Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Тайный наказ, данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и записки Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции.

После договора 30 января 1667 года, заключенного на съезде, в деревне Андрусове, полномочными послами, о перемирии между Россией и Польшей, Царь Алексий Михайлович, заботясь о защите России против турецкого султана, к которому гетман Дорошенко, еще до заключения означенного перемирия, обратился с просьбой о принятия Малороссии в покровительство Порты,—решился отправить к королям испанскому и французскому посольство с известием о заключенном с Польшей перемирии, и с предложением войти с Россией в дружественный союз, чтобы соединением всех государей христианских [2] держать в страхе Турцию и крымского хана, и достигнуть освобождения единоверных нам греков и всех христиан из-под власти турок, поклонников Магомета. Такова была главная цель посольства.

Посланниками были назначены стольник Петр Иванович Потемкин и дьяк Семен Румянцов. В свите посольства находились семеро дворян, переводчик, торговый иноземец Иван Госенц, и трое подьячих.

В то время правил Посольским Приказом известный в истории боярин Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин. Он дал послам тайный наказ о действиях их и переговорах в Испании, и предписал им руководствоваться тем же наказом и во Франции, куда они из Испании должны были отправиться; для переговоров с королем Людовиком XIV и с его министрами.

Этот любопытный, во многих отношениях, наказ нигде доныне не был напечатан. Он сохранился в старинном, современном посольству списке, который в числе многих других старинных рукописей достался автору настоящей статьи от его прадеда. В этой же рукописи помещены вслед за наказом: 1) Записки посланников Потемкина и Румянцева, которые они вели в Испании и во Франции, и которые они представили боярину Ордину-Нащокину по возвращении своем в Россию; 2) Царские грамоты, отправленные с посланниками к королю испанскому, Филиппу IV, и королю Французскому, Людовику XIV; 3) переводы с ответных грамот, присланных к Царю Алексию Михайловичу королями испанским и французским; и 4) подробное исчисление расходов, употребленных посланниками для исполнения возложенного на них поручения.

Надеемся угодить читателям “Сына Отечества”, напечатав всю эту любопытную рукопись в нашем журнале, с подстрочными, в нужных случаях, примечаниями, Из нее читатели увидят обряды и правила, какие соблюдались предками нашими при посольствах; увидят государственный ум боярина Ордина-Нащокина, который в рукописи титулуется: “Наместник Шатский, Царской большой печати и государственных великих посольских [3] дел оберегатель”; увидят наконец оригинальный, но вместе верный взгляд на все, что наши посланники, согласно тайному наказу, заметили в Испании и во Франции. Взгляд этот, при общих, преувеличенных понятиях о необразованности наших предков, часто возбуждает удивление. Старинный слог рукописи еще более возвышает, во многих отношениях, ее занимательность, и своим простодушием, своею наивностью нередко заставляет улыбаться. Спросим в заключение: для кого, из образованных читателей, не будет любопытно рассмотреть верную, неподдельную, подлинную картину русской дипломатии семнадцатого столетия? На этот вопрос, ответ, кажется, не нужен.

К. МАСАЛЬСКИЙ.


ТАЙНЫЙ НАКАЗ СТОЛЬНИКУ ПЕТРУ ПОТЕМКИНУ И ДЬЯКУ СЕМЕНУ РУМЯНЦОВУ.

Лета 1667 июня в 4 день, Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великой и Малой и Белой России Самодержец, велел Стольнику и Наместнику Боровскому Петру Ивановичу Потемкину, да Дьяку Семену Румянцеву, ехать для своего Государева дела к Ишпанскому Филиппу, да ко Францужскому Лодвику Королем в посланниках.

А наперед быть им у Ишпанского Филиппа Короля.

А с ним Петром во дворянех 7 человек, а кто имяны и именам их список дан им особо.

Да для перевода и толмачества торговой иноземец Иван Госенц, да подьячих 3 человека.

А с Москвы идти им в Ерославль, да на Вологду, а с Вологды к Архангельскому городу, а от [4] Архангельского города морем на икряном корабле (купеческий корабль, отвозивший ежегодно из Архангельска в Италию груз астраханской икры.) в ишпанскую землю куда ближе и податнее.

А по городам к воеводам об отпуске их Великого Государя грамоты посланы.

А от Архангельского города на чьем им корабле иттить и о том Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великой и Малой и Белой России Самодержца, грамота к Архангельскому городу и Думному Дворянину и Воеводе к Ивану Ивановичу Чеадаеву да к Дьяку послана.

И Стольнику Петру Ивановичу и Дьяку Семену ехать с Москвы не мешкая нигде, а приехав на Вологду взять ему у Стольника и Воеводы у Степана Зубова, да у Дьяка у Микифора Бакунина суды как им мочно поднятца и кормщиков и гребцов, и ехать к Архангельскому городу потому ж не мешкая, а которого числа на Вологду приедут и с Вологды поедут и о том для ведома отписать к Великому Государю к Москве.

А как они приедут к Архангельскому городу и им говорить Думному Дворянину и Воеводе Ивану Ивановичу и Дьяку, чтоб по указу Великого Государя отпустили их в ишпанскую землю на корабле без мотчания.

Да как Думной Дворянин и Воевода и Дьяк корабль им, на котором ехать, приготовить велят и от Архангельского города отпустить, и им на том корабле и ехать.

А в котором числе к Архангельскому городу приедут и от Архангельского города за моря пойдут, и на чьем корабле и что от того корабля дано будет найму и до которых мест и что проведают у иноземцев, которые будут у Архангельского города всяких вестей, и им о том о всем отписать к Великому Государю подлинно.

Да как они Петр и Дьяк Семен от Архангельского города в ишпанскую землю пойдут морем, и им выспрашивать на которые места ближе и податнее и [5] безстрашнее идти и которые б Государи через свои земли пропустили и задержания им не учинили.

А будет им едучи до ишпанского государства случится ехать которого Государя землею или курфистров и удельных князей владеньями и вольными городами, и буде которые Государи или князи и вольных городов бурмистры и ратманы и полатники велят им быть у себя или учнут их спрашивать откуда они и к которому Великому Государю едут и для каких дел или будет учнут их звать к себе гости.

И Стольнику Петру и Дьяку Семену велеть им говорить: посланы они от Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих государств и земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и Государя и обладателя, от Его Царского Величества к брату его к Великому Государю к Филиппу Королю ишпанскому о их государских общих делах, которые настоят к их государской братской дружбе и любви; а к великим государем королем и курфистром и арцыкнязем и вольных городов к бурмистром и ратманом о пропуске их послана с ними от Царского Величества проезжая грамота, как ведется у всех великих государей, и они государи короли и курфистры или какие владетели для Царского Величества любви велели их пропускать к великому государю Королю Ишпанскому, к его королевскому величеству, без задержания, со всяким помогательством, и корм и подводы и провожатых давать им велели; а которым их буде людям случится ехать через российские государства, и Великий Государь наш Его Царское Величество их людей потому ж велит пропускать и задержания нигде им никакого не будет; да проситись к Ишпанскому королю, чтоб их к его королевскому величеству велели пропускать не задерживая, а ни к кому к ним не ходить.

А как аж даст Бог придут они ишпанские земли в которой порубежный город и буде пришлют к ним того города державец или иной какой приказной человек [6] и учнут у них спрашивать из которого они государства и к кому едут и для каких дел, и им того города к державцу или кому будет приказано послать говорить, что посланы они Петр и Дьяк Семен от Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих государств и земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и Государя и обладателя от Его Царского Величества, из великого российского царствия к великому государю их, к Филиппу Королю Ишпанскому к его королевскому величеству в посланниках о их государских великих делах, которые настоят к их государской братской дружбе и любви наскоро, и он бы державец об их приезде к великому государю своему к его королевскому величеству отписал и дав им корм и подводы и пристава, отпустил их не задержав и провожать их велел до того города, где ныне великий государь их его королевское величество. Да как они Петр и Дьяк Семен будут в том городе, где будет король, и буде пришлют к ним кого от короля на встречу и учнут встречники их спрашивать от кого они и для чего присланы.

И Стольнику Петру и Дьяку Семену говорить встречником такова ж речь, как велено говорить в первом порубежном городе.

Да как их Петра и Дьяка Семена поставят в том городе на дворе и пристава дадут и посланникам Стольнику Петру и Дьяку Семену приказывать с приставом королевского величества к думным людям, чтоб великий государь их его королевское высочество, царского величества с грамотою велел им быть у себя вскоре. И буде королевские думные люди к королю пустить их вскоре не похотят, а учнут говорить, чтоб им наперед быть царского величества с грамотою или без грамоты, у которого думного человека и объявить дело о чем они от царского величества к государю их к его королевскому величеству присланы.

И Стольнику Петру и Дьяку Семену к королевским [7] думным людям приказать: присланы они от Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великой и Малой и Белой Россия Самодержца, от Его Царского Величества к брату его к великому Государю их к его королевскому величеству, а не к ним думным людям, и им царского величества посланникам не быв у великого Государя их у его королевского величества, к ним думным людям ходить не пригоже, да и ни в которых христианских государствах того не бывает, что не быв у того Государя, к которому кто послан, наперед ходить и дела объявлять думным людям и тем государские чести не понижают и над кем того не вымогают, и чтоб королевское величество велел им быть у себя вскоре и царского величества грамоту принял и посольства их выслушав сам, как имеется у всех великих Государей, к их высокой чести и славе.

И буде королевские думные люди учнут к ним приказывать, что Государь их его королевское величество в молодых невырослых летах, а всякие посольские дела выдают и послов и посланников принимают и отпускают они думные люди или правители, и для того им Царского Величества посланникам быть они у себя и велят.

И посланникам Стольнику Петру и Дьяку Семену к королевским думных людям или к правителям не ходить, а приказывать: хотя великий Государь их его королевское величество в невырослых летах, однако ж им не быв у его королевского величества и не видя его очей, к ним думных людям ходить и дел объявлять не наказано потому, что Они присланы от Великого Государя, от его Царского Величества к брату его, к великому Государю их к его королевскому величеству, и наказано им про его Царского Величества здоровье его королевскому величеству сказать, а его королевского величества здоровье видеть и к любительной дружбе подвижность объявить, и они б королевского величества думные люди, до Государя своего, до его королевского величества донесли, чтоб им велел свои королевского величества очи видеть вскоре и царского величества грамоту у них принять и посольства их [8] изволил выслушать сам, чтоб между их великих Государей их государская братская дружба и любовь множилась и прибавлялась. Да однолично в том стоять накрепко и о том у думных людей отговаривать.

Да как им у короля быть велят и им приказать с приставом к королевским думным людям, что они у королевского величества на посольстве быть готовы, только б то время, как они на посольстве будут у великого государя их, у его королевского величества, иных государей послов и посланников и гонцов никого на было.

Да как им скажут, что у короля в то время, как им быть, иных государств послов и посланников и гонцов никого не будет, и Стольнику Петру и Дьяку Семену к королю на посольство ехать и Великого Государя грамоту к королю на двор везти подьячему, а при короле в палате, как время дойдет, взять грамоту Дьяку Семену и поднести стольнику Петру, а Стольнику Петру поднести королю в камне.

И Стольнику Петру, пришед в палату, править королю от Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великой и Малой и Белой России Самодержца поклон, а молыть:

Бога в троице славимого милостью Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великой и Малой и Белой России Самодержец Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский и Великия Князь Смоленский, Тверской, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский, и иных государств, и Великий Князя Новагорода, Низовские земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, и всея северной страны повелитель и Государь Иверской земли, Карталинских и Грузинских царей и Кабардинской земли, Черкасских и горских князей и иных многих государств и земель восточных и западных и северных отчич и дедич и наследник и Государь и обладатель, вам брат своему пресветлейшему и велеможному великому Государю Дон Филиппу, Божьей милостью королю [9] Кастилийскому, Леонскому, Аррагонскому, обоих Сыцыли (обеих Сицилий), Ерусалимскому, Португальскому, Наварскому, Гранацкому (Гренадскому), Толецкому (Толедскому), Валенскому, Галлицыйскому, Маллорцкому (Мальоркскому (de Mallorсa)), Спиллийскому (Севильскому), Сарденскому, Кордовскому, Корсегатцкому (Корсегскому (de Corsega)), Мурцыятцкому (Мурсийскому (de Murcia)), Халскому (Хавинскому (de Iaen)), Алгарвскому, Алгетцкому (Алхесирасскому (de Algeciras)), Гибралтарскому, и островов Канарских и Индей восточной и западной и острова Тарафирма (Терра-Фирмы) и окияна моря, Арцыарцуху (Эрцгерцогу) Аустрийскому, Арцуху Бургунскому, Ереванскому и Миланскому (Миланскому), Графу Апспурскому (Габсбургскому), Фландерскому, Тиролскому и Варселонскому, Государю Вицанскому (Бискайскому) и Малинскому (Молинскому (de Molina)), Вашему Королевскому Величеству велел поклонитесь и свое государское здоровье вам брату своему сказать, а ваше брата своего здоровье видеть.

И поклонитесь по обычаю рядовым поклоном, и буде король спросить про Государево здоровье, и Петру молыть: как мы поехали от брата вашего, Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великой и Малой и Белой России Самодержца и многих царств и земель восточных и западных и северных отчича и дедича и наследника и Государя и обладателя, от Его Царского Величества, и брат ваш, Великий Государь наш, Его Царское Величество на своих великих и [10] преславных государств Российского царствии, дал Бог, в добром здоровье.

А буде Король против Великого Государя имяни не встанет и о здоровья не вспросит или и вспросит сидя, а шляпы не сняв, и Петру молыть канцлеру, который объявляет, которые послы и посланники и гонцы хаживали от великих Государей Царей и Великих Князей Российских, от предков Великого Государя нашего, тако ж и от отца Его Царского Величества блаженные памяти от Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея Великой и Малой и Белой России Самодержца, и от его Великого Государя нашего, Его Царского Величества к братьям их ко окрестным великим Государям цесарям Рименим и к нынешнему великому Государю Леопольдусу, Цесарю Римскому, к его Цесарскому Величеству и к иным христианским и мусульманских Государям, и как они от Царского Величества поклон и посольства правили, и великие государи все в то время Царского Величества про здоровье спрашивали, стоя и шляпу сняв, а Ваше Королевское Величество Великого Государя нашего, Его Царского Величества, к именованию не встал или о здоровья не вспросил или и вспросил о здоровье, а сидя и шляпы не сняв, или велел вспросить ближнему человеку, а как учнется делать, так и молыть, и то в Великом Государе к брату своему, к Великому Государю нашему к Его Царскому Величеству оказуется нелюбовью.

И буде королевские думные люди учнут говорить, что Великий Государь их, Его Королевское Величество, еще не в рослых летах, про здоровье Великого Государя вашего, Его Царского Величества, спросить и стоять не сможет, и они б в том на Его Королевское Величество не подивили, что то учинено не с хитрости, и Петру и Дьяку Семену ближним людям говорить: хотя Великий Государь их, Его Королевское Величество, и не взрослых летах и Царского Величества про здоровье вспросить и стоять не сможет, и на то время мочно им ближним людям Его Королевское Величество и на руках поддержат и шляпу снять впредь на памятство и выговора о том, учинить [11] смотря ко тамошнему делу, как бы Великого Государя имени было к чести и к повышению и к поиску впредь дружбы, и не к разорванию.

Да буде Король про Государево здоровье спросит, встав и шляпу сняв.

И Стольнику Петру и Дьяку Семену сказав про Государево здоровье, как писано выше сего, подать Королю Великого Государя грамоту.

А молыть:

Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великой и Малой и Белой России Самодержец и многих государств и земель восточных и западных и северных отчич и дедич и наследник и Государь, и обладатель, прислал к вам, брату своему, к Великому Государю, к Вашему Королевскому Величеству, свою Царского Величества любительную грамоту.

И грамоту поднести королю в камке.

И как король грамоту приметь или велит принять и поднести к себе канцлеру, и Стольнику Петру и Дьяку Семену грамота подати пришед близко Короля.

И как их Король позовет к руке, и им к руке идти.

А после того явить Королю от Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великой и Малой и Белой России Самодержца, поминки (подарки на память).

А молыть:

Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великой и Малой и Белой России Самодержец и многих государств и земель восточных и западных и северных отчич и дедич и наследник и Государь и Обладатель к вам, брату своему, пресветлейшему и вельможнейшему Великому Государю Филиппу, Божьей милостей Королю Кастильскому и иных, к Вашему Королевскому Величеству, прислал любительные поминки.

Да подать поминки по росписи, без цены, отняв ярлыки. [12]

А после того говорить речь о делах, расписав на двое. А молыть:

Божьей милостью Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великой и Малой и Белой России Самодержец и многих государств и земель восточных и западных и северных отчич и дедич и наследник и Государь и Обладатель, Его Царское Величество, вам, пресветлейшему и вельможнейшему Великому Государю брату Своему, Вашему Королевскому Величеству, велел говорить: ведомо вам, Великому Государю, Вашему Королевскому Величеству, что от древних, нескольких сот лет, на великих и преславных государствах Российского Царствия были Великие Государи прародители наши, от рода Августа Кесаря, обладающего всею вселенною, от сродичей наших, от Великого Князя Рюрика, от Великого Князя Владимира Святославича, и от Великого Государя и Великого Князя Владимира ж Всеволодовича Мономаха, от Грек высокодостойнейшем украшением главы честь восприемшего, даже и до Великого Государя повсюду хвалам превысокого блаженные памяти прадеда нашего, Великого Государя Царя и Великого Князя Иоанна Васильевича, всея России Самодержца, и сына его Великого Государя деда нашего, блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Феодора Ивановича, всея России Самодержца и до отца нашего блаженной памяти Великого Государя праведного в милости и истинне изрядно воссиявшего и великостольнейшего и неиссчетным к хвалам достойного греческой вознесенной славой и честью в наследие от рода в роды Богом венчанного Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея великие России Самодержца и многих государств Государя и обладателя, и Великих Государей высочайших родителей наших во всех великих государствах имя славится, и великая Россия от года в год, с подлежащими великими государствы во благих преумножается, и многие окрестные великие Государи любительную и спомощную ссылку с нами, Великим Государем, с нашим Царским Величеством имеют, [13] и с вами, братом нашим, Великим Государем, с вашим Королевским Величеством, любительные ссылки даже до сего времена, за отдалением стран идя по воле всесильного Бога, во ожидании лучшего времени, удержаны были. А ныне, по премногому всемогущего Бога христианскому роду милосердию, мы, Великий Государь, наше Царское Величество, с вами, братом нашим, Великим Государем, с вашим Королевским Величеством, к братской дружбе и любви и к любительной и спомочной ссылке подвижны есмы. А что от продолжительные войны желаемый покой между нами Великим Государем нашим Царским Величеством и братом нашим наяснейшим Великим Государем Яном Казимиром, Королем Польским, его Королевским Величеством, и между наших обоих великих государств и многочисленными христианскими народы учинен есть, в общих посольских съездах, на перемирие на тринадцать дет, на шесть месяцев, и оное Богом спомочное христианское дело у обоих наших великих и полномочных послов и комиссаров в надежду вечного и не разорванного покоя и впредь непорушимого и нескончаемого перемирия, из чего быть имеет и совершение вечного мира договорено и утверждено, прежде объявив вам, Великим Государям братии нашей и через самих нас, Великих Государей, нашими государскими особами перед, Святым Евангелием во всем вирою утвердить бы в уставленные сроки впредь через послов наших, для крепчайшего совершения призвать Государей христианских посредников на умирение, из которых мы, Великий Государь, наше Царское Величество, ближайше и усерднейше имеем Леопольдуса, Цесаря Римского, брата нашего, его Цесарского Величества, в миротворителях неотложно желаем быть, а надеемся мы, Великий Государь, наше Царское Величество, что вы, брат ваш, Великий Государь, ваше Королевское Величество, сие ваше любительное объявление в приятство почтете, и не сумневаемся, что ваше Королевское Величество, яко Государь христианский, за общую христианскую утеху приняв, и не меньше оных о вечной дружбе с нами, Великим [14] Государем, с нашим Царским Величеством, ведая дражайшего и любезнейшего Великого Государя Леопольдуса, Цесаря Римского, брата нашего, Его Царского Величества, непременную и некончаемую братственную спомочную дружбу и любовь, похочешь иметь и доброхотственным соседом и другом быть.

И ныне мы, Великий Государь, наше Царское Величество, послали к вам, брату своему, к Великому Государю, к вашему Королевскому Величеству, с нашей Царского Величества любительной грамотой посланников наших, Стольника и Наместника Боровского Петра Ивановича Потемкина да Дьяка Семена Румянцова, и наказали им про наше Великого Государя, нашего Царского Величества здоровье вам, брату нашему, Великому Государю, вашему Королевскому Величеству, сказать, а ваше Великого Государя здоровье видеть, и нашу Царского Величества подвижность вашему Королевскому Величеству к любительной дружбе объявить и о иных належащих делах к той же обоих нас, Великих Государей, дружбе и любви предложить.

И вам бы, брату нашему, Великому Государю, вашему Королевскому Величеству, от нынешнего времени с нами, Великим Государем, с нашим Царским Величеством, в дружбе и в любви и в ссылке быть, яко настоит к лучшему; а мы, Великий Государь, наше Царское Величество, с вами, братом нашим, Великим Государем, с вашим Королевским Величеством, хочем быть в братской крепкой дружбе и в любви и в ссылке, как и с иными окрестными Великими Государи христианскими.

А буде после посольства королевские ближние или думные люди учнут к ним приказывать, которую они Царского Величества грамоту будучи на посольстве Королевскому Величеству подали, и теб Царского Величества грамоты перевесть у них некому, и учнут спрашивать: есть ли у них с той Царского Величества грамоты список по латыне или по немецки, и буде есть, и они б тот список дали. И посланникам Стольнику Петру и Дьяку Семену список им дать, каков с ними послан по латыне.

А буде Королевского Величества ближние или думные [15] люди после того учнут им посланникам говорить, что Великого Государя Его Царского Величества в грамоте, которая прислана к Великому Государю и к Его Королевскому Величеству с ними посланники королевское именование и титло писано не против того, как сам себя описует.

И Петру и Дьяку Семену говорить: ведомо им самим, что у Великих Государей наших Царей и Великих Князей Российских, также и у Великого Государя нашего, у Его Царского Величества с Великим Государем и с его Королевским Величеством ссылок но сие время не бывало и Великому Государю вашему, Его Царскому Величеству подлинно про то не ведомо, как Великий Государь и Его Королевское Величество в своих грамотах описуется, а как аж даст Господь, Великий Государь их, Его Королевское Величество к Великому Государю, к Его Царскому Величеству их посланников отпустит и свою Королевского Величества с ними пошлет и Великий Государь наш, Его Царское Величество брата своего, Великого Государя Вашего Королевского Величества, именование и титло в своих Царского Величества грамотах впредь писать учнет во всех потому, как Великий Государь сам себя в своих грамотах описует, да и в любительной нынешней грамоте Великого Государя нашего, Его Царского Величества к Великому Государю их, к Его Королевскому Величеству писано.

А как они будут у Короля на посольстве, а в той же палате в то время будет Королевского Величества их Королевна.

И посланникам Стольнику Петру и Дьяку Семену от Великого Государя Королеве поклон править ж.

А молыть:

Божией милостью Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великой и Малой и Белой России Самодержец, вам Великой Государыне, имя рек, Божьей милостью Королеве, Вашему Королевскому Величеству, велел поклонитесь и свое Царского. Величества здоровье [16] сказать, а ваше Королевина Величества здоровье видеть и вас Великую Государыню поздравить.

А от Великой Государыня Царицы и Великой Княгиня Марии Ильиничны Королеве поклон править ж. А молыть:

Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великой и Малой и Белой России Самодержца, Его Царского Величества супруга, Великая Государыня наша Царица и Великая Княгиня Мария Ильинична вам Великой Государыне, Вашему Королевскому Величеству велела поклонитесь и свое Государское здоровье сказать, а ваше Королевина Величества здоровье видеть и вас Великую Государыню поздравить.

А буде Королева позовет их к руке, и им к руке идти.

А буде Король пришлет к ним со столом, и им на королевском жаловании бити челом. А буде Король возовет их к себе есть. И посланникам Стольнику Петру и Дьяку Семену приказать к королевским думным людям, что они у Королевского Величества у стола быть готовы, только б в то время, как им у стола быть, иных государей послов и посланников и гонцов не было, а буде в то время будут Королевского Величества иных государей послы и посланника и гонцы, и им у Королевского Величества у стола быть немочно.

А как им приставы скажут, что в то время у Короля, как им быть у стола, иных государей послов и посланников и гонцов не будет.

И им за стол ехать.

А каков их к Королю на двор будет проезд и с кем имянем пришлет по них Король лошадей или кареты и кто будет от Короля во встрече и из какого чину и какова у стола будет и им честь и кто станет их подчивать и что с ними Король или из ближних людей поговорят, и им то все записать подлинно, а против королевских и ближних людей слов держать [17] ответ остерегательно, чтоб Государеву имяни было к чести и к повышению.

А за столом сидеть им от Короля вежливо и остерегательно.

А буде Король сидя в столе учнет пить чаши про здоровье Царского Величества. И про Государей Царей здоровье. И Петру и Дьяку Семену в то время стоять и про Государское здоровье чаши у Короля приимать и нить, вышед из за стола и выпив чашу поклонитесь рядовым поклоном.

А буде Король учнет чаши присылать с чашники, им чаши принимать, а пить про Государское и про Королевское здоровье вышед же из-за стола и челом ударя Королю, быть за столом по прежнему.

А буде Король пришлет после стола к ним кого подбивать с питьем.

И им питье приимать и пить у того, кто с тем питьем будет прислан подчивать и подарить чем пригожо.

А буде Королевского Величества думные люди после посольства их, велят им быть на королевском дворе или кто из них к ним на двор приедут и учнут их посланников спрашивать опричь тех дел, что они на посольстве Великому Государю их, Его Королевскому Величеству объявили иные дела, с ними какие наказаны и как Великий Государь, Его Царское Величество с Государем и с Его Королевским Величеством хочет быть в братской дружбе и любви и в ссылке и на какове мере и чтоб они посланники про то им объявили.

И посланникам стольнику Петру и дьяку Семену к королевским думным людям приказать, что они у них в ответе быть готовы, только б им наперед надобно быть у Королевского Величества па дворе и видеть Его Королевского Величества очи и челом ударить на Его Королевского Величества жалованье за стол, а быть у Королевского Величества и к ним думным людям в ответ пойдут. [18]

Да как им Король велит быть у себя на дворе и у думных людей в ответе и посланникам к Королю на двор ехать, а наперед с приставы приказать по прежнему, чтоб в тот день и в то время, как им быть у Королевского Величества иных Государей послов и посланников и гонцов не было.

И пришед к Королю бить челом на Его Королевском жалованья, что они были у его королевского стола или буде Король присылал к ним со столом.

А после того идти в ответ к думным людям.

(Продолжение в следующей книге)

Текст воспроизведен по изданию: Тайный наказ, данный при Царе Алексеи Михайловиче первому Русскому Посольству в Испанию, и запаски Русских Посланников, веденные ими в 1667 и 1668 годах в Испании и во Франции // Сын отечества, № 5. 1850

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.