Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Письмо от Преосвященного Станислава Сестренцевича (Нынешнего Митрополита Римских церквей в России), Архиепископа Могилевского, к Преосвященному Евгению, Архиепископом Булгаром, и ответ сего Святителя о том, что древние Сарматы говорили языком Славенским

(В подлинниках сообщены от Е. С. Господина Действительного Тайного Советника и Кавалера Графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. Изд.).

Великое пространство, разделяющее нас, заставляет меня часто напоминать с сожалением о приятнейших минутах, [4] проведенных в беседовании с Вашим Преосвященством. Желая вознаградить сию потерю письмом, которого предмет конечно не обеспокоит вас - ибо я уверен, что он находится всегда в памяти В. П., равно как источник его хранится в отборной вашей библиотеке - осмеливаюсь просить В. П. объяснить мне: какой был язык Сарматов? Знаю, что древний народ сей простирался до Вислы, и потом вытеснен Венедами, Энетами, или Антами (что по Гречески значит Славяне), которых колония, вышед из Иллирии, заступила его место, и названа Полехи или Поляхи от имени начальника своего Леха или Ляха, то есть Александра; почему и надеялся я найти некоторое сведение о языке Сарматов в древней Польской Истории; но скоро увидел свою ошибку, узнав, что страна сия весьма долго была в невежестве, что древность ее столь же мало была известна, как и жителей Залива Гудсонова, и что сия часть Сарматов исчезла в обширных степях Польши, и смешалась с подобными себе, погруженными в невежество, народами.

И так я обратил внимание на другую часть Сарматов, простиравшуюся [5] до Черного Моря и Кавказа, где они нападали на Греков, одерживали победы, были потом сами разбиты и прогнаны, и таким образом наполнили Восточные Летописи славою имени своего и подвигами. Кажется, что блистательнейшая эпоха их была - время завоевания ими царства Восфорского и нападения на Херсонскую Республику и даже на владения Империи; эпоха, в которую Император от племени Сарматского воссел на Римском престоле. По повествованию Константина Порфирогенета, Константин Великий был сын Полководца Констанция, происходившего от Сарматов и защитившего, во время царствования Императора Диоклитиана, малую Азию от нашествия своих соплеменников. Деяния сих времен хранятся в драгоценном Собрании Византийских Историков, из которого краткое извлечение у меня есть; но В. П. имеете и полное Собрание и совершенное о нем сведение. Не сказано ли там чего нибудь об языке Сарматском, подобно как об Иллирийском, о котором свидетельство Писателей вы изволили мне показывать. Весьма много обяжете меня, если соблаговолите дать мне о сем объяснение, и еще более обяжете, уведомив меня о состоянии вашего здоровья и о [6] продолжении вашей драгоценной для меня дружбы, и проч.

Могилев.

18-го Генваря. 1785-го года.

(С Французского.)

Ответ.

Не могу объяснить, с каким удовольствием читал я почтенное и ученое письмо Вашего Преосвященства. Кроме знаков благоволения ко мне, я заметил, что Сочинитель письма, обладающий сокровищами духовной учености, еще собирает богатства светских познаний; заметил редкую, истинно философскую скромность, свойственную душам высоким, которые в своих ученых изысканиях не гнушаются сноситься со мнениями других, для приобретения обширнейших познаний и чтобы тем удобнее преодолеть встречающиеся затруднения. Сие два замечания более и более увеличивают отменное, искреннейшее к вашей Особе уважение, которое со времени вашего здесь пребывания глубоко впечатлено во мне и никогда не изгладится.

Имея справедливую причину удивляться вам, желал бы я иметь и довольно способности удовлетворить вопросу, которой вам угодно было [7] предложить мне: какой был Сарматской язык? разумеется тот, которой древние Сарматы или Славяне употребляли. Чувствуя себя неспособным дать ответ удовлетворительный, будучи совсем не сведущ в нынешнем языке той нации, и не имея пред собою светильника, которой мог бы озарить мрак неизвестности, всего лучше было бы мне искренно признаться в своем неведении и последовать благоразумному наставлению Демокрита, советующего скрывать невежество (a maJian kruptein o meinon). Но уверенность в доброте вашего сердца несколько ободряет меня и заставляет, единственно из послушания к вам, сказать что нибудь о сем предмете.

Юстин Историк, в своем Сокращении Трога Помпея, говоря о древних Сарматах, уверяет, что "язык Сарматский сходен с Мидийским и Скифским, и из обоих смешан (Sermo Sarmatis inter Scythicum Medumque medius. Lib.XLI)." Свидетельство Трога подтверждает старший Плиний, которой пишет (Tanaim colunt Sarmatae, Medorum, ut ferunt, foboles, et ipfi in multa genera diviri. Lib. VI. сap. 7): "При Танаисе [8] (Доне) живут Сарматы, происходящие, как говорят, от Мидян, и разделенные на многие поколения. "Также Помпоний Мела (Sarmatae gens habitu armifque Parthis proxima. Lib IV. cap. 3): "Народ Сарматский по одежде и оружию весьма сходен с Парфянами," следовательно и с Мидянами; ибо статься может, что сии два народа, будучи смежны между собою и часто перемешаны, не очень рознились языком, равно как обычаями и нравами. Клуверий, следуя мнению сих Авторов, пишет (Gens universa, Graecis Sarmatae dicta, armis, moribus, vivendique ratione Scythicae et Parthicae fimilis. Introd. Geоgr. Lib. IV. cap.22. § 1.): Весь народ, от Греков Сарматским называемой, оружием, нравами и образом жизни подобен Скифскому и Парфянскому. - Хотя Клуверий наименование упомянутого народа приписывает Грекам, которые однакож ни по какой вероятной этимологии не могли производить имени Сарматы или Савроматы от слова Греческого (ибо смешно было бы искать корня Сарматов в Saura ящерица, как сказано у Евстафия в замечаниях на Дионисия Периигита стран. 328); но Бокарт с большею, может быть, справедливостию производит сие слово от [9] Халдейского языка, которой гораздо древнее Греческого, называя Сарматов Сар Мадай, что значит: остатки Мидян. Охотно соглашаюсь с Рейскием (См. его Замечания на Клуверия), что сия догадка весьма похожа на правду. С равною вероятностию - так я думаю - можно бы заключить, что язык Сарматской был тот же самой, что Скифской и Мидийской, по мнению Трога Помпея, или Мидийской и Парфянской, по свидетельству Плиния и Мелы. Теперь оставалось бы только иметь верное сведение о древнем Парфо-Мидийском, или Мидо-Парфянском языке, чтобы составить себе понятие об языке древнейших Сарматов. Но какой был это язык? мне не известно; а познание ignoti ex ignoto (Неизвестного из неизвестного же. Ибо чтобы узнать на пример, сколько должно заплатить за 10 аршин, надобно прежде знать, чего стоит один аршин; таким образом, по известному находим неизвестное) есть явное в словах противоречие.

Византийские Писатели, сколько я знать могу, ничего положительного не говорят о языке древних Сарматов. - Один из новейших, Халкокондил, [10] упоминает только (В книге I), что "Трибаллы, Мизийцы, Иллирийцы, Кроаты, Поляки и Сарматы (взяв сие последнее имя в теснейшем смысле, может быть для того, чтоб означить жителей Меотиды (Азовского моря) и других народов, простирающихся до Каспийского моря) имеют один язык. Более Халкокондил не говорит ничего, и мне не известно, чтобы какой нибудь другой Писатель яснее предложил о сей материи. Но он верно разумеет здесь язык Славянской, которой в его время был в употреблении между упомянутыми народами. При всем том сомневаться можно, тот ли самой язык древнейшие Сарматы употребляли, о котором говорит Халкондиль? Если сие отвергнуть - опять мы объяты прежнею тмою неизвестности; если принять - мрак рассеян и вопрос решен; ибо тогда можно утвердительно сказать, что древний язык Сарматов есть нынешний Славянской или Иллирийской, которой, будучи в употреблении у разных народов, существенно один и тот же - с некоторыми только случайными переменами - доныне сохранил свое существование. Думаю, никто не [11] усумнится, что нынешний язык есть тот же, которой был и во время Халкокондила; а кому угодно сумневаться, тот должен представить сильные и верные доводы, и доказать, когда и как оной язык исчез и забыт, так что никакого воспоминания о нем не осталось; когда, как и от какого прежнего языка произошел сей новой; по какой причине и каким образом столь многочисленные народы, жившие на великом расстоянии одни от других и разделенные между собою разностию выгод, могли все согласиться оставить природной язык свой и выбрать себе другой, совсем несходный с первым, но равно всем им общий, как и прежде? каким образом не осталось никаких следов столь чудной перемены? Но как не льзя ничего вероятного на сие ответствовать, то должно согласиться, что язык, Славянами ныне употребляемый, есть не другой какой-либо, но тот же самой, о котором Халкокондил упоминает.

Причины, заставляющие нас принять сие последнее мнение, кажется, служат верною порукою, что язык Славенской прежде Халкокондила за несколько веков был известен. И подлинно, не должно ли предположить, что язык, за три [12] или четыре века прежде нас существовавший, не заключенный в какой нибудь стране, не удерживаемый тесными пределами жилищ, племени немноголюдного, но распространившийся на земном шаре, бывший в употреблении у народов многочисленных и сильных, не должно ли, говорю, предположить, что такой язык существовал во времена самые древние? для чего не отнести его к эпохе изобретения и ведения письма Иллирийского? для чего не ко времени преселения народов, которые под предводительством Леха и Чеха поселились на обширных равнинах Польских и на крутых горах Богемских? для чего еще не к тому времени, когда Сарматы занимали берега озера Меотийского и реки Дона, откуда они рассыпались в разные стороны, и встречаясь то с Восфорянами, то с Греками Херсонскими, а потом с Римлянами, вели кровавые воины? для чего наконец не отнести его к самой отдаленной, самой глубокой древности? - Таким образом, переходя от одной эпохи до другой, можно бы, кажется, с довольною вероятностию сказать, что язык древних Сарматов не много рознился от нынешнего, не смотря, как я уже говорил, на случайные изменения. Все языки, по причине различия [13] в сложении, нравах и склонностях народов, преобразуются, и по встречающимся переменам и обстоятельствам то возвышаются к совершенству, то упадают, портятся, приходят в худшее состояние, и наконец в продолжение времени разделяются на разные диалекты.

Автор Российской Истории Левек утверждает, что жители Лациума получили начало своего языка от Славянского. В доказательство приводит сходство сих двух языков в словах простейших и самых нужных, в именах числительных, местоимениях и других частях речи. По такому предположению и Греческой язык может присвоить себе то же преимущество перед Латинским. Не любовь к родине заставляет меня утверждать это. Tros, Tyriusque mihi nullo difcrimine agetur (Между Троянцем и Тирянином у меня не будет никакой розницы). В самом деле, по чему Латинское duo должно относить более к Славянскому два, нежели к Греческому duo Латинское tres и tria более к Славянскому три, нежели к Греческому treiV, tria, sex к Славянскому шесть, нежели к Греческому ex, septem более к семи, нежели [14] к epta Известно, то прибавление S заменяет гортанное произношение (') во многих Греческих словах, принятых в язык Латинской; как-то видно из слов sudor, udor от udwr (вода); salum от saloV (волнение), которое происходит от sal, als (море); silva от ulh (лес), sulcus от olkoV (бразда), sus от uV, sub от upo (под), super от uper (над), serpo erpw от (ползаю), salio от allomag (прыгаю), местоимения sui, sibi, se от x, oi, e (свой, себе, себя) и сим подобные, которые все и на Латинском языке по же значат, и взяты с Греческого с прибавлением буквы S. Левеку нужно было бы обратить на это внимание. Но он, следуя своей системе, вместо того, чтоб заметить, что Латинское ego, есть Греческое egw; что mei, me, произведены от emx, emoi, eme, me, tu от su переменив S на Т, как у Аттиков было в обыкновении, думает только вывесть Латинские местоимения от Иллирийских я, аз, мы, ты; и таким образом доказывая, иногда принужденно переменяет значение слов, для достижения своей цели. На пример: чтоб показать начало Латинского слова vadum, прибегает к Славенскому воды, хотя очень ясно, что оно происходит от vado badw, badixw [15] (хожу), и что названо vadum, как Геснер говорит, quia vadere pedibus per aquam licet (потому что можно ходить по этой воде).

Предмет сего длинного отступления есть доказать, что с равною справедливостию можно бы произвести начало Латинского языка от Греческого - мнение всеобщее, принятое многими Авторами и утверждаемое Сочинителем книги: О происхождении Латинского языка. Однако я не только не намерен отвергать мнения Левекова, но еще могу им пользоваться, и тем более подтвердить сказанное мною, тем более уверить, что нынешний Славянской язык есть древний Сарматский. Вот как я о сем рассуждаю: Левек находит начало Латинского языка в нынешнем Славянском, следственно ныне существующий язык Славянской с самого начала есть один и тот же; он уже тогда был образован и усовершенствован, когда Аборигены Латинские, переходя из дикого состояния в состояние общежития, составляли сильной, важной, величественной язык, которой Римляне потом возвысили до последней степени совершенства. Но если бы кто, оставив мнение Левека и придерживаясь обыкновеннейшего, принимал Греческой, а не Славянской язык корнем [16] Латинского; потом рассудив о сходстве означенных слов, захотел бы непосредственно вывесть Греческой, а посредственно Латинской от Славянского, тот, поступая таким образом, придал бы сему языку непостижимую древность; ибо известно, что Греческой язык восшел на верьх блестящего совершенства еще во время Гомера, когда Латинской только что начинал появляться.

Как бы то ни было, из всего сказанного за верное и несомненное принять можно, с чем и Левек согласен, что нынешний Славянской язык, то есть под сим именем известный в наше время и с древних времен существующий, есть тот самой, от которого произошли разные языки, и от которого они заняли если не все слова, то по крайней мере великое число их. И так, основательно утверждать можно, что к эпохе преселения народов, вышедших из известной части света и рассеявшихся по всему Земному Шару, должно относить и преселение Сарматов. Многолюдные племена их, оставив страны восточные перешли в западные, и там мешаясь с другими народами дикими и необразованными, приучали их к [17] общежитию и сообщали им свои познания, а особливо правильные звуки голоса, которыми выражали свои понятия и чувствования. Сии племена и семейства принимали наименования от мест, на которых селились; однако имя Сарматы (происшедшее, может быть, от Мадаи, или Сармадаи, по мнению Бокарта) взяло верьх и означало всех народов, известных под названием народа Сарматского.

Кроме общего имени, которое удержал при себе род сей, распространившийся по всей Сармации, Европейской и Азийской, он известен еще под названием Славов и Славян, происходящим от имени Слава, или Словян, как другие полагают от Слова. Оба сии речения суть коренные Славенские, и в нынешнем языке употребляются. И так есть у нас еще другое не маловажное доказательство к подтверждению древности сего языка; между тем достойно внимания, что сия нация с отдаленнейших времен своим природным языком от других себя отличала. Левек замечает, что имя Славов или Славян не известно было в Европе до IV века, и что они сами себя испорченным словом называли Склавами и Склавянами. Однакож я думаю, что если Славы (по [18] свидетельству Писателей, приведенных Эрбелотом в его Восточной Библиотеке) происходят от Секлаба, или Саклаба, сына Яфетова, то наименование Славян или Славов говорится не по испорченному произношению, но переменено с намерением (paranumwV denominative) для славы нации, и есть весьма древнее.

Некоторые производят имя Славов по переводу от древних Энетов или Венетов, народов Пафлагонских, которые, по разорении Трои, следуя за Агенором, нашли себе убежище на краю Адриатического залива, а потом мало по малу рассеялись по Германии даже до Балтийского моря, и от которых названы города Венетами, один в Ломбардии, другой при устье Одера, и третий на острове Ругене. Но я от сих Пафлагонов-Венетов не соглашаюсь выводить ни названия, ни происхождения Славов: названия, потому что прилагательное AinetoV славный, похвальный, пишется и произносится двугласною ai, над которою должен стоять знак тонкой ('); а Пафлагонское EnethV пишется с простым e, и произносится с гортанным знаком ('). Иначе не была бы верна мера стиха у Гомера:

Ex Enetwn oJen hmionwn genoV agroterawn

происхождения не могу принять по тому, [19]

что преселение Пафлагонов, - которых как говорит Клуверий, произвела баснословная древность (Quos fabulofa antiquitas deduxit. Lib. III. C. 24. § 5) - если не совсем баснословно, по крайней мере сомнительно; ибо Страбон говорит (De Venetis duplex fertur fententia, quidam enim eos Gallos faciant. Lib. V et XIII.), что о Венетах есть двоякое мнение, и что некоторые почитают их Галлами. Полибий народам Галлии Цизалпинской то же происхождение приписывает, какое и Адриатическим Венетам, называя их Цельтами. Сверх того другие Писатели древние представляют нам Савроматов народом, известным под сим именем до преселения Антенора в Италию с своею Троянскою и Пафлагонскою дружиною; ибо Амазонки, прогнанные от берегов Термодонта, соединились с Сарматами, жившими уже вокруг Меотиды и у реки Дона, как-то читаем у Дионисия Периигита. Может быть, это баснословно; но не менее баснословно и происхождение Сарматов от Пафлагонов, Венетов.

И так народ Славянской под именем Сарматов или Савроматов был известен в самой глубокой, баснословной [20] древности, и сие название вошло в большее употребление в те времена, когда мрак Истории начинал проясняться. Савроматы являлись в древней Греции не только простыми зрителями, но и действующими на играх Панафенейских. Грегорас говорит (у Стриттера о Сарматах), что они ездили в Грецию, как союзную землю, присутствовали на ихрах Панафенейских... и на колесницах спорили о первенстве (Savromatae per Graeciam quafi fоederatam euntes et Panathenaeorum fpectatores aderant, et curulibus in ludus... de palma certabant. § 1.). В последствии видим, что Сарматы Меотийские не только не были союзниками и друзьями Греков, но напротив того часто поднимали оружие на Греков Восфорийских, своих соседов. Однакож они не могли завладеть сим царством, которое оставалось до самого конца во власти Греков, начиная от Археанактидов, первых владетелей его около 3 году 85 Олимпиады (почти в 438 году до Р. Х.) и продолжалось не только до последнего дня Спартака, умершего около 1 года 124 Олимпиады (за 284 года до Р. Х.), как видим у Диодора Сицилийского, но даже до Парезида, которой, по мнению Страбона (Геог. К. VIII), вручил Митридату верьховную власть. Известно, что [21] Митридат окончил жизнь в крепости Пантикалеи, столице царства Восфорского около 179 Олимпиады (почти за 64 года до Р. Х.).

Кроме Греков, самые Римляне узнали не только имя, но и храбрость Сарматов во многих случаях, испытывая с ними свои силы. Находим в Сокращении дел Сарматских, что Веспасиян в 69 году Сарматов укротил, Адриян 109-го победил, М. Аврелий 171-го нападал на них, Кар 277-го увещевал, а Диоклитиан, при конце III века чрез Константина Трибуна, с помощию Херсонцев, истребил племена их, взял Восфор и города Меотийские. Наконец в начале четвертого века, Сарматы испытали свои силы против Константина Великого и были разбиты, лишась своего предводителя или Царя. Римские или Греко-Римские Историки говорят: Желательно было бы, чтоб в те времена Сарматы имели своих Писателей; может быть, стали бы удивляться побежденным, не менее как и самим победителям, еслиб знали, с каким успехом с обеих сторон ведены были кровопролитные войны.

Меня то же думать заставляет Историк Зосим, повествующий (Кн. II.), что в [22] 322 году, в бытность Константина в Фессалонике, Сарматы не только набегами и грабительствами разоряли Фракию и Мизию, но даже осмелились идти на встречу Императору, которой прогнал их за Дунай, переправился через реку сию, разбил их войско, умертвил Царя их Раусимода, освободил пленников, потом с великою пышностию праздновал победу и в память ее учредил Сарматские игры, отправлявшиеся каждой год по шести дней в конце Ноября месяца; что (как говорит новой Писатель Ле-бо) делает честь Сарматам.

И так в рассуждении народа Сарматского замечательны: 1) древность общежития и языка; 2) частые переселения и многочисленные колонии; 3) обширность стран, ими занимаемых; 4) сражения с Греками, Восфорцами и с Римлянами, которые победили Сармат, но не покорили. Сия нация существует и в наше время, сохраняя свободу свою и могущество, занимая обширные страны, составляя славнейшую Республику (Это писано, когда Польша еще существовала) и пространнейшую Империю в мире. [23]

Главное мое намерение состояло дать какое нибудь сведение о языке, которым в древности говорил народ Сарматский. Вот все, что в ответ на почтеннейшее письмо В. П. я мог извлечь из слабых и весьма ограниченных моих знаний по сей части.

Прошу В. П. принять благосклонно маловажные замечания, и не считать их удовлетворительным решением данного вопроса, но только верным знаком моего почтения и проч.

Херсон. 1785 года. Февр. 25.

(С Итал.)

Текст воспроизведен по изданию: Письмо от Преосвященного Станислава Сестренцевича, Архиепископа Могилевского, к Преосвященному Евгению, Архиепископу Булгарскому, и ответ сего Святителя о том, что древние Сарматы говорили языком Славенским // Вестник Европы, Часть 21, № 9. 1805

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.