Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСПАНСКИЙ ДОКУМЕНТ ИЗ АРХИВА ЛОИИ АН СССР

Приводимый ниже документ представляет собой грамоту, изданную кастильской королевской канцелярией 20 сентября 1255 г. В ней Альфонсо X Мудрый (король Кастилии в 1252—1284 гг.) жалует небольшому, находящемуся на побережье Бискайского залива, галисийскому городку («puebla») Ортигейра торговые привилегии, разрешает иметь порт и проводить ежегодные ярмарки, а также определяет границы этого местечка. По всей видимости, Ортигейра была основана незадолго до издания грамоты: городок не имел порта, не располагал фуэро, границы его не были уточнены.

Чем же объяснить тот факт, что кастильский монарх, обремененный важными государственными делами, находясь к тому же в Вальядолиде, т. е. на значительном удалении от Галисии, решил заняться правовым оформлением провинциального городка? И, кроме того, какое значение имеет содержащаяся в указанном источнике информация для изучения истории Кастилии эпохи Альфонсо Мудрого? В данном случае не представляется возможным дать сколько-нибудь исчерпывающие ответы на эти вопросы: тщательный анализ одной только грамоты вряд ли объяснит причины ее издания, тем более что этот документ далеко не единственный в своем роде. Целый ряд подобных грамот-привилегий был издан во второй половине 50-х годов XIII в., многие грамоты датированы 60—70-ми годами, причем следует отметить, что «привилегии» в эти годы предоставлялись главным образом кантабрийским городам, так или иначе связанным с морской торговлей, рыболовством и, что особенно характерно, с кораблестроением, — Сан-Себастьяну, Сантонье и др 1. Следовательно, появление в середине 50-х годов «привилегии», пожалованной Ортигейре, не является случайным, поскольку она входит в довольно компактную серию королевских грамот-привилегий, издание которых обусловлено специфической политико-экономической ситуацией в Кастилии второй половины XIII в.

К середине XIII в. кастильское королевство при помощи своего возросшего военно-экономического потенциала добивается значительных внешнеполитических успехов: Фернандо III Святой отвоевывает у испанских мавров большую часть Андалусии, Мурсию, Алгарве, его вассалом становится эмир Гранады; он же устанавливает династические и дипломатические контакты с некоторыми европейскими государствами, с римской курией. Внешнеполитический курс Фернандо Святого продолжил Альфонсо X, который вынашивал нереальные (или, скорее, трудновыполнимые) планы создания в Средиземноморье так называемой Испанской империи — сильного централизованного государства, в состав ее должны были [205] войти объединившиеся вокруг Кастилии королевства Пиренейского полуострова, некоторые территории «Священной Римской империи» (вероятнее всего — Италия и Сицилия), Магриб и, возможно, часть бывших владений Византии на Балканах и Ближнем Востоке 2. Во главе новой империи, по мысли Альфонсо Мудрого, призван стать кастильский монарх, наделенный традиционно сильной властью. В соответствии с этой идеей Альфонсо строил и свою практическую деятельность. Согласно документам эпохи, первой жертвой кастильской экспансии должен был стать Магриб; для его захвата требовалось значительное количество транспортных и боевых кораблей 3 — эскадра, построенная и оснащенная для отвоевания Севильи (1248 г.), не располагала настоящими морскими судами. В 50-е годы по заказу Альфонсо X на верфях Барселоны, Марселя, Байонны были выстроены десятки галер 4. Однако на постоянный импорт стратегических материалов рассчитывать не приходилось: марсельская коммуна оказалась недолговечным союзником, английский король зачастую срывал поставки или нарушал их сроки, Хайме Арагонский также от случая к случаю не выполнял своих обязательств. Следовательно, самым надежным способом пополнения кастильского морского флота оказалось развитие собственного отечественного кораблестроения, причем не на Средиземноморском побережье Кастилии (мурсийские и андалусийские города подвергались нападениям со стороны Марокко), а в Кантабрии. Помимо верфей, северные города имели прочные торговые связи с Аквитанией, Англией, Францией, Фландрией, Северной Германией — из этих стран в Кастилию поступали традиционные импортные товары: вина, сукна, соль, разнообразные предметы роскоши, книги и т. п. Кантабрийские города использовались Альфонсо Мудрым и в военно-политических целях — через купцов устанавливались и крепли дипломатические контакты кастильского королевства с Францией и Фландрией; в 90-е годы XIII в. галисийско-басконские корабли принимали участие в англо-кастильском конфликте на стороне своего суверена 5.

Таким образом, политика Альфонсо X в отношении кантабрийских городов объясняется следующими внутри- и внешнеполитическими нуждами: а) необходимостью освоения и экономического развития кастильского Севера, б) потребностью в умножении военно-морского флота для успешного осуществления африканского крестового похода и, наконец, в) повышение торгово-экономической роли Кантабрии ставило со всей остротой вопрос об использовании северных портов в качестве посредника в дипломатических отношениях Кастилии и Европы. Пожалование грамоты Ортигейре — типичный пример такой политики.

Документ подписали представители придворной знати и большая часть кастильского епископата — всего 86 подписей. Среди них можно встретить имена королевских чиновников всех рангов, служителей двора, что представляет значительную [206] ценность для исследователя. Кроме того, в грамоте широко представлены иностранные вассалы Альфонсо Мудрого, многие из которых составляли окружение монарха еще в начале 50-х годов (виконты Беарнский и Лиможский, мусульманские правители Гранады, Мурсии и Ньеблы). В числе подписавшихся мы находим и сыновей «императора Константинополя», — кто они такие и как оказались при кастильском дворе? Альфонс, граф д'Э, Луи, граф де Бомон и Жан, граф де Монфор были сыновьями короля иерусалимского Жана де Бриенн (или д'Акр) (1148—1237). Их матерью была Беренгела, сестра Фернандо III Святого и, следовательно, тетка Альфонсо X, которая в 1224 г. вышла замуж за Жана де Бриенна. Последний с 1231 по 1237 г. был императором Латинской империи. После смерти Жана де Бриенна следы его семьи теряются возможно, уже в 30-е годы Беренгела со своими детьми вернулась на родину, в Кастилию. Из текста грамоты следует, что сыновья короля Иерусалима появились в Кастилии не позже 20 сентября 1255 г. (а не в октябре, как полагают испанские исследователи Граиньо и Лопес 6) и находились при дворе Альфонсо Мудрого вплоть до 1272 г. Присутствие отпрысков семейства д'Акр в королевской свите в качестве вассалов Альфонсо объясняется не столько родственными чувствами, которые питал кастильский монарх к двоюродным братьям, сколько престижем их титула, — «мудрый король», по всей видимости, намеревался использовать факт родства с императором Латинской империи для обоснования своих прав на «объединение Востока и Запада» 7 и создание «Испанской империи» в Средиземноморье. Политическому престижу Кастилии служил и акт посвящения в рыцари английского престолонаследника Эдуарда, о чем упоминается во многих документах.

Содержащийся в настоящем источнике материал помогает современному исследователю понять политические реалии малоизученного периода кастильской истории, цели и сущность внутри- и внешнеполитической деятельности Альфонсо X Мудрого.

Подлинник грамоты хранится в Архиве ЛОИИ СССР АН СССР, карт. 290, док. 12а.


Комментарии

1. Часть грамот опубликована в кн.: Coleccion de cedulas, cartas-patentes, provisiones, reales ordenes у otros documentos concernientes a las provincias vascongadas. Madrid, 1829. T. III; список неопубликованных привилегий приводится в кн.: Ballesteros Beretta A. Alfonso X el Sabio. Barcelona, 1984. P. 1064—1082.

2. Socarras С. 1. Alfonso X of Castile: a study of imperialistic frustration. Barcelona, 1976.

3. В 1260 г. кастильский десант был высажен в порту марокканского города Сале и сделал неудачную попытку овладеть им. В 70-е годы кастильский флот уже господствовал в Гибралтаре.

4. Rymer Th. Foedera, conventiones, litterae et cujuscunque generis acta publica inter reges Angliae et alios quosvis imperatores, reges, pontifices, principes, vel cominunitates. L., 1816. Vol. I, PS 1.

5. Rymer Th. Op. cit. P. 789-790.

6. Graino С. S., Lopez A. T. Personages bizantinos en la corte de Alfonso X el Sabio // Anuario de estudios medievales. Madrid, 1985. Vol. XV.

7. Socarras C. J. Op. cit. P. 259—261.

Текст воспроизведен по изданию: Испанский документ из архива ЛОИИ АН СССР // Средние века, Вып. 53. 1990
Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.