Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПЕДРО ДЕ СЬЕСА ДЕ ЛЕОН

ХРОНИКА ПЕРУ

CRONICA DEL PERU

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

Хроники Перу, рассказывающей об установлении границ провинций: их описание; о закладке новых городов; об обычаях и нравах индейцев; и о других достойных упоминания вещах.

Выполненная Педро де Сьеса де Леоном, жителем Севильи. 1553.

(С королевского позволения)


Предуведомление переводчика

При транскрипции географических названий, имен и т.п. предпочтение отдавалось написанию слов такое, какое имелось в оригинале произведения. Иногда дополнительно приводятся современные названия или реконструированные на современный лад.

В тексте перевода всё же возможны некоторые ошибки, за что прошу не винить, так как и перевод, и набор на компьютере, и редакторскую чистку довелось осуществлять самостоятельно, потому чего-то мог не доглядеть.


ПОСВЯЩЕНИЕ

Высочайшему и влиятельнейшему Сеньору Дону Филиппе,

принцу Испаний, и т.д., нашему сеньору. Высочайшему и влиятельнейшему сеньору. Поскольку не только замечательные подвиги о многих очень храбрых мужах, но и бесчисленные достойные дела вечной памяти о больших и разнообразных провинциях остались во мраке забвения, из-за отсутствия писателей, о них сообщавших, и об историках, посвящавших им свои труды: переправившись (auiendo passado) в Новый Свет Индий, где в войнах, открытиях, поселениях или селах я провел много времени, служа Вашему Величеству, к которому я всегда испытывал почтение. Я решил приступить к этому предприятию, описав дела памятного и великого королевства Перу, в которое я прибыл по суше из провинции Картахена: в ней и в провинции Попайян я находился много лет. А потом оказался на службе у вашего величества в той последней войне, положившей конец восставшим тиранам (los tyranos rebeldes): часто учитывая их [Индий] великое богатство, и замечательные вещи, имеющиеся в их провинциях: столь разнообразные события в прошлые и настоящие времена случившиеся, и много чего о том и другом следует записать: я решил взять перо, чтобы составить [книгу] и действительно возжелал [этого]: и сделать этим Вашему Высочеству какую-нибудь выдающуюся услугу: так, чтобы мое желание стало известно, дабы Ваше Величество, несомненно, получило от этого пользу, не смотря на скромную силу моего дарования: прежде чем оказывать доверие, судите мое намерение согласно моему желанию, и Вашим королевским милосердием примите это желание, с каким я преподношу Вашему Высочеству эту книгу, рассказывающей о том великом королевстве Перу, которое Бог послал Вам, сеньор. Непременно нужно знать, светлейший и ясновельможнейший сеньор, что для того, чтобы рассказать о восхитительных вещах, имевшихся и существующих в этом королевстве Перу, было бы лучше, если бы их записал Тит Ливий, или Валерий, или кто-либо другой из величайших писателей, существовавших на свете: но даже им было бы сложно их перечислить. Потому что, кому под силу рассказать о вещах разнообразных и значительных, каковы в нём имеются: высочайшие горы и глубочайшие долины когда-либо обнаруженные и завоеванные? столько рек настоль могучих и столь глубоких? столь огромные различия между провинциями, в нём имеющиеся, со столь отличительными особенностями? Отличия среди народов и людей, с разными обычаями, традициями и странными церемониями? Стольких птиц и животных, деревьев и рыб, столько разных и неведомых? А кроме того, кто смог бы рассказать о никогда неслыханных трудностях, испытанных столь малым количеством Испанцев на столь громадной территории? Кто подумал бы или смог бы утверждать о невообразимых событиях во времена войн и открытий тысячи шестьсот лиг произошедших? Голод, жажда, погибель, опасения и усталость? Об этом всём столько можно рассказать, что это утомило бы любого писателя, за подобное описание взявшегося. По этой наиважнейшей причине, влиятельнейший сеньор, я сочинил и составил эту историю, о том, что видел и с чем имел дело (trate): и по достоверным сведениям заслуживающих доверия лиц я смог довести дело до конца. И я не осмелился бы возомнить о противоречиях мира, если бы не надеялся, что Ваше Высочество, прославит ее, как свою вещь, будет покровительствовать ей и защитит: и таким образом по нему всему [Перу] я осмелился ходить, поскольку много было писателей, подобным опасением ищущих влиятельных принцев, которым они посылают свои произведения, а ведь о некоторых нельзя сказать, что они когда-либо видели то, о чем пишут, из-за того, что многое ими выдумано и никогда не существовало.

То, что я здесь написал – правда, и это вещи важные, полезные и доставляющие удовольствие, и в наши времена случившиеся: и посвящены наивысшему и могущественнейшему принцу на свете, каким является Ваше Высочество. Безрассудно, кажется, испытывает человека невежественного: то, на что многие другие не осмеливаются, будучи в основном заняты делами войны. Потому часто, когда другие солдаты отдыхали, я уставал от писания. Но ни это, ни уже названные суровые земли, горы и реки, невыносимые голод и нужды, никогда не были такими сильными, чтобы помешать моим двум занятиям: писать и следовать за своим знаменем и капитаном, и не увиливать от обоих. Потому, с таким трудом написанное, это произведение направляется Вашему Высочеству. Мне кажется, было бы неплохо, чтобы читатели простили мне допущенные ошибки, если таковые, по их мнению, обнаружатся. А если они не простят, мне будет достаточно написанного, ведь это то, над чем я больше всего усердствовал, ибо многое из написанного я видел собственными глазами, и я прошел многие земли и провинции, чтобы лучше их разузнать (por verlo mеjor). А то, чего я не видел, я старался, чтобы меня об этом информировали люди, заслуживающие доверия (de gran credito) – Христиане и Индейцы. Склоняюсь пред всемогущим Богом, ведь он поспособствовал сделать Ваше Высочество правителем такого великого и богатого королевства, каким является Перу: да позволит он Вам жить и править долго и счастливо, да прибавятся у вас многие другие королевства и владения.

Предисловие автора:

в котором объявляется о замысле этого произведения, и каков его состав.

Я приехал из Испании, где родился и вырос, со столь юного возраста, что не было мне и тринадцати лет, как я уже проводил время в Индиях у моря-океана (mar Occeano) более 17 лет: по большей части в завоеваниях и открытиях, остальные - в новых поселениях, а также посещая различные места. И чтобы записать столь великие и диковинные дела, имеющиеся в этом новом мире Индий: возникло у меня огромное желание записать некоторые из них: о том, что я видел своими собственными глазами, а также о том, что слышал от лиц, заслуживающих доверие.

Но так как видно было моё неумение, то я отвергал это желание, понапрасну его растрачивая: потому что великим умам и ученым было известно, как составлять истории, придавая им блеск своими ясными и мудрыми словами (letras). Но не являясь столь мудрым затевать это бесполезно, и потому я проводил свое время почем зря, до тех пор пока всемогущий Бог, который все может, избрав меня своею божьей милостью, вновь не пробудил во мне то, о чем я решительно забыл. И, набравшись мужества, самонадеянно решил я посвятить определенное время своей жизни написанию истории. А на это толкнули меня следующие причины:

Первая: увидев, что во всех краях, какие я прошел, никто не заботился, чтобы хоть что-то написать о том, что он прошел. И что время разрушает память о делах, да так, что если это были превосходные следы и пути, в будущем не будет доподлинно известно, что же было и что произошло.

Вторая: размышляя над тем, что поскольку мы и все эти индейцы произошли от наших предков Адама и Евы, и что ради всех людей сын Господень сошел с небес на землю, и в человеческом облике принял жестокую смерть на кресте, дабы спасти и избавить нас от власти дьявола, который с позволения Господа столько лет держал в плену и угнетал этих людей. Было справедливо, чтобы миру стало известно каким образом такое множество людей, живущих в этих Индиях, было возвращено в лоно (gremio) святой матери церкви усилиями Испанцев, и никакая другая нация на свете не могла их одолеть. И потому избрал их [испанцев] Господ для столь великого дела, какой-либо другой народ.

И чтобы для наступающих времен стало известно многое из того, что расширило королевскую корону Кастилии. И как при ее короле и сеньоре, нашем непобедимом Императоре, были заселены богатые и изобильные королевства Новая Испания и Перу. И были обнаружены другие острова и огромнейшие провинции.

А потому умоляю суд великих ученых мужей и тех, кто благосклонно ко мне относится: посмотрите на этот труд беспристрастно; поскольку известно, что козни и злословие невежд и недоучек таковы, что их никак нельзя ни опровергнуть, ни осудить. Отчего многие, боясь неистовой зависти этих скорпионов, считали, что лучше быть замеченными трусливыми людьми, чем мужественными, побуждая, чтобы их произведения увидели свет.

Но я не боясь ни одного, ни другого непременно проследую вперед вместе со своим замыслом, предпочитая быть любимым немногими и знающими, чем получить урон от многих и разных людей.

Также я написал это произведение, чтобы те, кто увидев с его помощью великие услуги, оказанные королевской короне Кастилии знатными кабальеро и [их?] помощниками, воодушевились [этими примерами] и постарались бы быть похожими на них. И чтобы стало известно на будущее, как немало других усердствовало в совершении предательств, тирании, воровстве, и прочих заблуждениях, приводя всё это в качестве примера, а также о знаменитых наказаниях, совершенных, дабы они хорошо и надежно послужили своим королям и местным правителям.

По этим причинам, переполненный желанием следовать этому, я приступил к сему произведению, для лучшего понимания, разделенного на четыре части и упорядоченного следующим образом.

Эта первая часть рассказывает об установлении и разделении провинций Перу: как морской части, так и суши: какую они имели длину и ширину, описание всех их; основание новых городов, заложенных испанцами; кто были эти основатели, когда это произошло, обычаи и нравы, издревле имевшиеся у местных индейцев, и о других странных и весьма отличных от наших вещах, достойных упоминания.

Во второй части я расскажу о власти Инков Юпанки (Jupnagues) древних королей, что были из Перу, и об их великих делах и правлении. Каково было их количество, и каковы их имена. Сколь роскошные и пышные храмы они возвели, дороги невероятной величины, ими проложенные. И о прочих знаменитых вещах, имеющихся в этом королевстве. Также в этой книге приводится рассказ о том, как считали эти индейцы от времен потопа и о том, как Инки превозносили свое происхождение.

В третьей части говорится об открытиях и завоеваниях этого королевства Перу: и об огромном влиянии (la grande constancia), которое получил в нем маркиз Франсиско Писарро; и о многих затруднениях, с какими столкнулись Христиане, когда тринадцать их, с тем самым маркизом (с позволения на то Господа) открыли его [Перу]. И после того, как вышеназванный Дон Франсиско Писарро был Вашим Величеством титулован губернатором, он вступил в Перу со ста шестьюдесятью Испанцами, завоевал его, схватив Атавальпу (Atabalipa). В этой же третьей части идет речь о прибытии аделантадо 1 Дона Педро де Альварадо; и соглашения, заключенные между ним и губернатором Доном Франсиско Писарро. Также сообщается о примечательных делах, произошедших в различных частях этого королевства; о мятеже и восстании индейцев, и о причинах толкнувших их на это. Рассказывается о столь жестокой и упорно проводимой войне, которую устроили эти самые индейцы Испанцам, расположившиеся в великом городе Куско (Cuзco); о смерти некоторых Испанских и Индейских полководцев. Заканчивается эта третья часть возвращением из Чили (Chile) аделантадо Дона Диего де Альмагро, и его вступлением с помощью оружия в город Куско, когда верховным судьей [в роли судьи или ради лучшего отправления правосудия] являлся капитан Эрнандо Писарро, кабальеро ордена Сант-Яго (св. Якова).

Четвертая часть – главная, по сравнению с тремя вышеназванными, и более подробного содержания. Она поделена на пять книг и они посвящены гражданским войнам в Перу. Где показаны удивительные дела, нигде в мире не случавшиеся среди столь мало числа людей одного и того же народа.

Первая книга этих гражданских войн, это книга - о войнах за соляные рудники, рассказывают о пленении Эрнандо Писарро аделантадо Доном Диего де Альмагро. И как ему удалось стать губернатором в городе Куско, и о причинах, почему началась война между губернатором Писарро и Альмагро. Сделки и соглашения совершенные ими, до тех пор, пока не был передан спор в руки одного третейского судьи. Клятвы ими данные, и подписи сделанные самими губернаторами. И королевские постановления и письма Вашего Величества, которые получил и тот и другой. И решение, какое было дано, и как аделантадо выпустил из тюрьмы Эрнандо Писарро. И возвращение к Куско от аделантадо [?], где c величайшей жестокостью и враждебностью произошла битва у Салинас (las Salinas), что в полулиге от Куско. Сообщается о спуске (la abaxada) капитана Лоренсо де Альдана, [под началом] (por general de) губернатора Дона Франсиско Писарро в провинции Кито (Quito) и Попайан (Popayan) и открытия, совершенные капитанами Гонсало Писарро (Gon?alo Pizarro), Педро де Кандия (Pedro de Сandia), Алонсо де Альварадо (Alonso de Aluarado), Перансуресом (Peran?ureз) и другими. Заканчивается отправлением Эрнандо Писарро в Испанию.

Вторая книга называется «Чупасская война» (la Guerra de Chupas). Она будет о некоторых открытиях и завоеваниях, о заговоре, имевшем место в городе Королей (la ciudad de os Reyes) теми, кто [был] из Чили, чтобы понять тех, кто последовал за аделантадо Доном Диего де Альмагро, прежде чем, они убили его, дабы убить маркиза Дона Франсиско Писарро, о смерти, какую они ему устроили. И как Дон Диего де Альмагро, сын аделантадо, сделался на большей части королевства губернатором. И поднялся на борьбу с ним капитан Алонсо де Альварадо (Alonso de Alvarado) в Чачапойас (las Chachapoyas), где он был капитаном и верховным судьей Вашего Величества у маркиза Франсиско Писарро, а Перальварес Ольгин (Peraluareз Holgin) и Гомес де Тордойа (Gomeз de Tordoya) с другими в Куско. И о прибытии лиценциата Кристоваля Вака де Кастро (Christoual Uaca de Castro), в качестве губернатора. О разногласиях, что имели место между жителями Чили (los de Chilе). До тех пор пока капитаны не умерли один за другим, произошла жестокая Чупасская битва около Гуаманга (Guamanga). Откуда губернатор Вака де Кастро отбыл в Куско и где отрубил голову молодому Дону Диего, и этим заканчивается вторая книга.

Третья книга называется «Гражданская война в Кито», и она идет вслед за двумя предыдущими, и написана она, возможно, достаточно хорошо, о различных происшествиях и вещах значительных. Дается сообщение о том, как в Испании упорядочивались новые законы, и какие движения были в Перу, Хунты и братства, пока не прибыл в город Куско в качестве прокуратора и капитан-генерал Гонсало Писарро. И что случилось в Городе Королей среди стольких прошедших грозовых туч, пока вице-король не был схвачен оидорами (oydores) и о его отплытии морем. И о вступлении в Город Королей Гонсало Писарро, куда он прибыл губернатором. И о преследованиях, которые он учинил вице-королю, и что между ними произошло. Пока в поле Аньанито вице-король не был побежден и убит. Также я сообщаю в этой книге о переменах произошедших в Куско и Чаркасе (Charcas), и прочих местах. И о столкновениях, случившихся между капитаном Диего Сентено (Diego Centeno), сторонника короля, и Алонсо де Торо (Alonso de Toro) и Франсиско де Каравахаль (Francisco de Carauajal), сторонников Писарро. Пока верный (constante) муж Диего Сентено, принуждаемый необходимостью не скрылся в глухих местах, а Лопе де Мендоса (Lope de Mendo?a), его командир (maestre de campo), был убит около Поконы (en la de Pocona). И что случилось между Педро де Инохоса (Pedro de Hinojosa), Хуаном де Ильянесом (Juan de Yllanes), Мельчиором Вердуго (Melchior Verdugo), и другими, находившихся на материке.

Смерть, которую учинил аделантадо Белалькасар (Belalcasar) маршалу дону Хорхе Робледо («Дубрава») (Jorge robledo) в селении Посо (Poзo). И как император, наш сеньор, используя свою мудрость и благодушие послал прощение: с предупреждением, чтобы все пошли на службу короля. И о постановлении лиценциата Педро де ла Гаска (Pedro de la Gasca), в качестве президента, и о его прибытии на материк. Сообщения и приемы устроенные им, чтобы привлечь капитанов на службу королю. И о возвращение Гонсало Писарро в Город Королей, и жестокости учиненной им и его капитанами, устроенная им главная хунта, чтобы покончить с теми, кто отбыл главными прокураторами в Испанию. И передача флота [войска] президенту. Что касается этой книги, то это все.

В четвертой книге, озаглавленной «Война Гуарина» (de Guarina), говорится о выходе капитана Диего Сентено, и как немногие с кем он мог объединиться, вошли в город Куско, и он подчинил его службе Вашему Величеству. И точно так же по решению президента и капитанов, вышел из Панамы Лоренсо де Альдана (Lorenco de Aldana), и прибыл в порт города де лос Рейес (Лима) с другими капитанами, и то, что они сделали; и как многие, покидая Гонсало Писарро, переходили на службу королю. Также рассказывается о делах приключившихся с капитанами Диего Сентено и Алонсо де Мендоса, до тех пор, пока все не объединились, и не дали бой в долине Гуарина (Guarina) Гонсало Писарро, когда Диего Сентено был побежден, а многие его капитаны убиты или захвачены в плен. И о том, что решил и сделал Гонсало Писарро, пока не вошел в город Куско.

В пятой книге, о войне Хакихагуана (Xaquiхaguana), говорится о прибытии президента Педро де ла Гаска в долину Хауха (Xauхa), и постановления и приготовления им предпринятые, узнав о том, что Диего Сентено был обращен в бегство. О его выходе из этой долины и прибытии в долину Хакихагуана, где Гонсало Писарро со своими капитанами дал ему бой, из которого президент, на стороне короля, вышел победителям, а Гонсало Писарро, его сторонники и защитники были побеждены и убиты по справедливости в этой самой долине. И как в Куско прибыл президент, и при публичном оглашении отдал предателей в руки палачей. И вышел в селение, называющееся Гвайнамира (Guaynamira), где разделил большую часть провинций этого королевства между лицами, им самим определенными. И оттуда он отправился в Город Королей, где основал королевскую аудиенцию, ныне в нем находящуюся.

Закончив с этими книгами, из которых состоит четвертая часть, я сделал два добавления: одно о делах, случившихся в королевстве Перу после основания аудиенции, и до момента, когда президент покинул ее.

Второе - о его прибытии на материк. И о смерти учиненную Контрерасами (los Contreras) епископу Никарагуа, и как они с «тираническим» замыслом вошли в Панаму, награбили много золота и серебра. И о сражении, данного им жителями Панамы в окрестностях города, где многих захватили и убили, а других предали суду. И как вернулись сокровища. Завершаю я [это второе добавление] описанием мятежей в Куско и приходе маршала Алонсо де Альварадо, посланного сеньорами оидорами расправиться с ними. И о вступлении в этом королевстве в должность вице-короля сиятельного и весьма благоразумного человека дона Антонио де Мендоса (Antonio de Mendo?a).

А написана эта история не изысканными словами, без требуемого украшательства, [но] по меньшей мере она наполнена правдивыми сведениями, и каждому даст то, что ему по душе, со всею возможною краткостью, а вещи непотребные попрекает со сдержанностью.

Очень верю, что найдутся такие, кто дочитает этот труд до конца, на вкус читателей, поскольку будучи более умными, я в этом не сомневаюсь, но поглядев на мое намерение, они примут то, что я мог дать, ведь в любом случае будет справедливо отблагодарить меня. Древний Диодор Сикуло в своем предисловии говорит, что люди не нуждаются в сравнении писателей, поскольку с помощью его труда живут события, произошедшие в их великие времена. И точно таким же считал писательский труд Цицерон, свидетель времен, учитель жизни, свет правды. Всё, что я прошу, так это – в награду за мой труд, - хоть и лишенного риторики, пусть посмотрят на него сдержанно, поскольку тому, что чувствовал, сопутствует правда. Предмет труда – понравится знатокам и людям добродетельным, и тем, кто получит удовольствие от прочтения, не пытаясь судить о том, что не понятно.

Таблица глав, содержащихся в этой хронике:

Глава I. В которой рассказывается об открытии Индии и о некоторых делах, случившихся в начале их открытия, и о тех, что случаются нынче.

Глава II. О городе Панама и о его основании: и почему об этом рассказывается прежде, чем о чем-то другом.

Глава III. О портах, расположенных около Города Панамы, до прибытия в земли Перу; и расстояние в лигах между ними, и градусы на каких они находятся.

Глава IV. В которой сообщается о плавании, до прибытия в Кальяо де Лима, порт Города Королей.

Глава V. О портах и реках, имеющихся между Городом Королей и провинцией Чили, и о градусах, на которых они расположены и о других вещах, касающихся навигации в этих краях.

Глава VI. Как город Сан-Себастьян был заселен в Кулата де Ураба и о местных индейцах, проживающих в этом районе.

Глава VII. О том, как делается ядовитое зелье, которым индейцы Санкта-Марты и Картахены, убили стольких испанцев.

Глава VIII. В которой рассказывается о других обычаях индейцев, подчиненных городу Ураба.

Глава IX. О дороге, расположенной между городами Сан-Себастьян и Антиоча, и горных хребтах, реках и других вещах, там имеющихся; как и за сколько времени можно пройти этот путь.

Глава X. О величине гор Абибе, и о восхитительном и полезном дереве, там произрастающем.

Глава XI. О касике Автибара и о его владении, и о других касиках, подчиненных городу Антиоча.

Глава XII. Об обычаях этих индейцев, об их вооружении и церемониях, и кто был основателем города Антиоча.

Глава XIII. Об описании провинции Попайан; и причина, почему эти индейцы такие своенравные, а индейцы Перу такие кроткие.

Глава XIV. Сообщающая о том, какой путь лежит от Антиочи до городка Ансерма, и каково расстояние между ними, и о том, какие края и земли лежат на этом пути.

Глава XV. Об обычаях индейцев этой земли, и о горе, которую нужно преодолеть, чтобы добраться до городка Ансермы.

Глава XVI. Об обычаях касиков и индейцев, живущих в районе городка Ансерма, и о его основании, и кто это сделал.

Глава XVII. О провинциях и народах, находящихся между городом Антиоча и городком Арма, и о традициях их местных жителей.

Глава XVIII. О провинции Арма, и об ее обычаях, и о других примечательных вещах, в ней имеющихся.

Глава XIX. О нравах и жертвоприношениях этих индейцев, и какие кровожадные в поедании человеческого мяса.

Глава ХХ. О провинции Паукара, и об ее особенностях и обычаях.

Глава XXI. Об индейцах Посо, и насколько храбрые они и как их боятся их соседи.

Глава XXII. О провинции Пикара и об ее правителях.

Глава XXIII. О провинции Каррапа, и о том, что нужно рассказать о ней.

Глава XXIV. О провинции Кимбайа, об обычаях ее правителей, и об основании города Картаго и кто это сделал.

Глава ХХV. В которой продолжается глава о городе Картаго и его основании, о животном, называющемся Чуча.

Глава ХХVI. О провинциях этой огромной и прекрасной долины до прибытия в город Кали.

Глава ХХVII. О том, как был основан город Кали, и о местных индейцах его района, и кто был основателем города.

Глава ХХVIII. О селениях и индейских правителях, заселявших границы этого города.

Глава XXIX. В которой рассказывается о Кали, и о других индейцах, имеющихся в горах около порта, называемого Буэна-Вентура.

Глава XXX. О дороге из города Кали в Попайан и об индейских поселениях на этом пути.

Глава XXXI. О реке Санта-Марта и о том, что на ее берегах имеется.

Глава XXXII. В которой рассказывается о многих селениях и правителях, подчиненных городу Попайан, и о том, что нужно сказать, покидая его границы.

Глава XXXIII. Касающуюся, того, что лежит на пути из Попайяна в город Пасто, кто его основал, и кто жил в его окрестностях.

Глава XXXIV. О том, что есть в этой земле, до выхода из селения Пасто.

Глава XXXV. О примечательных источниках и реках, имеющихся в этих провинциях, и как исключительнейшим мастерством делают очень хорошую соль.

Глава XXXVI. Содержащая описание и облик королевства Перу, протянувшегося от города Кито до городка Плата, что составляет более семисот лиг в длину.

Глава XXXVII. О селениях и провинциях, имеющихся от поселения Пасто до города Кито.

Глава XXXVIII. В которой рассказывается о том, кто были короли Инки, и о том, что они приказывали в Перу.

Глава XXXIX. О многих селениях и постоялых дворах, лежащих от Каранке до города Кито; и о мелкой краже жителей Отавало совершенной по отношению к жителям Каранке.

Глава XL. О размещении города Св. Франсиско де Кито и об его основании и кто его основал.

Глава XLI. О селениях, находящихся на пути из Кито в королевские дворцы Томебамба и о некоторых обычаях местных жителей.

Глава XLII. О многих селениях на пути из Такунга до Риобамбы, и что случилось тут между аделантадо Педро де Альварадо и маршалом доном Диего де Альмагро.

Глава XLIII. Рассказывающая о многих селениях индейцев до прибытия в постоялые дворы Томебамба.

Глава XLIX. О величии богатых дворцов Томебамбы провинции Каньярес.

Глава XLV. О дороге из провинции Кито на побережье Южного моря и о границах города Старого Порта (Пуэрто-Вьехо).

Глава XLVI. В которой сообщается о некоторых вещах, касающихся провинций Пуэрто-Вьехо и о линии экватора.

Глава XLVII. О том, как были ли завоеваны индейцы этого района или нет Инками. И смерть, учиненная некоторым капитанам Топа Инки Юпанки.

Глава XLVIII. Как эти индейцы были завоёваны Вайна Капаком и о том, как они общались с дьяволом, приносили жертвы и хоронили с правителями живых женщин.

Глава XLIX. И как немногие эти индейцы выдавали себя за девственниц и о том, как они предавались содомскому греху.

Глава L. О том как в древности был у них божественный изумруд, которому поклонялись индейцы Манта, и другое, что нужно рассказать относительно этих индейцев.

Глава LI. Сообщающая об индейцах провинции Пуэрто-Вьехо, об его основании и основателе.

Глава LII. О колодцах, имеющихся на мысе /косе/ Святой Елены и о том, что рассказывают о прибытии в этот край гигантов, и о источнике смолы, имеющегося там.

Глава LIII. Об основании города Гуайякиль, и об убийстве местными жителями некоторых капитанов Вайна Капака.

Глава LIV. Об острове Пуна и об острове Плата (Plata), и об удивительном корне, называемом сарсапаррилья очень полезной от всяких болезней.

Глава LV. О том, как был основан и заселен город Сантьяго де Гуайякиль, и о некоторых индейских поселениях ему подчиненных и о разных вещах на пути к выходу за его пределы.

Глава LVI. О поселениях индейцев, имеющихся на пути от постоялых дворов Томебамбы до прибытия в местность города Лоха (Loxa) и об основании его.

Глава LVII. О провинциях, расположенных от Тамбобланко до города Св. Мигеля, первого поселения, созданного христианами в Перу и о его местных жителях.

Глава LVIII. В которой продолжается история об основании города Сант-Мигель, и кто его основатель.

Глава LIХ. Рассказывающая об перемене, создаваемой погодой в этом королевстве Перу, что является вещью примечательной: на всем протяжении равнин у побережья Южного моря не идет дождь.

Глава LХ. О дороге, которую Инки приказали построить через эти равнины, на которой имеются постоялые дворы и склады, как и в горах; и почему эти индейцы называются Юнга-с (Yungas).

Глава LХI. О том, как эти Юнги были очень услужливыми, и как они были привержены своим верованиям; и как были у них определенные племена и народы.

Глава LХII. Как индейцы этих долин и прочих этих королевств верили, что души выходили из тел и не умирали, и почему они повелевали бросать своих жен в могилы.

Глава LХIII. Как они обычно хоронили, и как оплакивали умерших, когда делали им угощения.

Глава LХIV. Как дьявол заставлял думать индейцев этих краев, что было приятным даром своим богам, иметь индейцев, чтобы они прислуживали в храмах, дабы правители сходились с ними, совершая гнуснейший содомский грех.

Глава LХV. Как на большей части этих провинций обычно давали имена мальчикам, и как они смотрели на предсказания и знаки.

Глава LХVI. О плодородии земли равнин, и о многих фруктах и корнях, имеющихся в них, и как они орошали поля.

Глава LХVII. О дороге, ведущей от города Сант-Мигель в город Трухильо, и о долинах между ними.

Глава LХVIII. В которой продолжается рассказ о дороге из предыдущей главы и прибытии в город Трухильо.

Глава LХIХ. Об основании Города Трухильо и кто был его основателем.

Глава LХХ. О многих долинах и селениях, через которые проходит дорога до прибытия в Город Королей.

Глава LХХI. О том, как был размещен город Королей, об его основании, и кто был основатель.

Глава LХХII. О долине Пачакама, и о древнейшем храме, в ней расположенном, и как его почитали Инки.

Глава LХХIII. О долинах на пути от Пачакама к крепости Гуарко, и о знаменательном деле там приключившемся.

Глава LХХIV. Об огромной провинции Чинча, и как ее почитали в древние времена.

Глава LХХV. О многих провинциях на пути в провинцию Тарапака.

Глава LХХVI. Об основании города Арекипа, как и кем он был основан.

Глава LХХVII. В которой сообщается, как перед провинцией Ванкабамба находится провинция Кахамалька и другие большие и очень населенные.

Глава LХХVIII. Об основании города Фронтера, и кто был его основателем, и о некоторых обычаях индейцев этого района.

Глава LХХIХ. Сообщается об основании города Леон-де-Гуануко, и кто был его основателем.

Глава LХХХ. О расположении этого города, и о плодородии его полей, и об обычаях местных жителей и о прекрасном постоялом дворе или дворце Гуануко, воздвигнутого Инками.

Глава LХХХI. О том, что находится между Кахамаркой и долиной Хаухи, и о селении Вамачуко, что граничит с Кахамаркой.

Глава LХХХII. О том, как Инки приказали, чтобы постоялые дворы хорошо снабжались, и как это делалось для войск.

Глава LХХХIII. О маленьком озере Бон-Бон, и о том, как некоторые считают, что там берет начало великая река Рио-де-ла-Плата.

Глава LХХХIV. Которая сообщает о долине Хауха и о местных жителях ее, и какое великое дело было в прошлом.

Глава LХХХV. В которой сообщается о дороге ведущей из Хаухи в город Ваманга (Guamanga) и что интересного есть на пути.

Глава LХХХVI. В которой приводится причина, по которой был основан город Ваманга, граничащего своими провинциями с Куско и городом Королей.

Глава LХХХVII. Об основании города Ваманга и кто его основал.

Глава LХХХVIII. В которой рассказывается о некоторых вещах относительно местных жителей этого города.

Глава LХХХIХ. О больших постоялых дворах, в провинции Вилькас, по пути в город Ваманга.

Глава ХС. О провинции Андавайлас, и что имеется в ней по пути в долину Хакихавана.

Глава XCI. О реке Апурима[к], и о долине Хакихавана, и о мощеной дороге, проходящей через нее, и то, что нужно сказать о пути до города Куско.

Глава XCII. О средстве и способе, какими был основан город Куско, и о четырех королевских дорогах, выходящих из него; о великих сооружениях, там имеющихся, и кто был основателем его.

Глава XCIII. В которой, рассказывается более подробно об укладе города Куско.

Глава XCIV. Которая сообщает о долине Юкай, и о впечатляющих постоялых дворах Тамбо и о части провинции Кондесуйо.

Глава XCV. О горах Андах, и о ее густых зарослях и об огромных змеях, что в них живут, и о скверных нравах индейцев, живущих в глубинах монтаньи (в зарослях).

Глава XCVI. Как во всех Индиях, их местные жители обычно носят во рту траву или корни, и об ценности травы, называемой Кока, растущей во многих частях королевства.

Глава XCVII. О дороге, ведущей из Куско в город Ла-Пас, и о селениях, расположенных начиная от выхода из районов, где проживают индейцы, называемые Канчес.

Глава XCVIII. О провинции Канас, и то, что говорят об Айавире, во времена инков являвшегося великой вещью.

Глава XCIX. О большом районе, имеющегося у Колья, и о расположении земель, где находятся их селения. И том, как у них были размещены [рабочие] Митимаес, чтобы обеспечивать их.

Глава С. О Колья, их происхождении и одежде, и как они погребали умерших.

Глава CI. О том, как обычно они осуществляли свои панихиды и поминовения в годовщину смерти эти индейцы, и как издавна у них имелись храмы.

Глава CII. О древностях Пукара и о многом, что рассказывают, каким была Хатунколья, и о селении называемом Асангаро (Assangaro), и о прочем, что о здешнем рассказывают.

Глава CIII. О большом озере, имеющемся в районе Кольяо, и насколько оно глубоко, и о храме Титикака.

Глава CIV. В которой продолжается рассказ об этой дороге и селениях на пути в Тиаванако.

Глава CV. О селении Тиаванако, и об очень больших и древних сооружениях, которые там находятся.

Глава CVI. Об основании города, называемого Наша Сеньора Мира (Nuesrta Senora de la Paz), кто его основал, и дорога от него до городка Плата (Вилья-де-Плата).

Глава CVII. Об основании города Плата, находящегося в провинции Чаркас.

Глава CVIII. О богатстве имеющемся в Порко, и о том, что на границах этого города имеются крупные залежи серебра.

Глава CIХ. Как были открыты залежи Потоси, где добывали изобилие серебра, никогда прежде не виданное и не слыханное. И о том, как при помощи глиняной печи для плавки металла добывали индейцы серебро.

Глава CХ. О том, что рядом с этой горой Потоси был самый богатый рынок в мире во времена процветания этих шахт.

Глава CХI. О баранах (ламах), овцах, гуанако, и викуньях, имеющихся на большей части гористой местности Перу.

Глава CХII. О дереве, называемом Молье, и о других травах и кореньях этого королевства Перу.

Глава CХIII. О том, что в этом королевстве есть крупные солеварни и бани, а земля пригодна для выращивания олив и других плодов Испании, и о некоторых животных, и птицах, тут имеющихся.

Глава CХIV. О том, что индейцы этого королевства были великими золотых дел мастерами и строителями, и о том, что для изысканных одежд у них имелись отличные и совершенные краски.

Глава CХV. [О том], как на большей части этого королевства имеются крупные залежи руд.

Глава CХVI. [О том], как среди многих народов этих индейцев происходят между собой войны. И как притесняют правители и начальники бедных индейцев.

Глава CХVII. В которой сообщается о некоторых вещах, в этой истории изложенных относительно индейцев и о том, что случилось у одного священника с одним из них в селении этого королевства.

Глава CХVIII. О том, как, желая обратится в Христианство, один Касик, житель городка Ансерма, воочию видел демонов, желавших преградить ему путь к столь доброму замыслу.

Глава CХIХ. [О том], как видели явные чудеса при открытии этих Индий, и желании нашего Господа оберегать Испанцев, а так же, о том, как он наказывает тех, кто был жесток с Индейцами.

Глава CХХ. О епархиях или епископатах, имеющихся в этом королевстве Перу, и кто их епископы, и о королевской канцелярии, находящейся в Городе Королей.

Глава CХХI. О монастырях, основанных в Перу со времени открытия до этого 1550 года.

Конец таблицы.

Ошибки этого издания (1553 года), приведенные здесь, чтобы читателю было понятно, как их нужно исправлять:

«a» значит – первая страница, «b» - вторая, и точно так же «a» - первая колонка страницы, а «b» - вторая. - на второй странице пролога строка 27, где пишется «dаno de», читаем «el dаno de, que de los» и т.д.

- на 3-ей странице пролога, строка 26 вместо «guerras de Salinas» читаем «la Guerra de las salinas».

- на 5-ой странице пролога, строка 37 вместо «guaynamira» читаем «guaynarima».

- страница 3 «b» строка XXVI «pensar» меняем на «pensarlo».

- страница 5 «b», колонка «b», строка 9 «blando» - на «blanco».

- страница 18; а, колонка а, строка 22 «passamos trabajo» недостает «сuando yuamos con Vadillo».

- страница 19, а, колонка b, строка 20 вместо «rio de minas» говорим «rio rico de minas».

- страница 22, где говорится об индейцах Арма: «esta el debuxo del sacrificio contrario de como auia de yr, u fue porcierto descuydo: y porla misma causa estan los Indios debuxados con vestido, auiendo de estar desnudos». История это поясняет, на нее я и ссылаюсь.

- страница 22, b, колонка а, строка 23 «Paura» - на «Paucora».

- страница 23, а, колонка а, строка 6 «inca» - на «yuca».

- страница 49 (XLIX), а, колонка а, строка 30 «hon» - «ay». Там же, колонка b, строка 20, «assi, pierde la fuerza u aun el gusto: es calido». И т.д..

- страница 51, b, колонка а, строка 2 «aguelos» - «aguelo».

- страница 52, а, колонка а, строка 22 « para la sucession» - «de la sucession».

- страница 57, а, колонка а, строка 27 «Antoco» - «Atoco».

- страница 67, b, колонка b, строка 35 «reyno» - «reynado».

- страница 71, а, колонка b, строка 16 «hueste» - «gente».

- страница 97, b, колонка а, строка 2 «ganado y ouejas » - «ganado de ouejas».

- страница 101, а, колонка b, строка 4 «llama» - «llamaba».

- страница 109, а, колонка а, строка 31 «las» - «en las».

- страница 114, b, колонка а, строка 30 «tiene» - «tienen».

- страница 121, b, колонка b, строка 2 «pues» - «que».

- страница 125, b, колонка b, строка 28 «tastaron» - «tostaron».

Глава первая, в которой рассказывается об открытии Индий и о некоторых делах случившихся в начале их открытия, и о тех, что случаются нынче.

1492 года прошло, как принцесса жизни славная дева Мария, наша сеньора, родила сына божьего, когда во времена правления в Испании славной памяти католических королей Дона Фернандо и Доньи Исабель, известный Христофор Колумб отплыл из Испании на трех каравеллах с девятью десятками испанцев, которых вышеназванные короли приказали ему дать. Плывя одну тысячу двести лиг по широкому морю океану (Море Океан – Атлантический океан) в западном направлении, он открыл остров Эспаньола, где сейчас есть город Санто-Доминго. Оттуда он открыл остров Куба, Сант-Хуан де Пуэрто-Рико, Юкатан, провинции Гватимала, и Никарагуа, и многие другие вплоть до Флориды. После великого королевства, Рио-де-ла-Плата, и Магелланова пролива, столько времени и лет прошло, что в Испании о такой большой величине земли и не имели ни представления, ни.

Благоразумный читатель мог бы принять во внимание, скольких трудов, голода, жажды, опасений, несчастий и смертей выпало на долю испанцев в каждом плавании и открытии стольких земель. Сколько кровопролитий и жизней им это стоило. Все это, как католические короли, так и королевское величество непобедимейшего Цезаря дона Карлоса Пятого, Императора, короля и нашего сеньора позволили и почли за благо, дабы учение Иисуса Христа и пророчество его святого евангелия, прибывая во всех частях света, и святая наша вера были бы воспеты и прославлены. Их желание, как вышеназванных католических королей, так и его Величества, было и остается таким: дабы с превевеликим усердием были обращены [в христианство] народы всех тех провинций и королевств, потому что это было их первоначальным намереньем и чтобы губернаторы, капитаны и первооткрыватели, с христианским рвением обратили бы их [в христианство], как следовало бы быть. Несмотря на то, что это желание его Величества было и всё ещё остается, некоторые губернаторы и капитаны не обращали на него внимания, устраивая индейцам много зол и притеснений. А индейцы, дабы защитить себя, брались за оружие, и убивали многих христиан и некоторых капитанов. Это и было причиной, почему этих индейцев мучили жестокими пытками, сжигая их, и умерщвляя иными способами. Я скажу только, что поскольку суды Господа справедливы, Он позволил, чтобы эти люди, находясь так далеко от Испании, подвергались бы от испанцев стольким мучениям; может быть, его божественное правосудие допустило это за их грехи и грехи их предков, как и все кто лишен веры. Так же я не утверждаю, что эти беды, те, что выпали им на долю, причинялись всеми христианами. Потому что я часто служил [тому], чтобы сделать из обходительных индейцев людей воздержанных, боящихся Господа, потому если некоторые заболевали, они сами же себя лечили и пускали себе кровь, и им делали другие милосердные дела.

А доброта и милосердие бога (который не позволяет иного зла, из которого не исходили бы определенные блага) шли от этих многих зол и заметных благ, чтобы познали столькие множества людей нашу святую веру католическую. И стать на путь, чтобы могли себя спасти. Так, Его Величество зная об ущербе полученном индейцами, получая сообщения об этом, и о том, что соответствовало службе господу и себе, и доброму управлению этих краёв: посчитал за благо поставить вице-королей и аудиенции с президентами и «оидорами», с которыми индейцы, кажется, воскресли и прекратились их беды. Так что ни один испанец, каким бы он высоким не был, не осмелился бы нанести обиду. Поскольку из многих епископов, священников и братьев, которыми продолжает Его Величество обеспечивать в изобилии, дабы разъяснить индейцам учение святой веры, и управление святыми таинствами, в этих аудиенциях имеются ученые мужи и великие христиане, наказывающие тех, кто применяет силу и плохо обращается с индейцами, а также осуществляет злодеяния.

Так что в это время уже никто не осмелится оскорблять их; и есть в большей части тех королевств хозяева своих асьенд и лиц, как и сами испанцы. И каждое селение управляется умеренно [т.е. здраво], чтобы оно приносило подать. Я вспоминаю, что находясь несколько лет назад в провинции Хауха, со мной общались достаточно довольные и радостные индейцы. Это время радости, добра, похожее на времена Топа Инки Юпанки. Это был король, живший прежде, очень милосердный. Разумеется, что всему этому мы должны быть рады и благодарить нашего Господа Бога, что на таких огромных пространствах земли и столь удаленных от Европы столько справедливости, и столь хорошее управление, и вместе с тем видно, что во всех краях есть храмы и молитвенные дома, где всемогущий Господь хвалим и храним, а дьявол повержен, порицаем и презрен. И разрушаются места, созданные для их культа много лет тому назад, а сейчас украшенные крестами, во имя нашего спасения, а идолы и образы разбиты, демоны во страхе умолкли и запуганы. И что святое евангелие проповедуется, и влиятельно ступает с востока на запад и от Большой медведицы [c Севера] к полдню [на Юг], чтобы все народы и люди вновь познали и хвалили единого Господа Бога.

Глава вторая о городе Панама и его основании, и почему о нем рассказывается прежде чем о чем-то другом.

Прежде чем начинать изложение о порядках этого королевства Перу, я хотел бы рассказать о том, что я узнал о происхождении и о том, откуда пошли народы этих Индий или Нового света, особенно жители Перу. По их мнению, они слышали это от своих предков, хотя это и является тайной, какую только Бог может знать определенно. Но так как мое основное намерение – в этой первой части - изобразить землю Перу и рассказать об основании городов, в ней имеющихся, обычаи и ритуалы индейцев этого королевства, я оставлю их происхождение и начала (расскажу о том, о чем думают они, а мы можем лишь предполагать) для второй части, где об этом будет сообщено подробно. А поскольку (как я сказал) в этой части нужно поведать об основании многих городов, я решил, что если в давние времена Карфаген (Cartago) был основан Элиссой Дидо[ной] 2 (Elisa Dido), и дано название ему и дана республика, а Ромулом [основан] Рим, Александром – Александрия, потому о них осталась вечная память и слава; куда больше, и намного больше, причин обессмертить в веках великолепие и славу Вашего Величества, потому что Вашим Королевским именем были основаны в этом королевстве Перу столько городов, и столь богатых; и Ваше величество республикам дало законы, с которыми они живут в мире и спокойствии. Но чтобы были основаны и заселены города в Перу, был основан и заселен город Панама, в материковой провинции, называемой Золотая Кастилия (Castilla del Оro). Начну с нее, хотя есть и другие, более важные в этом королевстве. Но сделаю это, ибо во времена, когда началось завоевание, из них вышли капитаны, намереваясь открыть Перу, и первые лошади, и переводчики (lenguas), а [также] остальное, относящееся к завоеваниям. Потому я начинаю с этого города, а потом войду через порт Ураба, расположившийся в провинции Картахена, не очень далеко от большой реки Дарьен, где сообщается о селениях индейцев и городах испанцев, расположившиеся от того места и до городка Плата (Серебряного) и местности Потоси, являющихся границами южной части Перу, что составляет, на мой взгляд, более тысячи двухсот лиг дороги, по которой я прошел всю эту землю, и слышал, видел и знал то, о чем поведаю в этой истории, на что глядел, тщательно исследовав и изучив, чтобы записать со всею необходимой достоверностью, не смешивая грешное с праведным (sin mezcla de cosa siniestra). Скажу же, что город Панама заложен у самого Южного моря 3, и в 18 лигах от Номбре-де-Диос, заселенного у Северного моря 4. Имея небольшое закругление [морского побережья], где он основан, из-за топи (palude) или лагуны, которая с одной стороны граничит с ним, за вредные испарения, выходящие из этой лагуны, он считается нездоровый.

Он спроектирован и сооружен с востока на запад, таким образом, что никто не смог пройти по улице, из-за идущего [по небосклону] солнцу, так как оно не создавало никакой тени.

И ощущалось это настолько [существенно], поскольку жара стояла сильнейшая, а солнце такое нездоровое, что если человек привык ходить по улице, пусть и несколько часов, он заболевал настолько, что умирал, а случалось такое со многими. В полулиге от моря были хорошие, здоровые места, где могли бы начать заселение этого города. Но так как на дома цены стоят высокие, потому возвести их стоит дорого; хоть наблюдается заметный ущерб, получаемый всеми от проживания в таком неблагополучном месте, никто не переселился, и в особенности потому, что старые завоеватели (конкистадоры) уже все мертвы, а нынешние жители – торговцы, не помышляющие оставаться в нем надолго, до тех пор, пока не разбогатеют. И так одних сменяют другие; и мало кто или никто не смотрит за общественным благом. Около этого города протекает река, что берет начало в горах. Есть также много районов с протекающими в них реками, в некоторых из них испанцы разместили свои имения (эстансии) и «грантарии» - сельскохозяйственные усадьбы, - и где выращивали многие испанские растения, такие как: апельсины, цитроны, фиговые деревья [инжир]. Кроме этого есть другие плоды земли, как то: душистые ананасы, гуайява, хризофиллум (caimito), авокадо (aguacate), и прочие плоды, что даёт почва той земли. Для полей есть значительные стада коров, ибо земля пригодна для их выращивания. Реки приносят много золота. И потому место, на котором основан этот город, приносит много прибылей. Он хорошо снабжается продуктами, обеспечен всякими закусками из обоих морей, я говорю об обоих морях, имея в виду Северное, откуда приходят корабли из Испании в Номбре-де-Диос, и Южное море откуда из Панамы плывут во все порты Перу. На границах этого города не произрастает ни пшеница, ни ячмень. Хозяева эстансий собирают много маиса (кукурузы), а из Перу и Испании всегда привозят муку.

Во всех реках водится рыба, и в море она ловится хорошо, хотя и отличающаяся от той, что водится в море [у берегов] Испании.

На побережье, около самых городских домов среди песков встречаются некоторые очень маленькие альмехи [съедобные морские моллюски], называемые Чуча. И я полагаю, в начале заселения этого города, из-за этих альмех была выбрана эта часть под заселение города, так как испанцы были уверены, что не останутся голодными.

В реках водится множество ящериц, настолько свирепых и громадных, что один вид их вызывает изумление. В реке Сену я видел многих и очень больших, и досыта наедался яйцами, которые они кладут [в землю] на берегу. Одну ящерицу мы обнаружили на мелководье реки, называемой Святой Хорхе, открытую капитаном провинций Уруте, Алонсо де Касерес, столь огромную и значительную, что она имела более 25 футов в длину, и там мы убили ее пиками. И ее свирепость была невиданным делом, и после её умерщвления, испытывая голод, мы съели ее. Это невкусное мясо, с очень надоедливым запахом.

Эти ящерицы или кайманы пожирали многих испанцев, коней и индейцев при пересечении этих рек. На границах этого города живет немного местных жителей, поскольку все они не знали покоя от плохого обращения с ними испанцев, и от их болезней. Но большая [часть] этого города заселена, как уже сказано, многими и очень достойными купцами всех частей [света]; они торгуют в нем и в городе Номбре-де-Диос, который можно сравнить с Венецией.

Потому что часто доводилось приходить кораблям из Южного моря, чтобы разгрузится в этом городе, наполненном золотом и серебром, а из Северного моря прибывает множество флотов в Номбре-де-Диос, из которой большая часть торговцев приходит в это королевство по реке, называемой Чагре [Chagres], на судах, и оттуда 5 лиг до Панамы их несут с помощью больших и многочисленных караванов, которые имеются у купцов для этого случая. Рядом с этим городом море создало большую бухту, где, бросив якоря, укрываются корабли. А с приливом они входят в порт, очень удобный для маленьких суден.

Этот город Панама основан и заселен Педрариасом де Авила, губернатором, [назначенным] с материка именем непобедимейшего Цезаря Дона Карлоса Августа, короля Испании, нашего сеньора, в году 1520-ом. И основан он почти на 8-ом градусе северной широты. И него есть хороший порт, куда заходят корабли с отливом, пока не сядут на мель. Прилив и отлив этого моря огромны: отлив таков, что оставляет без воды пол лиги побережья, а с приливом наполняется полностью вновь. И я считаю, что это по причине малой глубины, так как заставляет опускаться корабли вниз на три морских сажени 5, а когда море прибывает, они находятся на [отметке] в семь саженей.

А так как в этой главе рассказываю о городе Панама и о его расположении, то в следующей будет рассказано о портах и реках, имеющихся на побережье, до самого Чили, дабы внести ясность в это произведение.

Глава третья о портах, что имеются [на пути] из Панамы до земли Перу, и сколько лиг от одного до другого, и широты, на которых они находятся.

Всему миру известно, как испанцы, при помощи Господа, с таким успехом завоевали и подчинили себе этот Новый Свет, называющийся Индии. Куда входит столько больших королевств и провинций, что эта восхитительное дело, как подумаешь о нём, и о завоеваниях и открытиях столь удачных, мы, все живущие в этом веке, знаем. Я думаю, что поскольку время нарушает долгую жизнь других государств и монархий и передаёт их другим народам, стирая память о первых; что движущееся время могло бы произойти и в наше [время], как это было в прошлые [времена], чего Господь, наш сеньор, не позволяет, поскольку эти королевства и провинции были завоеваны и открыты во времена христианнейшего и великого Карлоса, вечного Августа, и Римского императора, нашего короля и сеньора. Того, кто столь тщательно должен был обращать и сейчас обращает этих индейцев [в истинную веру]. По этим причинам, буду наедятся, Испания всегда будет возглавлять это королевство [Перу], и все, кто бы в нем ни жил, признали бы за владык королей ее.

В святи с вышеуказанным, в этой главе я хочу дать понять читатающим настоящее произведение умение плавать по румбам и градусам морским путем из города Панама в Перу. Где расскажу, что плавание из Панамы в Перу осуществляется в месяца январь, февраль и март, потому что в это время всегда дуют сильные бризы: [в то время как] южные ветра не преобладают, и корабли добираются [довольно] быстро в место своего назначения; пока не станет господствовать иной ветер, южный; а он большую часть года дует на побережье Перу. И поэтому прежде чем начнется господство южного ветра, корабли завершают свою навигацию. Также они могут выходить [в море] в Августе и Сентябре, но следуют уже не так, как в вышеуказанное время. Если бы получилось, что в эти месяца какие-либо корабли отправились в путь из Панамы, то шли бы они с [большими] трудностями, ибо им предстояло бы плохая плавание и очень долгое. И потому многие корабли управляются не в силах держаться побережья. Ветер с юга и никакой другой властвует долгое время, как я уже сказал, в провинциях Перу, от Чили до самого Тумбеса, и он [наиболее] удобный для отплытия из Перу на материк, в Никарагуа, и другие земли, но приплыть туда – затруднительно.

Выходя из Панамы, корабли плывут отыскивая острова, называемые Жемчужные, лежащие на неполных восьми градусах к Югу. Этих островов будет 25 или 30 пристроившихся поблизости к одному, самому большому из них. [Ранее] обычно они были заселены местными жителями, но сейчас уже необитаемы. Те, кто является сейчас их хозяевами владеют неграми и индейцами из Никарагуа и Кубагуа, дабы те оберегали их скот и засевали поля, потому как они плодородные. Кроме того, [здесь] добывалось много дорогого жемчуга, за что им и досталось название Жемчужных островов. От этих островов плывут, высматривая мыс Карачине, находящийся от них в 10 лигах к северо-западу с большим островом на Юго-восток. Те, кто прибыли к этому мысу, увидели бы, что земля – высокая и скалистая, находящейся на 7-ом с третью градусе. От этого мыса побережье тянется к Пуэрто-де-Пинья на юго-запад [южный румб], румб южного ветра, и от него находится в 8-ми лигах, на 6 градусах с 1/4. Это земля с крутыми и высокими склонами, заросшими кустарниками. У самого моря – огромные сосны, за что его и назвали Сосновая гавань (Пуэрто-де-Пинья). Потом отсюда берег поворачивает на юг, курс (румб) юго-восток до мыса Течений (Corrientes), выдающийся в море, и он узок. И продолжая путь по уже указанному курсу (румбу), пока не прибудете к острову, называемому «Пальмы» (Palmas), из-за могучих пальмовых рощей на нем имеющихся. Пожалуй, в окружности он имеет не более полутора лиг. На нем есть реки с хорошей водой и он обычно заселен. Лежит в 25 лигах от мыса Течений, и на 4-ом градусе с третью. От этого острова берег тянется в том же направлении до Бухты Удачи (la baya de Buenaventura), находящейся от острова менее, чем в 3-х лигах. Возле бухты (а она очень большая), расположена скалистая гора или обрывающийся в море высокий утес, вход в Бухту находится на 3-ем градусе с двумя третями.

Весь тот край полон крупных скал, а к морю выходит много больших рек, берущих начало в Сьерре; по одной из них корабли входят до самого селения или порта Буэнавентура. А лоцман, ведущий [корабль], должен хорошо знать эту реку, а если не знает, то он будет проходить с большим трудом, как проходил её я и многие другие, ведомые лоцманами новичками. От этой Бухты берег тянется от востока в направлении юго-восток до острова, называемого остров Горгоны, лежащего в 25 лигах от Бухты. Берег, простирающейся от этого места, мелководный, полный мангровых зарослей, а также скалистых гор. К этому берегу выходит много крупных рек, и среди них наибольшая и самая могучая река Святого Хуана, на которой живут варварские народы, имеющие дома на больших подпорках, на подобии свай или помостов, и там [в них] проживает много обитателей, поскольку [эти дома] являются канейями 6 или длинными и очень широкими домами; эти индейцы очень богаты на золото, и земля их очень плодородна, а реки несут изобилие; но она настолько непроходима, полна болот или озер, что никоим образом не может быть завоевана, кроме как за счет многих людей и с большим трудом. Остров Горгоны высок и там непременно идет дождь и гремит гром, и кажется, что стихии сражаются между собой.

Он имеет в окружности две лиги, полон гор, ручейков с хорошей водой и очень приятной; а среди деревьев встречается много индеек, фазанов, пятнистых котов, огромных змей, а также ночных птиц. Кажется, [это место] никогда не было заселено. Тут находился маркиз дон Франсиско Писарро со своими товарищами, 13-тью испанцами-христианами, ставшими первооткрывателями этой земли, называемой нами Перу много дней, как я скажу в третьей части этого произведения; и они и губернатор испытали великие трудности и голод; пока всех их не спас Господь, дабы [они смогли] открыть провинции Перу. Этот остров Горгоны находится на 3-м градусе, от него берег тянется на запад-юго-запад до острова Петуха (de Gallo). И весь этот берег скалист и мелководен, и выходят к нему много рек. Остров Петуха невелик, в окружности почти 1 лига, он создает несколько светло-красных обрывов на той же стороне, [что обращена к] материку. Он расположен на 2-ом градусе от Экватора. Оттуда берег поворачивает на юго-запад к мысу, называемому [Мыс] Мангровых лесов, расположенный на тех же неполных 2-х градусах [С. Ш.], и от острова до мыса около 8 лиг. Берег мелководен, скалист, к морю выходят некоторые реки, [текущие] из внутренних районов, населенных людьми, обитающих, как я, говорил, на реке Св. Хуан. Оттуда берег тянется на юго-запад до гавани, называемой Сантьяго, и образовалась [в ней] одна большая бухточка, а в ней небольшая, называемая Сардиновая; находится она на большой и неистовой реке Сантьяго, откуда начал свое правление маркиз Дон Франсиско Писарро. Расположена она в 25 лигах, от мыса Мангровых лесов, а кораблям доводится иметь на носу 80 брасов (морских саженей) глубины, а корму посаженой на мель, а также случается идти на 2-х морских саженях глубины и сразу же очутиться на более 90-та [саженей] из-за неистовой реки, но хоть и есть эти отмели, они не опасны, и не заставляют корабли входить и выходить по её воле. Бухта Святого Матвея находится на один градус дальше, от нее двигаются на запад, в поисках мыса Святого Франциска, расположенного от бухты в 10-ти лигах. Этот мыс находится на высокой земле, у которого образовались красноватые и белые отроги, тоже высокие; и лежит этот мыс на 1-ом градусе к северу от Экватора. Отсюда берег тянется на юго-запад до самого мыса Пассаос, по которому проходит экваториальная линия. Между этими двумя мысами выходят к морю четыре очень больших реки, называемых Кихамиес; [тут] образовалась удобная гавань, где корабли набирают хорошую воду и дрова. От мыса Пассаос до материка возвышаются высокие горы, называемые Каке (Коаке – Coaque). Мыс является не очень низкой землей, и виднеются некоторые отроги, схожие на проходы.

Глава IV. В которой говорится о навигации до Кальяо де Лима, порта города Королей.

Я изложил, пусть и кратко, каким способом [можно] плыть по этому Южному морю до прибытия в гавань Кихамиес, являющейся уже землей Перу.

Сейчас будет лучше последовать дорогой до города Королей. Выходя от мыса Пассаос, побережье тянется на Юг по направлению к Юго-западу до Пуэрто-Вьехо, и прежде чем прибыть в него, находится бухта, называемая Каракес, в нее входят без малейших опасностей и она такова, что в ней можно починить суда, даже [водоизмещением] в тысячи бочек. У нее хороший вход и выход, за исключением средней части, на которой расположилось несколько каменных глыб или остров с соснами, но суда могут входить и выходить без особого риска в любом месте, потому что нет иной опасности, окромя той, что видно воочию. В двух лигах вглубь территории от Пуэрто-Вьехо находится город Сантьяго и круглая гора, далее на 2 лиги к югу, называемая - гора Христа. Пуэрто-Вьехо находится на первом градусе к югу от Экватора. Далее тем же путем на юг в 5 лигах расположен мыс Святого Лоренсо, а в 3-х лигах от него на юго-запад лежит остров, называемый Серебряный, в окружности имеющий полторы лиги, где в давние времена материковые индейские жители обычно приносили свои жертвы и убивали много барашков и овечек, и нескольких детей, и жертвовали их кровь своим идолам или дьяволам, образ которых они запечатлевали в камнях, где им поклонялись. Постепенно открывая [эти земли], маркиз дон Франсиско Писарро со своими 13-ю товарищами пытались выжить на этом острове, и обнаружили немного серебра и золотых драгоценностей и много шерстяных одеял и рубашек без рукавов, ярко окрашенных и очень изящных. С тех пор и до сегодня за этим островом сохранилось название Серебряный. Мыс Святого Лоренсо лежит на 1-м градусе юж. ш. Возвращаясь к дороге, скажу, что берег следует на юг в направлении юго-запад до мыса Святой Елены. До этого мыса есть две гавани: одна называется Кальо, вторая Каланго (Calango), где корабли бросают якорь, восполняют запасы воды и дров. От мыса Св. Лоренсо до мыса Св. Елены 15 лиг, и находятся он на 2 градуса далее, там образовалась бухточка у мыса на северной стороне с хорошей гаванью. На [расстоянии] одного выстрела из арбалета есть источник, бьющий ключом и порождающий во множестве смолу, похожую на природную и на битум [деготь], они выходят из четырех или пяти отверстий. Об этом и о [других] колодцах, сделанных гигантами на этом мысе, и то, что о них думают, как о достопримечательной вещи, будет рассказано дальше. От этого мыса Св. Елены идут к реке Тамбос, от него расположенной в 25 лигах. Находится мыс с рекой к югу, направление юго-запад. Между рекой и мысом образовалась еще одна большая бухта. К северо-востоку от реки Тамбос лежит остров более десяти лиг в окружности, и он был наибогатейшим и наиболее заселенным, настолько, что они жители местные не уступали тем, что из Тамбоса и тем, что с материка; между одними и другими случались сражения и имелись большие войны; по прошествии времени и в период войн с испанцами, их количество сильно сократилось. Этот остров плодороден и изобилен, полон деревьев, в этом его величие. Имеются слухи, что издревле на нем было закопано большое количество золота и серебра в местах поклонения. Индейцы, ныне живущие, рассказывают, что обитатели этого острова были очень набожны, и их заставляли смотреть на предсказания и другие беззакония, и что они были очень развратные, и еще среди прочего они предавались отвратительному содомитскому греху, - они спали со своими родными сестрами, и совершали другие большие грехи.

Около этого острова Пуна есть другой, сильно выдающийся в море [остров], называемый Санта Клара, но на нем нет и не было ни одного поселения, ни воды, ни дров; древние [жители острова] Пуна имели на этом острове могилы своих отцов и приносили жертвы, раскладывали на вершинах холмов свои жертвенники, множество серебра и золота, и изысканные платья, посвященное и пожертвованное все во имя своих богов.

Вступление испанцев на землю осуществилось в таком месте (как говорят некоторые индейцы), что об этом невозможно узнать. Река Тамбос очень заселена, а в прошлом была даже намного больше. Около неё обычно находилась очень мощная и превосходно сделанная крепость, созданная Инками, королями из Куско и правителями всего Перу, в ней они держали огромные сокровища. И был храм Солнца, и дом Мамакон, что значит благородных (знатных) девственниц, посвященных служению [этому] храму. Это был почти тот же обычай, что и в Риме девственные Весталки, [где] они жили и пребывали. А так как рассказывать об этом я буду много во второй книге этой истории, сообщающей о королях Инках и их верованиях и управлении, пойдем дальше. Здание этой крепости уже сильно испорчено и разрушено, но все еще можно судить о былой ее мощи. Устье реки Тамбос находится на 4-м градусе к Югу. Отсюда берег тянется до Белого мыса на юго-запад. От мыса к реке 15 лиг и находится он на 3,5 градусах, откуда берег поворачивает к югу до Волчьего острова. Между Белым мысом и Волчьим островом расположен мыс, называемый Парина (м. Париньяс) и он выдается в море почти настолько же, как и мыс, который мы прошли. От этого мыса берег поворачивает на юго-запад до Пайта. Берег от Тамбоса и дальше - без гор, а если и есть скалы, то они [либо] лишены растительности, полны утесов, [либо] [заросли] соснами; но больше всего песчаной местности, и к морю выходит мало рек. Гавань Пайта лежит от пройденного мыса [на расстоянии] около 8 лиг. Пайта – очень хорошая гавань, где суда [могут] отремонтироваться и пополнить припасы. Это основной промежуточный порт для всего Перу и для всех приходящих в него кораблей. Находится этот порт Пайта на 5-ом градусе. От острова Волков, уже названого нами, [берег] тянется на восток до него, до которого 4 лиги. А отсюда берег следует на юг до Игольного мыса. Между Волчьим островом и Игольным мысом образовалась большая бухточка с хорошим укрытием для ремонтирования судов. Мыс Игольный лежит на 6-ом градусе. К югу виднеется два острова, называемых Морскими волками, из-за большого их количества [здесь] водящихся. В направлении на юг мыса лежит первый остров, удаленный от материка на 4 лиги; все суда могут проходить между ним и материком. Другой, более к юго-востоку, остров лежит в 12 лигах от первого и на 6-ом градусе. От Игольного мыса берег поворачивает к юго-юго-западу, до порта, называющего Касма. От первого острова [берег] тянется с Северо-запада к Юго-западу до скверной бухты, являющейся портом, куда только со штилем можно зайти, и за тем, что им полезно для плавания. Десятью лигами дальше находится риф, называемый Трухильо, это неважный порт, у которого нет иной защиты, кроме той, что создает якорные буи. Иногда корабли заходят сюда.

В двух лигах [от берега] находится город Трухильо. От этого порта, расположенного на 6 с 2/3 градусах [берег] тянется к порту Гуаньапе [Guanape], что в шести лигах от города Трухильо и на 8 с 1/3 градусе [ю.ш.]. Далее к югу находится порт Санкта, куда заходят корабли, и рядом [течет] большая река с очень вкусной водой. Все побережье без гор, как я сказал ранее, песков и скалистых безлесных утесах и [усыпанное] камнями. Находится Санкта на 9-ом градусе. Далее в южную сторону расположен порт в 15 лигах отсюда, по имени Ферроль, хорошо зачищенный, но без воды и деревьев. Шестью лигами далее находится порт Касма, где есть еще одна река и много леса, где суда всегда восполняют свои запасы, лежит он на 10-м градусе. От Касма берег тянется к югу до обрывающихся в море утесов, называющихся Гуаура. Еще дальше Гуармей, где протекает река, оттуда двигаешься тем же курсом до обрыва, лежащего отсюда в 20-ти лигах к югу. Еще дальше в шести лигах находится к порту Гуаура, где суда могут набрать сколько угодно соли, ибо ее тут столько, что хватило бы обеспечить ею Италию и всю Испанию, и она бы даже не закончилась. Четырьмя лигами далее находятся утесы, обрывающиеся в море, протянувшиеся от мыса в направлении Северо-восток – Юго-запад. [В] восьми лигах в море к юго-востоку лежит утес; [все] эти утесы находятся на 8 с 1/3 градусе (ю.ш.). Оттуда берег поворачивает к Юго-востоку до острова Лима. На полпути немного далее, около Лимы, есть отмель, под названием Сольмерина, расположенной в 9 или 10 лигах от земли. Этот остров образует укрытие для Кальяо, порта города Королей. И этим укрытием, придаваемого островом, порт очень защищен, и потому туда заходят корабли. Кальяо, как я сказал, это порт города Королей, и он лежит на 12 с 1/3 градусе.

Глава V. О портах и реках, имеющихся на пути от города Королей до провинции Чили; и градусы, на которых они находятся; и о других вещах, касающихся плавания в тех краях.

В большей части портов и рек, мною названых, я сам побывал, и усердно старался исследовать правдивость того, о чем рассказывал и то, о чем я узнал пообщавшись с искусными лоцманами и знатоками в делах навигации в этих краях, и в моем присутствии они подтверждали это, и раз уж оно правдиво и верно, я записал об этом. Поскольку я буду продолжать дальше в этой главе сообщать о новых портах и реках, имеющихся на побережье от порта Лимы до прибытия в провинции Чили, потому о проливе Магеллановым я не смогу дать цельного донесения из-за потери пространного донесения, имевшегося у одного лоцмана, из тех, что пришли на одном из кораблей, посланного Епископом Пласенсии.

Скажу, что выходя из порта города Королей корабли плывут на юг до прибытия в очень хороший порт Сангалья, несомненно, было бы лучше, чтобы город Королей был основан около него. Порт расположен в 35 лигах от города, на 14-ти неполных градусах от экватора к югу. Около этого порта Сангалья есть остров, называемый [островом] Морских волков. Берег отсюда и дальше мелководен, хотя в некоторых местах есть голые горы-утесы, а все песчаные местности очень часто повторяются; в которых никогда в жизни, думаю, не шли дожди, и сейчас не льют, не выпадает даже маленькой росинки, дальше я расскажу об этой удивительной тайне природы.

Около этого острова Волков есть еще семь или восемь крохотных островков, составляющих треугольник. Некоторые из них высокие, другие – низкие, они незаселенны, нет на них ни воды, ни древесины, ни куста, ни травинки, и ничего кроме морских волков и не очень больших песчаников. Индейцы имеют обыкновение, о чем они сами говорят, приходить с материка, чтобы совершать [там] свои жертвоприношения. А еще считается, что [тут] захоронены огромные сокровища. Лежат эти островки от материка на расстоянии не более 4-х лиг. Следуя далее по уже указанному направлению расположен другой остров, также называемый [островом] Волков , из-за их огромного количества на нем и лежащего на 14 градусе с 1/3. От этого острова путь плаванья идет вдоль побережья на юго-запад, в направлении на юг. А потом, пройдя 12 лиг далее от острова прибываешь к высокому мысу, называемому Наска, находящегося на 14 градусе с 3/4. Тут и место укрытия для кораблей, но не для того, чтобы взять лодки и с ними подойти к земле. На том же пути расположен мыс, называющейся мысом Святого Николая, он лежит на 15 с 1/3 градусе. От этого мыса Св. Николая берег поворачивает на юго-запад, а пройдя 12 лиг добираетесь до порта Акари (Acari), где корабли берут провизию, переносят воду и дрова из деревень долины, расположенной от порта [на расстоянии] немногим более пяти лиг. Этот порт Акари лежит на 16 градусе.

Следуя берегом далее от порта, прибываете к реке Окона. У этого края берег скалистый. Еще дальше другая река, называемая Камана, за ней река Килька. В полу лиге около этой реки есть очень хорошая и безопасная бухта, где корабли на время останавливаются. Называется этот порт Килька, так же, как и река, и то, что в нем выгружается, поставляется в город Арекипа, что в 17 лигах от порта. И этот порт и сам город лежат на 17,5 градусах. Плывя от этого порта далее вдоль берега, обнаружатся несколько островов в 4 лигах от берега моря, на которые с материка всегда приходят индейцы, чтобы порыбачить на них. Еще далее на три лиги есть у самой земли островок, и с подветренной стороны от них корабли бросают якоря, дабы выгрузить товары, потому что их также отгружают из этого порта в город Арекипа, называемый Чули [Chule]. Он в 12 лигах дальше от Килька, на 17 с половиной градусе. За портом в 2 лигах протекает большая река, называющаяся Тамбо-Палья. А 10-ю лигами за этой рекой выдается в море один мыс, более 1 лиги в длину, и на нем есть три обрывающихся к морю утеса. Немногим более одной лиги от мыса есть хороший порт, называющейся Ило, и по нему стекает в море река с очень хорошей водой, с тем же названием, что и порт. Он лежит на 18 и 1/3 градусах.

Отсюда берег тянется к юго-востоку в направлении на восток. Семью лигами далее есть высокий мыс, называемый жителями моря Холм Дьяволов (8). Весь тот берег (как я уже сказал) скалистый и из огромных скал. Далее от этого мыса в пяти лигах небольшая река с хорошей водой, и от этой реки на юго-восток в направлении к востоку. Семью лигами далее выдается другой высокий холм с несколькими обрывами. Около этого холма есть остров, а рядом с ним порт Арика, на 19 с 1/3 градусах. От этого порта берег тянется на юго-юго-запад 9 лиг. [Там] выходит к морю река, называемая Писагуа. От этой реки до порта Тарапака берег тянется в том же направлении, а от реки до порта 25 лиг. Около Тарапаки есть остров в окружности более 1 лиги, и в полутора лигах от материка, и образует бухту с портом на 21 градусе.

От Тарапака берег тянется в том же направлении. Через пять лиг есть мыс под названием Такама. Пройдя 16 лиг за мыс прибываете в порт Мохильонес, он на 22 1/2 градусе. От этого порта Мохильонес берег тянется на юг - юго-запад 90 лиг. Берег прямой, и на нем есть несколько мысов и бухт. В их конце находится одна большая [бухта], с хорошим портом и водой, называющаяся Копьяпо, на 26 градусе. Около этой бухты или байи расположен маленький остров в полулиге от материковой земли. Отсюда начинается население провинций Чили. Проходя этот порт Копьяпо, немного дальше выступает мыс, имеющий бухту, около которой высятся два маленьких утеса и в начале бухты есть река с очень хорошей водой. Название этой реки Гуаско. Названый мыс лежит на 28 1/4 градусах. Отсюда берег тянется на юго-запад. Десятью лигами далее выступает другая коса, создающая укрытие для судов, но нет воды и дров.

Около этой косы есть порт Кокимбо, между ним и пройденной косой семь островов. Порт лежит на 29 1/2 градусах. Десятью лигами дальше, [следуя] тем же курсом, выступает другая коса, в ней образовалась большая бухта под названием Атонгайо, еще дальше в пяти лигах – река Лимара [совр. Limanara]. От этой реки плыть тем же направлением девять лиг до бухты, имеющей обрывающейся утес, совершенно безводной, он лежит на 31 градусе. Называется он Чоапа. Дальше тем же курсом в 21 лиге расстояния находится хороший порт, называющейся Кинтеро, он на 33 градусе. Далее через 10 лиг порт Вальпараисо, и [порт] города Сантьяго, тот, что мы называем Чили, лежит на 32 градусе с 2/3. Продолжая плавание тем же курсом, пребываете в другой порт, называющийся Потокальма, он от предыдущего в 24 лигах. 12-ю лигами далее виднеется коса, у самого конца ее [протекает] река, называемая Мауке или Мауле. 14-ю лигами далее другая река. Называющаяся Итата. А двигаясь к Югу в направлении юго-запад через 24 лиги еще одна река, называющаяся Био-Био, [расположенная] на неполных 38 градусах. Тем же курсом [через] 15 лиг большой остров, и утверждается, что он заселен [в] 15 лигах от материка. Этот остров называется Лученго. Дальше за этим островом есть очень широкая бухта, называющаяся Вальдивия, в которой течет река, называемая Айнилендос, бухта лежит на 39 градусах с 2/3. Берег тянется на юго-юго-запад [до] мыса Святой Марии, [что] на 42 градусах 1/3 к Югу. До сего места [производились] открытия и плавания. Лоцманы говорят, что земля поворачивает к юго-востоку до пролива Магелланового. Один из кораблей, отправившихся из Испании с поручением епископа Пласенсии, прошёл по проливу и прибыл в порт Килька, что около Арекипы, и оттуда проследовал к городу Королей и [дальше] в Панаму. Он принес верное донесение о градусах, на которых располагался пролив, и о том, что они прошли на своем пути, и [об] очень тяжелом плавании. Я не привожу здесь того донесения, ибо в то время, когда мы дали бой Гонсало Писарро [в] 5-ти лигах от города Куско в долине Хакихагуана, я оставил его среди прочих моих бумаг и записей, и у меня его похитили, что меня очень удручило, поскольку хотел тогда вставить этот рассказ; и вся моя работа пошла насмарку, а сделано, по правде говоря, было немало, проглядывая новые морские карты, созданные лоцманами – первооткрывателями того моря.

А потому здесь заканчивается то, что касается плавания до сегодня, о том, что я видел и слышал. Потому начиная с этого места я сообщу о провинциях и народах, живущих от порта Ураба до селения Серебряного, а [весь] путь этот составляет более 1200 лиг от одного до другого. Где я размещу план и порядок правления Попайапана, и королевства Перу.

А прежде чем рассказывать об этом, будет лучше прояснить то, о чем я пишу, упомянув о порте Ураба (поскольку через него шла дорогая, по которой я передвигался), начну о нем, и от него перейду к городу Антиоча [Antioquia] и к другим портам, о чем показано будет в следующем порядке.


Комментарии

1. Adelantado - аделантадо; ист. - губернатор пограничной области; верховный судья королевства, провинции (в мирное время); капитан- генерал (во время войны).

2. Дидона (лат. Dido), предположительно первоначальное прозвание финикийской богини Астарты; имя мифической основательницы Карфагена, называющейся и Элиссою. Также её называют Фиоссо.

3. Тихого океана

4. Атлантического океана

5. морская сажень - мера глубины = 1,829 м

6. круглыми тростниковыми хижинами

Источник: Перевод осуществлен с оригинала 1553 года. . Сверено по изданию Fundacion Biblioteca Ayacucho, 2005

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.