шанцах доныне церкви по веленным предсим полисадом не оставлены, неотменно остановить, а к тому в работу употребить, где есть закрытные козачьи команды проживающих в шанцах и хуторах мастеровых малороссиян, равно и поселенцов, как в таком нужном случае всякого верноподданическая должность есть.

(11) А понеже в сочиненном в крепости святыя Елисаветы консилиуме в 19 пункте написано употребленным в казенную к поправлению крепостного дела и ко изделанию нужно надобностей работу пешим и конъным козакам за рабочие деньги во все рабочее время по экстронужности производить из сербской сумы безудержно понедельно, следовательно и бывшим в работе при починке в Новосербском коръпусе объявленных состоящих укрепленных шанцов и других поделок людям и козакам (как равномерно и в том его імператорского величества інтерес зависит) требовать тех рабочих // денег в отпуск чрез промеморию ис тои же новосербской скммы чрез нарочно отправленного обер афицера, которой к роздаче тех и определен будет и отчет дать имеет.

(12) Понеже из бывшего в полковом гусарского Хорватова полку цейхаузе ружья более пятисот каждой вещи в македонской гусарской полк при экстром оного в повеленной в заграничный поход отправлении отпущенно изатем тех вещей по справке оказалось в корпусе гораздо мало остающихся на поселении военнослужащих фамилей, таких только, которые за оружие взятца и в нужном случае отпор учинить могут доволное число есть и к роздаче тем фамилиям по рпедставлению главнокомандующаго Новосербским корпусом генералитета в силе указа Правительствующаго Сената, состоявшегося прошлого 760 году февраля 28 дня казенной амуниции, яко то панталер, ледунок, сабельных пасков, каждой вещи по две тысячи от главного комисаривта в присылке имеетца, а каребинов, пистолет и сабель доныне в силе объявленного ж Правительствующаго Сената указа в присылке нет, чего для по таковой необходимо нужной надобности в присылку на первой случай, хотя карабинов, пистолет и сабель на тысячу человек чрез промеморию от сей главной канцелярии ис тульской оружейной канцелярии требовать. А о скорейшей оного высылке представить главнокомандующему Новосербским корпусом генералитету чрез нарочного .

(13) Состоящия в Новосербском корпусе по границе фарпосты хотя в силе прежнего главнокомандующего // Новосербским корпусом генералитета определения честоколом по примеру полисада и рогатками укреплены, однако для нынешней нужности подтвердить, чтоб ротные командиры прилежное старание употребили. Те если в чем иногда какая неисправность либо порча в рогатках последовала, неотменно стоящими при фарпостах [26] козаками поправлены и укреплены и стоящие при тех фарпостах маяки, также очеретом весма исправно окриты и звязаны были.

(14) Хотя и разсуждаетца к лутчему собирающихся во все нужном случае из неукрепленных в укреплкнные шанцы к обороне и защите из ымеющейся в шанце Новомиргородском шанцовой артилерии (коей как ис поданной от штыкъюнкера Томсина ведомости видно находитца) двадцать одна разных сортов да восем полковых отпущенных в новомиргородской гарънизон, всего дватцать девять пушек, по малому числу в неимущия оных в Цыбулев отправить. Однако по малолюдству артилерийских служителей впредь до подлиннейшего о неприятельских предприятиях уведомления, дабы народу какого сумнения не навелось, оставить. а естли чрез посланного к татарским границам для разведывания обращений и предприятии неприятельском гусарского Хорватова полку порутчика Никорицы какое достоверное ко опасности уведомление получено будет, то вышеписанное отправление пушек с их принадлежностьми неотменно учинить со употреблением в прибавление ко артилериским служителям из состоящей здесь лантмилицкой команды. //

(15) А до того имеющияся в укрепленных шанцах батареи, а в коих нет, вновь і зделать так исправить, чтоб оные к децствию годными быть могли, о чем к тем ротным командирам наистрожайше учинить, подтверждение чего наблюдат и колоножным командирам должно.

(16) Состоящия около шанца Новомиргородского цытодели и укрепленную за рекою Висью раскопаную могилу в силе прежнего главнокомандующаго Новосербским корпусом генералитета предложения к непредвидимому от неприятельского нападения случаю исправить гусарского Хорватова полку полковому командиру, употребляя к тои работе находящихся здесь в закрытии от малоросиских полков козаков. А ко уплате оным заработаных денег употреблять денги в щет отпуску из новосербской сумы ис полкового гусарского Хорватова полку казначейства с верною запискою.

(17) Ис поданого от нахдящегося в шанце новомиргородском артилерии штыкъюнкера Тоисина репорта явствует, что в Новосербском корпусе разного колибра имеетца сорок одна пушка, а при тех артилериских служителей самое малое число, а именно капралов два, кананиров семнатцать, отбамбондиров гантлангеров два, фузелеров шеснадцать, да глуховского гарнизона в канонерской науке салдат дватцать два, а всего пятьдесят девять человек, ис чего видно, что против объявленного числа пушек артилерийских служителей, в комплект с чинами требовать в присылку ис крепости святыя Елисаветы. А чтоб оныя в скорейшем времяни сюда в шанец Новомиргородский присланы были, писать к господину генерал-аншефу и кавалеру Петру Івановичу Стрешневу.

(18) Новосербской корпус учрежден и учреждаетца выходящими из разных заграничных мест указных национов народом, ис которых есть довольное число таковых знающих, которые о неприятельском предприятии верно разведать могут, и для того запотребно признаетца, сыскав таковых людей из ундер афицеров или рядовых, надежных и к тому способных, исправя их платьем, каковое в татарской области носять, отправить к самой татарской границе. А для дорожного их содержания и на другие в случае надобные издержки выдать ис полковаго казначейства по разсуждению, кои к возврату во оное по времяни требовать ис крепости святыя Елисаветы, из определенной тамо в силе указу Правительствующаго Сената для таковых нужных и секретнейших посылок суммы. Все то важнейшее предприятие препоручить и на полное разсуждение положить на предреченного примеръ майора Серезлия. Следовательно ис полковаго казначейства ныне только на первой случай ко удовольствию отправъленных равно и на исправность их изображенным платьем, ему, майору Серезлию выдать сорок рублев. Записав в расход с роспи(сь)ю.

(19) Сии важнейщіе известии равно и предприятия, паче починку шанцов, содержать в наивящшем секрете, а действо производить под приличным протекстом, // чтоб поселившеися народ в какую-либо прежде времяни конфузию не привесть.

(20) По предъявленной нкжности и дабы за выкоманъдированнем трехъсотной команды шанцы без людей не оставались определенную команду для сыску злодеев и гайдамак велеть распустить в роты.

(21) А сей наш общественной консилиум от главной кнцелярии к разсмотрению к главнокомандующему генералитету со истребованием упущенного иногда к предпринятию и обдержанию наставления представить в Санкт-Питербурх с нарочным заключен Іюня 6 дня 1762 года. [27]

В должности ассесора капитан Павел Здрох(лев)
В должности ассесора капитан Григорей Булацель
Маиор Петр Марцанович.
Пример маиор Іван Веревкин
Пример маиор Лазар Серезлий
Пример маиор Николай Линев
Подполковник Іосиф Хорват
Подполковник Антон Хорват.

ДИМ. – ВР. – КП. 38299/Арх-309. – л. 1-8. – Оригинал.


ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1. Скальковский А. А. Хронологическое обозрение истории Новороссийского края. 1731-1823. – Одесса, 1836. –Ч. 1.

2. Скальковський А. О. Історія Нової Січі, або останнього Коша Запорозького. –Дніпропетровськ, 1994.

3. Багалій Д. І. Заселення Південної України. – Харків, 1920.

4. Багелей Д. И. Колонизация Новороссийского края и первые шаги его по пути культуры // Киев-ская старина. –1889. –№5.

5. Днепропетровский исторический музей (далее ДИМ). –ВР. –КП. –38211/ Арх-222.

6. ”Сообщение” В. Кошевенко опубликовал А. А. Скальковский (см. Скальковський А. О. Історія Нової Січі .. .. – С. 361-362).

7. ДИМ. –ВР. –КП. –38212/Арх-223.

8. ДИМ. –ВР. –КП. –38299/Арх-309.

Текст воспроизведен по изданию: До історії Нової Сербії (документи з архіву канцелярії Новосербського корпусу) // Часопис "Південна Україна", № 2. 1996

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.