Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФРАНЦ ФЕРДИНАНД ФЕДОР СТАЛЬ

События под Очаковом в 1788 г. с Сентября до половины Ноября 1

Сентябрь.

6-го числа в 4 часа по полудни прибыл благополучно в лагерь под Очаковом 2, в 50 верстах от Буга и в 129 от Херсона. Ночью с 6-го на 7-е число траверс Залусский был двинут вперед на левом крыле; желая не допустить этого, неприятель около 10 часов сделал вылазку и огонь из орудий и ручного оружия продолжался всю ночь; тем не менее работа, под начальством генерал-майора Максимовича была приведена к концу и неприятель, после трех часового боя был прогнан. В этом деле инженер-генерал-майор Туников, был смертельно ранен бомбою. С нашей стороны было двадцать семь убитых и несколько раненых.

7-го числа, в 8 часов утра огонь снова начался, будучи прерван в течении часа. [598] Около 9 часов бомба попала в пороховой ящик батареи Пеира Мюллера, при чем два солдата были убиты, а 13 ранено. В 10 часов я отправился с капитаном Гармессом к Мюллеровой батарее где отыскал поручика Штакельберга и тут остался до прекращения канонады, т. е. до 10 часов.

В 4 часа по полудни Капудан-паша подступил к нашему лагерю. Запорожцы пытались пристать к берегу, но им помешал огонь из орудий флотилии и батарей расположенных на берегу. Неприятельские батареи были значительно повреждены. Вечером я был командирован в первый раз в траншеи вместе с генерал-лейтенантом князем Василием Васильевичем Долгоруковым. Ночью неприятель пытался исправить поврежденные батареи, но мы ему в том, по возможности, помешали стрельбою из орудий.

8-го Вечером нас сменил генерал-лейтенант князь Сергей Федорович Голицын.

9-го Лагерь стоявший к стороне Березани был снят. Большая буря.

10-го Канонада от 3 часов пополудни до ночи. Поручик артиллерии Непейцин потерял ногу, в траверсе правого крыла.

11-го Вечером мы сменили в траншеях генерал-лейтенанта Гейкинга. При князе Долгорукове находился генерал-майор Апраксин.

12-го Нас сменил князь Голицын.

13-го Курьер привез известие о взятии Хотина.

14-го Все было тихо. Я посетил раненного премьер-майора фон Пальмбаха.

15-го вечером в траншее с генерал-майором князем Любомирским.

16-го Мы сменены Голицыным.

17 и 18-го Не случилось ничего примечательного.

19-го Был убит поручик Раскалес, Залусскими волонтерами, в траверсе правого крыла. Вечером я был командирован к баттареям с генерал-майором Рахмановым.

20-го С рассветом была большая канонада, с Флота Капудан-паши и на Березани. К вечеру я был сменен.

22-го Мы сменили в траншеях генерал-лейтенанта принца Ангальт-Бернбургскаго.

23-го Сменены Голицыным.

25-го Командирован в траншеи; при смене я получил сильную контузию ядром 24 Фунговым, которым возле меня убило двух гренадер. Эта контузия заставила меня долго не оставлять постели.

Октябрь

8-го Командирован к батареям. Ночью три турецкие судна из эскадры Капудана-паши пробрались в крепость, при сильной буре, и не смотря на пальбу из наших кораблей и с траверса правого крыла.

9-го Город был бомбардирован всю [599] ночь с сухопутной стороны и с моря. В этот день бомба упала в пороховой ящик Пламенщиковской батареи и зажгла три другие ящика. На Лимане капитан «второй роты начальник эскадры и кавалер Киленин, который прежде взял турецкий адмиральский флаг, был убит пушечным ядром. Около 4 часов по полудни бомбардный гальот взорван был на воздух с 140 человек, из коих убиты были сам командир и кавалер Кариан и около 50 человек. В корабль подполковника Рибаса попало 37 ядер. У нас в этот день было 170 убитых, и орудия наши по причине сильного волнения действовали неуспешно.

10-го Пальба снова началась в 3 часа и продолжалась до вечера. Я находился у Лимана, на правом крыле.

11-го В 4 часа пальба до ночи, в котором премьер-майор Вуичич, екатеринославского гусарского полка, с 36 солдатами был взят в плен Запорожцами, которые, по причине темноты, высадились незамеченными. На месте стычки найдено три отрубленные руки. — Майор полтавского конноегерского полка Шутович ранен ядром в ногу.

12-го Были подвинуты вперед батареи левого крыла. Вечером князь Лобанов подполковник лифляндского стрелкового корпуса, пулею ружейною был смертельно ранен в голову, и в туже ночь инженер-поручик Маноилов и капитан Пушкин были ранены, а турецкая флотилия стоявшая в Очаковской гавани, успела пробраться, под покровом темноты ночи, мимо нашего Флота к Флоту Капудан-паши.

14-го Работы продолжаются.

15-го Вице-адмирал принц Нассауский отправился в Варшаву и сдал команду над Флотилиею Ахматову 3.

19-го Генерал-аншеф князь Юрий Володимирович Долгоруков отправился в Москву с князем Хованским и с графом Витгенштейном. Барон Икскюль уже 16-го поехал вперед, в Ольвиополь. В остальную часть месяца все было довольно спокойно кроме бомбардирования и канонад.

24-го Большой пороховой магазин в городе взлетел на воздух, при чем, по словам дезертиров, несколько сот человек были убиты. Каждые 40 часов я был командирован в траншеи. К концу месяца австрийский генерал от инфантерии принц де-Линь возвратился к императорской (немецкой) армии.

Ноябрь

(в оригинале - Октябрь. Thietmar. 2010)

2-го После обеда, из главной квартиры под Очаковом, отправился на запорожской чайке через Лиман в Кинбурн, куда [600] прибыл вечером. Ночевал в лагере с.-петербургского драгунского полка. 3-го ездил верхом к Косе и крепости, и возвратился 4-го вместе с майором Фон-Ланбсдорфом.

Того-же дня с рассветом Капудан-паша отправился с флотом в Константинополь.

Так как мы, на обратном пути из Кинбурна, не много опоздали, заехавши к контр-адмиралу Мордвинову на корабль Владимир и слишком удалились от линии , так что нельзя было хорошо слышать лозунга, то Фрегат Скорый нас приветствовал картечью и заставил нас подойти ближе к линии. Когда подошли ближе к берегу, мы видели и слышали чрезвычайно сильную канонаду. Фельдмаршал приказал чтобы, по данному сигналу, разом производилась стрельба из всех пушек, мортир и ружей и каждому солдату, кроме того, дан был в руки зажженный фитиль: все это при сильной темноте вместе с страшными криками: ура! и Аллах! про изводило чрезвычайное впечатление. Неприятель не прерывал канонады в течение всей ночи, так что эта штука стоила много народа, как с его стороны, так и с нашей.

7-го Остров и крепость Березань были взяты нашими Запорожцами, под командою их кошевого атамана Головатого: утром около 9 часов казаки на своих чайках, под сильным огнем и в виду нашей армии, поплыли к острову, пристали к нему и овладели береговыми батареями которые или были обращены против неприятеля, отступившего к крепости, между тем наша маленькая флотилия приблизилась.

Гарнизон вывесил белый Флаг и два депутата были привезены на лодке в главную квартиру для переговоров, которые кончились тем, что весь гарнизон должен был сдаться безусловно. В 12 часов Головатый возвратился в главную квартиру с главным Флагом крепости, и в следующие два дни занимались перевозкой пленных, т. е. двубунчужного паши и 280 человек, кроме 40 больных и раненых. В крепости нашли 21 пушку и около 2000 четвертей муки с соответствующим количеством провианта и амуниции.

9-го утром Фельдмаршал велел понести взятые знамена в траншеи и там выставить. Но так как турки готовились к вылазке и уже выставили знамя пред своим ретраншементом, то Фельдмаршал снова велел снять знамена. Ночью начали строить батареи для бреши на левом крыле для 24 пушек, работа эта была окончена 10-го, оставалось только снабдить батареи орудиями.

Но 11-го на заре неприятель сделал сильную вылазку в эту сторону, изрубил генерал-майора Максимовича, капитана барона-Аша, еще несколько офицеров и около 40 гренадер и ранил до 70 человек. Наконец, после битвы, продолжавшейся два часа, [601] неприятель был отброшен назад, оставив на поле до 50 человек убитыми. Мы взяли знамя, неприятель-же у нас захватил трехфунтовую пушку и кегорнову мортирку. Головы убитых генерала и офицеров неприятель воткнул на длинные пики, и так как последние от. нас были отделены расстоянием менее 70 шагов, то мы могли их узнавать. Фельдмаршал велел отрубить головы убитым Туркам и привезти в лагерь - и между ними оказалась голова Аги

Барон К. Сталь.

Корр. О.

3-го Ноября 1866 года

Одесса.


Комментарии

1. Писавший эти заметки отец мой барон Франц Фердинанд Федор Сталь, из баварских дворян, служил вместе с братьями своими в Римско-Императорской службе и в чине ротмистра Кинского полка (Kinsky chevaux leger regiment): пожелав участвовать в долгославных войнах России с турками, перешел в Императорскую российскую службу поручиком в Кинбурнский полк 1785 года Сентября 29 дня; участвовал в походах в Таврии 1787 по 1788 год в должности адъютанта при генерал-поручике князе Долгорукове, и как видно из Формулирного списка, в той-же должности «вовсе время осады Очакова на штурме тамошних авангардиях находился, где тяжело контузию левой руки в кисть получил; за отличность пожалован капитаном 6-го Декабря 1788 года».

Рана эта, лишившая отца моего владения левою рукою, принудила его оставить полевую службу, и он по производстве его в секунд-майора 1790 года Мая 28 дня, и, по нахождению его в старобыховском пограничном батальоне, назначен плац-майором этой крепости 1791 года. После того вышел в отставку с полным пансионом, получая неоднократно вспомоществование от казны для поездок за границу в 1792, 1793, 1804 и 1815 годах, для излечения от раны. По причине этой раны записки доведены только до Декабря месяца 1788 года.

2. Для полноты прилагается план крепости, скопированный с современной взятию Очакова модели, хранящейся в С.-Петербургском историческом арсенале. См. Табл. IX. - Н. М.

3. С 18 Октября начальство над флотилией русской, вместо принца Нассау и Поль Джонеса, было поручено контр-адмиралу Мордвинову. См. IV т. Записок, стр. 283.

Текст воспроизведен по изданию: События под Очаковом в 1788 г. с сентября до половины ноября // Записки Одесского общества истории и древностей, Том VI. 1867

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.