Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФУЭРО СЕПУЛЬВЕДЫ

EL FUERO DE SEPULVEDA

Т. [131]. О пахарях.

Пахарь жнет, молотит и провеивает со своими помощниками (con su companna), и если наймет он [с хозяином] работников, то пахарь платит свою часть расходов согласно тому, что должен получить от плодов; и если случится, что они не найдут работников, пусть возьмут людей, чтобы они жали, и платит каждый [им] согласно тому, что берет [от плодов]. И если пахарь будет иметь скотину, то зимой он должен прикатывать посевы [для сохранения влаги], даже если он [(скот)] появится у него позже, и животное они кормят сообща. И когда собран хлеб, пахарь покрывает дома соломой; и для этого всего дает пахарь то, что будет необходимо, за исключением дерева, которое дает хозяин. Когда пахарь не пашет, он должен делать ограждения, или вырывать [сорную] траву, или [делать] другую какую-либо работу, какую прикажет ему [сделать] хозяин. И хозяин дает плуг, и ярмо со всей упряжью, и фураж для волов. И пахарь пусть охраняет волов со всем их снаряжением, и ночью, и днем, пока не уйдет от хозяина. И если вдруг у хозяина умрет вол и не сможет он его купить, пахарь работает там, где ему прикажет хозяин, так, чтобы можно было вернуться до [захода] солнца в свой дом; и если он не сможет вернуться до [захода] солнца в свой дом, пусть хозяин кормит его все дни, в которые он с ним будет работать. Из всего того, что [708] приобретет или найдет пахарь в походе или в другом месте, пусть дает хозяину из этого долю, какую он получает от урожая.

Т. [132]. О стороже виноградника.

Сторож, который должен сторожить виноградники, пусть принесет присягу на верность и добросовестно охраняет виноградники с того дня, когда он будет приставлен [к винограднику], и до тех пор, пока не закончится сбор винограда. И если кто-либо покажет с двумя весинос, что он нашел свой виноградник поврежденным во время сбора винограда или до этого, пусть он предъявит иск к сторожу виноградника, ибо тот должен платить за весь ущерб, который будет причинен днем, однако он не должен отвечать за ночной ущерб.

Т. [133]. Об ущербе, который был {причинен] ночью.

Однако если ущерб случится ночью и до [истечения] третьего дня [сторож] не покажет его владельцу, пусть за него платит. И также платит за дневной ущерб, если не даст залог, или [не назовет] причинившего ущерб. Если владелец скажет, что ущерб причинен не ночью, а днем, то за ущерб [стоимостью] в один мараведи сторож виноградника приносит присягу один и присяге верить; и если свыше одного мараведи — с одним весино и присяге верить; и если он не захочет принести присягу или не сможет [принести], платит за ущерб.

Т. [134]. О присяге сторожа виноградника.

Также за всякий ущерб, о котором сторож виноградника принесет присягу, держа в руке залог, верить присяге [при ущербе] до одного мараведи; и если [ущерб[ свыше одного мараведи, доказывает с тремя весинос и берет штраф для владельца виноградника.

Т. [135]. Кто не даст сторожу виноградника взять залог.

Также, кто силой не даст взять залог сторожу виноградника, платит один мараведи и [владелец виноградника] берет в доме не давшего [залог]; и если тот не будет иметь дом, [владелец виноградника] берет поручителя и после назначает ему [(не давшему залог)] срок [явки в суд] к алькальдам, и пусть там он получит защиту согласно фуэро.

Т. [136]. О том, кто убьет сторожа виноградника в винограднике.

Кто убьет сторожа виноградника или ранит его днем или ночью из-за тяжбы о винограднике, платит двойной штраф, если [409] сможет его доказать [потерпевшая сторона]; еcли нет, пусть подозреваемый очищается согласно фуэро. И если сторож виноградника убьет или ранит кого-либо в чужом винограднике, пусть разрешится [дело] согласно фуэро (sea a fuero).

Т. [137]. О доказательстве, которое должен представить хозяин виноградника.

Если хозяин виноградника сможет доказать ущерб, [причиненный] скотом, пусть возьмет штраф; а если нет, то пусть подозреваемый принесет присягу за ущерб, [причиненный] днем, с одним весино, и за [ущерб, причиненный] ночью, — с двумя весинос.

Т. [138]. Об ущербе, который в винограднике причинит вол или [другое] животное.

Если вол или животное причинит ущерб в винограднике днем, то за три виноградные лозы [его владелец] платит их хозяину пять солидов; и за двенадцать овец или шесть коз платит пять солидов. Также, еcли будет больше или меньше овец или коз, платят штраф согласно числу поврежденных виноградных лоз.

Т. [139]. О собаке или свинье, которая причинит ущерб в винограднике.

Если собака или свинья причинит ущерб в винограднике, то ее хозяин платит за каждую виноградную лозу пять солидов; но не положен какой-либо штраф за собаку, которая будет носить намордник (garavato), и пусть он будет в длину два локтя и в ширину (en el corvo) локоть; и еcли алькальды обнаружат ее без намордника, пусть ее хозяин платит три солида.

Т. [140]. О собаке, которая не будет носить намордник.

Собаку, которая не будет носить намордник, убивают в винограднике без какого-либо штрафа; и еcли ее не смогут настичь, то хозяин пусть платит так, как уже выше сказано.

Т. [141]. О скоте, который войдет в виноградник.

Если [рогатый] скот или другое животное (si ganado o otra bestia) зайдет в виноградник, хотя и не причинит ущерб, его хозяин платит пять солидов, потому что он [(скот)] топтал виноградник при входе и выходе. [410]

Т. [141а].

Также за всякий ущерб, [причиненный] винограднику, пусть выбирает [его] владелец по своему желанию либо штраф, либо возмещение убытков.

Т. [142]. О том, кто войдет в чужой виноградник.

Также, если человек войдет в виноградник без приказа хозяина или сторожа виноградника с начала января и до завершения сбора винограда, пусть он уплатит пять солидов, хотя бы он там ничего и не взял. Если же он будет собирать виноград или другой плод днем, платит десять мараведи, а если ночью, то двадцать мараведи, если смогут доказать это; и если нет, за дневной ущерб очищается с шестью весинос, а за ночной — как за кражу.

Т. [142а] 31.

Если кто-либо срежет куст в чужом винограднике, платит пять мараведи, и за ветку лозы — один мараведи, за каждую лозу платит пять солидов.

Т. [142b].

Также, кто срежет куст с пeрголы (Пергола — наклонная, как правило, решетка, по которой вьется вверх виноградная лоза.), платит десять мараведи; и за ветку — пять мараведи, за каждую лозу — пять солидов; и кто возьмет жердь с пeрголы, платит пять солидов.

Т. [143]. О том, кто сорвет незрелый виноград.

Кто будет собирать незрелый виноград до начала общего его сбора, платит один мараведи, будь это христианин или еврей 25. Этот штраф делят между собой алькальды и истец.

Т. [144]. О том, кто сорвет розы.

Кто сорвет розы или лилии, ивовые кусты или тростник, если сорвет их в винограднике, платит за каждый один мараведи, если смогут это доказать; и если нет, очищается, как за кражу.

Т. [144а].

Также, кто соберет чужой сумах, платит десять мараведи.

Т. [145]. О заповедности виноградников (Del coto de las vinnas)

Также все виноградники должны быть заповедны, как уже сказано, с первого дня января до окончания сбора винограда. И с этого [времени] далее до начала января, если вол, лошадь, [411] или свинья, или другой скот войдет в виноградник, пусть его владелец уплатит половину фанеги пшеницы.

Т. [145а].

Также, если какой-либо виноградник не будет иметь выхода, пусть идет дорога [из него] по борозде других самых близких виноградников и без всякого штрафа.

Т. [146]. О плате сторожа виноградника.

Всякий человек, чей виноградник будет находиться на общем участке (en pauo), должен дать четыре динара сторожу виноградника, который будет его охранять; и столько дает как тот, кто имеет мало кустов, так и тот, кто имеет много.

Т. [147]. О скоте, который войдет в огород.

Если скот войдет в чужой огород, то владелец скота платит один мараведи за весь ущерб, который будет там [причинен] днем, и если ночью, то два мараведи и за ущерб вдвойне, если будет доказано; и если нет, приносит владелец скота присягу один за дневной [ущерб], за ночной — с двумя весинос и присяге верить; и если он укажет на пастуха, который должен дать возмещение, пусть хозяин не приносит присягу.

Т. [148]. О том, кто причинит ущерб в чужом огороде.

Если человек войдет в чужой огород и причинит там какой-либо ущерб, за [причиненный] днем платит один мараведи и [возмещает] ущерб, а за [причиненный] ночью — два мараведи и вдвойне за ущерб, если будет доказано; и если не [будет], очищается за ущерб днем с одним весино, а за [ущерб] ночью — с двумя весинос.

Т. [149]. О том, кто будет поливать огород и причинит ущерб другому.

Если кто-либо будет поливать огород, или лен, или коноплю, или другие земные плоды, если после полива не отведет воду туда, откуда он ее брал, и причинит там ущерб, платит вдвойне за ущерб с десятью мараведи штрафа, если будет побежден [в тяжбе]; и если нет, приносит присягу с двумя весинос и присяге верить.

Т. [150], О том, кто возьмет воду в очередь другого.

Если кто-либо возьмет воду в чужую очередь, или ее перекроет, или совершит [какое-либо] насилие из-за нее, или будет [412] удерживать силой, платит два мараведи, если будет побежден; и если нет, то приносит присягу с двумя весинос и присяге верить. И если кто-либо из-за этого нанесет побои с кровоподтеками (fiziere livores), платит штраф городу (el coto de la villa).

Т. [151]. О том, кто ранит огородника.

Также кто ранит огородника или убьет ночью на его огороде, платит за преступление, которое совершит, вдвойне. И если огородник ранит или убьет кого-либо на своем огороде, пусть решается согласно фуэро (sea a fuero).

Т. [152]. О воде, которая будет бить из ключа в каком-либо земельном владении.

Если вода будет бить из ключа в огороде, или в винограднике, или на другом земельном владении, пусть течет через владения собственников примыкающих борозд (sulqueros) по наиболее подходящему месту туда, где никому не причинит вреда. И если кто-либо из собственников примыкающих борозд не захочет ее принять, платит десять мараведи штрафа и вдвойне за ущерб.

Т. [153]. О закрытии границы [участка].

Всякий, кто будет иметь огород, или виноградник, или засеянное поле на границе какого-либо пастбища (defesa), или [общинного] выгона (exido), если не огородит его плетнем, или стеной, или валом, не должен брать за это ни [обычный] штраф (pecho), ни судебный (calonna); и столь высоким должно быть ограждение, чтобы никакое животное не могло войти туда. И если кто-либо не закроет свою границу, как сказано выше, будь граница обработана или нет, платит один мараведи и вдвойне за ущерб. И если ущерб будет причинен из-за нее другим [соседям] из-за отсутствия ограждений, хозяин скота ничего не платит.

Т. [154]. О том, кто разрушит ограждение.

Кто разрушит чужое ограждение, тот платит пять мараведи, и за ущерб, который будет причинен этим, вдвойне, если смогут это доказать; если не [смогут], очищается с двумя весинос и присяге верить.

Т. [155]. О дереве, которое будет в чужом винограднике.

Если дерево будет в чужом винограднике, хозяин земельного владения получает четвертую часть плодов. [413]

Т. [156]. О том, кто совершит преступление

Если кто-либо совершит преступление или окажется должником и, участвуя в тяжбе из-за какого-то из этих [преступлений] (estando en alguna cosa d'estas), не захочет дать поручителя (sobrelevador) и закроется в каком-либо доме, и хозяин дома не захочет его задержать, пусть он изгонит его из своего дома или дает разрешение истцу схватить его безо всякого штрафа; и если он не сделает так, то выступает от имени должника (faga la boz) или совершившего преступление; и если будет побежден [в суде], платит, как заплатил бы он [(закрывшийся)].

Т. [157]. О том, кто украдет дерево.

Кто украдет дерево из какого-либо дома, или черепицу, или кирпичи, или доску, к которой крепится черепица (ripia), или кровлю какого-либо дома, платит, как вор, если смогут это доказать; если нет, очищается, как при краже.

Т. [158]. О доме, который упадет и причинит ущерб.

Если кто-либо будет опасаться, что стена его соседа упадет, или дом, или балка, или [будет бояться] загорания от дома своего соседа, пусть скажет об этом хозяину стены, или дома, или балки перед алькальдами или в совете, чтобы он убрал стену, или балку, или укрепил бы ее чем-нибудь. И пусть имеет в виду, что если после того, как было сказано [хозяину], стена или дом, о которых было сказано, какой-либо ущерб причинит, платит вдвойне. И если вдруг убьет человека, платит двойной штраф и становится врагом навсегда. И в связи с этим мы говорим, что никто не должен платить какой-либо штраф ни за человека, ни за животное, которых стена, или дерево, или дом ранит, или убьет, прежде чем скажут об этом. И если умрет [кто-либо] в колодце, или во рву (fuessa), или в яме, или в другом опасном месте, то за все, что бы из-за этих вещей ни случилось, и за всякий другой ущерб, который одна вещь причинит другой водой или другой вещью, если после заявления [об этом] она не будет устранена (non fuer vedada), [ее владелец] платит вдвойне, как уже сказано.

Т. [159]. О том, кто взберется на чужой дом.

Также, кто взберется на чужой дом, платит десять мараведи, и вдвойне за ущерб, который причинит. [414]

Т. [160]. О том, кто выльет воду на человека.

Кто на человека выльет воду или плюнет через окно, платит десять мараведи, если смогут это доказать; если нет, очищается как за физическое оскорбление (desondra de cuerpo).

Т. [161]. О том, кто испражнится на чужие ворота.

Также, кто испражнится на чужие ворота (qui campo fiziere a puerta agena), платит два мараведи, если смогут доказать это; если нет, приносит присягу с одним весино и присяге верить.

Т. [162]. О том, кто повесит рога на чужих воротах.

Также, кто бросит рога или кости на чужой дом или повесит их на воротах, платит пять мараведи, если это смогут доказать; если нет, очищается с одним весино. Это наказание для тех (esto es acotado), кто не осмеливается оскорблять человека вслух, а только таким образом.

Т. [162а].

Также, кто бросит камень в чужой дом или в окно, платит десять мараведи и вдвойне за ущерб, если смогут это доказать; если не [смогут], очищается с двумя весинос и присяге верить.

Т. [163]. О том, кто войдет в чужой дом.

Если кто-либо войдет в чужой дом, следуя за своей вещью, если войдет в открытые ворота, не платит никакого штрафа; ибо, если через другое место войдет, платит пятьсот солидов, как за вторжение в дом (violamiento de casa).

Т. [164]. О том, кто заберет залог из какого-либо дома.

Но за взятый в залог скот никто не должен входить [в дом], ибо если кто-либо его заберет оттуда против желания взявшего залог или без его ведома, платит штраф за нарушение неприкосновенности дома (la calonna de la casa) и отдает скот вдвойне.

Т. [164а].

Также, кто захочет построить дом или какую-либо стену, пусть воздвигает стены и дом в высоту, какую захочет.

Т. [165]. О пристройке дома.

Также, если кто-либо захочет свой дом пристроить к какой-либо стене, пусть даст сначала половину цены, которую стоила стена, и пусть он строит дом к стене, если стена будет во владении, [находящемся] в общей собственности (en raiz de comun); [415] ибо, если владение не будет в общей собственности, не может он построить у нее дом против желания хозяина.

Т. [166]. О том, кто продаст земельное владение, [принадлежащее] совету.

Кто продаст земельное владение, [принадлежащее] совету, платит совету вдвойне владением такой же стоимости и такого же качества (peche tanta i tal raiz doblada al conceio); и кто его купит, теряет деньги, которые за него отдал, и он должен оставить владение, как уже сказано; ибо никакой человек не может ни продать, ни подарить, ни заложить, ни подтвердить [сделку] (robrar), ни очистить (ni sanar) (См. комментарий 32 к книге I фуэро Куэнки.) владение совета.

Т. [167].

Также любое владение, в котором окажутся залежи камня, или залежи гипса, или оно будет пригодно для изготовления жерновов, или черепицы, должно принадлежать совету; и все общие постоянные источники должны принадлежать совету. И тот, кто будет иметь какую-либо из этих вещей в своем владении, которые названы, должен продать ее совету за двойную цену такого же владения, и пусть она будет общей собственностью совета (sea de comun del conceio). И если кто-либо воспрепятствует ее [передаче] (deffendiere) совету, платит сто мараведи.

Т. [168]. Если кто-либо будет держать тайно кирпичную глину, пусть принадлежит она совету.

Также всякий, кто будет тайно держать каменоломню, или [карьер] с глиной, или с известью, или с гипсом, или [с камнем для] жерновов свыше тридцати дней, теряет свой труд (pierda la labor). И если не передаст это совету, платит десять мараведи; и всякий источник совета должен иметь в окружности три стадии.

Т. [169]. Пусть пастбища будут заповедны.

Также всякое пастбище совета города должно быть заповедным все время для всякого мелкого скота и для всякого крупного рогатого скота, за исключением лошади, или мула, или осла. И за кобылу [хозяин] платит половину менкаля; и за быка — одну четвертую часть; и за пятьдесят овец — пять [416] солидов; и за пять гусей — одну очаву (Ochava — мелкая монета из меди.); и кто будет косить на пастбище траву, тот платит пять солидов; и за всякий ущерб, причиненный ночью, платит двойной штраф. И за ущерб, который скот, идя по дороге, причинит пастбищу, не платят никакого штрафа.

Т. [170]. О мельницах.

Также мельница, которую кто-либо построит в своем владении, должна иметь проезд шириной в три шага и вокруг девять шагов; если не [будет иметь], то не имеет [законной] силы.

Т. [171]. О мельнице, которая должна быть [построена] без штрафа.

Если кто-либо построит мельницу посередине реки, пусть строит ее без какого-либо штрафа, и пусть она [стоит] незыблемо навечно, если будет иметь собственные вход и выход через его собственное владение, так, как сказано выше; если не [будет иметь], то не имеет [законной] силы.

Т. [172]. О том, чтобы мельница не мешала другой, [построенной] ранее.

Кто построит новую мельницу, пусть смотрит, чтобы она не мешала мельнице, которая была построена первой, в каком бы месте это ни было, выше или ниже [течения], справа или слева; ибо если новая [мельница] сделает уже [русло] или будет мешать старым, не имеет она [законной] силы, но пусть ее уберут.

Т. [173]. О сборщике рыночной пошлины.

Жалую вам еще, чтобы сборщик рыночной пошлины не требовал торговой пошлины ни в городе, ни вне его, а только то, что он должен получить по праву. Ибо, хотя житель не платит торговой пошлины, а сборщик торговой пошлины его настигнет на дороге, то пусть он берет свою законную торговую пошлину, но не более, и не заставляет его возвращаться. И если сборщик рыночной пошлины скажет, что конфисковал контрабанду (descamino), пусть клянется своей головой (iure por su cabeca); и если он не захочет принести присягу, то должен возвратить [взятую] торговую пошлину вдвойне.

Т. [174]. О том, кто найдет сокровище.

Жалую вам, кроме того, чтобы тот, кто найдет древнее сокровище, владел им и не отвечал за него ни королю, ни [417] другому сеньору; но если кто-либо найдет сокровище в чужом владении, пусть хозяин владения получит его половину.

Т. [175]. О судье и алькальдах.

Также повелеваю, чтобы в первое воскресенье после [праздника] святого Михаила совет назначал судью, и алькальдов, и секретаря, и андадоров, и предлагали сайона каждый год согласно фуэро; и вот почему мы говорим "каждый год": никто не должен ни [занимать] должность, ни нести службу (portieilo ni officio) в совете более года без согласия всего совета; и в этот же самый воскресный день приход, где должна быть в тот год должность судьи, пусть выдвигает судью умного, проницательного и знающего, который умел бы различать право и произвол, правду и ложь, и должен он иметь дом в городе и коня. Также, кто не будет держать заселенный дом в городе и коня в предшествующий год, тот не должен быть судьей. Также не должен быть судьей тот, кто захочет получить судейскую должность силой. Также каждый приход в указанный день выбирает алькальда так, как мы сказали о судье, чтобы он имел коня в предшествующий год и держал заселенный дом в городе.

Т. [176]. О приходе, который не договорится избрать судью.

Но если какой-либо приход не договорится избрать судью в тот день, который назван, судья и алькальды предшествующего года выбирают пятерых добрых людей и сведущих, как мы уже сказали выше, в том приходе, где должен быть судья, и бросают на нее [(судейскую должность)] жребий, и кому [из пяти] выпадет жребий, тот должен стать судьей, а не другой. Также алькальды предшествующего года выбирают алькальда в приходе, не пришедшем к согласию.

Т. [177]. О том, кто захочет стать алькальдом силой.

Кто захочет получить должность судьи или алькальда благодаря поддержке родственников, или короля, или сеньора города или продаст ее, или даст другому [кому-либо] часть в ней до принесения присяги, не должен ни избираться судьей во все дни [своей жизни], ни нести службу, ни занимать должность в совете.

Т. [178]. Об утверждении алькальдов.

И после выборов, и после того, как все соберутся и выборы будут подтверждены и одобрены всем народом (confirmada i otorgada de tod'el pueblo), судья приносит присягу на святом Евангелии в том, что он ни из-за любви к родичам, ни из-за [418] привязанности к детям, ни из-за алчности к имуществу, ни из-за личной неприязни, ни по просьбе и ни за вознаграждение (nin por precio) от друзей, ни весинос, ни чужаков не нарушит фуэро и не свернет с дороги справедливости и правды. Также алькальды пусть приносят об этом присягу после судьи, и затем секретарь или нотариус, и альмутасаф, и сайон. Эти все [лица] приносят присягу в совете; и еще они должны принести присягу, что они будут преданы и верны, и что они будут верны и правдивы по отношению к совету. Касательно приставов мы не настаиваем, чтобы они приносили присягу в совете или в палате алькальдов, но так, как приносят [обычно].

Т. [179]. О подлоге, [совершенном] алькальдом, если он будет уличен в нем.

Если случится, что судья или алькальд будет уличен в обмане или подлоге [документа] (falsedad) после принесения присяги, то он теряет и службу, и должность, которую будет занимать в совете, и, кроме того, пусть объявят его вне закона (encartenlo), и не принимают [никогда] его свидетельские показания, и платит он вдвойне за ущерб, который в связи с этим причинит.

Т. [180]. О судье, который утаит правду в суде.

Этому же самому наказанию подлежит судья или алькальд, который утаит правду, или огласит свидетельства 32, или что-либо подобное, помимо приговора (sino lo que iudgo), или даст ложное свидетельство, или не будет хранить верность службе (officio), или пренебрежет указаниями фуэро, или запретит секретарю, чтобы он читал фуэро, угрожая секретарю или оскорбляя его словом.

Т. [181]. О том, что алькальды должны быть справедливы ко всем.

Также повелеваю еще судье и алькальдам, чтобы они были одинаково [справедливы] к бедным и к богатым, к высоким и к низким. И если случится, что кто-нибудь не получит защиты (non ovier derecho) по их вине, и поступит ко мне жалоба на них, и я смогу доказать, что дело рассматривалось не в соответствии с фуэро, платят [судья или алькальд] королю сто мараведи и истцу вдвойне по иску.

Т. [182]. О том, кто подаст иск судье.

Если кто-либо подаст иск судье и алькальдам или в совет по делу, по которому судья должен направить судебного [419] исполнителя и он не направит его до следующего дня, пусть заявит об этом [истец] перед алькальдами, и платит судья пять мара-веди алькальдам и истцу вдвойне по иску. И если алькальды не захотят заставить судью, пусть они уплатят десять мараведи совету и истцу вдвойне по иску (la peticion doblada).

Т. [183]. О том, кто подаст иск в совет раньше, чем судье и алькальдам.

Также, кто подаст свой иск в совет раньше, чем покажет его судье и алькальдам, платит десять мараведи судье и алькальдам; и тот, кому он предъявил иск, получает долю [штрафа] как один из алькальдов.

Т. [184]. О плате судье.

Повелеваю, чтобы судья получал жалованье в двадцать менкалей за службу, которую он оказывает совету, и пусть их даст совет. Также судья берет 1/7 из пятин и с того, что совет даст королю или сеньору города по своей воле.

Т. [185]. О свободе.

"О воле" я говорю вот почему: совет Сепульведы не должен давать что-либо ни королю, ни сеньору, ни другому [кому-либо], ни согласно фуэро, ни по праву; ибо свободным делаю его от всякого принуждения и гнета (premia i iudgo) короля и сеньора, и от всякого налога, и отработок (fazendera) королю, и [ин]фурсьон.

Т. [186]. О том, кто возьмет за грудь женщину.

Кто за грудь женщину-вдову возьмет или детородный орган тронет, или поцелует [ее], платит ей два мараведи. Кто за грудь девственницу возьмет или детородный орган тронет, или поцелует [ее], платит ей один мараведи. Кто за грудь замужнюю женщину возьмет или детородный орган тронет, или поцелует [ее], платит ей четыре мараведи. И пусть даст в возмещение замужнюю замужней, вдову вдове, девственницу девственнице [и] такую родственницу, чтобы она не была известна (ut est ignoratam) 33; и если [преступник] сознается в этом и [потерпевший] будет фиходальго, пусть уплатит еще [преступник] пятьсот солидов сверх штрафа. И если он этого не исполнит, как уже выше сказано, пусть станет врагом их родичей; и если он будет отрицать, что не делал он этого, очищается с пятью родичами и пятью весинос. И если он признается в этом, получает возмещение самый близкий родич истицы, которого она предпочтет другим. [420]

Т. [187]. О ястребе garcero.

Всякий, кто убьет ястреба garcero, если смогут это доказать, платит пятьдесят мараведи или меньше этого, [в зависимости] от того, что причинит (dent ayuso de quanto'l fiziere), или очищается с пятью [соприсяжниками]. И если его дернет за хвост, то за каждое перо из хвоста или крыльев платит один мараведи, и за каждое перо с тела — пять солидов. И если не [докажут], очищается, как уже выше сказано, и штраф принадлежит истцу.

Т. [188]. О ястребе anadero и о штрафе.

Также, кто убьет ястреба anadero, платит тридцать мараведи, если смогут это доказать; и за каждое перо платит соответствующий штраф, как уже выше сказано; и если не [докажут], очищается, как уже сказано, и штраф принадлежит истцу.

Т. [189]. О том, кто убьет ястреба cercetero. (Gavilan cercetero — ястреб, обученный для охоты на чирка.)

Всякий человек, который убьет ястреба cercetero, если смогут это доказать, платит десять мараведи или меньше этого, [в зависимости] от того, что причинит ответчик (el quereloso). И за другого ястреба платит четыре мараведи и меньше этого, [в зависимости] от того, что причинит. И за каждое перо, которое выдернет из хвоста, или крыльев, или тела, платит пять солидов; и если не [докажут], очищается, как уже выше сказано, и штраф принадлежит истцу.

Т. [190]. О том, кто похитит яйца

Также всякий кто похитит (sacare) яйца ястреба, платит тридцать мараведи, если смогут это доказать; и если не будет ему чем платить, надлежит отрезать ему руку; и если будет отрицать, очищается с пятью родичами и пятью весинос; и если не очистится, пусть будет вынесено решение, как уже выше сказано. И [одна] половина штрафа принадлежит истцу, а другая половина — алькальдам.

Т. [191]. О том, кто убьет сокола garcero.

Всякий, кто убьет сокола garcero, (Falcon garcero — сокол, обученный для охоты на цапель.) платит пятьдесят мараведи, и если лишит его перьев хвоста, подлежит такому же штрафу, как и [за] ястреба garcero, если смогут это доказать; и если [421] нет, очищается, как уже выше сказано. И за сокола anadero (Falcon anadero — сокол, обученный для охоты на уток.) платит тридцать мараведи. И за сокола lebrero (Falcon lebrero — сокол, обученный для охоты на зайцев.) платит пятнадцать мараведи; и за [выдернутые] перья подвергается штрафу, как уже выше сказано; и штраф должен принадлежать истцу.

Т. [191а].

Также, кто похитит яйца сокола или ястреба-перепелятника, платит пятнадцать мараведи, если будет чем и если смогут это доказать; если нет, пусть будет вынесено решение, как сказано выше.

Т. [192]. О том, кто разорит гнездо куропатки.

Также, кто похитит гнездо куропатки или убьет ее сачком, или поймает ее силком, или ловушкой losa, (Losa — ловушка из маленьких плиток для ловли птиц.) если смогут это доказать, платит пять мараведи или очищается с пятью [соприсяжниками]; половину штрафа получает истец и [другую] половину — алькальды.

Т. [193]. О том, кто убьет зайца сетью.

Всякий человек, который убьет зайца сетью или сачком, если смогут это доказать, платит пять мараведи; половину штрафа получает истец, а другую половину — алькальды.

Т. [194]. О человеке, который украдет у другого курицу.

Также всякий человек, который пожалуется на другого, что тот украл его курицу, платит штраф, который будет положен за курицу; и если нет, очищается, как при краже.

Т. [195]. О посредническом суде (Del alcadia de avenencia).

Все люди, которые соберутся вместе, и один другому предъявит иск [перед ними], и они для себя выберут алькальдов и посредников (abenidores) из двух добрых людей или более, пусть все, что решат в тяжбе, имеет [законную] силу так, как они договорились, за исключением всех дел, в которых доли [штрафов] принадлежат дворцу 34. И если один будет отрицать перед другим то, что не было достигнуто соглашение, пусть обратится к суду тех алькальдов, которых они выбрали, доказывает с тремя весинос, что было достигнуто соглашение обратиться к суду тех добрых людей, которые были алькальдами, и решение имеет [законную] силу. [422]

Т. [196]. О соседстве (De la vezindat).

Также повелеваю, чтобы человек, который не будет жителем Сепульведы и не будет держать заселенный дом, но будет иметь владение в Сепульведе или в ее округе, отвечал за соседство (recuda por vezindat) 35, он или другой [кто-либо] за него, и если он не захочет этого исполнять, пусть совет возьмет у него владение, пока он не станет исполнять это так, как сказано выше.

Т. [197]. О человеке, который будет держать владение год и день.

Также всякий человек, который будет держать владение год и день и никто его у него не потребует (non ge la retento), пусть далее за него не отвечает [по искам]. И этот год и день должны считаться за два полных года, если будет доказано с тремя законными весинос (vezinos posteros), что прошли год и день, [в течение которых] никто не предъявил иск. И если до истечения года и дня перед алькальдами или в совете [кто-либо] предъявит ему иск [о владении], пусть отвечает за него [(владение)], исключая человека, который не будет жить в округе, или ребенка, который не будет совершеннолетним (non es de seso). Тот, кто не будет жить в округе, когда бы он ни пришел, пусть предъявляет ему [(жителю Сепульведы)] иск, [и] тот пусть отвечает. Также тот, кто является несовершеннолетним, пусть предъявит иск, когда наступят дни его совершеннолетия, [и] он [(житель Сепульведы)] пусть отвечает.

Т. [198]. О работниках (aportellados).

Также жалую всякому кабальеро из Сепульведы, или вдове, женщине, [состоящей в сословии городских] кабальеро, или щитоносцу, или знатной девице в возрасте восемнадцати лет, чтобы каждый из них держал своих слуг, пахарей, испольщиков, пастуха, огородника, пасечника, [и] какое число из них вправе освободить, столько освобождают от всяких платежей, исключая монеду. Так, их освобождают согласно фуэро: за пахаря, принеся присягу, что это его [пахарь], без хитрости и обмана, с двумя весинос, и пусть освобождается. Также за испольщика, принеся присягу, что это его [испольщик], без хитрости и обмана, и что с ним он имеет владение в двадцать обрад или свыше того; и испольщик не берет хлеб отдельно, иначе он ворует у своего господина, и освобождается так, как сказано выше. Также пастух должен освобождаться так: со ста голов скота, будь это овцы, или козы, или козлы, принеся присягу, о которой сказано выше. Также освобождается скотник: на тридцать [423] коров или свыше, от всего что на него будет наложено. Также освобождается свинарь: на пятьдесят свиней или боровов, принося присягу, как сказано выше. Также освобождается огородник, который будет обрабатывать четверть огорода или свыше, будь он под поливом через каналы или сверху (so riego o de annora), и за это освобождает господин своего огородника, и еще одного не может он освободить. Также освобождается [от налогов] мельник сам, если мельница будет его или общая с наследниками, принося такую присягу, как сказано выше. Также освобождается конюх, пасущий двадцать кобыл или более, принеся такую присягу, какая названа выше. Также освобождается пасечник на пятьдесят ульев, которые будут принадлежать господину, и освобождается тот, кто охраняет их. Этих вышеназванных работников освобождает господин, соблюдая [порядок] освобождения, сколько у него их будет, как сказано выше.

Т. [199]. О воспитанниках (criados).

Также освобождают стольких своих дядек, скольких будут иметь, пока они будут ходить за воспитанником или воспитанницей (el criado o la criada) до наступления четырехлетнего возраста.

Т. [200]. О том, кто подпустит чужого жеребца к своей кобыле.

Кто чужого жеребца подпустит к своей кобыле без разрешения его хозяина, сколько раз случит, [столько раз] платит пять солидов. И если кобыла понесет, то он [(хозяин кобылы)] пусть даст четверть от приплода или штраф по выбору хозяина жеребца; и если будет это отрицать, очищается с двумя весинос.

Т. [201]. О том, у кого засвидетельствуют животное или другой скот.

Всякий человек, у которого засвидетельствуют животное или другой скот, и он [ответчик] скажет, что вовсе оно и не его и не выращено им (que suya es nada i criada), доказывает с тремя весинос, что вовсе оно и не его, и не выращено им, и пусть они скажут в своих присягах, что знают то, что вовсе оно и не его, и не выращено им, и это имеет [законную] силу. И если он скажет, что купил его, пусть назовет свидетеля сделки и поручителя (otor et fiador), у которого его купил. И если тот свидетель сделки, которого он назвал, скажет, что назовет еще одного свидетеля сделки (otro otor), у которого он купил, пусть тот [424] свидетель сделки объясняется с истцом в отношении того, что тот заявляет в иске; и если истец выиграет, платит ответчик [судебные] расходы и ущерб. И если последний свидетель сделки скажет, что купил его и не знает у кого, приносит присягу с двумя весинос и отдает животное истцу. И если истец скажет, что после того, как засвидетельствовали [животное], причинили ущерб животному или другому какому-либо скоту, которое было истребовано таким образом, доказывает это с теми свидетелями, и платит за ущерб тот, кто причинит ущерб животному или другому какому-либо скоту, и с денежным возмещением (engueras) с того дня, когда его засвидетельствовали.

Т. [202]. О жителе Сепульведы, который о чем-либо будет вести тяжбу.

Какой бы житель совета Сепульведы в совете не оспорил какую-либо вещь (refertare alguna cosa), если не приведет разумного довода, который будет законен и справедлив, то не имеет [законной] силы его спор ни для него, ни для тех, кто будет ему помогать в этом.

Т. [203]. Об освобождении (De la franqueza).

Повелеваю также и жалую людям из Сепульведы, чтобы в год, когда они пойдут в поход, они не платили какой-либо военный сбор (marcadga); также, чтобы в год, когда они будут платить военный сбор, не шли они в поход.

Т. [204]. О том, кто купит владение в Сепульведе.

Также, если какой-либо человек будет покупать владение в Сепульведе или в ее округе, то тот, кто его будет продавать, пусть приходит подтверждать [сделку] (robrar) в Сепульведу в совет в воскресенье, или во вторник Рождественской недели, или во вторник Пасхальной недели, или во вторник недели Пятидесятницы. И во все эти названные выше дни может подтверждать продавец покупателю [сделку], и это имеет [законную] силу. Эти [люди] должны быть весинос из Сепульведы или из ее округи, как продавец, так и покупатель. И если вдруг какой-либо человек заявит о праве [на владение] или предъявит иск, пусть даст поручителя перед алькальдами, [указанного] в грамоте, которая должна быть подтверждена [свидетелями] (que tiene robrada). И если будет побежден [в тяжбе] тот, кто предъявляет иск, платит ответчику владением вдвойне, в таком месте или в лучшем, и с шестьюдесятью солидами, и 1/4 алькальдам. И если вдруг тот, кто будет защищать [право на] [425] владение, будет побежден, пусть уплатит 1/4 алькальдам и откажется от владения [в пользу] истца. И если не будет поручителя [в том], что [истец] исполнит решение, не отвечает [ответчик].

Т. [205]. О том, как должны назначать сборщиков третий (terceros).

Из каждого прихода Сепульведы, как города, так и деревни, назначают своих сборщиков третий, чтобы взимать десятины 36, и они должны назначаться всегда за пятнадцать дней до [праздника] святого Иоанна. И должны их назначить добрые люди из приходов и [вместе] с клириками; и пусть приносят присягу на верность сборщики третины, и они должны дать каждому его [долю] платежей (derechos), как епископу 37 и церкви, так и клирикам. И если вдруг на одного из весинос будет жалоба сборщику третины, что тот [весино] не уплатил десятину, пусть сборщик третины с клириками церкви потребуют ее через суд, и они не берут ее у другого. И если скажут весино, что он не заплатил положенную десятину, то пусть он очистится с двумя весинос, что он, согласно его разумению, заплатил десятину и хлебом, и вином, и скотом; и за другую сверх уплаченного пусть не взыскивают и не взимают [десятину]. И с того, сколько будет истребовано, пусть третью часть отдадут церкви на облачения и на другие вещи, которые ей необходимы.

Т. [206]. О братствах (cofradias).

Также повелеваю, чтобы в деревнях братства не имели никаких алькальдов, ни [своего] суда, исключая дела, которые принадлежат братствам, каковы заключаются в заботе о членах братства, похоронах или милостыне (mercet) 38.

Т. [207]. О Мeсте скотоводов 39.

Повелеваю также, если будет вынесено судебное решение [судьями] Мeсты, пусть тот, кто не будет согласен с решением Мeсты скотоводов, подает апелляцию в Сепульведу, чтобы улучшить это решение (meiorar su iuizio); за это он не платит никакого штрафа. И если будут принуждать его, чтобы он не подавал апелляцию в Сепульведу, платят сто мараведи королю 40, и пятьдесят совету, и по иску вдвойне тому, от чьего имени не захотели подать апелляцию.

Т. [208]. О перенесении сроков (De los cotos echar).

Также всякий алькальд из Сепульведы, который перенесет сроки на другую пятницу, если не будет согласно с этим [426] собрание должностных лиц (cabildo) 41, платит пять мараведи другим своим коллегам (companeros), и другие пять мараведи платит совету. И из этого штрафа ничего не прощается, если это не было по приказу совета, который приказал их перенести.

Т. [209]. О залоге.

Всякий алькальд или майордом 42, который получит залог от какого-либо человека, [находясь] в должности алькальда, или [сам] возьмет залог, отвечает за него в течение полугода после того, как он оставит должность алькальда. И если в течение указанного выше срока никто не предъявит ему иск, пусть он больше за него не отвечает.

Т. [210]. О тех, кто будет вызван к алькальдам.

Если какой-либо человек будет вызван к присяжным или к алькальдам по иску, который ему предъявят, и он не явится до того, как завершится судебное заседание (que salga el iuizio), которое должно будет проходить в присутствии алькальдов или присяжных, платит один мараведи алькальдам или присяжным, в присутствии которых будет проходить судебное заседание. И если алькальд или присяжный увидит, что он медлит и что если бы он захотел явиться, то он предстал бы перед ними [без задержки], приводит его повторно к присяге (lievegelo a la iura que iuro), и платит [(не явившийся)] штраф так, как уже сказано выше. И если присягу об этом алькальд или присяжный не сможет принести, то он [(не явившийся)] очищается личной присягой, что он вышел-де из дома перед тем, как взошло солнце, или что он был болен, или что остановился для молитвы, и не платит никакого штрафа за тот день, когда он был вызван. И если он это очищение не исполнит, платит штраф, как сказано выше.

Т. [211]. О тех, кто живет в аррабале (en arrabal) (Аррабаль — посад, ближайший пригород примыкающий к крепости и городу.).

Также всякий человек, который будет жить в аррабале, пусть не бросает жребий [для занятия] какой-либо должности в приходах города; и также жители, которые будут из города, не бросают жребий [для занятия] какой-либо должности в приходах [ближайшего] пригорода. [427]

Т. [212]. Ни один работник не должен занимать должность [в совете].

Также повелеваю, чтобы всякий человек, который будет работником (menestral), не становился ни судьей, ни алькальдом и не занимал какую-либо должность ни в городе, ни в [ближайшем] пригороде, за исключением того, кто ремеслом занимается только для своих нужд (fuera ende que biva рог su menester).

Т. [213]. Тот, кто будет жить в [ближайшем] пригороде, не должен быть работником.

Ни один житель [ближайшего] пригорода, который не будет работником, если будет держать коня, который стоит двадцать мараведи или выше и который не приучен к шлее, и он будет иметь щит, копье, камзол, capiello, не платит никаких платежей, но только монеду. И пусть освобождает своих работников, как люди из города.

Т. [214]. Об управляющих (De los mayordomos).

Также всякий человек, который будет иметь управляющего с шестью упряжками волов или сверх того, пусть принесет присягу с двумя весинос, что это его майордом, и освобождает его от всяких платежей, за исключением монеды.

Т. [215]. О христианке, которая будет растить сына мавра или еврея.

Христианка, которая будет растить сына мавра, или еврея или будет жить с ними, объявляется бесчестной, наказывается плетьми и изгоняется из города; и алькальды должны приказать исполнить это наказание, где бы это ни узнали, и они отвечают [за это] согласно присяге (sea sobre sus iuras), [принесенной при вступлении в должность].

Т. [216]. О том, у кого будет иск к другому.

Также всякий человек, у которого будет иск к другому, вызывает 43 в суд таким образом: с двумя весинос в пятницу перед алькальдами или перед присяжными. Тот, кто будет жить в городе, может назначать срок [явки в суд], и это имеет [законную] силу по отношению к любому, как из города, так и из деревни. И люди из деревни не могут назначать срок [явки в суд] людям из города, если не будет это [совершаться] с жителями из города; и кто другим образом назначит срок, то не имеет это [законной] силы, и пусть уплатит один мараведи алькальдам или присяжным, перед которыми назначен срок. И если [428] [ответчик] будет отрицать, [говоря], что ему не назначили срок, доказывает это с двумя весинос, которые должны сказать перед Богом и своими душами, что они с ним назначили срок [ответчику], и пусть он платит штраф в один мараведи так, как сказано выше. И люди из деревни могут назначать сроки друг другу также с двумя весинос; и если [кто-либо] будет отрицать [назначение] срока, доказывает так, как сказано выше.

Т. [217]. О работниках и воспитателях.

Если какому-либо человеку, который будет работником горожанина, или тому, который будет воспитателем кабальеро и будет воспитывать его сына или дочь, кто-либо назначит срок [явки в суд], а тот скажет: "Вызывайте моего господина" и, тем не менее, будет вызван к алькальдам или к присяжным, платит один мараведи штрафа тот, кто его вызвал, как сказано выше. И если господину назначит срок [явки в суд], пусть приведут его [(господина)] в суд к алькальдам или к присяжным.

Т. [217а].

Также всякий человек, который назначит другому срок и не придет предъявить иск, платит десять солидов за дорогу, и три менкаля, и 1/4 алькальду; и если он будет отрицать, [говоря], что он не установил ему [(ответчику)] срок, пусть это доказывается.

Т. [218]. О том, кто будет рыбачить на чужой границе.

Также всякий человек, который будет рыбачить на чужой границе, за [рыбалку] днем платит пять мараведи; и если доказать это не сможет, очищается с пятью [соприсяжниками], и если не очистится, платит штраф. И если будет рыбачить ночью, платит десять мараведи, если сможет это доказать; и если не [докажет], очищается как при краже, и если не очистится, платит штраф.

Т. [219]. О рыбаке, который рыбачит с сетью.

Также пусть никакой рыбак не рыбачит с донной сетью (Barredera - сеть, нижнюю часть которой тянут по самому дну, чтобы захватить всю встретившуюся рыбу.), ни с тройной сетью (con trasmacho), ни с кошельковой сетью (esparver), ни с какой-либо вершей (Manga — сеть конической формы, закрытая с одной стороны, в которую рыба попадает через кольцо с другой стороны.). И если с этими [429] названными выше вещами будет задержан и это будет доказано с тремя весинос, платит пять мараведи и теряет сеть, с которой будет задержан.

Т. [220]. О повестке судебного пристава.

Также, если судебный пристав придет назначить срок [явки в суд] по приказу алькальда или присяжных, а тот, кому назначен срок, не явится, пусть судебный пристав принесет присягу [о том, что пришел и сообщил о назначенном сроке], и [не явившийся] платит три солида.

Т. [221]. О том, кто сделает затесы или гребни [для расчесывания пряжи] или вырвет зеленую сосну с корнем.

Кто сломает молодую сосну, или подрубит ей корни, или возьмет для гребней, или сделает затесы для сбора живицы, очищается с тремя весинос, и если не очистится, платит за любую из указанных выше вещей два мараведи. И со дня Пасхи до дня святого Иоанна пусть собирает плоды, но не снимает верхушку сосны и не ломает; и если снимет верхушку сосны или ее сломает, пусть очищается с тремя весинос, и если не очистится, платит два мараведи.

Т. [222]. О том, кого встретят с гребнями [для расчесывания пряжи].

Также, если какого-либо человека встретят с гребнями [для расчесывания пряжи], или ломающего их, или несущего их, и его возьмут четыре кабальерос 44, пусть они приводятся повторно к присягам, которые они принесли [при вступлении в должность смотрителей] в совете, и он уплатит десять мараведи. И если не будет у него имущества, пусть отрежут ему правую руку.

Т. [222а].

Также, кого встретят обдирающим кору сосны вокруг ствола (faciendo ronna) 45, пусть четыре кабальеро приводятся [повторно к присягам, которые они принесли при вступлении в должность смотрителей], и пусть он уплатит пять мараведи, и если не будет у него, чем платить штраф, пусть отрежут ему правую руку.

Т. [223]. О дорожной пошлине и как ее должны брать.

С клади перца пусть берет сборщик рыночной пошлины при возращении мараведи. [430]

С фунта шелка — один динар.

С каждого куска ткани из шелка или [куска] сирийской — три динара.

С тюка picotes (Название самого распространенного сорта сукна испанского производства. Подробнее см. комментарий к FC. 4,11,10.) — половину мараведи.

С тюка льняных тканей — половину мараведи.

С двадцати пяти кож волов — один менкаль.

С клади воска — два менкаля.

С клади [растительного] масла — один менкаль.

С соболя — два динара.

С клади [шкур] кроликов — один мараведи.

И согласно этому счету берет за один или больше, ибо двадцать пять [шкур] кроликов составляют кладь.

С выдры — один мараведи.

Со шкуры куницы — один динар.

С мавра, купленного за пределами города, — один солид.

С мавра, который будет выкупаться, — один мараведи.

С клади меда — половину мараведи.

С клади мыла — половину менкаля.

С клади белой глины (greda) — половину менкаля.

Со ста канн (Cannas — мера длины ок. 1,5 м.) льняной ткани — один солид.

С клади пеньки — половину менкаля.

С быка или коровы — четыре динара.

С осла — четыре динара.

С лошади, которая должна идти в землю мавров, — один мараведи.

С лошади, проданной здесь, — один солид.

С ломовой лошади, или кобылы, или мула, которых должны вести в землю мавров.

С осла также — восемь динаров.

С клади burel (Некрашеное грубое сукно.) — один менкаль.

С клади железа — четыре динара.

С клади соли — один динар.

С клади выделанных шкур годовалых ягнят (aninnos) — половину менкаля.

С тюков и кладей, которые названы, при возвращении.

Со шкуры кролика — два динара. [431]

Со шкуры горностая — шесть динаров.

С клади кожи guadamecis (Guadameci — от араб, gild gadamaso — "кожа из Гадамеса", города в Триполитании (Сев. Африка). Кожа была украшена рисунками и тиснением (Corominas, 1976, II, р. 803).) — один мараведи.

С клади кожи vadanas (Выделанная баранья кожа невысокого качества.) — половину мараведи.

С дюжины кож guadamecis или vadanas — два динара.

С клади меди — один менкаль.

С клади олова — половину мараведи.

С клади свинца — половину менкаля.

И составляет кладь четыре кинталя.

С поклажи красного красителя — половину мараведи.

С поклажи вайды — один солид.

С поклажи сумаха (Zumaque — от араб, summaq, восходящее, вероятно, к арамейскому sum(m)aqa — "ярко-красный". Южное дерево с ярко-красными плодами, кожица которых использовалась дубильщиками для окраски кож (Corominas, 1976, IV, р. 872).) — один солид.

С поклажи дубильного орешка (agallas) — один солид.

С поклажи козлиных кож — половину менкаля.

С дюжины козлиных кож — два динара.

С дюжины ножей — один солид.

С дюжины ножниц — один динар.

С дюжины capiello[s] (Capiello — колпак или шляпа из кожи верблюда.) — четыре динара.

С дюжины веревок из шелка — два динара.

С дюжины лент (cintas) из шерсти — два динара.

С дюжины больших котлов из расчета четырех кинталей — один мараведи.

Со штуки alquecis (Alquecis — белый шерстяной плащ морисков.) — один динар.

Со штуки albornoz (Прочная некрашеная шерстяная ткань, изготовленная из сильно крученых нитей; также плащ с капюшоном.) — один динар.

С куэрды escaris (Высококачественная льняная ткань.) — один динар.

Со штуки molfanes (Molfan — неизвестный вид ткани.) — один динар.

С двенадцати кусков фиолетовой [ткани] (cardenos) — два динара.

С поклажи морской рыбы — один менкаль. [432]

Повелеваю, чтобы никто не требовал рыночной пошлины с продовольствия, которое христианин привезет в Сепульведу, с хлеба, и вина, и бобовых. Но если инжир привезет из земли мавров, за каждую поклажу дает один солид.

Со ста баранов — три мараведи и самую лучшую ассадуру (assadura), (Платеж, который платился за протон скота, как правило, в виде лучшей головы с определенного количества скота.) которую выберет.

С быка или коровы — половину менкаля.

За поклажу гранатов — половину менкаля.

С мавританки, которая возвращается со своим ребенком, который сосет грудь, — один мараведи.

И если ребенок не будет сосать грудь — дает один мараведи за себя и другой за него.

Со свиньи — шесть динаров,

Со свиного сала (tocino) — три динара.

С козлят и ягнят, которые не сосут молоко, [берут], как за овец.

С тюка [ткани] brunetas (Ткань обычно черного цвета.) — один мараведи.

С тюка [ткани] зеленой — один мараведи.

С тюка красных тканей — два мараведи

С тюка [ткани] pinparales (Скорее всего, pinparales — ткань из фламандского города Poperinghes неподалеку от Арраса.) — один мараведи.

С тюка [ткани] pres (Ткань из Ипра, города во Фландрии.) светло-красной — один мараведи.

С тюка [ткани] estanforte (Дорогая ткань неизвестного происхождения.) — один мараведи.

С тюка [ткани] blanquetas (Ткань из шерсти.) — один мараведи.

С тюка [ткани] tartres (Ткань из города Шартра во Франции.) — половину мараведи.

С тюка [ткани] pitavines (Также petavinos, pectavinos —ткань из шерсти белого цвета.) — половину мараведи.

С тюка поясов из шерсти — половину мараведи.

С тюка полосатой [ткани] raz (Ткань из города Арраса.) — один мараведи.

С тюка [ткани] ysembrunes (Ткань либо из саксонского города Эйзенбург, либо из фламандского Хазебрюк.) — один мараведи.

С тюка [ткани] bruja (Ткань из г. Брюгге.) — один мараведи. [433]

С тюка [ткани] fustanes (Ткань из льняных нитей и хлопкового волокна либо из г. Олмос, либо из Саморы.) — один мараведи.

С арробы сахара — четыре динара.

С арробы внутреннего жира животных, или масла, или сала — четыре динара.

С арробы смолы — четыре динара.

С дюжины [обувных] ремней без пряжек — один динар.

С тюка [ткани] из Сеговии — половину мараведи.

Десять кусков pinparales и ткани pres (В тексте "cifacon". Здесь — ошибка переписчика или переводчика на старокастильский. В "Forum de teloneario" судебника Куэнки — "Decem pece pimparellorum et pannorum dipre faciunt troxellum".) являются тюком.

Двадцать пять ysembrunes и galenbrunes (Ткань темного цвета либо из Германии, либо из Франции.) — тюк.

Сто fustanes составляют один тюк.

Двадцать ensayes, (Неизвестный вид ткани.) и estanfort, и в полоску, и raz составляют тюк.

Сто [тканей] из Сеговии составляют тюк.

Сто и пять дюжин.

Две тысячи локтей плотной льняной ткани составляют тюк.

Из кусков ткани petavines таким образом образуется тюк.

С куэрды rancanes (Высококачественная ткань, скорее, из Германии.) — четыре динара.

С поклажи узорчатых гребней (peines obrados) (Неясно, имеется ли в виду гребень как предмет быта или деталь ткацкого станка (бердо).) — один солид.

С ослиной поклажи деревянных сосудов и мисок — шестнадцать динаров; и если будет большая поклажа — два солида.

С гребней, сосудов, мисок, которые не отделаны узорочьем — восемь динаров.

С поклажи шляп из пальмового листа — два менкаля.

С дюжины пряжек — один динар.

С поклажи кастрюль, покрытых глазурью (altamias) — четыре динара.

С поклажи горшков — четыре динара.

С поклажи решет — два динара.

С дюжины пергамина (pargamino) — два динара.

С дюжины ножен [(футляров)] (vainas) — один динар. [434]

С дюжины galletas (Маленький сосуд для вина.) — три динара.

С фунта шафрана —два динара.

С фунта латуни — один динар.

С фунта сурика — два динара.

С фунта лазури — четыре динара.

С фунта красной краски (brasil) — один динар.

С фунта квасцов — два динара.

С фунта свинцовых белил — один динар.

С трех дюжин кошениля [(червеня)] — один динар.

С фунта сурьмы (estip) — два динара.

С фунта аурипигмента (orpiment) — два динара.

С поклажи тмина (cominos) — половина мараведи.

С фунта gengibre (По-видимому, специя.) — четыре динара.

С фунта корицы (cinamomo) — четыре динара.

С фунта солодкового корня — четыре динара.

С фунта алое epatico — четыре динара.

И согласно этому образу берет сборщик рыночной пошлины за другие специи.

Также со всякого товара, который бродячий торговец принесет за спиной, берет сборщик рыночной пошлины один динар. И если будет иметь животное — два динара.

Если принесет перца или шелка больше фунта, то за это [берут] согласно фуэро.

С поклажи меда — один солид.

С дюжины садовых ножниц (foces podaderas) — один динар.

С дюжины мотыг — один динар.

С дюжины лемехов — один динар.

С дюжины складных ножей (navaias) — один динар.

С двух дюжин перчаток — один динар.

С шести дюжин подков — один динар.

С дюжины рогож — половину менкаля.

С не украшенного покрывала (por polir) — четыре динара.

С вуали — два динара.

С бочонка для перевозки вина (carral), который человек доставит издалека, — половину менкаля.

С сундука — восемь динаров.

С каждого бревна — четыре динара.

С дюжины сундуков — четыре динара. [435]

Также сборщик рыночной пошлины, который будет брать торговую пошлину, с каждого мараведи дает четыре динара хозяину дома; и с каждого менкаля — два динара за постой.

Кто будет покупать льняную ткань, [тот] со ста варас дает четыре динара.

С дюжины fustanes — восемь динаров.

С фунта шелка — один меах.

Со штуки (de la pieca) alquice — два динара.

Со штуки albornoz — один динар.

С куэрды escaris — один динар.

С дюжины лисьих, и волчьих, и кошачьих шкур — один динар.

Со штуки picot — три динара.

Со штуки burel —один менкаль.

С арробы воска или перца — два динара.

С арробы растительного масла — один динар.

С арробы меди, олова, или латуни, или свинца — один динар.

С арробы льна или пеньки — один динар.

С арробы мела или мыла — один динар.

С арробы вайды — два динара.

С арробы тмина — один меах.

С каждого крупного рогатого животного — два динара.

С мавра — три динара.

С арробы железа — один меах.

С арробы стали — один меах.

Со шкуры вола или горного осла (ezebra) — один динар.

Со шкуры оленя — один динар.

С горностая — два динара.

С соболя — один динар.

Со шкуры кролика для подкладки — один динар.

С отделки (guarnizon) из куницы, или выдры, или белки — один меах.

С клади морской рыбы — три динара.

С дюжины кордовской кожи — один динар.

С дюжины вуалей — один динар.

С дюжины кожи vadanas — один меах.

С дюжины ножей или ножниц — один меах.

С дюжины куэрды — один меах.

С дюжины куэрды из шелка или поясов — один менкаль.

С каждого куска щелка или сирийской ткани — два динара.

С тюка шкур кроликов (coneios) — три динара. [436]

С клади соли — один менкаль.

С тюка шерсти — четыре динара.

С тюка выделанных шкур годовалых ягнят — четыре динара.

С тюка кожи guadalmecis — три динара.

С дюжины — один динар.

С арробы сумаха — один менкаль.

С арробы дубильного орешка — один менкаль.

С дюжины capiello[s] из-за моря — один динар.

С дюжины поясов из шерсти — один менкаль.

С кинтала котлов — два динара.

С дюжины кусков фиолетового цвета (cardenos) — два динара.

С ткани molfan — один менкаль.

С куска черного сукна — восемь динаров.

С зеленого — восемь динаров.

С куска красного — восемь динаров.

С куска ткани [цвета] темного кошениля — восемь динаров.

С куска pinparel — восемь динаров.

С ensay (Вид ткани. Слово часто встречается в кастильских текстах, однако не ясно, какую именно ткань оно обозначает.) — семь динаров.

С лазури — восемь динаров.

Со шнуров (cordones) и pectavinos — четыре динара.

С непромокаемой шерстяной ткани (barraganes), и ysembrunes, и bruias, и raz — восемь динаров.

С ткани из Сеговии — четыре динара.

С куэрды rancanes — четыре динара.

С поклажи узорчатых гребней (peines obrados) — один динар.

С поклажи сосудов и глиняных мисок — два динара.

С гребней, и [суповых] мисок, и сосудов не украшенных — один динар.

С дюжины шляп из пальмового листа — один динар.

С арробы сахара — один динар.

С арробы масла — два динара.

С арробы сала (sevo) — два динара.

С арробы смолы — два динара.

С дюжины ремней без пряжек — один динар

С дюжины ремней с пряжками — два динара.

С поклажи кастрюль, покрытых глазурью (altamias), — один динар. [437]

С поклажи котелков (ollas) — один динар.

С поклажи, aios и решет (cedacos) — один динар.

С дюжины пергамина — один динар.

С дюжины ножен [(футляров)] (vainas) — один меах.

С дюжины galletas — один динар.

С фунта шафрана — один меах.

С фунта латуни — один меах.

С фунта сурика. — один меах.

С фунта лазури — один меаха.

С фунта красной краски — один меах.

С фунта квасцов — один меах.

С фунта волчьей ягоды (alhenna) — один меах.

С фунта cervisa — один меах.

С фунта сурьмы — один меах.

С трех дюжин conciellas — один меах.

С фунта аурипигмента (orpiment) — один меах.

С фунта gengibre — один меах.

С фунта корицы (cinamomo) — один меах.

С фунта солодкового корня — один меах.

С фунта алое epatico — один меах.

Согласно этому расчету и обоснованию берет хозяин [постоялого двора] другие специи.

С трех дюжин зеркал — один меах.

С трех дюжин веретен — один меах.

С трех дюжин ножей (navaias) — один меах.

С арробы меда — два динара.

С дюжины садовых ножниц (foces podaderas) — один динар.

С дюжины мотыг — один динар.

С дюжины лемехов — один динар.

С дюжины перчаток — один меах.

С шести дюжин подков — один меах.

С дюжины рогож — четыре динара.

С не украшенного покрывала — два динара.

С простыни (sabana) — один динар.

С вуали moravech (Слово "moravech" не поддается точному определению.) — один меах.

Также торговец, который будет покупать золото, с марки золота дает 1/8 менкаля (ochava de mencal) хозяину [постоялого двора]. [438]

Т. [224]. О порубке деревьев в лесу.

Также, какого бы человека ни встретили рубящим бук, или боярышник, или сосну, или серебристый тополь, или орешник, или айву, или ракиту, или дуб, или остролистый клен, за любое из этих деревьев пусть очищается с тремя весинос; если [не очистится], платит два мараведи.

Т. [225]. Как должны брать жерди с деревьев.

Также всякий человек, которого встретят делающим жерди из дуба в сезон желудей, очищается с тремя весинос; если не очистится, платит два мараведи. И от [праздника] святого Мартина до Пасхи пусть делает жерди из остролиста выше середины, но не ломает и не срезает ветки. Также пусть собирает весь тис, но не срезает ветки и не ломает.

Т. [226]. О том, кто будет делать изгородь [вдоль] дороги для прогона скота (carinada) 46.

Также всякий человек, которого обнаружат делающим изгородь [вдоль] дороги для прогона скота из любого указанного выше дерева, очищается с тремя весинос; и если не очистится, платит два мараведи. И пусть он подтвердит, что собирает жерди от [праздника] святого Мартина до Пасхи, но срезает ветки и не ломает.

Т. [227]. Об углежогах.

Также все углежоги, которые захотят делать уголь, так его делают: из сухого дуба или вяза, и чтобы делали его за горами; и если по эту сторону [гор] возьмет, делая [уголь], очищается с тремя весинос, и если не очистится, платит два мараведи.

Т. [228]. О бондарях.

Также все наши весинос, которые захотят делать бочки [для хранения вина], делают их за горами; и если по эту сторону [гор] их встретят делающими [бочки], очищаются с тремя весинос, и если не очистятся, платит каждый по два мараведи.

Т. [229]. О том, кто будет делать рассохи плуга.

Всякий весино из Сепульведы, который рассохи или рукояти плуга захочет делать, пусть делает их за горами; и если по эту сторону [гор] их будет делать, очищается с тремя весинос, и если не очистится, платит два мараведи. [739]

Т. [230]. О том, кто будет пахать с волами: для одного ярма одна рассоха плуга.

Также всякий землепашец наш весино, который будет пахать с тремя волами, следующим образом [должен пахать]: для одного ярма — одна рассоха плуга, рукоять плуга, две стойки плуга, и [для погонки волов] два шеста; и, более этого, если с большим числом волов будет пахать, также пусть сделает для каждой упряжи, где ближе всего найдет [подходящие деревья], но не должна это быть каньяда (que non sea so cannada). (То есть, скорее он не должен брать деревья из ограждения, отделяющего каньяду - дорогу для прогонки скота — от полей и выгонов.)

Т. [231]. О всяком мужчине или женщине, которые что-нибудь украдут.

Также, если обнаружат, что какой-либо мужчина или женщина украли какую-либо вещь, то без иска они не отвечают. И если иск предъявит алькальд или судья и точно известного истца не назовет, то без него они [(подозреваемые)] не отвечают; а если объявится истец, пусть выставит поручителей [(подозреваемый)], что исполнит, что прикажут король или алькальды, и пусть его не заточают.

Т. [232]. О том, кто завещает какую-либо вещь.

Также, если какому-либо человеку завещают какую-либо вещь, будь это через совет, или другого какого-либо человека в связи с враждой, или пленением, или заключением брака, или относительно его хлеба, или относительно его вина, то имеет [законную] силу то, что ему завещают. И алькальды должны будут это подтвердить (iudgargelo); и если не [сделают это], то пусть на них падет кара и должно [это] считаться нарушением их присяги (que sea sobre sus iuras).

Т. [233]. О том, что должны являться в субботу по вызову [в суд].

Также пахари и все другие работники, все должны являться по вызову [в суд] (vengan a coto) в субботу в Сепульведу, а не в другой день.

Т. [234]. О том, что всякий иск должен иметь восемь дней.

Также всякий иск должен иметь восемь дней для говорения, чтобы ответить по нему [toda demanda aya VIII dias de faubla pora responder] 47, за исключением насилия, или ранения, или удара, или штрафа алькальдов. [440]

Т. [235]. О распутной женщине, которая другую оскорбит.

Всякая распутная женщина, которая оскорбит доброго человека, или добрую женщину, или добрую девушку оскорбит или опозорит, то если кто ее ранит, не платит никакого штрафа. Также, кто ее убьет, платит только виру за убийство, если действительно алькальды выяснят расследованием (рог pesquisa), что от двух до трех [мужчин] с ней сходились.

Т. [236]. О том, что никакой алькальд не должен брать факелы на рынке.

Также никакой алькальд, ни другое какое-либо должностное лицо (aportellado) не должны брать ни факелы, ни дрова, ни соль в рыночный день; и если он возьмет, платит пять мараведи совету за каждый раз, когда возьмет.

Т. [237]. О братьях, которые не разделятся.

Также [за] братьев, которые не разделятся, а будут жить сообща, пусть старший несет обязанности весино (faga vezindat) от имени всех.

Т. [237а].

Также всякий кабальеро или щитоносец в год, когда женится, не идет в поход и не платит военный сбор.

Т. [238]. О том, что ни еврей, ни еврейка не должны покупать мясо.

Также ни какой-либо еврей, ни еврейка не покупают какое-либо мясо ни на Пасху, ни на Рождество, ни на Пятидесятницу, ни за третий день до, ни на третий день после, за исключением мяса козла или козы; и если купят его, теряют его и берет его тот, кто найдет.

Т. [239]. О том, что дарение не имеет [законной] силы, если оно не совершено в воскресенье после службы.

Также никакое дарение, которое будет сделано из недвижимого имущества совета, не имеет [законной] силы, если оно не совершено в воскресенье после [праздника] святого Михаила.

Т. [239а].

Также всякий племянник кабальеро или родич, который будет жить с ним, не платит никакого военного сбора, если только он не будет женат. [441]

Т. [240]. О человеке, который ранит другого в совете.

Также всякий человек, который в совете ранит другого кулаком или вырвет [волосы], платит десять мараведи. Также, кто камнем или другим оружием из железа другого ранит, или бросит камень и человека ранит, или в совете учинит ссору (bolviere), платит двадцать мараведи: три части истцу, и четвертую часть алькальдам, и становится врагом раненого; и если будет отрицать, очищается с двенадцатью [соприсяжниками]; и если встанет один против другого в гневе в совете, платит один мараведи.

Т. [241]. О том, кто учинит стычку перед алькальдами.

Всякий человек, который учинит стычку там, где будут судить алькальды или присяжные, платит пять мараведи. Также, кто учинит стычку в рыночный день, платит пять мараведи. Из этого штрафа половина причитается алькальдам, а другая половина — истцу.

Т. [242]. О наказании, которое должен понести тот, кто ворует.

Также тот, кто украдет, если будет уличен в этом, первый раз платит вдвойне хозяину вещи, и во второй раз платит 1/7 [королю] (setenas) и лишается ушей, и на третий раз должен быть повешен.

Т. [243]. Алькальд, который увидит, что [кто-либо] устроил стычку, пусть ее остановит.

Также всякий алькальд или судья, который увидит, что [кто-либо] устроил стычку в городе, пусть останавливает ее всей своей властью, и не должен он помогать ни одной из сторон; и если поможет, то платит десять мараведи остальным алькальдам.

Т. [244]. О том, кто будет отрицать [присужденный] штраф.

Также всякий, кто будет отрицать [присужденный] штраф перед присяжными или алькальдами, и они будут взимать его согласно их присяге, принесенной королю или совету, пусть он уплатит штраф и один мараведи в наказание.

Т. [245]. О том, что клирик не должен быть адвокатом.

Также ни один клирик не должен быть адвокатом (bozero) кого-либо другого, исключая его собственный иск или [иск] человека из его свиты (de su companna) 48. [442]

Т. [246]. О том, что никто не должен продавать владение человеку не из округи.

Также всякий человек, который по эту сторону Сеги 49 будет продавать владение человеку не из округи или даст его обрабатывать, платит десять мараведи, и не имеет продажа [законной] силы.

Т. [247]. О человеке, который предъявит иск к [кому-либо] другому.

Всякий человек, который предъявит иск к [кому-либо] другому, пусть потребует у него поручителей, что тот исполнит фуэро, или пусть тот даст дом с залогом, если не будет иметь недвижимость 50, и пусть алькальды обяжут его это исполнить.

Т. [248]. О том, кто даст свободу мавру.

Также, если христианин даст свободу мавру или мавританке и они не будут иметь детей, то все их имущество наследует господин.

Т. [248а].

Также, еcли кто будет жить в городе и согласно праву не будет платить в нем десятину, его проживание не имеет [законной] силы 51.

Т. [249]. О штрафе за клирика, если его убьют.

Также всякий, кто убьет клирика, платит сто мараведи: треть епископу, треть родственникам и алькальдам оставшуюся треть.

Т. [249а].

Также на подковах пусть ставят клеймо, которое дадут алькальды.

Т. [250]. О том, кто свалит мусор в городе.

Всякий человек или женщина, если будет навоз или мусор выбрасывать во всей Сепульведе в месте, которое причинит ущерб дому или дороге, платит один мараведи, половину истцу и половину алькальдам; и если будет отрицать, очищается с одним родственником или с одним весино.

Т. [251]. Об ущербе, причиненном неумышленно.

Также на дороге внутри городских стен пусть никто не платит штрафа за ущерб, [причиненный] скоту; если будет отрицать, очищается с одним весино, что сделал это неумышленно. [443]

Т. [252]. О том, кто будет иметь владение на границе.

Всякий человек, который владение будет иметь на границе выездов из Сепульведы, не берет никакого штрафа за стреноженное животное, и пусть [путь] будет шириной в один локоть.

Т. [253]. О том, чтобы чесоточное животное не ходило среди других.

Также, если несколько весинос засвидетельствуют чесоточное (Sarnosa от ибер, "saran" (Saez. P. 788).) животное на пастбищах Сепульведы, или на пустоши внутри городских стен, или в сосновом лесу, или в горах, его хозяин платит один мараведи и сторож — еще мараведи.

Т. [254]. О короле.

И я, король дон Альфонсо, и моя жена донья Инее повелеваем сделать книгу этого фуэро, и слушали мы, как его читали, и пожаловали его. И если какой-нибудь король, или граф, или какой-нибудь человек из наших [подданных] или чужих захочет уничтожить запись этого фуэро, пусть будет проклят могущественным Богом, и не принимают его в церкви, и будет отлучен, и сойдет в ад с Иудой предателем нашего Сеньора Господа. Аминь. И я, король дон Альфонсо, и моя жена королева донья Игнес присоединяем этих свидетелей для подтверждения.

Бермуд Бермудес. Гомес Гонсалвес. Сеньор Диего Алварес. Алвар Гонсалес. Диаго Гонсалвес. Фан Фанес. Родриго Диас. Гонсало Монис. Перо Мориелес. Диего Мориеллес. Сиде Диас. Фруэла Муннес. Перо Феррандес. Родриго Гонсалвес. Стефанус записал (titulavit). Дон Альфонсо король. Королева донья Игнес.

Дон Альфонсо, божьей милостью король и император Испании, подтверждаю то, что мой предок сделал и ставлю знак [(знак)] креста. Донья Уррака, жена указанного императора и дочь принцепса Альфонсо, подтверждаю и делаю знак Соломона (пятиконечная звезда). Этот текст пусть будет нерушимым навечно. Аминь. Грамота сделана в 15 календы декабря в эру 1114 г. В правление короля дона Альфонсо в Кастилии, и в Леоне, и во всей Испании. 52


Комментарии

31 Статьи 142а и b устанавливают штраф в зависимости от того, насколько серьезен ущерб, нанесенный винограднику (самому растению), и как он растет, т. е. вьется ли он по пeрголе — сооружению, состоящему из стоек и решеток, которое могло устанавливаться вертикально или наклонно, — или нет. За vid — куст, т. е. целиком с материнским стволом, 5 мараведи, на перголе — 10 мараведи. За brazo — основную ветвь (многолетнюю), идущую от материнского ствола, образно ее можно обозначить как "колено", 1 мараведи, на перголе — 5 мараведи. За sarmiento — молодые сезонные побеги, подлежащие се зонному (зимой) обрезанию, штраф одинаков для обоих случаев, так как они, скорее, были однолетними. Поэтому и возмещение ущерба, нанесенного им, не рассматривается как значительный.

32 "...или огласит свидетельства" (о pregonare las firmas). Вообще pregon — труба, после сигнала которой объявляли (pregonar) на площадях о каких-либо событиях или распоряжениях городских властей. В тексте судебника, скорее, подразумевается совершение должностного преступления, состав которого — разглашение свидетельских показаний с упоминанием лиц, их давших. Суровая санкция за это преступление говорит о возросшем значении судебной тайны.

33 "...такую родственницу, чтобы она не была известна (ut est ignoratam)". По-видимому, здесь некоторая уступка стороне, которую представлял преступник и его родичи: та, которой по принципу талио на наносилось подобное оскорбление, не должна была в дальнейшем страдать из-за своего позора Не исключено, что вся эта процедура про исходила вне стен суда и без огласки (См.: Dillard H. Daughters of the Reconquest. P. 172).

34 "За исключением всех дел, в которых доли [штрафов] принадлежат дворцу". Речь идет не просто о делах, которые находятся в ведении дворца. Данный пассаж имеет в виду те случаи фуэро, при рассмотрении которых дворец имеет свою долю в штрафе, например, — 1/7 (setenas).

33 То есть платит налоги как весино и вообще несет все те обязанности, которые на него возлагаются.

36 Третина составляла 2/9 церковных десятин с зерновых, оливкового масла, виноградников и прочих культур и статей дохода. Юридическим основанием для сбора этого налога были соглашения корены с римскими папами, закрепленные рядом папских булл в XIII — первой половине XIV в. (Денисенко Н. П. Испанская монархия. С. 32). Процедура сбора королевской третины (tercias reales) выглядела следующим образом: пахарь (yuguero) или кто-либо другой, обмолотив хлеб, не смеет ни делить его, ни вывозить с тока, пока не явятся tercero, берущий часть десятины, принадлежащую королю, и церковный сборщик; затем представитель сеньора, если он имеет в третине долю; затем кредиторы и вообще все, кому должны владелец обмолоченного хлеба или пахарь, и только потом они могли распоряжаться оставшимся зерном. Королевские грамоты свидетельствуют о неоднократном нарушении такого порядка с обеих сторон: "...И поскольку нам стало известно, что в деле уплаты десятин совершается много обмана, решительно приказываем, чтобы впредь никто не осмеливался убирать провеянное зерно с гумна, ни мерить его, но только лишь соблюдая следующий порядок: после троекратного звона колокола должны явиться сборщики десятины (terceros) и им ни в коем случае нельзя препятствовать, угрожать, изгонять их, ранить...; но пусть [и] они не взимают положенное им ни ночью, ни насильно, но добровольно и на виду у всех. Кто поступит против вышеизложенного, платит десятину в двойном размере, половину королю и половину епископу, помимо наказаний, наложенных епископами и прелатами на тех, кто не уплатит десятины, или нарушит какое-либо из наших предписании" (МНЕ. Doc. 23 Р. 70 — 72. Хартия Альфонсо X от 16 октября 1255 г. советам саламанкской епархии о десятине и порядке ее уплаты).

37 Как уже указывалось во введении, Сепульведа была архидьяконством (с 1109 по 1123 г. имела и епископскую кафедру) и десятину платила епископу диоцеза Сеговия, которому подчинялась с точки зрения церковной организации.

38 Эта статья появилась в судебнике благодаря уставу Фернандо III, пожалованному mota propio муниципиям Эстремадуры в 1222 г. В XIII в. в некоторых городах, а также в их округах, как на севере Испании, так и в центральной ее части начинают складываться профессиональные организации ремесленников — cofradrias. Они представляли собой ассоциации ремесленников одной и той же специальности. Функции их сводились главным образом к благотворительной и религиозной деятельности. Но в некоторых случаях эти организации выбирали своих должностных лиц, алькальдов, выполнявших судебные функции. Городские советы не склонны были уступать ремесленным братствам руководство хозяйственной деятельностью ремесленников, в частности, регулирование цен на изделия (Корсунский А, Р. История Испании. С. 173 — 174). Кроме того, в братства объединялись налогоплательщики из деревень, о чем говорится в комментируемой статье фуэро Сепульведы. В определенном смысле эти объединения продолжали традицию древних "открытых" советов Эстремадуры, явившихся основой для складывания городских и деревенских советов. К XIII в. они противостоят злоупотреблениям городских магистратов и их фискальному давлению. Естественно, что они угрожали неограниченной юрисдикции городского центра, а также вызывали подозрения у королевской власти, не одобрявшей возникновение параллельных юрисдикции в округах городов (Martinez Llorente F.J. Regimen juridico. P. 234).

39 В горных районах Кастилии и на равнинах Эстремадуры скотоводство (овцеводство) составляло одну из ведущих отраслей хозяйства. Летом скот пасли на горных пастбищах Сьерры, а осенью перегоняли на равнины Эстремадуры, Андалузии, Ла Манчи. При этом использовались дороги среди пахотных полей и лугов — canadas. Пастухи отдельных областей создавали свои союзы, которые ведали всеми делами, касавшимися охраны стад, распределения пастбищ. Во второй половине XII в. появились так назыв. Мeсты Леона, Сории, Сеговии и Куэнки. Термин, по мнению Ю. Клейна, происходит от "mezcla" — смешение скота, или от арабского "mechta", которым скотоводы Архелии обозначали зимние пастбища скота. В 1273 г. все скотоводы Леона и Кастилии были объединены в союз (хунту), который возглавлял "Почтенный совет Мeсты" (Корсунский А. Р. История Испании. С. 98 и прим. 2). С XIII в. в Мeсте существуют свои судьи-энтрегадорес. В их компетенции находилось рассмотрение всех тяжб, связанных с организацией выпаса скота. Масштаб проблем, возникавших в связи с перегоном огромных стад скота, очень хорошо виден на примере устава Альфонсо X 1278 г. "...Пастухи совета Мeсты пожаловались нам, заявив, что пастухи [из] городов, вилл и местечек наших королевств, перегоняющие скот в Эстремадуру и обратно, находят каньяды закрытыми и распаханными.... и что некоторые селения в наших сеньориях огораживают пастбища, и что на пути в Эстремадуру и обратно у них отбирают скот помимо [законных] платежей, которые они обязаны платить, и что с них взимают платежи сборщики сервисьо и других наших налогов, и что у них забирают животных — производителей и вожаков их стад, и что пастухов избивают, ранят, убивают, захватывают, разрушают их загоны. И они просили нас оказать им милость и распорядиться о [беспрепятственном] прогоне скота в Эстремадуру и обратно и устранить названные притеснения. Мы решили распорядиться о том, как надлежит сделать это... В первую очередь, кто убьет пастуха при прогоне скота каньядой, или в другом месте, платит 500 полновесных мараведи. Кто захватит или ранит его, платит 100 мараведи. Кто нарушит каньяду, перекроет входы и выходы из нее, платит 100 мараведи. Кто возьмет [у пастуха] барана-производителя, платит 50 мараведи; за барана или овцу-вожаков стада платит 100 мараведи. Убытки, причиненные пастухам, должны взыскивать энтрегадоры в тройном размере. Энтрегадоры пусть заботятся о том, чтобы каньяды, выгоны, тропы были открытыми, и пусть задерживают всех [нарушителей] для уплаты штрафов... Пастух, вчинивший иск, пусть представит двух свидетелей-пастухов... Никто не может подавать письменную жалобу энтрегадору на пастухов, ни отвечать [по иску] через адвоката, а не лично; нарушивший это предписание платит 100 мараведи штрафа..." (МНЕ. Doc. 88. Р. 333-335. Распоряжение Альфонсо X о Мeсте от 22 сентября 1278 г.).

40 Уплата штрафа королю подчеркивает, что Места находится под патронажем королевской власти. Не исключено, что и апелляция подавалась именно королевскому алькальду.

41 Cabildo — капитул, коллегия состоявшая только из приходских алькальдов. Капитул подчиняется совету-консехо, который является органом, стоящим над этой коллегией (Gibert R. Estudio historico-juridico. Р. 435-436).

42 В данном случае речь идет, по мнению Р. Гиберта, не о майордоме, но об альмутасафе. Полагаем, что судебник имеет в виду именно майордома, который является помощником алькальдов. Подробнее см. комм. 6 к книге III фуэро Куэнки.

43 ''Acotar" — вызывать в суд, назначая сроки явки к судьям. Вообще же сам процесс начинается путем назначения сроков явки в суд. Их назначает сторона, предъявляющая иск, с двумя свидетелями. День явки традиционен — это пятница, когда заседают алькальды. Двое свидетелей со стороны истца призываются, если ответчик отрицает вызов в суд, чтобы подтвердить действительность такого вызова (Gibert R. Estudio historico-juridico. P. 519-520).

44 В этой статье и в следующей четыре кабальеро — должностные лица совета, смотрители сьерры, которые "следят за горами, пограничными пастбищами, источниками, сосняками и лесами" (Gibert R. Estudio historico-juridico. P. 529). Их обязанности подробно описаны в приложении к фуэро Куэнки. См. FC. Арe. 3.

45 "Faciendo ronna" — не просто обдирать кору, а сдирать ее со ствола кольцом. Смысл установления штрафа за такие действия в том, что после обдирки коры дерево засыхает и погибает и его можно брать как сушняк.

46 Cannada, canada — дорога для прогона скота. Название получила от "трость", "хворостина", "палка", "жердь (тонкая)". "Faziendo so cannada" — делать изгородь, в статье — из того, что взято, нарублено из заповедных деревьев.

47 Точнее было бы сказать: "в случае предъявления (гражданского) иска кому-либо ответчик может отвечать на него и приводить доводы (т. е. foblar) в течение восьми дней". Исключения — либо тяжкие уголовные, либо должностные преступления.

48 Companna — свита, состоявшая из лиц обычно сопровождавших знатного (церковного иерарха) в его ежедневных поездах. Свита — это вассалы, друзья, а также клиентела с различной степенью зависимости от своего патрона.

49 Сега — река, которая зарождается в соврем. судебном округе Сепульведы в пров. Сеговия и пересекает ее в направлении с юго-востока на северо-запад. Граница Сепульведы в XIII в. по этой реке начиналась от впадения ручья Сайта Мария де Салседон на севере до отрезка в полутора километрах южнее селения Фрадрес.

50 В тексте "si migado non fuere". Raigado — raiz, bienes raizes; на русский язык смысл точнее передается словом "отчина" — наследственное (родовое) земельное владение. Raiz отличаются от bienes gananciales (благоприобретенного, купленного имущества), которое не всегда пользовалось абсолютной защитой, т. е. non sea firme e estable.

51 На того, кто не платил десятину, хотя и проживал в городе, таким образом, не распространяется освобождение от налогов и ему не предоставляются другие преимущества городского жителя или весино.

52 Данный титул, не характерный для пространных судебников, составлен из двух частей. Первая часть (первый и второй абзацы), по сути, является эсхатоколом — заключительной частью грамоты Альфонсо VI 1076 г. Эсхатокол завершал какое-либо пожалование, например, крепости или городу, являясь элементом так назыв. "кратких фуэрос", особое распространение получивших в Кастилии в X в. — первой пол. XII в. (подробнее см. комм, к фуэро Сепульведы 1076 г. в приложении № 1). Обращает на себя внимание то, как переводчики латинской редакции грамоты назвали ее в пространной редакции, для чего сравним оба варианта:

Грамота 1076 г.

Ego rex Adefonsus et uxor [mea Agnes

mandauimus facere.

Я, король Альфонс, и жена [моя Аг-

нес эту грамот]у повелели сделать.

Пространная редакция 1300 г

Et yo rey don Alfonso et mi mugier hanc carta]m donna Ignes mandamus fazer aqueste libro d'este fuero.

И я, король дон Альфонсо, и жена моя донья Инее повелели сделать эту книгу

этого фуэро.

Как видно, редакторы сделали не буквальный перевод. В стремлении во что бы то ни стало доказать легальность пространного судебника Сепульведы, они пытаются показать, что судебник был записан в книгу уже при Альфонсо VI. Однако краткие фуэро, подобные фуэро Сепульведы 1076 г., никогда не назывались "книгами", но только как carta, "грамота". Только лишь с первой пол. XIII в., когда возрос интерес к римскому праву и вестготскому законодательству, муниципальные судебники (пространные) стали называться книгами.

Вторая часть титула 254 (третий абзац) — подтверждение (конфирмация) краткого судебника Сепульведы "императором Испании" Альфонсо и его женой доньей Урракой. Р. Гиберт в своем историко-юридическом комментарии фуэро Сепульведы посчитал, что "император Испании" — это Альфонсо I, король Арагона с 1102 по 1134 г. (известен также как Альфонсо Воитель), а Уррака — королева Кастилии в 1109—1126 гг. (Gibert R. Estudio historico-juridico. P. 347). Полагаем, что эта точка зрения спорна. Альфонсо I Воитель официально не провозглашался императором Испании. Императорами в ближайшие к его правлению периоды были Альфонсо VI с 1093 г. (Альтамира-и-Кревеа Р. История Испании. С. 154) и его внук Альфонсо VII с 1135 г. (Корсунский А. Р. История Испании. С. 154). Уррака вступила в брак с королем Арагона в октябре 1109 г., однако этот союз фактически распался летом 1112 г., что привело к войне между бывшими супругами, которая закончилась заключением мира не раньше ноября-декабря 1116 г. (Reilly В. F. Urraca. Р. 59, 83, 118). То есть если конфирмация грамоты Альфонсо I Воителем и Урракой могла иметь место, то только в период с октября 1109 г. до лета 1112 г. Посмотрим теперь на дату, приведенную в конфирмации. Это "15 календы декабря в эру 1114 г.", т. е. 15 декабря 1076 г. от Рождества Христова, время правления Альфонсо VI. Может быть, он и есть тот самый "император Испании", упоминаемый в третьей части зсхатокола? Вряд ли это так. Во-первых, выглядело бы довольно странным подтверждение грамоты, составленной и пожалованной месяцем раньше. Во-вторых, Альфонсо VI состоял в браке с Агнес, по меньшей мере, до 1079 г. Среди последующих его жен — Констансы, Берты, Элизабет и Беатрис — Урраки не было (Reilly В. F. Alfonso VI. Р. 137. 247, 298, 345).

Проверим теперь версию с ошибкой в использовании эры при летоисчислении. Допустим, что "sub era МСХШ" в самом деле не 1114 г. за вычетом 38 лет (1076 г.), а 1114 г. от Рождества Христова. Но на эту дату, как указывалось выше, Альфонсо I Воитель и Уррака находились в состоянии войны. Совершить вместе юридический акт подтверждения грамоты, пожалованной в 1076 г. Сепульведе, они просто не могли.

Может быть, "император Испании" из титула 254 фуэро Сепульведы это Альфонсо VII? Альфонсо VII начал править с 1126 г. (и до 1157 г.), а императором он был провозглашен в Леоне в 1135 г. То есть раньше этой даты (или, согласно испанской эре, не ранее 1173 г. — "sub era MC[LX]XIII") фуэро Сепульведы им не могло быть подтверждено. Допустим, что это был год "sub era MC[LX]XIIII" (1174), следующий за коронованием его в Леоне, и тогда следовало бы предположить, что переписчики грамоты просто "потеряли" LX (60) лет. Однако донья Уррака в этот период не была женой Альфонсо VII Раймундеса: в конце 1127 г. или в самом начале 1128 г. он вступил в брак с доньей Беренгуэлой, дочерью графа Барселоны (Recuero Astray M. Alfonso VII. P. 96). Донья Беренуэла как королева упоминается в протоколе и эсхатоколе фуэро Гвадалахары 1133 г.: "Dona Verenguela reina" и "la reina dona Verenguela" (Munoz. Coleccion. P. 507 и 511); в протоколе грамоты, пожалованной селению Роа в 1143 г.: Ego Aldephonsus, Hispaniae Imperator, una cum uxore mea Verengaria ("Я, Альфонсо, император Испании, вместе с моей женой Беренгуэлой") (Munoz. Coleccion. P. 544); в добавлении к фуэро Паленсуэлы, сделанном Альфонсо после 1135 г., его жена Беренгуэла носит титул imperatrice, "императрица" (Munoz. Coleccion. P. 277).

Таким образом, грамота Сепульведе 1076 г. не могла быть подтверждена "императором Испании" и его женой доньей Урракой ни в 1076 г., ни в 1135, ни в следующем 1136 г. Имеются достаточно оснований рассматривать подтверждение эсхатокола, включенное в титул 254 фуэро Сепульведы скорее как фальсификацию, возможно, осуществленную редакторами пространной редакции ок. 1300 г.

Текст воспроизведен по изданию: Памятники права средневековой Испании. Фуэро Куэнки (1189-XIII в), Валенсийский кодекс. Фуэро Сепульведы. М. Зерцало-М. 2004

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.