Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВИЛЬЯМ ВИТТМАН

ПУТЕШЕСТВИЯ

ПО ТУРЦИИ, МАЛОЙ АЗИИ, СИРИИ И ЧЕРЕЗ ПУСТЫНЮ В ЕГИПЕТ В ПРОТЯЖЕНИИ 1799, 1800 И 1801 ГГ. С ТУРЕЦКОЙ АРМИЕЙ И АНГЛИЙСКОЙ ВОЕННОЙ МИССИЕЙ

TRAVELS IN TURKEY, ASIA-MINOR, SYRIA, AND ACROSS THE DESERT INTO EGYPT DURING THE YEARS 1799, 1800, AND 1801, IN COMPANY WITH THE TURKISH ARMY, AND THE BRITISH MILITARY MISSION

ОТРЫВКИ,

Содержащие некоторые любопытные подробности о Турции и Египте

(Из Wittmans Travels.)

(См. N 10-й Вестника, стран. 131.)

(Продолжение первое.)

Я условился с несколькими из моих товарищей съездить в Газу, осмотреть пирамиды, из которых три еще довольно крепки. Там есть много других, не столько огромных, и которые находятся одна подле другой, в направлении от Востока к Западу. Я видел одну, построенную из мягкого известкового камня, которая почти совсем уже развалилась.

Из трех больших пирамид одна чрезвычайно огромна, так что две другие кажутся в сравнении с нею малыми, хотя в самом деле имеют величину необычайную. Заметно, что самая [191] меньшая из них была строена и отделана с особливым рачением; ибо все окружающие ее пространство покрыто большими пластами порфира и красного гранита. Вероятно, что вся сия пирамида была некогда одета сими прекрасными камнями. На них видны глубокие и правильные следы, показывающие, что сии камни были связаны между собою железными полосами, которые время истребило, и так каменья отваливались по мере разрушения связей.

Сии чудесные памятники человеческого досужества сооружены все из вещества известкового, но более или менее твердого, смотря по свойству камней. Я с великою удобностию вырезал имя свое на одном камне большой пирамиды, что, может быть, тысяча человек прежде меня сделали. Я вошел в пирамиду, но по узкой стезе далеко не пустился; товарищи мои были отважнее и, по возвращении своем, рассказывали мне многие любопытные подробности.

Сии пирамиды находятся в десяти милях от Каира, к Юго-Западу, на пошве каменистой и возвышенной; покрытой белым песком. Сия земная возвышенность принадлежит к цепи Ливийских гор, которые на Западе [192] ограничивают разлитие Нила. Четыре стороны сих пирамид ответствуют четырем главным точкам или странам Света. Много было споров о величине большой пирамиды; как бока ее не все стоят на одинакой плоскости, то трудно было измерить горизонтальное основание. Прежде полагали оное от шести до осьми сот Аглинских футов; но Французы измерили недавно с величайшею точностию сию пирамиду, и нашли, что высота ее простирается на 600 Аглинских футов, а основание на 700. Над большою залою, в которой заключается гробница, находится небольшая храмина в 18 футов длины и ширины. Первый сход в пирамиду имеет длины более 100 футов. Сход, ведущий к большой зале, почти равен с первым, а главная галлерея имеет длины 170 футов. Один Аглинской Инженер дал мне следующую таблицу мерам, ручаясь за исправность оных:

Длина залы 34 фута, 4 дюйма.
Ширина 17 9
Длина гробницы 6 6
Ширина 2 2
Глубина 2 8
Наружная вышина 3 5
Толщина камня   6

[193]

Большая пирамида, равно как и другие, довершены, кажется, не по тому плану, по которому были начаты. Внутренние части, внизу пирамиды, иссечены из камня, как то весьма ясно можно видеть, идучи по первой галлерее. Погода была чрезвычайно жаркая, когда предприняли мы сие путешествие. Я набрал несколько кусков известкового камня, из которого построены пирамиды, и гранитов, рассеянных вокруг оных. Во сте саженях от большой пирамиды, к Востоку, виден Сфинкс, или, лучше сказать, голова сего чудовища, сделанная из одного камня. Сия голова имеет 25 футов вышины и довольно еще цела, кроме носу, которой попорчен, видно, с намерением. Прежде думали, что сия огромная голова принадлежит к такому же телу; но Французы, в последнюю бытность в Египте, разрывали песок вокруг оной и доказали несправедливость сего мнения. Черты сей исполинской головы представляют женщину Нубийскую, или Эфиопскую.

Не подалеку от сих пирамид, нашли мы следы многих древних зданий, которых строительные материалы имели почти невероятную величину. Посреди сих развалин, увидели мы широкой и [194] глубокой колодезь, но совершенно сухой. С великим трудом могли мы найти основание сих развалин, по причине великих груд песку и камней, покрывающих сии места. Для достижения входа в большую пирамиду мы были принуждены взойти на высоту, составленную из отвалившихся камней и песку, нанесенного ветрами. Некоторые из нас всходили на самый верьх пирамиды; но это было сопряжено с невероятною трудностию; ибо каждая их двух сот ступеней сей лестницы имеет около трех футов высоты. Сходить с оной еще опаснее.

В двух милях от пирамид, к Северу, приметили мы остатки двух каменных мостов, которых однакож не успели мы осмотреть. Мы увидели также за 12 миль оттуда, близь Саккары, сем других пирамид.

Я отправился с Гг. Кларком и Крипсом, двумя Аглинскими Дворянами, которые приехали в Египет из любопытства; мы отправились, говорю, к Саккарским пирамидам и также осмотреть поле мумий в Верхнем Египте. Мы сели в шлюпку на так называемом канале Князя верных. Проплыв полчаса на веслах, вошли мы в Нил. [195]

Тогда матросы наши подняли парусы и, с помощию довольно сильного Северного ветра, скоро оставили мы Каир далеко за собою. Через три часа вышли мы на берег в прекрасной деревне Шеика Атмана, находящейся в 14 милях от столицы. Мы нашли жителей сей деревни в прелестной пальмовой роще, где праздновали они свадьбу. Один Араб взошел, с удивительным проворством, на вершину самой высокой пальмы и нарвал для нас фиников. Ночь уже наступила, но луна освещала сей приятный сельский праздник, которой обворожил нас. Тут были поставлены две палатки, где разливали кофе и подавали разные прохлаждения; множество танцовщиц, бывающих обыкновенно при таких случаях, пляскою своею увеселяли присутствующих.

По окончании пляски, все разошлись; но из мущин многие не возвратились в домы свои, и легли на земле, как овцы. Для сего постилают они под себя всю свою одежду и покрываются большим платком, которой днем носят на плечах.

Служители наши развели нам огонь, достали чаю, и проч. Нам было так [196] весело, что мы не прежде, как в час по полуночи, возвратились в шлюпку.

На рассвете начали мы приготовляться к продолжению нашего путешествия. Восхождение солнца было великолепно; лучи его позлащали вершину горы Мокатама. Мы позавтракали очень приятно и подняли парусы. Последнее разлитие изрыло берег Нила разными кривизнами, по которым принуждены мы были следовать, от чего плавание наше замедлилось. Солнце скрылось за облака, и утро было прекрасное. Мы видели на берегах Нила жителей, занимающихся поливанием тех частей поля, куда наводнение не достигало. Для сего употребляют они кожаные сосуды, привязанные к длинным шестам; на другом конце находится большой камень, для перевесу сосуда, из которого вода выливается в жолоб и течет, куда надобно. Тут видели мы Индейскую пшеницу и также индиго в полном их росте; они обещали изобильную жатву. Берега Нила представляли удивительную противуположность. Восточный берег есть ничто иное, как пустая степь, где едва приметны небольшие участки обработанной земли, по близости от селений, которые также очень редки. Цепь [197] бесплодных, обнаженных гор, довершает сию дикую картину. На Западном же берегу, напротив того, видели мы прекрасные пальмовые рощи, рассеянные по полям, богато возделанным. Яркой золотой цвет фиников, которые тогда почти уже созрели, придавал еще новую прелесть сим бесплодным рощам. Арабы вообще предпочитают как финики, так и другие плоды и огородные овощи не спелые, тем, которые достигли уже совершенной зрелости. Трудно найти причину такой испорченности вкуса.

Мы вошли в небольшой канал и плыли до селений Меншеи и Дашу, лежащих у подошвы горы, на которой воздвигнуты Саккарские пирамиды. Одна из них была совершенно невредима и совсем отличного вида с пирамидами Гизескими. Мы плыли по одному из рукавов канала к Северу, и вошли в пространное озеро, произошедшее от наводнений. Сие озеро простиралось до Саккары, где видно поле мумий на высоте, которой основание составляет твердый камень.

Земляная насыпь ведет чрез все озеро, от Востока к Западу, к селению противолежащему Саккаре, до подошвы [198] пирамид, где находится большой каменной мост о многих сводах. Положение сего места показалось нам совершенно сходным с описанием, которое древние оставили нам о Мемфисе. Озеро служило, видно, жителям для перевозу мертвых тел в поле мумий.

До прибытия нашего в деревню Базир, наняли мы проводников, для осматривания пирамид и других любопытных предметов. Мы запаслись также факелами, веревочными лестницами и всем, что было нужно для посещения катакомбов, или гробниц. Спустясь в колодезь, чрез которой в них входят, были мы несказанно поражены новостию и торжественностию представившегося нам зрелища. Сии гробницы были так часто посещаемы, что остатки мертвых тел лежат там смешенно разбросанные по обширным храминам и под сводами, их скрывающими. Всюду видны кости человеческие и приметны по местам отрывки покрывал мумий, которых любопытные не взяли с собою. Сии покрывала, или обертки, имеют черноватый цвет и походят на некоторое смолянистое вещество. Как все испровергнуто в сих катакомбах и не осталось ничего неповрежденного, то [199] бесполезно было желать найти не только целую мумию, но хотя большой кусок оной. Мы взяли несколько кусков, которые меньше прочих были повреждены, и набрали также смолянистой материи, служившей оберткою. Нам было очень беспокойно в сих катакомбах; ибо, кроме недостатка воздуха и крайней от того духоты, чувствовали мы еще весьма тяжелый запах, происходящий от гниения такого множества тел, потому что воздух не может возобновляться в сих подземельниках; и так мы спешили оттуда выдти, как скоро удовлетворили свое любопытство. Сие посещение сопряжено с некоторою опасностию, ибо должно входить чрез отверстие, имеющее не более 4 футов в поперешник, и спускаться по веревочной лестнице, почти на 16 футов в глубину. Арабы, проводники наши, очистили нам путь от камней, которые обыкновенно лежат грудами, при входе в катакомбы и вокруг оных.

Осмотрев сие место, пошли мы с проводниками к гробницам птиц, которые находятся в одной миле оттуда. Вход в оные довольно подобен входу к мумиям, но в него несравненно трудно спускаться, потому что круглые [200] камни ускользают ежемгновенно из-под ног и, катясь стремительно вниз, поднимают страшные облака пыли и мелкого песку, так что мы едва не задохлись. Сошед по веревочной нашей лестнице, пролезли мы по такому тесному проходу, в котором человек, едва уместиться может. Мы были принуждены ползти чрез галлерею в 50 футов длиною. Тут попадались нам многие сосуды с мумиями священных птиц. Сии сосуды сделаны на подобие сахарной головы, или конуса, из обожженной глины. Наконец доползли мы до возвышеннейшего места, где могли уже стать на ноги. Через несколько минут пришли мы в залу мумий, где сосуды в два фута вышиною, также конические, стояли правильными рядами и наполняли всю сию храмину. Мы выбрали для себя несколько лучших из оных. Как не было принимаемо никаких предосторожностей для недопущения любопытных уносить, или разбивать сии сосуды, то вся дорога к ним покрыта черепками, и по них-то должно ползти, входя и выходя. Мы открывали несколько целых сосудов и находили в них птичьи носы, кости и перья, также самое то смолистое вещество, которое служило [201] оберткою мумиям. Таким образом могли мы удостовериться, что Ибис древних Египтян был действительно та птица, которую путешественник Брюс описал так подробно, и которую Арабы называют ныне Абу-Ганнесом. Сии птицы сделались весьма редки в Нижнем Египте, и я не видал ни одной живой во всю мою там бытность. Одна белая птица, о которой упоминает Савари, и которую называют Волопасом, была смешана с Ибисом, но она имеет с ним большую разницу как строением носа, так и перьями.

Как Ибис почитался священною птицею у Египтян, то не удивительно, что они так старались предохранить ее от согнития. Сия птица была драгоценна для них по некоторому особливому инстинкту, удалявшему от сих стран ужасы голода. Полуденные ветры заносили туда не редко большие тучи саранчи, которая пожирала на полях хлеб и все произрастения. Сии птицы, предуведомляемые инстинктом своим о приближении вредоносных насекомых, слетались большими стадами на путь, по которому надлежало лететь саранче, и всю ее истребляли. Законы Египетские осуждали на смерть, без [202] всякой пощады, того, кто убивал Ибиса, хотя бы то случилось и без умысла.

В сих подземельниках чувствовали мы такую же духоту, как и в гробницах мумий; жар там столь несносен, что хотя мы скинули с себя платье, но пот лил с нас ручьями. Мы были очень довольны, вышед оттуда. Сделав договор с Арабами в рассуждении доставления вынесенных нами сосудов, занялись мы рассматриванием окрестностей и самого поля мумий. Сие поле находится на вершине каменного холма, покрытого песком. В нем видно множество колодезей, или отверстий, которые ведут в подземельники, иссеченные в горе. Поверхность сего поля усеяна костями и лоскутьями оберток мумий. Оттуда видны, на большое пространство, течение Нила и наводненные сею рекою поля.

При входе в шлюпку, принесли нам продавать большое собрание разновидных древних Египетских идолов, которые в прежние времена погребались с телами. Мы купили несколько оных и получили в подарок от проводников наших Антелопу (род дикой козы).

Шеик, о котором я уже говорил, позвал нас к себе обедать и, в 4 [203] часа по полудни, отправились мы обратно в Каир, утомясь несказанно.

(Продолжение впредь.)

Текст воспроизведен по изданию: Отрывки, содержащие некоторые любопытные подробности о Турции и Египте // Вестник Европы, Часть 16. № 15. 1804

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.