Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ОБОЗРЕНИЕ ПРОИСШЕСТВИЙ 1824 ГОДА

(Окончание)

Юго-восточная часть Европы в продолжение сего года была позорищем упорной кровопролитной брани. Турки употребляли все силы и средства, чтоб удержать и восстановить свою власть над греками; греки всячески старались утвердить победами рождающуюся свою независимость. Никогда еще не угрожала последним такая опасность, как в истекшем году: сильный и богатый Паша Египетский, которого почитали тайным врагом султана, решился подать помощь Оттоманской Порте, но все сии грозные начинания, сопровождаемые даже в начале значительными успехами, обратились во вред туркам: Крест одержал совершенную победу.

В начале 1824 года турецкое правительство прилежно занималось увеличением и образованием своей морской и сухопутной силы. Буря истребила и попортила в Мраморном море несколько вооруженных [216] уже судов: они в скором времени были исправлены. Некоторые члены Дивана вздумали было предлагать о принятии мер кротких и миролюбивых, но исступленные фанатики одержали верх. Желая привлечь на свою сторону сильного Пашу Египетского, который в нынешних обстоятельствах мог бы объявить себя независимым и даже присоединиться к грекам (о чем уже носились слухи), султан отправил к нему великолепное посольство с богатыми дарами и красноречивыми обещаниями, и успел в сем деле: Мегмет-Али дал слово присоединить свою морскую силу к турецкому флоту. Случившийся в Каире сильный пожар истребил часть военных запасов, и, по-видимому, остановил отправление войска и флота, но Мегмет в точности исполнил данное обещание.

Мисолонги, главный город и местопребывание правления Западной Греции, освободился в начале сего года от турецкой осады. Там действовал знаменитый князь Маврокордато, сколько мы судить может, самый образованный и самый благонамеренный из всех вождей нынешней Греции. Он отказался от почетного звания председателя Законодательного Сословия, чтоб заняться исключительно защитой и [217] управлением западных областей твердой земли. К нему стекались храбрые иностранные офицеры, предлагавшие грекам свою службу и богатство. Знаменитейший из сих Филеллинов, первый поэт нашего века, лорд Бейрон, нашел в Мисолонги преждевременную смерть. Вскоре последовал за ним (в Гастуне) и другой великодушный британец, молодой лорд Муррай. — Помощь образованных и умных иностранцев нужна грекам и в борьбе с турками, и для прекращения внутренних раздоров. Потомки Аристида и Фемистокла не изменились: храбро и единодушно сражаются они с врагами отечества, но лишь только пройдет опасность, находят причины к бесконечным внутренним раздорам. Каждое лето представляет нам новые геройские подвиги греков, но с наступавшей осени начинаются внутренние несогласия, раздоры и смятения, продолжающиеся до весны: тогда опасность вновь мирит их, и они летят к победе. Счастливы они, что враги их доныне не умели пользоваться сим обстоятельством; еще счастливее будут, если прежние потери, причиненные раздорами, послужат им урокам на будущее время! [218]

Финансы греческие поправились в сем году займом, заключенным в Лондоне с тамошними банкирами. Английское правительство не противилось сему займу, как делу частному, но жители Ионийских островов должны в нынешней войне наблюдать совершенный нейтралитет. Греческое правление вздумало было издать повеление о обыске всех нейтральных кораблей, но Англичане сему воспротивились; отправили в Наполи-ди-Романию своих агентов, и убедили греков уничтожить сие необдуманное постановление.

Капитан-Паша вышел из Дарданелл в начале Мая месяца, и двинулся к Митилену. Греки, вооружив между тем множество малых судов и брандеров, ожидали, куда он обратится. Разнесся слух, что он намерен напасть на Ипсару, самый важный из островов Архипелага в военном отношении. Тамошние жители приготовились к отчаянной защите. Мужи, жены, старцы, дети, приобщась Святых Тайн, поклялись умереть за веру и отечество. Капитан-Паша действительно ринулся на Ипсару, подкупив прежде того несколько албанцев, служивших грекам. В ночи с 20 на 21 июня вышел он на берег. Албанцы, защищавшие сие место, [219] заколотили все пушки, и обратилися в бегство. Ипсариоты, преданные изменой, удалились в укрепленный монастырь Св. Николая, сражались там отчаянно, и когда уже оставалось в живых малое только их число, зажгли они пороховые погреба, разрушили тем все батареи, и подняли самих себя на воздух. Члены правительства на 40 судах отправились на Самос. Остальные жители пали под ударами врагов. Разъяренные турки убивали всех без пощады, и изменники албанцы принесены были в жертву. Капитан-Паша отправил в Константинополь несколько сот греческих голов и ушей, хвалился победой своей и истреблением главного острова греков, но не умел пользоваться плодами своего успеха. Вместо того, чтоб в первую минуту ужаса обратиться против Самоса или Морей, он спокойно возвратился в Митилен, и потерял драгоценное время. — Греки опомнились: в короткое время воды архипелага покрылись их легкими кораблями, и наступательные действия возобновились. Вскоре, возвратили они Ипсару, овладели турецкими, оставленными там судами, и истребили всех неприятелей, занимавших остров. И Кассо, подвергшийся игу турецкому, вскоре освобожден был [220] от своих притеснителей. Надежда возродилась в сердцах греков: Канари обещал сильную помощь жителям Самоса, если они только решатся защищать себя.— Наконец Капитан-Паша двинулся и против сего острова. Лишь только появился он у берегов Малой Азии против Скала-Новы, чтоб перевезти оттуда сухопутные войска на Самос, греческая эскадра, под командой Сахтури, устремилась на отдельную дивизию турецкого флота, и истребила оную. Капитан-Паша, страшась брандеров, удалился в Будрунский залив. Греки его преследовали, и взяли несколько транспортов. Турецкие войска, высаженные на Самос, были истреблены тамошними жителями.

Между тем египетский флот (8 фрегатов, 72 других военных судов и 180 транспортов, на коих было 18 т. пехоты и 2 т. конницы) под начальством Ибрагима-Паши и Измаила-Гибралтара, вышел из Александрии. Сначала готовился он напасть на Морею, и сие могло бы быть весьма пагубно грекам; но противные ветры удержали его вблизи Родоса. Капитан-Паша, прибыв в Будрун, убедительно просил Ибрагима-Пашу к нему присоединиться. Ибрагим явился у Станхио, и тогда начались между военачальниками [221] споры о первенстве. Греки не упускали благоприятных случаев. Через несколько дней явились там Миаули и Сахтури со своими флотилиями. Произошло решительное сражение, кончившееся в пользу греков. Несколько турецких и египетских фрегатов и множество других судов сожжено брандерами, и большая часть бывшего на них войска истреблена. После сего сражения Капитан-Паша бежал назад в Митилен, преследуемый греками, которые там нанесли ему последний решительный удар сожжением и взятием большей части его судов. Сам он с тремя разбитыми кораблями, при наступлении осени, воротился в Константинополь. — Ибрагим-Паша, опомнившись после сих первых неудач, решился было поправить свои дела, и в октябре уже месяце поплыл против Морей. Жестокая буря застигла его на пути, и вскоре потом напали на него греки, взяли несколько кораблей, и принудили его с остальными бежать в гавань Суду, что на острове Кандии. По последним известиям, отправился он в Александрию.

На сухом пути Турки также не имели успехов. Сераскир Дервиш-Паша двинулся было против Термопил, но претерпев там поражение, воротился в [222] Лариссу, и с тех пор не предпринимал ничего важного. Паша Янинский, Омер-Врионе, не только не действовал против греков, но еще, сколько известно, старался войти с ними в дружественные сношения. — Последствия сих дел окажутся в нынешнем году. — Многие турецкие области: Босния, Натолия, Сирия были в сем году позорищем мятежей и кровопролития. Но турецкий султан не теряет надежды на возрождение древней храбрости Оттоманов, и, как пишут, снаряжается к пятому походу.

В течение 1824 года скончались следующие знаменитые особы: Е. В. король французский Людовик ХVIII; принцесса Луиза Аделаида де Бурбон-Конде; герцогиня Луккская, бывшая королева Этрусская; эрцгерцог Австрийский, великий герцог Тосканский Фердинанд I; Герцоги Камбасерес и: Лебрен, бывшие второй и третий консулы Французской Республики; герцог Лейхтенбергский (Евгений Богарне); австрийский министр граф Стадион, французский министр Граф де Серр, прусский генерал Граф Тауэнцин; английский генерал (бывший лорд-комиссар Ионийских островов) [223] Мейтланд; поэты, ученые и писатели: лорд Бейрон, Ланглес, Эньян, Дюссо, Лакретель старший, Гильберт; художники: Жироде, Виотти; путешественники: Бельзони и Боудичь; знаменитая сестра милосердия Марфа.

Н. Г.

Янв. 5 1825.

Текст воспроизведен по изданию: Современная история. Обозрение происшествий 1824 года // Сын отечества, Часть 99. № 2. 1825

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.