Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПУТЕШЕСТВИЕ МОСКОВСКИХ КУПЦОВ ТРИФОНА КОРОБЕЙНИКОВА И ЮРИЯ ГРЕКОВА

Московский купец, а есть предположение, что подьячий, Трифон Коробейников, которому приписывалось авторство этого «хожения», был участником посольства Ивана Грозного в Царырад и на Афон, отправленного в 1582 г. с милостыней на помин души убиенного отцом царевича Иоанна Иоанновича. В 1593-1594 гг. Коробейников побывал в Царьграде и в Иерусалиме с дьяком М. Огарковым, посланным опять с милостынею, но уже заздравной, на рождение у царя Федора Ивановича царевны Феодосии.

Но самое популярное на Руси «хожение» Трифона Коробейникова (известно около 400 его списков) на самом деле лишь позднейшая обработка сочинения Василия Познякова (2-я половина XVI в.). Это установил историк И. Е. Забелин.

Публикуя «Путешествие московских купцов Трифона Коробейникова и Юрия Грекова» в «Сказаниях русского народа» И. П. Сахаров использовал при подготовке текста шесть его списков и отметил, что их «путешествие» сделалось народным.

(Текст печатается по изд.: Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Т. 2, кн. 8. СПб., 1849.

О Трифоне Коробейникове см.: Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2, ч. 1. Л., 1988. С. 490-491; о Василии Познякове — там же, вып. 2, ч. 2. Л., 1989. С. 296-297; «Хожение купца Василия Познякова по Святым местам Востока» см. в кн.: Православный палестинский сборник. СПб., 1887. Т. 6, вып. 3)


По приказу Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всея Русски, и по благословению Дионисия митрополита Московскаго, послание Московских купцов с Москвы и хождение их во Царь-град, и во Антиохию, и во Иерусалим, и во Египет, и в Синайскую гору.

В лето 7090, в Марте, Царь и Великий Князь Иван Васильевич, всея Руссии, послал с Москвы в Царьград, и во Антиохию, я во Александрию, и во святый град Иерусалим, и в Синайскую гору, и во Египет к патриархам, и ко архиепископам, и епископам, и архимандритам и игуменам по сыне своем, по Царевиче Иване Ивановиче милостину довольну, с Московскими купцы, с Трифоном Коробейниковым, да с Юрьем Грековым, а с ними ездил своею охотою Московский жилец, Федор, крестечной мастер, да с ними ж Государь послал пять сот рублев в Синайскую гору на сооружение церкви великомученицы Екатерины, где лежало тело ея по преставлении на горе ангелы хранимо.

О пути ко Иерусалиму.

Путь от Царяграда ко Иерусалиму. По узкому морю Белому до Мармара острова день ходу. Туто есть, сказывают, потонула трапеза, сиречь престол, сотворснье Царя Константина от драгих камней и от иных вещей драгих. И оттуда идти до Галиполя града два дни, а от Галиполя до широкаго моря Белаго же день ходу. А оттуда ходят в два пути: един путь ко Иерусалиму, а другим путь во святую гору Афонскую и в Селунь; на правую [51] сторону идти в Селунь и во святую гору, а на левую идти ко Иерусалиму. И туто есть устье Белаго узкаго моря, где град стоял Троя, и ныне той град разорен, и то место стоит пусто. И оттоле идти до острова Мителена день ходу. И тут стоят три городка, а в них живут Греки и Турки. От Мителена острова до острова Сакиза ходу два дни, по морю: и туто стоит городок Сакиз, и родятся в нем рожки и всякой виноград. А от Сакиза острова до острова Станкова два дни ходу: а в нем городок Станков. А от Станкова острова до острова Родоса три дни ходу, и ту стоит городок, по-Гречески именуется крепость; и ту приставают корабли и наполниваются воды пресныя сосуды на проезд, чем питатися; а отпускаются по Белому по широкому морю в кораблях. От острова Родоса широким Белым морем идти до острова Кипрскаго день; от острова Кипрскаго до Триполя града день ходу: ту родятся маслична древа много; а делают в том граде масло древяное и варят мыла Грецкое; и ту пристанище корабельное кораблем большим. И оттоле ходят ко Иерусалиму в два пути: един путь Белым морем, и другий путь сухий. Сухим путем ходят на Дамаск град; и оттоле до Дамаскаго града три дня, а ходят на ослятех, а идти по заразам и по горам каменным, а путь вельми труден. И не доходя до Дамаска десять верст, стоит монастырь Греческой Пречистыя Богородицы, что исцелили Ивана Дамаскина руку, что ему отсек злочестивый Царь Лев иконоборец в Дамаске; и от того Пречистые образа исходит миро и до сего дни; а образ Пятница. И не доходя до Дамаска три версты, ту есть юдоль, идеже Авраам отполонил братанича своего Лота от Ходоллогомора Царя. И оттоле идти в Дамаск град; а Дамаск Турки называют Шама, а делают в нем тафту Шамскую. А от Дамаска идти до гор Фаворския 6 дней ходу; а от Фаворския горы идти до святаго града Иерусалима сухим путем 3 дни. То есть от Триполя до Иерусалима сухой путь. А другой путь от Триполя ко Иерусалиму: из больших кораблей садятся в малые суда и в карбасы, а идти до Вифсаиды день ходу, а от Вифсаиды до Яффы града, иж во Апостоле зовется Иоппия, ходу день, или больше. А сей град стоит при море, иж Петр Апостол виде в сем граде плащаницу с небеси висяшу. И тут выходят с моря на берег, и кладутся на осляти, на вьюка, и идут день ходу до Рамы града, иж во Евангелии писано: глас в Раме слышан бысть. И туто близ монастырь Георгия великомученика, иж в Лиде; то Георгиеву главу усекнули, а глава его тут положена. А от Рамы града идти до села Матвея Евангелиста, ижеде было жилище его, 5 верст. А от села Матвеева путь идет промеж гор каменных; день ходу ко Иерусалиму. И не дошед ко Иерусалиму святаго града, за три версты, и ту ссядают с ослят, и узрят град Иерусалим, и гору Елеонскую, и [52] покланяются святым местам. А приход ко Иерусалиму с полунощный страны градныя. И приехали при нас Турки посланники ко святому граду Иерусалиму, в лето 7029 году.

О святом граде Иерусалиме, и о местех того святаго и Богонаследимаго града Иерусалима сказание, где Господь наш Иисус Христос ходил своими стопами со святыми своими апостолы и с Пречистою Богороди ею, то мы грешнии известно написахом верующим истинно в Господа, Бога нашего и Спаса Иисуса Христа, и колько есть мест поклонных во святом граде Иерусалиме, и о окрестных местех тогож града Иерусалима, повесть творим.

Град убо Иерусалим стоит на восток, на Сионе горе, на 4 углы, на крест, а в круге его три версты; один угол стоит на полдень, а другой на полунощь, а третий на восток, а четвертый на запад. Полуденной угол и восточной града Иерусалима стоят к долу, вниз ко юдоли, плачевной, а западный и полунощный града Иерусалима стоят на горе. Внутрь града в полуденном угле стоит церковь Святая Святых, а владеют ею Турки, и мечты в ней творят по своему беззаконию. В том же угле врата градныя, в который врата въехал Иисус Христос на осляти; у тогож угла за градом во рве купель Силоамля; а в полунощном углу, внутри же града, стоит великая церковь Воскресение Христово, каменная, а в той церкви гроб Господень; длина той церкви 70 сажень, а поперег 50 сажень; а церковь вельми чудна; а гроб Господень от мрамора белаго камени, длина гроба Господня 9 пядей, а поперег 5 пядей, а стоит гроб Господень среди великия церкви, а верх у великия церкви не сперт, а сказывают — разбили его Турки. А над самым гробом Господним стоит, в той же церкви приделец каменной, а к церкви же на двое приделано; а вкруг тоя малыя церкви обито дцками мраморными и узорчатыми, и внутрь малой церкви обито дцками мраморными же. А гроб Господень стоит в той церкви на правой руке, к стене, примурован вверх земли, а покрыто дцкою мраморного, а запечатан семью печатьми свинчатами, сверху залито, а проверчена дцка сверху гроба Господня, а именуются печати кустодия жидовсим языком. А сказывают: тот гроб учинила Царица Елена, а под тем гробом тот гроб, где Господь наш Иисус Христос положен быть Иосифом Никодимом, из него же возста и нам живот вечный дарова. И к тому гробу Господне невходимо бысть никому и вход под землею закладен бысть камением. Пред дверьми того святаго гроба в предел лежит камень, что Ангел Господень отвалил от двери гроба Господня, и над ним стоят 4 кандила, и тот камень для благословения берут на помощь. А внутрь, над самом гробом [53] Господним, над дцкою, горят 43 кандила, денно и нощно, стекляничныя, с маслом древяным; а в те кандила старец подливает масло, который приставлен у гроба Господня, а дают ему на масло православные Христиане, и от иных стран присылают вернии, и от иных вер. А верх придельца над гробом Господним аки теремок от камени мрамора; а круг гроба Господня приделаны переходы и кругом. В той церкве большой стоят 7 кандал над самом верху, а едино кандило у терема того. А пред малою церковию гроба Господня стоит служба, престол Болгарский, а над ним кандило горит денно и нощно; и за тем престолом от гроба Господня 6 сажень стоит церковь Греческая, служба Воскресение Христово, а служит в ней патриарх Иерусалимский и Греческий; а поперег тоя церкви 5 сажень, а длина 10 сажень; а середи тоя церкви стоит пуп всей земли покровен камением, подобен человеческому пупу, руками человеческими неделан, сделан Божием повелением. А от пупа земнаго сажени с две, в той же церкви, есть место огражено камением для народа, высота двух сажень; а среди тоя ограды сказывают: пропасть, как мочно человеку пролести, а накрыта камением же, а пропасть та на камени видится, а в ней темно, а сказывают, что то место после распятия Господня было сшествие Господне во ад, а дна той пропасти не ведают. Да в той же церкви от входу, куда ходят на лестницу, на Лобное место, сажень с десять, от того места к долу и полунощной стране, позади алтыря Воскресения Христова место, а стоит на нем престол, идеже на Господа жидове вплели венец тернов. А от того места сажень с пять престол стоит, идеже разделиша воины жидовские ризы Господни. А от того места, сажени с две, ту стоит престол же, где воины жидовские меташа жребий о ризе Господни, якож Давид глаголет: разделиша риза моя себе, и о одежде моей меташа жребий. А от того места есть, сажень 8, место, ту, где Пречистая Богородица во время страсти Господня стояла и плакала по Христе. И на всех тех местах служба и висят кандила скляничныя с маслом с древяным, горят беспрестани. А от того места, к западной стране, сажень с пять, стоит темница трех ступеней, где сидел Господь наш Иисус Христос от пребеззаконных судей и пострада нашего ради спасения; и тамо горят 4 кандила денно и нощно, беспрестани. Да тут же колода каменая, пробиты у ней две диры, идеже жидове наругались Господу, и клали ноги его в колоду и замкнули замком. И от того места есть сажень 10, и ту стояша ученицы Господни и плакали по Христе во время смерти Господня. А от того места сажени с три к полунощной стране, в той же большой церкви, столб каменной от мрамора белаго, за него же привязан бысть Господь наш Иисус Христос нашего ради спасения от судей беззаконных. От того столба вторая часть в Цареграде, в церкви [54] Успения Пречистыя Богородицы, у патриарха; того же столба третья часть в великом Риме, у церкви св. Апостола Петра. Да в той же церкви? не доходя к лобному месту на лестницу сажень 12, и от того места позади алтаря, на восточную страну Воскресения Христова, в большой церкви, и ту есть у двери лестницы, в пещеру долу, ископана глубока, идти по степеней по каменным 30 ступеней. И ту стоит церковь каменна, во имя Царя Константина и матери его Елены; и тамо горят три кандила с маслом же; а позади тоя церкви, в той же пещере, ископана в земле лествица каменна 7 ступеней: тамо обрете Царица Елена крест Христов, и с ним два разбойника; а стоят на том месте 7 кандил християнских, и едино Латынское кандило с маслом древяным, и в том месте ветр велик ходит. И ко всем тем местам странники приходят, и целуют и поклоняются тем святым местам.

Одесную страну Воскресения Христова, вшед в большую церковь, идти высоко на гору, лествица каменная, 13 ступеней, и ту стоит гора святая Голгофа, каменна, высока, где распяща Иудеи Господа нашего Иисуса Христа, а сшед с лестницы, налево, под горою святыя Голгофы, стоит церковь каменная невелика, а в ней гроб Мельхиседеков, и в той же церкви видят расселину каменную от святыя Голгофы. Егда приде ко Господу Иисусу Христу един от воин ко кресту, и виде его умерша и копием ребро ему прободе, и изыде кровь и вода, и укану кровь на гору Голгофу и ту расседеся гора каменна от крови Господа нашего Иисуса Христа, и истече кровь тою расселиною на главу Адамову, бе бо глава Адамова сокровена в той горе Голгофе, под каменем, ще распяша Господа нашего Иисуса Христа пребеззаконные жидове; и то место гора Голгофа зовется: Лобное место, сиречь Краниево. И в той церкви видят расселину от верху святыя горы Голгофы, что от крови Господа нашего Иисуса Христа, знать и до сего дня. А где на святой горе Голгофе крест стоял, на нем же распяша Господа нашего Иисуса Христа, и ту пробита гора до полусажени и то место серебром обложено; а где канула кровь Господа нашего Иисуса Христа на гору ту, и расселина широка полупяди, а глубины никто может поведати. И на той же горе от Лобнаго места к полудню, саженей с пять, и туто место, идеже Авраам Господеви в жертву заклати сына своего Исаака, хотя и указано ягня бысть ему в саду Савекова за древо масличное привязано, и то древо стоит до сего дня зелено, а ломают его странники на благословение, а стоит то древо у тояже церкви; против дверей церковных, яко бы саженей 6 от дверей, от Лобнаго места 15 саженей на полночь место есть в той же церкви, сшед с гроба Господня, снятие со креста Господня Господа нашего Иисуса Христа Иосифом, иже от Аримафеи, и положи Иосиф на том месте, и обвив плащаницею; и то место [55] покрыто декою мраморяною, подобно гробу; и под тем местом поставлены горят восемь панникадил от всяких вер, и от еретических и Латынских, и горят денно и нощно. И с того камени положиша тело Иисусово во гроб, иже бо иссечен из камени, иже выше писано сего.

А церковь великая престол Греческий и где служит патриарх, основана Царем Константином и материю его, Царицей Еленой, и огражена кругом на четыре стены, а столбов в ней 80. А церковь великую держит патриарх Иерусалимский Софроний с Христианы и Греки; а еретики от иных вер к патриарху не входят, где патриарх служит, а по обе стороны великия церкви престолы и службы стоят еретическия, а называются християне, вера их Латынская, Хабежи, Копты, Несторяне, Ариане, Армени, Яковити, Тердеваты, Мурании и прочая их ересь проклятая, а престолов еретических восемь. А у великия церкви двоя врата: едины замурованы, а другая отворяются, и те запечатлены стоят от Турков, кои на Турскаго Царя Салтана тамгу берут. А у тех врат стоят восемь столбов мраморных: 5 белых, а 2 аспидных темнозеленых. Да у тех же врат приделано к церковной стене место высоко, мусиею утворено, и позлащенно, а сказывают: ту Царица Елена в прежния времена жидов судила.

О дне Великия Субботы и о Духе Господни, как сходит во огненна образе на гроб Господень.

В день субботный, на кануне Воскресения Христова Пасхи, заутра пришед Патриарх Сафроний, и мы грешнии пришли с ним же ко вратам в великия церкви, и тут много народу стоящу пришедших от дальних стран на поклонение гробу Господню. Патриарх же седе пред церковию, туже и мытники, и янычара седят. И пришед Турки ко вратам великой церкви, и отпечатают врата церковныя, и идет патриарх во церковь со христианы. А Християне суть Греки, Сирияне, Серби, Ивери, Русь, Ариянити, Воложи; и емлют погинии Турки со всякаго християнина по 4 золотых Угорских, тоже и в церковь пустят; також и мы грешники по 4 золотых дали с человека; а которому Християнину дати нечего, того и в церковь не пустят. Да там же людям, которые дают золотые, тем дают письма, да по тому письму их пущают, с которых возьмут. А с Латыни, и со фрязи, и с еретиков емлют по 10 золотых с человека, а золотые Угорские с чернецов не емлют мыта. В той же день субботный придут много Християн от многих земель, а не имущим что давати поганым Туркам странным и убогим и приходящим ко вратам великия церкви, а на вратах учинено оконцо невелико, и зрящим им в оконце внутрь великия церкви и плачутся горцы, дабы пошли внутрь великия церкви видети гроб Христа Бога нашего и [56] сшествие святаго Духа на гроб Господень. Вшсдшу же патриарху в церковь, и мы с ним внидохом, и придохом ко гробу Господню и помолихомся, у стараго престола Воскресения Христова, и придохом, где лежит камень, иже отвали его Ангел Господень от гроба Господня. И над ним стоят образы, и помолившеся образом, целовахом же мы недостойнии тот камень, и паки внидохом внутрь предела ко гробу Господню. Тут же радости и трепета наполнися утроба наша, како узрехом живоносный гроб Господа нашего. И начахом дивитись Христову человеколюбию, како ны допустил со грехи нашими дойти до святаго града Иерусалима и видети и целовати гроб своего человеколюбия. Видехом некоторых с нами идущих поклонитись гробу Господню, и паки видехом их же Богу отшедша на пути; зане же бо бе на пути многи скорби бывают от беззаконных Турков и от Аравитян на море и на суше. В той же день, великия субботы, заутра, внидут поганые Турки, наглые санчаки и янычара, в великую церковь, к гробу Господню, и погасят вся кандила горящая по всей Великой церкви и по пределом и над самим гробом Господним, ни единаго не оставляют с огнем. У патриарха же и Християн обычай имеют, что в домах своих в великой четверток погашают огонь, и от тех мест не бысть у них огню ни у кого, дондеже огонь снидет с небеси на гроб Господень, и от того огня взимают и разносят в домы своя, и держат тот огонь во весь год. А дела от четвертка до Воскресения Христова не делают ни какого, разве Богу молятся. И церковь малую Турки запечатают своею печатью, и над гробом Господним стражи поставят у дверей гробницы, а патриарху со Христианы предадут старую трапезу. Патриарх же со Християны во свою церковь идет к Воскресению Христову, и тамо молятся Богу со слезами и ждут знамения Божия с небеси. И за два часа до вечера, приидет аки солнце в великую церковь, в непокровенное место большой церкви. Над гробом Господним сделано от низу до плеча церкви пошло аки широко, а вверху поуже, а верх не покрыт, подобно аки колпак на главе без верха, и станет луч от солнца на кресте, иже бе внутрь великия церкви крест на гробнице, на приделе, над гробом Господним. И узрев патриарх тот луч Божественнаго знамения, и взем Евангелие и крест, и хоругви, и свещи без огня, и пойдет патриарх в боковыя двери, сиречь в сторонния, от старыя трапезы, ко гробу Господню, и за ним паки християне, и епископи вернии, и иные многие, и за ними игумен Арменский со Армсны, и за ним идут Готфи, Хабежи, Марунии, Несторияне, и прочая ересь проклятая со своими попы. И пришед патриарх со христяны ко гробу Господню, и обыдоша трижды в круг придела гробницы, молящеся Богу со слезами, иноком же и инокиням и всем христианом плачущимся горце и вопиюще к Богу: Господи, сподоби нас видети [57] благодать своего человеколюбия и не остави нас сирых. Патриарх же, ходя круг гроба Господня, пояше стихеры: днесь ад стеня, вопиет — нам же всем плачущимся и не могохом удержатись от слез. Пришед же патриарх ко дверем церковный ко гробнице, и повел Турком предел над гробом Господним отпечатать. Патриарх же отверзе двери гробницы, и узревше людие вси благодать Божию сшедшую с небеси на гроб Господень во огненне образе, огню ходящу по гробу Господню по дце мраморяной всякими цветы, что молния с небеси, а кандилом всем стоящим вверху гроба Господня без огня. И видевше вси людие таковое человеколюбие Божие возрадовавшеся радостию великою зело, и испущаху многия слезы от радости. Патриарх же Софроний вшед един в предел гроба Господня имуща во обоих руках свещ много, и приступль ко гробу Господню, и держа в руках свещи вскрай гроба Господня, пойде яко молния на патриарши руки и на свещи. И абие загорешася свещи на патриаршеских руках пред всеми людьми. И нас сподоби Господь Бог видети туто ж. Патриарх же изыде из придела от гробницы имуще в обоих руках свещи горящия великие пуки, и изнесе огнь из придела Господня, и ста патриарх на высоком месте, бе бо ему на то учинено. Народ же окрест его стояще, и от его руки взимаху огнь христиане, и зажигают по всей церкви и по святыт местом, и свещи и кандила. И понесоша тот огнь по домом своим для благословения, и держат тот огнь во весь год в домех своих. А которыя свещи с огнем изнесет патриарх от гроба Господня, и тот огнь в патриаршеских руках не жжет человеческих рук, разве свеща. А как возмут христиане от патриаршеских рук свещу и огнь: все от него горит. А Латыняне и все еретицы и их игумены и попы взимают огнь на гробе Господни от Христианская) кандила и все кандила зажигают. А патриарх им из своих рук свещи и огня не дает и от них удалятся и совету с ними не творит. А абие пойдет патриарх со Христианы по святым местам, со слезами Богу молящеся, и потом входят во святую свою церковь к Воскресению Христову. И абие чтец начнет паремии чести, и потом начаста все по ряду пети Божественную литургию. И по Божественной литургии сядет патриарх во церкви со христианы, и вкуси мало хлеба и мало вина с водою, и нам грешным вкусившим хлеба мало и вина с водою. И потом начаша чести деяния Апостольская.

Церковь же великая делом мудра добре: вся мусиею утворена и златом подписана; а гроб Господень не покрыт деками мраморяными и ни чем не подписан. [58]

О вере еретиков.

Дивно же вздехом в ту нощь во церкви еретиков бесящихся и неистовоство их. Арменове ходят: един от них ходит пред владыкою большой их поп, а звонит в колоколец, а диякон ходит пред тем их владыкою с кандилом и кадит его. А арияне такоже творят как и Армени. Хабежи ж ходят кругом гроба Господня, и есть 4 бубны велики у них, и ходяще круг кругом гроба Господня и бьяше по тем бубнам, ска каше и плясаше, яко скомрахи; а инии назад пяты идяще и скакаше. И дивихомся человеколюбию Божию: како терпеть? Не могий бо человек на торжище такова безчиния видети. А Копты по своей вере пение как козлы гласуют, и бьют, ходя около предела гроба Господня, молотком в бильцо, или в камень, аки в трещетку. Се же видехом во церкви, кругом гроба Господня бесящихся и неистовство их, ф том мы же грешши почудилися великому человеколюбию Божию: како терпеть нам грешным и нашему бесчинию?

И абие пред зарею, облечется патриарх во святительску» одежду и исполнив всю церковь воня благоухания со смирно фимиам, патриарх возмет крест честный, и возгласит велегласно Христос воскресе! Певцам же поющим тож и пояху все по ряд 'по обычаю утреню и по всей великой церкви, и по придело начнут пети заутреню, и по времени Божественную литургии И идет патриарх из церкви и христиане с великою радостию празднуют неделю всю, радующесь и веселящесь духовно, а н телесно и ни пьянством. А церкви погании Турки замкнут и запечатают. Патриарх же оставляет внутрь великия церкви свя; щенника чернаго да с ним диакона и пономаря, да не остане трапеза старая без Божественнаго пения. А приносят и пищу от патриарха и подают в церковь в окно, что на великих дверях церковных. А за стеною великия церкви придела на патриаршеская келия, и в той келье пребывают те людие неисходимо. А на десной стране, изходя из церкви, стоит колокольница велика и высока, на 4 столпах каменных мраморных, да под тою колокольницею стоят три церкви: храм Воскресения Христова, а одесную страну Якова брата Господня, а ошую храм святых 40 Мученик, иж в Севастии. А двор патриаршеский приделан к тем местам. А по левую страну великаго притвора есть придел на месте, где показа Ангел Господень место Аврааму вознести Богу жертву, и закла сына своего Исаака. А патриарх ходит к Божественному пению к тем трем церквам, что у колокольни. Да на той же стороне, от указаннаго места, стоит темница на осуждение повинным. В той же темнице сидел Пророк Иван Предтеча от безбожнаго Царя Ирода. А от великия церкви на восточную страну, пошед мало, ввержением от лука стрелити дважды, стоит церковь чудна вельми и высока, по-Еврейски [59] зовется: ероя, и по-Русски: Святая Святых. Егда созда святый град Иерусалим повелением Царя Салима, и совокупися царское имя со градским именем, и приложиша граду тому имя: Иерусалим. Соломон же созда ту церковь повелением ангела Господня, и здаша Иудеи ту церковь 45 лет. Егда прииде Господь наш Иисус Христос во святый град Иерусалим, и рече им на сонмище пред тою церковию о церкви тела своего: разорю церковь сию и треми деньми созижду; а Иудеи же не разумеша, что рече им Господь наш Иисус Христос, бе бо им не дано разуметь свяше. И реша к себе Иудеи: как же может разорити церковь сию и тремя деньми создати и, создана бо бысть 45 лет. В той церкви прият праведный Семион на руку Христа и глаголя: ныне отпущаеши раба твоего владыка — весь до конца. И от тоя церкви близ, на восточную страну, к горе Елеонстей стоят врата жалезныя, великия, стараго Иерусалима, затворены и невходимо ни кому и не отверзаются доднесь. И в те врата въехал Господь наш Иисус Христос от Вифании на осли с горы Елеонския. Дети же Еврейския резаху ветви от древ и постилаху по пути, и от тех врат до церкви пояху пред ним: благословен грядый во имя Господне, осанна в вышних Царь Израилев. И приехал Господь наш Иисус Христос к той церкви на осли. И пред тою церковию лежит камень дикой, широк, на 4 угла, и въехал Господь наш Иисус Христос на тот камень, и позна камень создателя своего и ста камень под осли яко воск мякок, и вообразишась стопы его осли 4 в той камень до полупальца, знати и до сего дни. И из той церкви Господь наш Иисус Христос изгна торжники, продающа овцы и волы, и голуби, и птицы вся. Иисус вся продающая испроверже и пенязи рассыпа, и рече им: «Нетворите дому отца моего домом купли». В туж церковь введена бысть Пречистая Богородица, трию лет суща, хранима бысть и питаема от руки Ангеловы до 12 лет. Пред тою церковию вне церкви и врат стоит смурована церковь не велика. А в ней стоит мерило праведное, сотворена премудрым Соломоном, кабы скалы висят две чаши великия железны черны, на железных цепях, а валки без меры от одноя свещи невеликия ставится на земле.

Церковь святая святых, создание Соломонова, разбиена бысть до основания Царем Титом Римским; едино осталось ее мерило праведное невреждено ничем. А ныне на том месте погании Турки учинили свою мечеть, а християне тамо не входят, разве кто даст поминок янычарам, и они его пустят потом, да видит мерило праведное. О той же церкви пророк рече: «Боже приидоша языцы в достояние твое, и оскверниша церковь святую твою». По левую сторону тоя церкви, под горою, дом святых праведных Иоакима и Анны, и в том дому сотворена церковь во имя их. Да есть ту пещера, где родися святая Богородица, и из [60] тоя пещеры два оконца вверх, а сказывают, что единым оконцем вниде Ангел Господень ко Анне благовестить о зачатии и рождестве Святой Богородицы, а другим оконцем выйде Ангел Господень; а до того сказывают, тех оконцов в пещере не бывало, а живут в том дому Турки, а христиане приходят помолитись, и погании Турки емлют с них поминки, тож и в церковь пустят. А в том дому стоит древо Дафин, на нем же святая Анна видев гнездо птичье, и молитву творяще под ним, и стоит то древо и до сего дня цело. И близ их дому место глаголемо Вифезда, пять притвор имуща, купель с водою, иж Ангел Господень возмущаше воду, и ныне в купели воды есть не много, а купель та яки яма стоит, или прудок невелик; а дом Вифезда пять притвор разбита до основания, а владеют тем местом Турки. И близ того места есть рок Иеремии пророка, иже в кал был ввержен, возле градной стены. А от дому святых и праведных Иоакима и Анны, пошед на гору мало, есть дом Пилатов, в нем же судили пребеззаконые Иудеи Господа нашего Иисуса Христа, судию всего мира. И в том дому и доднесь суд есть, судить санчак градских людей. И пошед от того дома мало, на другой стране улицы под горою, домы Анны и Каиафы засыпаны землею. Егда Господа нашего Иисуса Христа распяши Иудеи и по распятии: Господа, нашего Иисуса Христа повелеша крест Христов и разбойничьи сохранити в гору, и разумеша, что будут взысканы о, кресте Господни, и помышлиша своим злосердием, хотеша утаити Божество, но не возмогоша, и повелеша на ту гору землю сыпати и сор со всего града, и засыпаша ту гору. И Божиею волею, егда прииде Царица Елена от Царяграда во Иерусалим на взыскание честнаго креста, и известно уведав о кресте Господни, и повелела ту гору очищати, и тою землею засыпаша домы их.

О доме Давыдове.

От западныя страны града стены, у градских град великих, в них же входят от Египта и от Лиды, дом Давида пророка и царя, возле градскую стену; а круг дома ров копан, как у города, и вымурован, а через мост камень веден, а на мост из дома во врата великия, как градския, а в тех вратах пушки лежат и сторожи, а Христиан в тот дом не пускают, а стоят у того двора Турки и янычары. А величество дому того от лука стрелы ввержением два поперег, а хором в нем нет, разве одна палата. Из нея же виде Давид Вирсавию во вино град мыющусь; а тот вино град от дома Давидова ввержением от лука выстрелит, и доднесь он стоит цел и невредим. А у палаты сделаны Давыдовы два окна, а в ней окно одно в пределе палаты. И нас сподобил Господь Бог быти грешных в том дому и в палате; о том дому речет Божественное писание: «в доме Давыдове страх велик: ту бо [61] престол поставленным судятся племена земная и вся языцы». А ныне в том доме несть страха в нем, и нам же вопросившим о божественном писании у патриарха Иерусалимскаго Софрония, патриарх же отвеща: егда будет пришествие Сына человеческаго судити живым и мертвым, тогда в том дому все божественное писание совершится. От того же дома Давыдова, от Западныя страны, близ дома есть поток сух под градскою стеною, под дом Давыдов пошел, а имя тому потоку: юдоль плачевная; тут же хощет поити река огненная в день страшнаго суда.

О горе Сионе.

На полуденную страну нынешняго града за стеною, а внутрь града стараго, стоит гора Сионская велика, на той же горе церковь велика святый Сион, мати церквам, Божие жилище. На той горе монастырь Венецейскаго Царя, и живет в нем игумен и мнихи, а держали ту церковь Венецияне, а ныне ту церковь держат Турки. На той же горе был дом Заведеов, отца Ивана Богослова; в том дому тайную вечерю сотворил Иисус со ученики своими, и нозе им умы, а окаяннаго Иуды не презре. В том же дому Иван Богослов возлеже на перси Христу. На той же горе, у Ивана Богослова в дому, жила по распятии Господа нашего Иисуса Христа пресвятая Богородица. Егда Иисус Христос, стоя на кресте, глагола матери своей: жена — се сын твой! И потом глагола ученику: се мати твоя! И от того часа поят ю ученик в дом свой. На той же горе прииде Иисус по воскресении своем ко учеником дверем затворенным, и ребра свои показа и Фому уверивый. На той же горе, в том же дому бысть сшествие Святаго Духа на святыя ученики и апостолы. На той же горе собравшись апостоли на представление Божией матери. На той же горе был гроб Давыда Царя и сына его Соломона. На той же горе гроб первомученика Стефана. На том же Сионе есть пещера, где Царь Давид псалтирь сложил. И от того места ввержением камени, на том же Сионе отсек Ангел Господень руце жидовину, прикоснувшемуся гробу святыя Богородицы. От великия церкви святаго Сиона, на левую сторону, ввержением от лука стрелы, Галилея малая: тамо первие явись Христос по Воскресении из мертвых. И та вся святая места на Сионе.

О монастырях.

Внутрь святаго града Иерусалима 7 монастырей стоит и доднесь, а пение божественное в них совершается не во всех: многие пусты стоят от поганых Турков. Первый монастырь Пречистыя Богородицы Одигитрии, вторый монастырь великомученика Димитрия, четвертый монастырь великомученика Георгия, пятый монастырь святаго архистратига Михаила. В том монастыре [62] живут старцы Саввина монастыря, и в том монастыре трапеза была каменна велика и высока; погании Турки разбиша верх у тоя трапезы, и многа'лет стояша без верха. Старцы же Саввина монастыря Моисей да Кестодий приидоша в Московское царство, ко Царю и Великому Князю Ивану Васильевичу всея Руси и ко святейшему митрополиту Макарию, и малиша Государя дабы им убогим, что дал на сооружение трапезы. Царь же и митрополит не презре моления их и повел дати им на сооружение трапезы. Они же приемша от православнаго Царя милостыню, отъидаша во Царьград радующесь, и вдаша Турскому Царю злат много, дабы им убогим повелел у трапезы верх создать, и даша им грамату к санджаку. Санджак же повелел им у трапезы верх сделати. Они ж велик труд подъяша своими руками сделаша верх у трапезы. Санджак же прииде да видит верх у трапезы, и диявольским навождением разъяришась яростию великою на старцов, и повеле им верх у трапезы разбити опять. Они же убогие плакашесь горце, и приидоша к великому архистратигу Михаилу и сотвориша со слезами пение всенощное во храме его. В ту же нощь прииде к санджаку во храмину, где он почивает с женою своею, человек незнаем, и взя его от ложа, и поиде с ним; стражиже санджаковы и люди не видеша его и того человека во двор выходяща и из двора исходящи с ним. И на утрие обретоша Санджака пред враты мертва лежаща избоденна мечем. И испытавше известно о нем, како изыде Санджак из двора нощию, а не виде его никтож, и нападе на поганых страх велик, и реша они к себе окаяннии: те де калугери для ради своея трапезы пришед, убили его; идем к калугерем сим, и аще, что обрящем у них оружия, любо железно, и мы побием их всех. И пришедши к ним в монастырь святаго архистратига Михаила, и обретоша мало калугеров в церкви стояща и молящась, и искаху у них оружия и ни обретша ничтож и не сотвориша ничтож калугером зла. И Божиею благодатию не смеше трапез прикоснутись, стоит цела и доныне. Шестый монастырь святыя великомученицы Екатерины, седьмый монастырь Анны матери пресвятыя Богородицы. И иных 6 монастырей: монастырь преподобнаго отца нашего Евфимия великаго, монастырь великомученицы Феклы, монастырь святаго отца Харитона, монастырь Воскресения Христова, монастырь святых 40 мученик, иже в Севастии, монастырь святаго апостола Иякова брата Господня по плоти.

А стена стараго града Иерусалима округ была 6 поприщ, разбита до основания вся; а круг нынешняго града Иерусалима 3 поприща. На полунощную страну стоит монастырь воздвижения честнаго креста, на нем же Христос распят бысть. От того монастыря на полунощную страну 5 верст — тамо есть гора, а в ней есть пещера, коли бежала Елизавета, жена Захариина, со [63] Иваном Предтечею от Ирода Царя; и в той пещере есть источник, от того источника питалась Елизавета, а сотворен тот источник Божиим повелением, а не копан ни кем. Да за восточным градным углом, того ж града Иерусалима стоят два древа смоковных, а стоят и до сего дня зелены, а сказывают: под теми древесы спали два пророка.

О селе Скудельниче.

От града же поприще на западную страну, над юдолию плачевною, на горе стоит село Скудельниче, погребение странным, что откуплено кровию Господа нашего Иисуса Христа, о том писание Божественное глаголет егда преда Иуда Господа нашего Иисуса Христа пребеззаконным Иудеем на 30 сребренник, и тогда Господь наш Иисус Христос вольную смерть подьять ради нашего спасения от беззаконных Иудей; и тогда завеса церковная раздрася надвое, солнце померче, и каменис распадеся. И нападе на беззаконнаго Иуду велик страх; и рече в себе Иуда; согреших, предах кровь неповинную, и в церковь поверже сребренники и шед удавися. Пребеззаконные Иудеи реша к себе: не достоин нам тех сребренников положити в корвану, сиречь в казну, понеже цена крови есть, и купи ими село Скудельниче в погребение странным. А которые православные християне приходят от всех стран, от востока и запада, поклонитися гробу Господа нашего Иисуса Христа и святым местом, и которому пришельцу иные страны прилучится отъити ко Господу, и тех Християн кладут в селе Скудельниче том; аще будет инок в котором монастыре, пришлец с иныя страны, а случится ему отойти к Богу и того из монастыря приносят. В том селе ископан погреб каменной в горе, кабы пещера; и двери малые учинены, и в том погребе приделано как бы закрома два, а кладутся християне в том погребе без гроба на землю; а егда положат християнина праведнаго или грешнаго, и лежит тело его 40 дней цело и мягко, и смраду от него нет, и егда исполнится 40 дней, об одну нощь тело его земля будет, а кости его наги будут. И пришед тот человек, которой в том селе живет, землю ту сберет лопатою, во един закром, а в другой закром кости. А кости целы и до сего дня, а земля аки голуба. И егда кто от православных християн придет помолится, и не велят ни кому из того села на мощи имать ничтоже; аще которой человек возмет что втай от тех мощей, и егда придет корабль на море, тогда корабль на море не может идти, и учнут Турки обыскивати христиан, и а еще что найдут от тех костей, и свергнут того человека в море совсем, а корабль пойдет своим путем. И не взимают от того села ничтоже, понеже не повелено ее. А от Иерусалима до того села поприще едино. А от Скудельнича села близ той же юдоли [64] плачевныя, на полуденную страну, ту стоит дом святаго и праведнаго Иова и до сего дни, да кладенец его же в камени приделан на двое, а воды в нем нет и доныне, и пошла та юдоль под лавру святаго Саввы освященнаго и в Содомское море, и тою подолью сказывают: хочет течи река огненная в день страшнаго суда. И на том же потоке Силуамля купель, где слепец, умывея, прозре; Силуамля купель под горою каменного, а вход к ней учинена лестница каменная велика, как в походной погреб, а ступеней в ней 8, а под конец лестницы самая купель Силуамля, аки кладязь, в грудь человеку глубока. И приходят многие люди, одержимы всякими недуги различными, и погружаются в той купели и здрави бывают; а идет из той купели вода сквозь каменную гору разеелиною каменного, а за горою ручей велик воды, и на тот ручей приходят от Иерусалима платье мыть. А от града Иерусалима до купели поприще едино. Мыж вопросиша о той купели откуда есть? — И поведаша нам людйе: егда возврати Господь от Вавилона пленение, и прииде Иеремия пророк, и весь плен с ним на тот поток, и жаден бысть Иеремия и весь плен с ним, и помолись Иеремия Богу, и даст ему Господь в той час в купели воду. А реки и кладезя во Иерусалиме не бысть, бе бо место безводно, токмо купель едина Силуамля. А воду из тоя купели Арабы возят на Иерусалим на верблюдах, да продают ту воду, а которые люди убогие, и те питаются дождевою водою. А дождь в Иерусалим приходит в Семена дни, с Сентября месяца и до Рождества Христова, а зимою и летом дождя нет. А егда падет дождь на храмех их, а храмины у них учинены плоския, верхи у всех храмов в коеждо дому, и приведены застрехи в кладязь; а кладези есть сечены в камени, в земли, а земля каменна, и в тех кладезях стоит вода во весь год и не портится; а вода у них дождевая бела, а не желта. А вышед из града во врата, и мало пошел от ворот, что к селу Гевсимании, и в полугоре лежит камень, а на том камени убили Иудеи первомученика Стефана, и кровь его излиясь на камени и изсяде камень; поток тоя крови знати и до сего дня на память православию; а емлют тою кровь с каменем на помощи христиане для благословения.

О селе Гевсимании.

На том же потоке, мало повыше града, как мочно из лука стрелити, по конец юдоли плачевныя, стоит село Гевсимания, святых праведных богоотец Иоакима и Анны, и нарицается Богородичен дом, а в том селе церковь в земли стоит, с землею ровна, каменна, во имя святых Иоакима и Анны; а вход внутри церкви из дому учинен, лестница каменна ступеней 46, а на половины лестницы стоит гроб святых богоотец Иоакима и Анны, и внутрь церкви посреди стоит предел не велик, каменн, а в нем [65] гроб святыя Богородицы иссечен из камсни бслаго, а над гробом три кандила горят день и нощь; а входят в тот приделец и покланяются святому месту и гробу и целуют человек по пяти и по шти. А от того места, и над тем престолом, у верха церковнаго окно велико кругло, и про то окно сказал нам патриарх Иерусалимский Софроний, что тем окном, по Господню повелению, взято тело Богородицы из гроба, идеже Бог весть. И вышед из церкви, на правой руке, близ церкви пещера невелика, подписана была вся, а над дверьми написан Спасов образ; в той пещере предал Иуда Христа пребеззаконным Иудеом. И оттоле поидохом на другую страну юдоли плачевной, на Елеонскую гору, прямо от тоя пещеры ввержением камсни, стоит древо зелено и до сего дни, а имя ему маслина. Там творяще Христос молитву со ученики своими отцу своему в тайне. На том же месте есть дол, а на том долу творяше молитву, яко же рече божественное писание, псалом 83: во юдоли плачевна, на месте, идеже положи Бог и благословение даст. И паки Иисус в ту пещеру прииде ко ученикам своим, и обрете их спяща, и пришед рече им: понеже обещастеся со мною умрети, и ныне невозмогосте единаго часа со мною победети; един бо от вас бдит, хочет мя предати беззаконным Иудеом. И отьиде от них помолитися в другое место, идеже есть юдоль плачевна; и помолився, паки прииде в туж пещеру ко учеником своим, и обретете их спяще, и рече им: «спите и почивайте, дух бо бодр, плоть же немощна». И оттоле моло поидохом на Елеонскую гору, туже лежит камень, с него же Христос на жребя всяде.

О Елеонской горе.

От того поидохом на святый верх Елеонския горы. От Гевсимании до верху Елеонския горы, яко бы полверсты, а от Иерусалима верста едина. Гора не вельми высока, красна и предивна; а на ней ростет виноград и древеса различная и масличная; а на самом верху есть место, ще Христос стоял со ученики своими. И вопросиша его ученики о кончине века сего. Он же рече: не может сего ведати ни Сын человеческий, и никтоже, токмо един Отец. На том же верху стоит церковь велика, Вознесение Христово. И в той церкви, пред царскими дверьми лежит камень плоек — с того камсни вознесся Христос пред ученики своими на небеса, и на том камени вообразишась стопы Христовы и ныне одну ступень Христова знати и до сего дня. Мы ж грешный целовахом ту ступень, и иные странники от Християн приходят и целуют.

О Гробе Пелагеине.

А с полуденною страну тояж горы Елеонския стоит церковь, а в ней гроб святыя Пелагеи, бывшей преж блудницы; а владеют тем местом Турки, и стоит та церковь за печатью Турских [66] людей; а преж того странники приходя, грехи свои исповедали у того гроба.

О Вифании.

Бе же Вифания от Иерусалима 15 поприщ. От тоя горы Елеонския до Вифании, идеже преподобный Лазарь умре, яко бы три версты; и ту Господь воскреси его; и ту стоит церковь Воскресения Христова, другая Лазаря, а в ней гроб Лазарев, и сестры его Марфы и Марии. От Вифании до камени, где Христос сидел и глаголал ученикам: «Лазарь, друг наш, успе, да возбудим еро». И от камени на восток от реки Иордана, день ходу, где Христос родился.

О реце Иордан.

Река Иордан быстра и глубока, и вода в ней бела и мутна; а широта ее дважды рукою каменем ввергнуть. И против того места, где Христос крестился во Иордане реке, стоит гора Иермон. С тоя горы Иермон Дух Господень свидетельствовал о Иисусе во образе голубине: «сей есть сын мой возлюбленный, о нем же благоволи». С тояж горы Иермон взят бысть Илия Пророк на огненне колеснице на небо. И от тоя реки Иордан на запад монастырь, церковь Ивана Предтечи. И от того монастыря на полуденную страну, вниз по Иордану, (яко 5 верст, монастырь преподобнаго Герасима, ему же лев поработа. А где Господь наш Иисус Христос постился, и от тоя же реки к западу 7 верст до пустыни, и в той пустыне есть гора высока каменна, едва можно взыти на ту гору младому человеку. И в той горе есть пещера, а в пещере камень, подобен столу, и на том камени сидел Христос и постился 40 дней и 40 нощей, и прииде к нему диавол искусити его, и рече Господу: рцы камсню сему, да будут хлебы. И рече Господь: да не искусиши Господа твоего; не о едином хлебе будет жив человек, но о всяком глаголе, исходящем из уст Божиих. И прокля Господь диавола. И ту расступись гора каменна, и диавол пропаде сквозь землю, и до нынешняго дня в том месте пропасть. А от Господня места до той пропасти 2 сажени.

О Вифлиеме.

От Иерусалима же на полуденную страну до Вифлиема 7 верст; а в нем церковь велика, Рождество Христово; а где родился Господь наш Иисус Христос, и то место в пещере, под олтарем, сойти аки в погреб по лестнице, ступений 7; а ясли, где родился Христос, иссечены из камени, мрамора белаго. Из тоя пещеры близко двери в другую пещеру, в той пещере, сказывают: Ирод Царь избил младенцов и с матерьми за Христа, а от матерних сосец млеко течаше на землю, а земля в той пещере [67] бела и мягка. А от Иерусалима идучи к Вифлисму, на полудороге, стоит монастырь святаго пророка Илии, иде же закла 50 жрец, лживых пророк. И близ того монастыря, с перестрел, на дороге, на камени место вообразилось, идеже уснул Илия пророк, и то место яко воск, и знать до сего дни. И приде к нему Ангел Господень, и возбуди его, и принесе ему опреснок пырян и корчагу воды. И от того места кабы верста, место на подроме, сиречь в подоле, гроб Рахилин, матери Иосифа прекраснаго, где продан бысть от братия своей, и егда веден Измаильтяны, плакася на гробе том. На той же горе из Иерусалима, не доходя места Ильи пророка, стоит древо маслично и зелено до сего дни, а сказывают: егда изыде Богородица непраздна в Вифлием родити Господа нашего Исуса Христа, и от труда изнсможе, и опочи под тем древом маслиною; и то древо и доднесь зелено. И приходят странники, и то древо ломают для благословения. Да от Иерусалима на полуденную страну верст 20 до монастыря великия лавры святаго Саввы освящсннаго. А в том монастыре святаго Саввы освященнаго церковь большая Преображение Господне, иныя многия церкви; келия святаго Саввы освященнаго вытесана в горе каменной, не велика, как можно человеку сести, а стати в ней нельзя; и в той келье исходит миро из потолока, мягко и бело, аки ладонная мука; и то миро старцы дают вместо мощей для благословения християном. А стой монастырь на край юдоли плачевной, которая пошла от Иерусалима в море Садомское, а идти тою юдолью плачевною до моря до Содомскаго, иде же погубил Господь Содом и Гомор за беззакония их, на 50 верст. А из моря Содомскаго исходит смола горячая черная и сера горючая, аки глыбы; а животнаго в себе море Содомское ничего не имеет; а пити тую воду ни кому не мочно, потому что та вода всяко животно в себе уморяст. А море не велико: обходу круг того моря 5 дней. И ту смолу емлют и мажут виноград, на котором червь появится, и тою смолою те черви уморяют; а серу емлют и продают купцам, а купцы тою серою конопатят корабли, которыя ходят по Черному морю.

И жихом мы грешны во святом граде Иерусалиме 7 недель, и обходихом вся святая места, и благословихомся у патриарха, и поклонихомся святым местам и святому граду, и поидохом с патриархом Иерусалимским Софронием во Египет. А ходу от Иерусалима до Египта 13 дней, а придохом во Египет к святейшему патриарху к Сильвестру, и благословихомся у него, и рекохом ему: Благоверный и Христолюбивый Царь, Государь и Великий Князь Иван Васильевич здравствует о Христе; тож и благоверная Царица, и Великая Княгиня Мария, и благоверный Царевич Феодор Иванович здравствует о Христе. Мы ж от митрополита рекохом ему: Дионисий митрополит великаго града [68] Москвы и всея Русии велел тебе челом ударити, святейшему папе, патриарху Сильверсту, и поклонихомся ему. Он же вста и сотвори молитву и поклонясь до земли, и рече: Бог да простит Царя, Государя и Великаго Князя Ивана Васильевича всея Русии, и его благоверную Царицу Марию и его благовернаго Царевича Феодора Ивановича, что пребеззаконных жидов, аки волков, отгнал от стада Христова. И рече нам: и мы, братие, нарицаемся христиане, и имени ради Христова терпим от них великую нужду. И нача плакати вельми. Мы же, братие, зряще на пречесный его образ, не возмогохом удержатись от слез, и молихом его со слезами, дабы нам на пользу изрек свои христианский нужи. Он же, посиде мало, нача нам толком сказывати. Был де во Египте Царь некто Чиркизской, имя ему Таврило, а неверием сый Турчанин, вельми зол на христианы, злее нынешних Турков, и имеяше у себя врача жидовина хитра суща. Дивно же бо поведати о древнем папе и патриархе Иоакиме Александрийском, и о его терпении. Той врач жидовин восхоте всех Християн во Египте погубити и искоренити, но не возможе злыя своея мысли изложити и совершити, и пришед ко Царю, Египетскому Гаврилу, и глагола ему: Царю! живут у тебя Християн во Египте, и не достоит им жити на той земле, зане погани суть и неправая их вера. И вели им свою Ту реку ю веру держать, ил нашу жидовскую. И рече ему Царь: аз бы их до вечера потурчил1 да есть у них патриарх старец, а сказывают его свята; и аз того блюдусь. И рече ему жидовин: не блюдися ты, царю, того старца? дай мне в руку, и яз ему дам зелия такого поллошки испити, к он в полчаса жив не будет. Царь же рече ему: аще сего старца предаем смерти, то всех християн потурчу, или смерти предам их. И повел Царь патриарху быть к себе. Патриарх же прииде. пред Царя. И рече ему жидовин: старче! Остави свою веру, и веруй в турскую, или в нашу прямую веру Жидовскую; а ваше непрямая, християнская вера. Патриарх же отвеща к Царю: мы вашея турския веры не хулим, и жидовския не хулим же; а наша прямая православная христианская вера добрая. Жидовин же рече патриарху: правда ли в ваших книгах написано: аще что смертно испиют, не вредит их? Патриарх же рече: истина есть, правда написано. Жидовин же рече: аще то правда написано у вас: можешь ли у меня испити смертное зелие за свою веру? Патриарх же рече: готов есть за Христа моего умрети и за православную веру. Давай что хощеши в сий час. Врач же жидовин рече Царю: Царь, дай мне до такого же дни сроку, и аз дам ему смертное зелие. А прение у них было в Воскресение Христово. Царь же повел патриарху в таков день быти пред собою. Патриарх же призвав, пришед в дом свой, всех християн, и сказа вся, что ему прение было пред Царем со врачем [69] жидовином. И рече им патриарх: отцы и братия! помолитесь Богу и Пречистой его Матери, дабы сохранен аз был от беззаконнаго жидовина за православную веру. Иду прежде вас к небесному Царю, Иисусу Христу, и умолю о вас небеснаго Царя, и восприимите сугубые венцы от руки Господня; аще и муку примите, но будете новии страстотерпцы в нынешнем роду; а не мозите, братия, отступите от православный веры, и приимите скорбь мою на радость. Они же, падоша на нози его, со слезами глаголюще: владыко! не остави нас, дабы и мы ту ж смертную чашу пили, которую ты имащи пити. Не мни, владыко, яко бы нам отврешись истинныя веры Христовы; аще ты смерти предан будешь, то не един от нас изыдет из царскаго двора, смерти не вкусив. И пришедши в домы своя затворишась на всю неделю, не исхождаше из домов своих, и молишась Богу со слезами. Патриарх же всю неделю пребываше в посте и молитве, и мало сна приимаше. И паки прииде Воскресение Христово, и иде к заутрени, к Чудотворцу Николаю, и ста на своем обычном месте, и скорбяше о том, како ему пить смертное зелие, и вельми смутись отом. И на 9 песни о посохе стоя, и воздрема мало, и видя чрез сон из алтаря исходящу жену в белых ризах, и две юноши с нею. Жена же прииде к нему к месту, к патриарху, и рече ему: старче, не бойся, дерзай; аз есть с тобою. Он же возре и видя священника пред собою стояща с кандилом. И прииде патриарх ко иконе пречистыя Богородицы, и падоша, поклонися до земли со слезами и прослави Бога. И в той же час отъиде от него скорбь, и прииде на сердце его радость велика. Он же отпел утреннюю, и служил сам патриарх Иоаким литургию, и причастися Божественных Тайн, и многие христиане, мужи и жены, взимают от святыя его руки Божественных Тайн, готовяхуся на смертный час с патриархом. Патриарх же благослови их своими руками и прослезился пред ними, и моля их, дабы не отверглись Христа истиннаго Бога; они же со слезами и воплем великим возопиша и целовахуся радостно и обещахуся ему едину с ним смертную чашу пити, и кровь свою за Христа пролияти. Патриарх же радости наполнись, и иде пред Царя во всей святительской одежде на смертный час, и христиане идоша с ним, мужи, и жены, и малыя дети. До царскаго двора 3 версты ходу от церкви святаго Николая, и много народу в елсд идоша, Маркияне, Арабы, Латыни, Копты, Маруни, Ариянс, Несторияне, Яковиты, Тетродиты, и всех вер людие видсти, что над християны будет. Патриарх же со християны в палату пред Царя прииде. В палате же многие люди, паши и санджаки, и туто окаянный жидовин. Кубок же стояше на окне полон отравнаго зелия. Патриарх же в палату вшед, три поклона сотвори на восток и глаголя: Царю! [70] вели дати повеленною тобою; готов есмь за Христа моего умрет и смертную чашу пити. Царь же отвеща: не с нами тебе прение было о вере, но мы тебе даем ту чашу пити. Жидовин же взем кубок, принесе к патриарху поли отравнаго зелия, вверху кубка, исполнено пеною. И рече жидовин к патриарху: возьми сию чашу и пей; аще будет правая вера ваша, и ты будешь жив, и цел, неврежен; аще не будет правая вера ваша, и ты смерти вкусишь. Святейший же патриарх, прииме чашу, прослсзися в той час, и сотвори молитву, и знамена крестом чашу, и дунова, и абие отступи пена, и показашесь в чаше вино красное. Христяне же на царском дворе кликнуша со слезами: владыко! помилуй род» християнский, и начаша зваши: Господи помилуй! Патриарх же испи чашу до дна и абие показася ему вино сладкое, хорошее, и неврежен бысть патриарх весь цел. И рече патриарх: Царю! вели мне дати мало воды. И просветися лице его яко солнце, и вси начаша дивитись о красоте лица его. И пронесоша ему, воды мало. И влияша воду в кубок, и пополоскав мало, и принес к жидовину и рече ему: аз от твоея руки, от добрыя веры, лил есми смертное зелие, а ты от моея руки, тобою хуленые»; недобрыя веры, испей воды. Жидовин же не хотяше пити Патриарх же рече ко Царю: дай нам, Царю, суд праведный с жидовином; мы от его руки пили, что он за неделю делал, а я пред тобою воды ему налил на зелие, а он не пьет. И народу ту много предстоящу, и кликнуша вси народи на того жидовина. И Царь повел ему пити, и паки понудиша его великою нуждою. И испи ту воды жидовин мало; и абие нача тело его пухнути, он же побеже из палаты в дом свой. Царь же посла за ним янычарина, да видит, что будет над ним. И паки от полдороги прииде ко Царю янычарин и рече: Царю! окаянный жидовин зле живот свой испроверже; разсеся утроба его и излиясь. Царь же рече: старче! проси у меня, что хощеши, а на меня гнева не держи. Кто тебе злое пити давал, той и погиб. Патриарх рече: аз, Царю, повеленое тобою сотворил. И рече патриарх: Царю! дай мне тех християн, которые живут во Египте, чтобы их аз ведал и судил, и приставы бы твои по них не ходили, и чтобы им продажи не было. И Царь же отдал ему христианы, и грамату повел ему дати. Патриарх же Иоаким пойде от Царя; християне понесоша его на руках своих и прославиша Бога и сотвориша трапезу велик) и честну странным и убогим. И Турки от того часа начаша чтити християн и боятися патриарха вельми. Святейший же патриарх прииде в келию свою, и испадоша ему зубы от лютаго зелия един по един без болезни. Старец же ему по вся дни хлеб мягкой и белой печаше и опресноки мягки, и тем его кормяху. И после того злаго зелия бысть патриарх во Египте 16 лет. И прииде Царь Сулеман турский ко Египту с войском из [71] Царяграда, и взя Египет лета 7022, и того Царя Гаврила, что зелие давал пити, повели его обвесити в железных вратах в царском платье, по конец большаго торга. А слышали о святсм патриархе, что сидел на патриаршестве 85 лет, а пострижен был 12 лет; а во Иерусалиме у гроба Господня служил 3 лета. Дивно же нам поведа патриарх Сильверст о бывшем святсм патриарсе и о церкви святаго Николая, что во Египте. Той же де Царь Чиркизской беззаконный повеле у бывшаго патриарха Иоакима церковь отняти и претворити в баню. Патриарх же начи скорбети и помолись во церкви святаго Николая со християны. И в туж нощь явись Царю святый Николай и взя его рукою за горло и стисну, и глагола ему: почто еси велел в дому моем баню сотворити? аще не велиши дома моего христианом отдати, то в другую нощи приду и погублю тя. И в той час посла Царь и не веле той церкви трогати, и отдал ю патриарху. Патриарх же служит в той церкви и доныне.

Наутро же повеле наш патриарх ехати с собою в старый Египет, а до стараго Египта 3 версты. И паки приидохом в старый Египет с патриархом. Во старом Египте большая церковь святаго великомученика Георгия и монастырь девич, а в церкви написан на правой руке образ великомученика Георгия, за решеткою медяною; многи ж знамения и исцеления бывают от того образа, и исцеляше Турок и Арабов и Латынян, не токмо християн, но и всех безвозбранно; другая же церковь пресвятыя Богородицы. В старом же Египте были церкви християнския св. мученик Сергия и Вакха и Успения Пречистыя Богородицы, и св. мученицы Варвары; а ныне теми церквами владеют еретики Копты; а в церквах у Коптов образы и алтари есть, а крещения у них нет; образуются по ветхому закону. А старый Египет ныне пуст, не много в нем живут старых Египтян, а Турки и Христиане не живут, а город был каменн и ныне развалился; токмо одне ворота стоят целы, что в них ехала Богородица со Христом и со Иосифом из Иерусалима. И прибыхом во Египте с патриархом 4 дни. И оттоле поидохом в монастырь св. Арссния. А от Египта до монастыря св. Арсения, что царския дети учились грамате, Онорий и Аркадий, 7 верст; а стоит монастырь на горе высокой и на камени, и во той горе есть пещеры каменны, где старцы живали отшельники; а монастырь был всльми красен и кельи муровныя предивны, добре высоки, а ныне пусты стоят от Арабов. И служил патриарх Божественную литургию у Николы чудотворца со всем собором, и наряжался патриарх все по обычаю нашему, и верху сану положили на него другую епитрахиль, и как понесли перенос, и патриарх, стояще в церковных дверех царских, вышел из алтаря с сажень, и поклонился телу Христову низко, и прият тело Христово с великою радостию, и с верою [72] несе во алтарь. И по за амвонной молитве повел тропари говорити, и по молебне говорити: «благословлю Господа на всякое время», — и отпуск по обычаю.

О походе в Синайскую гору.

Подохом с патриархом Иерусалимской Софронием в Синайскую гору, и наяхом верблюды до Синайския горы: по золотому дали с человека провозу, и по два человека седоша на верблюда по сторонам, и корм свой и воду в месех кожаных на верблюда положихом: яко боле 10 пуд тягины, а хлеба по кентарю сухап на человека; а кентарь три пуда наших тянет. А ходу до Синайския горы пустынею три дни; а пустыни не как наши в Руси; в тех пустынях нет ни лесу, ни травы, ни людей, и не видехом ничто, точию един песок да камень. И на четвертый день видехом Чермное море, то место, где Моисей провел Израильски люди 660 тысяч, сквозь Чермное море, а Фараона погрузи в мор со всем воинством его. Верху ж воды по морю 12 путий знати Море бе сине, издалеча видети. И как к морю пришед, ино мор стоит по обычаю лазорево. Арабы ж кормят верблюдов сухим бо бом, а воды име не даваху пити три дня. И от того места, гд~ вышли сыны Израилевы из моря, якобы 5 верст, и обретохом 12 источник. В том месте сынове Израилевы возропташа на Моисея, яко не бысть у них воды, что им пити. Моисей же повел им стати кождо с своим коленом; они же сташа, кабы на дву верстах. Моисей же пришед во станы их и удари жезлом и прокипе вода и даст им Бог 12 источников воды. Дивно ж поведати о тех источницех. Гора же бяше велика, песчана, песок же велик, якобы до полу ноги погружатись в песку; на самой же горе источник кипит верху, а протекши с горы сажени с две, да опять в землю пошел. Все те источницы Моисеевы тако текут, прошед сажень да понырли в землю. И ту ссми идохом три дни, и взыдохом на великую гору; и на той горе, возроптали сынове Израилевы на Моисея, яко не бысть у них воды. Моисей же удари жезлом в гору, и пойде река из горы. И о той реке пророк Давид написал: дает безводным реки. Таж река иде, поныря под землю якож источники. И оттоле поидохом 3 дни и обретохом на дороге камень велик близко Синайския горы, в Хориве, что Моисей источи 12 источников воды сыновом Израилевым. И ныне знати на том камни, откуда вода шла.

О Синайской горе.

И приидохом во пречсстный монастырь Синайския горы, И священницы и вся братия, и архисписком и игумен Синайския горы со кресты за полпоприща от монастыря встреча Патриарха, и принесоша к патриарху крест серебрян на блюде. Он же взем [73] у игумена, сам знамснася, и архиепископа, и игумена и всю братию благослови. К нам же прииде игумен и делова нас, захлипая слезами и глаголаше: благодарим Господа Бога, сподобившаго видети православнаго Царя посланники. И потом начата нас братия обнимати и целовати, с великою любовию и слезы изливаху от радости. Мы же грсшнии, не могущи удержатись от слез. И ведехом старцы старых многолетных, украшенных сединами яки подобии ангелом и поидохом в монастырь. Патриарху же вшедши в церковь, и пришед к нему игумен старой Синайския горы, и целовахуся с патриархом игумен, и обоимше руками друг друга, плакаху на долг час. Мы ж яко в рай внидохом в церковь. Церковь же вельми чудна Преображение Господа нашего Иисуса Христа, вымощена мрамором белым да синим, а камень мерной на оброно, да крашен красками разными, а мощено узорами, якобы камка узорчата. Мы ж поклонихомся святым образам и поидохом на правую страну алтаря; а алтарная стена в груди человеку возделана широка. На той же стене против престола стоят мощи святыя великомученицы Екатерины: гробница сделана из мрамора белаго, на гробнице же узоры вырезаны вельми лредивны, а длина ее полусажени. Мы же молившись святый великомученице Екатерине, где преж сего были мощи ея, и дали на сооружение церкви великомученицы 500 рублев.

О купине неопалимой.

В той же церкви за алтарем придел над Неопалимою Купиною, где Моисей видел святую Богородицу со младенцом во огне стоящу неопалиму. В той придел к Неопалимой Купине вход из надворья. Над верховьи вырезано 12 праздников, а промеж их вставливаны рыбий зуб. А входят в ту церковь люди в великой чистоте, и ризы своя измыв, или в новых ризах, а прешед к церковным дверем да ноги вымыв и босым идти в церковь, или в суконных чулках, а в сопогах не входити. И внидохом мы грешнии помолитись и видехо место покрыто каменем мраморяным, хамень полсажени на 4 углы; над тем каменем престол стоит и служба Божественная совершается; в нем же вделаны два камсни велики, что опалила Неопалимая Купина. И те камени целовал патриарх, а близко к ним не ходил: одаль их встав, да излег по земли, как можно целовати достать. И мы грешнии тако же целовахом. А над Купиною горят три кандила неугасимых, а на правой стране, на полотне написано Моиссово лице и видение святых отец в Синаи и в Раифе избиенных мощей их. И вышед мало из того придела, прямо в стене вделаны мощи святых отец, избиенных в Синае и Раифе А в большой церкви 12 столбов из горы иссечены от единаго камсни, а паникадил 8. [74]

О Синайском монастыре.

В Синайском монастыре всех церквей и приделов 25, а во всех Божественная служба совершается. А монастырь стоит между двух гор, а келей в нем 300, все каменныя; а ограда каменная же; а на вратах градных две пушки лежат; а братий в нем 90; потому мало, что им великое насильство от беззаконых Арабов. А тех Арабов дал благочестивый Иустиниан на монастыри 400 семей; а ныне их добре много, а живут вкруг монастыря и по пустыни; и приходят те арабы на всякой день по двести человек, и все те емлют оброки свои с монастыря: муку пшеничную, и соль, и масло, и лук. Егда же старцы корма не дадут, и они; старцов камением бьют за монастырем. И видели есми великое насилие от тех Арабов старцом Синайския горы, и како они могут терпеть от них великое насилие. А старцы в том монастыре к Богу добре подвижны.

О кладязе Моисеови.

Среди же монастыря студенец Моисеов, сиречь кладезь, что Моисей овцы своя напоял, и над тем кладязем стоит древо шипок, что Моисей насадил, и доныне стоит в муру, сиречь в камени; а студенец вельми глубок, и с того студенца весь монастырь питается водою. А налево, против студенца церковь Василий Кесарийский, а ныне в ней турки себе мечеть учинили. И пребыхом в монастыре 4 дни и поидохом с патриархом на святый верх Синайския горы. Игумен и вси старцы рано отпев Божественную литургию, а на святый верх на нощь взыдохом: бе бо проход нужен вельми; в Синайскую гору по камени идти. И видехом на горе воду, что старцы Синайские горы молитвою извели из горы каменны, а ныне та вода по каменным трубам идет, и монастырский виноград напояст. А оттоле пошед, стоят 3 церкви: 1 церковь Илия Пророк — над тем местом, где Илья пророк постился 40 дней, и вранове ему пищу приношаху; а вранове ту живяху не велики добре; 2 церковь Елисей пророк, 3 церковь св. мученицы Марины. И оттоле пошед по святым верхом, лежит камень велик зело. Егда Илия пророк пошел на святый верх, ангел Господень заложи ему дорогу тем каменем; а от того камени нужен восход на гору, гора стала тут истомна, учинена лествица каменная; ту патриарха едва возвели, а патриарх не мог сам взыти для ради старости. И взыдохом на святый верх, и ту стоит церковь Преображение Господне; и в той церкви возле алтаря лежит камень велик. Егда Бог сниде к Моисею на святый верх, и ста Моисей при том камени, и камень Моисея пустил к себе, и покры главу его, и под камением глагола Моисей с Богом, и закон от Бога прият — скрижали каменны, написаны перстом Божиим; и ту видел задния его, и [75] просветися лице его яко солнце. Мы же поклонихомся во церкви святым образам, и то место целовахом, где Моисей стоял, и ту есми видели темницу каменну, где Моисей постился и молил Бога 40 дней и 40 нощей; и пребыхом ту день, да нощь. Гора ж та вельми высока, облака небесныя ходят по воздуху ниже горы, и трутся по горе; а ветр на горе вельми велик и студен. И поидохом с горы и пребыхом нощь на дороге у монастыря, где Илья пророк постился. Патриарх же игумен, и священницы на том верху литургию Божественную служили. И пребыхом на Синайском монастыре 3 дни и поидохом на гору святыя великомученицы Екатерины. Мало отошед от монастыря лежат два камени по розну: на тех же каменех на столбе Моисей змию медяну вознес; ту ж и жилище было Израильтяном; ту едяхи их змеи; и пошед мало, видехом ту же горне меж двемя камени иссечен, во что Израильтяне главу тельчию слили; и до сего дни знати на камени том. Приидохом в сад монастырской: в саду две церкви — церковь 40 мученик и преподобнаго Антония Великаго: сад же бо вельми предивен и велик, и много в нем винограду миндалю, и груш, и яблок; груш же мы не видели таких сладких ни в ком царствии. По одну сторону Синайская гора, а по другую сторону св. Екатерины гора. Туж пребыхом нощь; на утрие же рано, за 4 часа до свету с фонари поидохом на гору св. великомученицы Екатерины; трудно же бяше идти вельми; горы ж тамо каменны все; и взыдохом на гору о полудне. От Синайския горы до Екатеринины горы 5 поприщ. Видехом на горе верх горы место аки гробницы, где лежали мощи св. великомученицы Екатерины 300 лет: и то место знати и до сего дни; а где два ангела встретили тело ея, помолихомся святому место и целовахом: а церкви на том месте нет; а прислал Царь, Государь и Великий Князь Иван Васильевич всея Руси с Москвы с нами в Синайскую гору епископу и архимандриту на сооружение церкви великомученицы Екатерины, где мощи ея лежат, 500 рублев денег, и велел на том месте церковь воздвигнути во имя великомученицы — Екатерины. А приехали в Синайскую гору в лето 7092 году, и того лета по повелению Царя, Государя и Великаго Князя Ивана Васильевича всея Руси, и по благословению патриарха Иерусалимскаго Софрония, епископ Синайской и архимандрит, в Июне месяце, на той горе, над тем местом, где мощи великомученицы Екатерины были, заложили церковь во имя ся при нас; а тогда не делали потому, что на горе воды пооскудсло; а идет в Синайской горе и во Иерусалиме дождь и снег с Семена дни летопроводца до Рождения Христова; и в те поры, в тех местах кладязи и погребы наполниваются водою, и ту воду люди копят, которые ту живут и питаются ею во весь год. И оттоле поидохом с горы и взыдохом в другой сад монастырской: в том саду святых [76] апостол Петра и Павла, в кельи старцы ту живут. Как приидохо, в монастырь Синайской, и приспе праздник великомучениц Екатерины. После всенощнаго бдения о мощех святыя великомученицы Екатерины, патриарх отпечатывает гробницу с мощами св. Екатерины, и целоваху мощи святыя сам патриарх, и мы грешнии целовахом главу святыя мученицы Екатерины; мощи же ея собрани в гробницу и покрыты хлобчатою бумагою да с верху решеткою железною. Благоухание же велико исхо-; дит и добровонно от мощей ея, и от бумаги, что покрыта. Тоя бумага даша патриарх християнам на честь для благословения, а мощей святыя не какоже не даст патриарх, понеже бо не повелела святая мощей ни кому крянути. И сотвориша праздник честен.

О Иване Лествичнике.

На утрие же придохом, где Иван Лествичник постился 40 лет, и на пути видехом темницу, от Синайския горы идучи, где Иван Лествичник приходил и видел падших и кающихся со слезами, нежели отпадших. От темницы приидохом на место Ивана Лествичника, и видехом жилище его под каменем мал; и темно. От монастыря 4 версты до Лествичникова жилища. И оттуда видел святый Иван на святом верху лествицу до небеси, и о ней восходящих иноков, и премлющу иноков самому Христу за руку. Всех дней пребыхом в Синайском монастыре 20 дней.

В той Синайской горе видели ссмя птицы, что наши куры таковы велики, а те птицы послал Бог с небеси Израильским людем, егда они жили в Синайской пустыне 40 лет. О том пророк Давыд написал: «птицы пернаты нападоша посреди стана их, и окрест жилищ их; ядоша и насытишася зело». А мясо тех птиц сладчае всех мяс.

О птице Строфокамиле.

Туж около Синайскаго монастыря водится, птица Строфокамил, высотою человека в плеча, а глава у ней аки утичья, а у ног копыто на двое, а ноги долги аки у журавля; крылы у нея аки кожаныя, ходит по земле, а летает мало; а бьет человека, кто се раздражнит, ногою и копытом, а биет аки каменем.

И на остаточном дне приидохом в церковь помолитись, и тамо показа нам патриарх мощи, которыя в Синайской горе в монастыре: животворящее древо, цветом недобрс черно, кабы серо хотело быти, с невеликой черенок; и потом показа нам три кости ручных св. чудотворец бсссребрснник Козьмы и Дамиана, мощи и св. Апостола Луки, да часть камсни, которой был привален, [77] ко гробу Господню, принесен от ангела Господня; и иных мощей часть невеликая; а подписи загладились, не вемь котораго святаго. И паки деловахом мощи святыя мученицы Екатерины. А монастырь Синайской стоит между двух гор кенных, не видети монастыря ни на которую сторону ни наполверсты.

О Раифе граде.

Божиею помощию седохом на верблюды и поидохом с патриархом к Раифе, и идохом три дня до Раифы; дорога всльми нужна, промеж гор каменных, разве ездят на верблюдах, а на ином ни на чем не ездят; а источников водных добре много по той дороге. Преидохом в Раифу, а в Раифе греки живут и сирияне, вера православная христианская. До Раифы от Индии три месяца ходу морем. Раифа ж городок каменн, невелик; а турков в нем нет, все христиане живут, токмо един санджак да 4 янычарина.

О кораблях.

Корабли же в Раифе на Черном море разделаны без железных гвоздей, щиты веревками финиковыми, а конопачены серою горячою, а не смолою, а гвоздия железна и потому в кораблях нет, что в море камени магнита много, и тот магнит привлекает к себе железо. Видсхом же на Чермном море корабли из Индии пришедша, и привезли гости два вола индийские черны; промеж рог сядет человек у них, а длина рогов их пять пядей, вокруг рога три пяди. А церковь в Раифе Успения Пресвятыя Богородицы; стоит та церковь в монастырском дворе Синайския горы, и в той церкви лежат мощи святыя Марины вельми чудны, и поклонихомся святым местом и мощем; и поидохом на место, где Моисей даровал из горы каменныя 12 источник, а те 12 источников текут беспрестани денно и нощно и до сего дни; вода ж в них горячая течет; а повыше тех источников течет источник, имя ему Мерра, а вода в нем холодна и горька добре; а от тех фиников, что Моисей насадил, от корени их сад великой расплодился, а тот сад святыя гора Синайския. А от Раифы до Моисеевых фиников две версты, а до монастыря св. Ивана Раифскаго 3 версты; а монастырь разбит от поганых Турков до основания.

И поидохом от Раифы до Египет, и от Раифы до Египта, идохом с патриархом десять дней, и во Египте у патриарха Иерусалимскаго Софрония вземше благословение и поидохом радующеся ко Царюграду, а от Царяграда к Российскому царству. И Божиею милостию доидохом здрави без пакости.

Текст воспроизведен по изданию: Путешествия в Святую Землю. Записки русских паломников и путешественников. М. Лепта. 1995

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.