Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 201

1651 г. июня 26. Из письма галицкого стольника А. Мясковского королевичу Каролю о продвижении польского войска на Украине и о восстании польских крестьян в Подгалье

Государственный воеводский архив в Гданьске, шифр 300.29/135, лл. 344344 об. Копия.

Из письма галицкого стольника п. Мясковского из лагеря под Берестечком от 26 июня 1651 п. е. м. королевичу

В то время, как [неприятель], не столь в открытом бою, сколь с помощью хитрости и уловок, сводит на нет все наши усилия, нашим разъездам все труднее становится добывать достоверные известия и языки, от которых можно было бы узнать о неприятельских замыслах. Не только в течение дня, но и часа поступают различные и очень противоречивые сведения о действиях [неприятеля]. То, что можно было извлечь достоверного из этих сведений, я вкратце сообщаю в. к. м. п. м. м.

Стоя с той стороны Берестечка, [наши] отправили 2 разъезда. Один — 8 тысяч отборных конных валахов с п. Степковским доверенным князя е. м. п. воеводы русского. Второй — тысяча всадников. [505]

1000 рейтаров, 500 драгун и немало охотников с п. Стефаном Чарнецким.

23 июня е. к. м. переходил реку Стырь под Берестечком. Надо было совершить очень трудную и медленную переправу последовательно через 4 моста, поэтому в этот день еле перешла половина наемного войска, остальные переходили на следующий день, причем с большими трудностями из-за огромного, необъятного, неисчислимого количества возов, которые невозможно было охватить взором ни вдоль, ни вширь.

В тот же день был тайный совет по вопросу — атаковать неприятеля или нет. Продолжать путь с этими неисчислимыми возами или же оставить их. Единодушное мнение всех было оставить багажи и лишь с легкими подводами отправляться в дальнейший путь.

24-го, в день святого Яна, после утреннего богослужения, разные начальники войск е. к. м., при поздравлении е. к. м. со святым патроном, по принятому обычаю преподнесли е. к. м. разные подарки — добрых коней, сабли, ружья, седла и другое рыцарское снаряжение, каждый по своему усмотрению, как это водится в военном лагере, где ощущается надобность не столь в украшениях и золоте, сколь в железе, с помощью которого завоевывается победа.

В полдень пришла неприятная весть, что п. Степковский, на которого мы возложили было немалые надежды, возвращается, не выполнив задания из-за злосчастной зависти и недисциплинированности, столь пагубных на войне. Валахи разных панов, находящиеся под его командой, не хотели слушаться, отправлялись в беспорядке каждый куда хотел, по селам, по местечкам, пьянствуя, буяня и спугивая казаков, а в одном месте упустили самым непростительным образом 200 татар. Хорошо сказал один валах п. старосты сандецкого, по прозванию Середа: «Всем нам следовало бы поснимать головы». Ни одного языка не привели. Сообщили лишь, что когда встреченные люди из лагеря Хмельницкого были взяты на пытки, они показывали, что Хмель пошел куда-то с конным войском. Или навстречу нам, или к Днепру. Однако после сообщения, полученного в воскресенье, оказалось, что это не так. 25 июня п. Чарнецкий дал знать, чтобы мы были настороже, ибо и хан есть, и разные разъезды недалеко, отправленные для размещения на пашню лошадей.

В этот же день е. к. м. совещался с сенаторами о том, как ликвидировать волнения в Подгорье и устранить того злобного человека, который возбуждает подгорную чернь, овладел Чорштыном, нападает и грабит шляхетские поместья. После совещания е. к. м. немедленно назначил для успокоения этих волнений е. м. п. коронного мечника и с ним 2 тысячи наемного войска, как конного, так и драгун, а вместе с ним отправил п. коронного конюшего и п. сандецкого старосту. Приказал издать универсалы ко всем тем хоругвям, которые ради внутренней безопасности остались по уездам, чтобы [шли] под команду п. коронного мечника, чтобы те к. м., которым эта провинция подлежит, могли бы легче это зло задушить в зародыше. П. мечнику придан п. Сокол, кварцяный ротмистр, ветеран войска е. к. м. и отважный воин.

В тот же день е. к. м. отправил к посполитому рушению двух и. м., то есть е. м. п. кастеляна сандецкого и п. рефендария коронного, убеждая, чтобы изволили соединиться и переправиться к е. к. м. Разъяснена была им очевиднейшая опасность дальнейшего пребывания на той [506] стороне. Однако эти убеждения и отцовские предостережения приняли не без ропота и разных претензий, ссылаясь на сборник законов, забыв о том, что во время войны законы должны молчать и что в таких случаях следует заботиться больше о своей безопасности, чем о законах. Но сегодня шляхта все же из Краковского воеводства переходит Стырь, и как только перейдет, придется отправляться, дай бог счастливо, в дальнейший путь.

Вчера князь п. воевода краковский представлял людей своих хоругвей, среди которых 2 гусарские [хоругви] ординатов довольно хорошо укомплектованные. Впрочем мы ожидали больше и лучших людей.

Объявлено нам лишь то, что мы на завтра должны готовиться к походу. Наше продвижение зависит от разъезда п. Чарнецкого.

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.