Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

"КАНУН-НАМЕ" МЕХМЕДА II ФАТИХА

О ВОЕННО-АДМИНИСТРАТИВНОЙ И ГРАЖДАНСКОЙ БЮРОКРАТИИ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ В XV в.

(Предлагаемый читателям вольный перевод "Книги законов османской династии" передает содержание рукописи 1620 г., хранящейся в Фондах Венской национальной библиотеки и изданный в 1912 г. М. Ари-Фом (Канун-наме — и Мехмед Фатих. Истанбул, 1330, с. 9-32)

КАНУН-НАМЕ-И АЛ-И ОСМАН

(Здесь и далее курсивом даны термины, значение которых объясняется в конце статьи в "Словаре терминов".)

Текст хатт-и хумаюна султана Мехмед-хана, достославного.

Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!

Хвала и благодарение Аллаху, что всемилостивый творец всего существующего для наилучшей организации и порядка в своей обители ниспослал народу законодательство и сделал его руководящим началом для всех. Поэтому без устали молись созидателю мира и на благородное его творение, посланнику божьему, благословенному пророку, чье священное предание, сунна и шариат также являются неоспоримыми источниками для разработки религиозных и судебных актов.

Являющийся хранителем таких султанских актов и законов хакана, раб божий и покорнейший слуга Мехмед бин Мустафа, известный как Лейс-заде и поныне являющийся тевкии правящего шахиншаха, возвышающегося над другими правителями как путеводная звезда, величайшего из султанов мира и преуспевающего хакана, славного завоевателя страны румов, хранителя неделимого царства, устроителя духовных, государственных и законодательных дел во имя предопределения судеб султаната, подлинного и знаменитого властелина, неоспоримого владетеля трона, удостоенного называться героем своей эпохи, наделенного правом милости и пощады, величайшего из султанов, халифа над всеми учеными, султана, сына султанов, Мехмеда, сына султана Мурад-хана, этот смиренный служитель тугры в период его вечного и благословенного царства был надлежащим образом использован. И в те благословенные годы, когда его блаженное высочество падишах, наш лучезарный господин, взошедший на трон, добился столь великих завоеваний, и особенно после благословенного свыше завоевания Константиние, являющегося [82] великой столицей и священным городом, благополучным местом, предназначенным для всеобщего покровительства и управления миром, падишах, учитывая, что во времена его великих предков не было свода законов, и испытывая очевидное влияние вилайетов, повелевал своему смиренному слуге составить Свод законов (канун-наме), который вечно применялся бы Диван-и хумаюном, и при этом лично сам соизволил дополнить недостающие положения. Этот смиренный раб, согласно высочайшему ферману, составил его для всеобщего пользования. Он записан со слов преосвященного падишаха без каких бы то ни было дополнений и исправлений и состоит из трех глав, из которых первая декларирует ранги аянов и высокопоставленной знати, вторая декларирует необходимые для великих султанов церемониальные обычаи и порядки, третья декларирует положения о преступлениях и о жалованье всех сановных лиц.

Декларирует ранги аянов и высокопоставленной знати

Да будет известно, что везир-и азам — прежде всего глава всех везиров (вузера) и военачальников (умера). Он стоит выше всех, является полномочным представителем всех сановников. Доверенным моего достояния является мой дефтердар и первый уполномоченный (т.е. великий везир).

И в Высочайшем присутствии по рангу великий везир впереди всех. И шейх-уль-ислам — глава всех улемов. А учитель султана также предводитель всех улемов. Великому везиру надлежало бы почитать их выше себя. И муфтий и ходжи на несколько ступеней выше везиров, даже имеют право сидеть в султанском присутствии.

И в случае созыва Джамийат-и Али (Высшего совета) или собрания знати в диван посторонних не допускать.

В Высочайшем присутствии вначале сидят везиры, после них — кадиаскеры, после них — дефтердары; после них — янычарский ага и другие стремянные начальники (узенги агалар) миралем, капыджы башы и мирахор.

Дефтердары моей казны сидят выше всех начальников, находящихся в моей блаженной столице. Они выше всех санджакбеев и потому садятся выше. Если даже беи получают шесть раз по 100 тыс. акче, дефтердары сидят выше их. И беи сидят ниже дефтердаров.

Янычарский ага — старший над другими военачальниками, Ниже главного военачальника сидит миралем, ниже его — капыджы башы, ниже — мирахор, да еще в государстве падишаха стало два мирахора. Ниже мирахора сидит чакырджы 6ашы, ниже его — чашнигир башы, ниже — начальники других подразделений, ниже — капыджылар кетхудасы: ниже — джебеджи 6aшы, ниже — топчу башы.

Право восседать на почетном месте в Диван-и хумаюн принадлежит везирам, кадиаскерам, дефтердарам и ниианджы. [83]

Вначале сидят везиры, по одну сторону от них — кадиаскеры, ниже их — дефтердары. По другую сторону сидят нишанджы, а если нишанджы имеет ранг везира или бейлербея, то он сидит выше дефтердаров, а если ранг санджакбея — то ниже дефтердаров. Его титул и ранг приравнен к рангу и титулу дефтердаров.

Дефтердары моего казначейства садятся выше лала принцев, которые при получении дарственных халатов, зимней и летней одежды и довольствия равны примерно везирам, кадиаскерам и дефтердарам.

Бейлербеи вправе сидеть на заседаниях Диван-и Али, и они садятся ниже везиров, а дефтердары — ниже кадиаскеров. Санджакбеи живут в провинции. Все дефтердары, находятся ли они в моей столице или в других городах империи, по праву места и титулатуре равны.

Бейлербеи по рангу ниже везиров на одну ступень и садятся выше тахт кадиери. Другие кадии, кроме кадия моего Дар-ас-салтаната, садятся ниже дефтердаров.

Обладателями права непосредственного доклада моему августейшему присутствию являются кадиаскеры и дефтердары, а из людей внутреннего покоя — капп агасы, ода башы, хазинедар баша, киларджы башы и сарай-и амире агасы. Но капы агасы обладает старшинством. В большинстве случаев устные доклады делают ода башы и капы агасы. Правом письменного доклада могут пользоваться все бейлербеи, другие военачальники и кадии. Непосредственный устный доклад имеет более высокое значение. Четырем лицам дозволяется получить должность бейлербея: дефтердару казначейства, нишанджы в ранге бея, кадию с жалованьем в 500 акче и санджакбею, жалованье которого повысилось до 400 акче.

И санджакбеи сидят выше других военачальников. Нишанджы могут стать мюдеррисами медресе сахин и дахилъ. Если на должность нишанджы назначается лицо, являвшееся дефтер-даром казначейства, то ему присваивается титул бейлербея, если являлся реис-уль-кюттабом — то статус санджакбея. Если дефтердар казначейства принимает санджак, то его доходы должны составлять 450 тыс. акче. А другим стремянным начальникам выделяется санджак с доходом в 430 тыс. акче. Санджакбеи с доходом менее 400 тыс. акче не может стать бейлербеем. Если военачальник из столицы назначается на санджак, то его доход должен составлять 400 тыс. акче.

Пищу, подаваемую в августейшем диване, вместе с великим везиром едят главный дефтердар, другие везиры, дефтердары и нишанджы. Кадиаскеры едят отдельно.

Дефтердары казначейства со званием бея могут неоднократно назначаться на должности нишанджы и даже везиров, и это мой закон.

Пищу, подававшуюся великому везиру, после него пусть подносят чауш башы с его товарищами, а пищу, подававшуюся везирам, после них пусть ест реис-уль-кюттаб со своими людьми, а пища, подававшаяся кадиаскерам, затем подается капыджылар кетхудасы. [84]

Чауш башы, реис-уль-кюттаб и капыджылар кетхудасы являются прислуживающими лицами, они не садятся в диване. И если из военачальников миралему и капыджы башы по необходимости придется войти в диван, то они тоже не садятся. А если по какому-либо делу войдут отстраненные от должности бейлербей или бей, то бейлербей садится ниже везиров и нишанджы, а бей — ниже дефтердаров. Только в двух случаях бейлербей садится выше: если ранее занимал пост дефтердара казначейства или стремянного начальника.

Везиры, кадиаскеры и дефтердары обязывают своих подчиненных носить особую одежду. Бейлербеям и санджакбеям по примеру везиров следует носить вязаные шапки с кисточкой на конце. Везирам и дефтердарам выделяются для сопровождения селям, чаушы.

Мною узаконено, чтобы везиры, скрепляя тугрой документы, помогали нишанджы.

Управляющим всего моего имущества является главный дефтердар, ему подчиняются все, его указания не могут быть игнорированы. Без его ведома не может быть ни внесено, ни изъято ни одно акче. По своему положению он приравнен к бейлербею Румелии. Все дефтердары моего казначейства являются уполномоченными смотрителями за казенным имуществом и землями страны, их выделением и изъятием, уменьшением или расширением. Они правомочны назначать или смещать всех секретарей (кятибов).

Государственными делами великий везир управляет, совещаясь с другими везирами и дефтердарами, и никто, кроме них, не должен быть посвящен в это. Право вынесения постановлений, скрепленных моей священной тугрой, предоставлено трем инстанциям: постановления, касающиеся общегосударственных дел, да будут написаны по распоряжению великого везира; постановления, касающиеся моего имущества, да будут написаны по распоряжению дефтердара; постановления по судебным искам, выносящимся согласно священному шариату, да будут написаны по распоряжению кадиаскеров.

И пусть главный дефтердар важные государственные вопросы решает, советуясь с великим везиром. О тайных государственных делах даже второй везир не должен знать.

В случае смерти одного из моих детей, да присутствуют у тела покойного великий везир, кадиаскеры и дефтердары.

Дефтердары казначейства могут выдвинуться в главные дефтердары. А в дефтердары можно выдвинуться из следующих ступеней. Мною установлено, что прежде всего в дефтердары повышаются дефтер эмини и шехир эмини. Мною установлено, что дефтердаром может стать также кадий с жалованьем в 300 акче. Кадий с жалованьем в 300 акче по рангу приравнивается к кадию с жалованьем в 500 акче. Мною постановлено, что кадий, жалованье которого достигает 300 акче, может назначаться дефтердаром казначейства. Мною установлено также, что реис-уль-кюттаб, если он заслужит почтения, может стать дефтердаром. [85]

По табели о рангах следуют: прежде всего — дефтер эмини, за ним — шехир эмини, далее — реис-уль-кюттаб. Дефтер эмини и шехир эмини получают улюфе в 120 акче.

По рангам секретарей следуют: реис-уль-кюттаб, за ним — янычарский кятиб, за ним — рузнамеджи, за ним — сипахилер кятиби, за ним — мукабеледжы, за ним — мукатааджы, за ним — тезкереджи, за ним — реис-кятиби. Указанные выше секретари по своему положению соответствуют ходжам. На заседания дивана они приходят в длиннополой верхней одежде. Реис-кятиби — рядовой работник. Назначение и увольнение всех указанных секретарей производятся моими дефтердарами, это их полномочие.

Мютеферрика с улюфе выше чашнигиров. За чашнигирами следует тимар мютеферрикасы, ниже их — чауш. Тимары чаушей и кятибов являются свободными тимарами. Мютеферрика с улюфе может подняться по службе до тимар дефтердары, а тимар дефтердары — до дефтер кетхудасы. Дефтер кетхудасы Румелии, если он заслужит почтение, может быть назначен дефтердаром казначейства. Реис-кятиби может выдвинуться в секретари казначейства, затем — в мукатааджы, а затем — в мухасебеджи.

Муллы медресе сахин обладают статусом мевливие. Все они выше санджакбеев. И мюдеррисы медресе дахиль и харидж обладают статусом мевлевие. Мюдеррисы медресе дахиль и харидж получают по 50 акче. А еще учрежденное мною высшее медресе названо сахин. Преподаватель медресе сахин может продвинуться на должность кадия с жалованьем в 500 акче. Точно таким же образом можно продвигаться преподавателям медресе Ая Софья. Выпускник медресе, мюлазим, начинает преподавать в медресе с 20 акче, затем жалованье повышается до 2 5, 30, 45 и 50 акче. Мюдеррис выше других начальников. Выслужившийся до преподавателя медресе сахин с жалованьем в 500 акче может стать кадием, а затем возвыситься и до кадиаскера. Кадий моего Дар-ас-салтаната по положению равняется бейлербеям. Мюдеррис из Ичэлов с жалованьем в 20 акче, если становится кадием, получает 4 5 акче. А кадий с 300 акче обладает статусом мевлевие. Иные кадии с жалованьем в 150 акче могут считаться выше по рангу, чем дефтер кетхудасы и алайбей, но ниже тех, кто обладает санджаком с доходом в 200 акче. Пока жалованье кадия не достигнет 300 акче, он не вправе претендовать на должность дефтердара казначейства. Мною установлено, что муллам медресе дахиль и сахин можно предоставить должности дефтердара или нишанджы.

Сыновья великих везиров да будут мютеферрика с жалованьем в 60 акче, а сыновья других везиров — в 50 акче, сыновья нишанджы, а также бейлербеев — в 45 акче. Сыновья санджакбеев да получат зеамет с доходом 30 тыс. акче, а сыновьям чаушей пожалован тимар с доходом 10 тыс. акче. Из детей высших улемов: сыновьям мюфтия эфенди и ходжа эфенди со стороны шехир эмини да будет назначено улюфе по 60 акче, сыновьям кадиаскеров — по 45 акче, сыновьям тахт кадилер — по 30 акче, сыновьям учителей шахзаде — по [86] 30 акче, а сыновьям мулл из медресе сахин — по 20 акче. И если мюлазим попросит зеамет, то вынести постановление о предоставлении тимара с доходом 20 тыс. акче. Мною установлено, что везир — и азам может предоставлять тимары с доходами на одну единицу меньше указанной выше суммы дохода. Мои кадиаскеры да будут уполномочены непосредственно устанавливать прибавку к жалованью до 2 акче не из средств казны, а мои дефтердары — до 2 акче из моей казны. В провинции бейлербеи пусть представляют тимары и зеаметы, но докладывают. Такие доклады их да будут приемлемы. И один раз в году мои дефтердары в августейшем присутствии пусть зачитают о моих расходах и доходах, да наденут при этом хилат-и фахрие.

Мюдеррис с 50 акче сидит выше реис-уль-кюттаба и дефтер эмини. И дефтер эмини, и шехир эмини сидят выше командиров подразделений. Но дефтер эмини по положению ближе к рядовому дефтердару, и сидит он выше шехир эмини и реис-уль-кюттаба.

Мои дефтердары уполномочиваются докладывать о тех лицах, которые служат моему имуществу и в соответствии с их усердием заслуживают назначения чаушем, кятибом или сипахи, и даже докладывают о том, надо ли им предоставлять санджак или зеамет. Да выдадут рядовым янычарам ежегодно по пять зира, собреман, чуха и астар.

Таким образом была обустроена государственная организация. Пусть теперь сыны моего благородного потомства постараются совершенствовать ее.

Декларирует церемониальные обычаи и обряды, касающиеся государственных дел

Прежде всего да будет учреждена арз одасы. Мое благословенное величество, сидя, остается за занавесом, четыре дня в неделю мои везиры, кадиаскеры и дефтердары входят в мое августейшее присутствие на доклад. В дни, когда мои везиры, кадиаскеры и дефтердары приходят в диван, пусть чауш башы и капыджылар кетхудасы, следуя впереди, сопровождают их. И некоторые мои поручения и вести из провинций капы агасы от меня передает капыджылар кетхудасы, а он, в свою очередь, сообщает моим везирам, кадиаскерам и дефтердарам.

Да еще учреждена хасс ода с 32 огланами (слугами), среди которых да будет один силяхдар, один рикябдар, один чухадар, один дюльбенд огланы. Обязанность наблюдать за слугами хасс ода возложена на ода башы. Даже силяхдар правомочен дать пощечину невежественным. Если будет необходимо выйти из хасс ода силяхдару и рикябдару, они становятся мютеферрика с жалованьем в 50 акче, а если будет сочтено, что он заслуживает, — то бёлюк агасы или чашнигир башы. Другие слуги хасс ода выходят из нее с жалованьем в 35 акче. Силяхдарам удается даже выйти в капыджы башы. Слуги казны выходят с жалованьем в 18 акче. [87]

И пищу в высокое присутствие подает киларджы башы. Во главе садоводства поставлен бостанджы башы. Когда садятся в лодку, ему грести и управлять ею.

Мною велено, чтобы в дни праздников на площади перед диваном установить трон, чтобы мне воссесть на нем. Во время целования руки везиры, кадиаскеры и дефтердары стоят в моем приближении, ходжи и муфти-уль-энам также присутствуют. Мое правило — вставать при входе моих везиров, кадиаскеров и дефтердаров и нишанджы. Моим правилом является целование моей руки чаушами. Из мелких чинов целование руки алайбеем является правилом, то же самое предоставлено мютеферрика с улюфе и чашнигир. Заимам и тимариотам целовать руку не надо. Если заим-мютеферрика со 150 тыс. акче дохода, кадий с жалованьем.в 60-70 акче и мюдеррис с жалованьем в 20 акче, то они по моему предписанию целуют руку. Из числа кятибов реис-кятиби и секретари дефтерхане. как при нахождении на должности, так и в резерве являются рядовыми чинами. Целование руки для них не является правилом. Мухасебеджи, янычарский кятиб, кятиб корпуса сипахи и рузнамеджи целуют руку.

И все входящие в состав дивана приходят в него, надевая длиннополый кафтан. Они равны по положению ходжам.

Если моему благословенному величеству придется во главе войска находиться в победоносном походе, приближаться ко мне имеют право мои везиры, кадиаскеры и дефтердары. И смещенные бейлербеи, а также беи могут подойти ко мне, если я их приглашу.

Из лично принадлежащих мне верблюдов и мулов по 50 мулов выделить моим везирам, по пять мулов — дефтердарам для провоза казны.

Не в правилах моего благословенного величества принимать пищу с кем-либо, разве только с домочадцами. Известно, что мои великие предки ели вместе со своими везирами. Я упразднил это.

В случае моего выезда во главе войска в победоносный поход у моего августейшего стремени идут солак башы и бин башы.

И в маленьком сундучке на карманные расходы пусть берут с собой флори.

И кому из моих сыновей достанется султанат во имя всеобщего блага допустимо умерщвление единоутробных братьев. Это поддержано и большинством улемов. Пусть они действуют в соответствии с этим.

И слугам моей хасс ода пусть четыре раза в году выдают летнюю и зимнюю одежду и сверх того башмаки и подошвы.

И моя благословенная печать пусть хранится у везир — и азама. Если понадобится опечатать или распечатать мою казну или дефтерхане, они открываются и закрываются по приказу и в присутствии моих дефтердаров. Поступление в казну или изымание из нее каждого акче осуществляется по распоряжениям моих дефтердаров. [88]

Декларирует положения о преступлениях и довольствиях, назначаемых должностным чинам

Прежде всего законом установить, что как мири субашы, так и тимар субашысы в порядке наказания могут взыскивать до 3 тыс. акче. За выбитый глаз взыскивать 1500 акче, за перелом руки — 1000 и за рассечение головы — 50 акче. Если одно лицо сквернословием обругает другого, порицая его по законам шариата, то взыскать 40 акче. Если одно лицо непристойно посмотрит на жену другого, то взыскать с него 20 акче в наказание.

Среди тимаров беев тимары чаушей и кятибов — свободные тимары, если это соответствует высшим интересам. Среди бейских владений деревни и тимары из августейших хаосов свободны. Оценка их доходности и разрешение споров предоставлено моим дефтердарам, это их обязанность. Мои дефтердары, если у кого-либо выявят подходящий для меня хасс, будь то у везиров или у других, изымая из их владения, выдадут им взамен землю из моих необрабатываемых хассов.

Да будут везиры с доходом в 12 раз по 100 тыс. акче. Такие хассы им выделять. Согласно традиции, откуда бы ни поступал в мое августейшее присутствие харадж или пешкеш, пусть предусматривают долю и моих везиров и дефтердаров. Пусть доходы бейлербеев достигают 10-12 раз по 100 тыс. акче, а вначале пусть будет 8 раз по 100 тыс. Дефтердарам пусть выделяют хассы, 6 раз по 100 тыс. акче. Если из казны выдается салъяне, то оно должно быть высоким, пусть выдадут от 150 тыс. до 240 тыс. акче. Если везирам из казны будет выдано сальяне, то пусть дадут от 240 тыс. до 350 тыс. акче, а иным везирам пусть дадут 120 тыс. акче.

Если великий везир попросится на пенсию, то пусть определят ему 150 тыс. акче в год. А бейлербеи уходят в отставку со 100 тыс. акче, главный дефтердар — с 90 тыс., другие дефтердары казначейства — с 80 тыс., санджакбеи — с 60 тыс. акче.

Пусть детям моих дочерей не представляют бейлербейликов, а выделят высокодоходный санджак. Из моих пастбищ пусть выделяют везирам выгоны достаточного размера, а от шехир эмини они получают стоимость необходимого им количества дров. Довольствие дефтердаров обеспечивается за счет как предоставления августейших хассов под ильтизан, так и передачи в пользование по найму, при этом они за право подписи при оформлении договора на каждый юк дохода с хасса получают 1000 акче. Они получают 22 акче от каждой 1 000 акче в качестве кесри-и мизан из той суммы акче, которая в обязательном порядке вносится в хазине-и амире. А кятибы, прислуживающие дефтердарам, получают хакк -и китабет. Из ушра, поступающего с августейших хассов, мои дефтердары получают продовольственную поддержку. И откуда бы моему благословенному величеству ни поступал пешкеш, везирам и дефтердарам выделять долю. [89]

И кадий получает 7 акче с дела о тяжбах, принятого к рассмотрению, за разрешение тяжбы — 32, за составление и выдачу копии судебного решения — 12, за подпись при заверении документов — 2 акче. При разделе наследуемого имущества он получает 20 акче из каждой 1000 стоимости имущества, а при оформлении бракосочетания: с холостых — 32 акче, с вдовцов — 15 акче.

Моему кадиаскеру из казны выдается улюфе 500 акче в день, янычарскому aгe — 450, миралему — 180, мирахору и капыджы башы — по 150, бёлюк агасы — 120, чауш башы и капыджылар кетхудасы — по 60, джебеджи башы и топчу башы — по 50 акче.

И вся титулатура да будет написана так: везир — и азаму — милостивому благоволителю, выдающемуся полководцу, устроителю всеобщего порядка, блюстителю всеобщего порядка, мудрому советнику государства, несомненной опоре трона, ясновидящему благоустроителю народных дел, непогрешимому довершителю продуманных задач, беззаветному хранителю всех единомышленников, созидателю и хранителю судеб государства, особо чтимому среди высшей государственной знати, высшей инстанции во внесословной иерархии величественной страны.

К другим везирам пишется несколько короче.

К муфтию эфенди, ходжа эфенди и кадиаскеру пишется так: величайшему среди мыслителей на земле, мудрейшему среди добродетельных ученых, источнику благодеяний, восприемнику ниспосланных пророком и посланнику божьему учений, вершителю трудноразрешимых дел на основе религии и ее единственному толкователю, выразителю утонченной философской символики, содействующему утверждению истины, шейх-уль-исламу мусульман, муфтию всех верующих, неустанно провозглашающему о необходимости установления взаимопонимания между людьми, моему учителю, преподобному мевляна Мухаммеди и находящемуся на служении фетве преподобному мевляна Бедрэтдину.

Дефтердару со стороны дивана пишется так: гордости эмиров и знати, почтеннейшему среди великих и славных, объединяющему почтенных мевла, могущественному и милостивому везиру, избраннику, заслуживающему благосклонности богохранимого владетеля, дефтердару моей казны.

Со стороны моего величества и финансовых инстанций пишется так: наисведущему в управлении делами, чинами, определяющему достижения успехов, собранию людей, предупреждающему ущербное использование богатств казны, избраннику, заслуживающему благосклонности богохранимого владетеля, дефтердару моей казны, достопочтенному.

Бейлербею пишется так: могущественному, милостивому эмиру эмиров, выдающемуся из светлейших, достопочтенному обладателю власти и великолепия, усердствующему избраннику, заслуживающему благосклонности богохранимого владетеля, бейлербею Карамана, преуспевающему.

Санджакбею пишется так: милостивому, благородному эмиру, большой опоре и надежде власти, достопочтенному [90] обладателю власти и великолепия, избраннику, заслуживающему благосклонности богохранимого владетеля.

Янычарскому aгe и другим стремянным начальникам пишется так: гордому владетелю славы и чести, объединяющему людей на великие дела, избраннику, всегда заслуживающему благосклонности богохранимого владетеля.

Престольному кадию с жалованьем в 500 акче пишется так: наисведущему из мусульманских кадиев, первейшему среди зрелых ученых, кладезю достоверных знаний, возвышающему знамена шариата и религии, несомненному наследователю учения пророков и посланника божьего, наделенному правом судебного доказательства на основе иджма-и уммет, избранному, заслуживающему благосклонности богохранимого владетеля, улему.

К мулле сахин или дахиль пишется так: достославному, улему, достопочтенному ученому, установителю истины, несомненному источнику добродетели, несомненному наследователю учения пророков и посланника божьего, избраннику, заслуживающему благосклонности богохранимого владетеля, улему.

К кадию с жалованьем в 150 акче пишется так: влиятельнейшему кадию ислама, средоточию благодеяния и помощи, удостоверяющему религиозно дозволенное и запрещенное.

Нижеследующим после него на один эпитет пишется короче.

Шехин эмини, дефтер эмини и реис-уль-кюттабу пишется так: достославному, принимающему решение, милостивому, чтимому народом, избраннику, всегда заслуживающему благосклонности богохранимого владетеля.

Чаушу пишется так: достойному приближенному, а кятибам — достойному владетелю пера.

К тому, кто правит вилайетом, но находится в повиновении, пишется так: высочайшему по предопределению; правителю, если он в своей стране обладает правом чеканить монету и правом упоминания в хутбе, пишется так: с братскими чувствами; если правит вилайетом по праву наследования, но не обладает правом чеканки монеты и на хутбу, пишется так: владетельному эмиру.

Если понадобится направить предписание моему сыну, принцу, то написать так: моему истинно любезному сыну, султану Джему, неизменному, доблестному отпрыску Сулеймана, султана султанов, величественного и милосердного, и наследнику блистательной страны пророка.

К сыну муллы и сыну паши пишется так: высокочтимой милости, большой поддержке возвышенных.

Если понадобится направлять предписание одной из султанш, то написать так: ее высочеству блистательной звезде и драгоценной жемчужине короны, достопочтеннейшей среди знатных женщин, моему дитя Айше-султан, дочери султана Мехмеда.

Доверенный секретарь щедростного царства

его величества.

Написано в месяце зульхидже, год 1029-й.

Текст воспроизведен по изданию: Канун-наме" Мехмеда II Фатиха о военно-административной и гражданской бюрократии Османской империи // Османская империя. Государственная власть и социально-политическая структура. М. Наука. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2018  All Rights Reserved.