Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К ВОПРОСУ О ДОСТОВЕРНОСТИ “ПОВЕСТВОВАНИЯ” КАРВАХАЛЯ

Правдивость и достоверность “Повествования о новооткрытии достославной Великой реки Амазонок” в целом, казалось бы, не требует доказательств, О чем бы ни рассказывал его автор — о грандиозности ли реки, по которой плыл, о природе краев, через которые странствовал, об их ли обитателях, — сведения, сообщаемые им, в большинстве своем, находят подтверждение в том, что известно теперь об Амазонии и ее былых и нынешних жителях, находят подтверждение в наблюдениях виднейших исследователей Амазонки — Ла Кондамина, Пеппига, Бейтса, Уоллеса, Спруса и других.

С большой мерой точности говорит монах-путешественник о широте Амазонки, об океанских приливах, заметных на огромном удалении от устья, о, казалось бы, непостижимой для экватора прохладе между реками Пурус и Мадейра, о черно-бурых водах Риу-Негру, которые не смешиваются с мутно-желтыми водами Амазонки, о том, как пресные воды великой реки на десятки километров вклиниваются в соленые морские, об исполинской, сокрушительной речной волне, об ужасных страданиях, причиняемых москитами, страданиях подстать “казни египетской” и т. д. и т. п. Сквозь тучи стрел, которыми встречали на Амазонке незваных пришельцев, пытливый взор Карвахаля разглядел, как выглядят индейцы. как устроен их быт, какие они замечательные умельцы; приметил и то, что в войне участвуют индейцы лишь старше 30 лет, что иные племена перекочевывают время от времени из селения в селение, и как остроумно — в специальных водоемах — сохраняют про запас черепах и рыбу местные жители. Попадаются в “Повествовании” и такие факты, которые ставили Карвахаля в тупик, но которые с достаточной долей вероятности могут быть объяснены в наше время. Вполне допустимо, например, что в самом начале плавания испанцы ошибочно приняли за бой индейских барабанов звук, который издают своим раздутым зобом рыбы-корвины (они обитают только в Верхней Амазонке и ее притоках) и который люди, впервые очутившиеся в тех местах, неизменно принимают за отдаленный барабанный бой. Кстати, то, что пишет Карвахаль о разноголосых индейских барабанах, — тоже правда: и по сей день амазонские индейцы “переговариваются” между собой па расстоянии посредством “языка” [117] барабана. И, может быть, не следовало бы на этом останавливаться — настолько все здесь очевидно, не будь в “Повествовании” нескольких сомнительных, даже фантастических сообщений, а именно — сведений о растянувшихся-де на многие километры вдоль Амазонки поселениях и о живущих-де на этой реке амазонках, что послужило поводом для дискредитации всего “Повествования” в целом.

Легенды о безмужних женщинах-воительницах — смутное воспоминание об эпохе матриархата; распространены они были еще в незапамятные времена и во многих странах мира. Вторую жизнь древняя легенда обрела в пору открытия и завоевания Нового Света: пылкое воображение конкистадоров, которым наяву случалось переживать чудеса поудивительнее этой сказки, поселило амазонок и на Антильских островах, и в Мексике, и, наконец, на берегах исполинской реки, которую впоследствии нарекли их именем. В XVI веке существование амазонок у многих образованных людей, например у Колумба и Овьедо, не вызывало сомнений. Но даже в середине XVIII века французский ученый Шарль Ла Кодамин, совершивший путешествие по следам Орельяны, писал: “Эти подробности [то есть рассказы индейцев], однако, подтверждают, что на континенте существовало государство женщин, которые жили одни, не допуская к себе ни одного мужчину, и которые ушли куда-то на север, в глубь страны, по Риу-Негру или по какой-то другой реке, впадающей поблизости от нее в Мараньон”. Кстати сказать, предание об амазонках, которые живут то ли по Риу-Негру, то ли в верховьях Риу-Тромбетас, возможно, имеет реальные корни (так полагал и Гумбольдт): ведь некоторые индейские племена Восточной Бразилии, например ботокуды, придерживаются материнского счета родства. Не раз возвращались к проблеме амазонок ученые и в XIX веке (например, Уоллес, Спрус). Стоит ли поэтому упрекать Карвахаля (ведь тогда пришлось бы упрекать и Колумба, который тоже упоминает об амазонках) в том, что он верит в них, тем более что Карвахаль разграничивает виденное им самим от рассказа пленного индейца? Так, он сообщает, что в одном бою видел “десять или двенадцать” женщин индианок, которые сражались против испанцев с большой храбростью, наравне с мужчинами, и дает затем вполне реалистическое описание их наружности (что же до того, что “в бою они не уступали десятку индейцев”, то это, вероятно, преувеличение, обычное для авторов XVI в.). Все прочее, что сообщает Карвахаль об амазонках (см. главу “Сведения об амазонках”), рассказано, по его словам, неким пленным индейцем, причем Карвахаль подчеркивает это протокольной формой изложения: вопрос Орельяны — ответ индейца.

Предоставим слово двум здраво высказавшимся по этому поводу хронистам XVI в. — Гомаре и Эррере. “Среди прочих несуразностей он [Орельяна] утверждал, — пишет Гомара, — что на той реке были амазонки, с коими он и его сотоварищи сражались. В том, что женщины там ходят с оружием и сражаются, нет ничего особенного, ибо в Парии [то есть на п-ове Пария], что находится совсем неподалеку [оттуда], да и в прочих краях Индий это — привычное дело; не верю, что какая-нибудь женщина может отрезать себе либо выжечь правую грудь, чтобы стрелять из лука, ибо и с нею они стреляют славно; не поверю также, что будто бы убивают либо [118] изгоняют собственных сыновей и что живут без мужей, будучи донельзя развратными”. “Многие полагали, — вторит ему Эррера, — что капитан Орельяна не должен был ни называть женщин, кои сражались, амазонками, и утверждать со столь слабым основанием, что оные таковыми были, ибо в Индиях вовсе не новость, что женщины сражаются либо стреляют из лука, как сие наблюдалось уже на многих островах, где они выказали себя столь же отважными, что и мужчины”. Если оставить на совести Гомары и Эрреры утверждения, которых нет ни у Карвахаля, ни у Орельяны — Овьедо (например, насчет того, что виденные ими “амазонки” выжигали себе правую грудь), то их суждения нас вполне могут удовлетворить как реалистическим толкованием эпизода сражения испанцев с “амазонками”, описанного Карвахалем, так и тем обстоятельством, что Гомара и Эррера не верят в небылицы, которые со слов пленного индейца пересказывает Карвахаль.

Следует отметить, что “Сведения” Карвахаля и Орсльяны — Овьедо об амазонках в общих чертах воспроизводят древнюю легенду, а в частностях походят на подлинные факты перуанской действительности, какой она предстала пред испанскими завоевателями. Сравните, например, описание Карвахалем дорог выдуманного царства амазонок с описанием знаменитых дорог империи инков (остатки этих дорог сохранились до сих пор), которое мы встречаем у Сьесы де Леона: “...соорудили дорогу шириной не менее 15 лье (около 3,2 м); по одну и по другую сторону оной возвышались стены высотою более человеческого роста да изрядной крепости, и все полотно сей дороги было отменно выровнено и обсажено деревьями... и в каждой из сих долин были устроены большие и весьма основательные помещения для инков и продовольственные склады для военных людей...” А вот как описывает перуанский храм “дев солнца” Франсиско де Херес: “Это был большой дом, обнесенный стеною с воротами, в коем помещалось много женщин; женщины сии шили и ткали одежду для войска Атабалибы [Атауальпы], не имея [при себе] других мужчин, кроме привратников, кои их охраняли; а у входа в селение было подвешено за ноги несколько индейцев; и я узнал.., что Атабалиба повелел их умертвить за то, что один из них проник в дом, чтобы спать с одной; и сего, кто проник, равно как и привратников, кои оного допустили, повесил”. Одежда и детали быта мифических амазонок сходны с одеждой и деталями быта реальных “дев солнца”; убранство, утварь, золотые плиты мифических “домов солнца” подобны убранству, утвари, золотым плитам реальных перуанских храмов. Короче говоря, Орельяна и Карвахаль видели в Амазонии то, к чему были психологически подготовлены в Перу; рассказ индейца — в равной степени плод “подготовленного” воображения и естественного недопонимания. Иными словами, никакой “империи Амазонок” не существовало, хотя кое-что в сообщении этого индейца имеет, очевидно, реальную основу, например, имена касиков, местные речения, сведения о добыче соли и т. д.

Труднее оценить достоверность сведении Карвахаля об “огромных” городах и о большой населенности берегов Амазонки. Сведения эти, бесспорно, сильно преувеличены, однако также объяснимы.

Следует иметь в виду, что само представление о населенности во времена Карвахаля было иным, чем в наше время: в середине XVI в. в Португалии [119] насчитывалось менее одного миллиона жителей, а в Мадриде в 1546 г. — всего 24 тыс. Кроме того, индейское население Амозонии было в XVI—XVII вв. больше, чем теперь, и, разумеется, индейцы селились по берегам рек, в первую очередь — Амозонки. (Вымирание коренного населения Амазонии вызвано было массовым истреблением и угоном в рабство иноземными поработителями, заразными болезнями, вытеснением индейцев в непригодные для жизни местности и т. д.).

В этой связи интересны сообщения, содержащиеся в отчете Тейшейры — Акошты, которые через столетие после Орельяны, в 1637—1638 гг., совершили второе в истории плавание по Амазонке. Акошта утверждал, что на Амазонке живет “...более народов... и более многочисленных, чем где бы то ни было в Америке”, что “...эти народы расселены так близко друг от друга, что из последних селений одних [народов], по большей части, слышно, как стучат палками в селениях других”.

Анализируя подобные сведения, встречающиеся у Карвахаля, не следует также упускать из виду те условия, в которых он проводил свои наблюдения. Эти наблюдения велись в обстановке непрерывных боев, в условиях плохой видимости, может быть, в сумерках (на эту мысль наводит употребление по отношению к знаменитым “огромным” поселениям выражения вроде estaban blanqueando — белели издалека). Кроме того, следует обратить внимание на такой существенный момент, как характерная, тяготеющая к гиперболизации образность испанской речи XVI в. (См. Ramon Menendez Pidal. La lengua de Cristobal Colon (El estilo de Santa Teresa y otros estudios sobre el siglo XVI). Madrid, 1958.)

Резюмируя все ранее сказанное, следует отметить, что “Повествование” Карвахаля — документ, написанный человеком XVI века, века легковерного, когда застарелые предрассудки и нелепые вымыслы оказывали огромное влияние на сознание не только простых людей, но и передовых мыслителей того времени. Печать этого времени лежит и на “Повествовании”. Тем не менее в нем содержатся ценные и вполне достоверные сведения, которые порой переплетены с вымыслом.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ РАССТОЯНИЙ И ДАТ В ПОВЕСТВОВАНИИ КАРВАХАЛЯ

Определить по документам XVI века истинные расстояния, пройденные мореплавателями и путешественниками эпохи Великих географических открытий, установить истинные даты и продолжительность их плаваний и путешествий, то есть выявить те точные сведения, которыми должна оперировать историческая география, — задача трудная и подчас неразрешимая, и “Повествование” Карвахаля наглядный тому пример.

Карвахаль ведет счет пройденным расстояниям в лигах (leguas), но какие лиги он имеет в виду, в “Повествовании” нигде не говорится. В Испании же в старину лигами назывались различные по содержанию меры длины. Так, существовали, например, лиги сухопутные (4225 м), почтовые (3894 м), морские (5772,7 м) и проч. Размеры этих лиг тоже не были стабильными, ибо каждая из них соответствовала определенной доле земного [120] градуса (например,1/17, 1/30 и т. д.), величина которого в свою очередь исчислялась по-разному и всегда принималась меньшей, чем в действительности (ошибка состояла о преуменьшении размеров земли). Во времена Карвахаля употребительны были также лиги кастильская (5555,5 м) и римская (5924 м). Некий доктор Сепульведа (тот самый, что по сообщению хроник пересылал 4 мая 1538 года с Орельяной письмо для Франсиско Писарро) писал в 1543 г. принцу Филиппу (будущему Филиппу II), что “лига равна не трем римским милям [римская миля = 1481 м], как полагают некоторые, а четырем, как это принято повсюду у образованных людей”. Это высказывание может служить основанием для того, чтобы считать лигу Карвахаля равной римской лиге, поэтому для подсчета расстояний, даваемых Карвахалем, и для составления карты с маршрутом экспедиции Орельяны мы применяем римскую лигу, равную 5924 м.

Следует сказать, что расстояния между отдельными пунктами, приводимые Карвахалем, намного превышают подлинные (даже если взять самую малую из известных нам лиг). Однако в этом нет ничего удивительного: в лучшем случае они измерялись примитивным способом — “на глазок”, в худшем — и, это всего вероятнее, — по наитию, огульно. Тем не менее подобные сведения весьма полезны, ибо служат своего рода масштабом, благодаря которому читатель получаст возможность гораздо яснее представить себе как поход в целом, так и отдельные его эпизоды в пространственном отношении.

Легче определить в “Повествовании” даты, хотя Карвахаль и не называет — за редким исключением — ни чисел, ни месяцев, в которые произошли те или иные события. Будучи духовным лицом, он все сколько-нибудь знаменательное “привязывает” по времени к церковным (католическим) праздникам. И если сравнительно нетрудно установить даты неподвижных церковных праздников, то есть таких, которые отмечаются всегда в одно и то же время (например, день очищения пресвятой девы Марии отмечается 2 февраля, день св. Иоанна Предтечи, или Иванов день, — 24 июня и т. п.), то установить даты подвижных церковных праздников несколько сложнее.

Их место в календаре зависит от наступления первого дня пасхи — главного христианского праздника. День этот падает на ближайшее за первым весенним полнолунием воскресенье и празднуется в промежуток между 21 марта ч 25 апреля. В 1542 г. пасха начиналась 9 апреля, и все подвижные праздники следует отсчитывать вперед и назад от этого числа. (Даты церковных праздников, упомянутых в “Повествовании” Карвакаля и в других документах этой книги, вычислены по книге H. Grotefend, Zeitrechnung des deutschen Mittelallers und der Neuzeit, Hannover, 1891, Band 1 и сверены по книге Pedro de Medina, Arte de navegar, Sevilla, 1544.) в 1542 г. непосредственно предшествующая пасхе страстная (иначе — святая, великая, крестовая) неделя приходилась, например, на 2-8 апреля, отмечаемое на 8-й день пасхи воскресенье Квазимодо — на 16 число того же месяца, отмечаемый на 51-й день после ее начала понедельник св. духа — на 29 мая, празднуемая на 57-й день троица — на 4 июня [121] и т. д. Даты эти (они указываются в сносках к тексту и комментариях), как и те, что сообщаются Карвахалем, даны по юлианскому календарю (по старому стилю), действовавшему в католических странах Европы до 1582 г. (в России — до 1918 г.).

Мы здесь не будем останавливаться на частных ошибках в определении времени, встречающихся в документах об экспедиции Орельяны, однако об одной ошибке — существенной и повторяемой в ряде общих работ — нельзя не сказать. В некоторых хрониках и документах XVI в. отмечается, что Гонсало Писарро выступил из Кито в страну Корицы в 1540 году, а Орельяна совершил свое путешествие и прибыл на остров Кубагуа в 1541 году. Ошибочность этих дат (на самом деле поход Гонсало Писарро начался в 1541 г., а плавание Орельяны состоялось в 1542) легко устанавливается путем сличения соответствующих чисел, дней недели, праздников и т. д.

ДЕНЬГИ В ИСПАНИИ И ПЕРУ В 30-х, 40-х ГОДАХ XVI ВЕКА

Золото, как известно, играло в эпоху Великих географических открытий особую роль, оно было главным стимулом для путешествий на край света — за океан, в дебри Америки, им оценивали человеческую личность, успех, затраченные усилия. Вот почему испанские летописи и документы XVI века не упускают случая сообщить о тех или иных денежных суммах, добытых, издержанных, либо обещанных тем или иным конкистадором. Сведения такого рода, касающиеся в частности Орельяны, рассеянные в публикуемых нами документах, материализуют и конкретизируют в нашем представлении быт давно минувшей эпохи, позволяют ярче и глубже представить себе обстоятельства похода Орельяны. Однако уяснить подлинный смысл этих сведений не так просто.

В конце 30-х годов XVI в. в заморских владениях Испании цены на товары, особенно европейского происхождения, были настолько высоки, что почти не было никакого смысла заниматься дорогостоящей чеканкой монеты, которая все равно не в состоянии была покрыть потребностей торговли. В обращении находились монеты самых различных наименований, достоинств, эпох, веса, национальностей, происхождений (ведь в средневековой Европе монету чеканили короли, князья, феодалы, города, купеческие корпорации, церковь и пр.), среди нее было много фальшивой, низкопробной, неполновесной. Но главные расчеты и платежи производились не в монете, а на вес золота — в особенности в Индиях, где монета почти отсутствовала (монетный двор был учрежден в Мексике в 1535 г., а в Перу, в Лиме лишь в 1565). Золото отмерялось кусками-обрубками, нанизанными друг на друга в виде цепи, переносилось носильщиками и взвешивалось на переносных весах-безменах.

Условной единицей измерения служил вес кастельяно (castellano), золотой монеты времен католических королей, которую прекратили чеканить еще в 1497 г. и вес которой (вес по-испаиски — песо) равнялся 4,6-4.7 г. Эта единица так и называлась peso de oro — “золотой вес”. Таким образом, 40 тысяч золотых песо, которые Орельяна издержал на снаряжение своей экспедиции в страну Корицы, весили 184-188 кг золота. [122]

Разменной, мелкой монетой был медный (прежде серебряный) мараведи (maravedi). Франсиско де Херес, секретарь Писарро, говоря о событиях 1532—1534 гг. в Перу, пишет: “...золотой песо — то же, что и кастельяно; каждый песо продается обыкновенно за 450 мараведи”. Часто в мараведи велись и крупные расчеты (например, в публикуемой нами “Капитуляции об исследовании, завоевании и заселении Новой Андалузии”) один миллион мараведи назывался куэнто (cuento). Другой распространенной золотой монетой, кроме песо и кастельяно, был дукат (ducado), соответствовавший 375 мараведи. Пятьдесят золотых песо составляли marco de oro — золотую марку (230 г), но чаще марками измерялось серебро.

Перерасчет средневековой валюты в современную не только весьма труден, но и, на наш взгляд, непоказателен. По подсчетам комментаторов упомянутого нью-йоркского издания книги Медины, один “перуанский” золотой песо 30-х, 40-х годов XVI в. эквивалентен двенадцати американским долларам 1934 г.; получается, следовательно, что 40 тысяч золотых песо Орельяны равны 480 тысячам американских долларов 1934 г. (при этом следует учесть, что с тех пор золотое содержание доллара существенно уменьшилось, а его фактическая покупательная способность с тех пор понизилась примерно вдвое).

Более показательно установить тогдашнюю покупательную способность золотого песо, которая в Перу — в наиболее удаленном от Испании краю Индий, куда ввозились из Испании лошади, оружие, обувь, одежда и пр., — была особенно низкой. Тот же Франсиско де Херес пишет: “Обычная цена лошади была 2500 песо, да и сия цена не была устойчива... а пара башмаков или панталоны стоили 30 или 40 песо, плащ — 100 или 120, меч — 40 или 50... я отдал 12 песо за полунцни [1 унция = 28,35 г] попорченного шафрана; должник, бывало, отдавал кусок золота, не взвесив его, не заботясь о том, что его вес вдвое больше долга, и должники ходили в поисках своих заимодавцев из дому в дом в сопровождении индейца, нагруженного золотом”. Спустя 6-7 лет, в начале 40-х годов, когда ввоз в Перу из других частей Индий и Испании несколько увеличился, а в разграбленных городах и храмах нельзя было сыскать больше ни грана золота. цены понизились, но остались все же баснословными. Торибио де Ортиггера, написавший в 1581 году работу о походе Орельяны, свидетельствует, что около 1540 года “цена лошади, стоившей среди прочих самую малость [то есть самой дешевой], превышала 500 золотых песо.., а цена других была в два раза больше...”

Текст воспроизведен по изданию: Открытие великой реки Амазонок. Хроники и документы XVI века о путешествиях Франсиско де Орельяны. М. 1963

 

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.