Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЗАКОНОВ ЯНЫЧАРСКОГО КОРПУСА

МЕБДЕ-И КАНУН-И ЙЕНИЧЕРИ ОДЖАГЫ ТАРИХИ

/78а/ Глава четвертая

В старые времена пост [янычарского] аги принадлежал секбанбаши. Тогда баш яябаши назначали янычарским кетхюда, а кетхюда становился секбанбаши. Секбанбаши предоставляли пост санджакбея. Закон был таков. В те времена бёлюков аги еще не было. Вместо бёлюков аги имелось 34 бёлюка секбанов. Они пешими двигались впереди аги, подобно [нынешним] бёлюкбаши. Они же являлись на [слушание] дел в ведомстве аги. Старшего из [секбанов] назначали кетхюда. Он исполнял обязанности [нынешнего] кетхюда йери. Если он оставлял должность кетхюда, то становился яябаши. И ныне [кетхюда секбанов] возводят в ранг яябаши. Эти установления остаются в силе. Некоторым предоставляется звание коруджи с [жалованьем] 24 акче. Это незаконно. Это новшество. Ранг яябаши дают также бёлюкбаши, когда [хотят] оказать [им] особую милость.

В прежние времена все гедики — должность сарраджа, чокадара и другие — всегда жаловались лицам из числа секбанов. Когда же [янычарского] агу стали назначать из числа дворцовых людей и появились бёлюки аги, [эти гедики] стали предоставляться лицам из бёлюков аги, а от [предоставления их] секбанам отказались. В старину же все гедики и [звание] бёлюкбаши имели [люди] из числа секбанов. Они же становились яябаши, солаками, загарджи и пешими секбанами. Если же нужно было из покровительства возвести в ранг бёлюкбаши какого-нибудь яябаши, прошедшего до этого все ступени службы, /78б/ его повышали до положения секбана, а затем уж он становился бёлюкбаши. Когда зачисляют в бёлюк аги, это равнозначно выдаче гедика. Бёлюков, в которых имеется чин бёлюкбаши, 34. У всех этих бёлюкбаши жалованье составляет 10 акче. Когда нужно пожаловать [звание бёлюкбаши], оно дается с [жалованьем] 10 акче.

Издревле всех секбанов было 1000 человек. Нынче их стало больше. Теперь в каждом бёлюке по 100 человек. [Но] есть и такие, в которых [только] 30 человек. Секбанбаши увеличивает [численность бёлюков], как того пожелает, из покровительства. Однако раньше во всех [бёлюках] было равное [число людей]. Покровительства [никому] не оказывали.

Когда возникла необходимость назначать [янычарских] ага из числа дворцовых людей, секбанам назначили особого кятиба и определили ему [местом пребывания] ода 18-го [бёлюка] секбанов. Кятиб [секбанов] имеет определенную ода. Однако у кетхюда [секбанов] нет особой ода. Становясь кетхюда, он [остается] в той же ода, где и находился. Поскольку кятиб [секбанов] имеет свою постоянную ода, в ней [121] ныне насчитывается четыре-пять тысяч человек. А есть ода, где имеется лишь один чорваджи и где осталось не более 30-40 [секбанов].

С тех пор как [янычарские] аги стали назначаться из числа дворцовых людей и были учреждены бёлюки аги, постановили [предоставлять] гедики людям из [бёлюков аги]. /79а/ Пост секбанбаши стал одним [из многих] постов аги.

Людям секбанбаши также определены гедики сарраджа, чокадара, тугджи, магараджи, тюфенкчи и им подобные. Обладатели этих гедиков после своей службы становятся бёлюкбаши секбанов или чавушами секбанов. Закон таков. У чавуша секбанов нет особой ода. Он — рядовой [янычар] и командует [секбанами], лишь имея звание чавуша.

Эти 34 бёлюка [секбанов] являются, по сути, одним джемаатом. Он называется 65-м [джемаатом] яябаши. И ода у них одни, и одабаши у них один. Тот, кто становится одабаши, остается в том же бёлюке, где и находился. Старый слуга из [числа секбанов], который долго служил и проявил мудрость, [который] является в ведомство аги, и есть одабаши 65-го [джемаата]. Он следит за службой всех секбанов. Именно он — одабаши 34 бёлюков [секбанов].

Если в этих 34 бёлюках есть какой-нибудь кулоглу, желающий заступить на действительную службу, то выясняют, действительно ли он кулоглу из тех ода [секбанов]. Если говорят: «Да, действительно, это сын нашего товарища», его зачисляют на службу. Закон таков.

Издревле /79б/ становиться янычаром кому бы то ни было, кроме [набранных] по девширме и кулоглу, было незаконно. В прежние времена ни чырагов аги, ни ферзенд-и сипахи, ни других [взятых] не по закону не было. [Раньше] слова саплама 1 не было, говорили: «Это кулоглу секбанов». Прежде в янычарском корпусе царил полный порядок. Сделать [кого-либо] янычаром вопреки закону было невозможно. Но так как в 34 бёлюках секбанов был [лишь] один одабаши, ему давали деньги и говорили: «Вот этот — кулоглу секбанов» — и посмеивались: «Вот так попадают в очаг». В старые же времена и за 30-40 тысяч акче нельзя было стать не только янычаром, но даже аджеми огланом.

В ода секбанов есть и другие одабаши. Они, однако, не являются на совет [аги]. Но они командуют рядовыми [секбанами]. Баш одабаши [секбанов] является на совет и в Порту, а те не ходят.

Так как в ода, где [находится] кятиб 18-го [бёлюка секбанов], людей стало очень много, со временем одабаши этой ода был назначен особый [человек]. Он также является на совет [аги]. Кятиба секбанов производят в ранг аджеми кятиба или же в ранг янычарского яябаши.[122]

Жалованье этим 34 бёлюкам [секбанов] /80а/ выдается разом. Кятиб секбанов составляет копию дефтера и раздает [жалованье]. Мешки с деньгами [секбанов], чорваджи которых нет [на месте], кетхюда [секбанов] держит при себе, а опечатывает их кятиб. [Эти мешки с деньгами] хранятся у секбанбаши. [Деньги] раздают в его присутствии.

В 33-й [бёлюк секбанов] входят секбаны-авджи 2. [Обязанности] чорваджи [у них] исполняет авджибаиш. [Авджи] охотятся ради [удовольствия] повелителя и живут в горах Истранджа. Когда Его Величество повелитель отправляется в поход, [авджи] в походе не участвуют. Вот почему эта ода в глазах янычар весьма привлекательна. Большинство сыновей сановников и сыновей ага очага пребывают в этой ода. Свое жалованье они получают у секбанбаши. Ни от кого от них никакой пользы нет. Итак, древний закон таков: никто, кроме авджи, не должен находиться в той ода. [Всех] прочих необходимо перевести в [бёлюки] секбанов, чтобы никто под видом авджи не уклонялся вопреки закону и велению падишаха от участия в походе, чтобы не подавал пример уклонения [от похода] другим.

Жалованье секбанбаши издревле составляет 85 акче. Почему его называют секбанбаши, а его людей — секбанами?

/80б/ Так как Его Величество покойный султан Мехмед-хан, завоеватель Константинополя, был большим любителем охоты, он позвал к себе [однажды] тогдашнего агу янычар и сказал: «Нужно, чтобы [кто-нибудь] ухаживал за борзыми, с которыми я бы [мог] выезжать на охоту. Назначь бёлюк секбанов из янычарских йолдашей, которые бы смотрели за борзыми». [Так как секбанбаши] был волен в представлении и [к тому же] являлся агой [секбанов], он назначил в распоряжение повелителя свои собственные бёлюки и [дал] им [особую] ода. Был издан указ, чтобы [секбаны] принимали участие в охоте одетыми в длиннополые рубахи, какие носят солаки, держа в одной руке борзых [на поводке], а в другой — тонкую бамбуковую палку, когда падишаху угодно, чтобы около него вели на поводках борзых. Им вручили также высочайший указ о том, чтобы они забирали для султана борзых, где бы их ни находили. И ныне они берут годных борзых для султана везде, где находят. Для прокорма борзых учредили пекарню секбанов и назначили туда одного этмекчибаши с [жалованьем] 14 акче. В услужение ему дали 30 огланов, с тем чтобы они готовили еду для борзых. Над всеми ними поставили кятиба, чтобы он записывал расходы на муку и дрова и брал деньги на это из государственной казны.

Записав на хлеба малолетних кулоглу [секбанов], оставшихся сиротами, /81а/ учредили 20-30 гедиков. В прежние [123] времена, [когда] янычары не женились, сиротами были лишь дети яябаши. Был издан указ записать [сирот] в фодла дефтери 3 и выдавать им по 9 шиников 4 муки или, согласно тогдашним ценам, по 45 акче на расходы [на муку].

Однако такие кулоглу есть не только среди секбанов. Они есть во всех бёлюках. Для них было велено построить неподалеку от Айа Софии пекарню для выпечки хлеба. Устроили также амбар и установили весы. Поступившую муку следует взвесить и положить в амбар. Для добывания и покупки муки и дров назначили одного мутемеда. Другому мутемеду доверили вести счет хлебам, а для ведения записей о том, кому выданы [хлебы], назначили кятиба. Его называют младшим кятибом.

Когда повелителю потребовались люди, которые доставляли бы ему борзых для его охоты, и [были] учреждены конные секбаны. Жалованье им определили в 13 и 15 акче, чтобы [денег] им хватало и на коня и на себя. Постановили, чтобы они носили прямой бёрк, подобный тому, какой носят чорваджи. /81б/ Для ухода за лошадью каждому из них дали по слуге, рядовому секбану. Этим слугам определили по четыре акче, нечто вроде прибавки. Нынче эти деньги жалуют секбанбаши. Конных секбанов, после того как они станут старшими секбанами, возводят в ранг яябаши. Три бёлюка [конных секбанов] по очереди входят в состав свиты Дивана. Они не принимают участия в походах до тех пор, пока в поход не отправляется повелитель.

Всеми лесами в Румелии распоряжается секбанбаши. Должность коруджи 5 также предоставляется на основании его тезкере. [Коруджи] вписываются в дефтер. И ныне [имена их есть] в дефтере. Они — янычары. Однако коруджи они становятся при своем [прежнем] жалованье. Их немного.

Ныне все [эти] леса превращены в поля. Во времена покойного султана Селим-хана 6, когда он собственной персоной охотился в окрестностях Янболи 7, не было никого, кто бы хоть что-то срубил в тех лесах. Поскольку с того времени число походов возросло и падишахи забросили охоту, все леса повырубили, а на их месте появились поля.

Итак, необходимо произвести проверку границ тех лесов /82а/ и сделать твердое наставление, нужно сделать хорошее поучение коруджи, [охраняющим] эти леса. Следует раз в три года посылать в эти леса какого-нибудь бёлюкбаши. Если [в лесах] обнаружится ущерб хоть на одно акче, необходимо сделать [коруджи] крепкое внушение и выговор. Им надлежит не брать денег с реайи, не позволять рубить деревья и распахивать [вырубки]: леса должны быть восстановлены в их прежнем виде.

[Коруджи] покидают эти лесные угодья из-за частой [124] смены секбанбаши. (Они думают так:] «Мне не просидеть здесь и при одном-двух [секбанбаши]», бросают следить за [лесами] и скрываются. [Рассуждают так:] «И всего-то мне от этого дела — какая-то тысяча акче из нескольких [положенных]» 8. Да воздаст им всевышний Аллах по заслугам!

Итак, секбанбаши является главным [среди] ага в [янычарском] корпусе. Он — первый среди них. Он является в Диван, [надев] мюджеввезе. Стол, который накрывают в [помещении] Дивана для [янычарского] аги, в старые времена предназначался для секбанбаши. С тех пор как была учреждена [особая должность] янычарского аги, особого [стола] у секбанбаши нет.

Когда [секбанбаши] вместе с агой отправляется в Диван, его бёлюкбаши и даже бёлюкбаши [янычарского] аги идут впереди аги пешими. На церемонии селямлыка 9 [секбанбаши] стоит выше янычарского кятиба. Когда [секбанбаши] возвращается с церемонии селямлыка, впереди него идут его бёлюкбаши. Кетхюда [секбанов] и /82б/ кятибы [секбанов] в Диван не являются. Однако [во время дивана] в ведомстве аги они стоят в самом низу лестницы. На охоту [бёлюкбаши секбанов] отправляются верхом. Когда секбанбаши выезжает верхом для [несения] дозора, его бёлюкбаши идут перед ним пешими. Закон таков.

Кроме жалованья, [полагающегося] секбану, [секбанбаши] имеет в каза Хайреболи 10 тимары-арпалыки [с доходом] в 20 тысяч акче [каждый]. Со временем, когда [янычарского] агу стали назначать из числа дворцовых людей, [секбанбаши] предоставили другой арпалык [в одной из местностей] на берегу Дуная.

Во время похода [секбанбаши] находится там же, где кетхюда-бёй, и если [кетхюда-бей] исполняет обязанности янычарского аги, то поступающую [ему] подать принимает секбанбаши. Он же распоряжается всеми йолдашами-ямаками 11. Кетхюда-бей командует только своими людьми. [Так] потому, что секбанбаши является обладателем туга.

В Стамбуле к секбанбаши [приставлены] казенные мехтеры. Кроме него, никому из янычарских сердаров они не положены, разве что на поле боя сердар ставит [мехтеров] к знамени янычарских йолдашей. Что касается этих мехтеров, то они находятся [в распоряжении] сердара и предназначены для того, чтобы [быть] при знамени йолдашей, это не те [мехтеры], которые приставлены к [секбанбаши] из Стамбула.

Установление относительно того, чтобы давать секбанбаши [звание] мютеферрика, появилось не так давно. /83а/ Став мютеферрика, они главенствуют над всеми, поскольку являются обладателями туга. Закон таков. Между тем старым и [125] ставшим инвалидами [секбанбаши] издревле [было] принято давать звание отурака: в этом случае [оно] давалось им с половиной [жалованья], что составляет 40 акче. Однако такого не бывало и в одном случае из тысячи. Нынче [секбанбаши] становятся отураками с [жалованьем] 150 акче. Говорят, что они увеличивают [себе жалованье] благодаря той прибавке, которую им дают, когда они ее попросят. Есть закон, нет закона, молодые люди с состоянием добиваются для себя жалованья в 140-150 акче и, выйдя в отставку, живут себе припеваючи.

Яябейлики 12 в те времена, когда использовались [солдаты] яя 13, [насчитывали] 12 тысяч [человек]. Когда не было похода, они работали в султанском адмиралтействе, а во время походов несли службу серахоров 14. В те времена яябейлики не пользовались вниманием. Когда же со временем [службу] яя упразднили, когда [их земли] были превращены в чифтлики и тимары, [яябейлики] стали цениться, а так как к тому же [яябеи] не принимали участия в походе, [даже] если в поход отправлялся повелитель, [должность яябея] стала притягательной. [Между тем] стамбульские аги назначались яябеями, [тогда как] секбанбаши получали пост санджакбея. Они очень скоро теряли свои санджаки /83б/ и оказывались в состоянии небрежения. А потому посты яябеев поделили на две части. Половину их оставили стамбульским агам, а половину [отдали] секбанбаши. [Половина яябеев] — из [стамбульских ага], а половина — из [секбанбаши].

[Секбанбаши] стали давать звание мютеферрика [с доходом] 70 тысяч акче 15. [Мютеферрика имеются в] 12 бёлюках. Никто [из них] не остается без ранга везира. Ни походов, ни службы. Каждый из них получил [кроме того] звание отурака. Каждый имеет [на руках] по три йазу 16. О положении [мютеферрика] будет рассказано ниже.

Итак, новшество с назначением секбанбаши яябеями — незаконно. По закону им положено быть санджакбеями. Обладая большой властью, они имеют возможность записывать [себе] левендов 17 [в том санджаке], куда приезжают.

Соблюдение упомянутых законов крайне необходимо. Да будет это известно.


Комментарии

1 Слово саплама образовано от глагола сапламак («вонзать, втыкать, всаживать»). Так называли лиц, зачисленных в янычарский корпус неположенным образом. Словом саплама, имевшим презрительный оттенок, автор Мебде-и канун называет, например, тех сыновей янычар, которые были зачислены в корпус как чыраги аги, не пройдя прежде низших ступеней янычарской службы, положенных им как кулоглу (см.: Мебде-и канун, л. 139а). Пишет о «чужаках» в янычарском корпусе (саплама) и Селяники (Селяники. Тарих, л. 34а, 119б, 170б).

2 Секбаны-авджи — янычары из 33-го бёлюка секбанов, освобожденные от военной службы.

3 Фодла дефтери — дефтер с именами малолетних сирот, сыновей янычар, кулоглу, в котором было записано количество полагающихся каждому лепешек-фодла или заменяющей их муки, выдававшейся им раз в три месяца.

4 Шиник — мера объема, употреблявшаяся применительно к злаковым. В расчете на литры это равно 9,25 л.

5 Коруджи — в данном случае название янычар, которым поручалась охрана лесных охотничьих угодий в Румелии, где иногда охотились султаны.

6 По-видимому, речь идет о Селиме I (1512—1520).

7 Янболи (нынешний Ямбол в Болгарии) — город, расположенный к северу от Эдирне. Окрестности Янболи, так же как и окрестности Эдирне, издревле имели охотничьи угодья, где охотились султаны (Смирнов. Ку-чибей, с. 74).

8 В ленинградской рукописи в трех последних фразах отсутствует несколько слов, некоторые видоизменены, что делает перевод этих фраз невозможным — ***. Поэтому перевод их сделан по готской рукописи: ***. В братиславской рукописи этот фрагмент текста отсутствует.

9 Селямлык (селям «приветствие») — церемония посещения высших должностных лиц государства нижестоящими должностными лицами (вообще селямлыком считался любой прием гостей и посетителей на мужской половине дома). Хезарфен сообщает, например, что по пятницам и средам аги очага прибывали в дом кетхюда-бея для его приветствия. Затем они отправлялись для приветствия в резиденцию янычарского аги. И, наконец, вместе с ним наносили визит великому везиру, который принимал их с угощением. После церемонии целования подола платья великого везира аги очага выстраивались впереди янычарского аги и препровождали его обратно в его резиденцию; затем, после процедуры чествования янычарского аги, возвращались домой (Хезарфен. Тельхис, л. 62а).

10 Хайреболи (или Хайреболу) — город в европейской части Османской империи в долине р. Марицы, стоящий на одном из ее притоков.

11 Ямаки — янычары, состоящие на гарнизонной службе в пограничных крепостях, которые занимали подчиненное по отношению к янычарам из джемаатов яябаши положение. Как видно из текста, бёлюкбаши из бёлюков аги и бёлюкбаши из бёлюков секбанов являлись ямаками яябаши, служивших в крепостях (Мебде-и канун, л. 95б-96а).

12 Яябейлик — подразделение вспомогательного войска яя во главе с яябеем. Численность всех солдат яя в этих яябейликах составляла 12 тыс. человек (см. также примеч. 62 к [Введению]).

13 Яя — то же, что и пияде (см. примеч. 6 к гл. 1).

14 Серахор — воин вспомогательных частей, в данном случае яя, которые во время похода чинили дороги, ремонтировали и приводили в порядок разрушенные во время боя сооружения, помогали в перемещении грузов (Pakahn. TDTS, cilt 3, fas. 19, с. 175).

15 В данном случае речь идет о привилегированных владельцах земельных пожалований (мютеферрика), которые, значась яябеями (см. примеч. 12 к гл. 4), не несли военной службы. Их земельные пожалования приносили доход в 70 тыс. акче. Об учреждении института яябеев-мютеферрика автор Мебде-и канун сообщает чуть ниже (Мебде-и канин, л. 116б-117а).

16 Иазу — здесь документ, свидетельствующий о социальном положении, занимаемом его владельцем. В данном случае в одних руках находились свидетельства яябея, мютеферрика и отурака.

17 Левендами назывались деклассированные лица в Османской империи, появившиеся среди населения Анатолии с середины XVI в. Эти люди, лишенные каких бы то ни было средств к существованию, нанимались на службу во флоте, где им платили жалованье, или же шли в услужение к провинциальным феодалам, составляя их личные дружины (см.: Мейер. Революция цен, с. 102; Yucel. Desantralizasyon, с. 689).

(пер. И. Е. Петросян)
Текст воспроизведен по изданию: Мебде-и канун-и йеничери оджагы тарихи (История происхождения законов янычарского корпуса). М. Наука. 1987

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.