Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПУШКИН А.

ВЗГЛЯД НА ВОЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ТУРЕЦКОЙ ИМПЕРИИ

“Sous un roi, sous un dieu, je vient la reunir;

Et, pour la rendre illustre, il la faut asservir.”

Mahomet.

Долгое время Восточная Империя, озаренная славой минувших дней, боролась с соседними своими врагами, кои, увлекаясь без покойным воинским духом и алчностью к грабежам, еще в царствование Алексея и (1081), в виде грозной тучи явились пред Византией. Двадцать различных народов ополчились на Империю, и счастье, превратно служившее грекам, оставило их знамена. Из ущелий Алтайских гор, пришли грозные орды турок, в VI веке изгнали аваров из отечества своего и, завоевав многие народы, на развалинах Аравийского Царства основали свое величие; их нашествие привело в движение весь запад Европы; более 200 лет они сражались с воинами Крестоносцами, удерживали владычество свое в Палестине, и наконец оружием Магомета II (1453) сокрушен был [75] престол греческих императоров. С сего времени возникло на востоке сильное государство; между христианскими племенами поселились последователи учения Магомета, который в VII столетии, порабощая большую часть древнего мира исламу, оставим завет с жизнью своей, обращать народы посредством Алкорана и меча. Сии дикие завоеватели одержали верх над народами просвещенными, и в политическом отношении европейских государств, едва ли они составляют народ, но войско, твердо расположенное в Европе, коему лжесвятство воспрепятствует соединиться с народами, ими побежденными. Они суть все янычары, все включены в состав всеобщего ополчения, все готовы выступить и следовать по повелению своих предводителей. Истинные обитатели Турции суть греки и болгары, кои работают, занимаются земледелием и имеют свои поселения. Турки суть в Европе иноплеменные солдаты, содержащие их под военным управлением, равномерно как некогда Мамелюки, известные своим мужеством, угнетали египтян. Таковые вооруженные люди представляя смесь воинских добродетелей и пороков в высочайшей степени, необразованность в военном деле и [76] ослепляющий фанатизм, совершенно в ином виде представляют образ войны, не менее опасный и требующий большой предусмотрительности. Они не могут быть покорены, как другие государства; ибо войска, не покоряют: но победить и изгнать турок всегда можно из Европы.

В просвещенных державах, военное искусство почти везде одинаково; если и существует между ими какое-либо различие: то оно, по своей мало важное щи, не дает решительного преимущества одним пред другими, и всякое новое изобретение имеет везде своих подражателей. У турок, напротив того, воинские учреждения имеют свою оригинальность, веками утвержденную; они весьма мало заимствовал и от европейцев, и не взирая на многие усилия султанов, мало успели в усовершенствовании своей тактики: ибо при всяком нововведении, Янычары, готовы возмутиться. Может быть, пример Египетского Паши, Могамета Али, в образовании своих войск по влиянию французов, над ними подействует, хотя, впрочем, предрассудки у непросвещенных людей всегда сильно вкоренены, против коих трудно и опасно вооружаться и, может быть, самая политика, Сераля требует поддержания сих [77] предрассудков; на них утверждены власть, воинский дух и характер турок, кои, в начале XVII века, в числе 200000 человек, осаждали Вену и были опасными завоевателями в Европе.

История об устроении военных силе в Азии, вообще покрыта мраком неизвестности. До падения империи Халифов, нет основательного сведения о воинских учреждениях арабов, мавров и всех народов, явившихся на сцене после набегов гунов в V веке. Лангле, описавший жизнь Тамерлана, объясняет военную историю татаро-монгольских, завоевавших половину известного мира и непрестанно бывших в войне с турками. Касательно же Оттоманов, в позднейшие времена Марсильи, Бусбек, Робертсон и другие новейшие Писатели сообщили любопытные рассуждения о воинских их постановлениях, кои доныне отличаются, большей частью, неизменностью.

Воинские силы у турок состоят из сухопутных и морских: из них первые были усовершенствованы Амуратом, который, во время своих набегов на Европу, взял в плен великое множество людей всякого возраста, а особенно младенцев. Военное правление имело попечение о [78] воспитании сих последних, и составило из них корпус пехоты, под названием янычар. Начальник оных Аджи-Биктас, о коем они и ныне с благоговением на молитвах, вспоминают как об основатели своем, приучал их в юности умерщвлять христиан и тем их сделал к ним свирепыми и несострадательными. Морская же сила, взявшая верх в XVI веке над венециянами и генуэзцами, была заведена Магометом II (Первые суда турки купили у христиан для переправы из Азии в Европу. Магомет II положил основание флоту, который Селим усовершенствовал, построил 500 судов и учредил корабельные верфи и арсеналы, для коих преимущественно была избрана Галата. Морскую силу Турок должно рассматривать в двух отношениях: 1) Суда, кои разделяются на суда с парусами и веслами (гребная флотилия) и суда с одними парусами. Одни из них содержатся на счет Султанской казны, другие на счет провинций, сопредельных к приморским берегам Империи, или вооружены княжествами, платящими дань Порте. 2) Морская прислуга, которая составляет особенное войско. Морские служители суть: 1) левенты, подчиненные морскому Паше, и караулящие суда; 2) менсугаты, охраняющие приморские берега; каждый из них, вместо себя, может без опасения посылать на службу другого; 3) матросы управляющие парусами и снастями; 4) гребцы, состоящие из христиан, осужденных турками на каторжную работу; и 5) мастеровые люди для починки и исправления, за исключением тех, кои работают в арсенале, и называются Азаппы, кои по словам Марсильи, в 17З1 году составляли 150 рот, в коих самые молодые люди теоретически обучались всему, относящемуся до морского искусства. Ныне турки заимствовали от Англичан в усовершенствовании флота, и имеют, так как и в прочих родах службы, много европейских офицеров. Пример египетского наместника, конечно, в скором времени над Портой подействует.). Пути, по коим до того [79] вели торговлю европейцы с Востоком, были преграждены, и сие заставило европейцев искать другого пути в Восточную Азию — около мыса Доброй Надежды. Таковы, следы военного существования турок в Европе. Турецкая пехота разделяется на капикулов и серраткулов. Первая из них почитается почетнейшей, составляет стражу при султанских воротах (Капи значит ворота) и до времен Солимановых, была на собственность султанском иждивении (В его время она лишилась многих прав. Ага был назначен визирем, что прежде зависело только от султана. По смерти сего государя, войско сие было умножено и сделаны некоторые перемены во внутреннем управлении его). [80]

В сие название включаются также серальские люди; Капиджи, Бостанджи и др., кои ездят в поход за султаном. Войско капикулов разделяют на янычар, на аджемогланов или новых янычар, топеев или пушкарей, джебеджы или ружейных мастеров, и сакка или водоносцев, кои составляют последний род солдат; воду они возят в кожаных мехах на крестьянских лошадях, не только для питья, но и для омовения пред молитвой, по турецкому обычаю. Они служат для прислуги прочим солдатам и офицерам, подчинены командующему ротою, находятся в презрении, неопрятны, и носят кожаное платье.

Чтобы утвердить Янычарское войско в порядке и сделать оное способным к воинским предприятиям, Амурат постановил следующие правила, кои с некоторыми отменениями и ныне существуют:

1) Слушать офицеров и главных, хотя бы они были и из невольников. 2) Все должны состоять в одном корпусе и жить на одним месте совокупно; 3) Не [81] иметь им ничего излишнего, которое привлекало бы их роскоши. 4) Подвергать за преступления смертной казни. 5) Касательно молитв, исполнять с послушанием все, приказанное Аджибиктасом. 6) Никого не принимать в их корпус, как только из Версемес, (платящих подать), или из бывших Аджемогланов.

Роты их называются одами, т. е. казармами, где они едят и живут вместе. Казармы сии имеют разные удобности для покойной жизни, и сие наблюдают они и походом, употребляя большие круглые палатки.

Янычарские оды составляют три корпуса: яябеев, имеющих привилегии оберегать пограничные места и города;— офицеры их пользуются правом ездить на лошадях пред генералами, что недозволенно офицерам других разрядов; болупов и сейменов, в коих все чины имеют менее привилегий. Отборнейшие из всех янычар кориджи, охраняют императорские резиденции, Константинополь, Адрианополь и Брусу. Отурани уволены от действительной службы, но получают плату, и фодлакораны (хлебоеды), только за службу отцов имеют от султана небольшую плату. Все они подчинены главным [82] начальникам и офицерам, командующим одами. Янычары составляют также придворный штат, почему оды имеют различное название. Например, по словам Марсельи, каждая рота загарджи, состоящая из 600 человек должна стеречь — ловчих собак султанских; в хотя Капитан оной, не имеет другого дела, однако ж он не в малом почтении, ибо имеет такой чин, что всегда может находиться при лице султанском и скорее произойти, нежели прочие, в чин киая-бея (третий главный начальник в войске). Подобным образом и другие оды имеют название и свою степень: почетнее из всех од суть дебеджы, потому что их капитаны занимают место губернаторов в тех городах, где находятся гарнизоны и канеджилары, где на счет правительства, молодые янычары обучаются действию оружия и службы.

Узы военного порядка не основаны на истинных законах. Янычары всегда почитали страшным совершенное подчинение своим офицерам, и сие служило поводом к частым возмущениям, тем более, что офицеры недовольно уважены визирем. Янычар-Агаси или Ага есть верховный глава над янычарским войском: обязанностью поставляется, чтобы на поклон к нему; [83] приходили все главные начальники, находящиеся в действительной службе, и те, у коих отняты места. Сам верховный Визирь, при посещении его, встает с места, и в знак уважения почивает шербетом, кофеем и благовонными яствами. Ага может даже своего невольника производить в Сеймен-баши и Киая-беи, из коих первый, во время выступления Аги, делается наместником Константинопольским, прикладывает собственную печать к указам, и командует всеми Серверами или полковниками. В Аги Султан обыкновенно жалует одного из невольников своих, полагая, для своей безопасности иметь, в нем надежного человека, и на нем лежит вся тягость военного правления. По истине власть его опасна Султану, ибо, располагая гарнизонами на границе, он, под видом защищения, может привести к бунту весь корпус, тем паче, что, управляя самовластно, он участь каждого из подчиненных отделил от верховной власти своего государя. Янычар-Эфенди, есть судья над всей ротой. Мусур Агаси находится при дворе великого Визиря, чтоб просить за янычар; a Киая-ер служит дворецким при Аге. Вообще возвышение в чины, большей частью, основано на личных [84] заслугах и на милости Визиря; простой воин может надеяться быть главным начальником, и сие не мало усугубляет як ревность к службе. Самые же начальники в сражениях подают личный пример храбрости, от чего зависит сохранение места я почестей. Но притом им нужно снискивать благосклонность Визиря, ибо, при всех заслугах, их участь от него совершенно зависит. Сие заставляет турок быть раболепствующими, в одно время гордыми я низкими, коварными, мстительными и скрытными в поступках и намерениях своих.

Лучших янычар, как надежное войско, из Константинополя отправляют для гарнизона в пограничные города, в верности коих сомневаются. Хотя во время осады, они не служат к защищению, но наблюдают за поступками осажденных войск и жителей, подчинены своим офицерам, обыкновенно пребывающим в чине комендантов, под начальством паши или губернатора провинции.

Великий Султан Амурат, желая на прочном основания учредить сие войско, составил школу для новых янычар или аджемогланов. Тяжкими трудами и работою укрепляют их силу, нужную для [85] военных занятий; там их учат различным мастерством и ремеслам, наиболее соответствующим для военного звания, и употребляют их на галерах для доставления материалов к строению сераля и Султанских мечетей и в корабельную верфь. Нередко они поступают во флот на службу и, по воле начальника, употребляются в разные должности: следуя за Агою, носят талку, то есть, дерево, в коем крепят ноги тому, кого наказывают палками. Они разделяются на Оттураков и Мутефарика-Агаси, из коих начальник первых, Истамбол-Агаси, есть Константинопольский комендант, и снабжает сераль покупными припасами, за исключением собираемых податью с крестьян. Топеи или пушкари, сражающиеся в поле под знаменем, на коем изображены пушка и ядро, имеют обязанностью действовать и изготовлять артиллерию; они составляют третью часть пехотного корпуса, и разделены также на оды или роты. Богатые запасы и арсеналы устроены в разных местах Оттоманской Империи. В Турции, порох и огнестрельное оружие употребляются со времен Амурата и Магомета II, почитаясь национальным изобретением, и для действия [86] бомбами, имеется особенный корпус компараджиев или бомбардиров. Артиллерия вообще у турок в большом уважении, хотя далеко отстала от совершенства европейской, На все изделия обращают большое внимание, так, что не иначе расплавливается метал для литья орудий, как в присутствии Визиря и главных начальников Порты: сие, большею частью, происходит от недоверчивости в характере, внушенной самой слабостью правления.

В число Топеев включены минеры и инженеры, и разные мастеровые арсенального, кузнечного, столярного дела и пр. Из всех сих разрядов воинов, Янычары составляют самое почетное, ибо янычара за преступление не иначе предадут смертной казни, как по просьбе роты, выключив его из списка и разжаловав в простое звание: сей корпус почитает, что, он освобожден от бесчестия казни (Первое наказание янычарам есть арест; повар, по приказанию лейтенанта, сажает виновного на поварню в железа; телесные же наказания делаются по приказанию капитана, и лейтенант их исполняет. Публичное наказание палками совершается после вечерней молитвы, и двое старых янычар, держа виноватого за ноги и голову, увещевают, чтобы не повредили ему составов и не сделали его неспособным к пехотной службе. Наказание продолжается иногда несколько дней сряду, ибо более 80 ударов в один раз не дают. В Четверток и первый день Рамазана, их поста, они от сего освобождены.

Рамазан есть девятая луна, установлен в память того, что в сию луну, по словам последователей Лжепророка, алкоран дан Магомету с неба. От восхождения до захождения солнца, они ничего не едят и с женами не видятся. Но после сего времени до утренней зари, пища и свидание разрешаются. Турки в течение Рамазана, не только не женятся, но если поймают пьяного, то смертью казнят. По окончании сего поста, начинается праздник магометанский байрам, как о сем пишет Тевенот.

Молитвы ежедневно отправляют в лагере, за полчаса пред захождением солнца. Начальники выходят из палаток и, сидя на скамье, читают молитвы, а окружные войска повторяют: Алла (о Боже)! Сие восклицание делают при выстреле из пушки и ружей; молитвы оканчиваются желанием благополучия Султану, Верховному Визирю и прочим военноначальникам.) [87]

Недостаток янычарского войска к защищению пределов и пограничных городов Империи, побудил к составлению особенного корпуса пехоты, под названием [88] Серраткулы, содержимых на счет каждого Беглербата или княжества. Сей корпус, составляя вторую линию пехоты, чтобы в военное время подкреплять капикулы, содержится для помощи янычарам, и в деле определяют солдат на порожние янычарские места; с сими последними их часто смешивают, хотя они и не имеют с ними равных преимуществ и устава. Серраткулы не учреждены от государственного правления, но зависят от Пашей провинций, кои вверяют их по пристрастью своим любимцам или богатейшим людям, а сии одни пользуются почестями и наградами до тех пор, пока сам Начальник у Султана в милости. Планы определена сим войскам, во время действительной службы, монетой той области, где они находятся.

Сия пехота также разделяется на пять частей, из коих: 1) Азапы составляют небольшие корпуса, зависящие один от другого по разделению пределов или окрeгов Оттоманской Порты. В своих землях состоят из стольких од, сколько дней в неделе, и каждым днем именуются. 2) Исарелы служат в пограничных городах, при артиллерии, вместо топеев, или в помощь оным, и разделяются не по [89] ротам, но по пушкам, полагая по одному человеку к малому орудию и по два к большому. 3) Сеймены составлены во время нужды, из крестьян, и находятся в презрения. Принимают в сей отряд без разбора из турок, греков и католиков, желающих освободиться от платежа податей. Их называли также Яя (пешие) и давали им, во время действительной службы, умеренную плату. Они разделяется на баитяков (знамена), тоже значит, что и оды. 4) Лагумджы, составленные из армян, греков и вообще христиан, суть минеры. 5) Муселимы же суть христиане, дани не платящие и посылаемые, под надзором избранных янычар, пред авангардом, для исправления дорог, мостов и переправ по всему пути следования армии, почему их называют лопатниками. Подобно саперам, вооружены они топорами, кирками и пр. Их употребляют иногда при артиллерии и для ведения траншей, и за сие получают они большую плату, в чем завидуют им янычары, всегда сребролюбивые и необузданные воины. Надлежит при сем заметить, что христиане, не взирая на ненависть, оказываемую к ним магометанами, у турок преимущественно употребляются во флоте, артиллерии я до другим частям, где [90] наиболее нужно иметь сведение в математических науках: в настоящем же деле, турки малую имеют к ним доверенность. Против их обыкновения, при осаде Вены находилось много христиан в турецкой пехоте; и даже составили из них резервный корпус, который сильно сопротивлялся при Каммберге.

(Продолжение впредь)

Текст воспроизведен по изданию: Взгляд на военное состояние Турецкой Империи. // Сын отечества, Часть 107. № 9. 1826

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.