Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ФУЭРО КУЭНКИ

EL FUERO DE CUENCA

(1189 г.-XIII в.) ВАЛЕНСИЙСКИЙ КОДЕКС

КНИГА ВТОРАЯ

Титул I

[Пусть никто не платит виру за человека, который будет убит во время игры или прыжка]

[1]

Пусть никто не платит ни виру, ни [судебный] штраф

Повелеваю, чтобы никто не платил ни виру, ни [судебный] штраф за человека, который во время [военного] турнира (bofordo) 1 в совете, или во время игры на свадьбе, или толчком лошади, или древком копья, или щитом, или каким-либо другим образом будет ранен или убит вне стен города; и если внутри города и стен будут участвовать в [военном] турнире и человека ранят или убьют, пусть уплатят [судебный] штраф и ущерб, который причинят.

[2]

О том, кто метнет камень

Всякий, кто камень, или стрелу, или древко, или другую какую-либо вещь метнет и ранит человека или другой ущерб причинит, пусть уплатит штраф и [возмещает] ущерб, который также причинит.

[3]

О тех, кто будет участвовать в [военном] турнире вне стен

Кто будет участвовать в [военном] турнире вне стен, и камень, или стрелу, или древко, или другой какой-либо предмет метнет играючи, и человека ранит или убьет, или другой ущерб причинит, не платит никакого штрафа; но если его [(ранившего или убившего)] будут подозревать, что он умышленно причинил ущерб, пусть очищается согласно фуэро Куэнки. [124]

[4]

О животном

Если какое-либо животное ранит кого-либо или убьет, пусть уплатит владелец животного за причиненный ущерб согласно присяге истца и весино, или отдаст животное в руки истца, если будет доказано [причинение ущерба]; если нет, очищается с одним весино, и присяге верить; и если животное боднет или ранит человека до крови, пусть владелец животного даст лекарю цену, сколько бы ни стоило лечение; и это же самое [пусть уплатит] за поврежденную руку или ногу.

[5]

О животном, которое убьет человека

Если животное убьет человека, пусть уплатит владелец животного триста солидов или выдаст животное; и следует знать, что владелец животного должен выбирать между уплатой штрафа или выдачей животного, как в случае смерти [человека], так и за другой ущерб.

[6]

Пусть не отвечают за ущерб, [причиненный] собакой

Повелеваю, чтобы не отвечал никто за ущерб, [причиненный] собакой или другим животным, если до [истечения] девяти дней со дня [причинения] ущерба ему не был предъявлен иск; но если животное будет испугано быком и причинит какой-либо ущерб, его владелец ничего не платит и не выдает животное, так как [владелец] испугавшего [животного] должен платить штраф или ущерб, который вследствие этого будет причинен.

[7]

О лошади, которая плохо укрощена

Также, если плохо укрощенная или взнузданная лошадь убьет человека или причинит какой-либо ущерб, ни тот, кто будет находиться на лошади, ни владелец не платит за это штраф и не становится врагом; но если он будет подозреваться, пусть принесет присягу с двенадцатью весинос, и присяге верить; и это же самое решение (juyzio) мы выносим для того, кто во время метания копий, или во время игры на свадьбе, или при метании древка, или камня, или стрелы, убьет человека или другой ущерб причинит; такое же решение мы выносим и [125] испугавшему [животное], который скажет, что сделал это по неведению, а именно: пусть очищается так, как повелевает фуэро, и будет присужден к штрафу по иску.

[8]

О тех, кто ранит запрещенным оружием

Всякий, кто ранит запрещенным оружием или ранит до крови, платит триста мараведи; и если кость повредит, платит шестьдесят мараведи; и если оружием ранит и не ранит до крови, платит двадцать мараведи; и если вынет оружие, хотя и не ранит им, платит десять мараведи.

[9]

Какие виды оружия являются запрещенными

Запрещенные [виды] оружия, которые ни в одной части города не следует никаким образом в гневе вынимать и ранить ими, а если [кто] сделает это, подлежит наказанию согласно фуэро, суть таковы, а именно: всякое из железа, всякое из дерева, и всякий камень, и всякая вещь, которой человек может убить или нанести кровоточащие раны.

[10]

О тех, кто собирается в шайку (banda)

Всякий, кто придет в шайку, и вынет оружие, и убьет или нанесет раны до крови, платит вдвойне, какое бы преступление он ни совершил, если будет побежден; и если нет, очищается с двумя из четырех названных из его прихода [весинос], и присяге верить.

[11]

Как следует очищаться

За всякое физическое оскорбление (В оригинале Codice Valentino используется слово "аuer" (имущество), тогда как и FCFP (CCLXI), и FCFS (XI, 11) используют слово "corporis" (тело).) жителя деревни, которое будет причинено, называют присяжных, исключая только убийство; и те названные пусть явятся принести присягу в палату алькальдов в день пятницы; и тот, кто не явится, согласно решению, которое будет принято, пусть будет побежден в тяжбе. [126]

[12]

О том, кто предъявит иск и получит [тайно] возмещение

Всякий, кто алькальдам вручит иск и затем, минуя их, вступит в сговор (fiziere cohecho) [с обвиняемым] или не явится в срок, платит по иску полностью; и если он будет подозреваться в связи с присужденным штрафом в том, что он вступил в сговор, пусть принесет присягу с одним весино и присяге верить.

[13]

О том, кто соберет самозваный совет (banda)

Всякий, кто в городе соберет самозванный совет, 2 платит за преступления, которые совершит, вдвойне, как и все другие соучастники; также, если он вынет запрещенное оружие, платит двадцать мараведи; и если ранит [кого-либо], платит сорок мараведи; и если [кому-либо] нанесет рану до крови, платит пятьдесят мараведи; и если убьет [кого-либо], платит четыреста мараведи; кто будет отрицать [содеянное] и не сможет доказать, приносит присягу с двенадцатью весинос или сражается в судебном поединке с равным себе (responda a su par); всякий, кто [кого-либо] кулаком ранит, или дернет [за волосы], или оскорбит, пусть удвоит штраф, и если будет отрицать, приносит присягу с двумя из четырех названных [присяжных] из его прихода; и если судья или алькальд будут в той шайке, пусть также удваивается [штраф] [и лишается должности, которую он будет занимать]. (Взятый в квадратные скобки фрагмент содержится в FCFP (CCLXIII) и FCFS (XI, 13).)

[14]

О том, кто пригласит человека в дом

Всякий, кто человека пригласит в свой дом поесть, или попить, или для совета и убьет его, пусть его похоронят заживо с умершим; и этому же самому наказанию подвергается тот, кто убьет своего хозяина, чей хлеб он будет есть, или чей приказ будет выполнять, или предаст его в руки врагов, чтобы они делали с ним то, что им будет угодно; также всякий, кто убьет своего доверившегося ему в дороге товарища, пусть будет похоронен заживо с умершим; и если кто-либо из этих [подозреваемых] будет отрицать [содеянное] и не сможет доказать [127] [невиновность], очищается каждый с двенадцатью весинос, и присяге верить; и если не сможет очиститься, надлежит его сбросить, как сказано [выше]; но пусть будет на выбор истца, принять очищение или чтобы подозреваемый отвечал в судебном поединке с равным себе; также всякого, кто ранит сеньора города, или убьет его, или крепость сдаст, пусть рассекут на части.

[15]

О том, кто совершит нападение на человека, который не вызван на божий суд (non desanado)

Всякий, кто в пустынном месте, или в заселенном, как днем, ; так и ночью, на человека, не вызванного на божий суд, или [с которым] примирился, или из-за поручительства за безопасность (fiadura de salvo), бросится или нападет, платит семьдесят менкалей; и если ранит или что-нибудь отберет, платит, какое бы преступление ни совершил, вдвойне, и ущерб вдвойне с [судебным] штрафом в семьдесят менкалей, если будет доказано [преступление]; и если нет, очищается с двумя из четырех названных из его ^прихода, и присяге верить; и если убьет, надлежит его сбросить, если его схватят; и если убежит, теряет все, что будет иметь, за штраф в четыреста мараведи, и пусть его дома разрушат, и в дальнейшем не принимают его в городе, и навечно он изгоняется, если это будет доказано; если нет, очищается с двенадцатью весинос и присяге верить, или отвечает в судебном поединке с равным себе; и пусть выберет истец, что он захочет.

[16]

О том, кто будет побежден в [тяжбе о] краже

Всякого, кто в [тяжбе о] краже (furto) или в разбое (ladronico) будет побежден, надлежит сбросить; и если он будет побежден и будет отрицать [в иске] до пяти менкалей, приносит присягу лично, и присяге верить; и от пяти до десяти приносит присягу с одним весино; и от десяти до двадцати приносит присягу с двумя весинос, и свыше двадцати пусть выбирает истец, чтобы либо принес подозреваемый присягу с двенадцатью весинос и присяге верить, либо принес присягу лично и отвечал на вызов на поединок; и если он будет сражаться в поединке и будет побежден, платит по иску и 1/9 штрафа дворцу. [128]

[17]

О том, кто схватит вора вне города

Всякий, кто схватит вора вне города, пусть приводит его в совет и там его судят; и если он [(схвативший вора)] не сделает этого и вне города его будет мучить, платит сто мараведи судье и алькальдам.

[18]

О том, кто ранит чужого мавра

Если кто-либо ранит чужого мавра, платит за него пять солидов; и кто его убьет, платит не более пятнадцати мараведи; и если будут за него давать выкуп и господин будет иметь уже поручителей за обещанный выкуп (atajo), и сможет это доказать согласно фуэро, пусть убийца уплатит цену [обещанного] выкупа; с другой стороны, буде [убитый] слуга или нет, платят не более пятнадцати мараведи, как сказано [выше]; и всякий, кто мавра во время мира убьет или ранит, платит за него, как за христианина; и если мавр во время мира ранит христианина или убьет его, за ранение платит штраф согласно фуэро Куэнки, и за убийство отдают его в руки истца, чтобы тот получил с него штраф и затем сделал с ним то, что захочет.

[19]

О том, кто изнасилует чужую мавританку

Всякий, кто изнасилует чужую мавританку, пусть уплатит брачный дар (arras), как за невесту-девицу из города; также всякий, кто от чужой мавританки будет иметь ребенка, пусть будет [ребенок] рабом (siervo) хозяина мавританки, пока его отец не вызволит; и, кроме того, говорим, чтобы такой ребенок не участвовал в разделе [наследства] со своими братьями по отцу, пока он будет находиться в рабстве, и после того, как он станет свободным, пусть получит долю из имущества своего отца.

[20]

О том, кто изнасилует или ограбит женщину

Всякий, кто изнасилует чужую женщину или ограбит ее против желания ее родичей, платит триста солидов и становится врагом; как сам разбойник, так и его пособники платят каждый по триста солидов и становятся врагами; и если затем она [129] сойдется с этим разбойником, (В FCFP (CCLXXV) — concesserint (от concedo — покоряться; прощать; переходить). В редакции FCFS (XI, 24) — consenserit, а в Codice Valentino — consintiere. Полагаем, что в статье речь идет именно о том, что потерпевшая, прощая своего насильника, уходит к нему и, может быть, сожительствует с ним. На это указывает особенность конструкции в FCFP (CCLXXV) — in suum raptorem concesserint, схожая с конструкцией классической латыни concedo in matrimonium (вступить в брак).) пусть лишится наследства и станет врагом со своим разбойником; и того, кто замужнюю женщину изнасилует или ограбит, надлежит сжечь; и если не смогут его [(разбойника)] задержать, пусть все его имущество отойдет мужу женщины, и он [(разбойник)] станет врагом навечно; и если она отдастся ему добровольно и в городе или в его округе будет с ним схвачена, надлежит сжечь обоих.

[21]

Об изнасилованной или оцарапанной женщине

[Если] женщина, которая будет истицей в [деле об] изнасиловании, и со дня изнасилования и до [истечения] третьего дня судье и алькальдам заявит об этом, явившись с расцарапанными щеками, то пусть [обвиняемый либо] принесет присягу с двенадцатью весинос, либо отвечает в судебном поединке с равным себе, так, как предпочтет истица; и если он проиграет, то становится врагом навечно, а его пособники — на один год, уплатив каждый за себя по триста солидов штрафа.

[22]

О том, кто изнасилует женщину из ордена

Всякого, кто изнасилует женщину из ордена, надлежит сбросить, если он будет схвачен; и если нет, пусть уплатит пятьсот солидов из вещей, которые будет иметь.

[23]

О том, кто обнаружит свою жену с другим

Всякий, кто свою жену обнаружит с другим в постели и убьет ее, не платит за убийство и не становится врагом, если убьет с нею [и] любовника, или нанесет ей колотую рану, или она убежит раненной; и если другим образом ее убьет, платит штраф и становится врагом; также, если он убьет любовника [130] или нанесет колотую рану, а жену нет [(не тронет)], платит штрафы.

[24]

О том, кто оскорбит чужую жену

Всякий, кто оскорбит чужую жену, назвав ее распутной (puta), или клячей (rrogina), или прокаженной (malata), платит два мараведи и приносит присягу, что не знает у нее этого порока; и если не захочет принести присягу, становится врагом; но если кто-либо изнасилует распутницу, открыто оказывающую услуги (puta publica), или оскорбит ее, то ничего не платит.

[25]

О том, кто возьмет женщину за волосы

Всякий, кто возьмет женщину за волосы, платит десять мараведи, если сможет [она] доказать это; а если нет, пусть принесет присягу обвиняемый с двумя [весинос] из своего прихода; также, если кто-либо оскорбительно толкнет женщину, платит пять мараведи; и если от силы толчка она упадет, хотя и не ударится до синяков, платит [обидчик] десять мараведи; и если нанесет ей колотую рану, платит тридцать мараведи.

[26]

О том, кто украдет одежду женщины, которая будет мыться в бане

Всякий, кто у женщины, которая будет мыться, украдет одежду или отнимет, платит триста солидов; если он будет отрицать [содеянное] и истица не сможет доказать, пусть он принесет присягу с двенадцатью весинос, и присяге верить, исключая распутницу, открыто оказывающую услуги, которая не получает штрафа, как сказано [выше].

[27]

О том, кто отрежет груди у женщины

Всякий, кто отрежет груди у женщины, платит двести мараведи и становится врагом; и если будет отрицать,) пусть выбирает истица либо присягу двенадцати весинос, либо вызов на поединок (rriepto), то, что она предпочтет. [131]

[28]

О том, кто отрежет подол женщине

Всякий, кто отрежет у женщины подол одежды без приказа судьи или алькальдов, платит двести мараведи и становится врагом; и если будет отрицать, очищается с двенадцатью весинос, и присяге верить, или отвечает в судебном поединке равному себе.

[29]

О женщине, которая бросит своего ребенка

Всякую женщину, которая бросит своего ребенка в каком-либо месте, пусть накажут плетьми и принуждают растить ребенка.

[30]

О том, кто будет иметь законную супругу и сожительницу (varragana) 3

Также всякого, кто в одном месте будет иметь законную жену, и она будет жива, и тайно возьмет другую, надлежит сбросить; также, если женщина будет иметь мужа в одном месте и в Куэнке выйдет замуж за другого, пусть ее сожгут; если она присвоит себе власть господина, пусть накажут ее плетьми на площадях и на всех улицах города и так изгоняют ее из города.

[31]

О том, кто будет иметь сожительницу (concupina)

Если человек, у которого будет законная жена в Куэнке или 1в другом месте, будет открыто иметь сожительницу пусть свяжут их обоих и накажут плетьми.

[32]

О той, которая бросит ребенка у отца

Всякую женщину, которая своего ребенка бросит у отца, дав ему восемь менкалей на каждый год, пусть накажут плетьми; посему, согласно фуэро, повелеваем, чтобы, если женщина забеременеет от кого-либо, она растила своего ребенка и мужчина давал ей восемь менкалей каждый год до трех лет, согласно другому фуэро о кормилицах; и если отец не пожелает дать ей деньги, пусть она отдаст ему ребенка без штрафа. [132]

[33]

О той, которая вытравит имеющийся у нее плод

Женщину, которая умышленно сделает аборт, надлежит сжечь, если она сознается (si fuere manifesta); если нет, очищается раскаленным железом (fierro caliente); также женщина, которая скажет, что забеременела от кого-либо, и мужчина не поверит этому, пусть она берет раскаленное железо; и если обожжется, то не верить ей; и если будет здорова, пусть отец принимает своего ребенка и растит его согласно фуэро.

[34]

О тех, кто будет ворожить (ligare) на мужчин

(Ligar — от лат. ligare — "привязывать". В XIII в. употребляемся также в форме legar со значением "делать неспособным производить потомство с помощью ворожбы" (Corominas, 1976, III, р. 89).)

Также, [если] женщина на людей, или на животных будет ворожить, или на другой скот, [чтобы они не могли дать потомство], надлежит ее сжечь; и если нет [(не сознается)], очищается она раскаленным железом; 4 и если мужчина будет ворожить, пусть остригут его, бьют плетьми и изгоняют из города; и если он будет отрицать, повелеваем, чтобы очищался поединком.

[35]

О женщинах, которые являются знахарками

Также, если женщина будет знахаркой (ervolera) или колдуньей (fechizera), надлежит ее сжечь или пусть очищается [раскаленным] железом; и женщину, которая убьет своего мужа, надлежит сжечь или пусть очищается [раскаленным] железом; и в этом случае каждая женщина должна брать железо, и ни в каком другом случае не должна она брать железо, если только она не распутница, которая будет иметь соитие с пятью мужчинами, или распутница, открыто оказывающая услуги (puta paladina).

[36]

О сводницах

Если будет доказано, что [женщина] является сводницей или посредницей, надлежит ее сжечь; и если она будет под [133] подозрением и будет отрицать [содеянное], очищается раскаленным железом.

[37]

О том, каким должно быть железо

И железо для осуществления правосудия пусть будет четыре пяди в высоту, и это для того, чтобы та, которая должна будет очищаться, могла положить внизу руку, и пусть оно имеет одну пядь в длину и ширину в два пальца; и та, которая должна будет брать железо, пусть несет его девять шагов и медленно кладет его на землю, но сначала пусть благословит ее священник, прочитав молитву.

[38]

Как раскаляют железо

Судья и клирик пусть раскаляют железо, и между тем пусть никто не приближается к железу, чтобы не совершить ничего преступного; и ту, которая должна будет брать железо, сначала обыскивают, чтобы она не имела чего-либо незаконного, и затем пусть она моет перед всеми руки и, вымыв руки, берет железо, и после того, как железо будет пронесено, пусть покроет судья ее руки воском и поверх воска накладывает паклю или лен, затем перевязывает ее полотном; и, сделав это, отводит ее судья в свой дом и через три дня осматривает руку; и если рука будет обожжена, надлежит сжечь [женщину] или подвергнуть наказанию, к которому ее присудят; и только та женщина берет железо, которая будет изобличена как посредница или которая с пятью мужчинами сойдется, но если ее будут подозревать в краже, или в убийстве, или в поджоге, пусть она приносит присягу или дает бойца для поединка (о de lidiador) coгласно фуэро.

[39]

О том, кто продаст христианина

Также мужчину или женщину, продавших христианина, надлежит сжечь, если будет доказано это; если нет, пусть мужчина участвует в судебном поединке, а женщина берет [раскаленное] железо; и если кто-либо продаст христианина и убежит, пусть никогда его не принимают в совете; также, если женщина с евреем или мавром будет поймана, то надлежит сжечь обоих. [134]

[40]

О том, кто убьет беременную женщину

Всякий, кто убьет беременную женщину, платит двойную виру, если истец сможет это доказать; если нет, очищается, как за двойное убийство; и если ранит ее и из-за этого у нее будет выкидыш, платит штраф за ранение и за убийство, если это будет доказано; если нет, очищается согласно фуэро об убийстве, и за ранение — согласно другому [фуэро].

[41]

О том, кто будет подозревать свою жену

Если муж будет подозревать свою жену [в том], что она наставляет ему рога (que le pone los cuernos), и не сможет доказать истину, пусть жена доказывает [невиновность], принеся присягу с двенадцатью женами весинос, и присяге верить; и если не сможет это доказать, он может ее бросить без штрафа.

[42]

О нездоровом молоке кормилицы

Если кормилица даст своему вскормленнику нездоровое молоко, то после уплаты штрафов пусть становится врагом, если по этой причине ребенок умрет.

Титул II

[Об оскорблении людей и многих ранениях]

[1]

Об оскорблении людей

Всякий, кто мужчину назовет в лицо вероломным (alevoso) или предателем (traydor), платит десять мараведи, если тот грех не сможет доказать со свидетелями; обвиняемый в предательстве пусть очищается поединком; если он победит, то отказываются от обвинения против него на поле (derrieptenlo en campo), и пусть он получит штраф из указанных мараведи; если он будет побежден или не захочет сражаться, изгоняют его из города и в связи с этим разрушают его дома; но если обвинение будет в предательстве крепости, или в убийстве сеньора, или в ранении, то подлежит он наказанию, указанному выше. [135]

[2]

Если кто назовет другого прокаженным или сыном педераста

Всякий кто назовет другого прокаженным, или рогоносцем, или педерастом, или сыном педераста, платит два мараведи, если [это] будет доказано; и в связи с этим [оскорбивший] приносит присягу с двумя весинос, что не знает в нем указанного порока, и если не захочет принести присягу, становится врагом; и если вдруг будет отрицать [оскорбивший] и не сможет доказать, приносит присягу с двумя весинос, что он не говорил этого, и присяге верить.

[3]

О том, кто наложит руки на волосы

Всякий, кто наложит в гневе руки на чьи-либо волосы, платит пять мараведи; и если свалит его [(человека)] на землю, платит десять мараведи, если истец сможет это доказать; если нет, очищается с двумя из четырех названных [присяжных] из своего прихода; всякий, кто другого в гневе толкнет, платит два мараведи; и если от силы толчка упадет [человек], платит десять мараведи, и если будут из-за этого синяки, платит тридцать мараведи, если будет побежден со свидетелями; если нет, очищается с двумя из четырех названных [присяжных] из его прихода согласно фуэро и присяге верить.

[4]

Если кто другого ранит кулаком или тыльной стороной ладони

Всякий, кто другого ранит кулаком или тыльной стороной ладони, за каждый [удар] платит десять мараведи; и если будут синяки, платит двадцать мараведи, если признается; если нет, очищается с двумя из четырех названных [присяжных] из своего прихода; и кто наружной частью кулака или тыльной стороной ладони ранит, за каждый [удар] платит два мараведи, в какое бы место, негодуя, ни ударил; и если будет отрицать, очищается с двумя из четырех названных [присяжных] из своего прихода и присяге верить.

[5]

Если кто поцарапает чье-либо лицо

Всякий, кто расцарапает чью-либо шею или лицо, платит два мараведи; если будет отрицать, очищается с двумя из [136] четырех названных [присяжных] из своего прихода и присяге верить.

[6]

Если кто выбьет другому глаз

Всякий, кто другому выбьет глаз, платит сто мараведи, и если будет отрицать это, очищается с двенадцатью весинос или отвечает в судебном поединке равному себе; и кто зуб выбьет другому, платит двадцать мараведи; и если будет отрицать это, очищается с двенадцатью весинос или сражается в судебном поединке с равным себе; и кто другому отрежет палец, платит двадцать мараведи; и если будет отрицать это, очищается с семью весинос или отвечает в судебном поединке равному себе; и кто отрежет большой палец руки, платит пятьдесят мараведи, и если будет отрицать это, очищается с двенадцатью весинос или отвечает в судебном поединке равному себе; и кто руку отрежет, платит сто мараведи; и если будет отрицать это, очищается с двенадцатью весинос или отвечает в судебном поединке равному себе.

[7]

Если кто повредит кому-то ногу

Кто повредит другому ногу, платит пятьдесят мараведи; и кто ступню отрежет, платит сто мараведи; и если будет отрицать это, очищается с двенадцатью весинос или отвечает в судебном поединке равному себе; и всякий, кто отрежет другому ухо, платит десять мараведи, и если оба отрежет, платит двадцать мараведи; и если будет отрицать это, очищается с .двенадцатью весинос или отвечает в судебном поединке равному себе; и всякий, кто ноздри вырвет у другого, платит пятьдесят мараведи; и если с губой их вырвет, платит сто мараведи; и если будет отрицать это, очищается с двенадцатью весинос или сражается в судебном поединке с равным себе.

[8]

О том, кто кастрирует кого-либо другого

Всякий, кто мужчину кастрирует, платит двести мараведи и становится врагом; и если будет отрицать это, очищается с двенадцатью весинос или отвечает в судебном поединке равному себе; но если он будет схвачен с женой или дочерью кого-либо и кастрируют его [муж или отец], то ничего они не платят. [137]

[9]

Если кто острижет другого

Всякий, кто мужчину острижет, платит ему десять мараведи и содержит его в своем доме как себя самого до тех пор, пока борода или волосы не отрастут; если будет отрицать [обидчик], очищается с двумя из четырех названных [присяжных] из своего прихода и присяге верить.

[10]

О том, кто дернет чужую бороду

Всякий, кто у другого дернет бороду, платит двести мараведи и становится врагом, если истец сможет это доказать; и если нет, очищается с двенадцатью весинос, и присяге верить, или отвечает в судебном поединке равному себе.

[11]

О том, кто совершит преступление в этих местах

Всякий, кто на площадях, или у ворот судьи, или в палате алькальдов, или в совете, или на рынке совершит преступление, платит за него вдвойне; также, если вынет запрещенное оружие, платит двадцать мараведи, и если ранит, то сорок мараведи, и если нанесет кровоточащую рану и будет повреждена кость, платит сто мараведи; и если убьет, платит четыреста мараведи; и тот, кто будет отрицать [содеянное], приносит присягу с двенадцатью весинос и присяге верить.

[12]

Если кто ранит кулаком или дернет [бороду] другого

Кто кулаком ранит, или дернет [за бороду], или оскорбит, пусть удваивает штраф, и если будет отрицать это, очищается вместе с четырьмя названными [присяжными]; таким же образом пусть платят судья или алькальды, которые в палате своего товарища ранят или оскорбят его.

[13]

О том, кто ранит или убьет захваченного человека

За любого, кто будет захвачен за грех (рог pecado), за который надлежит умереть, перед тем как будет вынесен приговор советом, если кто-либо его ранит, платит сто мараведи судье и [138] алькальдам, и если не будет их чем платить, пусть отрежут у него правую руку.

[14]

О том, кто совершит преступление

(В FCFP (CCLXXIII) и FCFS (XII, 21) - "De eo qui aliquem reptaverit" (О том, кто бросит кому-либо вызов на поединок).)

Всякий, кто в совете, или на рынке, или у ворот судьи, или на ярмарке без приказа алькальдов кого-нибудь вызовет на поединок, платит сто мараведи, и сколько [людей] будет с вызвавшим на поединок (rrebtador), столько пусть платят по пятьдесят мараведи [каждый]; и в связи с этим вызвавший на поединок прежде, чем покинет одно из указанных мест, отказывается от обвинения против него [(вызванного)], и если не захочет сделать это, пусть судья закует его в оковы и не снимает их, пока тот не откажется от обвинения против него [(вызванного)] и не уплатит штраф.

[15]

Какие слова являются оскорбительными (de denuestos)

Оскорбительные слова, которые имеют такую же силу, как и вызов на поединок (que valen tanto commo rriepto), суть следующие: "ты приносишь ложную присягу", или "ты [ложно] свидетельствуешь", или если его назовет "лживым", или "предателем", или если скажет: "я докажу тебе это или буду с тобой сражаться в поединке"; эти и другие вещи, которые подобны этим, [также оскорбительны].

[16]

О том, кто поднятыми руками схватит повод

Кто поднятыми руками схватит поводья лошади или узду, платит триста солидов, если всадник сможет доказать это; если нет, очищается с двенадцатью весинос и присяге верить.

[17]

О том, кто кабальеро стащит силой

Также тот, кто кабальеро стащит с лошади, платит пятьсот солидов, если сможет это доказать [кабальеро]; если нет, очищается с двенадцатью весинос и присяге верить. [139]

[18]

О том, кто кого-нибудь ранит шпорами

Также всякий, кто человека ранит шпорами или палками для погонки волов, платит триста солидов, если истец это докажет; если нет, очищается [обвиняемый] с двенадцатью весинос и присяге верить.

[19]

О том, кто ранит другого на земле ударами

Всякий, кто ранит человека на земле ударами, платит десять мараведи, и если ударит до синяков, платит двадцать мараведи, если истец докажет это; если нет, очищается с двумя из четырех названных [присяжных из своего прихода]; и если вставшего ранит, то за каждый удар платит один мараведи, если сможет доказать это [пострадавший]; если нет, очищается [обвиняемый] с двумя из четырех названных [присяжных] и присяге верить.

[20]

О том, кто нанесет другому удары в седалище

Всякий, кто другому нанесет удары в седалище, за каждый уплатит пять солидов, если истец сможет доказать это; если нет, очищается [обвиняемый] с двумя из четырех названных [присяжных] и присяге верить.

[21]

О том, кто возьмет другого за уши

Всякий, кто человека возьмет за уши, платит такой же штраф, о каком мы сказали выше [в статье] о волосах; и если кто-либо в игре ранит [кого-либо] игральным камнем (con la соc) или другим образом, ничего не платит, если только раненый не докажет, что он выбыл из игры; ибо если кто-либо [кого-либо] после выбытия ранит, то он должен уплатить за всякое преступление, которое совершит, согласно фуэро Куэнки.

[22]

О том, кто будет уличен в содомском грехе

Всякого, кто будет уличен в содомском грехе, надлежит сжечь; и всякий, кто скажет другому: "я тебя е... в зад", если может быть доказано, что тот грех является правдой, то [140] надлежит сжечь обоих; если нет, пусть сожгут того, кто сказал о таком грехе.

[23]

О том, кто подставит зад в лицо

Всякий, кто другому подставит зад в лицо или ударит ступней в лицо, уплатит триста солидов и становится врагом, если будет доказано это; если нет, приносит присягу с двенадцатью весинос и присяге верить.

[24]

О том, кто кого-либо ранит яйцом

Всякий, кто ранит другого яйцом, или огурцом, или другим чем-либо, что может измарать человека, платит десять мараведи, если истец сможет доказать это; если нет, очищается [обвиняемый] с двумя из четырех названных [присяжных] и присяге верить.

[25]

О том, кто заставит другого есть грязную вещь

Если кто-либо заставит есть другого какую-либо грязную вещь обманом, или силой, или будет совать ее в рот или в лицо, платит триста солидов и становится врагом, если сможет доказать это; если нет, очищается [обвиняемый], как при убийстве.

[26]

О том, кто сложит о другом непристойную песню

Также, кто сложит о другом непристойную песню, платит десять мараведи, если будет доказано это; если нет, пусть принесет присягу с двумя из четырех названных [присяжных] и присяге верить.

[27]

О том, кто ранит у другого какой-либо член

Всякий, кто ранит у другого человека какой-либо член, если по этой причине потеряет член силу, платит штраф, который указан [в статье] об отрезанном члене. [141]

[28]

О том, кто метнет палку в седалище другому

Всякий, кто другому вне его дома метнет палку в седалище, платит двести мараведи и становится врагом, если будет доказано это; и если нет, очищается [обвиняемый] с двенадцатью весинос и присяге верить, или приносит присягу лично и отвечает на поединке, что истец предпочтет.

Титул III

[Пусть никто не отвечает за совет]

[1]

Пусть никто не отвечает за совет

Повелеваю, чтобы никто не отвечал ни за совет, ни за ущерб (calonna); но пусть отвечает тот, кто даст совет продать христианина; и повелеваю еще, чтобы каждый платил штраф за себя, хотя бы он явился помогать другому и тяжба (varaja) 5 была бы чужая.

[2]

О том, кто явится на помощь шайке

Всякий, кто явится к кому-либо в шайку на помощь, платит за всякое преступление, которое совершит, вдвойне, хотя будет это сын или брат, за исключением жены; так как жена хотя и явится в шайку своего мужа или муж в шайку своей жены, никто из них не должен платить штраф [по отдельности], ибо штраф у них один на двоих.

[3]

О том, кто не передаст мужу его жену

Всякий, кто чужую жену не передаст [ее] мужу, платит триста солидов и становится врагом.

[4]

О том, кто отправит или продаст оружие маврам

Всякого, кто оружие или провиант продаст маврам или отправит их, надлежит сбросить, если будет доказано это; если нет, очищается с двенадцатью весинос и присяге верить, или [142] приносит присягу лично и отвечает на брошенный вызов, что совету будет предпочтительнее; и мы называем провиантом хлеб, сыр и всякую вещь, которую человек может есть и жевать, исключая живой скот.

[5]

О серве, который убьет человека или ранит его

Также, если раб (siervo) или чей-либо мавр ранит человека или убьет его, пусть его господин уплатит за преступление, которое тот совершит, или отдаст злоумышленника в руки истца, [и] пусть господин раба выберет то, что предпочтет.

[6]

Дворец не имеет доли в штрафе за оскорбление (denuesto)

Кроме того, повелеваю, чтобы ни дворец, ни алькальды не имели доли в штрафе за оскорбление, ни за толчок, ни за волосы, ни в штрафе за вызов на поединок, если только это не будет совершено в совете, или на рынке, или в палате [алькальдов], или у ворот судьи; все другие вышеназванные штрафы принадлежат тому, кто будет оскорблен; но четвертую часть штрафов должны требовать алькальды и беречь их для [ремонта] стен и давать в этом случае отчет [об их использовании].

[7]

О штрафах для того, кто выкопает [мертвого] человека

Повелеваю, чтобы всякий, кто выкопает [мертвого] человека, платил пятьсот солидов, так как он [мертвого], с позором извлек из его дома; и если кто-либо украдет надгробные камни или возьмет их иным способом, обязан их вернуть или отвечает [на обвинение] в краже; и всякий, кто одежду мертвого возьмет, платит пятьсот солидов за то, что разрушил склеп; и за каждую из этих вещей очищается с двумя весинос и присяге верить.

[8]

О том, кто похвастается (alabare) чужой женой

Всякий, кто похвастается чужой женой, платит триста солидов и становится врагом, если будет доказано то; если нет, очищается с двенадцатью весинос или отвечает в судебном поединке равному себе; также женщина, которая выйдет замуж [143] против воли родичей, отца и матери, лишается наследства и становится врагом отца и матери.

[9]

Пусть никто не отвечает ни за ущерб, ни за долг [без истца]

Пусть никто не отвечает ни за ущерб, ни за долг без истца, если только требующий долг не даст поручителей для того, чтобы, если кто-либо впоследствии потребует долг, поручители уплатили ответчику тот долг вдвойне.

[10]

О том, кто пожалуется или возьмет в долг по делу братства (cofradia) 6

Всякий, кто пожалуется алькальдам или судье и [затем] возьмет залог в тяжбе братства, дает двойной залог судье и алькальдам и, сверх того, платит десять мараведи.

[11]

Если кто обнаружит ремесленника (menestral) в округе Куэнки

Всякий, кто обнаружит ремесленника из чужой округи в округе Куэнки за работой, захватывает его без штрафа [и удерживает], пока он не даст возмещение; и это мы делаем для того, чтобы ремесленники [наши] весинос получали больше и чтобы все жители деревень приходили на рынок города.

[12]

О том, кто убьет человека, у которого не будет никаких родичей

Всякого, кто убьет человека, у которого не будет ближайших родичей, вызывает на божий суд и берет с него штраф хозяин, во владении которого будет находиться [убитый]; и если не будет [убитый] находиться в чьем-либо земельном владении, вызывает на божий суд за него тот, кого убитый [до этого] назовет ближним [родичем] и прикажет ему брать штрафы; и если он умрет без завещания и не будет находиться в чьем-либо земельном владении, пусть за него вызывает на божий суд и берет штрафы тот, кто его похоронит и окажет ему большие почести. [144]

[13]

О том, кто даст свое животное исполу

Если кто-либо животное отдаст исполу и получивший его (rrecebidor) потеряет его, платит половину [стоимости] животного и не более; и если животное умрет, ничего не платит получивший, но только пусть принесет присягу [в том], что оно умерло не по его вине.

[14]

О том, кто потеряет вещь, которую будет держать

Всякий, кто будет держать вещь от другого кого-либо и ее потеряет, пусть даст за нее вдвойне, как вор, тому, кто ее потребует, и дворцу — у9 штрафа, если только держатель вещи ее не купит у другого.

[15]

Если кто не вернет данную в займы вещь

Всякий, кто вещь, которая ему была дана в займы, такую, как плуг, вилы или лопату, не отдаст, когда ее потребуют, платит за любой ущерб, который это повлечет, согласно присяге заявителя до пяти менкалей; и от пяти до десяти — согласно присяге истца и одного весино; и свыше десяти — согласно присяге истца и двух весинос.

[16]

Об отхожем месте и штрафе за него

Всякий, кто будет иметь отхожее место открытым рядом с какой-либо улицей, платит каждый день пять мараведи, пока не накроет его; ибо [если] зловоние из ямы, которая будет распространять запах на улице или по соседству, в течение трех дней после увещевания не будет хозяином устранено, пусть он платит каждый день один мараведи; и эти штрафы взимает альмутасаф и делит их с истцом согласно фуэро.

[17]

Если кто будет иметь стену напротив чужого двора

Если кто-либо, у кого стена дома будет выходить в чужой двор, захочет сделать в стене окно, пусть поднимет его и делает от уровня груди владельца стены, и ширина окна пусть будет от запястья до кончиков пальцев (una mano) и не больше; и если кто-либо сделает его ниже или шире, платит каждый день [145] владельцу двора один мараведи, и судье, и алькальдам, пока не закроет его.

[18]

О том, как один дом должен принимать воду от другого

Также повелеваю, чтобы один дом принимал водосток от другого согласно указаниям алькальдов, пока вода не вытечет на улицу или к месту, где она должна выливаться.

[19]

О навозных ямах

Пусть никто не делает навозные ямы в чужом земельном владении, но только на общинном выгоне (exido); также всякий, кто захочет ее сделать, пусть возьмет участок (solar) на выгоне совета; и всякий, кто предписание этого закона (ley) 7 нарушит, платит каждый день пять мараведи, пока не исправит согласно установленному.

[20]

Пусть приход не отвечает за такого весино

Повелеваю, чтобы приход не отвечал за весино, который не будет принят в него, ни за тех, кто не будет записан в приходскую книгу (padron); также весино пусть никогда не выходит из прихода, если не заплатит за свою долю платежей прихода за то время, сколько он будет его весино; и после выхода он не должен отвечать за обязательство прихода, которое было принято, или за долг; и выход пусть будет в субботу в вечерню или в воскресенье на обедне.

Титул IV

[Пусть каждый убийца платит двести мараведи и 1/8 часть из трехсот солидов и становится врагом]

[1]

Об убийцах

Повелеваю, чтобы всякий, кто совершит убийство, платил двести мараведи, как [судебный] штраф (calonna), и мне 1/8 часть [146] из трехсот солидов, и то, что остается от этих солидов, оставляю вам из божьей любви и за вашу привязанность; ибо эти триста солидов принадлежат мне по праву, чтобы я делал с ними то, что мне будет угодно; и убийца, после того, как будут выплачены штрафы и 1/8 часть виры, пусть становится врагом; но до того, как он уплатит и станет [врагом], он должен быть вызван на божий суд (deue ser desafiado) 8 в воскресенье в совете следующим образом: ближайшие родичи убитого в тот день в совете всех тех, кто ранит, или убьет, или прикажет ранить, пусть вызовут на божий суд до пяти [человек] и не более; и если четверо, или трое, или двое только будут участниками убийства, то вызываются на божий суд только они, а не другие; также, если только один будет убийцей, пусть только он вызывается на божий суд и никто другой; посему повелеваю, чтобы не вызывали на божий суд тех, с которых будет снято обвинение в убийстве, ни из-за ненависти, ни из-за корыстолюбия; кто бы ни был вызван на божий суд, если будет отрицать убийство, то пусть смотрят алькальды и расследуют (epesquiran) 9 тщательно, имеет ли обвиняемый вину в убийстве или не имеет; и если будет виновен, платит [штрафы] и становится врагом; но если не будет виновен, не платит и не становится врагом; однако, если вызванный на божий суд пообещает доказать со свидетелями, что не имеет он вины в убийстве, пусть предоставит доказательства до третьей пятницы и отвечает на брошенный вызов; если нет, не имеет это [законной] силы.

[2]

Об убийствах

Поскольку много тех, кто, не являясь родней убитого, но, желая [получить] штрафы, становятся родичами, и еще может случиться, что тот убийца, чтобы выговорить лучшие условия, бывает вызван на божий суд каким-либо неизвестным родичем, постольку, чтобы избежать всех этих уловок, повелеваю, чтобы всякий, кто не будет известен, и весино вызовет на божий суд или захочет [вызвать], пусть даст сначала в совете законных поручителей (fiadores valederos) в том, что вся родня [убитого] будет удовлетворена тем решением, которое он получит в суде, и что в связи с этим никто ему не предъявит иск; если он не сделает так, то нельзя одному вызывать на божий суд, а другому отвечать по праву; и как только будут даны поручители, пусть он приносит присягу с двумя весинос, что у [147] убитого в ближайшей округе не имеется более близкого родича, [чем он]; и, сделав это, пусть отвечает подозреваемый. Также повелеваем, чтобы всякий, кто захочет примириться с врагом (saludar), 10 примирялся бы в воскресенье в совете, а не в другом месте; и никого не вызывают на божий суд за убийство более одного раза, и только в совете.

[3]

Пусть в воскресенье вызывают на божий суд своих врагов

После того, как истец в воскресенье, как уже сказано, вызовет на божий суд своих врагов, пусть даст им мир (atreguelos) сразу же в первую пятницу; и если в эту пятницу он [(вызванный)] не явится (В оригинале — "non vinieren" {они не явятся), в то время как далее по тексту речь идет о том, что убивают одного "врага" (matelo). Следует, на наш взгляд, принять вариант FCFP (CCCLXVI) и FCFS (XIV, 6): "SL.non venerit... occidat eum" (если... не явится,... убивает его).) отвечать в суде, пусть вызывавший убьет его [(вызванного)] без штрафа; но он [(вызванный)] не проигрывает тяжбу, пока не пройдет третья пятница со дня, когда его призвали на божий суд, о чем мы скажем дальше.

[4]

Об одном вызванном на божий суд

Если только один [обвиняемый] будет вызван на божий суд и в пятницу он сознается (fuere manifiesto) 11 перед алькальдами, пусть он уплатит штраф и становится врагом навечно; и если будет отрицать [убийство], пусть он очищается с двенадцатью весинос, и примиряются с ним, или приносит присягу лично, и вызывают его на поединок; и пусть это будет по выбору истца; и если он будет вызван на поединок и проиграет на поле, платит штрафы и становится врагом навечно; и если победит, то отказываются от обвинения против него на поле и примиряются с ним в совете.

[5]

О двоих вызванных на божий суд

Если двое будут вызваны на божий суд и в пятницу оба сознаются, пусть оба уплатят штрафы; после этого истец выбирает, кто из вызванных на божий суд становится врагом на год, а кто навечно. [148]

[6]

Об одном, который сознается

Если один сознается, а другой нет, пусть сознавшийся уплатит половину всех штрафов и становится врагом навечно, а другой приносит присягу с двенадцатью весинос и объявляется невиновным или приносит присягу лично и отвечает в поединке, что истец предпочтет; и если он будет сражаться и победит, отказываются от обвинения против него на поле и примиряются с ним в совете; и если он будет побежден, пусть уплатит половину штрафов и становится врагом на год; и если оба [обвиняемые] будут отрицать [свою вину], выбирает истец того, кто из них будет сражаться в поединке, и если [обвиняемый] победит, отказываются от обвинения против него на поле и примиряются с ним в совете; и если будет побежден, платит половину штрафов и становится врагом на год, и другой очищается с двенадцатью весинос и примиряются с ним; и если он не сможет это исполнить, платит половину штрафов и становится врагом на год.

[7]

О троих вызванных на божий суд

Если трое будут вызваны на божий суд и все сознаются в пятницу, все вместе пусть уплатят штрафы; затем истец выбирает, кто из них станет врагом на год и кто навечно, и с третьим примиряются; и если один из троих сознается, а другие нет, пусть он уплатит половину штрафов и становится врагом навечно; затем истец выбирает, который из двоих оставшихся сражается в поединке, и если будет побежден, платит половину штрафов и становится врагом на год; и если победит, отказываются от обвинения против него на поле и примиряются с ним в совете; и третий очищается с двенадцатью весинос, и с ним примиряются; и если он исполнить это не захочет, пусть станет врагом на один год; и если двое сознаются, а третий не сознается, сознавшиеся платят все штрафы; затем истец выбирает, который из них станет врагом на год, а кто навечно; и третий очищается с двенадцатью весинос и примиряются с ним; и если не сможет это исполнить, пусть станет врагом на один год. [149]

[8]

О четверых вызванных на божий суд

Если четверо будут вызваны на божий суд и все в пятницу сознаются, все штрафы пусть платят вместе; затем выбирает истец, кто из вызванных на божий суд станет врагом на год, а кто навечно, и с двумя оставшимися примиряются; и если один сознается, а трое нет, то сознавшийся платит половину штрафов и становится врагом навечно; затем выбирает истец, кто из трех оставшихся сражается в поединке, и если победит [обвиняемый], отказываются от обвинения против него на поле и примиряются с ним в совете; и если он будет побежден, платит половину штрафов и становится врагом на один год; и каждый из двух оставшихся очищается с двенадцатью весинос и с ними примиряются; и кто не сможет очиститься, пусть станет врагом на один год; и если двое сознаются, а двое нет, то сознавшиеся платят все штрафы; затем выбирает истец, кто из сознавшихся станет врагом на один год, а кто навечно; затем каждый из оставшихся очищается с двенадцатью весинос и с ними примиряются; и тот, кто не сможет очиститься, пусть станет врагом на один год; и если трое сознаются, а один нет, сознавшиеся платят все штрафы; затем выбирает истец, кто из тех троих станет врагом на год, а кто навечно; и с третьего сознавшегося снимают обвинение; и четвертый, который отрицал вину, очищается с двенадцатью весинос, и с ним примиряются; и если он не сможет очиститься, пусть станет врагом на один год.

[9]

О пятерых вызванных на божий суд

Если пятеро будут вызваны на божий суд и все в день пятницы сознаются, пусть вместе уплатят все штрафы; затем выбирает истец, кто из вызванных станет врагом на год и кто навечно, и с другими оставшимися примиряются; и если один сознается, а оставшиеся четыре нет, то сознавшийся платит половину штрафов и становится врагом навечно; затем выбирает истец, кто из оставшихся сражается в поединке; и если победит, отказываются от обвинения против него на поле и примиряются с ним в совете; и если проиграет, платит половину штрафов и становится врагом на год; и каждый из оставшихся очищается с двенадцатью весинос и с ними примиряются; и кто не сможет очиститься, пусть станет врагом на год; и если двое сознаются, а другие нет, пусть сознавшиеся платят все [150] штрафы; затем выбирает истец, кто из сознавшихся станет врагом на год, а кто навечно; и каждый из оставшихся очищается с двенадцатью весинос и с ними примиряются; и кто не сможет очиститься, пусть станет врагом на год.

[10]

О троих сознавшихся

Если трое сознаются, а двое нет, сознавшиеся платят все штрафы; затем выбирает истец, кто из сознавшихся станет врагом на год, а кто навечно, и с третьим сознавшимся примиряются; и каждый из тех, кто будет отрицать [вину], очищается с двенадцатью весинос и с ним примиряются; и кто не сможет очиститься, пусть станет врагом на год.

[11]

О четверых сознавшихся

Если четверо сознаются, а один нет, сознавшиеся платят все штрафы; затем выбирает истец, кто из сознавшихся станет врагом на год, а кто навечно; и с двумя сознавшимися, которые останутся, примиряются, и еще один пусть очищается с двенадцатью весинос, и с ним примиряются; и если он не сможет очиститься, пусть станет врагом на год.

[12]

Об одном вызванном на божий суд

Если один будет вызван на божий суд и в день пятницы не явится дать удовлетворение (conplir de derecho), уже только поэтому платит все штрафы и становится врагом на один год; и если двое будут вызваны на божий суд, и никто не явится в срок, выбирает истец, кто из них станет врагом на год, а кто навечно, и платят они все штрафы согласно фуэро; и если явится один, а другой нет, и тот, который явится, сознается, платит все штрафы и становится врагом на год; и если он будет это отрицать, пусть тот, кто не явится, уплатит половину штрафов и становится врагом навечно; и тот, кто не сознается, очищается с двенадцатью весинос или приносит присягу лично и отвечает в поединке, что истцу будет предпочтительнее; и если он будет сражаться в поединке и победит, отказываются от обвинения против него на поле и примиряются с ним в совете; если он будет побежден, пусть уплатит половину штрафов и станет врагом на год. [151]

[13]

О троих вызванных на божий суд

Если трое будут вызваны на божий суд и один явится в срок, а двое нет, пусть те, кто не явится, платят все штрафы и становятся врагами, один на один год, а другой навечно; и тот, кто явится, пусть очищается с двенадцатью весинос и с ним примиряются; и если он не сможет очиститься, пусть станет врагом на год; и если двое явятся, а третий не явится, пусть тот, кто не явится, платит половину штрафов и становится врагом навечно; и из [тех] двоих, которые явятся, выбирает истец, кто [из них] будет сражаться в поединке; и если победит, отказываются от обвинения против него на поле и примиряются с ним в совете; если он будет побежден, пусть уплатит половину штрафов и станет врагом на год; и третий очищается с двенадцатью весинос и с ним примиряются; и если он не сможет очиститься, пусть станет врагом на год.

[14]

О троих вызванных на божий суд, которые не явятся

Если не явится в срок ни один из троих вызванных на божий суд, пусть они вместе платят все штрафы; затем выбирает истец, кто из них станет врагом на год, а кто навечно; и когда третий явится, если будут уплачены все штрафы, с ним примиряются.

[15]

О четверых вызванных на божий суд

Если четверо будут вызваны на божий суд и один из них явится в срок, а другие нет, те, кто не явится в срок, пусть платят все штрафы и один из них станет врагом на один год, а другой навечно; и когда третий явится, если будут уплачены все штрафы, с ним примиряются; и четвертый, который явится, очищается с двенадцатью весинос, и с ним примиряются; и если он не сможет очиститься, пусть станет врагом на год; и если двое явятся, а двое нет, те, которые не явятся, становятся врагами, один на один год, а другой навечно и платят все штрафы; и двое, которые явятся, очищаются каждый с двенадцатью весинос и с ними примиряются; и тот, кто не сможет очиститься, пусть станет врагом на год. [152]

[16]

О троих, которые явятся

Если трое явятся, а один нет, тот, кто не явится, платит половину штрафов и становится врагом навечно; и один из троих, когда явится, платит половину всех штрафов и становится врагом на год, если будет сражаться в поединке и будет побежден; и если победит, отказываются от обвинения против него на поле и примиряются с ним в совете; но пусть истец выбирает, кто из них должен сражаться в поединке; и каждый из двоих, которые останутся, очищается с двенадцатью весинос и с ними примиряются; а кто не сможет очиститься, пусть станет врагом на год.

[17]

О четверых, которые не явятся

Если ни один из четверых вызванных на божий суд не явится в срок, то пусть они вместе платят все штрафы, и один из них станет врагом на год, а другой навечно; и с двумя, которые не будут врагами, если уплачены все штрафы, когда они явятся, примиряются.

[18]

О пятерых вызванных на божий суд

Если пятеро будут вызваны на божий суд и явится один, а четверо нет, те, кто не явится, пусть платят все штрафы, и один из них становится врагом на год, а другой навечно; и с двумя, которые не будут врагами, если уплачены все штрафы, примиряются; и пятый, который явится, очищается с двенадцатью весинос и с ним примиряются; и кто не сможет очиститься, пусть станет врагом на год.

[19]

О четверых, которые явятся

Если четверо явятся, а один нет, тот, кто не явится, пусть уплатит половину штрафов и станет врагом навечно; затем выбирает истец, кто из тех, которые явятся, сражается в поединке; и если победит, отказываются от обвинения против него на поле и примиряются с ним в совете; и если проиграет, платит половину штрафов и становится врагом на год; и каждый из трех очищается с двенадцатью весинос и с ними примиряются; [153] и если [кто] не сможет очиститься, пусть станет врагом на год; и если трое явятся, а двое нет, эти двое платят все штрафы и становятся врагами на один год первый и навечно второй; а остальные трое, когда явятся, очищаются каждый с двенадцатью весинос и с ними примиряются; и кто не сможет очиститься, становится врагом на один год; и если двое явятся, а трое нет, те, кто не явится, платят все штрафы и становятся врагами, первый на один год, а второй навечно; и с третьим из тех, кто не явится, если уплачены все штрафы, когда он явится, примиряются; и из двоих, которые явятся, каждый очищается с двенадцатью весинос и с ними примиряются; и кто не сможет очиститься, пусть станет врагом на один год.

[20]

О пятерых вызванных на божий суд, которые не явятся

Если из пятерых вызванных на божий суд ни один не явится в срок, пусть они вместе платят все штрафы и один из них станет врагом на год, а другой навечно; с тремя, если уплачены все штрафы, примиряются.

[21]

Если будет заперт [истец] теми, кто не явится

Когда истец в третью пятницу теми, кто не явится в срок, будет заперт, пусть он в первое воскресенье после [истечения срока] назовет в совете любого, кто станет врагом на год, а кто навечно.

[22]

О тех, кто не явится в срок

Вызванные на божий суд, если они не явятся в срок, теряют все свое имущество, которое они будут иметь, за указанные штрафы, как движимость, так и недвижимость, до тех пор, пока не будут уплачены все штрафы; и всякий, кто не отдаст то имущество, платит все штрафы за сбежавшего убийцу; и если кто-либо будет держать какое-либо имущество сбежавшего убийцы, пусть отдаст его судье и алькальдам, и они имеют власть продать его, дать в залог и взять из него все вещи, которые они смогут из него получить до тех пор, пока не наберут все штрафы; и тот, кого они будут подозревать, что он утаивает какую-либо вещь из имущества убийцы, пусть отвечает в суде, принеся присягу с двумя весинос, и присяге верить. [154]

[23]

О том, кто купит имущество убийцы

Если кто-либо купит имущество убийцы перед тем, как тот уплатит штрафы, то не имеет это [законной] силы; [судебный] штраф за убийство платит убийца после того, как он будет побежден в течение трех [сроков] по девять дней; так, в первую девятидневку платит треть штрафов одеждой и другую треть во вторую девятидневку — скотом, и последнюю треть в третью девятидневку — золотом; и если случится, что до [истечения] трех сроков по девять дней он не уплатит весь штраф, как уже сказано, за то, что останется [должен], пусть родичи убитого отрежут ему правую кисть и пусть станет он в связи с этим врагом.

[24]

О том, как следует считать мараведи

Всякий, кто должен будет отдавать мараведи как штраф, платит ими согласно расчету в три с половиной менкаля за мараведи; и судья держит убийцу под арестом, если тот не даст поручителя за указанный штраф; и поручители, если не смогут его доставить в срок, как сказано в фуэро, платят все штрафы, за [уплату] которых они поручатся, и если они их не смогут заплатить, заключаются в темницу судьи, пока не уплатят.

[25]

О том, как берутся штрафы

Вызывающие на божий суд, будь то один или будь их много, пусть возьмут ту часть штрафов, которая им будет принадлежать, а не другие, если по праву они вызовут на божий суд; и если кто-либо ранит или убьет человека и будет схвачен при бегстве судьей или алькальдами и в той темнице его кто-либо из родственников того, кого он убил или ранил, или другой кто-либо, кто не будет родственником, ранит или убьет его прежде, чем, согласно праву, он будет побежден, пусть платит за преступление, которое совершит, вдвойне и становится врагом; и если другие, которые не будут алькальдами, его схватят и не будут защищать его до тех пор, пока он не даст поручителей, согласно фуэро Куэнки, и будет он ранен или убит в их руках, нанесшие раны или убившие его пусть удваивают [штраф] за любое преступление, какое они совершат; и захватившие его, [155] если не будут держать его до тех пор, пока не представят судье или алькальдам, если он убежит, платят все штрафы; но захватившие не платят за смерть задержанного, если он против их воли будет ранен или убит; также всякий, кто задержанного человека убьет в городе или вне его, платит за преступление, которое совершит, вдвойне.

Титул V

[О том, кто человека убьет за поручительство за безопасность или нападет на доверившегося или с которым они примирились]

[1]

О том, кто убьет человека за поручительство за безопасность

Повелеваю, чтобы всякий, кто убьет человека за поручительство за безопасность, или с которым примирились, или доверившегося, платил четыреста мараведи, если убежит; и если будет схвачен, надлежит его сбросить; и если алькальды не найдут, из чего взять возмещение в уплату штрафов, поручители за безопасность пусть платят все штрафы до [истечения] трех [сроков] по девять дней, а именно: третью часть одеждой, и третью часть скотом, и третью часть золотом; и если до [истечения] трех [сроков] по девять дней он [(преступник)] не заплатит этот штраф, как уже сказано, по истечении срока не дают [(поручителям)] ни есть, ни пить до тех пор, пока они не умрут от голода и жажды в тюрьме; но если поручители смогут держать виновного и передать в руки судьи, пусть они будут неприкосновенны и свободны от того поручительства.

[2]

О том, кто будет отрицать поручительство безопасности

Если случится, что убийца будет отрицать, [что предоставил] поручителей за безопасность, пусть секретарь совета доказывает это с судьей или с одним алькальдом и платит [убийца], как уже сказано; и если секретарь или судья не найдут [доказательств] поручительства, доказывают его два алькальда, [156] и платит [убийца] согласно фуэро; и если не смогут доказать поручительство за безопасность, как уже сказано, и убийца признается в убийстве, платит он двести мараведи; и поручительство за безопасность выбирает истец или тот, кто будет убийцей, пусть приносит присягу с двенадцатью весинос и присяге верить, или приносит присягу лично и отвечает равному себе и сражается в поединке (rresponda a su par i lidie); и если он будет побежден, подлежит наказанию смертной казнью, как уже сказано много раз; и если победит, платит двести мараведи и становится врагом согласно фуэро, но пусть обвинение в предательстве (tray§ion) будет снято; и если вдруг он будет отрицать убийство и поручительство за безопасность и не сможет доказать со свидетелями, пусть очищается с двенадцатью весинос или отвечает равному себе и сражается в поединке; и если он будет побежден, надлежит его сбросить; и если победит, отказываются от обвинения против него на поле и примиряются с ним в совете.

[3]

О предателе, который убежит

Если случится, что предатель (traydor) 12 убежит и поручители за безопасность будут отрицать поручительство, доказывает его [(поручительство)] судья или те алькальды, которые их [(поручителей)] принимали, и платят [поручители] четыреста мараведи; и если не смогут они доказать [поручительство], пусть оставят их [(кого считали поручителями)] в мире, и никто никогда пусть больше не предъявляет им иск.

[4]

Если алькальдов не будет в живых

Если случится, что судьи или алькальдов, которые принимали поручителей, не будет в живых, пусть каждый поручитель очищается с двенадцатью весинос и присяге верить, и если не смогут очиститься, платят четыреста мараведи за указанные [выше] штрафы.

[5]

Чтобы не забывали поручителей за безопасность

По указанным причинам и для того, чтобы поручительства не забывали, повелеваем согласно фуэро, чтобы все поручительства за безопасность обновлялись каждый год и записывал их [157] нотариус (escribano publico), [начиная] от праздника святого Михаила в течение тридцати дней.

[6]

О поручителях за безопасность

Всякий, кто должен будет дать поручителей за безопасность согласно фуэро Куэнки, дает их за себя и за всех своих родичей, которые будут [находиться] в округе Куэнки; и если тот, которого будут подозревать, не захочет дать поручителей за безопасность согласно фуэро Куэнки, если более не будет приглашен (si mas non sea conbidado) [их дать], пусть даст их до [истечения] третьего дня; но если будет он таким упрямым, что не захочет их дать никаким образом, пусть судья и алькальды задержат его и наденут колодку до [истечения] третьего дня; и как только истечет третий день, изгоняют его из города, и если после того, как он будет изгнан из города, он вновь будет там встречен, пусть задержит его судья [чтобы получить] штраф в сто мараведи; и столько же платит хозяин дома, где будет засвидетельствован [злоумышленник].

[7]

О том, кто будет защищать себя

Хотя фуэро выше и повелевает платить штрафы всякому, кто человека ранит или убьет, но если кто-либо первый запрещенным оружием ранит другого или схватит рукой бороду и терпящий несправедливость его ранит или убьет, он не платит штраф и не становится врагом.

[8]

О том, как следует брать виру

Так как имеются селения и люди, обычай и фуэро которых таков, что когда муж совершает убийство, или кражу, или такой грех, за который он должен лишиться всего своего имущества, тогда жена забирает половину всего их имущества, которое ей полагается, а другую половину берут в счет штрафа, поэтому, чтобы отменить целиком этот обычай, повелеваем, чтобы, если кто убьет человека, или продаст, или совершит другой такой грех и убежит, судья забирал все имущество как жены, так и мужа за преступление, которое он совершит, хотя недвижимость или движимость будет [принадлежать] жене, а не мужу; ибо жена, которая не один раз обычно пользуется доходом, [158] который муж добывает, пусть не удивляется, если она иногда будет сожалеть по поводу вещей, которые потеряет из-за мужа, ибо справедливо, когда, пользуясь [вещью], они радуются и делят ее [между] собой, то и печаль, когда она придет, пусть разделят оба; и то, что останется после уплаты штрафа, из движимости, или недвижимости, или денег, отдают жене или тем, кто должен получить ее имущество; но если тот, кто будет пойман, умрет за грех, который совершил, ближайшие родичи наследуют его имущество, как движимость, так и недвижимость.

[9]

Свобода тех, кто найдет древнее сокровище

(В FCFP (СССХХII) и FCFS (XV, 12) - "О том, кто найдет древнее сокровище".)

Жалую также вам, чтобы всякий, кто найдет древнее сокровище (tesoro viejo), владел им и не отвечал за него ни королю, ни другому сеньору; но если кто-либо в чужом владении найдет какое-либо сокровище, пусть господин владения получит его половину.

[10]

О рыночной пошлине

Также жалую вам, чтобы любому, кто будет сборщиком рыночной пошлины в Куэнке, не давали ни рыночную пошлину, ни дорожную пошлину (peaje), ни в городе, ни вне его, за исключением того, что, согласно праву, должны дать; и хотя торговец 13 в городе не уплатит дорожную пошлину и сборщик рыночной пошлины его настигнет в дороге, пусть возьмут дорожную пошлину, которую должны будут получить по праву, а не другой штраф, и не заставляют его вернуться [в город].

[11]

Об ушедшем враге, который будет встречен

Если какой-либо враг, который после того, как он открыто (manifiesta mente) уйдет из города, еще раз будет встречен или засвидетельствован его врагами [в городе] или в деревнях, то пусть хозяин дома, где он будет засвидетельствован, уплатит сто мараведи; и хотя не смогут засвидетельствовать его [нахождение] в каком-либо доме, но будут кого-либо подозревать, [159] что он его укрыл, следует, чтобы он очистился с двенадцатью весинос, что после того, как [враг] был изгнан [из города], он не входил в его дом, и присяге верить, и если он не захочет принести присягу или не сможет принести присягу, платит сто мараведи, как уже сказано.

Титул VI

[О том, как должны проходить выборы судьи, и алькальдов, и секретаря, и альмутасафа, и судебных приставов, и как их проводить]

[1]

О судейской должности и алькальдах, [и] как их [(выборы)] должны проводить

Повелеваю, чтобы в воскресенье, следующее за праздником святого Михаила, совет каждый год, согласно фуэро, назначал судью, и алькальдов, и секретаря, и судебных приставов, и сайона, и альмутасафа; и потому говорим "каждый год", чтобы никто ни нес службу, ни [занимал] должность (oficio, nin portillo) в совете более года, если только совет не попросит об этом; в этот же самый воскресный день приход, где должна быть должность судьи, пусть выдвигает судью умного и опытного, который умел бы различать правду и ложь, право и произвол, и должен он иметь дом в городе и коня; ибо всякий, кто не будет держать в предшествующий год в городе заселенный дом и коня, не должен быть судьей; также не должен быть ни судьей, ни алькальдом тот, кто захочет получить судейскую должность силой; также каждый приход в указанный день пусть выбирает своего алькальда, чтобы он, как мы сказали о судье, имел заселенный дом и коня в городе в предшествующий год; но если какой-либо приход в указанный день, выбирая судью, не придет к согласию, пусть судья и алькальды предшествующего года берут его, бросая жребии на пятерых людей того прихода, добрых и мудрых, где должна быть судейская должность, как уже сказали; и тот, кому выпадет жребий, пусть будет судьей, а не другой; также алькальды предшествующего года выбирают алькальда в приходе, не пришедшем к согласию. [160]

[2]

О том, кто захочет [получить] должность судьи или алькальда силой

Тот, кто должность судьи или должность алькальда захочет [получить] силой алькальдов, или родственников, или короля, или сеньора города, или продаст ее, или сделает другого [своим] уполномоченным (pergonnero) [на этой должности] до принесения присяги, пусть не будет ни судьей, ни алькальдом во все дни своей жизни, не несет ни службу, ни занимает должность в совете.

[3]

Как приносит судья присягу

И после выборов, и после того, как все соберутся, и как выборы будут утверждены всем народом, судья приносит присягу на святом Евангелии в том, что он ни из-за любви к родичам, ни из-за привязанности к детям, ни из-за алчности к имуществу, ни из-за личной неприязни, ни по просьбе, и ни за друзей, ни весинос, ни чужаков не нарушит предписания фуэро, и не разрушит его, и не свернет с дороги справедливости; также затем пусть об этом принесут присягу алькальды, затем секретарь, и альмутасаф, и сайон; эти указанные [лица] приносят присягу в совете; и должны они принести присягу на верность совету, за исключением королевской чести (salua la onrra del rrei); (По-видимому, в последнем случае речь идет о принесении присяги королю, которую должностные лица муниципии приносили либо во дворце (точнее, в королевской резиденции в самом городе), либо непосредственно королю) судебные приставы приносят присягу или в совете, или в палате алькальдов, и не исполняют иные обязанности, исключая только [те], о которых принесут присягу.

[4]

О судье или алькальде, который будет уличен во лжи

Если вдруг судья или алькальд будет уличен во лжи или в подлоге уже после того, как будет принесена присяга, пусть он лишается и службы, и должности в совете, и за это пусть объявят его вне закона (sea encartado), и никогда больше не принимаются его свидетельские показания; и всякий ущерб, который вследствие этого будет причинен, он возмещает вдвойне; и [161] этому наказанию подлежит судья или алькальд, который утаит правду, или спросит свидетелей не о том, о чем они принесут присягу, или если даст ложное свидетельство, или если не будет хранить верность совету, или если с презрением отнесется к решению [согласно этой] грамоте, или не разрешит, чтобы читали [эту] грамоту, угрожая секретарю, произнося оскорбительные слова.

[5]

Пусть судья и алькальды будут справедливыми

Повелеваю судье и алькальдам, чтобы они были справедливыми к бедным и богатым, знатным и незнатным; и если случится, что по их вине кто-то не получит защиты и явится ко мне, жалуясь, и я смогу доказать, что решение принято не в соответствии с фуэро, пусть судья и алькальды уплатят королю сто мараведи и истцу вдвое по иску.

[6]

О том, кто подаст иск

Также всякий, кто подаст иск судье или алькальдам, или в совет, по которому судья должен будет направить судебного исполнителя, и не направит его до следующего дня, пусть заявитель скажет об этом алькальдам, и тогда судья платит десять мараведи алькальдам и вдвойне — предъявившему иск; и если алькальды не захотят заставить судью, платят они совету десять мараведи и вдвойне предъявившему иск.

[7]

О том, кто подаст [иск] в совет раньше, чем алькальдам

Всякий, кто подаст свой иск в совет раньше, чем покажет его судье и алькальдам, платит десять мараведи судье и алькальдам, и тот, кому иск будет предъявляться, пусть получит долю [штрафа], как один из алькальдов.

[8]

О плате судье

Повелеваю, чтобы судья получал в оплату службы, которую он окажет совету, сорок менкалей, и пусть их даст совет; также он берет 1/7 из пятин (quintas) и тех вещей, которые совет дает королю или сеньору города по своей воле; и говорится "по своей воле" потому, что никогда совет Куэнки ни королю, ни [162] другому кому-либо, ни еще кому-либо ни согласно фуэро, ни по праву, не должен давать какую-либо вещь; ибо я освобождаю его от всякого угнетения (premia) короля и сеньора, и от всякого платежа, поземельного налога и отработок; но где король или старший сеньор над городом будет судьей (juez) пусть он получает 1/7 из пятин; и кроме пятин получает судья пять солидов от своих ворот 14 и 1/7 штрафов, которые принадлежат дворцу и которые он взыщет.

[9]

О том, что останется невыплаченным предшествующему судье

Если вдруг что-либо останется невыплаченным (sobrar) предшествующему судье из дарения, которое сеньор города даст совету, или из пятин, или по отчету совета в указанное воскресенье сложения полномочий, то, что не будет уплачено, платит новый судья и берет из этого платеж, который ему [(предшествующему судье)] принадлежит; ибо если предшествующий судья или алькальды в тот день будут держать арестованного человека за преступление, по которому не вынесено решение или в котором не сознался [обвиняемый], пусть выносит решение судья с новыми алькальдами и они получают [штрафы], если будет законное основание; но если в этот указанный воскресный день старый судья или алькальды будут держать человека, побежденного за преступление или сознавшегося [в нем], пусть они получат [штрафы] или делают то, что захотят; все другие штрафы делят судья и алькальды, и алькальды с судьей, за исключением тех, о которых уже сказано.

[10]

Пусть алькальды рассматривают дела только тех, кто явится к ним

Следует знать, что судья и алькальды могут рассматривать дела только тех, кто явится в их суд; ибо это установление дается для тех, кто обычно сначала принимает решение, а затем выслушивает тех, кто явится в их суд.

[11]

О должности судьи

Вот что должен делать судья: принимать поручителей за безопасность в штрафах, [причитающихся] совету; и должен брать пятины, и штрафы, и те вещи, которые совет будет давать как [163] сервисьо 15 королю или другому; и пусть принимает поручителей по [уплате] штрафов и по искам, которые ему подадут; и пусть принимает поручителей у судебных приставов, и дома с залогом, в которых совет должен получить свой платеж; и должен он дать право всем тем, кто к нему обратится с иском; и должен он задерживать тех, кто не будет давать залог или будет его отбирать; и должен он судить у своих ворот и рассматривать дела тех, которые явятся на его суд.

[12]

О времени, когда объявляют о сроках

Время, когда объявляют о [начале течения] и истечении сроков, пусть будет от третьего до шестого часа; о начале [течения] сроков объявляют на обеих площадях; и судья судит у своих ворот с одним присяжным алькальдом (alcalde jurado), a не с другим.

[13]

О том, как должен оставить судья кого-либо вместо себя

Если случится, что по какой-либо надобности судья уедет из города в какое-либо место, пусть оставит вместо себя одного из присяжных алькальдов, чтобы он судил вместо него и исполнял возложенное на него полностью; и если он не будет [делать так, пусть тот назначенный судья (juez fechizo) возмещает весь ущерб, который по его вине будет причинен городу; таковы суть дела, в которых присяжный судья (juez jurado) должен выступать от своего имени, и все другие [дела] принадлежат судье и алькальдам, такие, как правосудие над всеми преступниками во всем городе, вынесение решений и решение дел коллегиально во все дни пятницы.

[14]

О тех, кто подаст иск алькальдам

Если случится, что какой-то потерпевший подаст иск судье и алькальдам и немедленно не восстановят они его право, пусть заплатят они по иску вдвойне и ущерб, который будет причинен городу, вдвойне; и этот штраф делят [между собой] совет и истец. [164]

[15]

О выбранном на год судье (juez annal), который направит вместо себя [другого] взять залог

Если выбранный на год судья направит вместо себя кого-либо взять залог в деревни и залог у него будет отобран, пусть выбранный на год судья возьмет залог у него [(злоумышленника)] в обеспечение штрафа в десять солидов, если тот назначенный судья сможет это [(отнятие залога)] доказать с одним весино; и также, если у выбранного на год судьи будет отобран залог, [(злоумышленник)] платит пять мараведи и алькальды берут залог в обеспечение обоих штрафов; и если этот вероломный [злоумышленник] то же самое сделает и по отношению к алькальдам, платит десять мараведи, и совет берет залог в обеспечение обоих штрафов, как об этом мы далее расскажем подробно.

[16]

О назначенном судье, который имеет половину в своем штрафе

Да будет известно, что назначенный судья имеет половину в своем штрафе; и судебные приставы и сайон — четвертую часть штрафа; штрафы судьи и алькальдов делит судья, за исключением штрафа в десять солидов, как уже сказано.

[17]

О том, как должны назначать продавца

Судья и алькальды назначают муниципальным продавцом (vendedor publico) весино, чтобы он продавал имущество, которое ему дадут [для продажи], и его называют корредор, будь он еврей или мавр; и всякий, кто другого продавца встретит продающим товары, отбирает их без штрафа.

[18]

О судье или алькальдах, если они возьмут какой-либо дар (dono)

Если судья и алькальды тайно за решение, которое они вынесут, возьмут дар у сторон тяжбы (contendores), их решение не имеет силы, и за это они платят вдвойне по иску, по которому будет вынесено решение. [165]

[19]

О должности секретаря совета

Секретарь в управлении городом считается вторым после судьи и алькальдов и поэтому о нем говорится во вторую [очередь]; секретарь пусть будет верным, читая книгу [фуэро], и отчет совета, и падрон 16 совета, который пусть всегда держит так, как он будет записан с присяжными секретарями, и пусть следит, чтобы не вносили в книгу [фуэро] ничего без приказа короля или совета, и не вычеркивает ничего из книги судебных решений; также отчеты судьи и алькальдов пусть он хранит верно и не совершает в них обмана; и если секретарь эти вещи, о которых сказано, будет верно хранить, пусть даст ему совет сорок менкалей и одного подростка-мавра (morezno) после того, как совет примет участие в походе и добудет имущество; и иск, (demanda) который предъявит совет в конце года, пусть будет прочен (firme).

[20]

О секретаре

Если секретарь будет уличен в подлоге (falsead) или обмане до ста менкалей, платит вдвойне, как вор (lasdron); и свыше ста, если будет уличен в обмане и в книге решений что-либо вычеркнет или запишет [без приказа], пусть отрежут ему большой палец на правой руке, и за ущерб, который он причинит, платит вдвойне.

[21]

О плате алькальдам

Пусть совет дает каждому из алькальдов за оказанную службу десять менкалей; и повелеваю, чтобы, если в суде пожалуется на какого-либо алькальда, судья и другие алькальды принуждали его защищать право заявителя, и пока он не сделает этого, пусть не разбирает ни одну тяжбу.

[22]

О должности альмутасафа

Альмутасаф пусть будет [поставлен надзирать] за мерами зерна, и вина, и масла, и соли, за гирями и либрами, и над мясниками, и над лавочниками, и над трактирщиками, и над булочницами, и над рыбаками, и над лесниками, и над [166] гончарами, и над черепичниками, и над кирпичных дел мастерами, и над водоносами (azacanes), и над лесорубами, и над перекупщиками, и над аптекарями или торговцами пряностями; и этот альмутасаф приносит присягу в совете в том, что он будет верным в тех вещах, которые грамота предпишет или совет установит уставом.

[23]

Об альмутасафе

Если кто-либо пожалуется альмутасафу по какой-либо из этих причин, пусть тот час же он возьмет залог в счет штрафа за [нарушение] устава (calonna del coto), как мы скажем дальше; и этот штраф делят на три части, одну треть альмутасаф делит с заявителем, и две, которые остаются, принадлежат совету, чтобы он заделал дыры [в стенах] (los forados) города.

[24]

Об альмутасафе, которого называют небрежным

Если альмутасаф в тех вещах, о которых мы сказали, будет небрежен, или истец не получит защиты, или тайно договорится с кем-либо, платит десять мараведи судье, алькальдам и истцу; также, если альмутасафа не будет на месте, так что некому будет выносить решения истцам в тех делах, о которых мы сказали выше, платит десять мараведи судье, алькальдам и истцу; также альмутасаф дает отчет совету об альмутасафии; и если в каких-либо вещах он будет уличен в обмане, пусть отрежут ему уши, остригут волосы и бьют плетьми на всех улицах или возмещает сто мараведи, что совету предпочтительнее.

[25]

О мерах и весах

Все указанные меры и весы, то есть булочниц, и лавочников, и мясников, [альмутасаф] каждую неделю обмеряет и взвешивает, и у того, чью меру найдет неправильной, берет залог за штраф в десять мараведи и уничтожает ее без штрафа; и альмутасаф следит, чтобы не бросали на улицах нечистоты или грязь, и если кто-либо загрязнит улицу, берет залог за штраф в пять солидов; и всякий весино Куэнки держит в своем доме меры и весы без штрафа, если они будут правильными; ибо всякий, кто будет иметь неправильные меры или весы, платит штрафы согласно фуэро Куэнки. [167]

[26]

О судебных приставах и их уставе

Судебные приставы должны доставлять послания совета и послания, с которыми их направят судья и алькальды, поскольку они должны им подчиняться целиком и полностью (en todo y рог todo) и получать приказы от судьи и алькальдов; и согласно фуэро с утра до ночи пусть один из судебных приставов находится рядом с судьей; и судебные приставы казнят преступников (malfechores) и стерегут задержанных, которых судья будет держать из-за штрафа или за другую вину; и все судебные приставы должны быть всегда готовы в палате алькальдов в день пятницы, и если они не все будут готовы в день пятницы, когда алькальды будут [заседать] в палате и по их вине в палате что-либо случится, платит штраф [отсутствующий] в один мараведи; также, если кто-либо из судебных приставов не будет каждый день, как уже сказано, находиться возле судьи, они все вместе платят один мараведи; также если кто-либо из судебных приставов не исполнит приказ судьи или алькальдов, пусть будет нанят другой за его средства и посылают его в то место, куда он [(судебный пристав)] должен идти; и если кто-либо из судебных приставов послание совета, или судьи, или алькальдов доставит не должным образом (mal recabdare) в округу, платит пять мараведи алькальдам и истцу; и если это будет вне округи, платит десять мараведи.

[27]

О присяжном, который изменит судебное решение

Если кто-либо из судебных приставов будет послан к королю как верный (fiel) и решение, которое при дворе короля будет вынесено, изменит, пусть отрежут ему язык; и судебный пристав, который без приказа судьи или алькальдов возьмет залог, дает залог вдвойне и платит алькальдам один мараведи.

[28]

О судебном приставе, который возьмет залог

Когда судебный пристав по приказу судьи или алькальдов возьмет залог, пусть отдаст залог тому, по чьему приказу он его возьмет; и тот, кто получит от судебного пристава залог, пусть будет свидетелем сделки (sea otor) судебному приставу в том залоге, если будет необходимо; и если судебный пристав не [168] сделает этого и залог заложит или продаст за бесценок (se mal metiere), удваивает залог истцу и один мараведи судье и алькальдам.

[29]

Если судебного пристава направят взять залог с самого заседания суда

Если судья и алькальды, находясь в палате, направят судебного пристава взять залог, пусть тот, кто отнимет залог, уплатит пять солидов, если [это] будет в городе; и если будет в деревнях, платит десять солидов тот, кто отнимет у него залог, если [пристав] сможет доказать это с одним весино, как в городе, так и вне [его].

[30]

О плате судебному приставу

Совет дает судебному приставу в качестве содержания (gualardon) одну восьмую с каждого наследника и с каждого ремесленника (menestral), которые будут иметь свыше двадцати менкалей, за исключением кабальерос и должностных лиц [совета] (aportillados).

[31]

Если задержанный убежит [из заключения], то какое наказание за это судебному приставу

(В FCFP (CCCCLXXII) и FCFS (XVI, 46) - "О судебном приставе, который будет стеречь задержанного".)

Если какой-либо судебный пристав будет стеречь заключенного и тот убежит из заключения, пусть самого судебного пристава поместят на его место и платит он то, что должен был уплатить [сбежавший], или несет наказание, которое должен был понести убежавший.

[32]

О присяге корредора

Корредор, которого назначат алькальды, сначала приносит присягу на верность в палате алькальдов; и если после принесения присяги он будет уличен в подлоге или краже, до пяти менкалей пусть отрежут ему уши; и до десяти — выкалывают [169] ему правый глаз; и до двадцати — выкалывают ему оба глаза; и свыше двадцати — надлежит его сбросить.

[33]

Как [корредор] взимает свое вознаграждение

С вещей, которые корредор будет продавать, пусть он получает с каждого мараведи один динеро, и согласно этому расчету получает с других вещей, которые продаст; но пусть ему будет запрещено, чтобы из вещей, которые он будет продавать, он держал для себя и покупал какую-либо вещь; и когда он будет продавать мавра или какое-либо владение, получает половину менкаля, и если будет продавать коня, получает восемь динеро; и за осла, и за вола получает четыре динеро; и корредор становится свидетелем сделки (otor) за вещи, которые будет продавать; (То есть он должен в случае иска об истребовании вещи из чужого владения выступать свидетелем на стороне ответчика.) но если он не захочет стать свидетелем сделки и другой захочет доказать ему обратное, платит продавец (vendedor) по иску вдвойне.

[34]

О глашатае и сайоне

Сайон или глашатай объявляет о созыве совета по приказу судьи и никого другого на обеих площадях; также объявляет о сроках у ворот судьи; также объявляет обо всем, что прикажут алькальды, за исключением созыва совета и сроков у ворот судьи; также объявляет обо всех пропажах, с которыми заявитель придет к нему, или о том, что будет найдено; и объявляет также о продаже пленных мавров на альмонеде в войсковом стане (almoneda de las almofayas (Almofaya (almofalla) — "войсковой лагерь", "войско" — араб, "mahalla" от глагола "hall" — "отдыхать в местечке" (Corominas, 1976, 1, р. 155). Таким образом, "Almoneda de las almofayas" можно перевести, как "продажа добычи на аукционе в войсковом стане".)) как в городе, так и вне [его]; и пусть дежурит у дверей палаты алькальдов в день пятницы и не в [какой-либо] другой день; и за объявление о продаже на альмонеде, если будет продаваться верховое животное, получает четыре динара; если вол и осел, получает два динара; и если мавр, получает один меах и не более; и если за какое-либо объявление получит больше, платит один мараведи; и если животное [170] будет потеряно как в городе, так и вне [его] и найдется благодаря его объявлению, пусть получит два динеро; и с мавра получает четыре динеро, если он будет весино или из округи Куэнки; и с мавра, который будет не из округи Куэнки, берет один менкаль; и за другие вещи согласно расчету с одного мараведи сайон берет один меах; и пусть возьмет в качестве платы с совета в конце года двадцать менкалей; и если этим вещам, которые установлены для его должности, по его вине будет причинен ущерб, он платит один мараведи [судье], и алькальдам, и истцу.


Комментарии

1 Воинские забавы (или турниры) заключались в скачке и, главным образом, в метании копья (bofordar) в деревянные доски (tablados), которые служили мишенью.

2 В тексте — "consejo de bando", где слово "bando" имеет негативный оттенок, обозначая шайку, группу лиц, часто вооруженных (почему в тексте и говорится "если он вынет запрещенное оружие"), которые, без всякого сомнения, преследуют политические цели, например, поддерживая на выборах магистратов своих кандидатов, или выступая против каких-либо мероприятий городского совета. Не исключено, что такие "самозванные советы", может быть, в составе из некоторых действующих магистратов при участии упоминающихся в тексте судьи или алькальда, представляли группировки внутри городского совета Примечательно, что действия членов consejo de bando не рассматриваются как предательство или вероломство, т. е. как тягчайшие (политические) преступления, что косвенно подтверждает последнее наше предположение, что это могли быть именно внутренние конфликты среди членов узкого совета, состоящего из должностных лиц и наиболее именитых граждан общины ("нарочитых мужей").

3 Так же в FSExt. 61. В кастильском обществе признавались две .формы брака: брак по благословению (de bendicion), который совершался со всеми церемониями и освящался церковью, и брак по присяге (a yuras), выражавшийся в заключении контракта, в котором предусматривались те же обязательства, что и в браке по благословению. При этом, однако, основой брачного союза были не церемонии церковного бракосочетания, а обоюдное согласие сторон. Обе формы брака считались одинаково законными. Важнейшими обрядностями при заключении браков были: обручение (esponsales) — соглашение между женихом и отцом (или, точнее говоря, родителями невесты, так как права матери и отца были одинаковы), в силу которого жених приобретал право на свою будущую супругу, и свадьба (casamiento), во время которой отец передавал невесту жениху. Э. Инохоса связывал два этих конституирующих акта с германским правом. От имени отца в XIII в. эту церемонию начал совершать священник, который в свою очередь получал невесту из рук отца или родственников и передавал ее будущему мужу (так назыв. traditio). Будущий муж приносил отцу невесты дар деньгами или натурой в знак передаваемой ему власти.

Имелась еще и третья форма союза: так назыв. баррагания (barragania). Это была сделка между холостым мужчиной и незамужней женщиной, договор о дружбе и товариществе, главными условиями которого были постоянство и верность. Мужчина, заключивший соглашение о баррагании, мог являться как духовным лицом, так и мирянином; но, прежде всего, он обязан был быть холостяком. Такого рода контракт, однако, не придавал этому союзу характер брака. Не исключено, что формы брачных союзов, основанных на соглашениях, возникли вследствие мусульманских влияний (Hinojosa E. El elemento germanico. P. 105; Альтамира-и-Кревеа. История Испании. С. 200 — 201). Судебник Куэнки (в 2,1,30) предписывает подвергать смертной казни мужчин, находившихся в законном брачном союзе и одновременно имевших барраган. Об особенном статусе барраган можно судить и по "Поэме о Сиде":

Los de Carrion son de natura tan alta,

Non gelas devien querer sus fijas por varraganas,

o quien gelas diera per parejas o por veladas? (Cid. 3275—3277).

[Но из знатного рода каррионские графы:

Они бы этих дочек, рожденьем им не равных,

Не взяли и в наложницы, a в жены - и подавно] (Сид. 3309—3311).

4 Испытанию раскаленным железом подвергались чаще женщины, когда нужно было отвести подозрение в прелюбодеянии, чародействе, сводничестве, убийстве мужа или в продаже христианина маврам (FC. 2,1,34 — 36, 39). Практически все судебники семейства Куэнка — Теруэль, в том числе и в Андалузии (Убеды, Баэсы, Иснаторафа), включают подробное описание процедуры испытания железом, что свидетельствует о существовании этой ордалии до второй половины XIII в. В фуэро Авилес содержится редкая норма о том, что "если женщина будет иметь мужа, или родственника, или сына, которые защитят ее в ходе поединка", необходимость подвергнуться указанному испытанию отпадала (FAviles. Cap. 26). Еще более редкая норма того же фуэро предусматривает применение этой ордалии для мужчины-истца, заявляющего права на имущество умершего (FAviles. Cap. 30).

5 Сравн., например, использование слова "baraja" во время разбирательства в суде короля, предваряющего вызов на поединок (в нашем переводе):

Dexassedesvos, Cid, de aquesta razon;

de vuestros averes de todos pagado ssodes.

Non crecies varaja entre nos e vos (Cid. 3293—3295).

[Этот довод мой Сид, пора вам оставить.

Все мы вам вернули из вашего добра.

Пусть не будет между нами и вами тяжбы] (Сид. 3327—3329).

6 Имеются в виду братства, в которые могли объединяться и ремесленники в городе, и жители деревень. Как правило, такие объединения создавались прихожанами для призрения бедных, похорон умерших своих членов и совместных трапез. Подробнее см. комм. 38 к фуэро Сепульведы.

7 Использование слова "ley" (закон) в тексте судебника ограничено только лишь несколькими местами: собственно в статьях и в некоторых названиях статей (FC.3,13,10; 4,12,13-15; 4,12,17-20; 4,13,15; Ape. 1-3). В двух случаях статьи обозначены как capitulo (FC. 3,4,9; 4,13,15), и только в одном собственно словом "статья" (articulo) (FC. Api. 1). Вообще же использование слова "ley" для обозначения отдельного предписания характерно больше для вестготского законодательства и кодексов Альфонса X (Фуэро Реаль, сер. XIII в.) и Альфонсо XI (Устав Алькала 1348 г.). Исключением среди Пространных муниципальных судебников с точки зрения частоты использования слова "ley" является судебник Иснаторафа, повторяющий Валенсийский кодекс фуэро Куэнки.

8 Смысл desafio — лат. defidare (в букв, смысле — "отзывать верность"), вызова на божий суд (судебное единоборство), заключался в том, что потерпевшая сторона, которая не смогла настигнуть преступников (убийц) по горячим следам, должна была вызвать подозреваемых ею в убийстве лиц в суд и там с соблюдением всех процедур обвинить их в совершении преступления и только затем преследовать тех, чья вина будет доказана: "И за человека, убитого в столкновении, родичи убитого называют пятеро тех, кто был в том столкновении в течение трех сроков по девять дней..." (FTeruel. 18). Судебник Куэнки дает необычайно развитую, казуистическую гипотезу этой нормы и в главе 14, книги 2, статьях с 4 по 20 описывает порядок вызова на божий суд от одного до пяти подозреваемых, не пытаясь сформулировать какие-либо общие принципы, которые можно свести к следующим: а) истцу принадлежит право выбрать, который или которые из вызванных должны стать врагом на год или навсегда, а кто должен быть объявлен невиновным (FC. 2,14, 4—11 и 13 — 20); б) вызванные могут сознаться или нет; первые выплачивают весь или половину судебного штрафа (2,14,4—11); в) такой же критерий применяется в отношении тех, когда одни не являются в суд, а другие являются; все имущество первых, движимое и недвижимое, реквизируется, пока не будет уплачен полностью судебный штраф (2,14,22).

Вообще же субинститут desafio является частью института кровной мести. Остановимся на последнем особо в этом месте нашего комментария, так как нормы, составляющие содержание этого, по сути, макроинститута, включавшего в себя несколько отдельных институтов обычного права, разбросаны по всему тексту судебника.

Итак, в муниципальном праве в XI—XIII вв. сохраняется кровная месть. Зародившись в догосударственную эпоху, она не только сама играла роль регулятора отношений между родами, но послужила у германцев основой для формирования состязательного процесса (Berman H.J. Law and revolution. Р. 52 — 61 и особенно р. 60). Конечно, она не существовала без изменений, сохраняясь с вестготской эпохи. Напротив, она видоизменялась в зависимости от конкретного вида организации общностей, в том числе и в гражданской общине Эстремадуры. Месть в гражданской общине не следует рассматривать как проявление насилия и частного правосудия, отвергаемых публичной властью. Напротив, публичное правосудие в общине и, в определенной мере, на уровне королевского права, например, в судебнике Сепульведы 1076 г., признавало месть в качестве одного из инструментов права и регулятора общественных отношений, интегрируя ее в свою систему права. С середины XIII в. эта ситуация закреплялась как растущей монополией городского рыцарства на власть в общине, так и процессом "присвоения" мести в качестве почетного возмещения оскорбления и бесчестья (Eguia M. M. El riepto. P. 812-813).

Акт кровной мести не был сиюминутной акцией, а само слово ее, обозначавшее venganza, в кастильских текстах не имело значения файды — межродовой вражды древних германцев (Eguia M. M. El riepto. Р. 811). В изучаемую эпоху осуществление мести состояло из двух этапов. Первый носил публичный характер, проходил в присутствии членов городского совета и включал в себя следующие процессуальные действия: вызов на божий суд подозреваемых в убийстве лиц (desafio), если они не были убиты по горячим следам; очистительной клятвы или поединка при отсутствии прямых улик (городские судьи-алькальды в подобных случаях могли даже проводить предварительное расследование на предмет, "имеет ли обвиняемый вину в убийстве или нет..." (FC. 2,4,1); объявления преступника врагом или, точнее было бы говорить, что преступник "уходит" (salga, exca) как враг; предоставления ему временного мира (tregua) для выплат судебных штрафов и вергельдов. После этого по истечении грех сроков по 9 дней осуществление правосудия переходило в руки самого потерпевшего или его родственников. Рассмотрим перечисленные этапы по отдельности.

Desafio в контексте протекания кровной мести — обвинение в преступлении и одновременно вызов на "божий суд". Только эта формальность позволяла законным образом осуществлять свое право на месть (Gibert R. Estudio historico-juridico. P. 515—516). Разрыв "мира" проходил в торжественной обстановке на общем собрании граждан города, обычно в воскресенье. Основаниями к этому являлись: совершение убийства, насилие над женщиной, поджог дома или совершение преступления, относившегося к категории тяжких ("королевских", так как король получал часть штрафов) дел (FSExt. t. 45). Мстить за пострадавшего могли кровные родичи до троюродных и сводных братьев, а также свояки (FSExt. t. 50). Число лиц, вызываемых потерпевшей стороной в суд для обвинения и лишения "мира", в судебнике Куэнки составляло пять человек, а в фуэро Сепульведы — восемь (FC. 2,4,9; FSExt t. 32).

После выдвижения обвинения и заявления на судебном собрании о разрыве "мира", согласно фуэро Куэнки, истца обязывали после объявления о начале кровной мести предоставить временный "мир" своему врагу (FC. 2,4,9), а уже в фуэро Сепульведы сами судьи объявляли о предоставлении временного мира между сторонами и давали три срока по девять дней, чтобы подозреваемые каким-либо образом ответили на вызов (FSExt. t. 32). Жена и дети преступника к началу XII в., согласно судебнику Эскалопы, не должны были притесняться мстителями (FEscalona. Р. 490).

Королевские и муниципальные судьи были заинтересованы в соблюдении всех процессуальных норм враждующими сторонами. Ими руководили и соображения общественной безопасности, и заинтересованность в получении штрафов от преступника. Преступнику давалось три срока по девять дней для выплат всех штрафов (FC. 2,4,23). Согласно судебнику Теруэля третья часть уголовного штрафа принадлежала истцу, другая треть — совету и еще треть — королю (FTeruel. Сар. 20). По мнению X. Лалинде Абадия, невыплата штрафа совету и виры потерпевшему превращали преступника в предателя, ставили его вне закона, преследовать которого надлежало уже всей общине в целом (Lalinde Abadia J. Derecho historico. R 394). Как считает А. Иглесиа Феррейрос, состав такого преступления, как предательство, оформился в королевском праве и для муниципального права был явлением новым. Предатель лишался обычно имущества и изгонялся из общины (см. Iglesia Ferreiros A. Historia de la traicion. Р. 109). Вира составляла 300 солидов для рядового "соседа", из которой 1/8 часть шла королю (FC. 2,4,1) и 500 солидов для городских рыцарей и знатных фихос-дальго в судебнике Сепульведы.

Чтобы добиться получения штрафов власти могли захватить все имущество преступника и взыскать с него необходимые суммы или же их натуральное выражение, арестовать его самого и потребовать поручителей, которые могли бы обязаться за выплату штрафов (FC. 2,4,24), потребовать их с тех лиц, "кто, не являясь судьями, захватили его (преступника)" и упустили из-под стражи (FC. 2,4,25). Заботой о получении штрафов и общественном спокойствии можно объяснить и охрану жизни лишенного "мира" до истечения первого формального этапа кровной мести. Жизнь преступника охранялась двойным штрафом и угрозой оказаться вне закона для "кого-либо из родичей, кого он убил или ранил, или другого кого-либо, кто не будет родичем", если преступника ранят или убьют его до истечения трех девятидневок (FC. 2,4,25; FEscalona. Р. 491).

Штрафные суммы, ввиду их значительности, выплачивались, согласно судебнику Куэнки, деньгами, одеждой и скотом. В некоторых случаях ответчику разрешается предавать имущество для выплаты денежной части штрафа (FTeruel. 20). За невыплаченную часть штрафа или виры убийца мог еще до истечения первого этапа получить увечье (в XII в.): "Если в течение трех сроков по 9 дней не выплатит он весь штраф,... за его оставшуюся часть родичи убитого отрезают ему правую руку и после этого пусть уходит он как враг" (FC. 2,4,23). Когда же убийца не имел никаких средств и за него не могли уплатить "родичи и друзья", тогда, например, судебник Теруэля разрешал мстителям уморить его голодом (FTeruel. 21), а судебник Сепульведы давал право его убить (FSExt. t. 33).

После уплаты всех штрафов преступник не должен был оставаться на территории общины: власти буквально выталкивали его за пределы своей юрисдикции, чтобы избежать, по-видимому, стычек в своей округе: "И если какой-нибудь враг будет столь дерзок или не подчинится и не покинет пределы (общины), то сколько раз засвидетельствуют его присутствие преследователи с алькальдами и присяжными или добрыми людьми-весинос, если это будет в городе или округе, столько раз платит пять мараведи,… и если будет у него недвижимость или движимое имущество, захватывают его; и если ничего не будет там, захватывают алькальды его самого" (FSExt. t. 50). Это было особенно актуально с середины XIII в. и в конце этого же столетия, так как речь шла прежде всего о городских рыцарях и их щитоносцах, за которыми часто стояла группа родственников, сторонников и слуг. Иногда, в тех случаях, когда преимущество в силе было на стороне преследуемого или власти опасались, что его свита, проходя через округу, будет бесчинствовать, такой преступник не мог свободно покинуть территорию общины, не предоставив поручителей — гарантов того, что "он не причинит никакого вреда ни в Эскалоне, ни в округе, ни своему преследователю, ни человеку из Эскалоны или ее округи". Поручители при нарушении клятвы выплачивали и судебный штраф, и возмещали ущерб. Сам преступник объявлялся "вероломным" (alevoso) (FEscalona. P. 490). Его можно было преследовать всей общиной как человека, объявленного вне закона, или как государственного преступника (Iglesia Ferreiros A. Historia de la traicion. Р. 114-116,152).

Стать врагом ("уйти, как враг" — salir por enemigo) после обвинения в преступлении и лишения "мира" в ходе следующего, второго, этапа кровной мести не являлось наказанием в строгом смысле слова. Это было следствие отказа общинных властей принимать прямое участие в дальнейшей судьбе преследуемого (Gibert R. Estudio historico-juridico. Р. 505). Здесь потерпевшая сторона не стеснялась в методах преследования преступника. Избежать смерти он мог, только укрывшись в собственном доме, в церкви или в местечке, которое пользовалось привилегией убежища (Grasotti H. Inimicita. Р. 214). Что же касается лиц, подозреваемых в совершении преступления и против которых не было прямых улик, то из их числа потерпевшая сторона могла выбрать в качестве врагов только двух человек (из пяти в судебнике Куэнки и из восьми в фуэро Сепульведы). Один из них становился врагом семьи потерпевшего "навечно" (por siempre), другой только на год. Пребывание во вражде в течение года можно объяснить, по-видимому, используя аналогичные ситуации в европейском праве, на примере Гуталага — племенного права жителей острова Готланд в Швеции. Согласно Гуталагу убийца мог предложить вергельд за убитого только спустя год после убийства. В этом случае принимавший вергельд родич считался "не опозоренным человеком" (Ковалевский С. Д. Образование классового общества. С. 119). Остальные подозреваемые (три в судебнике Куэнки и шесть в Сепульведе) приносили очистительную клятву с одиннадцатью соприсяжниками и, таким образом, считались невиновными (FSExt. t. 32).

Городские власти все же не теряли из виду и собственно частный этап кровной мести. Потерпевшая сторона должна была заявить о ее прекращении на судебном собрании в совете (FC. 2,4,2). Фуэро Эскалоны 1226 г. сообщает, что это происходило в присутствии двух судей-алькальдов и четырех авторитетных "соседей" (FEscalona. R 491). В этом же судебнике содержится норма, которая предписывает, что по истечении года потерпевшая сторона должна объявить о прекращении вражды против тех, кто становился врагом на год. В противном случае власти могли принудить к этому, запретив мстящим выходить из своего дома, или выдворить их за пределы округи "до тех пор, пока не совершит [враждующая сторона] все согласно праву" (FEscalona. Р. 491). Преступник, в свою очередь, пожелавший дать возмещение по истечении года изгнания, в случае отказа потерпевшей стороны принять это возмещение получал от имени властей гарантию личной безопасности и мог возвращаться в округу (FEscalona Р. 491). Публичный отказ от продолжения мщения требовался и тогда, когда участием в судебном поединке подозреваемый доказывал свою невиновность (FC. 2,4,4). К концу XIII в. все действия, связанные с кровной местью, можно было обжаловать перед королевскими судьями (FSExt. t. 32), что позволяло королевской власти влиять на ход самой мести, и, возможно, пересматривать дела с использованием процедур следственного процесса.

9 Использование процедуры расследования в уголовных преступлениях известно еще кратким судебникам, например, Леона (1017 г.), Логреньо (1095 г.) и производным от них. Процедура расследования в случаях убийства или ранения в драке встречается и в Пространных судебниках, большая часть которых, как известно, относится к XIII в. В Леоне это судебники Кастельо-Бом, Алфайтес, Кастель-Родриго и Кастельо Мельор (пожалованы Альфонсо IX Леонским между 1208 и 1210 гг.), Усагро (сер. XIII в.) и Касерес. Так, в них предписано использовать расследование при обвинениях в клятвопреступлении и в ночной краже, хотя не всегда при этом используется термин "pesquisa".

В Кастилии в добавлениях к фуэро Мадрида, сделанных при Альфонсо VIII, предписывается использовать расследование в случае переломного убийства, грабежа, насилия и нападения на жилище. В судебнике Гвадалахары, пожалованном Фернандо III в 1219 г., говорится, что расследованием убийств должны были заниматься шесть алькальдов и четыре хурадос, которые приносили присягу, что они будут честны и беспристрастны. В фуэро Сории, которое первоначально было пожаловано в 1195 г. (или 1196 г.) и, что не исключено, расширено с использованием части текста Фуэро Реаль (не ранее 1256 г.), одна из статей называется "Капитул о расследователях". В ней подробно описывается сама процедура следствия, приведение к присяге следователей, устанавливается срок следствия — тридцать дней. При этом, например, в случае обвинения в разбое целью следствия было не установление лиц, совершивших преступление, но выяснение того, действительно ли истцу был причинен ущерб разбоем. Точно так же в случае поджога не столько устанавливали личность поджигателя, сколько выясняли размер ущерба и его происхождение.

В большинстве случаев (Куэнка, Гвадалахара, Сепульведа, Альба де Тормес) расследованием занимались муниципальные алькальды. Напротив, в Мадриде и Сории существовали специальные следователи, которые занимались расследованием по приказу алькальдов (см.; Procter E. S. El uso de pesquisa. P. 39—48).

В фуэро Куэнки алькальды проводят следствие в случае убийства для установления вины подозреваемого (FC. 2,4,1). В фуэро Сепульведе оно проводится только тогда, когда христианин убьет еврея или мавра или когда еврей убьет мавра и наоборот: FSExt. t.t. 39, 41, 42а, 43; если кто убьет распутницу: FSExt. t. 235. В последнем случае используется термин "pesquisa", в то время как в статьях, указанных выше, этот термин не используется, а говорится, что "если это действительно установят... все вместе, согласно их присягам", алькальды и присяжные. Комментатор судебника Сепульведа Р. Гиберт считал, что расследование случая убийства распутницы использовалось не как главное доказательство, а скорее для квалификации преступления. В FSExt. t. 42а расследование используется как замена свидетельских показаний (Gibert R. Estudio historico-juridico. P. 539).

10 "[...] saludacion — это обычное слово, которое должен сказать один человек другому, который будет его другом или должен им быть, чтобы показать большое значение дружбы, желая, чтобы Господь даровал ему спасение [que Dios le de salut]" (Alfonso el Sabio. Setenario. R 172).

11 Manifesto восходит к латинскому manifestare, основное значение которого было "делать явным, очевидным", соответственно mamfestus — явный, очевидный''. В римском праве manifestum использовался применительно к краже, furtum. Так, юрист Гай писал: "по мнению некоторых, Manifestum furtum — это: если преступник застигнут во время преступления; другие считают. ... если он застигнут на месте преступления..." (цит. по: Бартошек. Римское право. С. 397). Менедес Пидаль в своем глоссарии к "Поэме о Сиде" переводит "manifestar", как "признать долг", если речь идет о должнике, и как "сознаться в [совершении] преступления" в противовес "negar" — "не сознаваться, отрицать" (Menendez Pidal R. Cid. III. Р. 742 — 743). На то же значение manifesto применительно к должнику, признавшемуся в неуплате долга, указывает и издатель фуэро Теруэля М. Горош (Gorosh M. El fuero de Teruel. Р. 567). В то же время, касаясь конструкции "ser manifiesto" — а в Валенсийском кодексе это fuere manifiesto, где глагол ser (быть) находится в сослагательном наклонении (subjuntivo), т. е. fuere, — М. Горош переводит ее, как "признаться, признать, быть признавшимся".

12 Согласно Фуэро Реаль вероломным являлся фиходальго, который ранит, убивает, захватывает или преследует другого фиходальго, не вызвав его на божий суд или "не вернув ему дружбу". Ущерб, нанесенный собственности или имению фихосдальго, не являлся предательством (FR. 4,25,2 и 3). Различие между alevoso и traidor (изменником) заключается в том, что traidor причиняет ущерб или оскорбляет личность своего сеньора, его дочери или жены, или сдает врагу крепость или город. Как полагал А. Иглесиа Феррейрос, такое преступление, как измена, появилось в королевском праве и для муниципального права было явлением новым. Предатель обычно лишался имущества и изгонялся из общины (Iglesia Ferreiros A. Historia de la traicion. Р. 109).

13 Судебники строго охраняли жизнь, безопасность и имущество приезжих купцов. Сборщик рыночной пошлины должен был некоторое время сопровождать их в пути, получая за это peaje — провозную (дорожную) пошлину (FC. 2,5,10). Такой порядок отчасти имел целью не допустить, чтобы купец обошел город стороной и уклонился от уплаты пошлины. Соответствующая норма прямо сформулирована в фуэро Молины: "Если [купец]" сойдет с дороги, он должен заплатить двойную пошлину (portadgo)" (FMolina. P. 67). Приезжая в город купец останавливался на постой у горожан, которые получали определенные отчисления с каждой его покупки и продажи. Останавливаясь на постой, купец, как правило, приобретал пищу для себя и фураж для лошадей у домохозяина — в противном случае он платил дополнительную пошлину (FC. 4,10,1). Таким образом, пребывание заезжих купцов было весьма выгодным для зажиточных горожан, способных обеспечить их постой (Червонов С. Д. Города... Дисс. С. 62).

Правовое оформление и регулирование городской торговли отрезалось в судебниках в виде установлений, составлявших часть системы городского права:

— запрещение препятствовать проезду на рынок;

— особо строгие наказания за беспорядки на рынке и ярмарке;

— повышенные штрафы за преступления против участников торговли;

— запрещение брать залоги у участников торговли и вызывать их на судебный поединок;

— запрещение вносить оружие на территорию рынка;

— отказ от проведения судебных заседаний в ярмарочные дни;

— продажа товаров в рыночный день только на рынке;

— привлечение проезжих купцов для продажи своих товаров на городском рынке;

— особые отношения между купцом и домохозяином, предоставившим ему постой.

С. Д. Червонов делает вывод, что в кастильском городском праве действовали те же нормы — "рыночный мир", стапельное право, Marktzwang, — которые были характерны для торговли в наиболее развитых странах Западной Европы в XII —XIII вв. (Червонов С. Д. Города... Дисс. С. 63).

14 По-видимому, имеется в виду сбор за рассмотрение дела или совершение каких-либо процессуальных действий у ворот судьи, где, судя по судебнику Куэнки, собирались стороны тяжбы: "и должен судить у своих ворот, и рассматривать дела тех, кто придет в [установленные] сроки" (FC. 2,6,8).

15 Сервисьо (servicio) — один из основных налогов, вотировался кортесами. Общая сумма налога и квоты по округам и на плательщика каждый раз являлась результатом соглашения с прокурадорами (представителями) от муниципий в зависимости от конкретных обстоятельств и целей, на которые запрашивался налог, а потому объем его сильно колебался. И этимология этого термина (servir — служить, servicio — служба, услуга), и характер налога сближают его с налогами, известными в странах Западной Европы, например, эдами, тальей — "помощью" — во Франции. В юридическом отношении налог сервисьо основывался на идее, что все подданные обязаны материально участвовать в осуществлении важнейших государственных задач и, прежде всего, нести расходы на армию и военные действия; имел оттенок чрезвычайного налога (Денисенко Н. Я. Испанская монархия. С. 33).

16 Падрон являлся одновременно и списком граждан, и налоговым регистром. Важность этого документа подтверждается суровыми наказаниями присяжным за злоупотребления, связанные с его ведением.

Текст воспроизведен по изданию: Памятники права средневековой Испании. Фуэро Куэнки (1189-XIII в), Валенсийский кодекс. Фуэро Сепульведы. М. Зерцало-М. 2004

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.