Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЗАКОНОВ ЯНЫЧАРСКОГО КОРПУСА

МЕБДЕ-И КАНУН-И ЙЕНИЧЕРИ ОДЖАГЫ ТАРИХИ

[Глава пятая] 1

повествует о том, как секбанбаши перестал [быть янычарским] агой, и при каком [султане] [янычарский] ага стал назначаться из числа дворцовых людей, а также о том, почему [это произошло]

Издревле должность [янычарского] аги исправлял секбанбаши. Впоследствии, во времена Его Величества покойного султана Баязид-хана 2, — да будет над ним милость и благоволение Бога! — тогдашний секбанбаши по имени Баязид-ага [стал] подстрекать янычарских йолдашей к преступлению, и [потому] во время Дивана произошли /84а/ беспорядки. [Когда] после этого в результате расследования дела была установлена вина аги, во время [собрания] Дивана он был обезглавлен, а должность [янычарского] аги передана силяхдарам, получавшим воспитание во дворце. Их вывели из [штата дворцовых слуг]. [Между тем] после казни аги в окрестностях Стамбула обнаружилась недостроенная им мечеть. Падишаху, опоре мира, была подана просьба [разрешить закончить строительство], и он позволил достроить ее за упокой души [казненного], назначить туда имама и муэззина и [получать] положенное им жалованье от шехир эмини. То же делается и ныне. [Там] совершается намаз.

Когда [янычарским] агой был назначен человек из дворца, его пригласили к падишаху мира и сделали надлежащие наставления. После того как он стал [янычарским] агой, ему понадобились бёлюкбаши, которые составляли бы его свиту во время посещения им Дивана. Был проведен совет с участием ага очага относительно предоставления аге [янычарского корпуса] особых бёлюков. Тогда по примеру 34 бёлюков секбанов учредили 61 бёлюк, в каждый из которых назначили по 50 человек. В каждом из них назначили старых йолдашей в качестве бёлюкбаши, одабаши и векильхарджа. А поскольку эти бёлюки были учреждены для аги, их назвали /84б/ бёлюками аги. Бёлюкбаши установили жалованье в 10 акче.

Для бёлюков аги неподалеку от Старых ода выделили [помещения] для 21 бёлюка. Поскольку места для них было мало, построили чардаки 3. Увеличив [число] помещений ода, пустили людей, по одному из 61 бёлюка, как распускают лошадей. Из какого бёлюка человек входил в ода, то обозначение [ода] и получала. Точно так же было [сделано] и тогда, когда в старину были построены ода. Вот поэтому ода имеют нумерацию.

Первый бёлюк аги и 21-й [бёлюк] разместили в одном и [127] том же месте. А потому [янычары этих бёлюков] стали мютеферрика. Эти ода превращены в особые ода аги. [Состоящие в них янычары] определены для службы аге. Обладателям куллука [в этих ода] установлено поручать службу чокадара и другие службы, а также давать гедики опоясанных парчовым кушаком. Перестали поручать эту службу лицам из числа секбанов. Поскольку в [названных бёлюках] людей мало, для них учредили [прибавку] мукаррер в размере 20 акче. Раз в три месяца кетхюда [неизменно], как пила (?) появлялся [во время выдачи жалованья] среди [янычар для ее получения]. /85а/ Не было такого, как нынче, чтобы в каждой ода имелась [прибавка] в одно акче, которая давалась бы каждые три месяца.

20 [бёлюков аги] — с 41-го по 61-й — находятся в Старых ода, а [бёлюки] с 11-го по 41-й — в Новых ода. Только 54-й [бёлюк], [бёлюк] талимханеджи, со временем разместили в Новых ода. Если угодно всевышнему Аллаху, об этом будет подробно рассказано в своем месте.

Издревле янычарские кетхюда 4 не имели особых ода. Кетхюда находился в той ода, где служил еще будучи баш яябаши. Впоследствии, когда были учреждены бёлюки аги, первый бёлюк превратили в ода, [где должен был находиться] кетхюда. [Его] определили специально для [кетхюда]. Всякий, кто становится кетхюда, переходит в ту ода. Согласно древнему обычаю [кетхюда] назначают с [жалованьем] 60 акче. На Диван [кетхюда] является в ускюфе, какой носят чорваджи. Только вместо журавлиного пера [к нему] прикрепляется перо цапли. Кетхюда являются слугами [янычарского] аги. Они не стоят [в строю] во время церемонии приветствия аги в его ведомстве. Они даже спешиваются вместе с агой. В Диване они несут службу стоя. В ведомстве [аги] они стоят наверху лестницы и наблюдают за несущими службу. Кетхюда устраивает встречу с агой тем, кто желает встретиться с ним. Закон таков.

Когда [кетхюда] отправляется домой, баш. чавуш и другие чавуши, какие есть, выстраиваются перед ним /85б/ и сопровождают его до дома. Он занимается делами и в своем доме. [Кетхюда] является командиром всего очага. Правда, секбанбаши стоит выше кетхюда, однако все чорваджи и одабаши боятся кетхюда-бея. Назначение и смещение [их с должности] происходит по его воле. Поэтому [власть] кетхюда-бея больше. Он — кетхюда всех янычар. Его доход больше, чем [доход] секбанбаши. На все куллуки за пределами [Стамбула] и в самом Стамбуле назначает кетхюда. [Это] — его арпалык. Взимание налога с этих куллуков издревле поручалось тому, кто являлся сарраджем кетхюда. Для составления дефтера с описью этих [налогов] был назначен [128] также кятиб. Однако [должность] кятиба не является гедиком. [Кятибом назначается кто-нибудь] из [любой] ода, кроме ода кетхюда-бея. Все же предпочтительнее, чтобы он был из ода кетхюда-бея, потому что хорошо знает даваемые куллуки. Он не даст упраздненного куллука, ибо не может сказать: «Я не знал, [что он упразднен]». Вот поэтому вместо малосведущего кятиба из других [ода] лучше и полезнее [назначать кятиба] из ода кетхюда-бея. Что же касается должности сарраджа [кетхюда-бея], то она является гедиком. [Сарраджем] не [положено] становиться никому, кроме как из ода кетхюда-бея.

В ода кетхюда-бея имеется еще четыре гедика. Когда-то /86а/ [обладатели этих гедиков] носили парчовый кушак, как и гедикли [янычарского] аги. Со временем, для того чтобы различать их и гедикли аги, у [гедикли кетхюда-бея] отобрали парчовые кушаки и приказали носить кече без юнлюка. Один из этих четырех гедиков — [должность] одабаши. Он носит кече без юнлюка. Другой — [должность] векильхарджа, третий — сарраджбаши, четвертый — чокадара. [Все они] носят кече без юнлюка. Все эти четыре [гедика] являются гедиками кетхюда-бея. Однако старший мютеферрика и младший мютеферрика юнлюк носят. Только одабаши, векильхардж, саррадж и чокадар его не носят. Закон таков. Старшего мютеферрика производят либо в должность векильхарджа, либо в должность чокадара. После этого он уже не становится одабаши. Закон таков.

Одабаши и сарраджа [кетхюда-бея] возводят в ранг бёлюкбаши. Они становятся также загарджи и секбанами. Ныне же их по большей части назначают коруджи. Когда здоровые и крепкие люди становятся коруджи, какого геройства ждать в походе от слабых? Нужно, чтобы ни одабаши кетхюда-бея, ни какого-либо другого одабаши не назначали коруджи. Не следует также давать должность коруджи сарраджам. Согласно правилам, [установленным] относительно них, когда они потребуются для похода, /86б/ их следует записать [в поход].

Обязанность сарраджа заключается в том, чтобы взимать налоги с кулов кетхюда-бея 5. Он устраивает встречу с кетхюда-беем йолдашу, просящему куллук. Кем бы ни был желающий [получить] куллук. [кетхюда-бей должен] выдавать его в зависимости от того, имеет ли [просящий] право на куллук, прошел ли он службу в ода. Следует приказать, чтобы [кетхюда-бей] предоставлял куллук лишь после того, как пригласит одабаши [просителя] и учинит ему расспрос.

Когда кетхюда-бей отправляется в поход, его печатью ведает [саррадж]. Он является векилем 6 кетхюда-бея. [Саррадж] ставит печать ча письмах [кетхюда-бея]. Все куллуки [129] [в это время] выдает он. Закон таков. Подобно тому как никто не вмешивается в дела, связанные с куллуками, когда кетхюда-бей на месте, [точно так же] никто не вмешивается в [дело предоставления куллуков] сарраджбаши в отсутствие [кетхюда-бея]. Однако нынче некоторые вмешиваются. Следует это запретить.

Куллук облагается налогом в 85 акче: 70 из них берет кетхюда-бей, 10 акче принадлежит сарраджбаши, а 5 акче — кятибу, [регистрирующему] куллуки. Упомянутый налог [уплачивается] за три месяца. Куллуки, находящиеся в Стамбуле, выдаются на три месяца. Куллуки, находящиеся вне [Стамбула], предоставляются на девять месяцев. [Куллук вне Стамбула] покупается за 3 куруша и 15 акче: 30 [акче] берет саррадж, /87а/ 15 акче забирает кятиб, а остальное — кетхюда-бей.

Куллук не следует предоставлять за взятку. Необходимо давать [куллук] только [с уплатой] подати, как [о том] было рассказано [выше]. Ныне [же] лучшие из куллуков продают за взятку. Не продают [куллук за взятку] разве только собственным куллукчи. [Продажа куллуков за взятку] — великое новшество.

Саррадж должен быть честным человеком. Кетхюда-бей начальствует над всеми кулами, и сам он всенепременно должен быть честен. [Ничто] не должно выходить за рамки старинного закона.

Не следует назначать [на куллуки] излишнего [числа] куллукчи. Ныне [же] куллукчи, [просящие куллук] у кетхюда-бея, берут [любой куллук], на какой бы [их] ни назначали.

И [еще]. Когда на куллук отправляются совсем молодые люди, что они станут делать? Куллукчи должен быть человеком в возрасте, повидавшим [всякую] службу. Куллукчи не должно быть так много, как нынче, чтобы, получив куллук, не продавали его другому. [Они] не должны продавать куллук [другому], потому что это приносит один вред. Купят куллук за деньги и стремятся с лихвой возместить отданные деньги. Насилием отбирают имущество у подданных, а запоздавшего прохожего хватают и грабят, заявляя, что он пьян. Вот к чему /87б/ это приводит.

Итак, очевидно, что предоставление куллуков за взятку молодым людям приносит один лишь вред. Мало того, что они совершают описанные выше поступки, [но] еще, поселившись с красоткой, предаются разврату. Так как их не могут призвать к порядку в их ода даже субаши 7, асесбаши и их собственные аги, они не только пьют вино, но, быть может, из-за каких-то женских тряпок совершают убийства, а [убитых] бросают в море. [130]

Итак, [выдачу куллуков за взятку] следует запретить. Все это происходит потому, что куллуки предоставляют молодым людям за взятку. Не следует давать куллуки за деньги или из покровительства, с тем чтобы [находящиеся при куллуках] охраняли подданных. А то нынче они не только притесняют народ, но и ни о чем не заботятся, ни на что не обращают внимания. Куллуки — это дело старых йолдашей, служащих у кетхюда-бея. Они заступают на куллук с разрешения одабаши. Упомянутые куллуки должны даваться знающим свое дело людям, как о том рассказано выше.

Во время Дивана яябаши стоят справа, а бёлюкбаши — слева. Бёлюк секбанов стоит вместе с яябаши.

Куллуки, находящиеся в Стамбуле, /88а/ обновляются раз в: три месяца, а за его пределами — раз в девять месяцев. Прежде других [куллук] дают баш куллукчи 8. Первыми [куллук] получают [янычары] из [джемаатов] яябаши, затем [получает] бёлюк аги. Один [куллук] берут те, один — другие. Закон таков. Когда все они [получат] куллуки, оставшиеся, если они есть, получают [другие] по очереди.

Один из куллуков при воротах Стамбула принадлежит кетхюда-бею, а другой — ода баш чавуша. [На эти куллуки] назначают по одному йолдашу. У секбанбаши и янычарского кятиба также есть куллуки. У загарджибаши, сансунджибаши, турнаджибаши и других ага очага нет особых куллуков. Секбанбаши имеет два куллука: один из них — [куллук в районе] Сармашык 9, а другой — Кара Гюмрюк 10. Куллуком янычарского кятиба являются [пошлина] масдарийе 11 и весы Измира 12. Они предоставляются [при условии] уплаты налога. Однако люди секбанбаши и янычарского кятиба, распоряжаясь [куллуками], не должны продавать их. Следует сделать им наставление, чтобы, если у них [есть надобность] продать [куллуки], не делали [это] до тех пор, пока не продаст кетхюда-бей. Если станет известно, что они [все же] продают, следует отобрать [куллук] и передать [его] другому куллукчи, [а прежнего] убрать, /88б/ потому что [такая] продажа куллуков противна закону. От этого много вреда.

Когда требуется предоставить куллук, его не следует давать зеленым юнцам. Нужно давать его воинам яя, так чтобы они [действительно] несли службу, каков бы ни был куллук, к которому они прибыли, потому что находиться при охране куллука — это значит защищать от притеснений, а не совершать их. Как только станет известно, что кто-то чинит притеснения, его необходимо убрать.

Куллуки, находящиеся за пределами [Стамбула], даются на девять месяцев. Их не следует отбирать до истечения этого срока. Не положено предоставлять упраздненные куллуки, об отмене которых есть письмо кетхюда-бея и высочайший [131] указ. Если даже [кто-либо] и просит [службу куллукчи], давать [куллук] не следует. Не нужно назначать ясакчи в те места, где [их присутствия] не просят. Закон таков.

Пятый бёлюк аги предоставлен баш чавушу. Однако в старые времена баш чавуши не имели своей ода, потому что тогда [баш чавуш] являлся чавушем всех слуг. Впоследствии, когда агу стали назначать из числа дворцовых людей, это отменили. Из бёлюка аги назначили особого чавуша и предоставили в качестве его ода пятый бёлюк. Приравняв его ранг к рангу бёлюкбаши, чавушу назначили жалованье 10 акче. Для всех янычар и яябаши он есть первый после кетхюда-бея /89а/ командир. Он стоит на площадке перед лестницей и вызывает одабаши. Он докладывает кетхюда-бею о просителях. Он же отправляет [просителей] к аге. В отсутствие кетхюда-бея он сам принимает [просителей]. В этом случае одабаши вызывает у лестницы орта чавуш. Орта чавуш является [простым] янычаром, однако это в расчет не берется. По своему положению он — не [рядовой янычар]. Когда он отправляется в Диван, он надевает ускюф, какой носят яябаши. Однако султана-сюпюрге [на его головном уборе] нет. Он носит кука. С журавлиным пером. Закон таков. Кетхюда [янычарских] ода носят такой же [головной убор], однако у них нет ускюфа. Во время дивана [орта чавуш], как и кетхюда, несет службу. Он является слугой. В ведомстве аги молитву читает он. Орта чавуш отвечает в пути на возгласы и приветствия. Закон таков. В отсутствие кетхюда все его дела ведет он. В очаге должность [орта чавуша] также является хорошей должностью.

Когда янычар стало много, должность чавуша стала пользоваться почетом. Во времена покойного султана Селим-хана, по завоевании страны персов и взятии крепости Тебриз 13, баш чавушу назначили жалованье 20 акче, приравняв его ранг к рангу яябаши. Как только кто-либо становится баш чавушем, /89б/ он входит в разряд яябаши. С этого времени признается его старшинство. Это — не древнее установление. Оно появилось лишь со временем. Кто-нибудь из янычар чавуша становится его кятибом. [Баш чавуш] приглашает одабаши и сообщает им о различных событиях в очаге. По средам он вместе с орта чавушем и кючюк чавушем прибывает для наблюдения за раздачей свечей, а затем отправляется на доклад к кетхюда-бею. Если же янычары должны явиться для стрельбы из ружей на мейдан, он направляется туда, надев чалму селами. Если нужно сделать наставление в Орта джами, [туда] отправляется он. [Баш чавуш] — еще один командир очага. Итак, должность чавуша — старая [должность в очаге]. [131]

Еще одним агой очага является кетхюда йери. Впервые должность кетхюда йери была учреждена во времена султана Баязид-хана 14. Тогда понадобился [человек], который вместо кетхюда-бея, когда тот в качестве сердара командовал янычарскими йолдашами на султанском флоте, в любое время устраивал бы встречу с агой в его ведомстве для всех, имеющих к нему жалобу или дело. [Тогда] баш бёлюкбаши был назначен кетхюда йери. Он стал кетхюда йери при своем [прежнем] жалованье, [но] затем, когда жалованье баш. чавуша повысили до 20 [акче], кетхюда йери [также] установили [жалованье] в 20 [акче]. Повелитель о том не ведает, /90а/ все это сделали сами [решив] между собой. Ныне жалованье и того и другого составляет 20 акче. Поскольку в ведомстве аги кетхюда йери несет службу, замещая кетхюда-[бея], его назвали кетхюда йери 15. На должность кетхюда йери назначают того, кто является баш бёлюкбаши. Когда бывает Диван, [кетхюда йери] помогает аге сесть на лошадь. [Кетхюда йери] становится справа [от аги], а баш бёлюкбаши — слева. Некоторое время они шествуют таким образом, а затем кетхюда йери немного отстает и садится на лошадь. Тогда справа [от аги] становится баш бёлюкбаши, а слева — лицо [рангом] ниже его. Кетхюда йери, сев на коня, едет позади. Где-нибудь неподалеку от ворот дворца [кетхюда йери] вновь спешивается и занимает прежнее место [около аги]. У лестницы [кетхюда йери] помогает [аге] спешиться. Закон таков.

Служба кетхюда йери состоит в том, чтобы целый день, с утра до вечера, находиться в ведомстве аги, препровождая посетителей к аге; выполнять необходимые поручения; посылать янычара за требуемыми людьми и доставлять их; отдавать распоряжения находящимся в мастерских, куллукчи ведомства аги и опоясанным парчовым кушаком гедикли; отстранять от службы при содействии баш чавуша провинившихся гедикли. Даже если кетхюда-бей в Стамбуле, /90б/ во всех этих делах главным является он. [Всем этим] распоряжается он. Он взимает с зифтчи аги по 500 акче в год. Их дефтер хранится у него. Гедики умерших зифтчи раздает он. Он следит за кладовыми и другими подсобными [помещениями] аги. Службу при лестнице несет он. Подняться к аге и доложить о деле можно лишь с его разрешения.

По учреждении должности кетхюда йери ему потребовался кятиб. Кятибом назначили одного из янычарских йолдашей и поручили ему составлять дефтер зифтчи и писать письма, направляемые от имени аги в самые разные места. Точно так же и в настоящее время. Этого кятиба называют кятибом кетхюда. йери. Когда аге нужно написать письмо янычарским сердарам, [будь то] письмо о взимании казенного [133] имущества, письмо по жалобе или какое-либо другое, пишет он, а ага ставит свою печать. Закон таков.

За написанное и скрепленное печатью письмо — кроме писем, [связанных с назначением] на куллук и на пост сердара, — он не должен брать денег. За письма по жалобам он брать ничего не должен. Это противозаконно. Ныне же [деньги] взимаются за все [письма]. Меньше, чем по алтуну, не берется. Это — новшество, которое надлежит запретить.

/91а/ Кятиба кетхюда йери производят в должность кятиба секбанов. Он получает янычарское жалованье. [Кятиб кетхюда йери] находится там же, где и кетхюда йери. Письма пишутся с разрешения [кетхюда йери]. Без его разрешения не пишутся. Отправляясь в поход, [кятиб кетхюда йери] надевает кече без юнлюка. Кетхюда йери носит чорваджийский кука. Султан его [головного убора] расположен сзади и [состоит из пера] цапли. [Кетхюда йери] производят в ранг хассеки повелителя или деведжи или же дают должность мухзыра аги, или же возводят в ранг яябаши. В настоящее время нет закона сразу же назначать кетхюда йери хассеки. А став яябаши, он стоит ниже всех [других яябаши]. Ныне же, как только кто-либо становится кетхюда йери, он попадает в разряд яябаши и с того самого дня считается старейшиной. Это также следует запретить. [Это] незаконно.

Одной из должностей в [янычарском] корпусе является должность мухзыра. Мухзыром становятся после [пребывания в должности] кетхюда йери. Жалованье [мухзыра] издревле составляет 10 акче. Ныне же он, как баш чавуш и кетхюда йери, получает жалованье 20 акче. У [мухзыра]. как и у кетхюда йери, нет определенной ода. Он остается в той же ода, где стал [мухзыром].

[Должность мухзыра] появилась во времена султана Бая-зид-хана 16. /91б/ Его служба заключается в том, чтобы постоянно находиться в ведомстве великого везира, допускать к паше янычар, имеющих к нему дело; после третьей молитвы являться к аге и докладывать ему о делах, [которые слушались] в ведомстве паши; извещать пашу о делах аги; участвовать вместе с пашой в верховом дозоре и в случае, если во время дозора кто-нибудь из янычар совершит неположенное, учинить расспрос и отослать его в ода; выдавать деньги на колчан и на лошадь тем из янычар, кто принят в бёлюки сипахи; доставлять высочайшие указы, рассылаемые в разные места.

Вот для этого и был назначен [мухзыр]. [Мухзыры] также носят чорваджийский кука. Султан, прикрепленный позади их кука, состоит [из перьев] цапли. В ведении мухзыр-аги есть куллук, имеющий отношение к судам, которые [134] находятся в Стамбуле. Кетхюда-бей этим [куллуком] не распоряжается.

Издревле [мухзыр-агу] производили в чин яябаши. Ныне же мало того, что [мухзыры] становятся деведжи и хассеки, их сразу же назначают турнаджибаиш. Это в высшей степени противозаконно. Став за короткое время турнаджибаши и сансунджибаши, /92а/ такой становится затем кетхюда-беем. А что он повидал на своем веку? [Янычар], несколько лет имевший звания яябаши, деведжи и хассеки, но не назначенный турнаджибаши, [в результате] не имеет того, что [ему] положено. [Все] это необходимо соблюдать. По закону мухзыру надлежит становиться яябаши и противозаконно получать чин турнаджибаши. [Мухзыр] не должен назначаться [турнаджибаши].

Мухзыры отправляются в Диван не со своими агами, а с пашой. Тюфенкчи и матараджи паши назначаются с ведома мухзыра. Закон таков. [Должность мухзыра] — также высокая должность в очаге. Когда [великий везир] уходит в поход в качестве сердара, [мухзыра] замещает какой-нибудь бёлюк-баши. Он служит при человеке, исполняющем в это время обязанности паши. Эта [должность] не является установленным гедиком. Если в тот момент появляется вакантная должность деведжи, [замещающий мухзыра бёлюкбаши] получает ее. Если не появляется, то [после возвращения мухзыра] он снова становится бёлюкбаши. Остается в своем прежнем звании. Он лишь замещает [мухзыра]. [Заместителем мухзыра] не назначают яябаши. Им становится кто-либо из бёлюкбаши.

Еще одним учрежденным гедиком является должность талимханеджибаши. У него [есть] определенная ода. Об этом рассказывается ниже, в своем месте. Еще один гедик — [это] должность кайыкчи аги. Ими также назначаются [янычары] из бёлюков аги. Их жалованье тоже составляет 10 акче. Их бёлюком является 56-й бёлюк аги. У них — особые ода. /92б/ Бёлюкбаши [этого бёлюка] назначаются те, кто отслужил в качестве одабаши 17, потому что им положено управлять кайыком янычарского аги, а их чорваджи отдают команды. Поскольку [кайыкчи аги] исполняют эти обязанности, они не идут в поход, когда в походе не участвует ага. Взамен этой [походной] службы они охраняют помещение мухтесиба. Это — их [обязанность]. Никому другому [ее] не поручают. Эта [их служба] существует не издревле. Она появилась в то время, когда аги стали назначаться из числа дворцовых людей. Они несут эту службу и по сей день. Производство в чин [кайыкчи] происходит так же, как и у других бёлюкбаши.

Бёлюкбаши поручают также службу в качестве асесбаши. [135] Асесбаши не имеет определенной ода. В какой ода станет асесбаши, в той и [продолжает] находиться. [Асесбаши] заключает в тюрьму задержанных [янычарским] агой. Вместе с субаши [асесбаши] ездит верхом на публичные казни. Вместе они ездят [и для объявления] запретов. У [асесбаши] находятся все деревянные колодки [для узников], имеющиеся в Стамбуле. Он выдает их янычарам. [С этого], он имеет подать в один куруш 18. Вместе с субаши асесбаши имеет власть над всеми питейными домами и кофейнями [Стамбула]. Они собирают с них подати. [Асесбаши] — этане должность, а служба. Это также и не ранг.

Для службы при аге и [для сопровождения] его в верховом дозоре у баш чавуша, кетхюда-бея, кетхюда йери, орта /93а/ чавуша, кючюк чавуша и асесбаши имеются придворные кетхюда. [Эти кетхюда], по очереди, постоянно находятся в ведомстве янычарского аги. Во время своей службы они исполняют обязанности вестового. Есть придворный кетхюда и у [янычарского аги]. В случае необходимости сообщения передает [и] он.

Бёлюков, где имеются бёлюкбаши аги, всего [насчитывается] 60. Лишь первый бёлюк является ода, где [вместо бёлюкбаши] — кетхюда. Он не имеет звания бёлюкбаши. Остальные — бёлюкбаши. И чавуш, и кетхюда йери, и мух-зыр — все они считаются бёлюкбаши. Они имеют ранг бёлюкбаши. Старейшие бёлюкбаши становятся кетхюда йери. Молодые [бёлюкбаши] во время [посещения] Дивана и во время дозора шествуют впереди, а старые — позади, ближе к аге. [Бёлюкбаши] следует повышать в должности как положено. Должность кетхюда йери и мухзыра следует [давать только] старым [бёлюкбаши]. Когда [должности] не предоставляются надлежащим образом, нет и справедливости. [Бёлюкбаши] положен чин янычарских яябаши.

Еще одна обязанность бёлюкбаши — это служба в качестве асесбаши в Галате и куллук в Кючюк Карамане 19. Еще они служат как саккабаши 20 во время похода, исполняют обязанности мухзыра при пашах, назначенных сердарами, бывают отакчи 21 при янычарских агах. Издревле эти [службы] поручаются бёлюкбаши. /93б/ Некоторые [службы] — общие [для бёлюкбаши и яябаши]. [О них] упоминается [там, где] ведется рассказ о яябаши.

Всего джемаатов, [где имеются] яябаши, — 101. Они известны под таким [названием]. Однако секбанбаши не считается яябаши. Не считаются яябаши также хассеки, сансунджи, загарджибаши и турнаджибаши. Тем не менее всего [яябаши] 101 человек. [Очаг яябаши] — древний очаг. Жалованье их составляет 24 акче. Они носят султан-сюпюрге. После того как яябаши становится баш яябаши, ему дают должность [136] кетхюда-бея. Со временем, когда появились [должности] со званием аги, [баш яябаши] стали назначаться деведжи. Это лучше. [Яябаши] имеют также право поступать на службу в бёлюк с [жалованьем] 25 акче. Или же, в виде особой милости, [яябаши] становится чавушем, а если он попадает в немилость, то назначается диздаром. Если угодно всевышнему Аллаху, об этом будет подробно рассказано в восьмой главе.

[Яябаши], став положенным образом баш яябаши, затем назначается деведжи. [Деведжи] носят [головной убор] с журавлиным пером. Носят они и перо цапли. Ныне, будучи лишенными звания деведжи, они вопреки закону снова становятся яябаши, а перо цапли [на головном уборе продолжают] носить. Нет такого закона, чтобы вышедший [из очага яябаши] вновь в него вступал. Он не должен становиться членом очага, /94а/ ибо стал деведжи.

Яябаши не участвуют в верховом дозоре аги. Они садятся на лошадь [только в дозоре, который несут] днем и по праздникам. Они ездят верхом вместе с деведжи и хассеки. А с секбанами они ездят на лошадях, [когда участвуют в дозоре] вместе с секбанбаши. Это законно. Они не принимают участия только в верховом дозоре аги. Другие ездят верхом в дозоре [янычарского аги], потому что [сами] они — аги.

Четыре-пять старых яябаши являются казенными тюфенк-чибаши 22. Их служба состоит в том, чтобы распоряжаться изготовлением казенных ружей. А еще одна их обязанность заключается в том, чтобы резать [башмаки]-пабуч 23. Расспросив встреченного ими человека, они режут его [башмаки]-пабуч, если он не является янычаром. Схватив, они бьют [его]. Они также забирают [выморочное] янычарское имущество и продают его. Они посылают кого-либо вместе с одабаши [умершего янычара] за [оставшимся после него] в провинции имуществом, а когда [те] привозят [его], описывают, [сверяясь] с мюфредат дефтери, и помещают [вырученные от продажи имущества деньги] в сундук [янычарской] казны, который хранится в ведомстве Эфенди. Они неустанно заботятся о пополнении [янычарской] казны.

Тюфенкчи же трудятся над [изготовлением] казенных ружей. Ныне, изготовив ружье, они продают [его]. Прячутся от глаз тех, кто следит за [изготовлением] казенных ружей. А ведь жалованье падишаха получают и деньги на расходы берут /94б/ сполна.

Итак, чорваджи, которые являются казенными тюфенкчи, должны приказать тюфенкчи, [работающим] на государственные [нужды], изготавливать казенные ружья так же хорошо, как [изготавливают] их для частных [лиц]. Они [137] обязаны следить и наблюдать за этим. Ныне из казны ружей не выдают. Раньше их выдавали новичкам, заступавшим на службу. Они пользовались ими во время похода. Ружей с государственной тамгой 24 не продавали. [Казенные] ружья были даже лучше собственных. Раз в три года посылали какого-нибудь яябаши или бёлюкбаши, и, если они обнаруживали у горожан, не являвшихся янычарами, казенное ружье, они его отбирали и привозили. Тому, кто не был слугою повелителя, нельзя было пользоваться ружьем. Доставив [отобранные ружья], передавали их казне. В случае объявления похода ружья раздавались по ода согласно дефтеру. Ныне же тюфенкчи получают от падишаха такое [высокое] жалованье, а ружей не изготовляют. Ружья янычары перестали получать. Не следует выдавать [в таком случае] жалованье [тюфенкчи]. А если уж оно им выдается, то они обязаны заниматься казенным делом, как и прежде.

Бейтульмальджи нужно сделать крепкое наставление. Они должны следить за лишними расходами аги, кетхюда-бея и баш чавуша. /95а/ Раз в три месяца во время [заседания] Дивана [бейтульмальджи] обязан передавать в казну красный и желтый мешки, как это делалось издревле, с уведомлением, что в правление такого-то янычарского аги и при попечении такого-то бейтульмальджи набралось столько-то акче. Ныне же [в янычарском очаге] 40 тысяч человек, а, в сущности, ни трудов их, ни денег не видно. Был такой Тырнакчи Хасан, [ныне] покойный, заявивший: «Счастливый падишах пожаловал меня в янычары», после которого аги перестали заботиться о казенном имуществе. Что касается сего дела, то [бейтульмальджи] обязан стремиться к тому, чтобы казна падишаха была полной. Если угодно всевышнему Аллаху, об этом будет подробно говориться в рассказе о янычарском кятибе и его дефтерах.

Итак, на должность бейтульмальджи назначается кто-либо из числа яябаши, деведжи или хассеки. Однако [бейтульмальджи] не может быть из числа бёлюкбаши.

Яябаши поручена охрана бани. Они по очереди охраняют султанскую баню, с тем чтобы, случись там какая потасовка, они ее уняли. А потому янычары смеются над яябаши, называя их хырызмаджи 25. Говорят, что они продают хырызма 2 у дверей бани. Их еще называют подметальщиками бёлюка аги: /95б/ они идут впереди аги пешими. Поэтому так шутят.

Теперь в этой бане не осталось никакой охраны. И правда, эта шутка достойна осуждения. Однако во время похода янычары, над которыми так подшучивают, сражаются с особым рвением, дескать, хырызмаджи так геройски разве сражаются? Вот какая польза аге от этой шутки над яябаши. Но нынче, когда в очаг проник всякий сброд, — ни шуток [138] [тебе], ни доблести на поле брани. Молим мы Всевышнего лишь об одном, чтобы очаг [опять] стал таким, каким был прежде, и чтобы древние установления соблюдались.

Обязанностью яябаши является охрана [крепостей] во время походов и охрана казны, а кроме того, служба в качестве нёбетчи в крепостях. В местах, определенных как место службы нёбетчи, [яябаши] стоят выше бёлюкбаши. Бёлюкбаши являются по отношению к ним ямаками издревле. В некоторые установленные места [в качестве нёбетчи] приезжают также секбаны. В Варну, Азак 27 и Озю 28 оправляются бёлюкбаши секбанов. Когда требуется назначить ямаков в ода [секбанов], незаконно назначать кого-либо из других ода, только из их собственных. [Ямаками] назначают лишь из 34 бёлюков [секбанов]. /96а/ К яябаши [в качестве ямаков] приставляют [янычар] из бёлюков аги, а также [янычар] из [джемаатов] яябаши. [Ямаки] получают свое жалованье раз в год. Не приезжает и один из сотни [ямаков], потому что такие крепости, как Родос, Мудон, Корон 29 и им подобные, являются [местом] службы нёбетчи. В этих [крепостях служба нёбетчи] отменяется, как только начинается поход. [Местом службы нёбетчи] остались лишь пограничные крепости.

В эти [крепости] незаконно посылать более 150 человек. Жалованье [для янычар гарнизона] этих [крепостей] следует, отсчитав, посылать сразу же. Ныне же [жалованье для них] извлекают [из мешков] в их [собственных] ода и, положив туда неполноценные куруши и обрезанные акче, [вновь] завязывают [мешки]. Если [нёбетчи] — из секбанов, то кетхюда йери записывает ямаками своих собственных рядовых, а его кятиб — кого-либо из своих людей, говорят какому-нибудь йолдашу: «Ты — ямак», — а жалованья [для них] не дают. Не выдают [жалованья] даже чорваджи, являющемуся нёбетчи. Растрачивают его здесь же. Если нёбетчи — из числа яябаши и бёлюкбаши, кетхюда-бей, баш чавуш, кетхюда йери и мухзыр записывают [ямаками] своих собственных рядовых, поручают [эту службу] им. А жалованье им не посылают. Сами его растрачивают.

[Гарнизонные янычары] имеют одно акче нафака в день. И всегда-то посылали лишь половину [этих денег]. Ныне же получают [их] у падишаха сполна, /96б/ а им не дают ни акче. Делят между собой.

Все эти места нёбетчи и описанные выше куллуки предоставляются за взятку. Явившись [для получения их], имеют [при себе] для аги и [других] ага очага подношения в виде [отрезов] сукна или [другой] ткани. А те берут. Должно тотчас же покончить с этими подношениями и взятками, которые они берут. [139]

Имеются учрежденные в Румелии куллуки в Голосе 30, Родосчике 31, Атине 32 и Мидиллю 33. Законом установлено, чтобы туда посылали по одному чорваджи, если нет похода и если того пожелает реайя. Ныне же, хочет того реайя или не хочет, [туда] посылают [чорваджи], получив с него деньги. Точно так же, в нарушение обычая, куда только не посылают — на разорение страны — чорваджи, якобы для того, чтобы созывать янычар для похода. И [они] ездят, разоряя страну.

Нужно, чтобы со всем этим было покончено. Если есть запрос, по желанию реайи следует без всяких денег назначать [на куллук] какого-либо старого загарджи или секбана, и он не должен иметь отношения ни к чему, кроме своего куллука. Он не должен забирать, как это нынче [делается], имущество [умерших янычар]. Ему не следует вмешиваться: в [дела] ревизии 34, потому что от этого больше вреда, чем пользы. Сколько посторонних лиц, дав деньги приехавшему [на куллук] загарджи, /97а/ проникает в янычарскую среду! [Это] л. 97а причиняет вред порядку мира. Если есть какой-нибудь янычар, который притесняет реайю, [о нем] следует доложить.

Все эти [куллуки даются] яябаши. Однако, если [дело происходит] во время похода и [яябаши] не окажется в [Стамбуле], а [куллуки] эти следует раздать, их нужно дать [другим], [не требуя за это] денег. Куллуки Стамбула, находящиеся в [кварталах] Бюйюк Караман, Кючюк Караман, Ходжа-паша и им подобные, принадлежат яябаши и бёлюк-баши. [Эти кварталы] охраняют они. Во время похода несут охрану секбаны, загарджи, солаки и коруджи, хотя коруджи занимаются этим незаконно. Не следует предоставлять [куллук] за взятку, как это делается ныне, чтобы реайя не терпела притеснений.

Во время похода все чорваджи мейдана Стамбула — из числа яябаши. Бёлюкбаши не имеют к этому отношения. Они (чорваджи мейдана) ведают выдаваемым всем янычарам мясом. Это также является [их] обязанностью. Ее следует поручать какому-нибудь честному яябаши. Не следует, как это ныне [делается], возлагать [эту обязанность] за взятку. Самому [чорваджи мейдана] положены две овцы. На большее он претендовать не должен. Когда [ему] выдаются деньги [на закупку баранины], он не может превышать [эту сумму]. И во время похода чорваджи мейдана заботится об августейшем войске.

/97б/ Обязанность чорваджи, который является махафеджи 35 [такова]: он следит за погрузкой [янычар] в махафе 36 нескольких караванов верблюдов, в зависимости от [численности] войска. Он ведает погрузкой больных [янычар]. Если [больной] чувствует себя хорошо, он едет верхом на [140] верблюде. Так же [в махафе] едут и раненые. Таковы обязанности яябаши.

Еще одна их обязанность — сидеть в крепостях. Если [в крепости] есть ага, то его ямаками являются его рядовые. Если [в крепости] есть деведжи и другие ага очага, [яябаши] является их ямаком. Если [в крепости] сидит яябаши, он находится [там] со своими рядовыми. Нафака и продовольствие [для этих янычар] выделяется, но нынче из казны [это для них] берут, но самим им не выдают.

Все чорваджи участвуют в [сидении] в траншеях. Когда предпринимается марш, они [также] идут [вместе с янычарами]. Когда предполагается поход, для взимания янычарского сюрсата в разные места уезжают три яябаши. Они привозят за деньги продовольствие для войска. Из каза, куда они приезжают [для заготовки сюрсата], они привозят мед, масло, сыры, ячмень и хлеб. Янычарам дается лишь ячмень и хлеб. А мед и масло забирает тот, кто является янычарским сердаром. Если от реайи является человек, требующий денег [за продовольствие], [сердар] не велит производить, в этом месте заготовку продовольствия. Говорит [так]: «У нас сейчас есть продовольствие, везите его к следующей стоянке», и переезжает [на следующую лагерную стоянку]. /98а/ И те волей-неволей расстаются с привезенным [ими] продовольствием. А [сердары] становятся обладателями дарового меда и масла. Кроме того, забирают [себе и] деньги на ячмень, взятые у янычар, [тем] беднягам не отдают. Это — великое притеснение.

Пусть прибывающие [для взимания сюрсата] чорваджи не берут продовольствия сверх положенного. Достаточно того количества, которое могут привезти для [нужд] определенного привала [имеющиеся] при них вьючный верблюд и вьючные лошади. Не отдавать денег за продовольствие немилосердно. Нужно, чтобы [деньги] уплачивались.

Яябаши, занимающиеся этим делом, должны быть людьми честными и благочестивыми. Они не должны ничего требовать от реайи. Достаточно того, что [реайя] кормит их лошадей. Разве что [им] дадут что-нибудь добровольно. Тогда [пусть берут] сколько угодно.

Во время священного праздника по случаю окончания месяца рамазана 37 базары Стамбула охраняют они (яябаши). С дюкканов они взимают лишь по нескольку «праздничных» акче 38. [Владельцы дюкканов] дают [эти деньги] сообразно собственной щедрости.

По закону во время марша какой-нибудь чорваджи [должен] ожидать [остальных янычар] чуть впереди, в деревне, лежащей на пути. Пусть это будет яябаши. [Заготовка] провианта — [дело] яябаши. [141]

Итак, непременным условием является неукоснительное соблюдение упомянутых законов — будь то старые [установления] или появившиеся недавно. Нужно, чтобы не совершалось то, что противоречило бы закону, а именно: [нужно], чтобы эти должности и эти [виды] службы, [предусмотренные] в [янычарском] корпусе, не предоставлялись за взятку. Упомянутый /98б/ янычарский корпус — [это] очаг людей, [преданных] Аллаху, а иначе, совершенно ясно, не видать побед там, куда они отправляются.

Среди янычарских яябаши существует звание деведжи. Оно рангом выше [звания] яябаши. Однако во время приветственной церемонии [в честь] аги [деведжи] приветствуют агу, [находясь] среди яябаши, по старшинству. Когда необходимо назначить кого-либо деведжи, им становится баш яябаши. Законы относительно этого таковы.

Эта должность деведжи была учреждена лишь со временем. Во время похода [деведжи] распоряжается погрузкой [клади на] верблюдов аги, [а сам он] со своими людьми идет [рядом с верблюдами] пешим. [Деведжи] имеют определенные ода. Исстари [деведжи] было семь человек: деведжи являются [яябаши] 1-го, 2-го, 3-го, 4-го, 5-го, 46-го и 95-го [джемаатов]. Они носят чорваджийский кече. Сзади на кече у них вместо журавлиного пера перо цапли. Как и положено, со временем деведжи назначаются хассеки. Одинокого [деведжи], как только он становится баш тугджи 39, назначают румелийским агой, а хассеки не делают. Или, дав [звание] хассеки, назначают румелийским агой. Продвижению к [должности] кетхюда-бея мешают. После этого [румелийский ага] назначается стамбульским агой. Кетхюда-беем не становится.

Далее. Когда покойный султан Мехмед-хан после победы в священной войне против Эгри 40 /99а/ возвратился в Стамбул, во время городской иллюминации [по случаю победы] 39-й джемаат был также объявлен [джемаатом] деведжи. [Затем] стало десять [джемаатов деведжи] 41. И нынче деведжи [имеются] в десяти джемаатах. Джемаат [деведжи] был учрежден издревле. При его учреждении баш яябаши был назначен баш деведжи 42. Стоявший [рангом] ниже его стал вторым деведжи. Так была установлена должностная иерархия. Милостью [султана] были учреждены три джемаата [деведжи].

Согласно этой должностной иерархии баш деведжи становится хассеки, а баш яябаши деведжи. Закон таков, и его следует соблюдать. Ныне же деведжи назначают того, кто стоит ниже яябаши, кого заблагорассудится. Следует поступать по закону, чтобы молодые люди не обходили стариков, занимая более высокое [по сравнению с ними] положение, в то время как те лишены должностного продвижения; [142] чтобы прислушивались к мнению и опыту, ими приобретенному; чтобы во время походов не было почвы для беспорядков. Необходимо, чтобы это соблюдалось.

Хассеки — старые [слуги]. [Их назначают] из деведжи вот почему. Случилось это во времена султана Мехмеда Фатиха 43. Тогда [султан] ездил на охоту вместе с людьми секбанбаши. /96б/ Они охотились с борзыми на глазах у повелителя. Покойный [султан] страстно любил охоту. Поскольку секбанбаши [одновременно] исполняли обязанности и [янычарского] аги и секбанбаши, они иногда не имели возможности принять участие в дозоре или охоте, а потому было решено назначить в качестве хассеки четырех чорваджи из числа старых яябаши. Их обязали ухаживать за борзыми и в любое время быть готовыми со своими людьми к охоте. Постановили, чтобы в священной мечети [хассеки] находились вместе со стремянными агами 44 по обеим сторонам от повелителя: два [хассеки] — с одной стороны и два — с другой. Потому их и назвали хассеки повелителя. Они положенным образом становятся баш [хассеки]. Старшие [хассеки] становятся справа [от повелителя], [остальные] — слева. Солак-баши находятся справа. Они имеют особую ода. [Солакбаши] и [хассеки] — это не одно и то же. Хассеки всего четыре. Один [находится] в 49-м, другой в 66-м, третий в 67-м и четвертый — в 68-м [джемаате]. [В последнем] хассеки является одновременно и турнаджибаши. О том, почему его называют турнаджибаши, если угодно всевышнему Аллаху, будет рассказано в своем месте.

Жалованье [хассеки] составляет 25 акче. Они носят султан-сюпюрге. Позади [их головного убора — перо] цапли. /100а/ Хассеки рангом выше, чем деведжи. Когда хассеки принимают участие в походе, ни деведжи, ни яябаши не могут быть [назначены] сердарами. [Сердаром] назначается кто-нибудь из хассеки. Если же [в походе находится] турнаджибаши или ему подобный из числа ага [очага], тогда хассеки не назначают сердаром. Сердаром становится кто-нибудь из упомянутых ага. Из двух хассеки сердаром назначают старейшего. Если [янычарский] ага не участвует в походе, хассеки в поход [также] не идет. Закона нет. [Что касается янычарских] ага, то им непозволительно идти в поход, если в походе не участвует повелитель. Если угодно всевышнему Аллаху, об этом будет рассказано в своем месте.

[Хассеки имеют] особые ода. [Хассеки] положено возводить в ранг турнаджибаши. Баш хассеки становится турнаджибаши. Происхождение титула турнаджибаши таково: когда опять же Его Величество покойный султан Мехмед-хан 45 охотился вместе со своими секбанами и хассеки, во время [охотничьих] выездов стоящие над хассеки присматривали [143] за самыми лучшими борзыми-халасджи 46. Они же смотрели за аистами, цаплями и [другими] подобными им птицами, предназначенными для дрессировки султанских соколов. Обучив соколов с помощью этих [птиц], они выпускали их в не тронутых охотой местах, /100б/ предоставляя падишаху возможность любоваться [соколиной охотой]. Тогда не было, как нынче, тазыджи 47 и загарджи из числа бостанджи 48. Все особые слуги падишаха были янычарами. В то время 68-й [джемаат] целиком состоял из хассеки.

Однажды неподалеку от падишаха, чуть позади [его], очутилась стая журавлей, а рядом с ним не оказалось никого из доганджи 49. Он посмотрел по сторонам и у кого-то спросил: «Нет ли здесь ястреба или сокола?» — и тотчас же [хассеки] из 68-го [джемаата] поймал одного журавля. При нем были борзые. Он спустил их, и волею провидения борзая тут же бросилась на журавлей. И когда журавли вприпрыжку кинулись врассыпную, [собака] схватила одного из них. [Пойманного журавля] поднесли священной особе падишаха. Того хассеки назначили главным над всеми [другими] и дали ему прибавку в одно акче, а 68-ю ода, в которой он состоял, назвали [ода] турнаджи. Постановили, чтобы каждый, кто становится баш хассеки, назначался турнаджи этой ода. Постановили, чтобы [состоящие в этой ода] смотрели за борзыми-халасджи и учили их вспугивать [птицу]. И нынче эту ода называют [ода] турнаджи. Их командиров называют /101а/ турнаджибаши. Ныне эта ода также смотрит за борзыми. Однако поскольку [состоящие теперь в этой ода] сопровождают падишаха при [его] выездах да, [кроме того], имеются [еще и] дворцовые доганджи, надобность [в их службе] отпала. Нынче [деньги] на цепи для борзых [из казны] берутся, однако ни борзых [у них] уже нет, ни на охоту [их] не приглашают. Они держат лишь одну-две никуда не годные собаки для того [только], чтобы говорили, что борзые у них есть.

Итак, упомянутая должность турнаджибаши является высокой должностью в очаге. В то же время [турнаджибаши] — всего лишь один из хассеки. [Турнаджибаши] возводят в ранг сансунджибаши. Им стали давать звание сансунджибаши во время [правления] султана Мехмед-хана 50.

Когда из неверной Валахии падишаху доставили трех-четырех хороших борзых и нескольких боевых собак 51, он соизволил спросить, нет ли такой ода, где бы за ними ухаживали. В то время из старых яябаши не было никого старше [яябаши] 71-го [джемаата]. Призвали его и назначили сансунджибаши с жалованьем 25 акче в день, а его бёлюк сделали [бёлюком] сансунджи. Над теми, кто служил [в этом бёлюке], поставили /101б/ сансун кетхюдасы. Постановили [выдавать [144] сансунджи] хлеб. Когда они отправляются на охоту с боевыми собаками, они надевают длиннополые рубахи. Был дан указ, чтобы они являлись на охоту, держа в руках бамбуковую [палку] с серебряным наконечником. Неподалеку от их ода определили помещение для [собак] сансун. Для них же отвели йайлак 52 над Топхане. И нынче еще этих собак иногда называют «хорошей монетой». Однако за ними смотрят также и бостанджи. Хороших собак этой породы везде забирают они. [Сансунджи их] не отдают. Поэтому теперь у [сансунджи] нет хороших боевых собак. Те, которые есть, скверные.

Между тем нынче [сансунджи], как и прежде, берут [деньги] на [содержание] этих собак. А раз так, они должны содержать их. Нужно дать им боевых собак, чтобы при выступлении падишаха мира в поход они вели их перед ним, потому что так [заведено] издревле. Необходимо соблюдать установленное.

[Сансунджи] возводят в ранг загарджи. Оба этих [звания] появились в одно время. Однако должность загарджибаши появилась чуть раньше. /102а/ [Должность] хассеки же была учреждена позднее, [чем сансунджи и загарджи].

Должность загарджибаши появилась вот при каких обстоятельствах: когда секбанбаши охотились, им нужны были собаки 53, которые бы искали след [зверя], [а потому] для содержания их один бёлюк назначили [бёлюком] загарджи, поставив [над ними командиром] чорваджи [из числа] яябаши 64-го [джемаата], который был тогда баш яябаши. В то время не было хассеки и других ага очага, из которых [можно было бы] назначить загарджибаши. Ему определили жалованье 25 акче в день и сделали его ода ту, что состояла из загарджи. Постановили назначать кетхюда-бея из числа [загарджибаши]. [Загарджи] поручили смотреть за собаками-ищейками. И нынче они заняты этим. Подобно тому как секбаны являются [на охоту] со своими борзыми, [так и] загарджи, одетые в длиннополые рубахи, ведут [на поводках] собак-ищеек. Они приобретают для охоты хороших ищеек. Однако с тех пор, как падишахи забросили охоту, большая часть ищеек оставлена без всякого присмотра, деньги же на хлеб, ошейники и цепи [загарджи] берут так, словно по-прежнему ухаживают за собаками. Наконец, /102б/ даже за теми, которые есть, они не смотрят.

[Из всех описанных выше] эта должность самая высокая. После нее идет [должность] кетхюда-бея. [Все описанные должности] ниже [должности] кетхюда-бея. Всем им, вплоть до хассеки, [положено] нести япук 54 перед [загарджибаши]. Деведжи и яябаши несут перед ним чултар 55. А если необходимо, чтобы перед [загарджибаши] шел кто-то из йолдашей в чалме, он должен иметь на голове чалму сыгма 56. То [145] же и в отношении кетхюда-бея, янычарского кятиба, баш чавуша, секбанбаши и всех ага очага.

А еще одна древняя должность — это должность солакбаши. Она очень старая, была учреждена [еще] во времена Йылдырым-хана 57. [Солаков] — четыре джемаата. Издревле [в каждом из них] было по 80 человек. Со временем в каждом [джемаате] стало на 20 человек больше. Если угодно всевышнему Аллаху, об этом будет рассказано в своем месте.

Когда учреждали солаков, ими назначали старых и заслуженных янычарских йолдашей [высокого] роста и [крепкого] сложения. Когда их набралось 80 [человек], постановили назначить [самого] старого из их числа солакбаши, /103а/ а одного старого яябаши поставили над ними [в качестве] старшего солакбаши. Когда он умер, было решено назначить [старшим] солакбаши [какого-либо] старого [солака] из числа [самих солаков]. В [каждой] ода определили одного кетхюда и одного одабаши солаков. [Что касается] тех старых яябаши, о которых было упомянуто [выше], то один [из них] был [из] 61-го, другой [из] 62-го и третий [из] 63-го [джемаата].

Чорваджи [солаков], исполняя [обязанности] солакбаши, назначили для услужения солакам [нескольких] своих подчиненных мютеферрика и назвали их солаками-мютеферрика. Распоряжаются этими мютеферрика солакбаши. Мешки [с жалованьем для солаков] находятся в их же ведении. Одабаши [солаков] ничем не отличаются [от одабаши в] других ода. [Ими] назначаются неженатые. [Среди] солаков [же] есть неженатые, [а] есть женатые. [В качестве одабаши] назначается старый [солак]. Закон таков.

[Имеется] четыре солакбаши. На их место не назначают [другого] до тех пор, пока [солакбаши] не умрет. Если нужно назначить [нового солакбаши], необходимо иметь вакантной должность диздара Йедикуле 58. [Ее] дают баш солакбаши. [Но] это не древнее установление. Йедикуле — [это] хранилище падишаха, [и] его должны охранять старые [янычары] вроде солакбаши. Получив [эту должность], они [обязаны] отправиться [в Йедикуле] и /103б/ охранять [его].

Подобно тому как имеется четыре [солакбаши], имеется четыре кетхюда [солаков]. Положенным образом они становятся солакбаши. Тот, кто является баш кетхюда, становится [солакбаши]. Если он является [баш кетхюда] в другом бёлюке, [а не в том, куда его назначают солакбаши], он [все равно] становится [там солакбаши], потому что эти четыре бёлюка [солаков], по существу, представляют собой одно целое. На его место кетхюда назначается самый старший из одабаши солаков. Будь это та же самая ода или другая, значения не имеет. Эти четыре джемаата являются, по сути, [146] одним целым. Однако, если вакантная должность кетхюда появляется в ода, [где служит] одабаши, это — счастливый случай. Он становится кетхюда [в той же ода]. Но каждый раз такого не бывает. Однако если должность кетхюда освобождается в ода, где имеется кто-либо в звании аги, то [одабаши] не назначают [кетхюда]. Он остается в должности одабаши. [В этом случае] никого, кроме [аги], не делают [кетхюда].

В каждом джемаате имеется три особых гедика. Один из них — это должность одабаши, другой — должность кетхюда и третий — должность солакбаши. Таким образом, имеется четыре одабаши, четыре кетхюда и четыре солакбаши. Солаки более низкого, [чем эти], ранга имеют [право] на казенное чука. Солаки носят чорваджийский кече. У них есть долама. Сзади [на их головном уборе] — журавлиное перо. Долама, который они носят, [сшит] из атласа и кемхи 59. Их долама — это долама локмалу 60. Надевая [долама], они просовывают руки в прорези, а /104а/ нижнюю часть рукавов подтыкают под свои кушаки. Во время выезда Его Величества повелителя в мечеть [солаки], одетые в длиннополые рубахи, несут перед ним лук и стрелы. Более молодые из них шествуют впереди, более старые — позади, ближе к повелителю. Рубахи [солаков сшиты] большей частью либо из [ткани] дюльбенд, либо из тонкого беза, и они длинные. Вот поэтому длинные рубахи называют «солакскими».

Аги и кетхюда [солаков] прибывают в Диван верхом. При этом [на голове] у них кече. Сзади [на их кече] — перо цапли. Однако одабаши [солаков] отправляются [в Диван] пешими. Справа от повелителя движутся аги и кетхюда [солаков] из определенных [джемаатов], слева — также из определенных. Справа шествуют [солаки] 62-го и 63-го [джемаатов], а слева — 60-го и 61-го [джемаатов]. Начальствуют над ними аги и кетхюда.

Провинившихся [солаков] называют тимара тезкере 61. Их высылают в тимар. Вместо них солаками назначают кого-нибудь из куллукчи, служащих у аги, потому что звание солака является гедиком. Их не становится больше. Когда появляется свободный гедик, [солаком] назначают старого йолдаша, обладающего внушительным видом. Если среди янычар находят какого-нибудь рослого молодца [или] йолдаша внушительной внешности, /104б/ их сразу же делают солаками, потому что солаками должны быть те, кто обладает внушительным видом и высоким ростом. Низкорослых брать [в солаки] не следует. [Назначаемый солаком] не должен быть зеленым юнцом, не должен быть безбородым и безусым, потому что солаки предназначены для [придания] блеска [свите] падишаха. [147]

Зеленым юнцам быть [солаками] незаконно, потому что [солаки существуют] для устрашения врага. Их дело — стрелять из лука, владеть рассекающим ударом и обучать тех, кто не умеет [делать это], потому что они [входят] в число телохранителей султана. Они должны [уметь] стрелять из лука и рассекать [врага одним] ударом. Тех из них, кто служил у аги, возводят в ранг загарджи. Если же [солак] является старым, ветераном, [ему] дается также должность аджеми чорваджи. А в случае [особой] милости дается звание янычарского яябаши. Однако эти [звания] даются старикам. Старым и искусным в стрельбе из лука по закону положено давать должность талимханеджибаши. При назначении [на должность талимханеджибаши] ее [дают] мастерам [этого дела]. Закон таков. Ныне же мало того, что эти звания и должности даются другим [лицам], — самим [солакам] жалуется звание коруджи. Это противозаконно. [Коруджи] не является должностью. Звание коруджи положено раненым и старикам, негодным к службе.

Когда [кого-либо] необходимо назначить солаком в бёлюк, /105а/ [ему] назначается [жалованье] 15 акче. Закон таков. Во время сражения кетхюда солаков и [солак]баши держат за поводья лошадей падишаха.

Теперь кетхюда солаков вопреки закону становятся отураками с [жалованьем] 40 акче. Раз в три месяца они получают вместе с янычарами 45 курушей. В старину даже их аги с трудом становились отураками с [жалованьем] 40 акче. А ныне даже кетхюда секбанов делают отураками с [жалованьем] 30-40 акче. Все это противозаконно.

Тем из янычарских йолдашей, которым присваивается звание солака, гедик не положен до тех пор, пока они не явят перед [падишахом] своего искусства стрельбы из лука при выезде Его Величества повелителя в святую мечеть. В том случае, когда повелитель выходит из мечети поздно, а солаков собралось несколько человек, обычай и закон таков: если есть такой, кто назначен солаком из числа солаков-мютеферрика, — старый то [человек] или молодой, — он стреляет из лука прежде других. Он считается самым старшим среди них. Затем стреляют из лука [кандидаты на гедик] из числа секбанов, после них — сансунджи, загарджи, турнаджи и хассеки. Потом из лука стреляют [те, кто претендует на гедик солака] из бёлюков кетхюда-бея, баш чавуша и аги. После них, как и положено, из лука стреляют [лица] из числа яябаши. /105б/ Затем объявляются их гедики. Закон таков. Если в числе этих [солаков] есть старики из тех, кто служил при аге, они попадают в разряд старших по сравнению с теми, кто прослужил два-три года. Старшинство этих лиц признается и когда они пребывают в звании солака. Ведь служащего [148] давно ага знает, соответственно и оказывает [ему] милости. Тем из них, кто имеет собраман, положено по 155 акче на расход [под названием] йака акчеси. А другим, кто имеет казенную чука, положены 60 акче йака харджи. Мютеферрика [солаков], как и другим янычарам, выплачивают по 12 акче йака харджи.

Все ода солаков расположены в Новых казармах. Три [ода] мютеферрика — в Старых казармах, и только 63-я [ода] находится в Новых казармах.

Ткани, которые расстилают перед падишахом в городах, лежащих на его пути, когда он направляется в Эдирне, раздают [солакам] его силяхдар и рикябдар 62. Когда падишах приезжает в местечко под названием Солак Таши, что неподалеку от Эдирне, [им] выдается бахшиш [под названием] баргир акчеси 63, а также [бахшиш под названием] сабун акчеси 64. Закон таков. [Обо всем] рассказано.

Комментарии

1 Обозначение главы в ленинградской и готской рукописях отсутствует. Но позднее владельцем (или читателем) ленинградской рукописи в картуше карандашом было вписано: ***. В братиславской рукописи обозначение главы имеется.

2 Имеется в виду султан Баязид II (1481—1512).

3 Чардак — хижина, будка, времянка (Seydi. Turkce lugat, с. 167). По-видимому, здесь имеются в виду строения типа бараков.

4 Имеется в виду кетхюда-бей.

5 Под кулами здесь имеются в виду янычары, получавшие куллуки (службу охраны в Стамбуле и провинции), за которые они уплачивали кетхюда-бею подать (см. примеч. 79 к гл. 2).

6 Векиль — уполномоченный какого-либо лица или группы лиц.

7 Субаши — назначаемое османским правительством должностное лицо, которое в Стамбуле исполняло обязанности главы полиции. В османских провинциях субаши назначался санджакбеем, подчинялся ему и являлся представителем исполнительной власти по поддержанию порядка во вверенной ему области и проведению в жизнь правительственных распоряжений.

8 Баш куллукчи — старший куллукчи.

9 Сармашик — название одного из районов Стамбула неподалеку от мечети Мехмеда Фатиха (Uzuncarsili. Kapukulu ocaklari, с 193).

10 Кара Гюмрюк — как явствует из контекста, одна из стамбульских сухопутных таможен.

11 Масдарийе — пошлина с товаров, предназначенных для продажи в каком-либо определенном месте (Тодоров. Балканский город, с. 458, примеч. 94).

12 Измир — город в Малой Азии на берегу Эгейского моря.

13 В тексте ленинградской рукописи назван султан Селим. Однако из контекста ясно, что назначение высокого жалованья главному чавушу янычарского корпуса для автора Мебде-и канун — событие недавнее. В готской и братиславской рукописях, а также в рукописи И. X. Узунчаршылы, судя по его соответствующей ссылке на данное сочинение (см.: Uzuncarsili. Kapukulu ocaklari, с. 206, примеч. 2), вместо имени Селима приведено имя султана Мурад-хана, сына Селим-хана, т. е. султана Мурада III (1574—1595). В царствование Мурада III во время турецко-персидской войны 1578—1590 гг. турками в числе других земель был захвачен и Тебриз, отошедший к Османской империи по мирному договору 1590 г. (Uzuncarsili. Osmanli tarihi, cilt 3, bolum 1, с. 59-64). Скорее всего переписчик ленинградской рукописи допустил здесь ошибку, пропустив имя Мурада.

14 Имеется в виду султан Баязид II (1481—1512).

15 Кетхюда йери — букв, заместитель кетхюда.

16 Имеется в виду султан Баязид II (1481—1512).

17 В ленинградской, как и в готской, рукописи эта фраза приведена в ошибочном виде. В ленинградской: ***; в готской: ***. Перевод этой фразы сделан по тексту братиславской рукописи: ***.

:э В ленинградской рукописи в этом предложении пропущено сказуемое ***. В готской рукописи — ***, в братиславской — ***.

19 Кючюк Караман — название одного из кварталов Стамбула.

20 Саккабаши (или сакабаши) — старший водонос, который распоряжался во время похода водоносами, находившимися в армии.

21 Отакчи — янычар, который ставил походную палатку, в данном случае янычарского аги.

22 Тюфенкчибаши — старший тюфенкчи, должностное лицо в янычарском корпусе, контролировавшее изготовление ружей для янычар.

23 В ленинградской рукописи в этом и следующем предложении употреблено (ошибочно?) слово *** вместо ***, как в готской и братиславской рукописях. Слово *** в словарях не зафиксировано. Переводчик счел возможным заменить его вариантом готской и братиславской рукописей. Пабуч — особый вид обуви без каблука и задника.

24 Тамга — клеймо.

25 Хырызмаджи — человек, продающий хырызма, средство для удаления волос с тела.

26 Хырызма — см. примеч. 25 к гл. 5.

27 Азак — турецкое название Азова.

28 Озю (или Ози) — турецкое название крепости Очаков на берегу Днепровского лимана. Такое же название у турок имела река Днепр (Uzuncarsili. Osmanli tarihi, cilt 3, bolum 1, с. 181, 551, 596 и др.).

29 Корон — название города в Греции, нынешний Корони. В XVII в. — крепость с постоянным турецким гарнизоном.

30 Голос — город в Фессалии, имевший торгрвый порт (Sami. Kamus al-alam, cilt 5, с. 3284). {«Голос» в книге. Имеется в виду Волос? OCR.}

31 Родосчик — одно из названий г. Родосто на северо-западном побережье Мраморного моря недалеко от Стамбула. Город славился своими ремеслами и оживленной морской торговлей. Город имел и другое, турецкое название — Текфурдагы (Sami. Kamus al-alam, cilt 3, с. 1661-1662).

32 Атине — город-порт на побережье Черного моря восточнее Трабзона (Sami. Kamus al-alam, cilt 1, с. 32).

33 Мидиллю — турецкое название одного из островов греческого архипелага, а также главного города этого острова, являвшегося небольшим портом (Sami. Kamus al-alam, cilt 6, с. 4243). Греческое название острова — Лесбос. Он назывался также Митилена.

34 Имеются в виду ревизии финансового ведомства, предпринимавшиеся в провинциях Османской империи по распоряжению правительства для выявления финансовых злоупотреблений, были частыми в конце XVI в. Местные янычары, как видно из замечания автора данного трактата, пользовались своим влиянием в решении дела, которое вел правительственный финансовый инспектор.

35 Махафеджи (от махафе или махфе «крытые сиденья по бокам верблюда») — янычар, занимавшийся погрузкой в походе раненых и больных в махафе.

36 Махафе — см. примеч. 35 к гл. 5.

37 См. примеч. 198 к гл. 1 и 57 к гл. 2.

38 Здесь в тексте употреблен термин байрамлык. Имеется в виду денежный сбор с торговцев и ремесленников, лавки и мастерские которых во время праздника охранялись янычарами.

39 В ленинградской рукописи вместо слов ***, как в готской рукописи, стоит не имеющее смыслового значения слово ***. В братиславской рукописи данный фрагмент текста отсутствует. Баш тугджи — старший тугджи (см. примеч. 20 к гл. 3).

40 Речь идет о султане Мехмеде III, принявшем в 1596 г. участие в походе против крепости Эрлау (турецкое название — Эгри) в Венгрии во время австро-турецкой кампании 1593—1606 гг. (Uzuncarsili. Osmanli tarihi, cilt 3, kisim 1, с. 77).

41 Чуть ниже автор Мебде-и канун объясняет, каким образом число джемаатов деведжи возросло до 10.

42 Баш деведжи — старший деведжи, старший офицер в орта деведжи.

43 Имеется в виду султан Мехмед II (1451—1481).

44 Стремянные аги (озенги агалар) составляли особую группу приближенных султана, в которую входил янычарский ara, ara бёлюков сипахи, капыджибаши и некоторые другие должностные лица в звании аги. Они имели название «стремянные» потому, что во время выездов султана ехали по обеим сторонам от него (Shaw. History of the Ottoman Empire, с 117).

45 Слово «опять» (герю) указывает, что речь в данном случае идет о последнем из упоминавшихся чуть выше султанов, т. е. о Мехмеде II (1451—1481).

46 Борзые-халасджи (халасджи букв. «отпускающий, избавляющий») — особым образом выдрессированные охотничьи собаки.

47 Тазыджи — псари, ухаживающие за борзыми (тазы).

48 См. примеч. 82 к гл. 1.

49 Доганджи — султанский сокольничий.

50 Имеется в виду султан Мехмед II (1451—1481).

51 Боевые собаки (сансун) — особая порода собак, использовавшихся в охоте на крупного зверя.

52 Иайлак — место, обычно невысоко в горах, предназначенное для летнего местопребывания, летовье.

53 Здесь употреблено слово загар, обозначающее особую породу охотничьих собак, гончих.

54 Япук — лошадиная попона, которую носили особые, назначенные для того лица перед высшими офицерами янычарского корпуса во время торжественных выездов.

55 Чултар — стеганое покрывало, которым накрывали седло лошади.

56 Чалма сигма — чалма особой формы. Описание ее в литературе нам встретить не удалось.

57 Речь идет о султане Баязиде I (1389—1402).

58 Йедикуле (Семибашенный замок) — турецкое название замка в Стамбуле, построенного еще византийцами и перестраивавшегося завоевателем Константинополя Мехмедом II (1451—1481). Йедикуле являлся местом заточения попавших в опалу высоких сановников и должностных лиц, а также послов иностранных государств во время войны с ними османского государства.

59 Кемха — род шелковой ткани.

60 Долама локмалу — см. примеч. 71 к гл. 1.

61 Тимара тезкере (букв, «документ на тимар») — речь идет о документе, на основании которого выдавался берат на пользование тимаром. Данное словосочетание может быть переведено как «приписанный к тимару».

62 Рикябдар — султанский стремянный.

63 Бахшиш баргир акчеси (букв. «деньги на лошадь») — название денежного дара, который выдавался солакам от имени султана.

64 Сабун акчеси (букв. «деньги на мыло») — название денежного дара, выдававшегося солакам от имени султана.

Текст воспроизведен по изданию: Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарихи (История происхождения законов янычарского корпуса). М. Наука. 1987

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.