Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КЮЧУК-КАЙНАРДЖИЙСКИЙ ДОГОВОР 10 (21) июля 1774 г.

ПУНКТЫ ВЕЧНОГО ПРИМИРЕНИЯ И ПОКОЯ МЕЖДУ ИМПЕРИЯМИ ВСЕРОССИЙСКОЮ И ПОРТОЮ ОТТОМАНСКОЮ, ЗАКЛЮЧЕННЫЕ В ЛАГЕРЕ ПРИ ДЕРЕВНЕ КЮЧУК-КАЙНАРДЖЕ В ЧЕТЫРЕХ ЧАСАХ ОТ ГОРОДА СИЛИСТРИЙ 1

Во имя господа всемогущего.

Обеих воюющих сторон империи Всероссийской и Порты Оттоманской государи и самодержцы, имея взаимное желание и склонность к прекращению настоящей между обоюдными государствами их продолжающейся войны и к восстановлению мира чрез уполномочиваемых с обоих сторон поверенных особ, действительно определили и уполномочили к соглашению, постановлению, заключению и подписанию мирного трактата между обоюдными высокими империями: ее величество императрица всероссийская графа Петра Румянцова, генерала фельдмаршала, предводящего армиею, малороссийского генерала губернатора, Коллегии Малороссийской президента и орденов св. апостола Андрея, св. Александра Невского и св. Анны кавалера; а его султаново величество верховного Блистательной Порты везиря, Муссун-заде Мегмет-пашу. Посему оба главнокомандующие армиями, генерал-фельдмаршал граф Петр Румянцев и верховный везирь Муссун-заде Мегмет-паша, следуя предположениям их высоких дворов, употребили о том свои попечения, и от верховного везиря со стороны Блистательной Порты присланные 5 числа июля 1774 года в стан генерала фельдмаршала уполномоченные, нишанджи Ресми Ахмед эфендий и Ибраим Мюниб реис-эфендий, с избранным и уполномоченным от упомянутого генерала фельдмаршала князем Николаем Репниным, генералом-поручиком орденов св. Георгия Большого Креста, Александра Невского, польского Белого орла и голстинского св. Анны кавалером, в присутствии его самого, генерала фельдмаршала графа Румянцова, согласили, постановили, заключили, подписали и печатьми утвердили для вечного мира между империей Всероссийскою и Портою Оттоманскою нижеследующие артикулы: [350]

Артикул первой.

Отныне и завсегда да пресекаются и уничтожаются всякие неприятельские действа и вражда, между обоими странами происшедшие, и предаются вечному забвению всякие неприятельские действа и противности, оружием или другим подобием с одной или другой стороны предвосприя-тые, учиненные и произведенные, и никоим образом отмездия оным да не учинится, но вопреки, вместо того, да содержится вечной, постоянной и ненарушимой мир на сухом пути и на море. Равномерно ж да сохранится искреннее согласие, ненарушимая вечная дружба и наприлежнейшее исполнение и содержание сих артикулов и соединение постановленных между обеими сими высококонтрактующими странами, ее всепресветлейшим императорским величеством и его султанским величеством и их наследниками и потомками, также и между империями, владениями, землями и подданными, и обывателями обоих сторон; и так, что впредь с обоих сторон един против другого да не воздвигнет ни тайным, ни явным образом какового либо неприятельского действия или противности; а вследствие возобновляемой толь искренней дружбы дозволяют обе стороны взаимную амнистию и общее прощение всем тем подданным без всякого отличия, каким бы то образом то ни было, которые сделали какое либо против одной или другой стороны преступление, освобождая на галерах или в темницах находящихся, позволяя возвратиться как изгнанным, так и ссылочным, и обещая после мира возвратить оным все чести и имения, коими они прежде пользовались, не делая и не допуская протчих делать им какие либо ненаказуемые ругательствы, убытки или обиды, под каким бы претекстом то ни было, но чтобы каждой из них мог жить под охранением и покровительством законов и обычаев земли их равным образом с своими соотчичами.

Артикул второй.

Естьли по заключении сего трактата и по размене ратификаций некоторые из подданных обеих империй, учиня какое либо тяжкое преступление, преслушание, или измену, захотят укрыться или прибегнут к одной из двух сторон, таковые ни под каким протекстом не должны быть приняты, ниже охранены, но беспосредственно должны быть возвращены или по крайней мере выгнаны из области той державы, в коей они укрылись, дабы от подобных зловредников не могла причиниться или родиться какая либо остуда, или излишние между двумя империями споры, исключая только тех, кои в Российской империи приняли христианской закон, а в Оттоманской империи приняли закон магометанской. Равным образом, естьли некоторые из подданных обеих империй как христиане, так и магометане, учиня какое-либо преступление, или иное что, по какой бы то причине ни было, из одной империи прибегнут в другую, таковые, когда будут требованы, беспосредственно должны быть возвращены.

Артикул третий.

Все татарские народы: крымские, буджатские, кубанские, едисанцы, жамбуйлуки и едичкулы без изъятия от обеих империй имеют быть признаны вольными и совершенно независимыми от всякой посторонней власти, но пребывающими под самодержавною властию собственного их хана Чингисского поколения, всем татарским обществом избранного и возведенного, которой да управляет ими по древним их законам и обычаям, не отдавая отчету ни в чем никакой посторонней державе; и для того ни Российской двор, ни Оттоманская Порта не имеют вступаться как в избрание и возведение помянутого хана, так и в домашние, политические, гражданские и внутренние их дела ни под каким видом, но признавать [351] и почитать оную татарскую нацию в политическом и гражданском состоянии, по примеру других держав, под собственным правлением своим состоящих, ни от кого, кроме единого бога, независящих. В духовных же обрядах, как единоверные с мусульманами, в рассуждении его султанского величества, яко верховного калифа магометанского закона, имеют сообразоваться правилам, законом их предписанным, без малейшего предосуждения однакож утверждаемой для них политической и гражданской вольности. Российская империя оставит сей татарской нации, кроме крепостей Керчи и Еникуля с их уездами и пристаньми, которые Российская империя за собою удерживает, все города, крепости, селении, земли и пристани в Крыму и на Кубане, оружием ее приобретенные; землю, лежащую между реками Бердою, Конскими водами и Днепром, также всю землю до польской границы, лежащую между реками Бугом и Днестром, исключая крепость Очаков с ее старым уездом, которая по-прежнему за Блистательною Портою остается, и обещается по постановлении мирного трактата и по размене оного все свои войски вывесть из их владений. А Блистательная Порта взаимно обязывается равномерно отрещись от всякого права, какое бы оное быть ни могло, на крепости, города, жилища и на все прочее в Крыму, на Кубане и на острове Тамане лежащее, в них гарнизонов и военных людей своих никаких не иметь, уступя оные области таким образом, как Российской двор уступает, татарам в полное самодержавное и независимое их владение и правление; також наиторжественнейшим образом Блистательная Порта обязывается и обещает и впредь в помянутые города, крепости, земли и жилища гарнизонов своих и всяких, какого бы звания ни были, своих людей военных в оные не вводить и там не содержать, ниже во внутри области сейменов или других военных людей, какого бы звания ни были, иметь, а оставить всех татар в той же полной вольности и независимости, в каковых Российская империя их оставляет.

Артикул четвертый.

С естественным всякой державы правом сходствует делать в собственных землях своих таковые распоряжении, каковые за благопристойные оными найдутся; вследствие чего предоставляется взаимно обеим империям полная и беспредельная вольность строить вновь в областях и границах своих в таковых местах, каковые найдутся удобными, всякого рода крепости, города, жилища, здании и селении, равно как починять или поновлять старые крепости, города, жилища и протчее.

Артикул пятый.

По заключении сего блаженного мира и по возобновлении соседственной искренней дружбы, Российской императорской двор будет всегда при Блистательной Порте иметь второго ранга министра, то есть посланника или полномочного министра, Блистательная же Порта употребит в рассуждении его характера все то внимание и уважение, которые наблюдаются к министрам отличнейших держав, и во всех публичных фонкциях помянутой министр должен следовать беспосредственно за цесерским министром, естьли он в равном с ним характере; когда же другого, то есть: большего или меньшего, тогда беспосредственно должен он следовать за голландским послом, а в небытность оного за венециянским.

Артикул шестой.

Естьли кто нибудь из находящихся в действительной службе министра Российской империи, во время его при Блистательной Порте пребывания, учиня какую либо покражу, важное преступление или непристойное и [352] наказание заслуживающее дело, для избежания помянутого наказания захочет сделаться турком, таковой хотя и не должен быть отвергнут, однако, по учинении ему достойного наказания, должно в целости возвратить покраденные вещи, сходственно с объявлением министра. Таковые же, которые захотят сделаться магометанами в пьянстве, не должны быть в магометанской закон приняты, разве по прошествии его пьянства, и когда память его придет в естественное свое состояние; но и тогда последнее его признание должно сделано быть в присутствии присланного от министра переводчика и нескольких беспристрастных мусульманов.

Артикул седьмый.

Блистательная Порта обещает твердую защиту християнскому закону и церквам оного; равным образом дозволяет министрам Российского императорского двора делать по всем обстоятельствам в пользу как воздвигнутой в Константинополе упомянутой в 14-м артикуле церкви, так и служащих оной разные представлении, и обещает принимать оные во уважение, яко чинимые доверенною особою соседственной и искренно-дружественной державы.

Артикул восьмый.

Как духовным, так и светским Российской империи подданным да позволится свободно посещать святой град Иерусалим и другие места, посещения достойные, и от подобных странствующих и путешественников да не будет требован ни в Иерусалиме, ни в других местах, ниже на пути от кого бы то ни было никакой харач, подать, дань, или другие какие налоги, но сверх того да будут они снабжаемы надлежащими паспортами и указами, которые прочих дружеских держав подданным даются. Во время же пребывания их в Оттоманской империи да не будет учинено им ни малейшей обиды, ниже оскорбления, но да будут они со всею строгостию законов защищаемы.

Артикул девятый.

Переводчики, служащие при российских министрах, в Константинополе находящихся, какой бы нации они ни были, поелику суть люди, в государственных делах упражняющиеся, следственно и обеим империям служащие, должны быть уважаемы и трактуемы со всякою благосклонностью: в налагаемых же на них от начальников их делах не должны они терпеть.

Артикул десятый.

Естьли между подписания сих мирных пунктов и получения о том от главнокомандующих взаимными армиями повелении произойдут где либо каковы действия военные, оные никоторая сторона не примет себе за оскорбление, так, как и самые в том успехи и приобретения уничтожаются, и оными ни одна сторона пользоваться не должна.

Артикул первый на десять.

Для выгодностей и пользы обеих империй имеет быть вольное и беспрепятственное плавание купеческим кораблям, принадлежащим двум контрактующим державам, во всех морях, их земли омывающих, и Блистательная Порта позволяет таковым точно купеческим российским кораблям, каковы другие государства в торгах в ее гаванях и везде употребляют, свободный проход из Черного моря в Белое, а из Белого в Черное, так, как и приставать ко всем гаваням и пристаням на берегах морей, и в проездах, или каналах, оные моря соединяющих, находящимся. [353] Позволяет также Блистательная Порта в областях своих подданным Российской империи иметь коммерцию как на сухом пути, так и на водах кораблеплаванием и в реке Дунае, сходственно вышеизображенному в сем артикуле, с такими ж преимуществами и выгодами, каковыми в владениях ее пользуются прочие народы, в наибольшей дружбе с нею пребывающие, и коим преимущественно в коммерции Блистательная Порта благоприятствует, как то: французы и англичане, и капитуляции сих двух наций и прочих, яко бы слово до слова здесь внесены были, должны служить во всем и для всего правилом, равно как для коммерции, так и для купцов российских, кои платя с ними равные пошлины, могут привозить и отвозить всякие товары и приставать ко всем пристаням и гаваням как на Черном, так и на других морях лежащим, включительно и константинопольские.

Позволяя вышеописанным образом взаимным подданным коммерцию и кораблеплавание на всех водах без изъятия, позволяют тут же обе империи купцам пребывать в областях своих столько времени, сколько интересы их востребуют, и обещают им ту же безопасность и свободу, каковыми прочие дружеских дворов подданные пользуются. А дабы во всем наблюдаем был доброй порядок, равным образом Блистательная Порта позволяет иметь пребывание консулам и вице-консулам, которых Российская империя во всех тех местах, где они признаны будут надобными, назначить за благо рассудит, которые будут почитаемы и уважаемы в равенстве с прочими дружеских держав консулами. Дозволяет им также иметь при себе переводчиков, называемых баратлы, то-есть: патентованных, снабдя оных императорскими патентами, и которые равным образом будут пользоваться теми же преимуществами, коими пользуются находящиеся в службе помянутых французской и аглинской и других наций.

Российская империя дозволяет также подданным Блистательной Порты в областях своих коммерцию как на море, так и на сухом пути с теми же преимуществами и выгодами, каковыми пользуются народы, в наибольшей дружбе с нею находящиеся, с платежом обыкновенных пошлин. В несчастиях же, могущих случиться судам, имеют обе империи взаимно подавать им все те вспоможения, которые всем прочим дружественным народам в подобных случаях подаются, а нужные вещи будут им доставляемы за обыкновенную цену.

Артикул вторый на десять.

Когда Российской императорской двор похочет сделать коммерческие трактаты с африканскими, то-есть: Трипольским, Туниским и Алжирским кантонами, Блистательная Порта обязывается употребить власть свою и кредит к приведению в совершенство помянутого двора намерения и быть в рассуждении вышереченных кантонов ручательницею в наблюдении ими всех тех кондиций, которые в оных трактатах постановлены быть имеют.

Артикул третий на десять.

Блистательная Порта обещает употреблять священной титул императрицы всероссийской во всех актах и публичных грамотах, так, как и во всех прочих случаях, на турецком языке, то-есть: Темамен Руссиелерин Падышаг.

Артикул четвертый на десять.

Российскому высочайшему двору, по примеру других держав, позволяется, кроме домашней в доме министра церкви, воздвигнуть в части Галата в улице, Бей-оглу называемой,публичную грекороссийского исповедания [354] церковь, которая всегда под протекцией) оной империи министров остаться имеет и никакому притеснению или оскорблению подвержена не будет.

Артикул пятый на десять.

Таковым образом, как определяются границы двух контрактующих империй, хотя и есть притчина полагать, что взаимные подданные не будут иметь более случая к важным между собою распрям и раздорам; со всем тем, на всякой нечаянной случай, для избежания всего того, что бы могло произвесть некоторую остуду или причинить оскорбление, обе империи соглашаются в том, что всякие подобные случаи должны быть рассматриваемы пограничными губернаторами и комендантами, или посредством нарочно назначенных для сего комиссаров, которые по пристойном рассмотрении, кому надлежит имеют отдать настоящую справедливость без малейшей времени отсрочки, с точным договором, что подобные происшествия никогда не могут служить претекстом к самомалейшему раздражению дружбы и доброго согласия, настоящим трактатом восстановленных.

Артикул шестый на десять.

Российская империя возвращает Блистательной Порте всю Бессарабию с городами Аккерманом, Килиею, Измаилом и протчими, с слободами, деревнями и всем тем, что оная провинция а себе содержит; равномерно возвращает ей и крепость Бендеры. Возвращает также Российская империя Блистательной Порте оба княжества, Волоское и Молдавское, со всеми крепостьми, городами, слободами, деревнями и всем тем, что в оных находится; а Блистательная Порта приемлет оные на следующих кондициях, с торжественным обещанием свято наблюдать оные: 1. Наблюдать в рассуждении всех жителей сих княжеств, какого бы достоинства, степени, состояния, звания и рода они ни были, без малейшего исключения, полную амнистию и вечное забвение, постановленные в первом сего трактата артикуле, против всех тех, кои действительно преступили, или подозреваемы в намерении вредствовать интересам Блистательной Порты, восстановляя оных в прежние их достоинства, чины и владения, и возвратя им имении, коими они прежде настоящей войны пользовались. 2. Не препятствовать, каким бы то образом ни было, исповеданию християнского закона, совершенно свободного, так, как созиданию церквей новых и поправлению старых, как то прежде сего уже было. 3. Возвратить монастырям и прочим партикулярным людям земли и владения, прежде сего им принадлежащие, и которые потом против всей справедливости были у них отняты около Браилова, Хотина, Бендер и протчих, и ныне раями называемые. 4. Признавать и почитать духовенство с должным оному чину отличием. 5. Фамилиям, пожелающим оставить свое отечество и в другие места переселиться, позволить свободной выезд со всем их имением; а чтоб оные фамилии могли иметь удобность к распоряжению дел, дается им год времени для сего свободного из отечества переселения, считая со дня размены настоящего трактата. 6. Не требовать или не взыскивать никакой денежной или другой суммы за старые счеты, какого бы существа они ни были. 7. Не требовать от них никакой контрибуции или платежа за все военное время, а за многие их страдании и разорении, в течении сей войны ими претерпенные, и еще впредь на два года, считая со дня размены сего трактата. 8. По истечении помянутого времени обещает наблюдать всякое человеколюбие и великодушие в положении на них подати, состоящей в деньгах, и получать оную посредством присылаемых депутатов всякие два года. При таковом их наложенной на них подати точном платеже никто из пашей, из губернаторов, или какая бы то [355] ни была особа, не имеют притеснять их или требовать от них какого либо платежа или других налогов под каким бы именованием, или претекстом то ни было, но дозволить им пользоваться теми же самыми выгодами, коими пользовались они во время царствования достойной памяти сал-тана Мегмета Четвертого, любезного родителя его салтанова величества. 9. Позволяет князьям сих двух княжеств каждому с своей стороны иметь при Блистательной Порте поверенного в делах из християн греческого закона, которые будут бдеть о делах, до помянутых княжеств касающихся, и будут Блистательною Портою благосклонно трактованы и в малости их почитаемы однакож людьми, народным правом пользующимися, то есть никакому насилию не подверженными. 10. Соглашается также, чтоб по обстоятельствам обоих сих княжеств министры Российского императорского двора, при Блистательной Порте находящиеся, могли говорить в пользу сих двух княжеств, и обещает внимать оные с сходственным к дружеским и почтительным державам уважением.

Артикул седьмый на десять.

Российская империя возвращает Блистательной Порте все Архипелагские острова, под ее зависимостию находящиеся; а Блистательная Порта с стороны своей обещает: 1. Наблюдать свято в рассуждении жителей оных островов кондиции, в первом артикуле постановленные, касательно общей амнистии и совершенного забвения всякого рода преступлений, учиненных или подозреваемых быть оными учиненные в предосуждение интересам Блистательной Порты. 2. Что християнской закон не будет подвержен ни малейшему притеснению, так, как и церкви оного, ниже будет препятствовано к перестроиванию или поправлению оных; люди же, в них служащие, равным образом не имеют быть оскорбляемы ниже притесняемы. 3. Что не будет от них требован платеж никакой подати, ежегодно ими платимой, со времени, как они находятся под зависимостью Российской империи, по причине великого их претерпения в продолжении настоящей войны, впредь на два года, щитая со времени возвращения оных островов ей Блистательной Порте. 4. Фамилиям, пожелающим оставить свое отечество и в другие места переселиться, позволить свободный выезд со всем их имением; а чтоб оные фамилии могли иметь удобность к распоряжению дел их, дается им год времени для сего свободного из отечества преселения, считая со дня размены настоящего трактата, и 5. В случае когда российской флот при самом его отъезде, что имеет учинено быть в три месяца, считая со дня размены настоящего трактата, будет иметь в чем нужду, Блистательная Порта обещает снабдить его всем тем, чем ей возможно будет.

Артикул восьмый на десять.

Замок Кинбурн, лежащий на устье реки Днепра, с довольным округом по левому берегу Днепра и с углом, который составляют степи, лежащие между рек Буга и Днепра, остается в полное, вечное и непрекословное владение Российской империи.

Артикул девятый на десять.

Крепости: Еникале и Керчь, лежащие в полуострове Крымском, с их пристанТми и со всем в них находящимся, тож и с уездами, начиная от Черного моря и следуя древней керченской границе до урочища Бугак и от Бугака по прямой линии кверху даже до Азовского моря, остаются в полное, вечное и непрекословное владение Российской империи. [356]

Артикул двадцатый.

Город Азов с уездом его и с рубежами, показанными в инструментах, учиненных в 1700-М году, то есть: в 1113-м, между губернатором Толстым и ачугским губернатором Гассаном пашою, вечно Российской империи принадлежать имеет.

Артикул двадцать первой.

Обе Кабарды, то есть Большая и Малая, по соседству с татарами большую связь имеют с ханами крымскими, для чего принадлежность их императорскому Российскому двору должна предоставлена быть на волю хана крымского с советом его и с старшинами татарскими.

Артикул двадцать вторый.

Обе империи согласились вовсе уничтожить и предать вечному забвению все прежде бывшие между ими трактаты и конвенции, включительно Белградской с последующими за ним конвенциями, и никогда никакой претензии на оных не основывать, исключая только в 1700-м году между губернатором Толстым и ачугским губернатором Гассаном пашою касательно границ Азовского уезда и учреждения кубанской границы учиненную конвенцию, которая останется непременной, так, как она была и прежде.

Артикул двадцать третий.

В части Грузии и Мингрелии находящиеся крепости: Богдадчик, Кутатись и Шегербан, российским оружием завоеванные, будут Россией) признаны принадлежащими тем, кому они издревле принадлежали, так что ежели подлинно оные города издревле, или с давнего времени, были под владением Блистательной Порты, то будут признаны ей принадлежащими; а по размене настоящего трактата во условленное время российские войски выйдут из помянутых провинций Грузии и Мингрелии. Блистательная же Порта с своей стороны обязывается, в сходственность с содержанием первого артикула, дозволить совершенную амнистию всем тем, которые в том крае в течение настоящей войны каким ни есть образом ее оскорбили. Торжественно и навсегда отказывается она требовать дани отроками и отроковицами и всякого рода других податей; обязывается не почитать между ими никого за своих подданных кроме тех, которые издревле ей принадлежали. Все замки и укрепленные места, бывшие у грузинцов и мингрельцев во владении, оставить паки под собственною их стражею и правлением, так, как и не притеснять никоим образом веру, монастыри и церкви и не препятствовать поправлению старых, созиданию новых,и да не будут притесняемы какими либо требованиями от губернатора чильдирского и от прочих начальников и офицеров к лишению их имений. Но как помянутые народы находятся подданными Блистательной Порты, то Российская империя не имеет совсем впредь в оные вмешиваться, ниже притеснять их.

Артикул двадцать четвертый.

По подписании и утверждении сих артикулов тотчас все находящиеся войски российские на правой стороне Дуная в Болгарии в обратной путь выступят, и чрез месяц от подписания перейдут на левой берег Дуная; когда же все чрез Дунай переправятся, тогда отдадут турецким войскам замок Гирсов, выступи и из оного места по переходе всех российских войск на левой берег Дуная. Потом испражняться станут в одно время Валахия и Бессарабия, на которое полагается два месяца времени; а по [357] выступлении всех войск из оных провинций, оставятся турецким войскам с одной стороны крепости Журжа и потом Браилов, а с другой город Измаил, крепости Килия, а потом Аккерман, выведя оттоль российские императорские войски вслед за прежними. Всего ж времени на испражнение вышепомянутых провинций полагается три месяца.

Наконец, из Молдавии российские императорские войски выступят потом чрез два месяца и перейдут на левую сторону Днестра; и тако испражнение всех вышепомянутых земель учинится чрез пять месяцев с вышеписанного подписания вечного примирения и покоя между двух контрактующих империй. А когда все войски российские перейдут на левую сторону Днестра, тогда оставятся войскам турецким крепости Хотин и Бендеры, с тою однакож кондициею, что естьли тогда уже отданы будут Российской империи в полное, вечное и непрекословное владение замок Кинбурн с его положенным округом и с степью между Днепра и Буга, как гласит 18-й артикул пунктов вечного примирения и покоя между двумя империями. Что ж касается до Архипелагских островов, то оные российским императорским флотом и войсками оставлены будут по прежнему в неоспоримое владение Оттоманской Порте, как только скоро домашние распорядки и учреждении того российского императорского флота позволят, понеже здесь тому точного времени определить не можно. А Блистательная Порта Оттоманская, для скорейшего того флота оттоль отбытия, всем нужным для него, как уже дружественная держава, обязуется, чем ей возможно будет, снабдить оной.

Доколе российские императорские войски пребудут в отдаваемых Блистательной Порте провинциях, правление и порядок в оных имеют остаться так власно, как в настоящее время суть оные под обладанием их, и Порта на то время и до сроку выхода всех войск вступаться в оные не имеет. Российские войски в сих землях, до последнего дня своего выступления, получать будут всякие потребные себе вещи и снабдения питательными и протчими припасами. Равным образом как и ныне то им доставляется.

Не прежде войскам Блистательной Порты вступить в отдаваемые крепости и не прежде оной власть свою внесть и коснуться отдаваемых земель, как об оставлении каждой из оных российскими войсками командир оных уже уведомит определенную к тому начальствующую особу со стороны Порты Оттоманской.

Магазины свои питательные и военные в крепостях, городах и где оные ни есть, российские войски испражнять могут как хотят, а оставят только в крепостях, отдаваемых Блистательной Порте, одну турецкую артиллерию, сколько ныне оной находится в них. Жители всякого рода и звания всех земель, возвращаемых Блистательной Порте, вступившие в службу императорскую российскую и кои токмо пожелают сверх данного им годового срока в артикулах мирных договоров 16 и 17, могут с своим семейством и с своим имением купно с российскими войсками отойти и переселяться, что им Блистательная Порта по силе установлений в вышеименованных артикулах и тогда и во весь годовой срок обязывается никоим образом не возбранять.

Артикул двадцать пятый.

Все военнопленники и невольники мужского или женского рода, какого бы достоинства или степени ни нашлись в обеих империях, исключая тех, кои из магометанян в империи Российской добровольно приняли закон християнской, а християне, кои в Оттоманской империи добровольно ж закон магометанской, по размене ратификции сего трактата, беспосредственно и без всякого претекста взаимно должны быть освобождены, возвращены и препоручены без всякого выкупу или платежа, так, [358] как и все прочие в неволю попавшиеся християне, то есть: поляки, молдав-цы, волохи, пелопонесцы, островские жители и грузинцы, все без малейшего изъятия, равномерно ж без выкупу или платежа должны быть освобождены. Равным же образом должны быть возвращены и препоручены все те российские подданные, которые по какому либо случаю, по заключении сего блаженного мира, попались бы в неволю и нашлися в Оттоманской империи; что самое чинить обещает взаимно и Российская империя против Оттоманской Порты и ее подданных.

Артикул двадцать шестый.

По получении отсель известия о подписании сих пунктов, командующему российскою армиею в Крыму и губернатору очаковскому тотчас обослаться между собою и в два месяца от подписания сего выслать взаимных доверенных людей для отдачи и принятия замка Кинбурна с степью, как определено в предыдущем 18 артикуле, что и исполнить тем доверенным конечно в два месяца времени от своего съезда, дабы в четыре месяца от подписания сего трактата конечно то точно исполнено и кончено было, а если можно и скорея. О исполнении ж тот час дать знать их сиятельствам господам генерал-фельдмаршалу и верховному везирю.

Артикул двадцать седьмый.

Но, дабы тем наивяще между обоих империй настоящий мир и истинная дружба заключены и утверждены были, торжественно от обоих сторон будут отправлены чрезвычайные послы с подтверждающими заключенный мирный трактат императорскими ратификациями, в то время, которое с общего обоих дворов согласия назначено будет. Оба послы равным образом встретятся на границах и будут приняты и почтены теми же обрядами и тем же образом, каковые употребляются при взаимных посольствах между наиболее почтительными европейскими с Оттоманскою Портою державами. В знак же дружества взаимно и оными послами имеют быть посланы подарки, с достоинством их императорских величеств сходственные.

Артикул двадцать восьмый.

По подписании сих артикулов вечного мира вышеименованными генерал-порутчиком князем Репниным и Блистательной Порты нишанджи Ресми Ахмед эфендием и Ибраим Мюниб реис-эфендием, должны престать военные действия в главных армиях и во всех отделенных частях войск взаимных на сухом пути и на водах, с получения о сем от главнокомандующих взаимными армиями повелений. И для того, от упомянутых генерал-фельдмаршала и верховного везиря имеют быть тотчас посланы куриеры: в Архипелаг, во флот, стоящий в Черном море против Крыма, и в другие места, где военные действия настоят, с той и другой стороны, чтобы по силе заключенного мира прекратились везде неприязнь и всякие действия оружия, а куриеров сих снабдить повелениями от генерала фельдмаршала и от верховного везиря так, чтобы российской куриер, буде приедет скорее к начальнику своей стороны, мог чрез него турецкому доставить повеление верховного везиря; а когда куриер верховного везиря прежде поспеет, то турецкой начальник доставил бы повеление фельдмаршальское начальнику российскому.

А как договоры и постановление сего заключенного мира от государей взаимных империй возложены на главных командиров их армий, то есть фельдмаршала графа Петра Румянцева и верховного Блистательной Порты везиря Муссун-заде Мегмет-пашу; то им фельдмаршалу и верховному везирю все вышеписанные артикулы вечного мира, как они в сем акте изражены, так власно, как бы оные сделаны были в личном их обоих [359] присутствии, утвердить, в силу полномочия, каждому из них от своего государя данного, своими подписями и печатьми, и все в оных поставленное, обещанное твердо и непоколебимо содержать и точно исполнять, и ничего в противность тому не чинить и не допущать, чтобы от кого-либо учинилось. И ими подписанные и печатьми их утвержденные экземпляры, сему равногласные, верховного везиря на турецком и италианском языках, а от генерала-фельдмаршала на российском и на италианском языках, равно и полномочия от государей им данные, чрез слх же вышеименованных особ, кои от стороны Блистательной Порты к генералу фельдмаршалу присланы, разменять взаимно, от подписания сего в пять дней непременно, а ежели можно и скорее, предопределяя им оные от генерала фельдмаршала графа Румянцова тогда принять, сколь скоро от верховного везиря таковые ж предъявят полученными.

В лагере при деревне Кючук-Кайнардже июля 10 дня 1774 года.

Подлинной подписан тако: князь Николай Репнин.

Внизу под сими артикулами утверждение оных от генерала фельдмаршала написано следующим изражением:

Сии вечного мира вышеписанные пункты в двадцати осьми артикулах между пресветлейшею империею Всероссийскою и Блистательною Портою Оттоманскою подписанные руками и укрепленные печатьми полномочных обоих высоких сторон при деревне Кючук-Кайнардже, с российской генерал-порутчиком князем Репниным, а с оттоманской нишанджи Ресми Ахмед эфендием и Ибраим Мюниб реис-эфендием, я, данною мне полною мочию е. и. в. всепресветлейшей, державнейшей, великой и всемилостивейшей моей государыни, принимаю, признаваю, и во верность своеручною подписью и приложением герба моею печати утверждаю. В лагере при деревне Кючук-Кайнардже июля пятого на десять числа тысяча семьсот семьдесят четвертого года.

(м. п.)

Оригинал подписан тако: генерал-фельдмаршал граф Румянцев.

Сепаратной артикул.

Хотя в 17 артикуле в подписанном сего числа мирном трактате назначено, чтобы через три месяца времени флот императорской российской испражнил Архипелагские острова: но как в 24-м артикуле того же трактата изъяснено, что невозможно в таком отдалении точно назначить оного времени, согласились мы держаться того последнего артикула. Вследствие чего здесь и повторяем, чтобы тот российской императорской флот сколь возможно скорее Архипелагу испражнил, не определяя тому точного времени, а для скорейшего оному исполнения Блистательная Оттоманская Порта снабдит его всем нужным ему для пути, поколику ей то будет возможно. Сей же сепаратной артикул получит свою ратификацию вместе со всем трактатом, и даем мы ему ту же силу и твердость, как бы он слово от слова в ныне подписанной трактат внесен был. В верность чего мы его своеручно подписали и утвердили приложением наших печатей при деревне Кючук-Кайнардже июля 10 дня 1774 года.

Сей сепаратный артикул, постановленный при заключении вечного мира между пресветлейшею империею Всероссийскою и Блистательною Портою Оттоманскою, подписанный и т. д. 2

Сепаратной артикул.

Сим сепаратным артикулом постановляется и учреждается, чтобы Блистательная Порта Оттоманская Российской империи за убытки военные в три года времени и в три срока заплатила пятнадцать тысяч мешков, [360] которые учинят семь миллионов пятьсот тысяч пиастров, а на российскую монету сделают сумму четыре миллиона пятьсот тысяч рублей.Первый срок сему полагается первого генваря 1775 года, второй первого генваря 1776 года, а третей первого генваря 1777 года. В каждый же сей срок по 5000 мешков плачено будет от Блистательной Порты Оттоманской российскому министру, акредитованному при ней Блистательной Порте; естьли бы Российская империя пожелала в сем еще каких других верностей, то Порта Оттоманская в том ее удовольствует, в чем свято обязуется. Сей же сепаратной артикул получит свою ратификацию вместе со всем сего числа подписанным трактатом, и даем мы ему ту ж силу и твердость, как бы он слово от слова внесен был в помянутой трактат. В верность чего мы оной своеручно подписали и утвердили приложением наших печатей. В лагере при деревне Кючук-Кайнардже июля 10-го дня 1774 года 3.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 133, лл. 8-33. Копия


Комментарии

1. Печатается по современной копии, отличающейся от текста, помещенного в Полном собрании законов (т. XIX, № 14164) и др. изданиях:

а) заголовком, который соответствует подлиннику,

б) наличием секретных статей и ратификационных актов П. А. Румянцева,

в) перечнем званий и наград при именах Румянцева и Репнина,

г) орфографией (сохранены некоторые особенности орфографии XVIII в., устраненные ПСЗ).

2. Повторяется ратификация Румянцева, дословно совпадающая с предыдущей.

3. За этим также следует особая совпадающая с предыдущей. ратификация Румянцева, дословно совпадающая с предыдущей.

Текст воспроизведен по изданию: Кючук-Кайнарджинский мир 1774 года. (Его подготовка и заключение). М. АН СССР. 1955

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.