Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВЗАИМОТНОШЕНИЯ ЗАПОРОЖСКОЙ СЕЧИ С НОВОЙ СЕРБИЕЙ И СЛАВЯНОСЕРБИЕЙ.

В 1775 году уничтожили Запорожскую Сечь. Акту последнего уничтожения Сечи предшествовал ряд мер, направленных на ограничение и постепенную отмену ее автономии. Прежде всего, это проявилось в активном наступлении на ее территорию – «Вольности войска Запорожского», которые занимали огромную территорию на юг от речек Тясмина и Орель. В 1740–х годах запорожцами были утрачены северные земли, а на начало 50-х годов у казаков появились новые соседи – южнославянские эмигранты.

В 1751 году в Киев прибыла первая группа сербских переселенцев, во главе которых стоял полковник австрийской службы Иван Самойлович Хорват. Высочайшим указом от 29 декабря 1751 года полкам Хорвата были отведены земли, которые составляли северо-западную окраину запорожских степей, а новую территориально-административную единицу велено было называть Новою Сербиею [1]. Со временем указом от 29 мая 1753 года сербским офицерам Ивану Шевичу и Райку Прерадовичу вместе с группой колонистов разрешено селиться на юго-восточных окраинах запорожских владений [2]. Указанные поселения названы Славяносербиею.

Основным аспектом взаимоотношений запорожцев с новыми соседями стали земельные споры. Эти непонимания достаточно подробно описаны в трудах исследователей Запорожья. Но делопроизводство Новой Сечи и Новосербского корпуса свидетельствует о более широком диапазоне отношений запорожцев с командованием Новой Сербии и Словяносербии. Наиболее интересные из них приведены ниже. Они касаются разных проблем, которые заставляли новых поселенцев обращаться в Сечь с разнообразными просьбами.

Кошевой и старшина должны были вместе с руководством сербских поселений решать немало вопросов. Особо острой была проблема борьбы с гайдамацтвом. На территории Новой Сербии находились основные места нахождения гайдамаков – леса Черный и Чута. Через ее границы постоянно проходили гайдамацкие отряды, население страдало от их нападений. Поэтому в Новомиргороде, где размещался штаб Новосербского корпуса, была создана специальная следственная комиссия по гайдамацким делам. Большинство жалоб, ордеров, вопросов по причине гайдамацких нападений, поиска их участников присылались в Кош именно отсюда. Комиссия занималась розыском гайдамаков и следствием над ними. Так как среди последних было немало запорожцев, то старшина Сечи должен был помогать разыскивать их и ловить. Приведенная ниже промемория в Кош свидетельствует о том, что указанная комиссия имела связи и с поляками, которые предоставляли сведения о действиях гайдамаков в Польше.

Командир Новосербского корпуса И. Хорват лично уделял особое внимание организации команд для уничтожения гайдамацких отрядов. Такие команды образовывались не только в сербских подразделениях, Новослободском полке, крепости Святой Елизаветы, а и в самой Сечи. В 1757 году ее возглавлял войсковой есаул П. Калнышевский, который получал от Хорвата ордера с приказами о дальнейших действиях. Именно у Хорвата Калнышевский просил разрешения и резолюцию на возвращение в Кош, когда его команда уже не имела провианта и фуражу. Несмотря на необходимость совместных действий, соседи не могли избавиться от взаимной неприязни. Хорват обвинял П. Калнышевского и кошевого Г. Федорова в том, что они прикладывают мало усилий для борьбы с гайдамаками (Документы № 2, № 3). Но письма кошевых к должностным лицам Новой Сербии свидетельствуют о том, что в Коше немало делалось для выявления гайдамацких укрытий, уничтожения их отрядов (Документ № 4).

При нападениях гайдамаки отбирали у сербских поселений деньги, оружие, имущество, угоняли целые табуны коней. Кони, а особенно ценные породы, были не последним имуществом в то время. Тогда иногда Сечь становилась последней инстанцией, куда обращались сербские офицеры в надежде отыскать своих скакунов. Были случаи, когда запорожцы действительно находили и возвращали животных их хозяевам. Потерпевшие собственники табунов обращались либо лично в Кош, либо через канцелярию Новосербского корпуса (Документ № 5).

Еще одна проблема заставляла командование Новой Сербии и Славяносербии просить помощи у запорожцев – это частые побеги рядовых из полков. Они либо совсем в иные места бежали, либо приходили в Сечь. В Коше сразу же выдавался приказ о поисках и выдачу таких лиц (Документ № 6). В одном из писем Хорвата о поиске беглецов из его полков, главнокомандующий Новосербского корпуса напоминает и о торговых и экономических связях, которые существовали между Новой Сербией и Сечью. Хорват просил кошевого обеспечить [22] охрану купца, которого он посылал для приобретения товаров, необходимых в его хозяйстве. В ответ обещал содействия запорожцам, которые приезжали в Новую Сербию на ярмарки (Документ № 7).

Особый интерес представляет секретное письмо И. С. Хорвата кошевому, датированное июлем 1756 года (Документ № 8). В нем главнокомандующий Новосербским корпусом просит атамана уведомлять о разных «секретных известиях». Дело в том, что вопрос безопасности на границах, проблемы взаимоотношений с Турцией и Польшей кошевой должен был решать совместно с комендантом крепости Святой Елизаветы, в обход Хорвата. Последний видел в этом обиду и выказывал неудовлетворение по этому поводу, так как считал себя высшим должностным лицом в Новой Сербии. Эта небольшая деталь свидетельствует о том, что на начало сербского заселения запорожцы имели еще достаточно важные полномочия. Тогда как И. Хорват не имел влияния на некоторые сферы жизни края. Но со временем правительство проявляло все большее недоверие Запорожью и руководители новых административно-территориальных единиц и российских войсковых частей, которые пребывали на указанной территории, получали все более широкие права.

Сын сербского эмигранта Александр Пишчевич видел цель южнославянской колонизации в том, чтобы обеспечить защиту российских границ от набегов татар, поляков и запорожцев. Но жизнь заставляло новых поселенцев вступать в экономические отношения с Запорожьем, неоднократно обращаться за помощью к казакам, о чем и свидетельствуют приведенные ниже документы.


ДОКУМЕНТЫ

№ 1

[3;-лл. 17,18]

ПРОМЕМОРИЯ

Из учрежденной по указам Правительствующаго Сената в Новой Сербии по гайдамацким делам следственной комиссии войска запорожского господину атаману кошевому атаману з старшиною

Сего февраля 2 дня из полковой гусарского хорватового полку канцелярии присланы в следственную комиссию из разбитой партии три человека гайдамак запорожские козаки медведовского куреня Василий Каневец кисляковского куреня Иван Малый донского куреня Данила (Мачуско) которые распросами винились что они двенадцати человеках под приводом ватага стебловского куреня Никиты Рудого да в товарыщах еще были того же куреня Андрей Чорный поповического Данила Безкровный крыловского Петр а прозвания не знають токмо ведають что у него брат хромоногой имееть там в ингуле пасику а протчих по именам и которых куреней не припомнят с ружьями и списами ездили за границу в полшу для грабителства полских жителей и не доезжая до местечка умани полскими козаками разбиты и до грабителства не допущены и прогнаты на российскую сторону где изъ них выше объявленные три человека в новой сербии гусарскою командою и пойматы а протчие товарыши ихъ при означенном ватаге Никите Рудом ушли в запорожские места на низ реки ингула где рыбалки запорожские козаки зимовниками жителство имеют и из оных гайдамаке Ивану Малому кисляковского куреня Степан Струць которой жителство имеет в том же урочище в зимовнике кисляковского ж куреня у козака Федора Сукура дал двух лошадей пару пистолетов списъ и [ледунку] с порохом с тем договором что он малог где грабителством достанет и с ним Струцем разделит пополам; также в зимовнике у казака ивашовского куреня Ивана Моторного у которого продаетца горилка предписаной Иван Малой в прошедшей филипов пост неоднократно видал бежавших из шанца новомиргородского из тюрьмы гайдамак лешковского куреня Трофима Тараненко кисляковского куреня Кирилу Письменного он же и Толстин которой де особливое пребывание в нынешнюю зиму имеет в зимовнике тогож кисляковского куреня у козака Ивана Косалапа; (того ради ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА указом в следственную комиссию определено к вам господину атаману кошевому послать сию промеморию и требовать дабы с определения вашего в поимке как выше предписаных так и всех требуемых в следственную комиссию гайдамакъ наблюдая ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА высочайшие указы а особливо состоявшеися в 1744 году сентября 7 дня с которого копия у сего приложена учинены были отменные от прежних кошевых поиски как в посланной из комиссии декабря 31 дня 1758 году [23] промемории изъяснено; объявленных же бежавших из шанца новомиргородского гайдамак Трофима Крутя Кузьму Тараненка и Кирилу Письменного и выше объявленных шинкаря Ивана Моторного и Ивана Косалапа до которих особливые по комиссии дела касаютца о которых в прежних требованиях именно показано и Степена Струца; без изъятия особливо поверенными в том командами повелеть изымать и в следственную комиссию прислать немедленно; равно же и протчих бежавших с ними товарышеи по посланному реестру неослабно повелеть сыскивать. Кои уповать будуть где токмо в техже местах пристанище имеют и по сыскам потому в следственную комиссию прислать под крепким караулом а что вышепредписанные бежавшие гайдамаки Трофим Круть Тараненко и Письменнои в нынешнию зиму пребывают у объявленных козаков Моторного и Косалапа а о том куда надлежало главным командам из комиссии представлено.

февраля 12 д 1759 году.
Капитан Петр (Максутов)
Порутчик Максим Нелюбов.

№ 2

[4; - л.. 37]

ОРДЕР

от генерал-лейтенанта Хорвата определенному от войска Запорожского по требованию моему в новосербские места для искорения воров гайдамак с командою гпдну асаулу Калнышевскому

Понеже известно [учинить] что Пандурского полку шанца косовского прапорщика Баркатича в хуторе состоящим от того шанца в разстоянии четырех верстах надица тому уже третии день гайдамак до тридцати числом: для того имеете со своею и с состоящею в глинском шанце при прапорщике Фон Боке драгунскою командами тот час в оное место следовать и во искоренении и поимке предписанных злодеев гайдамак краинее старание прилагать и по поимке прислать при рапорте под крепким караулом.

декабря 10 дня 1757 году
Иван Хорват

№ 3

[5; - л. 2]

отъ генерал-лейтенанта Хорвата Находящемуся в Новой Сербии от войска Запорожского с выкомандированную для сыску и поимки и искоренения гайдамак командою господину войсковому асаулу Калнышевскому

Присланым в паходную мою канцелярию репортом представляете что по нынешнему зимнему времени команды вашей казачих лошадей доволствовать понеимению у других казаков к покупке сена денег а сами казаки взятои с собою провиант толко на один месяц весь исхарчили и для тех резонов дабы казачьи лошади без корму а люди без провианта не могли претерпеть нужды просите об отпуске вас с тою командою в кош в резолюцию моего определения; а понеже господину Кошевому Атаману должно было вас с тои командою яко оная от коша вдалнем разстоянии в сии места выкомандировать со всеми припасами В разсуждении как из Малои России казаки сюда присылаютца к продоволствию своему с харчевыми припасами на треть года а нетак как вы с командою бесразсудно с коша отправлены что и продоволствию тои вашеи команды по достатку гораздо всем против тех Малороссииских козаков или еще соизлишеством снабдитца было можно; но как видно что от него госпдина Кошевого Атамана так и от вашеи команды нет охоты по должности и законам в сих местах исполнения чинить в каком случае по нынешнему зимнему снежному времени чтоб лошади от бескормицы а люди без харчи не могли более претерпевать далшеи нужды: в резолюцию определяетца вам собрав всю вашу команду и со оною следовать обратно в Сеч Запорожскую и явитця тамо у господина Кошевого Атамана немедленно и которого числа с тою командою выступите отом в походную мою канцелярию репортовать А сверх того наикрепчаише подтверждается в следование ваше с командою в Новои Сербии поселившемусь народу и воинских служителей фамилиям некаких обид и огорчении но ниже малеишего озлобления не чинить чего и за подкомандными вашими [24] неослабно наблюдать и до того не допускать под ответом буде в чем по сему представителным явитца коша.

декабря 17 дня 1757 году
Иван Хорват
Пометка: Получено декабря 18 д 757 году

№ 4

[6; - л. 2]

Высокородныи и высокопревосходителнеишии артиллерии генерал-маиор Милостивыи гдрь мои Иван Федорович

Чрез присланное от вашего высокопревосходительства ко мне с товариществом сего октября 2 дня писмо во известие изволте объявлять чтоб по казачих вором (Сторчаком) гайдамаков при разграблении капитана Константинова и порутчика Новаковича так же и сотника Молчанского били по востребованию определенного к тому следствию по сим Высокоправителствующаго Сената указ подполковника Синельникова те гаидамаки по сыске и оному следствию силе ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА указов отосланы были без замедления; и на оное ваше высокопревосходителства писание сим объявляю что по присланим от вашего высокопревосходителства прежнему и сему требователным листом атаманам куреным как на преть так и ныне по сыску показаних Сторчаком гаидамак под жестоким пречением от меня приказ отдан и буде оными атаманами предписаные гаидамаки по сыску и поимке в кош представлены будут то по требованию выше реченного Синельникова к объявленному следствию отосланы быть имеют в протчем приотданого моего вашему высокопревосходительству уклона пребываю.

октября 2 дня 1755 года
Вашего Высокопревосходительства милостивого гдря моего покорный слуга Кошовои атаман Григорий Федоров с товариством

№ 5

[7; - л. 25]

ПРОМЕМОРИЯ

Из главнои канцелярии Новосербскаго корпуса воиска Запорожского господину атаману кошевому Григорию Федорову корпуса новосербского пандурского пехотного полку полковая канцелярия по доношению тогож полку адъютанта Бутовского репортом представила что з табуна ево Бутовского гаидамаками запорожскими казаками июня 25 дня 1760 года отогнано девять лошадеи 2 вороных на однои клеймо: 8:3 гнедых три сивых одна мышаста по цене на 270 рублев да после того еще две из которых в нынешнем 1761 году от вас господина атамана кошевого по отыскании и последние две отданы а девяти по многому ево Бутовского требованию не отыскано и не отдано (и об) девяти ево лошадеи как приложенная усего слободского казакова полку слободы Овнянки казака Остапа Дерезы свидетелство явствует одна лошадь вороная имеетца Сергеевского куреня у козака Максима Кобуза того ради по указу ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА и по резолюции Главнои канцелярии новосербского корпуса велено к вам господину атаману кошевому послать сию промеморию и требовать дабы по тому данному слободы овнянки отъ козака Дерезы свидетелство благоволить объявленных в том свидетельстве запорожских козаков сергеевского Максима Кобуза (жереловского) куреня Ивана Шерстюка сыскать показанные пограбленные унево Бутовского девять лошадей отыскать посланному от нево Бутовского поверенному без малеишеи проволочки натурою или денгами без всякого закривателства уплатить указали: и что учинено будет главную канцелярию уведомлением не оставить.

декабря 18 дня 1761 году

Пометка: П. : февраля 4 д 1762 году

Подполковник Антон Хорват
Обер-аудитор Максим Нелюбов
Канцелярист Федор Панков
[25]

 № 6

[8; - л. 9]

ПРОМЕМОРИЯ

Из Воисковои воиска Запорожского низового канцелярии в славено сербскую комиссию

На полученную в воисково воиска Запорожскаго Н: канцелярии с онои славяносербскои комиссии сего месяца 17 дня промеморию сим в ответе объявляетца о сыску и поимке и отсылке з караулом в подлежащие места бежавшево из землянои Бахмутскои крепости коннаго гусарскаго полку капрала Ивана Сербуля по описаным из воисковои воиска З:Н: канцелярии ведомства воиска запорожскаго к полковникам козацкому самарскому Калнышевскому гардовому и ингульскому ордерами накрепко предложено о сем славеносербская комиссия да благоволит ведат.

Дана в Коше марта 18 д 1760 году

№ 7

[9;- л. 77]

Высокоблагородныи и высокопочтении гдн атаман

Известно мне что из бежащих команды моей расположенных по тои стороне реки Днепра малоросииского Миргородского полку в местечках омельнике и (манжелеевке) набираемых мною гусарских Хорватовых эскадронов гусар два человека по поимке кои держани в Сечи Запорожскои под караулом в железах а потом якобы свободными учинены я безсумнено надеялся что ваше высокоблагородие таковых предерзостников и без требований моих в силе указов ко мне прислать не упустил а естли подлино свободными: потому они легко в чужие границы скрытца могутъ однак за оными дезертирами нарочнои ладмилицкого ливинского полку капрал Федору Кузнецову отправлено ваше высокоблагородие изволите егда и тех и других дезертиров кто тамо под арестом находитца оних помянутому капралу отдать их конвоеванию их тож и отправленного от меня для покупки про обход дому моего разных бакалеиных припасов остающогось здесь въ вечном ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА подданстве купца Петра Томашева дабы ему въ пути отъ зловредных людеи грабительства не последовало надлежащее число надежных людеи определить равно и в бытность ево Томашева в Сечи в потребном ему вспомоществованием не оставить как и здесь приезжающие из Сечи Запорожскои в торговом промысле и в протчем безобидными во всем пользуютца.

октября 12 дня 1758 года
Вашего высокоблагородия доброжелательный слуга Иван Хорват
Г: Федорову
Помітка: Получено 1758 году октября 20 д

№ 8

[10;- л. 24]

По секрету
Высокоблагородныи и высокопочтенныи гпдн воиска Запорожского низового кошевой атаман с товариством

Мои благодетель.

О происходствах и известиях секретных разного содержания по пограничности дел кои иногда от коша посылаютца я от вашего высокоблагородия по надлежавшему в таком случае к предосторожности и ведомлению не напоминаюсь а получаю уже от господина бригадира и коменданта Глебова о чем мне несколько и за неудовольствие почитать можно ибо вашевысокоблагородие изволите сведомы быть что я и не в сих Заднепрских местах а паче по Новосербскому корпусу и по границе простирающагось поселением того в характере всемилостевиише жалованного мне чина первенствую к тому ж и то разуметь надлежит что в получении мне таких вестеи за наинужнеише имея положение того корпуса и содержимые форпостные караулы по самои границе в новосербском поселении требуетца знат и потом себе предпринять в осторожности чего для вас моево приятеля прошу впредь о таких делах кои генерально к секретнои отчего предосторожности простиратца будутъ и начало известия ж от коша сечового чрез кого возметца то прямо и ко мне от себя давать знать и меня о сем уведомить а я пребуду взаимственно о потребном.

июля 6 дня 1756 года Новая Сербия [26]
Вашего высокоблагородия моего приятеля доброжелателныи слуга Иван Хорват
Пометка: Получено июля 20 д 1756 году


ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1. ПСЗ. – Т.13. - №9921;

2. Там же. - № 10104;

3. ЦГИА Украины. – Ф.229. – Дело 79;

4. Там же. – Дело 44;

5. ИР ЦНБ АН Украины им. В.И. Вернадского. – Ф.2 – Ед.сб. 5844;

6. Там же. – Ф.9. – Ед.сб.239;

7. ЦГИА Украины. – Ф. – 229. – Дело 114;

8. Там же. – Дело – 92;

9. Там же. – Дело 18;

10. Там же. – Дело 21.

Текст воспроизведен по изданию: Взаємовiдносини Запорозької Сiчi з Новою Сербiєю та Слов'яносербiєю // Часопис "Південна Україна", № 1. 1996

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.