Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВЗЯТИЕ АНАПЫ

ЭСКАДРОЮ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА,

под командою

КОНТР-АДМИРАЛА С. Л. ПУСТОШКИНА,

В 1807-М ГОДУ.

«Ты владычествуеши державою морскою: возмущение же волн его Ты укрочаеши. Разорил еси вся оплоты его, положил еси твердая его страх». Псал. 88, ст. 10 и 41.





В исходе 1805-го года, вскоре после Аустерлицкого похода, Император Александр заметил перемену в прежнем дружеском расположении к Нему Султана Селима III-го и, на случай войны, повелел Черноморскому флоту быть готовым к военным действиям. В конце 1806-го года последовал разрыв между Poccиею и Портою, и почти в одно время начались военные действия на [4] Дунае, за Кавказом, в Черном море и в Архипелаге.

Чтобы положить в самом начале конец войне, в тогдашнее смутное время поставлявшей Poccию в затруднительное положение, Черноморскому флоту дано повеление изготовиться, весною 1807-го года, к походу в Босфор, с 13-ю мушкетерскими и 7-ю гарнизонными батальонами, в числе 17 000 человек. 1 Командование флотом и сухопутным войском поручено контр-адмиралу Семену Афанасьевичу Пустошкину 2, приготовления к походу возложены на маркиза де Траверсе и Дюка де Ришелье. Но при первом совещании они убедились в невозможности высадки в Босфоре и «не осмелились отваживать на удачу честь и славу России» 3. По получении донесения их в Петербурге, поход на Царьград отменен. Но не желая оставлять Черноморский флот в бездействии и не надеясь выхода в Черное море Турецкого флота, озабоченного пребыванием Сенявина у Дарданелл, а также имея в виду укротить горские народы, делавшие набеги по Кубани, и не дать туркам времени усилить горцев, Император повелел истребить Анапу, гнездо хищников 4. В следствие сего, контр-адмиралу С. [5] А. Пустошкину предписано взять на вверенную ему эскадру четвертой морской полк и

1) Отправясь с наличными кораблями и фрегатами к Анапе, расположить плавание таким образом, чтобы, как скоро эскадра может быть видима городу, могла она тогда же с поспешностию достигнуть к нему и на тамошнем рейде остановиться на пушечный выстрел, дабы одною нечаянностию скорого и неожиданного прихода привесть неприятеля в замешательство и ужас; потом немедленно послать переговорное судно с чиновником, хорошо знающим турецкий язык, поручив ему предварить турецкого начальника, что русский флот, бывший в Средиземном море, вместе с английским, усильным образом прошли Дарданеллы, истребили суда турецкого флота и стоят пред самым Константинополем, и что эскадра наша, стоящая на Анапском рейде, требует немедленной сдачи города, - объявив притом, что если гарнизон Анапский осмелится сделать хоть один [6] выстрел, то город тотчас начнут бомбардировать, жечь и истреблять, и все жители оного преданы будут смерти без малейшей пощады, а имущество их конечному разорению; напротив того, ежели город сдастся без всякого сопротивления, то войска турецкие и жители оного приняты будут с человеколюбием, свойственным Русскому Монарху и верным Его подданным.

2) Когда сдача города будет решена, то поспешить со всею возможностию занять его, высадить на берег гренадерский батальон, присоединив к нему сколько надобно будет из других батальонов, под командою генерал-маиора Говорова, который должен будет отправить на наши суда пленниками всех турецких военнослужителей, с пашею и прочими чиновниками; потом приказать остальным жителям немедленно удалиться из города с своим имуществом, какое они пожелают взять с собою, назначив им для сего самое короткое время, а между тем перевезть на наши корабли все, что найдено будет в городе из орудий, воинских и других припасов; напоследок весь город с предместьем, батареи, укрепления, стены и все строения разрушить, сжечь и истребить, чтобы не осталось ни основания, ни следов их, и чтобы неприятель чрез долгое время не мог и помыслить о восстановлении сего города, который, будучи всегда гнездом и надеждою для хищных соседних народов, беспрерывно нарушавших [7] спокойствие на пределах Империи, по справедливости заслуживал конечного истребления и уничтожения.

3) Ежели сухопутные наши войска, назначенные против Закубанских народов, переправятся чрез Кубань: то избрать способы для сообщения с ними и жителей Анапских, для препровождения в Россию, предоставить на попечение генерал-маиора Гангеблова или ближайшего нашего военного начальства. Если-ж дивизия Гангеблова недостаточна для наказания и прогнания Закубанских хищников, то, для усиления оной, оставить в команде его гренадерский или какой нибудь другой батальон морского полка.

4) Когда предложенные средства окажутся недостаточными для овладения городом, и он откроет неприятельские действия: тогда и против него действовать со всевозможнейшим, сильным огнем, сбить его батареи, заставить орудия их замолчать и нанести возможный вред городу, чтобы удобнее завладеть им. Но если, в продолжение сих действий, неприятель оставит сопротивление, то возобновить с ним переговоры на прежних условиях, имея в виду возможно скорейшее окончание экспедиции против Анапы. А как рейд Анапский открыт, то взять осторожность, чтобы, по занятии города нашими войсками, эскадра наша заняла якорное место в некотором удалении от берега, дабы не подвергнутся опасности от ветров, действующих на берег. [8]

5) По окончании экспедиции, всей эскадре плыть на вид Феодосии, пересадить пленных на фрегат «Златоуст» и отправить их в Одессу; потом обозреть все происходящее при устье Константинопольского пролива и возвратиться в порт Севастопольский. В случае же встречи с неприятельским флотом, употребить меры к его поражению и истреблению.

Таковы были данные контр-адмиралу С. А. Пустошкину наставления, в заключении коих сказано: «благоразумие, деятельность и ревность вашего превосходительства будут руководствовать в сей экспедиции вашими распоряжениями и предприятиями, которые должны иметь единственным предметом пользу службы и славу морских сил Его Императорского Величества» 5.

Корабли и суда, составлявшие эскадру, назначенную к Анапе, под начальством конт-адмирала С. А. Пустошкина; были следующие:

Корабли:

Ранги:

Командиры:

Ратный

110-пуш.

Контр-Адмир. Пустошкин;
Кап. 1-го ран. Макшеев.

Ягудиил

110-пуш.

Кап. 1-го ран. Мессер.

Правый

74-пуш.

Кап. 2-го ран. Твент. [9]

Исидор

74-пуш.

Кап.-лейтен. Деревицкий 6.

Победа

66-пуш.

Кап. 2-го ран. Ратманов.

Варахаил

66-пуш.

Кап. 2-го ран. Сальков.

Фрегаты:

Крепкий

50-пуш.

Кап. 2-го ранга Патаниоти.

Назарет

44-пуш.

Кап.-лейтен. Перхуров.

Поспешный

36-пуш.

Кап.-лейтен. Гайтани.

Воин

32-пуш.

Кап.-лейтен. Подгаецкий.

Златоуст

32-пуш.

Кап.-лейтен. Велизари.

Бриги:

Диана

10-пуш.

Кап.-лейтен. Стожевский.

Елисавета

10-пуш.

Лейтенант Хомутов.

Брандер Рождество Богородицы

 

Лейтенант Кумелас.

Пять канонерск. лодок

 

Лейтенант Критский.

Здесь предлагается подробное описание плавания и действий этой эскадры, заимствованное из журналов, веденных в продолжение экспедиции:

Марта 30-го числа, контр-адмирал С. А. Пустошкин прибыл к вверенной ему эскадре и поднял контр-адмиральский флаг на корабле «Ратный». В 9-ть часов утра явились к нему командиры всех стоявших на рейде судов с [10] донесением об их благосостоянии. В 11-ть часов, по совершении молебствия, флагман объезжал вверенную ему эскадру.

Апреля 1-го, в 5-ть часов утра, бриг «Елисавета,» назначенный для наблюдений за движениями турецкого флота, отправился в море.

5-го числа, прибыли на Севастопольский рейд из Дуная фрегаты «Поспешный» и «Воин» и бриг «Диана», с тремя ротами четвертого морского полка.

6-го числа, четвертый морской полк, под начальством генерал-маиора Говорова, перевезен на корабли.

7-го числа, всем кораблям и фрегатам приказано сняться с фертоинга.

8-го числа, в 7-мь часов утра, эскадра, будучи во всей готовности, снялась с якоря и, при тихом восточном ветре, вышла в море.

9-го числа, прошедши на рифах шпринг-бакены, эскадра обошла мыс Херсонес и направила свое плавание сперва к SO, а потому к О. В 8-м часу пополудни прибыл из крейсерства бриг «Елисавета», который тогда же отправлен в Севастополь с донесениями к главному начальнику Черноморского флота.

10-го числа, ветер, дувший постоянно от О, стал усиливаться и 11-го превратился в сильную бурю, от которой корабли наши понесли столь значительные повреждения, что командующий эскадрою [11] 12-го числа, решился возвратиться в Севастополь, куда и пришли на следующий день, накануне самого праздника Пасхи.

С 14-го числа, начались исправления повреждений, случившихся от бури. Деятельность и усилия в этом деле были необыкновенные: через неделю все было исправлено, и эскадра находилась в совершенной готовности снова выйти в море. Между тем, 15-го числа, прибыли из Николаева на Севастопольский рейд пять канонерских лодок, под командою лейтенанта Критского.

21-го числа, в 9-ть часов утра, при тихом восточном ветре, эскадра вышла в море. Но два корабля «Правый» и «Победа» должны были остаться в Севастопольском порте. Первому из них назначено место, где он должен соединиться с эскадрою, заменив сломанный бурею бушприт новым, другой же, по причине сильной течи, должен был остаться для килевания. Один из участников этой экспедиции сказал: «нам было неприятно, что мы принуждены были оставить «Победу», как бы опасаясь, чтоб без победы не отойти от Анапы. Однако же все пошло по нашему желанию» 7.

22-го числа, в 8-м часов утра, бриг «Диана», по приказанию командовавшего эскадрою, отправился в Феодосию с донесением главному командиру [12] Черноморского флота о состоянии эскадры. В 7-мь часов по полудни, отправлен туда же возвратившийся из крейсерства бриг «Елисавета» с тем, чтобы доставить флагману приказания, могущие последовать от главного командира Черноморского флота. Сего же числа, при свежем северном ветре, который начался с 6-ти часов вечера и продолжался до полуночи, фрегат «Назарет» отстал от эскадры. Полагая, что погодою оторвало у него бывшую на бакштове лодку и он воротился отыскивать ее, эскадра продолжала дальнейшее плавание.

26-го числа, в 6-м часу пополудни, увидели, что фрегат «Златоуст», бывший в крейсерстве между Феодосиею, и Еникольским проливом, и бриги «Диана» и «Елисавета» следуют для соединения с эскадрою.

27-го числа, в 5-м часу по полудни, на OSO показались строения Анапы. Чтобы жители крепости не вдруг могли узнать о приближении эскадры, контр-адмирал приказал спустить свой стеньговый флаг и поднять на грот-брам-стеньге красный флаг, который могли бы принять за турецкий. В 7 часов вечера, по причине наступавшей темноты, эскадра легла на якорь в 6½ милях от Анапы; только фрегату «Воин» и бригу «Елисавета» приказано остаться под парусами и лавировать в виду крепости для наблюдения за неприятелем и для воспрепятствования двум турецким [13] купеческим судам, стоявшим на Анапском рейде, воспользоваться темнотою ночи и уйти. С 11-го часа посыланы были в объезд около эскадры вооруженные катера, на которых было по одному мичману с кораблей «Ягудиил» и «Варахаил» и фрегата «Крепкий».

На рассвете 28-го числа, сигналом с флагманского корабля приказано всей эскадре, сняться с якоря и, лавируя, приблизиться к крепости, а в 9-ть часов утра командующий эскадрою отправил к берегу надворного советника Дандри с предложением гарнизону, и жителям Анапы добровольно сдать крепость.

Объявление контр-адмирала С. А. Пустошкина было следующего содержания:

«Вам уже должно быть известно, что победоносный российский флот, бывший в Средиземном море, также и английский, прошли Дарданеллы, истребили находившуюся там турецкую эскадру, из 8-ми линейных военных кораблей состоявшую, вошли в Мраморное море и стоят пред самым Константинополем. Валахия и Молдавия, крепости: Аккерман, Хотин, Бендеры и Килия без всякого сопротивления тамошних пашей и народа сдались войскам Его Императорского Величества, Всемиластивейшего Государя нашего, и получили должное за свою добровольную покорность.

Прибыв сюда по воле Всемиластивейшего моего Монарха и повелению высшего начальства, я желаю, [14] чтобы и крепость Анапа без всякого сопротивления сдалась победоносной эскадре, посланной под моим начальством с десантным в большом числе войском для взятия и занятия оной. Надеюсь, что все находящиеся в городе последуют миролюбивому и покорному поступку вышеозначенных крепостей и согласятся лучше добровольно покориться флагу Его Императорского Величества, нежели приступать к действиям неприязненным, которые послужат к совершенному истреблению города как с моря, так и с сухого пути, откуда также сильные войска идут к нему - тогда все, без изъятия преданы будут смерти без пощады.

Советую вспомнить прошедшее кровопролитие, за упорство ваше храбрыми нашими войсками учиненное, и немедленно склониться к добровольной сдаче, по коей вы будете приняты со всяким человеколюбием, свойственным Монарху Нашему и Его верноподданным, будете наслаждаться спокойствием и свободным выходом, куда кто захочет следовать с своим имуществом.

Хищные соседи ваши, в таком случае, не только не станут вас тревожить и презирать, но вы сами сделаетесь страшны для них силою храбрых наших войск.

Объявляя вам о сем, ожидаю через четыре часа вашего ответа».

Посланный с этим объявлением, остановясь в некотором расстоянии от берега, вызывал [15] рупором стоявших на нем зрителей принять имеющиеся у него бумаги и доставить их Анапскому паше. Зрители требовали, чтобы он вышел на берег. Опасаясь быть захваченным и приметя скрывающихся зa пригорками черкесов, готовившихся стрелять по нем, переговорщик возвратился без успеха. Тогда сигналом с флагманского корабля дано приказание фрегату «Воин» сняться с якоря и для открытия неприятельских батарей приблизиться к берегу на самое близкое расстояние. В след за тем и вся эскадра вступила под паруса, чтобы подойти к крепости и открыть канонаду. В 5 часов вечера, одна из неприятельских батарей открыла сильный огонь по эскадре; но фрегат «Воин» сбил ее в самое короткое время. Вдруг настало маловетрие, и эскадра снова расположилась на якоре в боевую линию, вне пушечного выстрела от крепости. В это время были приглашены на флагманский корабль все командиры кораблей и фрегатов, также шеф и батальонные командиры четвертого морского полка, которым и даны окончательные распоряжения касательно аттаки крепости. В 8-м часу вечера, капитан-лейтенант Стожевский известил командующего эскадрою, что главный командир Черноморского флота маркиз де Траверсе, желая быть свидетелем аттаки, прибыл на его бриге к эскадре. Вместе с этим известием С. А. Пустошкину доставлена записка от самого адмирала, в которой последний извещал о [16] своем прибытии в эскадру как гость, а не начальник, и просил С. А. Пустошкина уведомить о его намерениях.

Получив это известие, контр-адмирал отправился на бриг «Диана» для донесения маркизу де Траверсе о своих намерениях и сделанных уже распоряжениях. С полуночи послано несколько вооруженных осьми и двенадцати-фунтовыми пушками баркасов и катеров, как для промера глубины рейда, до тех пор нам неизвестной, так и для нанесения неприятелю вреда и беспокойства во время ночи. Не смотря на постоянный огонь неприятельской артиллерии, к утру они исполнили данное поручение с полным успехом, так что эскадра наша с этой стороны была совершенно обезопашена.

С разветом 29-го числа, начали приготовлять к отправлению на берег гренадерский батальон морского полка с его орудиями. В 9-м часу утра, командующий эскадрой еще раз послал Дандри в крепость, с прежними предложениями. В тоже время и паша Анапский, увидя наши движения, отправил с своей стороны к командующему эскадрою янычар-aгy для переговоров. Заметив едущее к эскадре турецкое гребное судно под белым флагом, Дандри тотчас возвратился на флагманский корабль, куда в след за ним прибыл и янычар-ага. На распросы его о причине прибытия нашей эскадры, ему объявили, что если чрез два [17] часа город не сдастся добровольно, то будет разорен до основания. Янычар-ага отвечал, что без согласия паши и народа он не может решиться на сдачу; но если ему позволено будет ехать в город, то в назначенный срок он надеется дать решительный ответ. За тем, получив от командующего эскадрою требование к Анапскому паше, гарнизону и народу о добровольной сдаче крепости, писанное на русском, турецком и греческом языках, янычар-ага отправился обратно в крепость. В это время контр-адмирал С. А. Пустошкин приказал всей эскадре верповаться ближе к крепости, а капитан-лейтенанту Маслову свезти на берег гренадерский батальон морского полка, помещенный на канонерские лодки и вооруженные баркасы, собранные уже около флагманского корабля. По истечении назначенного срока не получив никакого ответа, командующий эскадрою приказал фрегату «Воин», бывшему впереди, подойти к крепости, чтобы узнать подлинное намерение неприятеля. Едва приблизился он на расстояние ближнего пушечного выстрела, турки открыли по нем самый жестокий огонь; фрегат отвечал залпом из всех пушек правого борта, и - началось дело. По сигналу с флагманского корабля, в след за фрегатом «Воин», 66-пушечный корабль «Варахаил» вступил под паруса, подошел к крепости на самое близкое расстояние, лег на якорь и шпринг и начал сильную канонаду. Заметив выгоду занятого [18] им положения, С. А. Пустошкин сигналом же приказал ему бросать брандскугели, от чего чрез несколько минут загорелись форштат и крепостные строения. Между тем и вся эскадра приближалась к крепости, а гренадерский батальон, не смотря на пальбу по нем конных черкесов, вышел на берег в трех верстах от крепости к NО. Устрашенные разрушительным действием нашей артиллерии и опасаясь огня всей эскадры, турецкие артиллеристы бросили орудия и побежали из Анапы; за ними последовали паша, янычар-ага и жители. Гренадерский батальон поспешил было воспрепятствовать бегству их, но принужден был обратить все свое внимание на хищных черкесов, которые бросились в город для разграбления. В это время посланный с фрегата «Воин» для занятия двух турецких судов, стоявших под берегом, храбрый мичман Неверовский, заметив, что неприятель удалился от прилегающей к морю стороны крепости, поспешил к берегу, взошел на бастион с шестью бывшими при нем матросами, и поднял на нем наш кейзер-флаг. Радостное «ура!» всей эскадры огласило Черноморские воды и приветствовало победоносного орла русского, а флагман отдал приказ усилить десант свежими войсками. Остававшиеся в крепости черкесы кинулись на Неверовского и покушались сорвать наш флаг; но были опрокинуты подоспевшими матросами под командою флаг-офицера [19] Юрьева 3-го. В час пополудни гренадерский батальон 4-го морского полка, под предводительством генерал-маиора Говорова и полковника Бриммера, вступил чрез северовосточные и юговосточные ворота в крепость и занял оную. Весь остаток дня занимались отыскиванием пороховых погребов и хлебных запасов, чтобы спасти их от усилившегося пожара. Пред наступлением вечера, командующий эскадрою вместе с главным командиром Черноморского флота отправился на берег для обозрения взятых укреплений, откуда возвратились оба на бриг «Диана» уже по захождении солнца. Здесь С. А. Пустошкин представил Маркизу де Траверсе краткое донесение о взятии Анапы и в 11 часов вечера возвратился на корабль «Ратный».

По завладении крепостью, в руки победителей досталось: разного калибра медных пушек 86 8, [20] чугунных 12 9, ядер чугунных 3985, мраморных 410, бомб 1091, картечь в бумажных корпусах с рубленою дробью 302, книпелей 800, двухпудовых боченков пороху 224 10, свинцовых листов с мечетей 562, крепостные ворота и две мраморные доски с надписью о построении крепости 11; да под берегом взяты два купеческие судна 12 и скампавея, на которых захвачены 1 турок и 9 греков - турецких подданных. Поспешность, с какою неприятель оставил крепость, видна из того, что из 300 топчей и 4000 жителей в крепости захвачено только 16 [21] греков - турецких подданных, 4 турчанки и 2 некрасовца; прочие ушли в горы, а частию сгорели или убиты: последних найдено более 100 человек. С нашей стороны убито: 4-го морского полка прапорщик Иелявский, рядовых с барабанщиком 5, пионер 1; легко ранено: 2 унтер-офицера и 9 рядовых.

30-го числа, на рассвете, при тихом южном ветре, бриг «Диана» отправился с главным командиром Черноморского флота к городу Феодосии. С половины 8-го до 10-ти часов утра корабли: «Ратный», «Ягудиил», «Исидор», фрегаты: «Поспешный» и «Златоуст» и бриг «Елисавета», снявшись с якоря, удалились от берега к югу и легли на якорь на глубине 10-ти сажен. За час до полудня с Анапской крепости салютовано девятью и с флагманского корабля ответствовано столькими же пушечными выстрелами. Между тем от пленных получено сведение, что Анапский паша находится в местечке Бакчи-чук, лежащем в 12-ти верстах на юг от Анапы, где остановилось трехмачтовое турецкое судно, шедшее из Константинополя с казною и военными припасами для крепости, и что на этом судне паша намерен отправиться в Константинополь. Вследствие таких известий, командующий эскадрою поручил капитан-лейтенанту Подгаецкому овладеть этим судном.

Мая 1-го числа, в 9-м часу утра, пришли [22] под Анапу из Еникольского пролива 9 запорожских лодок; а во втором часу пополудни пришел с моря отстававший от эскадры фрегат «Назарет». О причине, понудившей его отстать от эскадры, капитан-лейтенант Перхуров в рапорте своем контр-адмиралу донес, что во время сильного ветра, бывшего 22-го числа, на фрегате изорвало все марсели, и хотя употреблены были чрезвычайные усилия привязать другия и догнать эскадру, но наставшее потом маловетрие и противное течение представили неопреодолимые препятствия.

Около полудня 2-го числа, на усиление бывшего в крепости десанта против частых набегов черкес и в пособие пионерной команде, занимавшейся разрушением городских укреплений, отправлены из Бриммерова батальона обер-офицеры с мушкетерами. Около этого же времени пришли с моря фрегат «Воин» и бриги «Диана» и «Елисавета». Командир первого рапортом донес командующему эскадрою, что, отправясь по данному повелению к местечку Бакчи-чук для овладения турецким судном, он вчерашнего числа после полудня усмотрел это судно, стоявшее на якоре у другого местечка, Шапчи-чук, но по причине наступившего тумана и совершенного безветрия не мог подойти к нему; а сегодня на рассвете увидел его уже под парусами, конечно, для ухода. Когда же бывшие на нем приметили невозможность уйти от [23] фрегата, то приблизившись к Суджукской отмели, спустили гребные суда и под белым флагом съехали на берег, зажегши оставленное судно. А как на берегу было великое множество вооруженных людей, то он, не желая без нужды подвергать опасности свои гребные суда, счел бесполезным посылать их для преследования скрывшихся за мыс неприятелей и возвратился для соединения с эскадрою. По захождении солнца, бриг «Елисавета» послан в крейсерство.

3-го числа, в 6-м и 10-м часу, с канонерских лодок, стоявших у берега, была произведена пальба из пушек ядрами по конным черкесам, приближавшимся к крепости.

4-го числа, в 9-м часу утра, прибыл из Севастополя корабль «Правый», под командою капитана Твента. Около 10-ти часов утра, на восточной стороне, в горах, была слышна сильная пушечная и ружейная пальба.

В 5-м часу по полудни собравшиеся на северо-восточной стороне крепости толпы конных черкесов прогнаны пушечными выстрелами с канонерских лодок и с крепости. В этот же день, по отношению Дюка де Ришелье, отпущено на две запорожские лодки 6 медных пушек из взятых в Анапе, а в полк генерал-маиора Гангеблова 6 боченков пороху и 232 листа свинцу, снятого с крепостных мечетей.

К вечеру 5-го числа, все производившиеся в [24] крепости работы кончены: городские строения обращены в пепел; колодцы, в числе 80-ти, завалены землею с порохом и солью и с опущением в них чугунных пушек, ядер, бомб, негодных картеч и книпелей; все укрепления взорваны на воздух, и - Анапа представляла одне развалины. Медные же пушки, годные снаряды и вещи, стоившие доставления в наши порты, нагружены на корабли и фрегаты.

6-го числа, в 10-м часу утра, при тихом северо-северо-восточном ветре, бриг «Диана» пришел с моря и стал на якорь; а около полудня и бригу «Елисавета», бывшему в крейсерстве, велено соединиться с эскадрою; между тем весь десант и пионеры, бывшие на берегу, перевезены на корабли. В 5-м часу пополудни, подняв гребные суда на корабли и взяв канонерские лодки на бакштовы, эскадра снялась с якоря и вступила под паруса; потом, при пушечном выстреле с флагманского корабля, были подняты флаги, гюйсы и брам-реи, и совершено благодарственное молебствие за дарованную нам победу, по окончании коего произведено 7 пушечных выстрелов. В начале следующего часа, флаги и гюйсы были спущены, и эскадра, построившись в две колонны, отправилась в обратный путь в Севастополь.

Около полудня 7-го числа, корабль «Правый» сигналом дал знать, что бывшее у него на бакштове пленное судно «Мемнон» имеет сильную [25] течь; вследствие чего командующий эскадрою сигналом же велел оказывать ему потребную помощь.

В ночь на 11-е число, отстали от эскадры: корабль «Исидор», фрегаты «Поспешный» и «Златоуст» и пленное судно «Николай».

Около полудня 11-го числа, командующий эскадрою приказал капитан-лейтенанту Стожевскому взять от корабля «Правый» поврежденное судно и отвесть его в карантинную бухту.

12-го числа, в 7 часов утра, корабли: «Ратный», «Ягудиил», «Правый», «Варахаил», фрегаты: «Крепкий», «Назарет», «Воин», бриги «Диана» и «Елисавета», брандер «Рождество Богородицы», четыре канонерские лодки и одно пленное судно легли на якорь на Севастопольском рейде. При входе их в устье рейда, с Николаевского укрепления салютовано 7-ю и с корабля «Ратный» ответствовано столькими-же пушечными выстрелами.

13-го числа, прибыли на рейд отставшие от эскадры: корабль «Исидор», фрегаты «Златоуст» и «Поспешный».

16-го числа, пришло с моря плененное судно «Св. Николай», также отставшее от эскадры.

19-го числа, пришла на рейд одна канонерская лодка.

Около полудня 21-го мая, по совершении в церкви Св. Николая Чудотворца благодарственного молебствия о победе, одержанной над Анапою, с [26] Николаевского укрепления произведен 21, а с кораблей, фрегатов и прочих судов - с каждого по 15-ти пушечных выстрелов.

Таким образом кончилась Анапская экспедиция 1807-го года. Взятие и разорение Анапы было для нас весьма важно и тем более приятно, что обошлось нам очень дешево. Но для Порты потеря этой крепости была чрезвычайно чувствительна, потому что, она разрывала главную связь между Константинополем и племенами Кавказа, большею частию с ним единоверными и до того времени постоянно нам враждебными, а таким образом лишала Порту возможности во всякое время наносить вред России 13. Государь Император, бывший тогда в действующей армии, получив донесение о столь быстром покорении Анапы, повелел принесть по сему случаю благодарственное молебствие, с прочтением в придворной церкви и самого объявления об этом происшествии 14.

Все представления С. А. Пустошкина о награде отличившихся при взятии этой крепости были уважены - награда единственная для доброго начальника, каким всегда был С. А. Пустошкин.

П. Савваитов. [27]

Приложение № 1

Перевод с Турецкого языка на Российской надписи, высеченной на мраморной плите, доставленной из города Анапы

Сия надпись сделана в память построения города Анапы Султаном Селимом

Во время царствования Султана Селима; -

 

Сохранителя и покровителя своих подданных и законов Божиих; -

Сооружен им ceй город для его войнов; -

Преодолев все затруднения; -

В сооружении оного помощником был Бог; -

Ибо по соизволению и милости Его многие люди покорены; -

Мустафа наша и Мустафа Ага; -

Кои употребляли великие свои труды; -

А в знак памяти сделана надпись; -

На сих прекрасных воротах. Прославлен Ты, о Великий Боже!

Cей камень поставлен 1797 года. [28]

Приложение № 2

Султан Селим.

Мустафа Хан.

О Великий Боже!

 

Без Твоего соизволения ничто не поколеблется; -

Султан Селим имеет неограниченную власть; -

Просит Тебя Великий Боже! Сохранить все грады его во веки; -

И как все города, во владении находящиеся, в продолжении жизни его благополучны; то и оный да будет таковым во веки! -

А враги его тому да удивятся! -

Он соорудил теперь город Анап; -

Жители оного да будут благополучны! -

Около его сделал прекрасные вороты; -

И самые величайшие исполины не могут разрушить оных; -

Поставил на берегу Черного моря; -

От лукавого врага охраним Богом; -

Да будет известно каждому, что надпись сия сделана в память сооружению города Анапы и вечное прославление Султана Селима.

Сочинитель ея есть один из жителей города Анапы. 1798 года.



Комментарии

1. Предписание Чичагова маркизу де Траверсé.

2. Предписание Чичагова Пустошкину, oт 20-го февраля.

3. Донесение маркиза де Траверсе Чичагову, от 15-го февраля, № 77.

4. Опис. Турецкой воины, Михайловского-Данил. Спб. 1843, ч. 1, стр. 91 и 92. - «Из Анапы получали горцы для действий против нас оружиe, порох и снаряды; в стенах ея составлялись все важнейшие предприятия против границ наших; из нея отправлялись в горы проповедники мусульманские, которые воспламеняли и поддерживали фанатическую ненависть к России в полудиких племенах Кавказа; наконец крепость эта служила складочным местом, куда горцы свозили свою добычу и пленных, для продажи туркам». Морск. Сборн. 1850 г.

5. Предписание маркиза де Траверсе Пустошкину, от 4-го апреля, № 161.

6. За болезнию капитана 2-го ранга Перского, который остался на берегу.

7. Сын Отеч. 1828 г., № IX, стр. 85.

8. Именно:

 

Счет.

Пуды.

Фун.

16-фунтовых

2

262

20

12-фунтовых

28

3202

5

11-фунтовых

2

217

15

8-фунтовых

7

359

-

7½-фунтовых

2

167

10

7-фунтовых

21

1675

20

5-фунтовых

1

22

-

4-фунтовых

8

262

11

3-фунтовых

6

151

30

8½-фунтовых

1

Эте пушки, по просьбе Дюка де Ришелье, отданы на канонерские лодки, под росписку войскового командира полковника Матвеева.

4½-фунтовых

1

4-фунтовых

1

3-фунтовых

3

9. Именно:

 

Счет.

 

24-фунтовых

6

Все чугунные пушки по отбитии цапф и заклепании запалов, брошены в колодцы

18-фунтовых

3

3-фунтовых

3

10. Из этого числа отдано в 12-й егерский полк 6 боченков, конным запорожцам 1; брошено в колодцы для порчи воды 81, употреблено на подорвание крепости 128, а остальные 8 взяты на корабль.

11. Pyccкий перевод этех надписей, напечатанный на двух полулистах, найден мною между бумагами покойного адмирала С. А. Пустошкина. См. прилож. на стр. 27. и 28.

12. Одно из этих судов «Св. Николай» - длиною по килю 37 ф. 4 д., глубиною интрюм 8, шириною 9 фут, другое «Мемнон» - длин. по килю 35, глуб. интрюм 7, шир. 8 фут. Первое с материалами оценено конторою Севастопольского порта в 5000, другое - в 4500 руб. На последнем, сверх того, найдено сырых неделанных кож 1803, ценою на 3400 рублей.

13. Сравн. примеч. 4-е.

14. Предписание Чичагова Маркизу де Траверсе, от 1-гo июня. См. Прибавл. к № 44 С.П.Б. Вед. 1807 года.

Текст воспроизведен по изданию: Взятие Анапы эскадрою Черноморского флота под командою контр-адмирала С.А. Пустошкина в 1807-м году. СПб. 1851

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.