Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СЕЛИМ I

КНИГА ЗАКОНОВ СУЛТАНА СЕЛИМ-ХАНА

— да будет ему земля пухом!

КАНУН-НАМЕ

(В списке A 250 /л. 1б/ благопожелание выражено иначе: *** “да будет над ним милосердие и прощение [Аллаха]!”)

[Запись на полях:] “Относительно штрафа с развратнике в и развратниц”.

Если кто-либо совершит прелюбодеяние и [это] будет установлено до шариату, то если совершивший прелюбодеяние женат и богат так, что состояние его достигает 1000 акче или того более, и если он не будет наказан публично, — пусть будет взят с него штраф в 400 акче; если же он среднего достатка, то пусть будет оштрафован на 200 акче; если его достаток еще ниже и он еще беднее, то пусть будет взято с него штрафа 40 акче; если же он на положении неимущего, то пусть взимается штраф 30 акче.

Если совершивший прелюбодеяние холост и богат, то пусть будет взят с него штраф в 100 акче; если же он среднего достатка, — 60 акче; а если он беден, то пусть будет взято 30 акче.

Если прелюбодеяние совершит женщина и она богата, то с нее штраф такой же, как с богатого мужчины (В обоих списках ясное ***. В аналогичном положении канун-наме султана Сулеймана это место издателем прочитано (или так передано переписчиком) как *** и воспринято в значении *** штраф за вступление в дом мужчины ранее брака (см.: Kanun-name-i Suleyman, стр. 1 — 2, прим. 2). В переводе А.М. Валуйского слово *** передано уже совсем бессмысленным “эргендик” (см.: А.М. Валуйский, Феодальный строй, стр. 63). Между тем, здесь очевидная замена персидского *** турецким *** в одинаковом значении “такой же”, “подобный” и следует читать как ***.); если же она среднего достатка или бедна, то пусть с нее будет взято соразмерно этому. Если женщина станет сводницей, то штраф за нее пусть платит ее муж.

Если женщина имеет имущество и мужа, но снова примет мужчину, то с нее положен штраф за плутовство, с богатой — 100 акче, с имеющей средний достаток — 58 акче, с бедной — 30 акче. [32]

Если прелюбодеяние совершат юноша и девушка, то в отношении их меры [наказания] таковы же, как [указано] ранее (Против этого места в рук. А 250 (л. 1б) на полях запись: ***. “Относительно штрафа с юных”).

Если прелюбодеяние совершат раб и рабыня, то с них пусть взимается [штраф в размере] половины штрафа со свободного [мужчины] и свободной [женщины]. Если кто-то зайдет в чей-нибудь дом с целью прелюбодеяния, то женатый пусть платит штраф женатого, а холостой — штраф холостого.

// Если кто-то поцелует чью-нибудь жену или дочь или, придя в ее жилье, будет добиваться этого, то кади пусть строго накажет [виновного] и за каждый палочный удар пусть будет взят 1 акче [штрафа].

У того, кто силой или хитростью затащит в чей-нибудь дом девочку или мальчика, и у того, кто затащит в дом девушку или женщину, в качестве наказания пусть отрубят половой член. Если украдут девушку или женщину и силой выдадут замуж, то пусть [увезенных] освободят и [виновных] подвергнут публичному наказанию. А того, кто женился, пусть присудят к обрезанию бороды (В публикуемом тексте две последние фразы, видимо, были пропущены переписчиком и его же почерком воспроизведены на полях. После второй фразы стоит *** “Верно”. В списке A 260 (л. 2а) обе фразы находятся в самом тексте).

Если кто-то будет приставать к чьей-нибудь рабыне или поцелует ее, то пусть он будет строго наказан и за каждые два палочных удара пусть будет взят 1 акче штрафа.

Если кто-то поцелует какого-нибудь мальчика или будет преследовать его или приставать к нему, то пусть он строго будет наказан и за каждый палочный удар пусть будет взято по 1 акче штрафа. А кади при рассмотрении дела на месте еще и в тюрьму пусть посадит.

Если женщина или девушка скажет: “Меня такой-то обесчестил”, а он будет отрицать, то словам [женщины] не придавать значения; мужчине надлежит дать клятву без [вызова] свидетеля, а женщину и девушку подвергнуть наказанию и за каждые два палочных удара пусть будет взят 1 акче штрафа (На полях рук. А 250 (л. 2а) запись ***. “Плата за свидетельство (хюджжет), полученная от кади, такова: пусть взимается 26 акче; [из них] 20 акче — принадлежит кади, 4 акче — наибу и 2 акче — кятибу. Верно”).

Если мужчина скажет о женщине или девушке: “Я совершил с нею прелюбодеяние”, а она будет отрицать это, ей [33] надлежит дать клятву, а мужчина пусть будет наказан и за каждые два палочных удара пусть будет взят 1 акче штрафа.

Если кто-нибудь скажет другому: “Ты обесчестил мою жену, дочь или рабыню”, но это не будет доказано, то [обвиненного] пусть не наказывают, и штрафа не берут.

Если чей-нибудь сын совершит развратный поступок, то, если он достиг совершеннолетия, пусть будет наказан и за каждый палочный удар пусть возьмут 1 акче штрафа; если же еще не достиг совершеннолетия, то, чтобы не привлекать его отца, следует его [самого] наказать [палками], а штраф пусть не взимается.

Если кто-нибудь предастся скотоложству, его надлежит строго наказать и за каждый палочный удар пусть будет взят 1 акче штрафа.

Если какой-нибудь человек погонится за женщиной или войдет к ней в дом, // откроет ее волосы или стянет с нее шаровары или платок, то после того как это будет установлено, его следует строго наказать, посадить в тюрьму и донести [моему] высокому двору.

Если мужчина вступит к рабыне своей жены, матери или кого-либо из близких, то кади, наказав его, пусть за каждый палочный удар возьмет 1 акче штрафа.

Если [чей-нибудь] сын вступит в сношение с его рабыней или с... (Как видно, и для переписчика это место оказалось неясным, так как одно слово осталось без огласовок и диакритических знаков. В рук. А 250 (л. 2б) значится: ***, из чего можно понять, что речь идет, видимо, о домашних слугах, окружающих), то за это ничего не следует, пусть не вмешиваются.

Если некие [двое], подравшись, порвут один другому ворот, то кади пусть накажет [палками] обоих, а штрафа не взимает. Если один у другого вырвет волосы или бороду, то кади пусть накажет обоих и возьмет штраф: с богатого — 20, а с бедного — 10 акче. Если один погонится за другим или ворвется к нему в дом и они подерутся, при этом один у другого вырвет бороду или [один другого] крепко прибьет, то следует наказать обоих: побить палками и с зачинщика за каждый палочный удар взять по 1 акче штрафа, а с другого не брать. Если один другому до крови рассечет голову, то [виновного] следует наказать и взять с него 30 акче [штрафа]. Если же голова будет пробита до кости и потребуется хирург, то после наказания пусть будет взят штраф: с богатого — 100 акче, если [виновный] среднего достатка, — 50 акче, а с бедного — 30 акче.

[Запись на полях:] “О кровной мести”

Если кто-нибудь убьет человека и ему за это отомстят, — штрафа нет. Если же не отомстят или, когда будут мстить, [34] убийства не произойдет, то [с убившего] пусть возьмут штраф: с богатого — 400 акче, со средним достатком — 200 акче, с бедного — 50 акче.

[Запись на полях:] “По закону подлежит смертной казни. Смертная казнь для них законна. Никакого штрафа нет. Верно” (Запись на полях в рук. А 250 (л. 3а) заканчивается указанием имени, от которого исходит данное положение: *** “Речение нишанджи Ахмед-бея”).

// Если кто-нибудь, будучи ранен, скажет: “Меня ранил такой-то”, — его слова во внимание пусть не принимают. Разве лишь в том случае, если тот человек был на подозрении раньше или был враждебен [к пострадавшему]; если при посредстве кади это будет установлено по обычному [праву], то пусть и поступят по обычаю.

[Запись на полях]: “Обычая нет, это ошибка. Если не будет установлено по шариату, то ничего и не будет” (В рук. А 250 (л. 3б) под записью помечено: “Ахмед-бей”).

Если в махалле или в деревне обнаружится убитый, то, произведя тщательное расследование, пусть заставят найти убийцу или востребовать плату за кровь; если же следов убийства обнаружено не будет и на мертвом не будет ран, то ничего не требуется, пусть [никого] не притесняют.

[Запись на полях:] “В этом [случае] придается значение шариату. Если по шариату требуется плата за кровь, востребовать плату за кровь, а если не требуется, то ничего [за это] не положено. Что шариат предписывает, то и действительно”.

Если кто-либо ранит другого стрелою или ножом, то после наказания [палкой] пусть возьмут [с виновного], если он богат, — 200 акче, если среднего достатка — 100 акче, а если беден — 50 акче штрафа. Если кто-то, погнавшись за другим, пустит в него стрелу, то после наказания, проткнув ему стрелою ухо, пусть проведут его [по улицам].

Если у кого-то обнаружатся склонности вора или поножовщика, то пусть отрубят ему руку или же, проткнув ножом руку, водят [по улицам].

Если кто-то, погнавшись за другим, ударит его мечом или ножом, то пусть [виновный] будет наказан и оштрафован на 50 акче; а с бедного пусть будет взято 10 акче штрафа.

Если один побьет другого камнем или палкой и ранит, то, наказав [виновного], пусть возьмут за каждый палочный удар 1 акче штрафа. Если один повредит другому руку или ногу, следует присудить то, что положено по шариату, и пусть будет взято 100 акче штрафа. Если один умышленно выбьет другому глаз или зуб и, если потребуется месть и [пострадавший] [35] отомстит, то штраф не взимается. Когда же месть не состоялась или мстить некому, то, если [виновный] богат, пусть будет взято 200 акче, если он среднего достатка, — 100, а если беден, — 50 акче штрафа.

[Запись на полях:] “Относительно штрафа с зимми

Если все упомянутое выше произойдет с кяфиром или пользующимся неприкосновенностью [иноземцем], то пусть будет взято // вдвойне; если же произойдет с рабом, то пусть будет штраф вполовину.

Если подерутся малые ребята, ничего не требуется. Когда произойдет драка среди женщин и они повыдирают друг у друга волосы или крепко побьют одна другую, то, если они из непорядочных женщин, следует их наказать и с каждых двух палочных ударов пусть возьмут по 1 акче штрафа. Если же они из порядочных, то наказание переходит на их мужей и пусть будет взято 20 акче штрафа.

[Запись на полях:] “Это ошибка”.

Если один оскорбит другого так, что потребуется [более строгое] или [менее строгое] наказание, то за менее строгое наказание (хадд) пусть будет взят 1 акче штрафа за каждые три палочных удара, а за более строгое (та'зир) — 1 акче за каждые два палочных удара.

Если подерутся два раба, их следует строго наказать и пусть будет взят штраф.

Если будет побита чужестранная совершеннолетняя женщина, то [виновный] пусть будет строго наказан и за каждый палочный удар взят 1 акче штрафа.

Если совершеннолетний сын побьет своего отца или мать, то после наказания его следует посадить в тюрьму и пусть будет взято 100 акче штрафа.

Если кто-нибудь предастся разврату и порокам, то после наказания при всем народе пусть будет взято с него по 1 акче штрафа за каждый палочный удар.

[Запись на полях:] “Имеет значение священный указ. Закона нет”.

Если кто-либо выпьет вина, то судья должен наказать его, и за каждые два палочных удара пусть будет взят 1 акче штрафа.

Если мусульманин продаст вино или выжмет [виноград], то пусть будет наказан и за каждые два палочных удара пусть будет взят 1 акче штрафа. Если кто-либо просидит за беседой с вином и напьется, то пусть будет наказан и за каждые три палочных удара взят 1 акче штрафа.

Если кто-нибудь украдет гуся, курицу или утку, то кади пусть накажет и за каждые два палочных удара пусть будет взят 1 акче штрафа. [36]

[Запись на полях:] “Имеет значение священный указ, закона нет”.

// Если кто-нибудь украдет улей, барана или ягненка, а его имущество еще не достигло облагаемого налогом размера (нисаб), то опять-таки его надлежит наказать и за каждый палочный удар пусть будет взят 1 акче штрафа. Если кто-нибудь украдет лошадь, мула или осла, пусть ему отсекут руку или будет взято 200 акче штрафа. Если кто-нибудь украдет из амбара или колодца [подвала] ячмень или пшеницу, то следует отсечь у него руку, если же это не будет сделано, то пусть будет взято с богатого 50 — 40 акче, с имеющего средний достаток — 20 акче, а с бедного — 10 акче штрафа.

Если кто-нибудь украдет что-либо с поля, хотя бы самую малость, или выкосит посев на корню, то его следует строго наказать, а штраф пусть не взимается. Если потребуется возместить нанесенный ущерб, то принудить к возмещению.

Если кто-нибудь украдет топор, панцирь, покрывало или попону [с коня], а в отрубании [руки] не будет необходимости, то следует наказать и за каждый палочный удар пусть будет взят 1 акче штрафа.

Если сын украдет что-либо у своего отца или матери, отец или мать у сына, брат у брата, жена у мужа, муж у жены, то судья пусть накажет и за каждый палочный удар пусть будет взято по 1 акче штрафа.

[Запись на полях:] “Если это требуется по шариату”.

Если кто-нибудь сорвет головную повязку [дюльбенд] или силой отберет у кого-то что-либо, то, строго наказав его, за каждый палочный удар пусть возьмут по 1 акче штрафа.

[Запись на полях:] “Относительно воровства”.

Того, кто украл пленного, увел раба, рабыню или мальчика, кто проник в лавку, забрался в дом и неоднократно уличен в краже, — пусть повесят.

Если в махалле или деревне обнаружится умерший, // или подвергнется преследованию и ограблению караван или же в самой деревне произойдет воровство или разбой, то пусть непременно учинят розыск. Если имеется подозреваемый, то пусть произведут расследование и обо всем, что раскрылось и не раскрылось, донесут высокому двору, а затем поступают в соответствии с прибывшим указом.

Если кто-нибудь мимоходом силой отберет [у кого-нибудь] йогурт и хлеб, то следует наказать его и за каждый палочный удар пусть будет взят 1 акче штрафа.

Если у кого-либо в руках или в доме обнаружатся украденные вещи, которые [тот человек] купил, то пусть заставят найти того, кто продал. Если такового не найдут, но окажется подозреваемый, то пусть подвергнут его пыткам. Однако [37] пусть остерегаются, чтобы [пытаемый] не испустил дух. Если он умрет во время пытки, — значит, кровь его была напрасной. Если же обнаружится его непричастность, то, установив это, пусть освободят его.

Если у остановившегося вблизи деревни человека ночью украдут его имущество, то пусть заставят найти вора. А если вора не найдут, то пусть заставят жителей деревни возместить ущерб.

[Запись на полях:] “Имеет значение священный указ. Если по шариату положено возмещение, пусть заставят возместить. Иначе необходимо установить, что такой-то совершил воровство. Если же это установить невозможно, то пустой розыск не требуется”.

Если исчезнет что-нибудь из караван-сарая, то пусть заставят обыскать тех, кто находится внутри него. Караван-сарайщики должны быть из надежных и верных людей. Пусть они всегда по утрам обыскивают всех находящихся внутри и смотрят, не украдено ли что у кого-нибудь из их вещей, и только после окончания проверки открывают ворота и позволяют [выходить]. Если после этого кто-нибудь заявит: “У меня что-то украдено”, то ничего предпринимать не следует. // Если же караван-сарайщики выпустят [постояльцев], не произведя проверки, то стоимость (украденных) вещей пусть они возмещают сами.

[Запись на полях:] “После установления по шариату”.

Если из караван-сарая исчезнут кому-то извне приглянувшиеся вещи, то пусть схватят тех из посторонних, на кого падет подозрение, и разыщут вора. Может возникнуть сговор между людьми, находившимися внутри [караван-сарая], и ворами вне его. Однако, если покажутся подозрительными [лица] внутри [караван-сарая], то и из них пусть схватят тех, в ком есть сомнение, и разыщут вора. Если же [вор] будет найден не там, а в махалле, то и в махалле пусть выполнят в этом отношении все, что требуется для установления доброго порядка.

Если вором окажется человек, принадлежащий к категории сипахи, то пусть он будет посажен в тюрьму и донесение [об этом] направлено высокому двору. Каков будет указ, так и действовать.

[Запись на полях:] “Требуется донесение”.

Если вор про кого-нибудь скажет: “Это мой сообщник”, а тот и раньше был на подозрении, то в отношении [последнего] применяют закон (урф). Во всяком случае, по словам вора поступать не следует.

Если кто-то подожжет принадлежащие кому-то дом или лавку, то пусть его повесят.

Если кто-нибудь найдет в пустынной местности скот или [38] еще что-нибудь и не заявит, чтобы прокричали [об этом], то пусть будет взят штраф: с богатого — 40 акче, с имеющего средний достаток — 20 акче, среднего —10 акче. Но если попросит прокричать, а хозяин [потерянного] не обнаружится, то пусть сдают смотрителям султанских питомников [ловчих птиц] (юваджи). Если же он попросит прокричать, то после этого у него [находка] потеряется, то штрафа нет.

Тех, которые дают свидетельские показания, пишут подложные судебные документы (хюджжет), и прочих, поступающих подобно этим, пусть строго наказывают. Тот, кто является известным плутом и обманщиком, // пусть будет строго наказан, и на лбу его пусть будет поставлена тамга.

[Запись на полях:] “Имеет значение священный указ. Закона нет”.

У тех, которые имеют обычай писать подложные указы и судебные документы, пусть отрубают руку, иначе — подвергают строгому наказанию.

[Запись на полях:] “Имеет значение священный указ. Закона нет”.

Имеющих приспособления фальшивомонетчиков пусть строго накажут, а их средства пропитания (ризк) передадут в бейлик.

[Запись на полях:] “Требуется донесение; пока не последует указ, к действию не прибегать”.

Если кто-либо женится, не соблюдая установленного срока для вдовы, пусть будет наказан и за каждый палочный удар взят 1 акче штрафа. С теми, кто знал о таком браке, пусть поступят таким же образом. Женившихся без ведома (То есть без уплаты положенного сбора, который взимал мюбашир) мюбашира следует наказать и за каждый палочный удар пусть будет взят 1 акче штрафа.

Если [кто-то] преднамеренно откажется от намаза и станет отвергающим намаз, пусть будет произведено расследование от махалле к махалле и от деревни к деревне; [виновных] же строго и скрытно подвергнуть наказанию и битью палками, а за каждые два палочных удара пусть возьмут 1 акче штрафа, чтобы пятничный намаз был обязательным. Отказавшийся [от намаза] пусть подвергнется наказанию и битью палками и за каждые два палочных удара пусть возьмут 1 акче штрафа (Возможно, фраза написана дважды по ошибке. Но так и в рук. А 250 (л. 6б)).

[Запись на полях:] “Имеет значение священный указ. Закона нет”.

Совершающие установленные шариатом [торговые] сделки, пусть не превышают [прибыли] в пределах 11 [акче] к 10. При [39] заключении установленных шариатом сделок пусть не допускают лихоимства.

Тех, которые при проведении сыска причинят ущерб имуществу хоть одного мусульманина, пусть накажут и заставят возместить убыток.

Если кто-либо проникнет в сад или виноградник и возьмет фрукты, то пусть он будет наказан и за каждые два палочных удара пусть будет взят 1 акче штрафа.

Если кому-нибудь будет предложено разыскать кого-то, по причине поручительства или без [указания] причины, закон таков: пусть произведет поиск на земле семи кадилыков. Если он, верно и безупречно произведя розыск, окажется бессильным и заявит: “Не нашел”, его положено освободить и отпустить.

[Записи на полях:] [1] “Расспрашивать о причине [розыска] запрещено”. [2] “Если по шариату необходимо разыскивать, пусть заставят разыскивать. Закона нет”.

[Запись на полях:] “Относительно охраны посевов”.

Если чьи-нибудь лошадь или мул зайдут на посевы, то за каждое животное // его хозяину пусть дадут пять палочных ударов и возьмут 5 акче штрафа. Если же [на посевы] зайдет корова, то пусть возьмут 4 акче, если зайдет теленок, — один удар палкой и 1 акче штрафа, если зайдут овцы, то пусть будет взят штраф по 1 акче с каждых двух овец.

Однако если перед тем на рынках прокричат [о перегоне], то после этого распоряжения зашедший на посевы скот убивать нельзя. Нельзя также обрезать [скоту] уши и хвосты. Пусть поступают лишь так, как разъяснено выше. В противном случае пусть заставят возместить владельцу скота причиненный ущерб. Если же кто-нибудь заявит: “Я велел, а он свой скот не забрал” и после этого убьет, искалечит или поранит [животное], то это недопустимо. Что предписывает шариат — выплату стоимости животного или возмещение ущерба, — то пусть и заставят. А наносить ущерб владельцу посевов также пусть не позволяют. Если [животное] ударят ножом или другим военным оружием и ранят его и по шариату будет признан причиненный изъян, то пусть [виновный] будет наказан и за каждый палочный удар будет взят 1 акче штрафа.

Если вблизи деревни или посреди нее или на пути к водопою скота окажутся посевы, то следует заставить их владельца установить ограду. Если он этого не сделает, то ущерб пусть восполняет сам, вины 1владельца ската нет; разве что погонят скот ночью или предумышленно. Пусть они [40]

(владельцы скота) не нарушают пределов [дозволенного], вступая в места водопоя и пастбища жителей деревни. Поступающих так пусть строго накажут и запретят [подобное].

Закон таков: пределы пастбищ [вокруг] города и касаба составляют полтора миля, // а прочих деревень — один мил; так, чтобы бродил их скот и телята и чтобы они (жители) могли иметь земли для устройства гумна и пользоваться ими. [Эти земли] пусть не охраняются и не возделываются. Пусть будет оставлено место лишь для гумна и для выгона.

[Запись на полях:] “С давних пор земли, по которым ходил скот, были пастбищами. Границ им нет. Закона нет”.

Это количество пусть не будет превышено. Если же кто-нибудь обработает землю за пределами этого пространства, то она становится принадлежащей ему и не отнимается.

Если кто-нибудь убьет курицу, собаку или другое животное, то пусть возместит ущерб и, наказав [его], за каждые два палочные удара пусть возьмут 1 акче штрафа. Более того пусть не взимается.

Те места, где женщины и мальчики берут воду, пусть сделают недозволенными для левендов, чтобы не бродили там. Если же будут бродить, то пусть будут наказаны и за каждые два палочных удара будет взят 1 акче штрафа.

[Запись на полях:] “Имеет значение священный указ. Закона нет”.

Перед банями сборищ пусть не устраивают и не засиживаются. На кладбищах и на дорогах пусть не мочатся. Тех, которые ослушаются и будут делать это после изданного распоряжения, пусть накажут.

[Запись на полях:] “Требуется или не требуется по этому поводу наказание — закона нет. Штрафа тоже нет”.

Прежде чем что-либо не будет установлено по шариату, даже единичный штраф пусть не взимается, а если возьмут, то кади пусть заставит возвратить. Без посредства кади пусть никого в тюрьму не сажают. Пусть с виновного не берут штрафа более, чем определено.

[Запись на полях:] “Раздел о налогах” (***. Эта запись имеется лишь на полях в рук. А 260 (л. 8а)).

 

Ресм-и чифт с реайи пусть взимается в марте. Ресм-и чифт с реайи, за которыми в иных лива записан полный чифт, составляет 30 акче. С тех, за которыми записано полчифта, — половина этого.

[Запись на полях:] “Ресм-и чифт записан в дефтере каждого санджака. В соответствии с этим он и взимается. Написанному в этом канун-наме значения не придается”. [41]

Однако, в ливе Хамид ресм-и чифт составляет 42 акче, половина [ресм-и] чифта — 21 акче.

С несвободного тимара // 27 акче принадлежит сипахи, а 15 акче — мирливе. В некоторых нахийе с полного чифта 27 акче берет сипахи, 3 акче — санджакбей и 12 акче — субаши. С полчифта берут половину этого.

Ресм-и чифт с тимара воина крепости (тимар эри) составляет 57 акче. С тех, кто платит ушр в крепости, — с полного чифта [взимается] 30 акче, а с полчифта — 15 акче. После того как это будет взято, для доставки ушра взимается еще с полного чифта по 6 акче, а с полчифта по 3 акче.

В вилайете Ментеша ресм-и чифт составляет 30 акче, а с полчифта — половину этого. В ливе Худавендигяр ресм-и чифт составляет 30 акче, а с полчифта — половину этого. В ливе Гермиян ресм-и чифт, по тому же обычаю, составляет 30 акче, а с полчифта — по тому же расчету.

С беннака, имеющего полчифта земли, налог составляет 12 акче, а с джаба беннака — 9 акче. Если же джаба беннак произведет посев, то с него налог, как с засевающего, — 12 акче; пусть так и взимается. Неимущие райяты, которые называются кара, облагаются налогом в 6 акче. Те райяты, которые являются холостыми, не могут считаться неплатежеспособными и ничего не платящими. C холостых (также) взимается положенное количество.

[Запись на полях:] “С той земли, которая в дефтере записала в качестве земли холостого, с давних пор взимается налог холостого (мюджерред ресми). Он взимается с тех, которые подросли и стали способными заниматься другим [кроме земледельческого] промыслом”.

Если некто, записанный холостым, женится, с него взимается беннак ресми. Ему заявлять: “Я записан холостым” — бесполезно (Пропущенное окончание фразы имеется в рук. А 250 (л. 8б): ***). Если кто-нибудь, записанный холостым, после смерти отца // унаследует его землю, то пусть он платит с полученной им земли. Если кто-либо записан [в дефтере] в качестве беннака, но у него окажется земля размером до полчифта, то пусть с него берут налог за полчифта.

Если райят является кяфиром, то пусть каждый женатый кяфир платит своему сювари (В обоих списках *** вместо правильного *** (в рук. А 260 — л. 8б)) 20 акче в год.

Если кто-либо, по дефтеру не имеющий чифта, после станет обладателем чифта и чифтлика (упряжки волов и участка [42] земли), то действовать по существующему [порядку]: с них взимается ресм-и чифт. В этом значение придается земле.

[Запись на полях:] “B этом отношении значение придается дефтеру: как в нем записано, так и взимается”.

Всякий, кто имеет земли более чифтлика, в отношении излишка [сверх чифтлика] приравнен к реайя, [не вписанным в дефтер] (харидж реайя); пусть платит за излишнюю землю по 1 акче за каждые два дёнюма.

[Запись на полях:] “Если излишек равен чифтлику, то пусть платит полный ресм-и чифт, если менее полчифтлика, то платит дёнюм ресми. А дёнюм ресми взимается в том размере, в каком он записан в дефтере каждого санджака. Превышение этого является несправедливостью. Пусть знают это”.

Бели бедняка постигнет бедствие или несчастный случай и он потеряет свои чифт и чифтлик, то с таких реайя брать ресм-и чифт было бы несправедливо и неправильно.

Сыновья райята, имя которого не занесено в дефтер, кем бы они не были, так же как и его братья, являются райятами. Они подчинены владельцу тимара, и никто из посторонних пусть на них не посягает.

[Запись на полях:] “Лишь бы он не был записан за другим. Если же записан, то принадлежит тому, за кем записан”.

Если кто-то из райятов записан в старом дефтере, но обманным путем будет помечен в новом дефтере как пропавший, а впоследствии он обнаружится, то при каких бы обстоятельствах это ни произошло, он подчинен владельцу тимара. Если кто-либо из старых райятов тимара по причине обнищания уйдет в другой вилайет, а после составления [нового] дефтера снова явится, то он принадлежит владельцу тимара.

Освобожденный раб райята также принадлежит владельцу тимара, никто извне пусть на него не посягает. Но если посягнет мевкуфджу, то это дозволено,

[Запись на полях:] “Вмешательство [мевкуфджу] не разрешено, это ошибка”.

// пока он не будет записан в дефтер в качестве райята. Если чифтлик райята, после того как он был записан в дефтере, увеличится в размере так, что на месте записанного чифтлика станут полтора, а на месте пол[чифта] станет полный чифт, то пусть [райят] возьмет на себя и налог за излишек. Если он этого не сделает, то пусть вмешаются (Речь идет о вмешательстве кади или представителей фиска). В противном случае пусть [излишек] не будет им взят и останется [другому] (В канун-наме Сулеймана говорится о передаче излишка при посредстве кади тому, кто не имеет чифтлика (Kanun-name-i Suleyman, стр. 54)).

Если в некоторых местах чифтлик небольшого размера и [43] в нем земли меньше чифтлика, то это потому, что размер полного чифта и полчифта записывался [там] в зависимости от качества земли. Если кто-нибудь скажет: “Мой чифтлик неполный”, — не придавать значения. Пусть действуют сообразно с дефтером (В рук. А 250 (л. 9а) на полях запись, которой нет в публикуемом тексте: *** “He имеющей [определенного] качества земле значения в дефтере не придается. [Налог] взимается в зависимости от наличной земли”).

Что касается чифтлика, то его составляют: 60 дёнюмов самой лучшей земли, 80 — 90 дёнюмов средней земли и 130— 150 дёнюмов самой худшей земли. Дёнюм же равен 40 средним шагам.

[Запись на полях:] “Лучшей земли 70 — 80 дёнюмов, средней земли 90 — 100 — 110 дёнюмов, худшей до 150 [дёнюмов]” (В рук. А 250 (л. 9б) под записью помечено: “нишанджи”).

Если райят вследствие голода, старости и бедности растеряет свой чифт и забросит чифтлик, то владелец тимара пусть требует с него лишь ресм-и беннак, а землю передаст другому; под предлогом, что за ним записан чифт, ресм-и чифта пусть не требует.

Когда кто-то из внешних райятов получит землю, то сипахи, вступая в его надел и говоря ему: “Ты посторонний”, — пусть не передает землю другому. Разве лишь в том случае, если у [его] райята появится большая нужда в земле и она записана за [посторонним] райятом с этим условием.

[Запись на полях:] “Даже если появится нужда, — нельзя. Запрещено”.

Но если у [его райята] никогда не было земли, то даже для восполнения [его чифтлика] в надел постороннего вступать нельзя. Если за райятом записана земля, — в малом или большем количестве, // ему придется испытывать затруднения в зависимости от того, что ему записано. Для восполнения недостатка нельзя отнимать землю у внешнего райята и передавать ему. Но если есть возможность [возместить им] за счет выморочных, скалистых, гористых, каменистых, окраинных, черных [невозделанных] и промерзших земель, то это дозволено.

[Но] так как большая часть тех внешних райятов, за которыми (были записаны эти земли по их собственному желанию, потом начинали хитрить и доказывать, что, мол, они купили райятские мезре'а у их хозяев или получили [эти земли] от сипахи за тапу или что [эти земли] были записаны в дефтере в качестве худших, и добивались записи их в качестве худших, чтобы превратить их в пастбища, вследствие чего положенная выгода к сипахи не поступала, — от подобных им [землю] пусть изымут и передадут райятам. [44]

[Запись на полях:] “Если это с давних пор обрабатываемые земли и они снова обрабатываются, то другим не передаются”.

Если некоторые из райятов, оставив [свою землю], рассеются (разбегутся), то по древнему закону их надлежит собрать. Но если они проживают на одном месте 10—15 лет, то перевозить их и доставлять [на место] не дозволено.

[Запись на полях:] “Проживающие на одном месте 10 лет возвращаются”.

Если кто-либо из райятов в течение 15 лет живет в городе, но это не записано в дефтере реайи, то подобные им уже перестают быть райятами и присоединяются к горожанам.

[Запись на полях:] “Сын записанного райятом есть райят. Внесение в список горожан его не освобождает” (В рук. А 250 (л. 10а) под этой записью значится: “нишанджи”).

Городские жители могут иметь в пределах города чифтлики. Пусть они платят налог в зависимости от того, сколько имеют земли — с полного чифта или полчифта. Их слова: “Мы горожане и чифт ресми не платим”, — значения не имеют. Значение придается земле. Но если горожанин, разрушив свой чифт, откажется от него, // то [налог] пусть не требуется. В этом случае ресм-и чифт за горожанином не записывался.

Если райят приписан в качестве райята к определенному тимару, но платит свой налог с полученного им чифтлика туда, где значится [в дефтере] эта земля, то [владелец тимара] пусть не требует с него дёнюм акчеси под тем предлогом, что [сам райят] находится в пределах границ [его владений]. Пусть, он взимает лишь ушр и саларлык.

[Запись на полях:] “Каждый сипахи взимает налог с земли в пределах своих границ. Тот же сипахи не может брать земельный налог с владений другого сипахи”.

Если райят какой-нибудь деревне, ранее проживавший в другой деревне, потом был записан райятом деревни [в которой живет ныне] и его чифтлик находится в ее пределах, то прежний [сипахи] на этом основании дёнюм акчеси с него пусть не требует.

Если райят записан в качестве беннака и у него имеется 5—10 дёнюмов земли, то подобные ему не должны платить сипахи ни беннак ресми, ни дёнюм акчеси, как это положено с внешних [райятов], согласно размеру имеющейся у них земли.

[Запись на полях:] “Ресм-и чифт и дёнюм акчеси взимает владелец земли, и то, что райят приписан к другому, во внимание не принимается”.

С тех, кто владеет вакуфами мечетей, дёнюм акчеси (В сходном тексте канун-наме Сулеймана говорится о владеющих вакуфами имамах и налоге чифт акчеси. См. Kanun-name-i Suleyman, стр. 55) [45] упразднен и доход с них в дефтер не записан. Даже сам авариз с них полностью отменен. Когда наступает время [сбора авариза], пусть их не облагают.

[Запись на полях:] “Если в дефтере записан, — взимается, если не записан, то не взимается”.

Если кто-нибудь стал имамом другой деревни, но живет в той деревне, где он [уже] не имеет назначения, то община последней пусть не требует с него авариза, заявляя: “Ты не являешься нашим имамом”.

[Запись на полях:] “За землю, где является имамом, он авариза не платит” (В рук. A 250 (л. 10б) под этой записью значится: “нишанджи”).

Если райят умрет и у него останется несколько сыновей, из которых некоторым записан чифт, а некоторые записаны в качестве беннаков, и если являющиеся беннаками потребуют новую долю из земли отца, то, справедливости ради, беннакам следует дать из нее доли, чтобы они все совместно выплачивали ресм-и чифт и ресм-и беннак.

[Запись на полях:] “С тех, кто во время переписи вилайета был записан как беннак, взимается ресм-и беннак, а с записанных в качестве холостых, взимается ресм-и мюджерред. Если же они владеют землей отца все совместно, то с них со всех вместе взимается ресм-и чифт”.

// Если райят умер, а у него осталось пять-шесть сыновей и если все они женаты или некоторые холосты, но уже трудоспособны, то закон таков: землею отцов [сыновья] пусть владеют совместно и без раздела.

[Запись на полях:] “Чифтлик разделу не подлежит. Повелевается [владеть] сообща. Если же они разделят по собственной воле, пусть сделают это. Они наследуют отцовскую землю (В рук. А 250 (л. 11а) вместо слова “наследуют” (*** ) написано *** “всем его сыновьям будет доля”). Повеление таково, что будь то малолетний [сын], будь то взрослый — все равны”.

И еще: если райят умрет, а у него останутся два малолетних сына, то они записываются беннаками. С трудоспособного холостого пусть взимается по 6 акче. Записанный в качестве беннака во время выплаты налога пусть платит свой налог, а записанный в качестве кара, — платит свой налог.

Если умер райят, а у него осталось несколько сыновей, которые владеют землей отца совместно и без раздела, и в это время один из них умрет, то долю умершего наследует его сын. Если у него сына нет, то братьям в наследство не переходит. Но если [брат] скажет: “Я уплачу то, что платят другие”, то никому за тапу не передается и посторонним пусть не [46] передают. Разве лишь райят не потребует, тогда [сипахи] передает, кому пожелает.

[Запись на полях:] “Если [у умершего] сына нет, а братья его требуют [землю], то другим пусть не передается. Какую бы плату за тапу не назначили беспристрастные мусульмане, такая с братьев пусть и взимается”.

Если райят, за которым в дефтере записан чифт, имеет сына и внука, но случится так, что сын умрет, а сам отец останется жив, то закон о наследовании земли внуком, отец которого умер ранее деда, тот же, что и от отца к сыну.

[Запись на полях:] “От одного сына к другому земля в наследство не переходит, как и посторонним. Обычно, если кто-нибудь из беспристрастных назначит определенного размера тапу, за столько пусть и получают. А без тапу нельзя”.

Пусть не вмешиваются (Речь идет о вмешательстве местных властей) и не говорят [внуку]: “Это земля не твоего отца, а распределяемая сипахи”.

[Запись на полях:] “Она в распоряжении сипахи: кому он даст, тот и получит”.

Выморочную землю, при наличии [нуждающегося в ней] райята, внешнему райяту не передают.

Если какой-нибудь райят /10а/ записан в качестве беннака, а потом, став трудоспособным, получит чифтлик, то пусть он платит и ресм-и беннак и налог за ту землю и не остается [беннаком], говоря: “Я записан в качестве беннака” (В публикуемом списке фраза не закончена. См. в рук. А 250 (л 11а): ***).

Если [у райята] осталось несколько сыновей, способных к труду, пусть они платят по 6 акче. После женитьбы пусть они платят беннак ресми. Если они скажут: “Мы записаны холостыми”, — значения не придавать.

Если в то время, как несколько братьев сообща и без раздела владеют землею своих отцов, один из них умрет, сипахи пусть не требует от [остальных] его братьев тапу.

[Запись на полях:] “Ошибка. Сипахи берет тапу и за землю брата. Сколько назначит беспристрастное лицо, — столько и берет”.

Но если они (братья) разделили и сделали свои доли обычными, то [последние] подлежат передаче за тапу и их дозволено брать кому-нибудь из братьев.

[Запись на полях]: “Раздельными их доли делать не следует”.

Если райят умрет, а у него останется малолетний сын, то, пока он не станет трудоспособным, сипахи с него налога пусть не требует. Пока малолетний не подрастет, [землю его] пусть заставят обрабатывать другого. А когда он подрастет и будет [47] в состоянии владеть сам, пусть ее возьмут от того, кому она была дана, и возвратят сироте.

Тапу с сироты запрещен. Считается, что отцовская земля для него все равно, что наследственный мюльк. Но иногда в подобных случаях некоторые сипахи и амили якобы передавали [землю сирот] за тапу другим, а деньги брали себе. Кади же будто бы даже выдавали свидетельства [хюджжет]. Свидетельства по этому поводу пусть не признаются, а требуемая сиротой [земля] присуждается и возвращается ему. Если взявший эту землю за тапу потребует [назад] деньги, то кому платил, с того пусть и требует.

[Запись на полях:] “Если некто, веявший землю за тапу, обработал ее и получил выгоду, то уплаченный им тапу пусть назад не требует”.

Но если сирота, достигнув совершеннолетия, после этого в течение десяти лет не потребует своей земли /10б/, а после начнет спорить из-за нее, то пусть его не слушают.

[Запись на полях:] “Десять лет не требуется. Если сразу по достижении совершеннолетия не попросит, то потом его требование будет бесполезным”.

А также в отношении того, кто в течение десяти лет не предъявил иска, закон таков: иск, предъявленный через десять лет, не принимается.

[Запись на полях:] “Этот закон из судебных дел. Он не имеет отношения к обстоятельствам, предусмотренным шариатом. Заслушивается при разборе дел в суде”.

Если у умершего райята останется сын и дочь и каждый из них предъявит свои трава, требуя: “Это земля моего отца”,— сипахи запрещено отдавать землю дочери, пусть не передает.

[Запись на полях:] “Если дело коснется земли умершего, который собственноручно топором расчистил ее и произвел все затраты, и если после него не останется сына и брата, а только дочь, то в настоящее время имеется указ, что, если дочь умершего потребует землю, пусть она будет передана ей, в то время как братьям отца передается за тапу”.

Если земля останется выморочной и ее попросит женщина, заявив: “Я буду платить все, что положено”, — нет падишахского закона передавать [землю] женщине.

[Запись на полях:] “Это воля сипахи, кому пожелает, тому и передает”.

Но если женщина каким-нибудь способом получила землю и, не разрушая чифта, выплачивает свой ушр и налоги сипахи, то не следует вмешиваться и говорить, что женщина не может стать на место мужчины, и сипахи пусть не отбирает у нее [землю].

Если райят беспричинно в течение трех лет подряд оставит [48] необработанной пригодную для возделывания землю из категории арази-и ушрийе, то ввиду того, что это наносит ущерб сипахи, землю дозволено отнять и за тапу передать другому. [Перевернутая запись между строк:] “Она принадлежит сипахи, кому хочет, тому передает” (Этой записи в рук. А 250 нет).

Но если хозяин ее скажет: “Я буду платить то, что положено в этой области”, — другому пусть не передают, а снова отдадут ему. Но если земля не годится для возделывания потому, что это горы, холмы и затопляемые водой места или [она] не может возделываться ежегодно из-за того, что на ней созданы рисовые поля и потому остается необработанной, — отнимать ее и передавать другому запрещено. Если она остается необработанной по этой причине, то передаче за тапу не подлежит. Если же райят на земле, полученной им за тапу, построит дом, с той земли тапу пусть не требуют (В рук. А 250 на полях запись, которой нет в публикуемом тексте: ***. “Земля матери сыну ее в наследство не переходит. В этом случае воля владелица земли: кому хочет, тому и передает. В отношении таких земель решение принимает владелец земли, передавая, кому пожелает. Закону это не противоречит”).

Если сипахи возьмет налоги с реайи ранее положенного времени, еще до того, как наступит время сбора налогов за овец и дёнюм ресми, а лотом он будет отставлен и тимар его передан другому, то [новый] сипахи /11а/ пусть требует налоги с того, собравшего их сипахи, а с реайи не требует. Однако райяты, для подтверждения того, что они сдали [налоги] прежнему сипахи, пусть возьмут свидетельство (хюджжет). Другой сипахи пусть по этому свидетельству и востребует.

Говорят, что бейлербеи выдавали некоторым сипахи письма, направляя их к кади за получением свидетельства [подтверждающего], что положенные налоги с реайи взяты ранее назначенного срока. Ныне бейлербеи таких писем пусть не выдают. Если же выдают, то это противоречит закону. Пусть так не делают. [Отговорка], что они так не поступали, не избавит их от порицания.

РАЗДЕЛ

С пшеницы, ячменя, проса, ржи, овса и зеленого ячменя (хасыл) вместе с ушром взимается саларийе: с каждых в мюд зерна [1 мюд] и с каждого мюда — 2 1/2 киле (B обоих списках в тексте пропущены три слова — ***, что устанавливается три сличении сходных положений в тексте канун-наме Сулеймана (см.: Kanun-name-i Suleyman, стр. 32)). Саларийе [49] взимается взамен фуража. С остальных зерновых взимается десятина. С льняного семени [саларийе] не взимается, так как с него нет ушра. Это потому, что взамен ушра с льняного семени у реайи имеется обязанность сдавать сипахи мякоть (волокно) (Из-за непонимания переписчиком слова *** и смешения его со словом *** здесь в обоих списках текст искажен. Не было понято это слово и О. Л. Барканом, который, видимо, вместо *** прочитал bisurivermek, что смыслового значения не имеет (см.: О.L. Barkan, Каnunlar, стр. 10. К сожалению, текст в оригинале не опубликован)). С 10 снопов конопли взимается 1 сноп ушра. С виноградной пастилы взимается 1/14 доля, потому что [при ее изготовлении] расходуют дрова и крахмал. С бекмеза взимается 1/15, так как [при его изготовлении] расходуются дрова. Когда наступает время созревания фруктов, то приходят люди эмина, производят оценку и взимают ушр.

Если будет продана трава, выросшая внутри сада и виноградника, то пусть возьмут /11б/ 1 акче с [каждых] 10.

[Запись на полях:] “Трава дозволена. Ничего не взимается. Взимается лишь в том случае, когда кошение производится ежегодно, как на лугах”.

С овощей, выращенных в палисадниках и в садах, пусть взимается ушр, а саларийе пусть не берется. С сада и виноградника ушр положено взимать. Однако для того, чтобы не причинять затруднений реайе, взамен десятинного размера принято брать примерный харадж, соразмерно [обложению] садовых дёнюмов: с одного дёнюма земли в некоторых вилайетах 5 акче, в некоторых — 10 акче, а в иных — 3 акче.

[Запись на полях:] “Сколько записано в дефтере, столько и считается”.

С садов и палисадников, согласно ушру, взимается кесим, который связан с доходом.

Если из вакфа или земель мири сипахи кому-то даст землю для того, чтобы развести сад, а тот [кому дана земля], действительно превратит ее в сад, то садом считается, когда деревья стоят друг к другу близко и землю между ними возделывать невозможно. Если же между деревьями пройдет упряжка волов и землю можно обрабатывать, то пусть ее владелец платит ушр и налоги, а также ушр с вызревающих на деревьях фруктов.

Если это будет сад, дающий [мало или много] (В рук. А 260 (л. 13б): ***) фруктов, то сипахи не позволено требовать: “Я эту [землю] снова присоединю к чифтлику, а ты выкорчуй деревья”. Необходимо установить [плату] (В обоих списках пропущено слово, которое восстановлено по контексту ниже), вносить замену ушра (урш бедели) или ушр с фруктов. [50]

Если это касается вакфа (В рук. А 250 (л. 13б)), то пусть поступают так, как наиболее выгодно.

Если потом, с течением времени, в саду не останется деревьев, то сипахи может уничтожить сад, а [землю] снова присоединить к чифтлику, но только в том случае, если хозяин земли окажется не в состоянии вносить за нее плату (иджаре) и откажется от лее. /12a/ Тогда сипахи, если пожелает, пусть передаст ее кому-либо для разведения сада, а захочет, — пусть отдаст для возделывания и посева. Словом, сипахи тогда пусть сделает так, как выгоднее.

[Запись на полях:] “Если земля не приносит пользы, то дело сипахи как поступить. После того, как она без всякой причины три года подряд останется необработанной, он передает ее тому, кто пожелает”.

Брать с райятов ушр за луг, [оставленный] для пары их быков, запрещено.

[Запись на полях:] “Однако ушр взимается в том случае, когда имеется отдельный, ежегодно скашиваемый луг”.

Если в саду райятов имеются с давних пор привитые деревья грецкого ореха, то пусть взимается с них только ушр теми ореховыми деревьями, которые не принадлежат кяфирам, а находятся внутри чифтликов райятов или на границах их [чифтликов] и причиняют ущерб их посевам, пусть владеют райяты. Получив с них урожай, пусть они делят его пополам, с сипахи.

[Запись на полях:] “Ореховые деревья [на земле] кяфиров полностью принадлежат сипахи”.

Дикие каштановые деревья, растущие в горах или в пустынной местности, принадлежат сипахи; [в доход с них] пусть никто извне не вмешивается.

[Запись на полях:] “Сипахи не принадлежат. В доступном месте кто собрал каштаны, тому и принадлежат. Сипахи с него ничего не берет”.

Если кто-нибудь с ведома сипахи привьет дикие деревья, растущие в горах или в лесу, то те, которые привиты, становятся его мюльком, а с полученных фруктов пусть он платит ушр.

В горах и лесах имеются фруктовые деревья, которые не привиты. Фрукты и ягоды с таких деревьев, как и дикорастущая трава, дозволены; можно присваивать и собирать, ушр с них не требуется. Разве лишь они станут охраняться и будут присвоены. Тогда кто присвоит, тот пусть и производит сборы: [урожая].

[Запись на полях:] “Доступные по шариату фруктовые [51] деревья ставить под охрану (То есть охранять как присвоенные кем-либо) не разрешается. Разве что это сделано с давних пор и потому они стали по шариату подобными мюльку; тогда можно”.

Тем, которые записаны в качестве ортакчи, зерно [на семена] выдается от бейлика и урожай пусть делят пополам. Ввиду того, что ортакчи отдает половину урожая бейлику, он полностью освобождается от авариз-и диванийе. Кади пусть не настаивают [на уплате] авариза.

[Запись на толях:] “Относительно повторного ушра”. /12б/ Повторный ушр взимается с тех райятов, которые, оставив чифтлик у своего сипахи, обрабатывают землю у другого сипахи. С таких [райятов] один ушр принудительно взимает владелец тимара, второй ушр берет его сипахи. Но если [райят], полностью засеяв землю, записанную за ним, и выполнив все свои обязательства, после этого обработает землю другого [сипахи], то брать с него два ушра несправедливо.

[Запись на полях:] “Чифтлик должен быть чифтликом, дающим урожай. Если же он не дает урожая и, оставив его, райят обработает землю у другого, — два ушра не взимаются”.

Реайе положено доставлять в амбар зерно сипахи и в крепость [зерно] воина крепости. Но если расстояние превышает путь одного дня, то во избежание расходов [пусть эта повинность] не налагается.

[Запись на полях:] “Это не дозволено. Пусть доставляет на ближайший базар”.

Те луга, которые ежегодно охраняются и за которые платят ушр, принадлежат к [постоянным] лугам. Если подобные им находятся во владении райятов, необходимо [брать] ушр.

Если райят на записанной ему земле разведет виноградник и сад, то, платя ушр, пусть он с каждых 30 медре [молодого вина] вносит еще и саларийелык. Если же виноградник будет им разведен в [другом] тимаре, то ушр пусть платит владелицу земли, а саларийе — своему сипахи.

Если кто-то из райятов возьмет виноградник у райята другого сипахи, то свой саларлык пусть он также платит тому сипахи.

[Запись на полях:] “Саларийе в винограднике пусть будет лишь ушром с молодого вина [шире]” (В рук. А 250 (л. 14б) запись на полях, которой нет в публикуемом тексте: *** “B том вилайете, где записан ушр с шире, пусть платят с каждых 100 медре по 10 медре ушра и 3 медре саларлыка. А там, где ушр с шире не записан, нет и саларлыка. Если в дефтере записан ушр с винограда, то когда виноград созреет и будет полностью собран, туда посылается кто-нибудь из достойных доверия людей, который производит оценку; в соответствии с нею и взимается ушр. Там, где с винограда записан налог (ресим), взимается дёнюм ресми. С виноградника и сада обязательного саларлыка нет”). [52]

В юрдлуках и у юрюков закон предписывает платить с двух овец 1 акче. В некоторых местах существует закон овцу и ягненка считать за одно.

[Запись на полях:] “Таков закон повсеместно”.

[Налог] взимается в месяце апреле, после того как полностью закончится ягнение овец.

С юрюков, не имеющих овец, пусть взимается [налог] под названием ресм-и кара в [размере] 12 акче. Если у юрюков произойдет падеж овец и останется их мало, то таких называют кара и налог на овец с них не взимается. Взимается лишь 12 акче.

[Запись на полях:] “Ресм-и кара зависит от записи в дефтере. Если не записан, то и не взимается”.

Если юрюки, держа от сипахи землю, обрабатывают ее, /13а/ то после того как они уплатят ушр и саларийе, пусть будет взято с них по 12 акче под названием буюндурук ресми. Более того пусть не взимается.

[Запись на полях:] “Если держит землю, то с той земли налог и взимается”.

Ранее налог с юрюков взимался сразу после того как прибавлялись ягнята. Теперь же постановлено взимать в апреле. Имеются принадлежащие падишаху юрюки, известные под названием караджа коюнлу (чернобаранные). С подобных им (В сходном тексте канун-наме ливы Айдын, опубликованном О. Л. Барканом (О.L. Barkan, Kanunlar, стр. 12), он прочитал: onlarin bigiden с указанием в сноске оригинала: ***. Из нашего текста становится ясным, что здесь неверно прочитанное ***, то есть “с подобных им”) ресм-и ганем взимается в августейший хасс падишаха.

[Запись на полях:] “За кем в дефтере записано, тому и принадлежит”.

В старом дефтере было разъяснено так: с тех, с коих налога ресм-и ганем приходится менее 30 акче, пусть взимается уже 30 акче; с тех, за коими значится налога ресм-и ганем не менее 33 акче, пусть он будет увеличен; с подобных им пусть взимается по 1 акче с двух овец, не более и не менее.

[Запись на полях:] “Ресм-и ганем взимается меньше и больше. Размера его нет”.

А с тех, у которых такого количества овец нет, пусть взимается по 12 акче. С тех же, которые бедны, пусть взимается по 6 акче. [53]

Если кто-то незадолго до времени обора налога на овец: возьмет овцу (То есть изымет ее из стада, зарежет на мясо и т.п.), а когда во время наступившего сбора с него взыщут налог и за нее, то, если он будет говорить: “С тех пор как я взял ее, прошел месяц или два месяца”, его словам значения не придавать.

Если у кассабов и джелепов имеются свидетельства (хюджжет) относительно сбора с них в апреле того года налога на овец, которые находятся у них, то пусть вторично его с них не требуют. Но если у них не будет положенного свидетельства, то пусть найдут, у кого они взяли скот, чтобы получить с тех. В противном случае пусть возьмут с тех, у кого находятся [овцы].

А джелепам пусть будет дано распоряжение, что если они будут брать овец ранее апреля и если за тех овец в том году однажды уже был уплачен налог, то пусть они получат хюджжет, [чтобы им не платить вторично]. Если же [налог], не был взят, /13б/ то они заплатят несколько меньшую цену, так как адет-и агнам потом возьмут с них.

Ресм-и отлак с охраняемых с давних пор отлаков пусть взимается в том виде, как он, в соответствии с султанским законом, записан в дефтере в качестве налога с яйлаков.

[Запись на полях:] “Налог с яйлака и отлака — не одно и то же. Если записан налог с яйлака, то с тех, кто проводит лето на том яйлаке, указанное количество и взимается. Налог же с отлака является самостоятельным. Этот налог взимается в том случае, когда кто-то, придя извне, не станет обрабатывать и засевать землю, а воспользуется [в той местности] травою и водой для своего скота. В этом случае и взимается налог за отлак. Ресм-и отлак писать в дефтере не требуется. Записан он или не записан, — все равно взимается. Размер же его зависит от установленного в данной местности обычая”.

Помимо этого с охраняемых рощ и лугов, через которые кое-где проходят бездомные люди (хаймане), горожанам и жителям деревень [которым они принадлежат] записана плата, а кое-где она записана в тимар сипахи. В некоторых же местах они остаются свободными и не вписанными в дефтер. С подобных им обор налога сипахи противоречит закону. Пусть не взимает.

С земель, за которыми записан ресм-и отлак, по старому обычаю, пусть с каждого стада берут среднюю овцу.

Ресм-и отлак со стада, пришедшего извне в санджак, будь то в пользу мирливы или в пользу владельца тимара, — с лучшего стада — одна овца ценою в 20 акче, со среднего стада — одна овца ценою в 15 акче, с худшего стада — одна овца ценою в 10 акче. Словом, брать более 20 акче [54] противоречит закону. Пусть не взимают. Пусть взимается лишь ресм-и агнам.

С земли, за которой записан ресм-и отлак, по старому обычаю пусть берут с каждого стада по одной средней овце. Со стада, пришедшего в санджак извне, опять-таки пусть берут в зависимости от стада. Ресм-и отлак зависит от земли, по которой ходят овцы, а не от той местности, где живет их хозяин. Пусть это будет известно.

Если овцы придут в тимар извне и будут оставлены там на зимовку, то с лучшего стада пусть взимается одна овца (как кышлак ресми), а с худшего — 6 акче. Более того пусть не берется.

[Запись на полях:] “Кышлак ресми записываться перестал. Если в дефтере ресм-и кышлак не вписан, то не взимается”.

Этот налог /14а/ зависит от места остановки овец. С того места, где они проходят, он не взимается.

Если [владельцы стад] на месте зимовки возьмут что-нибудь из сада или виноградника [для обработки] или возделают некоторое количество земли и уплатят владельцу тимара ушр и налог, то с них ресм-и кышлак не взимается.

[Запись на полях:] “Как только будет записан, взимается. Так что в зависимости от записи”.

В отношении юрюков поступают так же. В каком тимаре юрюки перезимуют, там пусть и будет взят с них ресм-и кышлак по 3 акче. Если юрюк возделает в тимаре землю или будет иметь сад или виноградник, то ресм-и кышлак пусть не платит, но отлак ресми пусть отдает.

А ресм-и ганем с племени юрюков — 1 акче с двух овец. Под названием ресим [кара] пусть взимается 12 акче. Если у юрюка произойдет падеж овец и ничего не останется или останется менее 20 [голов], то их также называют кара и пусть с них взимается по 12 акче, а [ресм-и] ганем не взимается.

Если юрюк имеет во владении сипахи землю, сдаваемую ему за тапу, обработав которую, он платит ушр и саларлык, то закон таков, чтобы он [кроме того] платил сипахи 12 акче в качестве буюндурук ресми. Если юрюк произведет обработку земли во владениях санджакбея или сипахи, то пусть с него будет взято за полный чифт 12 акче, за полчифта — 6 акче.

[Запись на полях:] “Если он перестал кочевать, всегда живет на одном месте и будет записан в дефтер, подобно райяту, называться юрюком ему бесполезно. Он платит полный чифт ресми, как райят”.

А отлак ресми они, как и оседлые, пусть платят [так]: с лучшего стада одну овцу ценою в 20 акче, со среднего стада — овцу в 15 акче и с худшего — [овцу] в 10 акче. [55]

Налог за загон [ресм-и агыл] санджакбею — с каждого загона пусть платят по 3 акче. Раньше налог с юрюков взимался после того, как прибавлялись ягнята. Теперь утверждено взимать в апреле (В рук. А 250 запись на полях (л. 16б): *** “Ресм-и отлак также должен быть записан [в дефтере]. Если он не записан, то взимается так, как разъяснено выше относительно отлак ресми”).

В некоторых местах с пришедших извне на летовку /14б/ караджа коюнлу и других юрюков взимается отлак ресми в размере 30 акче, а с не имеющих овец по 2 акче, которые поступают мирливе и заиму пополам.

[Запись на полях:] “Выше разъяснено. Отлак ресми в соответствии с тем и взимается”.

В подчиненных Аяслугу и Измиру (Слово Измир написано неточно: ***, а в рук. А 250 (л. 16б) ***. Восстановлено по сходному тексту в канун-наме Айдына, опубликованному О.Л. Барканом. См.: О.L. Barkan, Kanunlar, стр. 12) местах имеется некоторое число арабов — добытчиков ладана (В том же тексте О. Л. Баркан прочитал: bugurci arablar, а в сноске под текстом дано: ***, что нами было воспринято как “арабы — погонщики верблюдов” (см.: “Аграрный строй”, стр. 51). Отчетливое написание в нашем тексте канун-наме *** позволяет установить, что речь идет о добытчиках ладана), которые несут службу по добыче ладана. После упразднения этой службы каждое их хане облагалось восемью акче. Ныне этот порядок подтвержден; взимается в пользу августейшего хасса”

[Запись на полях:] “B зависимости от земли”.

РАЗДЕЛ

Тот, кто является мухтесибом, пусть при посредстве кади определяет рыночную таксу (нарх). При проверке [качества] хлеба он назначает таксу [с наценкой] 14 к 10 акче; такса на баранье мясо — 300, на козье мясо — 350, на мясо ягненка — 200, на мясо быка — 400 [акче]. На морковь, лук, /20б/ капусту, чеснок пусть также определит таксу. Если привезут рыбу, то пусть определят таксу, смотря по рыбе.

На покупателя, если он приобрел что-то [весом] на мюды, пусть будет установлена такса за все, что превышает 5 мюдов.

Если будет пригнан скот извне, то базарные торговцы не должны выходить навстречу и покупать [его]. Если человек, доставивший [что-либо], продаст все оптом, то таксы пусть не будет. Однако тому, кто у него купил для продажи, пусть будет установлена такса в соответствии с тем, что он купил, с наценкой 11 к 10 [акче]. Если это окот, то пусть будет 12 к 10. Если будет продаваться скот более упитанный, то 13 к 10. А если еще более упитанный, то пусть будет установлена такса 14 к 10 [акче].

[Запись на полях:] “В отношении таксы принято учитывать сезон”.

Тех, которые после установления таксы изменят ее и будут продавать с недовесом, следует строго наказать. Если это будут овощи, то пусть возьмут штраф по 2 акче с дирхема, а с других продуктов — по 1 акче с дирхема. Если будет замечено, что торгующий на базаре допускает большой недовес, то кади пусть накажет мухтесиба, а также и того, кто торгует с недовесом [против таксы].

Пусть будет установлена такса на все фрукты и на все, что продается. Произведя проверку каждого из ремесленников, пусть выявят все хорошее и плохое [в их изделиях]. Когда будут обнаружены [нарушения], следует послать к кади, чтобы проверил и наказал.

Необходимо следить, чтобы лошадь, мула, осла не гоняли неподкованными и не нагружали более чем положено. Тех, кто не повинуется, пусть накажут при содействии кади. Не следует позволять пользоваться слабыми и негодными животными.

Пусть проверят хлеб у пекарей, лепешки (гирде) у продавцов лепешек и чурек у продавцов чурека /21а/, чтобы они не были черными, кислыми и с недовесом. Если обнаружится недовес, то пусть кади накажет и возьмет с каждого дирхема 1 акче штрафа.

Сита пусть будут частыми; если они окажутся выделанными плохо, грубыми и дырявыми, то [мастера] пусть будут [68] строго наказаны, чтобы никто из них уже не считался знатоком [своего дела], но стал [известен как] дармоед.

Чурек пусть делается в половинном объеме. На один мюд муки пусть будет положено семь вакыйе жира и пусть выделывается чисто. По таксе на чурек пусть установят таксу и на лепешки. Пусть никогда не допускают недостачи.

[Надпись на полях:] “Относительно мясников”.

Мясники пусть отделят своих овец от коз и не перемешивают их друг с другом. Пусть они не сопротивляются тому, чтобы на мясо была назначена такса на определенные четыре категории. Пусть накапливают [у овец] жир и не позволять резать тощих. Пусть всегда заготовляют мясо для народа. Уклоняющихся и не заготовляющих [мясо] мясников пусть посадят в тюрьму и держат [там] до тех пор, пока не дадут согласия заготовлять мясо. Пусть приобретают [мясо] у каждого, кто пожелает [продать], и повсюду. Но пусть не допускают вероломства и ни под каким предлогом не нарушают таксы. А если нарушат, пусть будут строго наказаны и порицаемы, да еще и оштрафованы на 1 акче с каждого дирхема.

Приготовляемое поварами мясо пусть не будет жестким, а варево пусть не будет пересоленным и недосоленным. Миски должны быть чистыми. Пусть совершенно чистыми будут полотенца и вода. Нелуженых казанов не употреблять, а миски пусть не будут старыми и без глазури. Их (поваров) фартуки должны быть чистыми. /21б/ Пусть не будут кяфиры их слугами. Если что-либо из перечисленного будет нарушено, то пусть [виновные] будут строго наказаны.

Некоторые повара, перед тем как готовить жареное мясо (бирьян), погружают его в воду. Пусть это запретят. Следует запретить приготовление бирьяна из [мяса] ягненка и пусть его тоже не погружают в воду. [Тушу] ягненка пусть зажаривают целиком. Такса на бирьян, приготовленный в печи (танур), как и на мясо, [жаренное] с луком (яхни), — половинная.

Пусть будут проверены продавцы вареных голов и бараньих ножек (пача), чтобы их хорошо очищали, старательно и чисто варили, чтобы не попадались волосы и жилы. На головы овец и ягнят пусть устанавливают таксу сообразно с сезоном. [Такса на] бараньи ножки всегда пусть будет 1 акче за четыре. В противном случае пусть строго накажут.

Продавцы [жареных] кишок и требухи пусть хорошо их очищают и готовят в чистой воде, без уксуса. А чеснока кладут сколько следует. Их миски, полотенца и фартуки должны быть чистыми. [69]

Пусть будут проверены пирожники. В пирожках для похлебки, в которых бараньего мяса должно быть 250 дирхемов, пусть будет 200 дирхемов. А в нарезных пирожках (дураклы) пусть будет [мяса] 280 дирхемов. Пусть их не начиняют луком. Кроме бараньего мяса, другого пусть не подмешивают. Пусть

не уменьшают мяса [в начинке] за счет лука. А внутри не должно быть много пустого места. В противном случае пусть их (пирожников) накажут. Все приспособления у них должны быть чистыми. Квашня пусть будет чистой. Жир пусть не будет вонючим и горьким.

Пусть будут проверены лавочники. Ha их свежие и сухие фрукты и прочие припасы, — виноград, инжир и подобное им — пусть будет установлена такса 11 к 10 [акче]. /22а/ После установления таксы для продавцов зелени или после того, как они простоят и [зелень их] сгниет, не следует с них вторично требовать платы по таксе. Если покупатель обнаружит в чем-нибудь недовес, то после проверки на весах, пусть продавшего [с недовесом] накажут.

Пусть постоянно проверяют весы. Чтобы они не были перекошены и чтобы одна сторона их не была тяжелее другой. Обе стороны должны быть одинаковыми. Пусть проверяются [гири] вакыйе. Чтобы между ними не было разновеса.

Пусть никто не продает ничего, подмешивая к хорошему [плохое]. Иначе следует наказать и запретить [продажу].

Необходимо следить, чтобы не доставлялись гнилые овощи, дыни, арбузы; виноград, гранаты, померанцы чтобы также были безупречными; а также, чтобы нигде не продавали, кроме базара. Сопротивляющихся этому пусть накажут. Продающие ячмень и пшеницу в махалле пусть будут наказаны и за каждый палочный удар взят штраф по 1 акче. Тех, кто покупает, тоже наказать и за каждые два палочных удара пусть будет взят 1 акче штрафа. Однако до оглашения этого распоряжения на рынках пусть никого не притесняют.

Для продавцов йогурта пусть устанавливается такса на их йогурт сообразно с сезоном.

Пусть проверят продавцов солениями, чтобы они не продавали с недовесом и к хорошим [сортам] не подмешивали гнилых.

Для продавцов свежей и сушеной рыбы, как и огурцов, пусть устанавливают таксу, согласно их сезону.

Пусть проверяют продавцов халвы. Если вакыйе меда будет стоить 4, то [цена] халвы пусть будет 6 [акче]. Халва с миндалем пусть [стоит] 7 [акче], но мед в ней должен быть очень хорошим. Домашняя халва, которая /22б/ должна быть на меду, пусть будет не дороже четырех акче за вакыйе. Халва с изюмом на бекмезе пусть продается по 3 акче за вакыйе. [70]

Такса за патоку пусть будет такой же, как и на виноград. Сколько бы винограда ни было, такса на него не должна превышать 11 к 10 [акче]. Но он должен быть зрелым, не испорченным, мускатным, сочным, вкусным и не кислым.

Пусть хорошо проверят инжир, чтобы не был кислым и водянистым. Арбузы должны быть такими же.

Пусть будут проверены портные. Заказанный им суконный кафтан должен быть с бархатной отделкой, длинным, ценою за пошив 15 акче. За шитье кафтана из козьей шерсти с отделкой —25 акче. Кафтан для конюшего из камки и бархата пусть шьют за 20 акче. Кафтан из шерсти чука и белой ткани фистан, каждый из которых отделывается одинаково, пусть шьют за 30 акче. Женские ночные туфли пусть шьют за 15 акче. Другие кафтаны из бязи с отделкой пусть шьют за 20 акче. За шитье остальных сообразно с этим. А портным следует наказать, чтобы они не нарушали обещания. А если будут нарушать, то пусть их накажут. Другие мастера также пусть точно выполняют обещания в отношении взятых [заказов]. Если они испортят чью-нибудь одежду или не сошьют, то пусть их накажут при содействии кади.

Пусть будут проверены также суконщики (чукаджи) и базарные портные. /23а/ Подкладка для кафтанов из сукна чука и бязи пусть будет у каждого своего цвета. Их отделка пусть не состоит из кусков и так же, как и воротник, отвечает новому обычаю, чтобы потом можно было отделать белым сукном (фистан). Портных, которые не шьют как принято по обычаю, следует наказать и за каждый палочный удар пусть будет взят 1 акче штрафа. Если они сами не шьют, но скупают в [какой-нибудь] области, то вмешиваться не следует. Но если они сознательно купили то, что запрещено законом, и продали другому, то [пусть будут наказаны] и за каждые два палочных удара взят 1 акче штрафа.

Необходимо проверить рыночных посредников, чтобы они исполняли свою службу точно и честно, не преувеличивали от себя количество товара, не лгали во время продажи, никого не обманывали. С проданных вещей пусть они получают по 1 акче с каждой сотни. С лошадей, мулов, рабов и рабынь по той же мере — по одному акче с каждых 100 акче. Барышники пусть продают [лошадей] по тем же правилам. И пусть не противятся, а если будут, то пусть будут наказаны.

Торговцы рабынями пусть не раскрашивают рабынь белилами и румянами. При продаже раба и рабыни пусть их отдают в том платье, в котором их торговали. Пусть не переодевают. Пусть будут проверены торговцы головными уборами (такыйя). Пусть будут проверены и продавцы головных [71] колпаков (аракийе), чтобы они были сшиты из нового материала и шитье их было доброкачественным.

Пусть будут проверены продавцы сапожек, чтобы подкладка их (сапожек) не была слишком широкой. /23б/ Такса на них пусть не превышает 11 к 10 акче.

[Запись на полях:] “Относительно сапожников”.

Пусть будут проверены и сапожники. За розовые и красные сапоги пусть берут с лучших — 30, средних — 20 и худших — 18 (акче). Если бабучи (папучи) и другая обувь [стоимостью] в [?] акче развалится ранее, чем через два дня, то вина [мастера], пусть его накажут палками и за каждые два палочных удара возьмут 1 акче штрафа. Но если продырявится кожа и сафьян, то вина на кожевнике.

Пусть будут проверены и переплетчики, чтобы их работа была добротной.

Пусть будут проверены продавцы старой обуви, чтобы употребляемые ими для починки кожа и сафьян были вполне доброкачественными, чтобы это не были плохие сорта кожи — юфть и сырец, — а шитье их должно быть надежным. Два...(Непонятно) пусть будут как раз за 2 акче. Более того пусть не будет.

Кожу-сырец, какого бы рода она ни была, пусть никому кроме сапожников не продают. Если же будут продавать другим, то лишь тем, кто работает в городе. Чужакам-приезжим пусть не продают. Тех, которые не послушаются, пусть строго накажут.

Козьи кожи, как красного, так и розового цвета, пусть продают: лучшие за 22, средние за 18, худшие за 16 [акче], козьи кожи других цветов: лучшие за 16, средние за 14 и худшие за 12 акче. При перепродаже пусть не берут более, чем 12 к 10 [акче].

Мясники пусть продают бараньи кожи [так]: лучшие за 2 1/2 акче, средние за 2 акче, а худшие за 1 1/2 акче. Сырцовые кожи коров и быков, как и телячья кожа, пусть продаются: лучшие за 13 акче, средние за 10 акче, /24а/ а худшие за 9 акче.

Длина черной шерстяной попоны для лошади пусть будет 12 карышей, а ширина — 8 карышей. [Цена] самой лучшей — 26 акче. Кошма длиною в 10 и шириною в 7 карышей пусть стоит 20 акче. Цена черной торбы для лошади должна быть: очень хорошей —5, средней — 4 и худшей — 3 акче.

За чесальщиками хлопка следует смотреть. Пусть они чешут хлопок по 1 акче за 150 дирхемов.

Пусть будут проверены жестянщики. Их изделия должны быть из чистого [железа]. Пусть будут проверены котельщики. Котлы и ручки к ним пусть будут не из железа, а из меди. [72]

Пусть будут проверены лудильщики. Пусть они лудят хорошо и не допускают подделок и недостатков в работе. На луженые, жестяные и подобные им изделия устанавливается такса не выше 11 к 10 акче. Пусть проверяют у большинства пришедших извне: нет ли в их изделиях подделок, недостатков, поломок.

[Запись на полях:] “Относительно кузнецов”.

Пусть будут проверены кузнецы. При цене 70 акче за 100 подкованных ног, каждую лошадь пусть подковывают за 5 акче, мула за 4 акче, осла за 3 акче. Если кто-нибудь заявит, что гвозди у подкованных животных выпали и потерялись, то вина падает на кузнеца. Если он будет отпираться, пусть, будет наказан.

Пусть будут проверены торговцы ножами. Пусть они не делают мечи франкские (европейские), называя их дамасскими. Лучшие мечи пусть стоят 60 акче, средние — 60, а худшие — 40.

Пусть будут проверены ювелиры. Их изделия должны быть, без примесей. За каждый дирхем пусть берут 3 акче. За один мискаль [изделия из] золота пусть берут 3 [акче]; в изделиях тонкой работы за каждый мискаль пусть берут 5 акче. За работу в один дирхем изделия из литого [золота] и украшения на мече, /24б/ за все, подобное этому, — пусть берется 1 1/2 акче. При переплавке и литье [золота] изделие должно быть без примеси. [За переплавку] пусть берут 1 1/2 акче. Золочение изделий пусть будет стоить 3 акче за каждые 3 дирхема.

Сколько бы ни доставили [на рынок] пшеницы, ячменя и [прочих] зерновых, пусть не препятствуют.

Пусть проверяют торговцев сеном, их ячмень должен быть, зрелым, а киле не иметь недостатка в весе. Ячмень пусть будет без соломы. В противном случае следует наказать и за каждый палочный удар взять 1 акче штрафа. [Гиря] киле пусть будет снабжена тамгой.

Пусть будут проверены мыловары и свечники, чтобы их [изделия] были хорошего качества. Свечи не должны быть никудышными и из вонючего жира. Они должны быть крепкими, без примеси.

Груз вьючных животных должен соответствовать положенному количеству, без превышения. Подковы их пусть будут в полной исправности. Нарушающих это пусть строго накажут.

Пусть будут проверены продавцы москательных товаров. Их шафраны (?) не должны быть грязными и поврежденными. Какие бы товары они ни продавали, такса на них не должна [73] превышать 11 к 10 (акче). Одну голову сахара пусть не заворачивают более чем тремя бумагами. Плохой сахар пусть не продают за полную и хорошую цену.

Пусть будут проверены продавцы мануфактурой, чтобы они к хорошему шелку не делали примеси и не продавали [в таком виде]. Торгующие неполным аршином пусть будут наказаны и за каждый палочный удар пусть будет взят 1 акче штрафа.

Пусть будут проверены красильщики. В какой бы цвет они ни окрашивали, пусть будет сделано хорошо. Пусть не делают /25а/ примесей, не кладут материю на камень и не отбивают палками, а выкрашенные ткани пусть не развешивают над дорогой.

Пусть будут проверены банщики. Их бани и вода пусть будут чистыми и умеренно [горячими], а банщики — проворными. Их бритвы должны быть острыми. В бритье головы они должны быть искусными и ловкими, никому не причинять беспокойства. Их щипцы для выщипывания волос и салфетки должны быть безупречно чистыми. Салфетки, которые давали кяфирам, пусть мусульманам не подаются. На салфетках для кяфиров пусть будут особые метки. Те, которые будут противиться сказанному, пусть будут строго наказаны.

Пусть будут проверены цирюльники. Пусть они не бреют мусульман теми бритвами, которыми брили кяфиров, и не вытирают лица мусульман теми салфетками, которыми вытирали лица кяфиров. Бритвы их пусть будут острыми.

Пусть будут проверены лекари. Дома для умалишенных (тимар-хане) пусть показывают лекарям. Пусть лекари сдают экзамены, а тех, которых не приняли, пусть отпустят. Пусть будут проверены и хирурги, чтобы все в их искусстве было совершенным.

Пусть будут проверены мельники. Пусть они не разводят кур и [тем] не наносят людям ущерба в муке и пшенице. Пусть [за помол] не взимают более установленного обычаем и не мелют крупно, не подменяют пшеницу мякиной. В противном случае пусть они будут строго наказаны.

Пусть будут проверены алемдары и прочие сторожа у ворот. Пусть они в другие дни, кроме понедельника и четверга, ворота не сторожат. Пусть они не разгоняют нищих в мечетях.

[Все] гири киле, аршины, /25б/ [весовые] камни должны иметь тамгу. Без тамги пусть не употребляют. Все нарушения, во время купли и продажи отмечает мухтесиб. Он уличает продающих [с нарушением] и за каждый [недовешенный] дирхем пусть возьмет 1 акче штрафа. Они проверяют доход и расход каждого человека, проявляя заботу о состоянии всякого, и [следят], чтобы не было выгоды менее чем 11 к 10 [акче], и для этого устанавливают таксу. В более трудоемких [74] делах [выгода] пусть не превышает 12 к 10 [акче]. И чтобы ничего не продавалось без установления таксы при посредстве кади и мухтесиба.

Завершена книга закона Османского с помощью господа Владыки.

Написано 1 реджеба 971/14 февраля 1564 года (Далее в публикуемом списке следует не имеющая, видимо, отношения к тексту, приписанная позже, другим почерком, молитва во имя пророка, его потомков, спутников и первых четырех халифов, в память султанов Мехмеда II Фатиха, Баезида II, Селима I, Сулеймана Кануни, Селима II, Мурада III, Мехмеда III, Ахмеда I, Мурада IV и Ибрагима I, всех аг и гази янычарских очагов и мусульман, победителей над кяфирами.

Список А 250 имеет следующую концовку (см. фото последней стр. рукописи):

“Записанные кое-где по краям этого канун-наме заметки [составлены] по той причине, что основной список в противоположность [списку] досточтимого Джелял-заде Нишанджи-бея был иногда скопирован, иногда изменен и переиначен. Таким же образом сделаны записи и на основании священных указов. По этой причине и сей недостойный при копировании также, сделал записи на полях, чтобы это знали”).

Текст воспроизведен по изданию: Книга законов султана Селима I. М. Главная редакция восточной литературы. 1969

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.