Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

56. ИНСТРУКЦИЯ ФИЛИППА V ПОЛНОМОЧНОМУ ПОСЛАННИКУ ИСПАНИИ В РОССИИ ХАСИНТО Г. Ф. ФЬЕСКО, ГРАФУ ДЕ БЕНЕ 1

Аранхуэс, [19] 30 мая 1741 г.

Хотя отдаленность Московии не способствует сближению взаимных интересов обеих монархий, славные деяния царя Петра, который распространил свое влияние настолько, что принимал участие в решении самых сложных дел Европы (в чем весьма преуспели и его преемники), заставляют рассматривать это государство как представляющее для нас значительный интерес. Будучи не в состоянии сделать это, даже когда имелась возможность, поскольку мы не располагали там лицом, облеченным нашим полным доверием и соединяющим в себе качества, которые соответствовали бы величию и значению российского двора, я соизволяю для нашего там представительства и умелого ведения наших дел назначить Вас в качестве нашего полномочного посланника при царе Иване II, поскольку в Вашем лице счастливо соединяются благородство происхождения, благоразумие, усердие и рвение.

Прежде чем приступить к изложению важности стоящих перед Вами задач, должен предупредить Вас, что, поскольку, несомненно, все благое в жизни от Бога всемогущего (и это следует не только принимать с верой, но и развивать, испытывая благоговейный трепет перед божественным провидением), Вам надлежит проникнуться тем, что во всех Ваших действиях неизменно должно присутствовать достоинство. Это касается как Вас лично, так и Вашей семьи, ибо Ваше рвение не только угодно господу Богу, но своим добрым примером Вы сможете завоевать общее расположение на благо Вашей службы в качестве посланника короля-католика. В особенности следует учесть то, что Вы будете представлять нас при дворе, где по причине несчастных заблуждений давнего раскола, отдалившего тот народ от правоверной церкви, требуется, насколько это возможно, особая точность в выполнении обрядов нашей религии, и чем больше Вы в этом преуспеете, тем в большей степени Вы будете способствовать тому, чтобы удалось рассеять заблуждение, в котором он, народ, пребывает.

Изложив это, хочу предупредить, что по прибытии к месту назначения вам надлежит выяснить у находящегося там французского посланника о всех принятых при этом дворе формальностях. В соответствии с теми сведениями, которые Вы от него получите и которые Вы уже могли получить из Парижа, условьтесь о своем первом визите в качестве посланника и о вручении Ваших верительных грамот, которые содержатся в документе № 1 2.

После этого Вашей основной задачей будет внимательно следить за внутренней и внешней политикой двора, то есть за состоянием дел в правительстве, государственными интересами, положением дел в области обороны и за намерениями соседних [145] государей. От Вашей наблюдательности будет зависеть, насколько успешно Вы справитесь с теми поручениями, которые я намереваюсь возложить на Вас, а также с теми, которые могут возникнуть в будущем.

В то же время Вам надлежит узнать особенности характера регентши этой империи и герцога Брауншвейгского, ее супруга 3; барона Остермана, главной движущей силы этого огромного организма, который является первым и самым талантливым среди министров, управляющих страной, а также генералов Миниха и Ласси, обладающих огромным влиянием, так как у них под началом находятся многочисленные войска. Вам не только надлежит узнать положение каждого из них и их намерения, но и установить взаимосвязи, которые существуют между ними. Это касается как повседневных забот двора и царствующего дома, так и намерений и целей каждого из них в отдельности или всех вместе. Действуя в соответствии с интересами нашего королевства и тем, что будет доведено до Вашего сведения, постарайтесь всячески (поскольку это является в настоящее время основной задачей Вашей миссии) разузнать, насколько сильна приверженность там Прагматической санкции 4 и есть ли намерение оказать поддержку эрцгерцогу, будь то только средствами, перечисленными в гарантиях, предложенных покойной царицей, или всеми теми силами, которыми располагает данная великая держава. В любом из этих двух случаев Вам надлежит стремиться всеми способами, которые подскажет Ваш опыт, воспрепятствовать осуществлению этих замыслов, уведомляя нас о том, что произойдет в каждом случае, с тем чтобы мы могли оказать Вам содействие.

Если действительно (как утверждается) существует союз между этой монархией и королем Пруссии, Вам следует установить контакт с посланником данного государя, дабы оказать поддержку его интересам, поскольку, хотя мы до сих пор и не связаны каким-либо договором, наши интересы совпадают, пока не будет договоренности о захвате Силезии и его войска будут противостоять войскам эрцгерцога. Если ситуация изменится, нас следует об этом известить.

В том случае, если Вы убедитесь, что правительство Московии не намеревается поддерживать Прагматическую санкцию, а, наоборот, поддерживает тем или иным образом тех, кто выступает против нее, Вам следует выступить с предложением о заключении торгового соглашения, чтобы таким образом добиться принятия трактатов, облегчающих наши действия в условиях нынешнего положения в Европе. Хотя эти трактаты пока еще находятся в стадии обсуждения, естественно, мы не сможем пребывать в таком положении длительное время, и даже если от нас не будет никаких известий, слух о них поможет Вам повысить интерес к этой идее. Мы убеждены, что расстояние между Московией, владениями нашей короны и теми владениями, которые король предполагает дать инфанту дону Филиппу, делает союз с нами не столь [146] привлекательным для государя Московии, так же как и для нас — союз с ним. Однако выгоды от торговли, которой русские уделяют столько внимания со времени царствования Петра Алексеевича, могут послужить компенсацией тех гарантий, которые они нам предложат. И даже если в конце концов из идеи с союзом ничего не выйдет, то следует, по меньшей мере, просить их хотя бы соблюдать нейтралитет, что окажется нам очень полезным, так как эрцгерцогу потребуется значительная помощь, учитывая ту печальную ситуацию, в которой он находится из-за множества врагов, и ограниченные возможности, которыми он располагает.

На тот случай, если речь пойдет о торговом соглашении (что, даже без учета сказанного выше, должно быть одной из Ваших задач), Вам будут присланы — возможно, до того как Вы прибудете к месту своего назначения или вскоре после Вашего прибытия туда — материалы, которые помогут добиться его заключения. Для того чтобы Вам стала понятна основная мысль, которой мы руководствуемся, Вам следует иметь в виду, что она основывается на двух принципах: во-первых, поощрять наших подданных, дабы они вели дела в Московии и не покупали через вторые руки товары, которые мы получаем из этой страны и которые нам весьма необходимы; и, во-вторых, лишить этого и других преимуществ англичан и голландцев, которые извлекают из данной коммерции для себя выгоду и используют эти преимущества, чтобы причинить нам ущерб путем наращивания своих сил, и тем самым являются нашими главными врагами.

Эти соображения заставляют нас также неизменно внимательно следить за действиями этих двух держав и заботиться о том, чтобы препятствовать им везде с помощью различных ухищрений и приемов, если не удается противостоять им силой. С учетом этого Вам надлежит, не только пока продолжается война с англичанами, но и когда у нас с ними установится мир, неустанно работать над тем, чтобы быть в курсе их замыслов в отношении Московии и по возможности им противодействовать. Как уже было сказано, особенно это касается шагов, которые могут причинить нам ущерб, и этому следует препятствовать всеми имеющимися в Вашем распоряжении способами, которые диктуются складывающимися обстоятельствами.

Если станет известно о решении в пользу эрцгерцогини, голландцы и англичане не станут гарантами Прагматической санкции и будут усиленно стремиться к вовлечению царя в общий спор. В этом случае Вам надлежит внимательно следить за теми шагами, которые предпринимаются посланниками этих государств при российском дворе, с тем чтобы раскрыть их замыслы и помешать их осуществлению. Если убедитесь в том, что Ваше противодействие не приносит результатов и что они близки к достижению своих целей, Вам не только надлежит своевременно известить нас, но и сразу же дать знать об этом нашему посланнику в Швеции на тот случай, если удастся разработать там какой-то план, [147] который позволил бы сломать или разрушить столь вредоносный союз.

Поскольку затронут вопрос о Швеции, то мы должны предупредить о том, что, по мере того как Вы будете следить за состоянием или развитием соответствующих интересов этих двух держав, Вам надлежит, в зависимости от обстоятельств и руководствуясь нашими интересами, поощрять те или иные намерения, которые могут способствовать как миру, так и войне между ними. Таким образом, если Московия выскажется в пользу Прагматической санкции в силу обязательств, взятых ею в отношении покойного императора, или окажется под влиянием англичан и голландцев, Вам надлежит содействовать тому, чтобы в соответствии со складывающимися обстоятельствами произошел ее разрыв со Швецией. Если же царь не только не окажется на стороне австрийского дома, но и поддержит наши замыслы против последнего или же просто не будет мешать их осуществлению, Вам следует содействовать устранению разногласий со Швецией, стремясь к установлению мира и урегулированию их отношений, с тем чтобы споры между ними не нанесли нам ущерба. Хотя война между этими державами была бы довольно далека от нас, такие события обычно подобны огню, который передается от одного предмета к другому и вспыхивает там, где меньше всего ожидали возникновения пожара.

Мы не видим для Вас необходимости делать аналогичные шаги в отношении персов и турок, поскольку здесь мы не имеем таких намерений, как в отношении шведов. В отличие от стокгольмского двора, у нас нет послов при их дворах, и их действия совершенно по-разному соотносятся с нашими интересами, хотя отвлечение сил вполне может оказаться для нас выгодным. Тем не менее в крайнем случае делайте все возможное, а мы, со своей стороны, попытаемся найти способ, чтобы турки смогли оказать давление на Францию или, скорее, на короля Обеих Сицилии.

Даже и без такой помощи найдите в Московии тех, кто мог бы удержать ее от вступления в войну. Если, несмотря на низложение герцога Курляндского и наказание Долгоруких, остались хоть какие-то семена предыдущей политики, их можно было бы попытаться взрастить. Однако такой шаг, который нежелателен и может быть лишь крайним средством, мы предлагаем Вам не для того, чтобы Вы пытались представить это как Ваши собственные действия, но с нашего ведома, а чтобы Вы, занимаясь этим делом, в течение определенного времени не раскрывали своих намерений и целей. Это дело покажется Вам трудным, и в действительности здесь есть много сложного и непредвиденного. Поэтому мы лишь советуем Вам это и поручаем сделать только то, что возможно и неопасно, отказавшись от всего остального, даже если что-то не будет доведено до конца, поскольку лучше недоделать, чем подвергаться риску.

Во всем этом Франция могла бы сыграть немалую роль, если она [148] тайно будет нам содействовать. Однако пока это не будет возможным или пока она будет действовать иначе, обходитесь с ее послом сдержанно и осторожно. Хотя мы и желаем, чтобы Вы относились к нему с почтением и нам выгодно, чтобы все были уверены в близости наших отношений с французской короной (в чем не ошибутся), может случиться так, что по некоторым из упомянутых идей наши цели разойдутся, и тогда было бы опасно раскрыть их полностью. Поэтому здесь важно проявлять такую же осторожность, как и с самыми непричастными или непосвещенными послами. Теперь, когда Вы ознакомились с теми делами, которые в настоящее время составляют Вашу главнейшую цель, мне остается лишь добавить следующее. Проезжая через Париж, постарайтесь нанести визит вежливости кардиналу де Флери и напомните ему о нашем расположении. Вам следует миновать австрийские владения и, если можно, владения Ганновера. Проезжайте только через дружественные или нейтральные владения, с тем чтобы не подвергаться ни малейшей опасности задержания или опоздания.

Поскольку, очевидно, Вам придется проехать через владения дрезденского двора, попросите встречи с тамошним сувереном и выразите ему наши добрые чувства и благосклонность, а также заверьте его в нашем стремлении постоянно укреплять кровные узы 5 самыми прочными отношениями. Также посетите министра графа Бруля и выразите ему наше самое благожелательное отношение. Для того чтобы Вы могли поддерживать переписку с нашими посланниками при иностранных дворах, Вам вручаются под №2 письма, дающие вам соответствующие полномочия. Предупреждаю Вас, чтобы Вы обозначили каждое из них шифром, который можно было бы использовать в нашей службе с учетом требований секретности и не полагаясь на безопасность обычной почты. Одно из этих писем предназначается маркизу де Саласу, государственному секретарю и секретарю кабинета короля Обеих Сицилии. В этой связи хочу предупредить Вас, что, если от данного двора Вам будет дано поручение или будут возложены какие-либо обязанности, Вам следует действовать так же, как если бы это были наши указания. Хотя короны наши разные, однако наша отеческая любовь видит общие интересы, и мы хотим, чтобы об этом знал весь мир и чтобы это поняли служащие нам.

В письме под № 3 дается шифр, которым Вы должны писать нашему государственному секретарю и секретарю кабинета в конкретных известных Вам случаях. Советую Вам в переписке разделять различные вопросы, чтобы каждый был изложен в отдельном письме, с тем чтобы они не путались, когда их будут искать и отвечать на них.

Наконец, понимая, что Вы должны держаться с достоинством, приличествующим почетной должности нашего посланника, мы назначили вам оклад 3 тыс. дублонов золотом в год, а также еще 750 дублонов в год на обычные и чрезвычайные расходы секретариата: доставку писем, содержание секретаря, банкеты и другие, за [149] исключением непредвиденных расходов, таких как похороны, свадьбы, экстренная почта, поездки с двором и тому подобные. Эти расходы будут Вам возмещены на основании заверенного отчета. Для Вашего обустройства по прибытии мы распорядились выдать единовременно 1500 дублонов золотом наряду с оплатой из расчета от 3 дублонов до 60 реалов золотом каждому члену Вашей миссии за лигу пути от нашего до российского двора по подтверждении доном Хосе де Паласиосом, интендантом фельдъегерской службы, которому приказано выдать эту сумму по требованию, о чем говорится в письме под № 4.

Остается добавить, что в этой инструкции излагаются лишь основные мысли относительно Вашей деятельности. Поскольку все предусмотреть невозможно, от Ваших здравого смысла и знаний будет зависеть, как отличить ситуации, соответствующие нашим распоряжениям, от тех, которые требуют иного поведения 6.

Я, КОРОЛЬ

Себастьян де ла Куадра

AHN. Estado, leg. 3.455. Подлинник, исп. яз.


Комментарии

1 Дон Хасинто Гидо Ферреро Фьеско, граф де Бена-и-Масеран, был командующим эскадрой королевского флота.

2 Упоминаемые ниже документы 1, 2, 3, 4 не публикуются, поскольку относятся к протокольной стороне миссии посланника.

3 Имеются в виду Анна Леопольдовна, мать императора Иоанна, и ее супруг Антон Ульрих Брауншвейгский, объявленный генералиссимусом всех русских войск.

4 Имеется в виду Указ 1713 года императора Карла VI Габсбурга (1685— 1740) о престолонаследии, устанавливавший нераздельность наследственных земель Габсбургов, а в случае отсутствия у императора сыновей — переход престола к старшей дочери, Марии Терезии. Тем не менее новый порядок престоло наследия дал повод прусскому королю Фридриху II напасть на Силезию. Этим в 1740 году после восшествия на престол Марии Терезии началась война за австрийское наследство.

5 См. ком. 4 к док. 46.

6 В 30—40-х годах переписка между российским и испанским дворами осуществлялась через российского посланника в Париже князя А. Кантемира. Стремление Испании выявить позицию России в войне за австрийское наследство было основной целью направления испанского посланника в С.-Петербург. В ответ Бирон, бывший регентом при малолетнем Иоанне Антоновиче, в октябре 1741 года повелевает российскому посланнику в Копенгагене П. Чернышеву покинуть датский двор и отправиться полномочным посланником в Испанию. В рескрипте Чернышеву от 31 октября 1741 г. сказано, чтобы он сообщил о своем отъезде А. Кантемиру, ибо граф де Бена медлит с отъездом из Парижа, ожидая, когда тронется в путь российский посланник. Елизавета Петровна, вступив на российский престол, повелела в феврале 1742 года направить посланником вместо Чернышева Алексея Пушкина, однако уже в сентябре 1742 года в рескрипте ему было сказано, что, поскольку граф де Бена еще не выехал из Парижа, Пушкину остановиться в том месте, где он находится, и не трогаться в путь до отъезда из Парижа де Бены (АВПР, ф. Сношения России с Испанией, оп. 58, д. 134, л. 2—10, д. 136, л. 1—2; Д. 137, л. 1—3). Истинной причиной разрыва послужило отсутствие в грамоте Филиппа V императорского титула Елизаветы (см. док. 57).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.