Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

174. НОТА ПЕРВОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО СЕКРЕТАРЯ МАНУЭЛЯ ГОДОЯ, ГЕРЦОГА ДЕ АЛЬКУДИА 1, ВЕНСКОМУ ДВОРУ 2

Аранхуэс, [1] 12 февраля 1793 г.

С начала французской революции до настоящего момента е. кат. в-во внимательно следил за этапами развития чрезвычайной ситуации, стремительно сменявшими друг друга и разделившими события на эпохи. Вместе со всеми европейскими дворами наблюдал за ними и венский двор, и его правительство не упускало из виду осмотрительное постоянство короля, который смирил свои личные интересы, выгоды и порывы искреннего негодования и, видя беды, которым подвергся христианнейший король и его августейшая семья, невзирая на страх, исходящий от французов, расширяющих свои завоевания, руководствовался лишь велением своего сострадательного и благородного сердца и выбирал наиболее верные пути и средства для облегчения судьбы некоторых славных принцев или по крайней мере отведения гибельного удара, который им угрожал.

Е. кат. в-во поступал таким образом, уверенный в том, что венский двор, как и остальные, которые присоединились к коалиции, приветствовал его поведение. Он благосклонно выслушивал их предложения, предусматривающие принятие решительных мер, пока не почувствовал, что любая военная демонстрация подвергает опасности жизнь несчастного монарха. Придерживаясь же нейтралитета, он поступает не нерешительно и равнодушно, как считают монархи, а согласно своим убеждениям.

Но после жестокой расправы с добродетельным и несчастным Людовиком XVI не осталось никакой нерешительности, остались лишь память о той неслыханной катастрофе, справедливое желание всех монархов отомстить за несправедливость и поиски подходящего момента, хотя и печального, чтобы убрать преграды для выработки плана против французов. Но опыт показал, что, несмотря на все иллюзии, умеренность испанской политики не убережет ни королеву Франции, ни несчастных принцев и принцесс от той судьбы, которую им уготовили жестокие и несправедливые враги.

Нота, врученная 31 декабря прошлого года послу е. кат. в-ва в Вене вице-канцлером графом Кобенцлем, представляет собой неоспоримое доказательство того, что ее и. в-во готова действовать со всей энергией и быстротой, используя все средства, которых требовали обстоятельства, а ныне они необходимы еще более для того, чтобы ее войска достигли успехов в борьбе против Франции, памятуя о справедливости предприятия и смелости и дисциплине ее войск.

Е. кат. в-во ответил взаимностью на открытость и честность, с какой ее и. в-во выразилась в этой ноте, и принял решение [423] для успеха такого важного предприятия предоставить все сухопутные и морские силы. Он готов также последовать советам монархов, делающим общее дело, в той мере, в какой это совместимо с позицией его государства, его безопасностью и средствами. Он надеется, что подобную позицию занимает император, а потому представляет здесь как основу некоторые пункты, которые могли бы быть приняты договаривающимися сторонами:

1. Каждая из договаривающихся сторон может объединить свои сухопутные и морские силы с другой на суше или на море, как посчитает необходимым, сообразно обстоятельствам и условиям и будет действовать с наибольшей энергией и поспешностью;

2. Если одной из сторон потребуется срочная помощь, она может попросить ее у другой или других, которые будут в состоянии предоставить ее немедленно и осуществят это;

3. Ни одна из сторон не выпустит из рук оружия, не заключит мирный договор, перемирие или любую другую договоренность с Францией без добровольного и полного согласия остальных держав коалиции. При этом каждая по отдельности приложит все силы и не отойдет от торжественного союза, который расценивается королем как совершенный и нерасторжимый.

Быстрота, с которой дворы обменялись военными планами и политическими взглядами, основана на том, что приходится считаться с дальними расстояниями между ними. Поэтому е. кат. в-во считает себя обязанным отныне следовать названным трем пунктам в твердой уверенности, что остальные дворы примкнут к нему и последуют его примеру.

AHN, Estado, leg. 6.121(2). Копия, исп. яз.


Комментарии

1 Мануэль Годой (1767—1851) — фаворит королевы Марии-Луизы, в 1784 году вступил в королевскую гвардию и вскоре получил титул герцога де Алькудиа. В ноябре 1792 года сменил на посту первого государственного секретаря графа Аранду.

2 Документ без подписи и обозначения адресата. По донесению Бицова от 22 февраля/5 марта 1793 г., герцог де Алькудиа направил ноту венскому двору, в которой определилась позиция Испании в отношении аитифранцузской коалиции. Эта нота из Вены должна была быть отправлена и в Россию (АВПР, ф. Сношения России с Испанией, оп. 58, д. 487, л. 25). Видимо, это и есть документ, о котором упоминает Бицов.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.