Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 8

1648 г. начало мая. Письмо полковника К. Корицкого сандомирскому воеводе Д. Заславскому с сообщением о переходе реестровых казаков на сторону Богдана Хмельницкого и о безнадежном положении польско-шляхетских войск, осажденных казаками у Желтых Вод

Государственный воеводский архив в Гданьске, шифр 300.29/129, лл. 9495. Копия.

Копия письма п. Корицкого, полковника кн. е. м. п. воеводы сандомирского

Пресветлый м. князь, п. м. м. и благодетель.

Истинно печальную новость в. кн. м. п. и благодетелю моему сообщаю, но так как в. кн. м. благодетелю моему надлежит знать о положении в Речи Посполитой, которая, как вижу, находится в большой опасности, соизвольте, в. кн. м. благодетель мой, на своего доброжелательного слугу не обижаться.

Итак, опишу в. кн. м. благодетелю моему весь наш несчастливый путь.

Их мм. пп. гетманы отправили Войско Запорожское водою, правда, не все, но тысячи четыре, которые прибыли в Запорожье, имея с собою трех полковников — п. Вадовского, п. Рурского, п. Кричевского, т. к. другие пошли сушей. Сначала к тому месту, которое Хмельницкий укрепил, пошел Чигиринский полковник п. Кричевский, взяв с собою несколько сотен человек казаков, над которыми старшим был черкасский казак, добрый молодец Барабаш. Там [никого] не нашли, кроме 50 казаков Хмельницкого, которые сразу сдались, прося пощады. Эту крепость п. Кричевский разрушил до основания, забрав продовольствие и все боеприпасы, которые там были.

В отсутствие п. Кричевского все казаки, давно находясь в тайном сговоре с Хмельницким, подняли бунт и восстание против Речи Посполитой. Они сразу же отобрали королевские хоругви и булавы у полковников. Сколько было среди них старшины доброжелательной к Речи Посполитой, а именно: сотники, поручики, есаулы и другая старшина — всех, схватив, поубивали. А так как не было Кричевского и Барабаша, которые уничтожали эту крепость Хмельницкого и не знали еще об этом бунте, взбунтовавшиеся послали за ними несколько сот человек, которые, прибыв туда, сразу поймали п. Кричевского, Барабаша и другую старшину. Всех их привели на раду и казнили, а именно п. Рурского, корсунского полковника, п. Кричевского 12, Чигиринского полковника, п. Вадовского, черкасского полковника. Среди казаков же, добрых удальцов, которые и гетманами у них бывали, казнили Барабаша, Ильяша, Каленонка, Олешку, Гайдушенко, Нестеренко 13 и всю старшину от мала до велика, кроме одного сотника, их фаворита, которого Топигою зовут, и избрали своим гетманом одного гультяя, которого зовут Джалалий. Все захватила чернь, гультяи.

Этот гетман сразу же со всеми своими силами двинулся на волость. Он имел в помощь всю крымскую и ногайскую орду, так как отдал в залог хану несколько казаков и пленных, захваченных татарами, которые только за ними и охотятся, и сразу до волости послал, чтобы все живое к нему присоединялось. «Ибо мы всю Украину у ляхов отберем», — писал он им 14.

Всех поляков и драгун, которых только захватили в плен при полковниках, расстреляли.

Мы сами находимся в большой опасности, но об этом — меньше всего, ибо вся Речь Посполитая еще в большей опасности. Бог знает, что с нами будет.[ 31]

Те же, что пошли сушей с сыном е. м. п. краковского, с е. м. п. Стефаном Потоцким, — это п. Сапега, п. Стефан Чарнецкий, п. комиссар 15, полковник каневский п. Войнилович, второй — белоцерковский п. Бучанский, все хоругви кварцяные полковничие и п. комиссара, а также п. каменецкого старосты, п. Сапеги, п. Стефана Потоцкого, п. Зацвилиховского, товарищи с разных хоругов, которых двинулось около 70, драгуны е. м. п. краковского, е. м. п. воеводы черниговского, е. м. п. Сенявского, 140 кварцяных немцев, прикомандированных с е. м. п. Чарнецким, 100 комиссарских и полковничьих, полторы тысячи запорожских казаков.

Итак, все это, мною перечисленное войско, Хмельницкий, соединившись с ордой, окружил и каждый день усиленно наших штурмует. 29 апреля уже исполнилось две недели, как орда вместе с казаками осадила их и до сих пор атакует у Желтых Вод, а мы им никоим образом помочь не можем, так как [пп. гетманы] усиленно стараются . достать языка, но поскольку орда очень большая — 40 тысяч, кроме казаков, а нас и 5 тысяч нет — никак достать языка не могут. И мы знаем, что их еще не взято, но долго не продержатся, ибо их м. пп. гетманы, имея в тылу противника, помочь им не могут и вынуждены с войском отступить.

А те бунтовщики, которые уже вышли из Запорожья (Из Каменного Затона), идут х Хмельницкому, чтобы с ним соединиться. Как только они соединятся, тогда наши против них не устоят и все погибнут с сыном е. м. п. краковского, который [уже теперь] может петь заупокойную, разве только всевышний кого-нибудь спасет, да и то с помощью большого чуда. Это будет большая потеря для Речи Посполитой и для шляхты, ибо там находится, по-видимому, около 300 добрых воинов. Сам в. кн. м. изволь рассудить, какая это потеря. Да и нас то же самое ожидает, если не будет подкреплений, потому что все живое [идет] к казакам, и будет их очень много. Татар идет на помощь [к казакам] еще больше, наверное с тысяч 80, и о турках уже поговаривают, — поэтому-то вероятно и запоют [наши] за упокой.

Изволь в. кн. м. собрать людей, иначе — упаси нас бог от несчастья.


Комментарии

12. Полковник Станислав Кричевский не был казнен. Он присоединился к повстанцам и стал одним из ближайших сподвижников Богдана Хмельницкого.

13. Максим Нестеренко не был казнен повстанцами. Он перешел на их сторону и стал одним из ближайших сподвижников Богдана Хмельницкого.

14. Слова взяты из воззвания Богдана Хмельницкого к украинскому народу, которое он разослал сейчас же при выходе из Запорожья на волость.

15. Речь идет о польском комиссаре Войска Запорожского Яцеке Шемберге.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.