Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

47. ИНСТРУКЦИЯ ФИЛИППА V ПОЛНОМОЧНОМУ ПОСЛАННИКУ ИСПАНИИ В РОССИИ ХАКОБО Ф. Д. СТЮАРТУ, ГЕРЦОГУ ДЕ ЛИРИА-И-ХЕРИКА

Эль-Пардо 1, [11] 22 января 1727 г.

Я, Король

Сочтя благоприятствующим нашей королевской службе и интересам нашего королевства отправить нашего посланника, дабы он пребывал при великой княгине, царице Московской, имея такие права и полномочия, которые бы не только отражали мое величие при дворе, где до сих пор не было посланника короны нашей, но и личными своими поступками и качествами придавали бы репутацию делам нашей службы, которые там могут представиться и которыми он должен будет заниматься, сочли мы за благо избрать Вас нашим послом в Московии благодаря доверию к Вашим способностям и талантам. Не сомневаемся, что эта служба будет соответствовать Вашему предназначению, Вашему усердию и тем обязанностям, которые Вы имеете при дворе.

Как уже сказано, поскольку Вы — первый посланник короны нашей при дворе, куда Вы назначаетесь, надлежит Вам знать, как выполнять Ваши первые обязанности, чтобы это соответствовало тем рангу и достоинствам, которые Вам присущи. Для этого Вам следует получить нужные сведения у тех персон, которые могли бы Вам их дать для наилучшего исполнения Вашей посольской службы.

Если же возникнут какие-либо сомнения относительно церемониала, за образец надлежит брать посла имперского, который находился ранее или находится сейчас при московском дворе, а также посла короля Франции и послов других коронованных особ, чтобы все выполнять в точности, как выполняли они и послы других самых высоких государей, как того требуют наше достоинство и величие нашей короны. На первой аудиенции Вы вручите царице переданную Вам вместе с этой инструкцией мою верительную грамоту, которая уведомляет ее, что Вы назначаетесь нашим послом при ее особе, и Вы выразите ей такими словами, которые, я уверен, Вам подскажет Ваша проницательность, как мы ценим ее дружбу, и заверите ее в том, что на нашу дружбу она может полагаться в любое время. В случае необходимости она легко сможет в этом убедиться, что послужит к ее удовлетворению и благу ее подданных.

Основное Ваше внимание при исполнении Ваших обязанностей должно быть обращено на Ваше поведение. Ведите себя во всем с такой предупредительностью и скромностью, чтобы Вы лично и Ваша семья являлись для всех образцом; пусть все служит к Вашему восхвалению и в Вашем поведении не будет ни малейшего повода к осуждению.

Вы знаете, что такая осторожность уже сама по себе весьма нужна для Вашей службы и для исполнения возложенных на [118] Вас обязанностей, но она тем более важна при дворах, которые не исповедуют нашу святую религию и где поступки, дела и суждения католиков служат предметом внимания и обсуждения. Позаботьтесь жить со всеми домашними без малейшего повода для соблазна и в великом страхе Божьем, что послужит главнейшим шагом к успеху дела.

Хотя Московия из-за отдаленности имеет мало общего в делах и интересах с делами и интересами нашего королевства, а ее силы, хотя сами по себе значительные, не могут серьезно влиять на наши, однако надлежит поддерживать с ней дружбу и доброе согласие, особенно при настоящем положении дел, при котором, если бы она примкнула к державам, оставшимся недовольными мирным договором, заключенным в Вене 30 апреля 1725 г. (о чем те усиленно ее просили), дала бы громадный перевес этому союзу в ущерб нашим интересам и интересам наших союзников по этому договору. Поэтому было очень важно, что среди государей, которые заключили вышеупомянутый Венский союз, кроме нас и императора была и царица Московии, с которой этот договор был заключен в Вене 6 августа 1726 г. послами императора и царицы 2, а от нашего имени и с нашей стороны — герцогом де Бурнонвилем, послом при императоре. Мы вручили ему верительную грамоту и для этой государыни, чтобы в случае необходимости она полностью доверяла всем представлениям, которые от нашего имени и находясь на нашей королевской службе он сделает при венском дворе или в другом месте. Вам следует дать понять царице на первой же личной аудиенции, что мы довольны заключением этого договора и твердо намереваемся свято соблюдать со своей стороны те обязательства, которые мы в соответствии с ним взяли на себя. Мы надеемся, что она своими действиями будет поддерживать это наше состояние духа.

С этой инструкцией Вам будет передана копия вышеназванного трактата, заключенного в Вене между Московией и императором, с тем чтобы в случае необходимости Вы с ним ознакомились. Поскольку одно из положений этого трактата предусматривает взаимопомощь, обусловленную близостью и взаимной доступностью владений императора и короны российской, а также интересами этих двух держав, надлежит Вам знать, что вышеупомянутый герцог де Бурнонвиль получил инструкцию особо заботиться о том, чтобы в трактате, который он должен подписать от нашего имени с этой государыней, взаимные обязательства были бы сформулированы в других выражениях, более соответствующих отдаленности друг от друга наших владений и различиям интересов, имея в виду то, что Испания еще никаким трактатом, как то сделал император, не обещала поддерживать возвращение герцогства Шлезвигского герцогу Гольштинскому 3.

В ст. VIII упомянутого трактата царицы с императором он обещает этой государыне от нашего имени прием русского флота на берегах и в портах наших владений. Герцогу де Бурнонвилю [119] было поручено, чтобы он попытался определить точное число линейных и других кораблей, которые должны быть приняты, что в целях предосторожности всегда тщательно соблюдается в подобных договорах, а также точное время, на которое они прибудут; особо это относится к заливам и слабо укрепленным портам. Следует заявить особо, что эта привилегия не распространяется на Вест-Индию, как было условлено с императором в трактате о торговле и мореплавании, заключенном уже после упомянутого трактата о мире и торговле, который и послужил в качестве образца.

Нам угодно, чтобы во всем, что не наносит ущерба нашим интересам и интересам наших подданных, а также не противоречит ранее заключенным трактатам между нашей короной и другими государствами, Вы бы шли навстречу царице и ее подданным, особенно в вопросах торговли Испании. Мы повелели, чтобы герцог де Бурнонвиль особо расхвалил ее преимущества, столь выгодные для российской торговли, заручившись в ответ поддержкой русских кораблей для защиты наших владений, флота и торговли и обещанием объявить войну тому, кто посмеет оскорбить нас и начнет против нас военные действия. Все это должно быть по возможности прямо оговорено в трактате. И хотя на Ваши умение и благоразумие при ведении переговоров мы полагаемся в наибольшей степени, мы сочли уместным поставить Вас в известность о том, какое мы приняли решение и какое поручение дали герцогу де Бурнонвилю. Мы повелеваем Вам, согласовывая с ним все Ваши действия, приложить всю свою активность и усердие, чтобы склонить царицу и ее министров к успешному завершению переговоров на благо нас и нашего государства, поскольку это и является главной целью Вашей миссии при санкт-петербургском дворе. Для этого в Вене Вы должны согласовать ваши действия с герцогом де Бурнонвилем и о результатах Вашей миссии при дворе Московии представить нам подробный отчет.

В случае возникновения военных действий между нами и английским королем Георгом (есть основания считать, что такое развитие событий неизбежно и может произойти очень скоро) было бы уместным, если бы в силу обязательств, принятых по Венскому трактату, Московия предприняла какие-либо действия против Англии. Это было бы угодно Богу и явилось бы самой эффективной помощью в силу отдаленности московского государства. Царица могла бы втайне или под каким-либо предлогом снарядить в Архангельске или в каком-либо другом порту мощный флот и высадить армию на берегах Англии, чтобы вернуть трон королю Якову и тем самым восстановить равновесие в Европе. Как только будет осуществлен этот замысел, даже если попытаться реализовать его, имея малое число солдат, это послужило бы во благо религии и содействовало бы спокойствию в Европе, поскольку в самой Англии достаточно много сторонников [120] лишенного престола государя, недовольных нынешним правлением. Эти последние не выступают только потому, что не имеют военной поддержки, а сильно данное государство до тех пор, пока не преодолено одно препятствие — море .

Будучи человеком благоразумным, Вы поймете, насколько важно склонить царицу присоединиться к данному проекту. Поэтому, как только начнется конфликт между нашим королевством и Англией и об этом Вам станет доподлинно известно, Вы должны предпринять самые действенные усилия, чтобы вдохновить царицу на это предприятие.

Путь от нашего двора до российского Вам надлежит проделать через Барселону, доехать на корабле до Генуи, а оттуда — по суше до Вены, где Вы согласуете действия с герцогом де Бурнонвилем и с министрами императора относительно Вашей миссии в Санкт-Петербурге. С тем чтобы избежать возможных непредвиденных затруднений, Вам надлежит помимо верительной грамоты, утверждающей Вас в ранге посла, взять другую, по которой Вы аккредитованы лишь в ранге полномочного посланника и которая Вам будет вручена одновременно, поскольку может возникнуть ситуация, при которой было бы лучше воспользоваться этой грамотой, нежели посольской.

Этот вопрос Вам следует обсудить с герцогом де Бурнонвилем и министрами императора, которые, лучше зная эту страну, яснее представляют себе, каково там положение. При этом, даже если Вы решите выступить в ранге посла, следует воздержаться от торжественного приезда к данному двору до получения нашего особого приказа по этому поводу. Однако при случае Вы можете подчеркнуть в наиболее подходящей, по Вашему мнению, форме наше особое уважение к царице и ее министрам, на которое ей следовало бы ответить взаимностью, ибо нас могло бы остановить направлять Вас в ранге посла то резонное соображение, что оба ее представителя, которых мы приняли здесь (князь Голицын и князь Щербатов), не имели этого ранга. Однако мы воздержались от того, чтобы придать значение этому формальному несоответствию, с тем чтобы выразить подобающее почтение к ее особе, что мы и излагаем в Вашей верительной грамоте. Вы дадите ей понять эту тонкость в той наилучшей манере, которую Вам продиктует ваше благоразумие, не пренебрегая никаким поводом, чтобы вызвать у этой государыни больше доверия к нашей доброй воле и осознание того, что ей следовало бы ответить на наши знаки внимания и проявить дружественное и благосклонное отношение к нашим делам, благу наших подданных и интересам нашего государства.

Вам надлежит сохранять доброе согласие со всеми пребывающими в Москве посланниками императора и других дружественных и союзных нам королей и государей, относясь к ним с таким доверием, чтобы и они доверяли Вашим намерениям. Вы Должны воздерживаться от какого-либо общения, встреч и бесед [121] с посланником Франции, в случае если он там находится, до тех пор, пока сохраняется наша неудовлетворенность действиями этого двора; таких же принципов придерживаются и другие мои посланники при иностранных дворах.

При исполнении Вашей миссии Вам необходимо проявлять особую бдительность и наблюдательность, чтобы постичь политику, которую осуществляют или могут осуществить в Московии посланники других государей, вникнув в переговоры и пытаясь противодействовать и срывать те, которые противоречат нашим интересам, осуществляя это через доверенных лиц и другими способами, выбирать которые мы предоставляем Вашим благоразумию и проницательности, и сообщать нам особо о каждом обстоятельстве такого рода. Необходимо поддерживать хорошие отношения с наиболее влиятельными персонами при дворе и в правительстве, стараясь завоевать самым любезным обращением и учтивостью их благосклонность и удовлетворять те их просьбы, с которыми они к Вам обратятся (если эти просьбы не противоречат нашим интересам). В целом очень важно, чтобы Вы сблизились со всеми высокопоставленными лицами при дворе и в правительстве, дабы наилучшим образом соблюдать мои интересы, поскольку близкие и доверительные отношения с правительственными кругами помогут Вам быть в курсе переговоров, которые ведут там враги нашей короны, и, следовательно, препятствовать и срывать те, которые противоречат нашим интересам. О всех лицах в правительстве, которые могут пользоваться нашим доверием, Вы будете давать отчет через тайные государственные каналы, используя шифр, который Вам будет передан.

Как это происходило в прошлом и происходит сейчас при большинстве дворов, при встречах с другими посланниками, имеющими тот же ранг, могут возникнуть сомнения и разногласия церемониального характера относительно привилегий посланников, их месте и пр., включая встречи на улицах и в толпе народа. Вам надлежит внимательно соблюдать все церемонии, чтобы в такого рода случаях поддерживать и защищать славу и честь нашей короны, как всегда и везде делали наши посланники и посланники королей — наших предшественников. Этому следует уделять особое внимание, поскольку при данном дворе ранее не было наших посланников и Ваше поведение послужит примером и руководством для тех, кто в будущем заменит Вас на Вашем посту.

Со всеми нашими послами и посланниками при иностранных дворах Вы будете поддерживать корреспонденцию, информируя их о делах, представляющих для них интерес. Особенно это относится к герцогу де Бурнонвилю или другому, который будет находиться в Вене, поскольку данное ему поручение связано с тем, которое имеете Вы согласно этой инструкции. Вам надлежит действовать в согласии со всеми ними. С этой целью Вам будут направляться копии писем, адресованных другим посланникам, которых мы сейчас имеем при упомянутых дворах, по этим [122] копиям Вы будете иметь представление о наших намерениях. По каждому делу Вам надлежит давать нам подробный отчет через обычную почту, любую предоставившуюся оказию или с чрезвычайным курьером, если того потребуют обстоятельства. С тем чтобы избежать путаницы, по каждому делу следует отправлять особое письмо. В таком случае дела будут представлены наиболее понятным и ясным образом и мы будем осведомлены о каждом из них в отдельности. Обратите особое внимание на то, чтобы по каждому делу имелись необходимые указания.

Если мои посланники не будут придерживаться соблюдаемых при иностранных дворах правил и обычаев, это может вызвать там удивление. А потому, основываясь на изданном 5 марта 1715 г. указе руководствоваться принятой в 1691 году в моих королевствах Прагматической санкцией, мы постановили, что каждый из наших посланников во всем, что касается его персоны, его семьи и экипажей, будет придерживаться этикета, который существует при данном дворе. В связи с этим мы приказываем, независимо от данных ранее повелений, придерживаться этикета, существующего при московском дворе.

Мы постановили, что ни одному иностранному посланнику при нашем дворе более не будут предоставляться привилегии, которыми они пользовались ранее, и что мои посланники при иностранных дворах также не будут их добиваться. Но если Вы увидете, что при русском дворе они предоставляются послам и посланникам других государей, я призываю в этом случае просить и домогаться самым решительным образом, чтобы они были распространены и на Вас, поскольку, если в них откажут нашему посланнику, это будет оскорблением нашего величия. Если же Вы увидите, что их не дают и другим, воздержитесь от подобных притязаний, которые будут разумными только в случае, если русский посланник не пользуется ими при дворе того посланника, который пользуется ими в Московии. Благоразумие подсказывает, что, коль скоро те или иные привилегии при моем дворе не даются ни одному иностранному посланнику, Вам не следует претендовать на то, в чем Вам могут отказать, поставив Вас в неприятное положение человека просящего и получающего отказ.

Вместе с этой инструкцией Вам будет передан шифр, с помощью которого Вы будете вести переписку с секретарями Государственного совета по тем вопросам, которые потребуют такой предосторожности. Вы будете держать его у себя, не доверяя никому, дабы избежать тех неприятных последствий, к которым может привести его небрежное хранение. Для переписки с моими посланниками при иностранных дворах по тем делам, которые потребуют тайны, Вы будете применять особый шифр для каждого отдельного адресата. Вы будете действовать при осуществлении Вашей миссии в соответствии с тем, что Вам сообщено, и в государственных делах общего характера будете выполнять то, что Вам будет предписано, сообразно с возникающими [122] обстоятельствами. Я ожидаю, зная Ваше усердие и благоразумие, что по тем делам, по которым у Вас не будет времени мне сообщить и узнать о моих решениях, Вы будете успешно действовать по обстоятельствам и обо всем будете точно и подробно сообщать мне в той мере, в какой это будет нужно.

Я, КОРОЛЬ

Хуан Баутиста де Орендайн

Опубл.: Coleccion de documentos ineditos para la historia de Espania (CODOIN) Vol 93 Madrid, 1889.-P. 379-388.


Комментарии

1 Эль-Пардо — один из загородных дворцов испанских королей, строительство которого было начато в XVI веке Карлом I, продолжено Филиппом III, а завер шено Карлом III.

2 См. ком. 1 к док. 44.

3 Герцогство Шлезвиг по договору Дании со Швецией отошло к Дании, одна ко Россия и Австрия поддерживали притязания герцога Гольштинского, женатого на дочери Петра I и Екатерины Анне, на возвращение ему этого герцогства.

4 См. ком. 2 к док. 44.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.