Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Перевод с греческаго печатнаго листа

НОВОЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ ДЛЯ ОБРЕТАЮЩИХСЯ В РУМЕЛИИ,

МАЛОЙ АСИИ, НА ОСТРОВАХ СРЕДИЗЕМНАГО МОРЯ,

В ВАЛАХИИ И МОЛДАВИИ НАРОДОВ.

О ЗАКОНАХ. ВОЛЬНОСТЬ, РАВНОЧЕСТИЕ И БРАТСТВО. И ОТЕЧЕСТВО

Народы отрасли Елинов, кои живут в Румелии, Малой Асии, на островах Средиземнаго моря, в Молдавии и Валахии и все, кои стенают под угнетением тиранства Порты Оттоманской сквернаго деспотизма, кои принуждены были бегством спасти себя в разныя государства, дабы освободиться от толикаго бедствия и тяжкаго бремени, все, говорю, християне и турки без всякаго различия закона (поелику все творения божия суть чада первосозданнаго Адама). Размышляя, что оный тиран, называющийся султаном, совсем пал к мерзским сладострастиям, окружен будучи евнухами, кровопийцами, невежами придворными его, позабыл и пренебрег человечество, утвердил сердце свое яростию к невинности, и найлучшее государство сего мира, которое обожается везде от премудрых, осталось одно в столь мерзском безначалии, что ни один, какого бы то ни было достоинства и закона, необнадежен ни о своей жизни, ни о чести, ни о своем имении. Всякой смиренный, всякой невинный, всякой честнейший гражданин ежеминутно подвержен опасности быть жертвою жизни мучительнаго его мечтания, или диких местонадзирателей и недостойных правителей онаго тирана или, наконец, (которое и часто случается) зломышленников звероподобных последователей ему, кои радуются в его неограниченном суждении жестоком безчеловечии и убийстве, которые без всякаго следствия, без всякаго допроса и без всякаго суда осуждают. О! Небо! Ты еси нелицемерный свидетель таковых злодеяний. О! Солнце! Ты зришь вседневно таковыя звероподобныя ополчивости. О! Земля! Ты напояешься безпрестанно ручьями невынных кровей. Кто имеет уста сказать мне противное? Кто бы такой мог быть тигр, который подобен бы был тому, в толиких [326] беззакониях? Пущай предстанет сюда и для избраннаго себе свидетеля будет иметь всю сию вселенную, которая неизреченно стенает ради невынных здесь льющихся рек человеческих кровей. Несчастный сей народ, видевши, что поднесь все его печали, страдания, вседневные слезы и разорение проистекают от худаго и непотребнаго правления, от недостатка благоразумных и премудрых законов, единожды решась приняв на себя мужество возреть на небеса, и отторгнуть угнетенную тяжким бременем выю свою, и вооружив руце свои оружием мщения и отчаянности, воззопить пред всем миром громким гласом, о священных и непорочных правах, богом ему дарованных, дабы жить спокойно на сей земли. Того ради, дабы все жители бдительным оком могли видеть и различить все делопроизводства и движении правления и правителей с намерением общаго их узаконения, мужественно откинули оное мерзское иго деспотизма и, обнявши драгоценную вольность славных предков их, положили чтоб не допустить когда-либо быть попираемы яко невольники впредь от безчеловечнаго тиранства, чтобы каждый имел яко блестящее зеркало пред глазами своими оное основание вольности, твердости и благополучия, чтобы ясно познавали судьи, кая их непременная есть должность к тяжущимся вольным жителям, и законоположители и первые члены правления справедливую цель держать, к общему благосостоянию народа клонящуюся, ясно возлагается следующее сие народное объявление драгоценных прав человека и вольнаго обитателя сего государства.

Право человека (или право народное)

Статья 1-ая. С начала света в первый раз люди собирались из лесов для обитания в обществе. Устраевая села и города, намерение их было для вспомоществования один другому и дабы жить в благополучном состоянии, а не заедаться между собою, и одному не сосать у всех кровь. Тогда-то избрали они государя, который бдел бы о их пользе, дабы они были уверены к получению от него естественных прав, кои никто на поверхности земли не имел бы силы уничтожить.

2-ая. Сии естественныя права суть: первое, чтобы мы были все равны, а не одному быть выше другаго; второе, чтобы мы были вольные, а не один другаго невольник; третье, чтобы мы были обеспечены в жизни нашей, и никто бы оную не мог отнять от нас неправдою и прихотливым образом; четвертое, скотоводство 1, которое мы имеем, чтоб никто не мог к нему прикасаться, но чтоб оное было наше и наследников наших.

3-ья. Все люди как християне так и турки по естественному положению суть равны; когда прогрешит кто, котораго бы закона и состояния ни был, закон должен быть одинаков за преступление и непременный, то есть за одинакое преступление не наказывается богатый меньше, а бедный больше, но равно.

4-ая. Закон есть то самое свободное определение, что по положению всего народа установлено, то есть все мы хотим, дабы убийца был убиен; сие то называется законом и есть самый тот для всех нас наказывающий. И паки другой закон, который предпочитается всеми, то есть: все мы хотим владеть своим имением, следовательно, никто не имеет власть отнять насильно от нас что-либо. Сей бо есть закон,поелику мы сами оной приемлем и желаем. Закон имеет власть всегда повелевать во всякой вещи праведной и полезной, к общежитию нашему относящейся, и чтоб препятствовать только тому, что нам вредно.

5-ая. Все сограждане могут поступать в достоинства и во все народные чины, ибо вольныя народы не признают какого-либо предпочтения в избрании их, исключая разума и учености, то есть: всякой когда он достоен и учен для общенародной службы, то и может оную получить; напротив же того, не будучи достоен, но прост, не должно ему дать оной, по той [327] причине, что не знавши он совершенно как исправлять оную, делает преграду достойным и вредит обществу неведением своим и неспособностию.

6-ая. Вольность есть та сила, что человек чинит все то, что не вредит праву ближняго своего; она имеет основанием естественность, почему мы естественно и желаем быть вольными, имеет правилом справедливость, почему и справедливая вольность есть блага, и имеет стражею закон, почему оная и предопределяет быть нам свободными или вольными. Нравственной же предмет сея вольности есть сие изречение, то есть: не делай другому того, чего себе не желаешь.

7-ая. Право о объявлении намерения нашего и мыслей есть посредством типографии и иначе. Предмет мирнаго нашего собрания есть вольность, основанная на праве о допущении в общество людей разных вер, как то, право о мирном нашем собрании есть вольность всяких законов, християнскаго, магометанскаго, еврейскаго и прочих, и никто сему препятствовать не может и никому не возбранно 2.

Когда же кому воспрепяствуется воспользоваться сими правами, оно явно доказывается, что сие происходит от тиранства или от воспоминовения того ссылочнаго деспотизма 3, который мы от себя прогнали.

8-ая. Безопасность есть та защита, которая дается от природы каждому человеку для сохранения самаго себя, прав и собственности своей. То есть, когда кто вознамерится обидеть хотя одного человека отнятием у него чего-либо, то весь народ должен возстать противу того насильственника и выгнать его из общества.

9-ая. Закон имеет долг защищать вобще всенародную вольность и каждаго гражданина, пребывающаго мирно в своем правлении, и охранять от насильства и угнетения правителей народных, которых в сем случае изгонять, а при хорошем их правлении подкреплять и защищать.

10-ая. Никакой судья по пристрастию своему не должен и не может никого из граждан звать в суд, ни брать его в оный, ни же сажать его в тюрьму, иначе как по точной силе законов и тогда, когда он виновным окажется; напротив того, когда судебное место потребует кого бы то ни было в суд, то должен явиться, а посланным за ним безпрекословно повиноваться. А естьли тому или другому воспротивится силою, то будет осужден за то, что не повиновался закону, что почитается за великое,преступление, тем более, что всяк уверен, что невиннаго не осудят.

11-ая. Всякое насилие, предприемлемое противу человека, закона не преступившаго, явно доказывается происходящим от произвола судьи и предприятия тиранскаго. Человеку же, насильственно осуждаемому, позволяется противиться, защищать себя всею своею силою и не повиноваться.

12-ая. Естьли кто в каких местах будет объявлять приказы, собирать подписки, чинить исполнение, или чрез других выполнять оныя под видом важных дел и не донеся о том в тамошнем правлении, почтется за преступника и наказан будет нещадно.

13-ая. Естьли человек подозреваем в чем и на него донесут, то таковаго брать под суд, и доколе не осудится, не отягащают строгостию его жребия, как то ругательством, биением, вязанием, ибо по осуждении его наказать его сходственно с законами.

14-ая. Никто да не осудится и не накажется иначе, как по выслушанию оправдания его по законам в суде, да и по такому закону, которой существовал прежде его преступления, а по вновь издаваемым законам не должны наказываться прежде бывшия преступлении, что называется тиранством. Например, есть ли кто у кого похитил вола до состояния закона не похищать не принадлежащих ему вещей, то по издании о сем закона, хищник возвращает вола без наказания, ибо он не знал до того времени, что хищение есть зло. [328]

15-ая. Закон имеет определять наказании по ясным и точным доказательствам; наказании должны быть соразмерны с преступлениями и полезными к общежитию граждан, то есть: естли кто бил другаго, то должно его самаго таким же образом бить, а не отсечь ему голову.

16-ая. Право владеть каждому своею собственностию есть то, которое следует каждому гражданину, то есть: пользоватся ею, разполагать имением по своему произволу, собирать с онаго доходы, как рукоделия своего плод, трудов и промысла, не опасаясь, чтоб кто мог взять у него силою хотя одну полушку.

17-ая. Позволяется жителям отправлять всякаго рода работы, художества, земледелии, торги или какое бы то ни было полезное предприятие к общежитию своего места, ибо трудолюбие жителей может распространиться на все художества и науки.

18-ая. Каждый человек может служить другому яко слуга, исправляя надобности его, но сам себя продать не может, ниже кто другой, потому что он не владеет собою, а владеет им отечество. Закон не признает никакого раболепства, ниже крепости даже в самых рабах, которые должны помышлять о своей работе с хорошим благонамерением к тому, от кого он получает мзду. Хозяин же не имеет власти бранить его, а меньше бить; а вместо того он может нарушить условие и, заплатя ему по тот день, отпустить его.

19-ая. Никто не может лишиться ни малейшей части своей собственности без своего произвола. Но естли воспоследует какая ни есть общенародная нужда, например, потребовало бы отечество огород его для обращения оной в рынок или построить на оном месте какое-либо здание, тогда, оценив оной огород, заплатить хозяину деньги и обратить оное место в рынок или на здание.

20-ая. Всякая подать должна быть единственно для пользы общества, а не для разхищения однаго и другаго. Все обыватели долженствуют совокупно опекаться к переписи общественнаго денежнаго сбора, бдеть об оной, и брать отчеты от того, который оные деньги собирал.

21-ая. Общее рвение ко вспоможениям есть один священный долг отечества. Общество должно помогать несчастным жителям, доставлять способы, чем могли бы работать, также дать и тем пропитание, которые не в состоянии уже работать, то есть: естли земледелец, не имея у себя волов, остается в праздности, отечество должно снабдить его оными и ожидать, пока он в состоянии будет заплатить.

Естли кто изувечен на войне за отечество, то отечество обязано удовлетворить его и кормить по смерть.

22-ая. Все люди без изъятия должны знать грамоте. Отечество имеет долг учредить школы во всех селениях для детей мужеска и женска пола; от учения рождается знание, коим вольные народы прославляются. В школах толковать им историю и древних писателей, касательно до больших городов, то учить французкому и италианскому языкам; еллинский же язык да будет непременным.

23-я. Общая безопасность и безпечность каждаго гражданина состоит в том, чтоб все граждане взаимно остерегали друг друга от какого-либо падения в несчастие и естьли кто сделается несчастным, то вое должны то чувствовать. Таковая безопасность основывается на самовластии народа, то есть: естли один из жителей будет обижен, обидится тем и весь народ.

24-ая. Таковое самовластие не может иметь твердость, ежели степени народных чинов не будут даваемы законно и ежели не будет определено, чтоб каждый чиновник отвечал за свое звание.

25-ая. Вышшая власть пребывает в целом народе, она есть неразделимая, непредопределенная, и непереходящая: один только народ может приказывать, а не часть онаго или один город. [329]

26-ая. Одна часть народа не может противоборствовать противу силы целой нации, однако же всякая часть народа в собраниях имеет право объявить свое мнение с обыкновенною вольностию.

27-ая. Естли б кто вознамерился принять на себя власть самодержавия целой нации, то немедленно таковаго заключить в тюрму, судить и по законам наказать.

28-ая. Целая нация имеет право преображать и переменять свое законоположение; ибо существующий ныне народ не может подчинить потомков своих настоящим законам.

29-ая. Каждый гражданин имеет одно и равное право с другими в постановлении закона, також в наимяновании чиновников, советников, воинов и настоятелей нации.

30-ая. Чины и должности отечества суть по-настоящему временныя или сколько пожелает и заблагоразсудит Правление оставлять в оных граждан.

Оныя чины не долженствуют служить особою почестию, ниже возданиям, но непременным долгом граждан служить отечеству своему.

31-ая. Преступления настоятелей нации и чиновников никогда не могут остаться без наказания. Никто не имеет права думать о себе, что он не подвержен наказанию, то есть: когда преступит великий или малый человек, закон наказывает его непременно по его преступлению, хотя бы он был и из первых чиновников.

32-ая. Право о подаче каждаго гражданина прошениев о чинимых ему притеснениях никто не может у него отнять и, имевши в руках власть правосудия, не могут ему в том нисколь препятствовать, ниже сказать ему, что нет времени и места, но во всякий час, когда бы то оный жалующийся ни пришол, должно быть принято его прошение.

33-я. Явно позволить каждому гражданину сопротивляться, когда угнетают его или обижают, есть последнее дело вышереченных прав, ибо никто не может противустоять, когда знает, что получит справедливость свою споспешествованием закона.

34-ая. Когда один гражданин сего государства обижается, то обижается всио государство, також, когда и государство обижается или в войне находится, то обижается и должен воевать каждый гражданин. Того ради никогда никто не может сказать, что такой-то город в войне, а мне нужды нет, я спокоен в своем, но напротив какой бы город сего народа ни был в войне, вся нация должна принимать участие, ибо всякой есть член оной; болгарин долженствует вступиться, когда страдает еллин, а сей опять за него, и оба они — за албанца и волоха.

35-ая. Когда Правление во зло употребляет данную ему от народа власть, пренебрегает и отступает от прав народных и жалоб его не принимает, тогда вольность востать против его, принять оружие и наказать тиранов есть наисвященнейшее из всех его прав и непременная из всех его должностей, Но ежели часть народа находится в таком месте, где тираны будут сильны, то тогда самые храбрые патриоты и привязанныя к вольности должны занять проходы улиц и вершины гор до тех пор, пока умножится число их, а потом начать свое предприятие противу тиранов, зделав над каждыми десятью человеками одного десятника, над пятидесятью — пятидесятника, над стом — сотника. Полковник в своей команде имеет десять сотников, а стратигос (генерал) — трех полковников, военачальник же — многих стратигосов.

Долги больших и малых городов, сел и частныя каждаго гражданина, которыя зделаны прежде пяти лет и во все то время насильственно браты были за оныя проценты, ныне вовсе помянутыя долги уничтожаются и кредиторы не могут впредь требовать ни настоящаго капитала, ни процентов от должников своих, ибо в пятилетний срок капитальная сумма удвояется, следовательно и должны они себя почитать уже удовлетворенными. [330]

Начало 3аконоположительнаго устава.

Способы, как управлять Димократиею 4

О Димократии или Народном Правлении

Статья 1. Елинская Димократия есть одна, хотя она и заключает в себе разные роды и исповедании, но не взирает враждебно на разность богослужений; она при всем том, что реки и моря разделяют её епархии, сама по себе неразделима и составляет едино тело.

О разделении народа

Статья 2. Елинский народ, обретающийся в сем государстве без изъятия вер и языков, во-первых, разделяется на собрании в местоначалиях или воеводствах, чтоб привесть в действие свою самодержавную власть, то есть собирается в каждой епархии давать свои голоса по каким-либо предложениям.

3. Оное Правление для облегчения своего разделяется на части, чтоб правосудие везде могло произходить единообразно, в епархиях, воеводствах, или низших правлениях; епархиею же называется Фесалия; местоначалием — Магнисия (то есть деревни, кои лежат в называемом месте Волу), а низшее правление — Макриница, которая состоит из двенадцати деревень.

О существе граждан

4. Всякой человек, рожденный и обитающий в сем государстве, двадцати одного года возраста своего есть гражданин.

Всякой иностранец двадцати одного года, которой прожив в сем государстве ремеслом своим один год, есть тоже гражданин.

Кто купит недвижимое имение, есть гражданин.

Кто приимет к себе на воспитание, есть гражданин.

Кто женится на дочери еллина, есть гражданин.

Кто кормит престарелаго человека, есть гражданин.

Кто говорит простым еллинским языком и вспомоществует Эладе (или Греции), хотя бы он жил между антиподами, есть еллин и гражданин, поелику еллинское квашеное тесто (подразумевается, размножения греков, распространившихся и в обе имисферии).

Кто християнин, и хотя не говорит простым еллинским языком, но только вспомоществует Елладе, есть гражданин,

И, наконец, всякой иностранец, коего Правление почитает достойным быть обитателем отечества, например: как то, хороший художник, искусный учитель, достойный воин, всяк терпимый в отечестве, все сии могут равномерно иметь все те права, коим пользуются природные сограждане.

Всяк иностранный философ или художник европейский, который, оставя свое отечество, приидет и поселится в Элладе с намерением преподавать свое учение или художества, не довольно, что он будет там принят гражданином, но еще и с общим иждивением по смерти его поставить ему монумент мраморный со знаками его учения и искуства, и ученейший из эллинов да напишет деяния и жизнь его.

5. Теряет право гражданства тот, который зделался обитателем чужаго государства и оттоль никаким образом отечеству своему не помогает, а приемлет равнодушно и с холодностию повелении отечества своего; також де и тот, который имеет чин, или службу, или какия ни есть награждении от рук тирана. Таковой не нарицается более уже гражданином, но предателем. Того ради и должно таковаго изгнать далеко и доверенности [331] к нему никакой не иметь. К тому же теряет право и тот, который в чем преступил,и до тех пор по законам судится, доколе в том себя не очистит.

Напротив того, есть тот мужественный гражданин, достохвальный обитатель и любимый на земле от сограждан своих, который живучи в чужих странах научился какому-нибудь мастерству, или художеству, или мореплаванию, а всего более военной тактике, и возвратится в свое отечество то город, где он родился, взнесет род его и имя в общей журнал, не яко гражданина, но яко благодетеля своему отечеству, и даст еще ему достоинство, успехам и учению его соразмерное.

6. В случае, же, когда кто под судом находиться будет, то доколе не оправдится, не может пользоваться правом согражданина.

О самовластии народа

7. Самовластие народа составляют вообще все живущие в сем государстве, без изъятия закона и языка, — еллины, булгары, албанцы, волохи, армены, турки и всякаго другаго звания народы.

8. Сей народ совокупно может избирать от себя поверенных в общенародный совет.

9. А сей дает волю народу избирать между собою кандидатов для постановления их в народныя законохранители, уголовные судья и другия чиновники.

10. Народ советует между собою о спокойствии своем и которыя законы находит полезными, то утверждает их, а в противном случае о вредности их представляет в Правление.

О первых сеймиках

11. Первые народные сеймы сзываются самими жителями, имеющими в том местоначалии, где сейму быть должно, собственныя свои домы шесть месяцов прежде их сзыву. На оных выбираются граждане в посылки и для определения к местам.

12. Сии первые сеймы полагаются, по малой мере, числом от двухсот граждан и от шестисот и более 5 приглашенных для подачи своего мнения.

13. Сии первые сеймы, прежде нежели вступят в избирательство, определяют одного старшину или начальника, одного писаря записывать ими говоренное, и одного чиновника, который носит ковчежец для собирания голосов на письме о имяни избираемых граждан в чины, которой называется псифофор.

14. Команда же для наблюдения всякаго благочиния в том сейме определяется от самых граждан.

15. Никто в таковый сейм да не приходит вооружен.

16. Избрании бывают письменно или громогласно, как каждый того пожелает.

17. Сейм одного местоначалия никак не может распоряжать в другом местоначалии, а всякому местоначалию вольно распоряжать по своему.

18. Псифофоры утверждают определении тех граждан, кои не умеют писать и желают, чтоб голоса их были письменныя.

19. Голоса же, кои даются для составления законов, суть сии: да, и нет, то есть желающия того закона пишут имя свое и да, а не желающия также пишут имя свое и нет, из коих по большинству голосов закон утверждается.

20. Постановление перьваго сейма объявлено быть имеет тако: граждане местоначалия такого-то ... собравшись в первом сейме 1 майя 1798 года числом в 600 членов определяют о деле таком-то ... или по делу такому-то ... будучи числом 350, противу 250 членов. [332]

О национальном представлении 6

21. Вся нация собою представляет множество народа, который есть основанием национальнаго представления, а не одни только богатые и приматы.

22. Сорок тысяч человек избирают одного депутата для посылки в Законодательный корпус.

23. Всякое собрание перьвых сеймов, которые состояли от 29 до 41 тысячи человек, может именовать одного посланника.

24. Имянование делается единственно по большинству голосов, то есть никогда меньшая часть голосов не имеет права, хотя бы сколько ни были богаты.

25. Каждый первый сеймик собирает свои голоса и определении и посылает оные на разсмотрение с одним надзирателем туда, где собрался в среди местоначалия больший того сейм, почему и не нужно следовать туда всем жителям.

26. Естьли первое избрание или определение сеймиков равно в голосах своих, то должно быть и другому сейму, на котором чтоб решили по большинству голосов.

27. Естьли голоса суть равные, то есть 300 за Петра и 300 за Павла, предпочтется тот, который годами постарее, как для избрания, так и для определения, но когда оба они суть одних лет, то тогда уже клир их разделяет 7.

28. Всякой ученый гражданин, носящий должность обывателя, во всей димократической обширности достоен есть к избранию.

29. Каждой посланной местонадзиратель есть избранной от всей нации и не почитается частным от какого-либо местоначалия, но почитается как природный еллин.

30. Буде случится, что избранный не приемлет оное их определение и просит, чтоб уволили его от службы, или Правление исключило его от места ради какого ни есть известнаго обстоятельства, или умер, первые сеймики, кои его имяновали, иметь должны другаго в готовности для определения на его место.

31. Посланный местонадзиратель, просивший отставку, коя и дана ему от Правления, не может оставить свою должность, доколе не приедет другой сменить его и управлять тою же частию, что и предместник его имел.

32. Народ сего государства собирается каждый год майя 1 числа, дабы избирать людей в местонадзиратели.

33. Народ судит и определяет о сих избраниях, и сколько б ни было числом граждан, имеют право дать свои в том голоса.

34. Перьвые сеймики могут быть и сверх порядка, то есть, хотя бы и не было 1-го майя, когда одна пятая граждан тех, кои имеют право давать свои голоса, требует, чтобы оные сеймики были.

35. Сеймик сзывается (когда бывает таковое обстоятельство, как гласит в 34 пункте) посредством приматов того места, как обыкновенно всегда при таких случаях у них водится.

36. Сии сверх порядка бываемые сеймики (то есть те, кои бывают и в другое время) могут совет иметь и определять по большинству голосов, например, когда число членов 600 — то должно быть 301, чтоб мог быть выбор.

О избирательных сеймиках

37. Граждане, собравшись на перьвых сеймиках, числом в двухстах, могут избирать одного члена; но естьли они суть от 201 до 400, то могут избрать двух; а буде от 401 до 600, то могут избрать и трех.

38. Избирательныя сеймики утверждаются и в числе членов своих умножаются как перьвые, что выше сказано (в статьях 11й, 12 и 13й),то есть [333] перьвые сеймики бывают на письме или громогласно, так же и сии; там суть 600 членов, по малой мере, для избрания трех, здесь опять так же.

О Законодательном корпусе

39. Законодательный корпус, который называется и Советом, состоит из 750 человек. Состоящий же из 500 младших, называется Совет пятисотный, сии установляют законы; касательно же до 250, они суть старшие, и имянуются Советом старейших. Сии члены утверждают представленныя законы от Пятисотного совета и уничтожают, буде оныя законы им за благо не разсудились.

Первыя яко младшие изобретают и сочиняют законы, а последние яко старейшие изыскивают и разсуждают.

Корпус сей есть непременный в своем существе; хотя и сменяются члены, но корпус остается в целости и приказания его не переменяемы бывают с переменою членов.

40. Перемена и подтверждение Законодательного корпуса членам бывает каждый год.

41. Посланные местонадзиратели, кои от избирательных сеймиков назначены, должны в том месте, где они определены, собраться, дабы начать свою должность перьваго дня июля месяца.

42. Сей Законодательный корпус называется Национальным собранием, которое представляет всю нацию, следовательно, когда издает повелении и законы, то приемлются за истинныя, лишь бы основаны были на большинстве голосов.

43. А чтоб сим посланным депутатам свободно было отправлять свое звание, то запрещается принимать на них всякия жалобы, призывать в суд и судить, дабы они со всякою вольностию могли обо всем говорить и представлять к пользе своего отечества, не опасаясь за сие преследования.

44. Они задержаны могут быть тогда, когда учинят уголовное преступление, как, например, убийство или другое подобное, однако же определение посадить их под стражу или отослать в какое-нибудь место, должно быть с подтверждения Законодательного корпуса, поелику оныя члены суть священны и представляют собою весь народ той нации, почему и должен их судить Законодательный корпус.

О сейме Законодательного корпуса 8

45. Сеймы Законодательного корпуса суть всенародныя и явныя.

46. Все то, что говорено и разсуждаемо будет в сейме, записывается и те разсуждения называются практическия 9; следовательно, сии практическия разсуждения печатаются, дабы весь народ был об них известен.

47. Собрание не может иметь совета и определять, естьли не присутствует половинное число членов.

48. Собрание не может инако запретить делать представление какому-либо члену, как с тем однакож порядком, чтоб он просил на то позволения.

49. Собрание имеет совет, когда местонадзирателей найдется числом более отсутствующих.

50. Когда 50 членов Национального собрания найдут какое-либо затруднение или что-либо им противно, то могут просить, чтоб собрался весь народ по вышереченным правилам (как в 11, 12, 13 и 38м пунктах объяснено), дабы могли разсудить и определить об оном деле.

51. Национальное собрание имеет право изведывать житие, обхождение и поведение каждого присутствующаго депутата в оном; и естьли от него польза отечеству, то хорошо, а буде нет, объявить об нем и взять предосторожность в его мнениях. [334]

52. Команды внутренняя и внешняя, кои охраняют то место, где собирается сейм Законодательного корпуса, зависят от повеления онаго.

О производстве дел Законодательного корпуса

53. Законодательный корпус предлагает законы и издает повелении.

Все законы и повелении должны быть на простом еллинском языке, яко больше вразумительном и способнейшем к чтению всем обитающим около сего Государства народам, также и все дела судебных мест и другия всенародныя.

54. Законы суть те деяния Законодательного корпуса, кои бдение имеют о нижеследующем, а имянно:

а) О законоположении политическаго обращения и преступлений.

б) О общем управлении приходов и расходов Димократии.

в) О зданиях, принадлежащих всей нации.

г) О монете: под каким титулом, какого весу, стемпеля и имянования денег.

д) О количестве податей, сколько суммы, и как собирать.

е) О объявлении войны противу какого ни есть злобного народа.

ж) О каждом новом разделении в местоначалиях и епархиях того димократическаго места.

з) О учреждении школ: каким образом содержать оныя и воспитывать детей граждан.

и) О всенародных издержках в память великих мужей и защитников отечества.

55. Голоса 10 или повелении, то есть деянии Законодательного корпуса, а имянно:

а) О количестве военных людей: сколько их надобно на море и на сухотом пути ежегодно.

б) О пропуске и непропуске иностранных войск чрез землю сего государства.

в) О входе иностранных кораблей в пристани Еллинской Димократии.

г) Попечение о общей безопасности и тишине, то есть о способе сохранить благочиние и спокойствие среди еллинских земель.

д) О годовом и ежедневном разделении сборов народных, то есть коликое число таковых зборов понадобится в год на разныя места Димократии и о повелениях о строении мостов, дорог, гаваней, каналов, зданий и проч.

е) Повелении для делания разной монеты.

ж) О екстраординарных издержках, которые случаются на народныя дела, также и о необыкновенных, то есть на награждение тому, кто сосжет неприятельския корабли, или на издержки для подкупа кого-либо по секретным делам в пользу отечества.

з) О наблюдениях или мерах разумных, кои нужны в каждом месте, в каждой части, в каждом многоначалии и в каждом роде общественных дел.

и) Попечение о защищении димократических мест.

i) О утверждении мирных договоров.

к) О наименовании и смене начальников димократических войск.

л) О взыскивании с каждого члена Совета, гражданина и народного чиновника, чтоб они давали отчет в своих должностях.

м) О требовании в суд тех, кои подозрительными окажутся противу димократической безопасности.

н) О отобрании земель Еллинской Димократии у тех, кои окажутся предателями своего отечества, о разделении ея на части и об отдаче другим во владение. [335]

о) О награждении по желанию нации тех граждан, кои окажут отличныя подвиги храбрости и о долге Законодательного корпуса распоряжать оным по его усмотрению.

О способе сочинения законов

56. Естьли в Димократии нужно будет издать вновь закон, то прежде должно письменно о том представить, дабы при разсмотрении могли увидеть пользу и вред онаго.

57. Собрание должно разсматривать помянутое представление обстоятельно и по прошествии 15 дней по даче представления утверждать его законом.

58, Мнение о представляемом законе, пошлется ли во все города с надписью такою: «предложенный закон», и будет ли оный напечатан? 11

59. Чрез 40 дней после разсылки вышереченнаго предложеннаго закона, естли из димократических городов в половинном числе и одном городе одна десятая часть перьвых сеймиков (то есть 60 жителей) каждой епархии, законным образом собравшись, не воспротивятся оному, то письменно предложенный оный закон за благо приемлется и утверждается на предидущее время за подлинный закон.

60. Буде же десятая часть перьвых сеймиков каждой епархии не согласна, то Законодательный корпус соберет,перьвыя сеймики (статьи 11, 12 и 13) и спрашивает о том весь народ, чтоб дал на то свое мнение.

О титуле законов и повелений

61. Законы, повелении, определении судебных мест и все народныя дела принимают таковый титул: во имя еллинскаго народа, такого-то года ... вольности, спасителева же такового то... года.

О Верховном правлении

62. Оное Правление составлено из пяти мужей или членов (Дирек-ториа).

63. Сейм каждой епархии для избрания (по стат. 37 и 38) имянует одного кандидата, Законодательной же корпус из общаго имяннаго списка выбирает членов в Верховное правление.

64. Законодательный корпус сменяет каждый год половину членов своих.

65. Правление управляет, печется об общей расправе, и не иначе требует выполнения, как по законам Законодательного корпуса.

66. Оное Правление может имяновать внешних начальников и приматов общенародного правления, посланников и консулов к иностранным дворам.

67. Законодательный корпус определяет число практорам и что им делать, то есть приматам, кои в епархиях сей Димократии находятся.

68. Сии практоры между собою не имеют совета, они отделены и не могут меж собою какую-либо корреспонденцию вести, не могут лично приказать, но имянем правительства.

69. Правление сие во внешныя страны Димократии 12 посылает от себя практоров, то есть тех людей, кои могут о каком ни есть деле трактовать в пользу отечества, или для исполнения какого-либо секретного дела.

70. Оное Правление трактует о мире с воюющими нациями.

71. Естьли кто из членов, составляющих оное Верховное правление, в чем ни есть преступит, то призыван будет в Законодательный корпус для отчета. [336]

72. Сие Правление отвечает в неисполнении по законам и определениям Законодательного корпуса, также и за всякое злоупотребление,

73. Оно же когда сменяется, то есть когда других членов на их места избирают, то и оно практоров сменяет и на места их посылает других.

74. Буде практоры провинились в чем, то сие Правление должно вызвать их и уведомить судей о преступлениях их.

О сношении Верховнаго или Исполнительнаго правления с Законодательным корпусом

75. Исполнительное правление присутствует близ Законодательного корпуса, имеет вход в оной и имеет особое место для заседания.

76. Исполнительное правление, когда дает в чем отчет или извещает о чем Законодательной корпус, то всегда и во всякое время то должно быть от него принято.

77. Законодательному корпусу, когда нужно востребует приглашать сие Правление к общему заседанию, то приглашает оное все или часть его.

О правительствующих и многоначальных корпусах

78. В каждой округе, состоящей из десяти, двенадцати, или пятнадцати деревень Димократии, находятся разныя управы.

Во всяком местоначалии или воеводстве бывает свое правление в средине, дабы околичные управы могли с оным о делах удобнее сноситься.

Посреди всякой епархии учреждается также свое правительство, дабы околичныя местоначальные управы о делах могли сноситься с оным.

79. Разных управ чиновники избираются сеймиками округ.

80. В правящия, имянуются от собраниев местоначалий и епархий.

81. Половина их сменяется каждый год.

82. Сим правящим не следует подавать свое мнение или вмешиватся в дела народных собраний, доколе они находятся в сей должности.

Они никак не могут переменять определения и повелений Законодательного корпуса, ниже медлить исполнением.

83. Законодательный корпус предписывает должность правящим, делает им некоторые запрещении и наказует, буде они в чем провинятся,

84. Собрании сих правящих бывают между ими всенародно и явно.

О политическом правлении 13

85. Протокол повелений как для гражданских так и для уголовных дел бывает одинаков во всей Димократии; законами не исключается ни большой, ни малой, все наровне наказываются, когда против оных преступят, и награждаются, когда учинят для отечества своего какое ни есть славное дело.

86. Никто не может воспретить третейскаго суда тем гражданам, кои оного пожелают,

87. Определение третейского суда есть окончательное и имеет везде право; но естьли тяжущияся тем недовольны, то могут и в вышшем суде судиться.

88. Во всякой деревне выбрать из крестьян в судьи двух для тишины и спокойствия, они назовутся судьи спокойствия 14 и должны по законам судить спорящихся жителей и описывать тяжбу их.

89. Оные судьи мирят мирян в их спорах и судят тяжбу их без всякои мзды.

90. Число оных судей и вся принадлежность им определяется от Законодательного корпуса, то есть сколько их числом должно быть и что им потребно для судебного места. [337]

91. Третейския судьи бывают всенародные и избираемы сеймиками.

92. Число оных третейских судей и власть их определяется от Законодательного корпуса.

93. Они принимают и разбирают тяжбы и пересматривают погрешности судей спокойствия.

94. Они советуются и говорят пред народом явно.

Объявляют свое мнение тромогласно, а оканчивают тяжбу одним словесным запрещением или простым писанием без всяких красноречий, обыкновенно в тяжбах употребляемых, и без всякой мзды.

Объявляют причины своих определений.

95. Судьи спокойствия и всенародныя третейския судьи каждый год сменяются, а на место их другие выбираются.

О уголовном суде

96. По уголовному делу никто из граждан не может быть судим иначе, как только законными судьями, присяжными и определенными Законодательным корпусом; оные судьи суть не лицемерные, не мздоимные, но справедливые люди.

Призываемые в суд выбирают в судьи тех, коих прежде избирали, но не были судьями.

Все, что говорено было к защищению их, объявляется всенародно и ясно.

Дело и намерения их объявляются посредством присяжнаго и нелицемернаго судьи.

Наказании за преступления бывают от другаго судебного места, которое есть уголовное, а не один суд судит и наказывает.

97. Уголовные судьи каждый год выбираются от сеймиков.

О фискальном суде 15

98. Во всей Димократии должен быть один фискальный суд.

99. Сей суд не имеет долга вникать глубоко в производство дел; он входит тогда, когда нарушаемы бывают законом положенныя обряды и когда самыя законы нарушаются.

100. Члены сего суда определяются каждый год от сеймиков числом 24.

Долг сего суда есть объявить перемену членов Правления, даже и самого Законодательного корпуса по прошествии каждого года.

О народных податях

101. Никто из граждан не освобождается от общественных податей и всяк обязан по состоянию своему и силам вносить в казну деньги на димократические надобности.

О народной казне

102. Национальная казна есть главнейший предмет доходов и расходов Димократии.

103. Оная казна управляется настоятелями от правительства определенными, кои должны оному правлению давать отчет.

104. За оными настоятелями должны смотреть эфоры 16, кои определены из числа членов Законодательного корпуса, и стараться чтоб в казне не было ущерба и злоупотребления, за что они же и отвечать долженствуют. [338]

О недостатках в счете 17

105. Настоятели национальной казны должны представлять щеты свои эфорам о ежегодных издержках, употребляемых на содержание чинов димократических и должны ответствовать за оную казну, к коей определены от правительства.

106. Оныя настоятели находятся под надзиранием эфоров, от самого Законодательного корпуса определенных, кои должны ответствовать за всякое случиться могущее злоупотребление и ошибки.

Законодательный корпус разсматривает и подписывает счеты.

О силах Димократии

107. Общая сила Димократии состоит во всей нации.

108. Димократия содержит во время войны и мира на своем иждивении сухопутныя и морския войска.

109. Все еллины суть воины, все должны учиться ружью и стрелять в цель, все должны учиться тактике, даже и женщины должны иметь в руках пики, когда неспособны стрелять ружьем.

110. Не должно быть одному главнокомандующем то есть иметь у себя в руках димократическую сухопутную и морскую силу.

111. Разность военных степеней (то есть полковников и солдат) других чиновников и разных званий, также и знаки повиновения солдат, простираются до тех пор, пока продолжается война, а по окончании оной остаются все по-прежнему равны и братьями.

112. Внутренния народныя воиска для содержания спокойствия и благоустройства действуют только по письменному приказанию, законно от правителей определенному.

113. Народная сила,противу врагов отечества определенная, действует по повелениям Верховного правления.

114. Никакий военный корпус не имеет власти держать совет, ниже приказывать, но единственно исполнять повеленнное за подписанием правителей.

О национальных собраниях

115. Естьли более половины димократической епархии, десятая часть сеймиков, каждый из них в силу установления 11 12 и 13го желает пересмотреть положение Законодательного собрания или перемену некоторых из членов 18, тогда Законодательный корпус долг имеет созвать первыя сеймики и все другие епархиальныя касательныя до Димократии сеймы и чрез то узнать, должно ли собрать общенародный сейм.

116. Национальное собрание бывает таким же образом как и Законодательный корпус, то есть посылается один полномочный от каждой епархии и соединяется с другими.

117. Сие необыкновенное Национальное собрание поступает так же, как и 3аконодательный корпус в таких только случаях, кои подали ему причину собраться, а окроме сего ни во что в другое не вмешивается.

О корреспонденции Еллинской Димократии с иностранными нациями

118. Еллинский народ есть приятель и естественный союзник с вольными нациями.

119. Еллины не вмешиваются в правлении других наций, и сие им прилично, но только за своим смотрят 19. Почитают посланников и консулов, [339] находящихся в их государстве иностранных наций, уверяют их, что они могут жить тамо безопасно, охраняют купцов и не трогают купеческия суда их, когда не находится на них вещей неприятельских.

120. Приемлют всех притесненных иностранцев и всех высланных из отечества их по причине вольности; отрекаются и не дают прибежища тиранам.

121. Не хотят иметь мир с тем неприятелем, который завладел еллинскою землею.

О ручательстве и подтверждении прав сих

122. Законодательной корпус утверждает всем еллинам, туркам, армянам равную честь, вольность, твердость, власть над своим имением, всенародные долги, которые могли последовать ради вольности, свободное богопочитание всех наций, одно общее воспитание,народное вспоможение, где надлежит по законам, неограниченную свободу типографиям, право каждому просить и жаловаться, право сбираться во всенародном обществе, и напоследок пользоваться всеми народными правами.

123. Еллинская Димократия почитает смирение, мужество, старость, сыновнюю любовь, невинно страждущих, она поручает все свои дела и намерения законодательнаго ея правительства неусыпному сохранению всех добродетельных и вольность любящих мужей, которые, дабы не могли подпасть под тиранское иго, приняли и возлюбили воинскую жизнь и, вооружась клялись вечно противу тиранов воевать.

124. Глас человеческих прав и законоположительнаго его деяния должно вырезать на медных досках и поставить на месте, где присутствует собрание Законодательнаго корпуса, напечатать таковыя точныя копии, разослать во все города, селения и деревни Димократии, чтобы всякий час видел каждый житель, в чем состоит сие неоцененное сокровище любезныя его вольности.

О войсковых знаках

Знак, который ставится на знаменах и флагах Еллинской Димократии, есть геркулесова дубина с тремя наверху крестами, а знамена и флаги суть трехцветныя, чернаго, белаго и краснаго цвета, красной цвет наверху, белой в средине, а черный внизу.

Красный цвет знаменует самодержавную порфиру и самовластие еллинскаго народа, который употребляли праотцы наши на одеяние во время войны, чтобы не видна была кровь из ран истекающая и чрез то б не приходили воины в робость.

Белой цвет знаменует праведной невинной нашей причины противу тиранства.

Черный цвет знаменует смерть, приемлемую отечества ради и вольности.

Все еллинские воины имеют на главах своих шлемы.

Все еллинские воины имеют штыки и носят оныя за поясом, а в случае парада примыкают к ружьям.

Одеяние еллинских воинов, называющееся геройское: черной полукафтан (андери), белая рубашка и красныя чулки.

Каждый еллин и еллинка, также и каждый обитающий в сей Димократии, должны носить на шлемах или скуфейках их тот герб, который при начале сего листа изображен с тремя крестами, шитой или рисованный на белой холстине, а естьли захочет кто, то может иметь и постояный; сей есть знак, чтоб признавали вольных димократов и равночестных братьев. [340]

АНТУЗИАЗМСКОЕ ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ПЕНИЕ НА СТИХАХ 20

Глас 1-ый

Великое повеление

Доколе нам герои в угнетенье жить,
Одним, как львам, в вертепах и горах,
В пещерах обитать, и на сучья нам смотреть?
Избежим сего мира, от горестнаго плена,
Оставим братие, отчизну и отцов,
Друзей своих, детей, и всех родных.
Лучше будет нам один час жить вольно,
Нежель сорок лет в темнице и неволе.
Кая польза жить и быть всегда рабами,
Мнить как на огне всечасно тебя жарят?
Хоть ты визирь, и драгоман, и господарь быть можешь,
Но неправедно тиран тебя погубит.
Работаешь вседневно,что он тебе велит,
А он и тут стремится кровь твою сосать.
Суца и Муруза, Петраки, Сканавия,
Гику и Маврогена 21 примером себе зри.
Мужественны вожди, священны иереи и святски все
Побиты тут и аги неправедным мечем.
Столько же без числа турки там и греки
Теряют без вины имение и жизнь.
С ревностию днесь приидите совокупно
В верности дать клятву пред крестом.
Советников ученых с патриотизмом,
Назначить повелевать нами,
И чтоб законы были первый нам водитель
И нашего отечества один ты был начальник,
Ибо и безначалие уподобляется неволе
И жизнь нашу, аки зверя, ввергает во огнь самый жаркий.
Тогда, простерши длани к небесам,
Скажем мы от сердца сие пред нашим богом.
Тут возстанут все патриоты и, простерши руки к небесам, клянутся:

Заклинание противу тиранства и безначалия

О царю всея вселенной, клянусь тебе
В намереньях тиранов никогда не быть,
Нижe им послужить, чтоб не прельщаться
И на лжеобещания их не полагаться.
Доколе буду жив,намеренье мое;
Стоять и истреблять их, врагов моих.
Верен своей отчизне, сокрушу то иго
И от военачальника моего не отлучусь.
И буде преступлю сию мою клятву,
Пусть гром меня убиет и превратит в дым.

Конец клятвы

На Востоке, Западе, Севере и Юге
К отечеству вам иметь едину душу.
В своей вере всяк свободен чтобы жил
И к военной славе стремиться вместе всем.
Булгары и албане, армяне, греки, [341]
Черны и белые арапы, обще ополчимся
За вольность, мечами все вооружимся
И мужественно загремим.
Как многи от тиранства ушли в чужия краи,
На место свое каждый пусть теперь идет
И всяк, кто военно дело разумеет,
Скоро да поспешит сюда, тиранов победить.
Румель 22 их призывает с обьятием отверзтым
И дает им место, честь, богатство и чины.
Ты, доколе офицер в чужих краях?
Приди и стой за нацию свою;
Лучше за свою отчизну прияти смерть,
Нежели за чужую привесить к сабле кисть.
Все, кои хотят покориться,не суть боле враги,
Братье наши будут, хотя б и иноверны.
Но те, кои хотели ополчиться, противу нас стоять,
Хотя бы и наши были, конечно, пропадут.
Сулиоты и маниоты 23, известные вы львы,
Доколь в своих пещерах, спите взаперти?
Черногорски барсы и олимпийские орлы,
Аграфиоты шестокрылы, все будьте одна душа,
Мужественны македонцы, стремитесь все в едино
И кровь оных тиранов сосите яко звери;
От Савы и Дуная, християне наши братье
Со оружием в руках пора сюда явиться.
Кровь ваша да воскипит яростию правды,
Великий, малый, клянитесь тиранов истребить.
Мужие сильны и безстрашны, черноморцы,
Доколе варвар вас будет удручать!
Не ожидайте больше, непобедимы лазы 24,
Войдите в Елеспонское устье с нами вместе.
Делфины вы морския и драконы островские,
Как молния поспевайте на ударение врага.
Кондийские 25 и Нидры, морских островов птицы,
Время в своей отчизне их услышать глас.
И все флотския юноши достойны,
Законы вам велят огонь поднесть.
С нами вы и мальтийцы будьте едино тело,
Против того тиранства бросайтеся стремглав.
Зовет Эллада вас и хочет помощь вашу,
Матерним гласом требует вашего ополчения.
Что стал Пазванжоглу 26! не ведая что делать,
Поднимись к Балкану, и взгнездись как орел;
Как сов и вранов, не жалей их
И с дружиною соединись, буде хочешь побеждать,
Силистра и Браилов, Смаил и Килия,
Бендер, Хотин и прочие тебя к себе зовут.
Пошли свое войско и тотчас предадутся,
Понеже в тиранстве не могут боле жить.
Грузин, не спи ты боле, возстань и ополчись,
Прусаку уподобляйся, имеешь на то причину.
И ты, что в Халепе о вольности помышляешь 27,
Время не теряй, паша, со степи показаться,
С воинством своим немедленно возстать
И на стамбульския указы никогда не полагаться.
И вы мисирски львы 28, первым делом себе поставьте
Из ваших беев одного признайте за царя. [342]
Египетский харач 29 в Стамбул да не явится,
Да издохнет волк, который мучит вас всегда.
Единодушно все намерением и сердцем
Разите тирана и его изкореняйте.
Развесть одно пламя по всей Туреции,
Чтоб от Боснии до Арабистана протекло.
На вершинах знамен воздвигните кресты
И яко громы сильны бейте того врага.
Не думайте никогда, что он весьма силен;
Сердце у него биется, как заяц он и сам.
Триста гирциолидов 30 чинили, чтоб он видел,
Что с пушками не может перед ними выходить.
На что же мешкать вам, что стали вы мертвы?
Возстаньте и будте им враждебны.
Отцы наши, аки звери, ополчались
И за вольность метались и в огонь.
Также и мы, собратие, вдруг схватим в одно время
Оружие и освободимся от горестнаго рабства.
Истребить тех волков, что в иге нас содержат,
Как християн так и турок жестоко всех тиранят.
Сухим путем и морем да блеснет наш крест
И правосудию да покорится враг.
Весь свет освободится от таковыя раны
И вольны поживем братие на сей земле

1798го Года

Переводил коллежской советник Михаил Дуза и Песецкий при помощи коллежского советника Башлобскаго и надворнаго советника Архипа Иванова, под руководством действительнаго статскаго советника Сергея Лашкарева.

АВПР, ф. Канцелярия, д. 13377, лл. 81-138. Подлинник.


Комментарии

При составлении примечаний использованы опубликованные варианты «Военного гимна и конституции Ригаса Велестинлиса: A. Daskalakis. Les oeuvres de Rhigas Velestinlis. Paris, 1937; Ap. DaskalakhV. To politeuma thV ellhnikhV DhmokratiaV tou Rhga Belestinlh, Aqhnai, 1962.

1. Переводчик употребляет термин «скотоводство» как синоним термина «скот» в архаичном его значении: «имущество», «собственность».

2. Ввиду неясности перевода первой части 7-й статьи, приводим ее по варианту А. Даскалакиса: «Право выражать свое мнение как печатно, так и иным способом, право мирно собираться, свобода для любой религии: христианства, мусульманства, иудаизма и другие права осуществляются беспрепятственно в соответствии с настоящим положением».

3. В издании А. Даскалакиса: exostrakiqentoV despotiVmou, т. е., буквально, «высланного деспотизма».

4. Переводчик здесь и дальше использует непереведенное греческое слово «димократия» (Dhmokratia) — республика.

5. Здесь, очевидно, следует читать: «минимум от 200 граждан и до 600 максимум».

6. Имеется в виду «представительство».

7. По А. Даскалакису: «то тогда дело решается жребием». Здесь переводчик употребляет непереведенное слово «клир» (klhroV), которое в новогреческом языке имеет два значения; 1) жребий, 2) духовенство.

8. Подразумеваются заседания Законодательного корпуса.

9. Судя по тексту А. Даскалакиса, речь здесь идет о «протоколах» — по-новогречески «практика» (Praktika).

10. У А. Даскалакиса: yhjismata, т. е. указы.

11. Ввиду неясности перевода приводим эту же статью по А. Даскалакису: «Цель этого закона (т. е. какая от него польза) должна быть напечатана и (в печатном виде) послана во все области Республики со следующей надписью: «Предложенный закон»».

12. Надо понимать: «за границу» (дословно: «за пределы Республики»).

13. Здесь явная ошибка переводчика. Следует читать: «О гражданском суде».

14. Общепринятый русский термин — «мировые судьи».

15. Следует читать: «О кассационном суде».

16. Эфор (ejoroV) — инспектор.

17. Следовало перевести: «О счетоводстве».

18. В издании А. Даскалакиса эта часть 115-й статьи изложена так: «Если в половине плюс одна епархий Республики десятая часть местных собраний каждой из них, собравшись в установленном выше порядке (ст. 11, 12, 13), потребует изменения Конституции, или некоторых из ее статей...»

19. Вторая часть фразы, начиная от «и сие...», у А. Даскалакиса читается так: «но и тем не позволено вмешиваться в их дела».

20. Здесь начинается знаменитый «Военный гимн» (Qourios) Ригаса Велестинлиса. Заголовок этот в переводе отсутствует. Имеющийся же заголовок примерно соответствует подзаголовку в издании Даскалакиса.

21. Ригас Велестинлис приводит здесь имена знатных греков, служивших Порте и павших жертвой султанского деспотизма.

22. т. е, Румелия, в данном случае — континентальная Греция.

23. Сули и Мани (Майна) — полунезависимые горные области Греции.

24. Лазы — небольшой народ, живущий на побережье Черного моря (в районе Трабзона). В конце XVIII в. находились лишь в номинальной зависимости от султана.

25. Здесь речь идет о Кандии (Крите).

26. Пазвандоглу — турецкий феодал, создатель полунезависимого Видинского пашалыка (Северная Болгария). В конце XVIII в. поднял открытый мятеж против султана.

27. Ригас Велестинлис обращается здесь к пашам Алеппо и Бруссы (Азиатская Турция), стремившимся к независимости от султана. (Вместо «бруссак» переводчик ошибочно дает — «пруссак»).

28. Мисир (араб.) — Египет.

29. Харач (харадж), в данном случае — дань.

30. Гирциолиды (кирджали) — разбойники, действовавшие в Европейской Турции в конце XVIII — начале XIX в.


Текст воспроизведен по изданию: К вопросу об идейном воздействии Великой французской революции на балканские народы (Неизвестный текст конституции и «Военного гимна» Ригаса Велестинлиса) // Французский ежегодник за 1963 г. АН СССР. 1964

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.