Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФИНАНСОВОЕ ВЕДОМСТВО ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ И ЕГО ДОКУМЕНТАЦИЯ

(на примере анализа финансовых документов “себеб-и тахрир-и хюком”)

Документы финансового ведомства Османской империи — важнейшие источники для изучения социально-экономической истории страны. Они содержат конкретную и разностороннюю информацию, ценный материал для исследования организации ведомства, а также определяют его место в иерархической системе управления государством.

Прежде чем перейти к анализу финансовых документов, необходимо коротко рассмотреть структуру финансового ведомства Османской империи, неоднократно подвергавшуюся изменениям и совершенствованиям, что, в свою очередь, было связано с изменениями в политическом и экономическом положении страны.

Финансовое ведомство имело три названия — баб-и дефтер, дефтердар капусу и дефтерхане, которые означали: палата деф-тердара или финансовая палата. Под этими названиями подразумевалось как само учреждение, так и здание, в котором оно помещалось. Финансовое ведомство представляло собой центр финансовой системы всей империи. Во главе его находился башдефтердар (главный казначей), являвшийся одновременно дефтердаром Румелии, или, как его еще называли, дефтердар-и шек-и еввел (первый казначей). С XVII в. дефтердары стали получать ранг везира. Кроме башдефтердара были еще должности — дефтердар Анатолии (дефтердар-и шек-и сани — второй казначей) и дефтердар прибрежных городов Анатолии и Румелии и Стамбула (дефтердар-и шек-и салис — третий казначей). В 1826 г. была введена новая должность — дефтердар-и шек-и раби (четвертый казначей), в обязанности которого входил надзор за казной вновь созданной регулярной армии.

Каждый дефтердар руководил одним из подразделений ведомства, а башдефтердар контролировал всех. Дефтердары разбирали всякие предложения, жалобы, подготавливали ферманы и бераты по финансовым вопросам. Они сами докладывали султану о положении дел в своих подразделениях. [41]

Помимо дефтердаров высшими должностями в финансовом ведомстве были:

1. главный финансовый инспектор (башбакы кулу), который ведал сбором налогов, следил за своевременностью налоговых поступлений, приводил в исполнение решения суда о наказании неплательщиков;

2. главный счетовод (башмухасебеджи);

3. главный контролер государственной казны (рузнамеджи-и еввел).

Дефтерхане состояло примерно из 25 канцелярий (калем), во главе каждой из них был начальник (хаджеганам), которому подчинялись секретари (кятибы) и низшие канцелярские служащие (шагирды).

Все финансовые дела Османской империи, кроме дел султанской казны, решались в дефтерхане. У каждого подразделения был свой участок деятельности. Самой главной среди них была канцелярия главного счетовода (башмухасебеджи калеми). Здесь осуществлялся контроль над государственными поступлениями и затратами, для чего велись книги регистрации доходов и расходов.

Объектами их надзора являлись:

1. фискальные поступления, собиравшиеся посредством крат косрочных откупов налогов с определенной территории (мукатаа);

2. ежегодные поступления в казну в виде дани (сальяне);

3. выплаты от пожизненных откупов (маликяне). Каждый источник дохода контролировался отдельной канцелярией.

К концу XVIII в. финансовое ведомство значительно расширилось. Два специальных отдела стали заниматься подготовкой, составлением и выдачей финансовых документов. В секретариате дефтердара (дефтердар мектубчиси калеми) составлялись различные ферманы по финансовым вопросам. Признаком завершения и утверждения документов было проставление на них разрешения дефтердара с отметкой “сах” (“верно”) и тугры (монограммы) султана.

Дефтерхане просуществовало до 1835 г., когда оно было преобразовано в министерство финансов.

Помимо ферманов в отделах создавались документы различного типа, проходившие утверждение высших инстанций, После чего они посылались по местам назначения. Соответственно содержанию они подразделялись на группы: 1) приказы, 2) отчетные документы, 3) ведомственные документы. Существовали также документы, выданные разными лицами и службами.

В группу “приказы” входили: себеб-и тахрир-и хюкюм, фер-ман, берат, сурет-и рузнамче-и хумаюн темессюк, сурет-и деф-тер (тугралы дефтер). К отчетным относятся документы, которые составлялись должностными лицами в столице и провинциях: худжеты, мемхур темессюк, иджмал (иджмал мухасебе) [42] и сурет-и мухасебе (сурет-и тахвил). Под ведомственными документами имеются в виду: тахвил, кайме, каиме-и мезид, тезкере-и кайме, тезкере-и хазине, мубия сенеди, тезкере-и диван, -иптида тезкереси, фиаде мукабеледжи тезкереси, фиаде мукабе-ле тезкереси, илм-и хабер, сурет-и мукабеле.

Кроме того, отдельными должностными лицами и службами выдавались руус-и хумаюн, лиман рейс тезкереси и тескере-и серджебе 1.

Многие документы, составленные при султанском дворе Османской империи, относились к регионам, которые ныне входят в СССР, что делает их особенно интересными дли изучения истории нашей страны.

В настоящей статье сделана попытка изучения с точки зрения палеографии и дипломатики одного типа документов финансового ведомства Османской империи, так называемых себеб-и тахрир-и хюкюм. Исследуются практика выдачи этих документов, их назначение и значимость как источников для изучения отдельных вопросов османской экономики, в частности системы мукатаа. В приложении к статье приводятся образцы этих документов и их русский перевод с комментариями.

Себеб-и тахрир-и хюкюм — весьма распространенный тип документов. В финансовой практике они известны также под названием “тугралы себеб-и тахрир хюкюм” или “тугралы те-мессюк хюкюм” 2.

При составлении такого документа учитывали приход и расход (ирад ве масраф) данного мукатаа, т. е. объекта налогообложения, чаще всего определенной территории. Документ выдавался тому, кто на месте собирал указанную в нем сумму налогов. Оформлением, подготовкой и выдачей подобных документов занимались одновременно несколько канцелярий финансового ведомства.

Такие документы османскому финансовому ведомству были нужны в двух целях. Государство выдавало их как налоговые (платежные) ордера, в которых была указана территория, с которой собиралась указанная в документе сумма налога, а также лицо, получавшее его и принимавшее обязательство перед государством в определенные сроки выплатить эту сумму и передать ее на содержание османских военных гарнизонов в пограничных городах и крепостях или же на какие-либо другие нужды.

Кроме того, подобные документы государство выдавало также как обыкновенные расписки финансового ведомства. В них подтверждалось, что казна получала налоги с арендованного участка земли и что лицо, получившее мукатаа, не имеет более долга перед государством.

Документ писали почерком дивани черными чернилами; традиционные размеры 20 — 25 х 50 — 60 см. Вверху посередине листа писалась инвокация: Ху! (По милости Аллаха), ниже ставилась монограмма султана — тугра. [43]

В османистике известны тугры османских султанов начиная с Мурада I (1360 — 1389) и поэтому их расшифровка не представляет большой сложности.

Первая строка документа начинается линией, продленной: почти на длину всей строки, которая означает “син”. Она и представляет начало основной части документа (пролог): “Причиной составления Высочайшего Августейшего документа является то, что...” и т. д. Иногда формула пролога бывает несколько изменена: “Причиной написания Высочайшего Августейшего приказа является то, что...”.

Затем в приказе называлась личность, которой выдан данный фискальный документ; эта часть документа (инскрипция) обычно выглядит так: “Первейший среди величественных и знаменитых, Кескин Исмаил, да будет возвышена его честь”. Для адресата документа приведенный выше эпитет является стандартной формулой. Иногда имя получателя документа в инскрипции не обозначено, но для него оставлено место.;

Обоснование причины издания документа (наррация), начинается словами: “Из обязательства”. Далее отмечена суть взятого той или иной личностью обязательства. Здесь же указаны местонахождение и название облагаемого налогом участка земли, размер налога, его назначение. В одном из документов читаем: “Кескин Исмаил в 1132 г. взял на себя обязательство. В обязанности упомянутого эмина входило: из доходов ливы Испира, с подчиненных ему земельных участков, на содержание 58 солдат — джебеджи Высочайшего Двора, расквартированных в крепости Багдадджик, выделять ежедневно 44 акче”.

В документах указанные джебеджи и солдаты некоторых других родов войск (янычары, топчу и др.) считаются государ ственными войсками. При упоминании этих войск документы финансового ведомства, как правило, содержат определение “Высочайшего Двора”.

В документах точно обозначалось время, в течение которого владелец того или иного документа обязывался выполнить взятые обязательства, указывался вид налога, предусматривалась выплата натурой, давался подсчет каждого киле сельскохозяйственных продуктов, а в конце указывалась общая сумма их стоимости. Владетель документа по желанию мог расплатиться натурой или деньгами, в последнем случае отмечалась сумма с учетом курса разных монет.

Следующий раздел документа составляла формула, где отмечалось: “Упомянутая сумма с 19 раби аль-авваль 1133 г, [18 января 1721 г.] поступает от чауша джебеджи Якуба, пусть растет его мощь. К столице моего счастья, в дефтерах моей государственной казны, пусть будет зарегистрирована в виде дохода и расхода. Этим документом излагается мой приказ. Так и знайте, доверьтесь этому документу”.

Это предложение приводилось в тексте только в случае выдачи документа как платежного ордера. Если же он был выдает [44] в виде обыкновенной расписки о внесении в государственную казну определенной суммы, то указывалось имя вносившего лица и точно установленный срок. Таким образом, в последнем случае подчеркнута сумма, вносимая в казну, а в первом — сумма, зарегистрированная в книгах приходов и расходов государственной казны. Поступившую от владельца мукатаа сумму государство немедленно пересылало в одну из крепостей на содержание гарнизона.

В конце документа ставилась дата — месяц и число, указывалось место составления документа. Дата в большинстве случаев приписывалась другой рукой и арабскими буквами, например: “Написано 5 раби аль-авваль 1133 г. [4 января 1721 г.], место; в резиденции божехранимого Константина”.

На оборотной стороне документа другим почерком (талик) приписывался обширный текст, в котором точно передавалось приведенное в документе обязательство. В верхней части имелась стандартная формула: “Дело в том, что, как здесь повествуется, переписал раб его [Аллаха] — пусть будет честь его и хвала ему — Ахмед, кади Торулской казы...”

Выше этой формулы и печати иногда приписано, в какую крепость направлен этот документ и какое количество продуктов (или же какая сумма денег) выделено для содержания войска, расквартированного в той или иной крепости, или же кратко указана выделенная сумма для какой-либо крепости.

Основной текст вновь начинается продленной на всю строку “син”: “Причиной написания этой книги (документа) является то, что...”. Далее указывается, что основанием для выдачи этого документа явился приказ султана, и передано содержание почти всей основной части (этого приказа). Отмечается, что указанная в документе сумма принята и, соблюдая законы шариата и на их основе, некий альСеийд Омер-ага об этом доложил суду. В документе особо отмечалось, что эмин (начальник) территории, с которой должна быть получена в качестве налога определенная сумма, и другие должностные лица признали ее. Отсюда следует, что обязательство выполнено и адресат этого документа полностью рассчитался с государством. Поэтому далее отмечалось, что указанная сумма, сбор которой в определенное время поручался данному лицу, выплачена.

В конце стандартная фраза: “Происшедшее дальше выписано по усмотрению”. Здесь же стоит дата, иногда с эпитетами, восхваляющими Аллаха, например: “Написано на второй день джумада аль-ахира 1133 года хиджры [4 ноября 1701 г.] всемогущего и справедливого Аллаха”. После даты перечислены свидетели дела. Ниже написано: “Сальяне” (годовой налог).

В конце документа стояла подпись башдефтердара (куйрук-лу имза). Каждый башдефтердар имел свою подпись — пенче, схожую по форме с султанской тугрой. В османистике почти все подписи башдефтердаров прочитаны, известны их имена и годы деятельности 3. [45]

Таковы вкратце конструкция и содержание одного из типичных документов — “себеб-и тахрир-и хюкюм”, выдававшихся финансовым ведомством Османской империи и широко распространенных на всей ее территории, но в наших архивах до сих пор не обнаруженных.

Изучение содержания и назначения представленных нами “себеб-и тахрир-и хюкюм”, хранящихся в Ориентальном отделе Народной библиотеки “Кирилл и Мефодий” в Софии, будут способствовать исследованию истории османского владычества в XVI — XIX вв. на отдельных территориях, находящихся в настоящее время в границах СССР, и дальнейшему изучению османской палеографии и дипломатики.

Как видно из анализа документов, османские власти для содержания своих военных сил не выделяли денег из центральной казны. На эту цель предназначалась часть доходов одной из провинций. Дело в том, что уже в XVII — XVIII вв. османские власти, в связи с уменьшением внутренних и внешних доходов и оскудением казны, искали пути для выхода из финансового кризиса. Хронический дефицит государственной казны, опустошение многих османских территорий вследствие внутренних междоусобиц и внешних войн усиливали эксплуатацию трудового населения, что вызывало, в свою очередь, недовольство и усиливало социальные конфликты 4. Османские власти надеялись выйти из создавшегося положения за счет широкого использования системы мукатаа. Это означало передачу участка земли или какого-либо иного объекта государственного налогообложения определенному лицу. Последний должен был в установленные сроки выплатить государству часть доходов с предоставленного в его распоряжение хозяйственного объекта. Обычно заранее данная сумма зачислялась в счет погашения расходов начальнику одного из отрядов османских войск, находящихся в крепостях. Лицу, которому вменялись перечисленные выше обязанности, выдавался официальный документ — “себеб-и тахрир-и хюкюм”.

В документах данного типа точно определялись обязательства лиц, которые получали то или иное мукатаа, указывалось, на какой срок оно выдавалось, какой доход давало, где располагалось, определялся срок выплаты предписанной суммы и указывалось, какому начальнику какой крепости необходимо ее передать. На оборотной стороне таких документов записывалось решение суда: исполнил ли владелец мукатаа свое обязательство, сдал ли он своевременно положенную сумму.

Таким образом, введение системы мукатаа и выдача документов данного типа свидетельствует о том, что османские власти в какой-то мере искали пути преодоления финансовых трудностей. Введение и распространение откупной системы в Османской империи способствовало частичной стабилизации экономической жизни. Со временем в Османской империи на откуп стали передавать все основные источники государственных [46] доходов — налоги, пошлины и т. п. 5 Однако мукатаа давало только временный эффект, так как откупщик, стремясь получить максимальную выгоду, в короткое время истощал источник дохода.

В виде примеров приводим ряд документов, относящихся к 30-м годам XVIII в. и касающихся финансирования войск одной из крепостей Грузии — Багдади, которая в отличие от иракского Багдада в документах называется Багдадджик (“Малый Багдад”).

После установления османского господства в Восточной Грузии в первой четверти XVIII в. в тяжелом положении оказалась и вся Западная Грузия. К 1723 г. османские войска захватили крепости на восточном побережье Черного моря, тем самым лишив Грузию выхода к морю. Османские гарнизоны стояли в Батуми, Гонио, Цихисдзири, Кобулети, Поти, Анакофии, Сухуми, Анаклии и др. Одновременно с вводом османских войск в прибрежные города шел процесс “освоения” и внутренних территорий. Османские войска устраивали военные экспедиции в глубь Грузии и заняли крепости Рухи, Цуцхвати, Багдади, Шоропани, Кутаиси и др. Захват крепостей преследовал своей целью концентрацию сил для борьбы с местными правителями и создавал условия для османизации страны.

Несмотря на то что османы не сумели установить здесь свою социально-политическую систему и ликвидировать отдельные княжества и царства Западной Грузии, тем не менее последние номинально стали вассалами султана и были вынуждены выполнять ряд обязательств. Османские власти упорно старались подчинить местное население, они посылали в Грузию свои гарнизоны и всячески укрепляли свои позиции. Приведенные ниже документы подтверждают этот факт.

Согласно документам часть доходов одной из провинций османского государства — Испирской ливы (санджака) и близлежащих территорий выделялась для содержания османских войск, находившихся в Багдадской крепости (Западная Грузия).


Документ № 1

(Тексты документов № 1 — 6 в арабской графике см. в Приложении)

Написано на пожелтевшей, в некоторых местах покрасневшей бумаге, черными чернилами. (Верхняя часть оторвана.) Размер: 23,5 х 47,5 см. Шифр: НБКМ, ф. 1, арх. ед. 21140, л. 1.

Тугра: Ахмед-шах, сын Мехмед-хана, вечно побеждающий 6.

Причина написания Высочайшего Августейшего документа состоит в том, что первейший среди величественных и знаменитых Мустафа, да будет возвышено его величие, в 1116 г. [6 мая 1704 — 24 апреля 1705] взял обязательство. Обязательство [47] названного выше состояло в следующем: выплачивать из доходов эрзурумской таможни и находящегося в его подчинении мукатаа по 330 акче ежедневно для жалованья 26 солдат, джебеджи 7 Высочайшего Двора, защищающих Багдадскую крепость 8. Законная обязанность названного выше состояла в выплате суммы, определенной для лезеза и рошена 1116 г. 9 В 1116 г. из суммы [дохода] упомянутой эрзурумской таможни и находящегося в его подчинении мукатаа назначено 58 410 акче. Если каждый куруш равен 160 акче, то в пересчете на эседи 10 — всего: 365 эседи куруш, два египетских пара и два акче. После того как 313 упомянутой оуммы на счету казны было изъято 14 602 полноценных монет из расчета по 40 акче с каждого куруша 11, оставшаяся сумма в качестве долга, названного выше, составляет 43 195 акче. Разница между [этой] суммой и суммой хасене 12 составляет 613 акче, [стало быть] общая сумма составляет 43 808 акче. Поскольку каждый куруш равен 120 акче, то в пересчете на эседи она составит всего 365 эседи куруш, два египетских пара и два акче. Упомянутая сумма с 23 зу-ль-каада 1116 г. [19 марта 1705 г.] должна быть реально зарегистрирована в виде дохода и расхода в дефтерах моего государственного казначейства в моей счастливой столице рукой чауша джебеджи Халиля, да увеличится его могущество. Соответствующей распиской удостоверяется это мое справедливое решение. Так л знайте, доверьтесь честному утверждению.

Написано 24 зу-ль-каада 1116 г. [20 марта 1705 г.]

В резиденции божехранимого Константина.

На оборотной стороне документа

Дело так, как здесь отмечено, переписал раб его [Аллаха] — пусть будет для него честь и хвала — Юсуф, кади города Эрзурума. Да простит ему Аллах. [Печать.]

Причина написания данного решения состоит в том, что, согласно “себеб-и тахрир-и хюкюм”, от имени 26 солдат — джебеджи Высочайшего Двора, в настоящее время защищающих Багдадскую крепость, их финансовый уполномоченный, известный под именем Ахмеда ибн Мустафа, разъяснил суду суть дела в отношении жалованья, выданного им в счет 1116 г. Эмин таможни, находящейся в городе Эрзуруме, известный под именем. Мустафа-ага ибн Мехмед Али, в отношении этого жалованья перед судом с полной откровенностью заявил, согласно записи на оборотной стороне “себеб-и тахрир-и хюкюм”, упомянутым солдатам законное жалованье за рошен и лезез 1116 г., составляющее 365 эседи куруш, два египетских пара и два акче, согласно отчету за упомянутый год [им] определено и назначено из доходов упомянутой таможни. Названная выше сумма их доходов указанной таможни из рук упомянутого выше эмина полностью была получена; честно, по собственному желанию он [48] подтверждает, что долгов в счет упомянутой суммы за названным эмином ни одного акче и ни одной крошки не осталось. Далее решение суда то, что происшедшее следует зафиксировать. Написано в начале месяца раби аль-ахира, год 1117 [в конце июля 1705 г.].

Свидетели дела: Хаки аль-Хаджи Али-эфенди аль-Сейид Осман-эфенди Мехмед ибн аль-Хазиран Али ибн аль-Хаджи и другие присутствующие.

Документ № 2

Написано на белой, немного пожелтевшей бумаге, черными чернилами. Размер: 24,2 X 65,5 см. Шифр: НБКМ, ф. 1, арх. ед. 20504, л. 5.

Тугра: Ахмед-шах, сын Мехмед-хана, вечно побеждающий.

Причина написания Высочайшего Августейшего документа состоит в том, что первый среди знатнейших и высочайших Кескин Исмаил, да будет возвышено его величие, в 1132 г. [14 ноября 1719 — 1 ноября 1720] взял обязательство. Согласно правилу маликяне, обязанности названного эмина состояли в следующем: выплачивать из дохода Чанха, второе имя Гюмюшане, [и] урожая Испирской ливы и подчиненных ему маликяне каждый месяц 29 киле пшеницы для 58 солдат, джебеджи Высочайшего Двора, настоящее время защищающих Багдадджикскую крепость, находящихся на моей непобежденной границе. С начала мухаррама 1133 г. [с начала ноября 1720 г.] до конца зу-ль-хиджжа указанного года [до 20-х чисел октября 1721 г.], за один год законное обязательство названных выше заключалось в том, что с каждого из 347 киле взимать по 40 акче. Цены поступающего провианта определены в акче. В 1132 г. из сумм [дохода] Чанха, второе имя Гюмюшане, [и] от поступлений Испирской ливы и доходов подчиненных ему маликяне определено 10 294 акче. Разница между [этой] суммой и суммой хасе-не составляет 146 акче, [стало быть] общая сумма ее составляет 10 440 акче. Поскольку каждый куруш равен 120 акче, то в пересчете на эседи она составит 87 эседи куруш. Упомянутая сумма с 19 раби аль-авваля 1133 г. [18 января 1721 г.] рукой чауша джебеджи, первого среди равных — Якуба, да увеличится его величие, пусть будет зарегистрирована в моей счастливой столице, в дефтерах моего государственного казначейства в виде дохода и расхода. Соответствующей распиской удостоверяется это мое справедливое решение. Так и знайте, доверьтесь честному утверждению.

Написано четвертого числа раби аль-ахира, год 1133 [2 февраля 1721 г.].

Место: резиденция божехранимого Константина. [51]

На оборотной стороне документа

Дело соответствует официально записанному [в сиджиле 13]. Переписал раб его [Аллаха] — да будет за ним почет и слава — Халил, кади казн Торула. Да простит ему Аллах. [Печать.]

Причина написания сего решения следующая: было упомянуто в султанском велении, что 58 солдатами — джебеджи Высочайшего Двора, защитниками Багдадджикской крепости, упомянутая ниже сумма получена. Когда по этому вопросу Муста-фа Беше, сын Мехмеда, пролил свет в шариатском суде, был составлен счет 1132 г. Гордость власти, векиль эмина Гюмюшане, надежды знатных Кескина Исмаил-аги, да увеличится его величие, Омер-ага признался перед судом, заявив, что сумма, необходимая для закупки пшеницы названным выше лицам, с начала мухаррама 1133 г. до конца года составляла только 87 курушей [и] с урожая упомянутого года из рук аль-Сейид Омер-аги полностью получена; когда он это заявил, то, по решению суда, это было записано соответственно требованиям.

Написано в конце великого шаабана, год 1133 [в конце июня 1721 г.].

Свидетели дела: Хусейн-бег, сын аль-Хаджи Абдуллаха Омер-эфенди, сын Халила

второй Омер-эфенди, сын аль-Хаджи Хусейна, и другие присутствующие. Сальяне

Документ № 3

Написано на белой, чуть пожелтевшей бумаге, черными чернилами. Размер: 24,1 х 64,8 см. Шифр: НБКМ, ф. 1, арх. ед. 20504, л. 1.

Тугра: Ахмед-шах, сын Мехмед-хана, вечно побеждающий.

Причина написания Высочайшего Августейшего документа состоит в том, что первый среди знатнейших и высочайших Кескин Исмаил, да будет возвышено его величие, в 1132 г. взял обязательство. Обязанность названного выше эмина состояла в следующем: выделить из дохода Чанха, второе название Гюмюшане, [и] урожая Испирской ливы и подчиненных ему мукатаа по 444 акче ежедневно для 58 солдат — джебеджи Высочайшего Двора, в данное время защищающих Багдадджикскую крепость, находящихся на моей непобежденной границе. Законная обязанность названного выше была определена в выплате денег в масаре, реджежа, рошене и лезезе 1133 г. 14 В 1132 г. [14 ноября 1719 — 1 ноября 1720] из суммы доходов Чанха, второе название Гюмюшане, вместе с урожаем Испирской ливы и подчиненных ей мукатаа назначено 116 232 акче. Разница между [этой] суммой и оуммой хасене составляет 1650 акче, [стало [53] быть] общая сумма ее составляет 117 882 акче. Поскольку каждый куруш равен 120 акче, то в пересчете на эседи они составят 982 эседи куруш и 14 египетских пара. Упомянутая сумма с 19 раби аль-авваля 1133 г. [18 января 1721 г.] чаушем джебеджи, первого среди равных — Якуба, да увеличится его величие, пусть будет зарегистрирована в моей счастливой столице, в дефтерах моего государственного казначейства в виде дохода и расхода. Соответствующей распиской удостоверяется это мое справедливое решение. Так знайте, доверьтесь честному утверждению.

Написано четвертого числа раби аль-ахира, год 1133 [2 февраля 1721 г.]

Место: резиденция божехранимого Константина. [55]

Дело соответствует записанному. Переписал раб его [Аллаха] — -да будет за ним почет и слава — Халил; кади казы Торула. Да простит ему Аллах. [Печать.]

Причина написания сего документа та, что он упомянут в данном велении. 58 солдатами — джебеджи Высочайшего Двора, защищающими Багдадджикскую крепость, находящуюся в отдалении от границы, определенная сумма за масаре, реджеж, [56] рошен и лезез 1133 г. принята. Когда защищающий их справедливость векиль, твердый Мустафа бен Мехмед сообщил об этом в шариатском суде, векиль аль-Сейид Кескина Исмаил-ага, эмина мукатаа Гюмюшане, надежды высочайших и знатнейших, гордость равных аль-Сейид Омер-ага с полной откровенностью признал перед судом: в находящемся в моих руках [документе] “себеб-и тахрир-и хюкюм” указано всего 982 курушей и 14 египетских пара. Когда он заявил, что в упомянутом году из суммы [дохода] упомянутого мукатаа, из рук упомянутого аль-Сей-ид-аги [эта сумма] полностью получена и это зарегистрировано на оборотной стороне документа, последовало решение суда: это зафиксировано соответственно требованиям.

Написано в конце великого шаабана, год 1133 [в конце июня 1721 г.].

Свидетели дела: гордость равных — Хусейн-бей гордость кятибов — Омер-эфенди

Юсуф-ага, сын Хаджи Абубекра, и другие присутствующие. Сальяне

Документ № 4

Написано на белой бумаге, черными чернилами. Размер: 24,6 х 62 см. Шифр: НБКМ, ф. 1, арх. ед. 20507, л. 4.

Тугра: Ахмед-шах, сын Мехмед-хана, вечно побеждающий.

Причина написания Высочайшего Августейшего документа состоит в том, что первый среди знатнейших и высочайших Кескин Исмаил, да будет возвышено его величие, в 1132 г. взял обязательство. По условиям маликяне, обязанности названного выше состояли в следующем: вместе с продуктами Испирского санджака из доходов находящегося вблизи него Чанха, второе название Гюмюшане, и подчиненных ему маликяне выделять каждый месяц 22 киле пшеницы для 45 солдат, топчу 15. Высочайшего Двора, в данное время защищающих Багдадджикскую крепость. Законная обязанность названного выше за год — с начала мухаррама 1132 г. до конца зу-ль-хиджжа того же года [с середины ноября 1719 г. по начало ноября 1720 г.] состояла во взимании 270 киле пшеницы по цене 40 акче за каждое киле и вычисление цен в акче на необходимые продукты. В 1132 г. вместе с продуктами упомянутого Испирского санджака, [а также] из сумм [дохода] близлежащего Чанха, второе название Гюмюшане, и подчиненных ему маликяне определено 7987 акче.

Разница между [этой] суммой и суммой хасене составляет 113 акче, [стало быть] общая сумма ее — 8100 акче. Поскольку каждый куруш равен 120 акче, то в пересчете на эседи — всего 67,5 эседи куруш. Упомянутая сумма с первого дня раби аль-ахира 1132 г. [11 февраля 1719 г.] рукой чауша топчу [57] Мухаммеда, да увеличится его достоинство, пусть будет зарегистрирована в моей счастливой столице, в дефтерах моего государственного казначейства в виде дохода и расхода. Соответствующей распиской удостоверяется мое справедливое решение. Так и знайте, доверьтесь честному утверждению.

Написано 8 раби аль-ахира, год 1133 [6 февраля 1721 г.].

На оборотной стороне документа

“Себеб-и тахрир-и хюкюм” Багдадджикских продуктов.

Дело соответствует записанному, переписал раб его [Аллаха] — да будет за ним почет и слава — Халил, кади казы Торула. Да простит ему Аллах. [Печать.]

Причина написания сего документа та, что он упомянут в данном великом велении. Отмеченная ниже сумма получена 45 солдатами — топчу Высочайшего Двора, защищающими Багдадджикскую крепость. Когда слуга сильного войска векиль Ибрахим-чауш, да увеличится его величие, пролил свет на шариатском суде, [налог] 1132 г. был высчитан. Касаясь вопроса о сумме налога, основанного на маликяне, векиль эмина Гюмюшане, надежды высочайших и знатных — Кескина Исмаил-аги, да увеличится его величие, гордость равных — аль-Сейид Омер-ага с полной откровенностью признал перед судом: стоимость пшеницы, необходимой для указанных солдат, с начала мухаррама 1133 г. до конца зу-ль-хиджжа упомянутого года всего [составляет] 67,5 эседи куруш. [Она] высчитана для упомянутого года. В соответствии с “себеб-и тахрир-и хюкюм”, после его заявления, что из рук упомянутого выше аль Сейид Омер-аги [эта сумма] полностью получена, это должно быть отмечено на оборотной стороне документа. Этот факт пусть будет зафиксирован соответственно требованиям.

Написано 20 великого зу-ль-каада, год 1133 [12 сентября 1721 г.].

Свидетели дела: Хусейн-бег, сын аль-Хаджи Абдуллаха Омер-эфенди, сын аль-Хаджи Хусейна второй Омер-эфенди, сын Халил-аги, и другие присутствующие.

Документ № 5

Написано на пожелтевшей бумаге, черными чернилами. Размер: 24 х 5,5 см. Шифр: НБКМ, ф. 1, арх. ед. 20507, л. 4.

Тугра: Ахмед-шах, сын Мехмед-хана, вечно побеждающий.

Причина написания Высочайшего Августейшего документа состояла в том, что первый среди знатнейших и высочайших Кескин Исмаил, да увеличится его величие, в 1132 г. [14 ноября 1719 — 1 ноября 1720] взял обязательство. Обязанность [59] названного выше состояла: на условии маликяне, вместе с урожаем Испирской ливы, из доходов Чанха, второе название Гюмюшане, и подчиненных ему маликяне выделять ежедневно 453 акче для 45 солдат — топчу Высочайшего Двора, в данное время защищающих Багдадджикскую крепость. Все это законно подлежащее выдаче названным выше в масаре, реджеже, рошене и лезезе 1133 г. в 1132 г. определено в акче. Вместе с урожаем упомянутой Испирской ливы, сумма [дохода] Чанха, второе наименование Гюмюшане, и подчиненных ей участков составила [61] 118 587 акче. Разница между [этой] суммой и суммой хасене составляет 1683 акче, [стало быть] общая сумма — 120 270 акче. Поскольку каждый куруш равен 120 акче, то сумма в пересчете на эседи составляет всего 1002 эседи куруш и 10 египетских пара. Упомянутая сумма с начала раби аль-ахира 1133 г. [конец января — начало февраля 1721 г.] рукой чауша топчу Мухаммеда, да увеличится его достоинство, пусть будет реально зарегистрирована в моей счастливой столице, в дефтерах моего государственного казначейства в виде дохода и расхода. Соответствующей [63] распиской удостоверяется это мое справедливое веление.

Так и знайте, доверьтесь честному утверждению.

Написано 2 раби аль-ахира, год 1133 [31 января 1721 г.] Место: резиденция богохранимого Константина.

На оборотной стороне документа

“Себеб-и тахрир-и хюкюм” Багдадджика. Дело соответствует записанному. Переписал раб его [Аллаха] — да будет за ним почет и слава — Халил, кади казы Тору-ла. Да простит ему Аллах. [Печать.]

Причина написания сего веления та, что имя отмечено в этом великолепном документе. Отмеченная ниже сумма получена 45 солдатами — топчу Высочайшего Двора, защищающими Багдадджикскую крепость. Когда их постоянный векиль, душа войска — Ибрахим чауш, да увеличится его величие, пролил свет на шариатском суде, [налог] 1132 г. был высчитан. Касаясь вопроса суммы налога, основанного на маликяне, векиль змина Гюмюшане, надежды высочайших и знатнейших — Кескина Ис-маил-аги, да увеличится его величие, гордость равных — аль-Сейид Омер-ага с полной откровенностью признал перед судом: необходимая сумма для названных выше солдат с начала мухаррама 1133 г. [начало ноября 1720 г.] до конца зу-ль-хидж-Жа того же года [до 20-х чисел октября 1721 г.] [составляет] всего 1002 эседи куруш и 10 египетских пара. [Она] вписана в счет названного выше года. Как отмечено в “себеб-и тахрир-и хюкюм”, когда он заявил, что из рук упомянутого выше аль-Сейид Омер-аги [эта сумма] полностью получена, и пусть будет отмечено [64] [это] на оборотной стороне документа, случившееся пусть будет зафиксировано соответственно требованиям.

Написано 20 зу-ль-каада, год 1133 [12 сентября 1721 г.].

Свидетели дела: Али Челеби, сын Мехмеда

Ахмед-беше, сын Ибрагима

Осман Челеби, сын Абдуллаха и другие присутствующие.

Сальяне

Документ № 6

Написано на белой, потемневшей бумаге, черными чернилами. Размер: 23,3 х 65 см. Шифр: НКБМ, ф. 313а, арх. ед. 242g, л. 2.

Тугра: Ахмед-шах, сын Мехмед-хана, вечно побеждающий.

Причина написания Высочайшего Августейшего документа состоит в том, что первый среди знатнейших и высочайших аль-Хадж Ахмед, да увеличится его величие, с начала мухарра-ма 1142 г. [конец июля 1729 г.] взял обязательство. Согласно условиям названного выше обязательства, из доходов хассов Димус Иттикаба и подчиненных ему маликяне его законной обязанностью было выплачивать наличные суммы для 169 человек, янычар Высочайшего Султанского Двора, в данное время охраняющих Багдадджикскую крепость, с начала эрбаина 1141 г. 16 до начала эрбаина 1142 г. 17 Их законной обязанностью была плата за 169 топ чока 18 на зиму, вычисленная в акче. По вычислениям на упомянутое число из сумм [доходов] хассов Димус Иттикаб и подчиненных ему маликяне должно выделяться 29 995 акче. Разница между [этой] суммой и суммой хасене составляет 425 акче, [стало быть] общая сумма ее — 30 420 акче. Поскольку каждый куруш равен 120 акче, то сумма в пересчете на эседи — всего 253,5 эседи куруш.

Названная выше сумма с 16 джумада аль-уля 1142 г. [7 декабря 1729 г.] рукой Ускудари Языджи, да увеличится его могущество, пусть будет зарегистрирована в счастливой столице, в дефтерах моего государственного казначейства в виде дохода и расхода. Соответствующей распиской удостоверяется это мое справедливое веление. Так и знайте, доверьтесь честному утверждению.

Написано 3 джумада аль-ахира, год 1142 [24 декабря 1729 г.].

Место: резиденция богохранимого Константина.

На оборотной стороне документа

Защита Багдадджикской крепости

Цена чока, изымаемая из [доходов] Димус Иттикаба, [равнялась] 253,5 курушей.


Комментарии

1. О структуре финансового ведомства, о палеографических и дипломатических наблюдениях над османскими документами cm.: Uzuncarsili 1. H. Osmanli devletinin Saray teskilati. Ankara, 1945; Uzuncarsili I. H. Osmanli devletinin merkez ve Bahriye teskilati. Ankara, 1948; Gundar D. Arsiv belgelerinde siyakat yazisi ozelikleri ve divan rakamlari. Ankara, 1974; Белков А. Т. Османотурски документы с финансово содержание 16 — 18 вв. (Дипломатическое и палеографско проучване). София, 1976 (рук. канд. дис).

2. Велков А. Т. Османотурски документы..., с. 59 — 61.

3. Там же, прил.

4. Гигинеишвили О. И. Очерки по истории Турции. Тб., 1982, с. 19 (на груз. яз.).

5. См. там же, с. 41; Мейер М. С. Социально-экономический строй Османской империи в XVII — XVIII вв. — История стран Азии и Африки в новое время. М., 1971, с. 219.

6. Султан Ахмед III (1703 — 1730).

7. Джебеджи — вид султанского войска, в обязанности которого входила охрана арсеналов и оружейных складов, транспортировка и охрана боевого снаряжения во время походов.

8. В османских финансовых документах Багдадская крепость, находившаяся в Западной Грузии, всегда называлась Багдадджик, а здесь мы имеем дело с исключением.

9. Октябрь, ноябрь, декабрь 1704 г.; январь, февраль, март 1705.

10. Эседи — разновидность куруша, отличавшаяся тем, что на аверсе монеты был изображен лев.

11. Саг акче — вид монеты, эквивалентной полной стоимости веса.

12. Хасене — добавочная сумма налогов, помимо обязательной дани выплачивалась государству за существующую разницу в 14 дней между мусульманским и христианским финансовыми годами.

13. Сиджил — реестр судебных решений; реестр.

14. Ноябрь, декабрь 1720 г.; январь, февраль, март 1721 г.; апрель, май, июнь 1721 г.; июль, август, сентябрь 1721 г.

15. Топчу — пушкари, одно из подразделений (“капы кулу”) регулярного войска османского государства.

16. В войсковых финансовых документах определенные дни года назывались “эрбаин”, т. е. самые холодные дни зимы — 21 декабря — 29 января. Эрбаин 1141 г. приходился на 23 декабря 1728 г. — 31 января 1729 г.

17. Эрбаин 1142 г.: 11 января — 19 февраля 1730 г.

18. Топ — мера ткани, равная 8 — 10 м. Чока — суконная ткань, широко использовавшаяся для обмундирования войск в зимнее время.

(пер. Н. Н. Шенгелия)
Текст воспроизведен по изданию: Финансовое ведомство Османской империи и его документация // Османская империя: система государственного управления, социальные и этнорелигозные проблемы. Востока. М. Наука. 1986

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.