Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 94

1649 г. июняавгуста. Дневник военных действий между королевским войском и украинской армией и ведения переговоров между польским королем Яном Казимиром и Богданом Хмельницким под Здоровом

Государственный воеводский архив в Кракове, Рукописи Чарторыйских, № 966, лл. 145—148. Копия.

Дневник экспедиции и переговоров под Зборовом 1649 г.

Отправившись 24 июня из, Варшавы, е. к. м. прибыл в Люблин 3 июня, где находился недели две в ожидании хоругвей, которые [246] двигались сзади. С ними должны были отправиться вслед за е. м. королем рейтары, драгуны и пехота.

Между тем поступило сообщение, что противник, наступая против коронного войска, осадил его 11 июня у Збаража. В Люблин прибыл п. Убалю с 1200 человек пехоты.

Е. к. м., не желая оставить осажденных без помощи, дал третий (Т. е. последний приказ) приказ воеводством и двинулся 12 июля с несколькими тысячами своего войска из Люблина. Он медленно двигался, поджидая следовавшие позади отряды

В Красном Ставе стал он лагерем, где был два дня. [Туда] при было 600 человек пехоты, набранных я. п. воеводой поморским. Я.п. староста калушский представил е. к. м. под Замостьем хоругвь гусарскую, набранную за его счет, и другие две хоругви — казацкую и венгерской пехоты.

Несколько дней е. к. м. пробыл под Сокалем, беспокоясь о збаражском войске. Однако подкрепления, медленно двигаясь, не появлялись. Под Сокалем я. п. воевода белзский представил 5 хоругвей коронных своего воеводства и пожертвовал для короля е. м. 100 драгун за свой счет. Там же драгунская рота князя е. м. канцлера Великого княжества Литовского предоставилась королю е. м. под Топоровом, я. п. [каштелян] сандомирский предоставил гусарскую и казацкую хоругви, а также 100 человек венгерской пехоты. Князь е. м. Корецкий [снарядил] за свой счет 800 всадников, я. п. староста стебницкий — гусарскую хоругвь, а казацкие хоругви — я. пп. старосты сокальский и яворский.

Под Белый Камень пришел п. Пузовский и представил 7 хоругвей добровольцев, я. п. [каштелян] брацлавский — 10 хоругвей Волынского воеводства, там же набранных. Пп. Немежицы [прибыли] с двумя хоругвями Киевского воеводства. П. Любачевский и п. Фредро выставили за свой счет хоругвь. Туда же пушки прибыли из Львова. В Золочев прибыли поветовые хоругви пп. львовян и пп. перемышлян с е. м. воеводой подольским.

В этот день [появился] татарский разъезд под местечком Сасов, которое уже дважды успешно оборонялось от татар. Несколько хоругвей кн. е. м. п. воеводы краковского возмущались. Там п. Жолкевский Глух пойман погаными, Пелка, ротмистр, убит и много воинов из трех хоругвей легло.

С этими людьми е. к. м. остановился 13 августа в полумиле от Зборова.

Назавтра я. п. староста краковский за свой счет выставил три хоругви венгерской пехоты и две драгунских роты, а при хоругвях несколько пушек. Несколько дней назад от я. п. старосты калушского привезли из Замостья несколько пушек.

Е. к. м., не дождавшись до того дня своих наемных людей, а именно рейтар, в которых нуждался, и видя, что в Збараже осажденным не хватает продовольствия и пороха и что сами они голодают, так как противник осадил их теснейшим образом, 15 августа после заутрени двинулся к переправе под Зборов. До того неистова была чернь [247] вокруг, что она, спрятав большое количество поганства в окружных лесах, никоим образом не хотела давать сведения о нем. Наоборот, засев на высоких деревьях, она давала противнику условные сигналы, когда артиллерия переправлялась через местечко и плотину на ту сторону реки, а также когда переправили пехоту и часть коронных хоругвей [и когда] лагерь быстро снялся с этого места. В местечке дали сигнал поганым, чтобы выходили из укрытий, колокольным звоном, будто созывая [людей] в церковь на богослужение.

До этого е. к. м. не мог получить от осажденных никаких сведений о хане и степени готовности орды. От крестьян и пленников никакого показания невозможно было вырвать. Мы были уже в нескольких милях от Збаража. День с самого утра выдался очень туманный: сильный дождь особенно мешал табору при переправе. Орда скрыто подкралась близко к войску е. к. м., выйдя из лесов по долинам. И, зная свою силу, решительно и густыми рядами стала наступать в лоб, где должен был разместиться лагерь, и с тыла, прорываясь в нескольких местах, как будто бы собиралась уничтожить все войско. Вскоре, однако, пехота, открыв огонь, отогнала к окопам тех, которые шли на артиллерию. Тем более, что е. к. м. приказал часто бить из пушек. Там подстрелили п. Пишовского в висок из лука, под князем е. м. Корецким убили лошадь.

По ту сторону переправы татары решительно наступали на наш лагерь с тыла. Их отогнали находившиеся там же на переправе люди с я. п. подканцлером В. кн. Литовского и с я. п. сандомирским. Однако, вступившие в бой татары, вернувшись, насели потом на людей кн. е. п. п. воеводы краковского, которыми командовали п. Суходольский, п. Корицкий и п. Гурский. Последние начали давать такой отпор из своего лагеря, который находился в полумиле от большого лагеря, что противнику потом досталось. Пехоте и драгунам не пришлось быть в деле, так как частично они были раздавлены своей отступавшей конницей, частично же были зарублены саблями противника. Погибло немало знатных людей, в частности я. п. Фелициан Тышкевич, зизеновский староста, я. п. староста стебницкий. Легло до 400 трупов.

В понедельник [казаки и татары] пробовали счастья, штурмуя со всех сторон город и лагерь. Однако, как и при прежней попытке, были отогнаны, причем, как пленники сами утверждают, погибло 3500 татар и 4 тысячи казаков.

После этого пришел ответ от хана, в котором тот, свидетельствуя свое расположение к е. к. м., заявляет, что, хотя е. к. м. не направил к нему своих послов в связи с вступлением на престол и не обновил прежней дружбы, он хочет следовать этой дружбе и помириться с е. к. м.

После этого е. к. м. назначил я. п. канцлера, а хан прислал визиря, и они, заверив друг друга в дружбе, отложили переговоры до вторника. В тот же день визирь ага и Хмельницкий встретились в поле у шатра е. к. м. с я. пп. сенаторами. Там же состоялось соглашение, которое Хмельницкий требовал скрепить клятвой. Но я. п. воевода киевский убедил его, чтобы ограничился подписью е. к. м.

19 числа в поле в присутствии пп. сенаторов Хмельницкий верхом на коне клялся преданно служить е. к. м. и Речи Посполитой. [248]

На следующий день Хмельницкий потребовал заложника, которого дал я. п. староста краковский. И тогда Хмельницкий приехал лично с я. п. воеводой киевским в лагерь и, припав в королевском шатре к ногам е. к. м., клялся, что никогда не желал находиться по этому поводу у ног е. к. м., однако грех его к этому привел. Он покорно просил прощения, обещая верой, благожелательством и службой загладить свои прошлые преступления. Все это произносил с плачем 70.

Именем е. к. м. я. п. подканцлер В. кн. Литовского заявил ему что е. к. м., проявляя свое милосердие по отношению к нему, все ему прощает, чтобы он вернулся [к прежней службе] и приказал вернее служить.

Спрашивал потом е. к. м. Хмельницкого о том, какими путями пошли отряды внутрь страны. Он ответил, что [отряды пошли] под Перемышль и к Сокалю. Об ордах он рассказал, что все они — белгородская, перекопская, черкасская — находятся здесь.

В этот же день хан и Хмельницкий отступили от Зборова; хану дан в заложники [как гарантия уплаты] дани — п. староста сокальский, хан дал своего агу в залог дружбы и выведения орд из коронных земель с наименьшим ущербом [для населения]. К. е. м. прислал в подарок коня с седлом; е. к. м. в свою очередь послал хану в подарок коня через того же агу.

Находясь под Збаражем, хан и Хмельницкий договаривались с осажденным войском, чтобы оно заплатило выкуп. Но так как не смогли выжать этого из осажденных, удовлетворились заложником, которого дали комиссары е. к. м. на сумму 120 тысяч злотых. Я. п. Потоцкий согласился быть заложником.

Тогда татары и казаки ушли, а осажденные, будучи освобождены из заключения, вышли к 4 сентября под Глиняны, собираясь там, где стоит лагерь е. к. м. Там король должен устроить смотр кварцяному войску. И 5 сентября он возвратится из Львова в Варшаву. В Глиняны е. к. м. с войском своим отправился 22 августа и прибыл под Глиняны

25 числа, 28 числа он отправился во Львов. Туда же съехались я. пп. сенаторы.

Князь я. п. воевода краковский прибыл в лагерь под Глинянами

26 августа. Прибыли также из Збаража п. конюший, п. коронный мечник, п. староста сандецкий. Все по милости божьей здоровы.


Комментарии

70. Чтобы скрыть и приукрасить позор своего поражения под Зборовым, польские современники, описывая прием королем Богдана Хмельницкого, утверждают, что Хмельницкий якобы проявил покорность.

Между тем русский гонец Григорий Кунаков, ездивший с царской грамотой к польскому королю в Варшаву, в своей «Записке о вестях» говорит, что в ответ на речь короля Богдан Хмельницкий сказал: «Горазд, кролю мовишь. А вежества де и учтивости никакие против тех его королевский речей в словесне и ни в чом не учинил». (Акты ЮЗР, т. III, стр. 397; «Воссоединение Украины с Россией», т. II, стр. 305).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.