Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗ БУМАГ ГРАФА НИКОЛАЯ ПЕТРОВИЧА ШЕРЕМЕТЕВА.

Читатели "Русского Архива" 1896 года уже знакомы с личностью и деятельностью графа Н. П. Шереметева, первого некогда по богатству Русского вельможи, славного древнего рода (одного корня с Романовыми), человека европейски образованного и в тоже время верного заветам родной старины, попечительного о своих крепостных людях, беспримерного общественного благотворителя (мы не знаем другого на частные средства устроенного учреждения, как его Странноприимный дом в Москве). Граф Шереметев, друг Муз и тихого жития, человек некрепкого здоровья, очутился в вихре случайностей и в заботе ежечасной. Ему было 45 лет, когда воцарился Павел Петрович, в общении с которым провел он годы своего детства и отрочества. Граф Николай Петрович служил тогда сенатором и заведывал одним из Московских банков. Он был на три года старше Павла Петровича. Государь, немедленно по своем вступлении на престол, поручил ему управление своим двором, на место князя Ф.С. Барятинского. Известно, какая резкая перемена последовала тогда в приемах правления. Помещаемые ниже сего бумаги относящиеся к этой его должности, любопытны в историческом отношении, изображая нам тогдашние дворские порядки. Новый обергофмаршал постарался ввести порядок в дворцовое управление. За сообщение этих бумаг приносим благодарность внуку его графу С.Д. Шереметеву. П. Б.


Отметки императора Павла.

1796 года Декабря 22 дня. Придворная Контора слушала предложенный господином обергофмаршалом графом Николаем Петровичем и гофмаршалами подносимый ими его императорскому величеству о столах реестр, на котором последовали высочайшие, собственною его величества рукою писанные карандашем, отметки такого именно содержания:

Камер-фрейлине Анне Степановне Протасовой давать стол и прочее содержание 1. [498]

Фрейлинам и гофмейстеринам довольствоваться вместе с господами кавалерами за столом маршальским.

Фрейлинам Дивовой, Валуевым быть за тем же общим столом.

Дежурным лекарю, аптекарю и пр. быть за столом, по штату в 1786 году назначенным.

Камер-юнкерам и камермедхенам покойной государыни императрицы Екатерины Алексеевны, равно эрмитажному камерфурьеру Тюльпину и камерфрау Верре, давать стол и содержание.

Трем конюшенным офицерам иметь стол вместе с дежурными офицерами.

Камердинерам Званцову, Гемпелю, Бертону быть за столом дежурных камердинеров.

Господину Каюсу иметь стол с чертежными офицерами.

Гардеробмейстеру Кутайсову, барону Николаусу, библиотекарю Мальтию, камермедхен Марфе Родионовой, Марье Юрьевой....

(конца не достает).

***

Из реестра именным его императорского величества указам 1797 года.

О произведении стола кавалергардам противу офицеров 2 класса.

О бытии при дворе вместо 12 человек гусар только 8, а остальным гайдуками.

Об отдаче той квартиры барону Аракчееву, кою прежде занимал генералмаиор Сакен.

О пожаловании во фрейлины к ее величеству девицы Елисаветы Васильчиковой.

О неимении при дворе в первую и страстную неделю мясного кушанья.

О определении Марфы Соболевой в прачки.

Об отведении квартиры во дворце г. Аракчееву.

О пожаловании девицы Каховской первою фрейлиною к ее высочеству Екатерине Павловне. [499]

Доклад графа Н.П. Шереметева 2.

Имея обязанность по всемилостивейше возложенному на меня от вашего величества званию обергофмаршала пещись о всем что принадлежит к должности моей, приемлю смелость представить на высочайшее усмотрение вашего величества в сих кратких словах нынешнее состояние Придворной Конторы и те затруднения, в которых она находится, чтобы управлять с должным порядком делами, касающимися вообще до всякого благоустройства двора вашего величества.

Сия Контора, хотя и имеет почти полное число положенных по штату чинов, но из оных обергофмаршал и два гофмаршала обязаны по большей части быть от нее отсутственны, ради присмотра за порядком двора, за приготовлением столов, церемониалов и тому подобным. Советников же половина таких, коих усердие к службе и опытность хотя и нельзя не одобрить, но старость их и истощение сил не позволяют требовать от них той деятельности, какая для службы и скорых исправлениев потребна. Впрочем по сей Конторе мелочных дел такое бывает множество, что их исчислить трудно, и они составляют ежедневное и единое упражнение членов конторских, кои занимаются разбором требований от должностей ежечасно бываемых, подписывая ярлыки об отпуске съестных припасов, питья, свеч и прочего и пребывая в беспрестанных спорах о излишестве требуемого, так что и сам обергофмаршал и гофмаршалы ни за чем иным почти не входят в Контору, чтоб только разбирать споры и пресекать эти излишества. Но чтоб приближиться к прямой цели хозяйства, положить твердое основание общего благоустройства и пресечь надежными мерами всякое хищение, о том и подумать нет возможности, тем особливо, что секретарей и конторщиков, служащих в этой Конторе, хотя также состоит довольно достаточное число, но из них большая часть или стары или неспособны, и следственно немногие только исполняют свою должность с желаемым успехом, упражняясь однакож равномерно в делах только текущих, т.е. в ежечасном письме ярлыков, в еженедельном сочинении ведомостей о приходах и расходах и в прочих тому подобных мелочах.

Ради сего не благоугодно ли будет в. императорскому величеству высочайше повелеть, собрав все нужные по старым делам [500] Придворной Конторы сведения на учреждение порядка, на отвращение казны от ущерба и дабы никакая хищность не имели тут места, составить особый комитет под председательством обергофмаршала из особых и совсем не принадлежащих к Конторе членов, но чтоб один только из оных призываем был тогда, когда востребуется нужда для каковых либо объяснений по новости тех и по неизвестности многих вещей для людей посторонних. Я уповаю, всемилостивейший государь, что сим означенным способом можно будет достигнуть того, чего желать меня обязывает усердие к службе моего монарха. Впрочем как необходимо потребно и то, чтобы обергофмаршал снабжен был полною о своем звании инструкциею, то я, сочинив оную, дерзаю поднести на высочайшее благоизволение вашего величества.

Надо полагать, что император Павел согласился на это предложение, вследствие чего и составлены графом Шереметевым инструкция (нижеследующая) и такой указ:

Нашему обергофмаршалу.

Избрав вас для двора нашего обергофмаршалом и вручив вам всю власть до сего чина касающуюся, признали мы за нужное снабдить вас инструкциею, дабы не оставить ни в каком случае места сумнению вашему, что вы сами собою распоряжать должны и о чем докладываться нам, повелеваем немедленно собрав инструкции, данные от государей Всероссийских наших предшественников прежним обергофмаршалам и по временам выходящие указы о их обязанности, сочинить сию инструкцию, как в рассуждении надзирания за служителями и всякими расходами по двору употребляемыми, также относительно преимущества и власти обергофмаршальской над всеми ему подчиненными людьми, включа тут и правила, коими руководствоваться должна Придворная наша Контора в решении дел от нее зависящих на основании Генерального Регламента и прочих государственных законов, представить к нашему рассмотрению.

***

Доклад графа Н.П. Шереметева.

Всемилостивейший государь.

В 1730 году от покойной государыни императрицы Анны Иоанновны даны были инструкции обергофмаршалу и гофмаршалу; но как оные во многом не согласуются ни с настоящим [501] временем, ни с нынешним положением высочайшего двора вашего императорского величества, особливо в рассуждении вновь изданного штата для Придворной Конторы и ей подчиненных служителей; то, дабы не сделать излишней заботы в.и.в-у ныне бываемыми представлениями от разных лиц и чтобы каждый из гофмаршалов знал прямую его обязанность, ибо из опытов вижу я неудобство в распоряжении троих начальников, почему в сходствие сего же самого штата примечания первого о должностях главных чинов, и осмелился, сочиня для обергофмаршала новую инструкцию, представить на высочайшее благоизволение в.и.в., всеподданнейше при том испрашивая о определении ко мне секретаря, о коем в ....м пункте сей инструкции упоминается: ибо я, как президент Конторы, обязан буду делать ей иногда свои предложения, иметь сношения с обергофмейстером весьма нужные, касающиеся до управления двора и скорого отправления, требующие равным образом предписывать каждому придворному служителю его должность, и по сему случаю не могу заимствоваться положенными в конторском штате секретарями.

При сем нахожу также за нужное представить в. величеству, не благоугодно ли будет оставить по прежнему в конторском штате советника Головцына, которого по опытности его к делах признаваю я необходимо нужным; он же и без того получает жалованье всемилостивейше пожалованное ему от в.и.в-а, оставаясь в Конторе, для окончания счетов; также прибавить одного при Конторе инспектора, определя ему жалованья по 1200 р. на год. Я побуждаюсь к сему всеподданнейшему представлению единственным моим усердием к службе в.и.в., дабы при недостатке помощников не упустить чего либо нужного при отправлении возложенного на меня дела; ибо должность моя и должности гофмаршалов необходимо требуют всегдашнего отсутствия и присмотра за должностями других придворных служителей; а высочайшее отсутствие вашего императорского величества в загородные домы и в другие отдаленные походы может удалить на некоторое продолжение время меня и кого либо из моих товарищей; следственно по сему же случаю или по причине болезней наших, так как в нынешнее время случилось, управлять будет один гофмаршал, коему не только недостанет времени за присмотром над Конторою в отправлении дел, на меня возложенных, и за денежною казною, которая имеет оставаться на отчете одних секретарей и канцелярских служителей, в сохранение которых неприлично бы было вверить столь знатные суммы, следственно сии два чиновника и будут обязаны ответствовать, как за целость казны, так [502] за порядочное течение дел, а притом последний из них может служить и помощником обергофмаршалу по предметам требующим скорого исполнения, к чему употреблять всегда гофмаршалов без предосуждения их званию я не могу, паче же всего ревизовать камерцалмейстерскую и другия должности. Впрочем эта прибавка 1200 р. для инспектора не причинит никакой расстройки в суммах для двора по штату назначенных; ибо, я уверен, она вознаградится с излишеством другою экономиею, как в рассуждении стола вашего императорского величества, так и от других контрактованных столов, что имею уже в виду, о чем равно и о построении ливреи камер-пажеской и официантской, которую ваше императорское величество на меня собственно возложить соизволили и которая поспеет гораздо прежде, нежели я ожидал, о камер-пажах и пажах именной список при сем подношу вашему императорскому величеству и с глубочайшим благоговением пребываю, всемилостивейший государь, вашего императорского величества верноподданный граф Николай Шереметев.

Генваря 2 дня 1797 года 3.

Указ нашей Придворной Конторе 4.

Из поданного нам от Придворной Конторы доклада усматривая, что, сверх определенной в 1789-м году на содержание двора нашего суммы, ежегодно по три миллиона рублей, учинены тою Конторою долги более двух миллионов простирающиеся, не можем оставить без примечания, что таковое накопление больших долгов не соответствует обязанности Придворной Конторы в наблюдении и предостережении казенной пользы и не сходствует с данными от нас указами, наипаче же при самом помянутом ежегодной суммы определении: ибо, еслибы по чрезвычайным случаям востребовалися какие либо особые расходы или прибавки, долженствовала та Контора, не отлагая в даль, но при самом настоянии надобности представить нам докладом, дабы мы могли благовременно подать ей нужное пocoбиe, и тем, соблюдая надлежащее доверие к казне нашей в обязательствах ее с частными людьми, предохранить оную от напрасных убытков, каковы суть неминуемое следствие, когда неверная по [503] контрактам производится заплата. Для отвращения впредь подобных непорядков за нужное находим:

Первое, предписать Придворной Конторе, чтоб она обстоятельную ведомость о долгах своих по 1-ое Генваря наступающего 1796 года, препроводила к нашему действительному тайному советнику и генералпрокурору графу Самойлову, который снабден указом нашим о платеже сих долгов.

Второе, подтвердить сим наистрожайше и под опасением взыскания неизбежного, чтоб Придворная Контора, получая исправно определенную ей сумму, производила верно и точно платежи частным людям за поставки и покупки, и отнюдь долгов накоплять не отваживалася; при чрезвычайных же случаях, больших издержек требующих, завременно нам докладывала, сколько и на что именно ей потребно денег.

Третье, между тем, дабы могли мы дать лучшее устройство течению дел по двору, составить примерный штат о числе вообще всякого рода чинов и служителей по ведомству придворному, с назначением окладов и с особым росписанием их по комнатам, и представя нам, ожидать решения, за которым уже отнюдь без имянных указов наших не делать ни малейших перемен.

Четвертое, учинить росписание о всех столах по двору нашему без изъятия, как на время пребывания нашего в столице, так и в отсутствии двора за городом, с означением, какие именно столы, кому, на сколько особ и в каком количестве блюд полагаются, и равным же образом подать на рассмотрение наше, дабы по утверждении нами Контора из того не выходила и вследствие оного могла делать расходы благовременно для верности, а не для одной формы.

Пятое, подтвердить вновь Придворной Конторе, чтоб в ней председающие и присутствующие имели единодушное попечение о сбережении пользы казенной, о лучшем во всем устройстве, о пресечении всяких хищений и злоупотреблений, взыскивая на нерадивых, паче же виновных, по строгости законной, наблюдая, чтоб всему был верный отчет и подавая нам предписанные ведомости, хотя и сокращенно, но ясно, не замешивая их подробностями, которые отнимают удобность к открытию существенного дела производства и ведения расходов по двору. [504]

Шестое, камерцалмейстера с его должностию отделить в ведомство Кабинета нашего, для чего с 1-го Генваря 1796 года и суммы, как на сию часть, так и на Петергофскую гранильную мельницу, под управлением Кабинета состоящую, в расход по Придворной Конторе выходить не будут, но останутся в ее подкрепление.

По получении нами требуемых выше штата и росписания, мы предоставляем себе подробнее распорядиться о должности Придворной Конторы и разных чинов ее ведомства, а между тем указали мы генералу прокурору определенные на содержание двора суммы отпускать по половинам года, и по крайней мере в двух первых месяцах каждой таковой половины.

Екатерина.

В С.-Петербурге.

Декабря 22-го дня 1795 года.

Инструкция нашему обер-гофмаршалу 5.

(1797).

Избрав вас при дворе нашем в обергофмаршалы и надеясь, что вы, по всегдашнему своему усердию к службе нашей, не оставите приложить все силы ко исполнению возложенного на вас звания, признали мы за нужное для того начертать вам следующие правила.

1. Обергофмаршалу непосредственно подчиняются все высшие и низшие придворные служители от самого гофмаршала и до последнего чина, исключая придворных кавалеров и тех, кои по штатам имеют своих особых начальников; а по сему самому и обязан он отдавать отчет во всех случаях до порядка, благоустройства и содержания двора нашего касающихся, и никто другой мимо его ни о чем нам не доносить.

2. Во время отсутствия его или болезни занимает сие место старший из двух гофмаршалов и поступает с тою же во всем полною властию, какая от нас дана обергофмаршалу, не касаясь однакож ни произвождения придворных служителей в другия должности, ни новых каких либо по двору распоряжений, так как и второй, буде первого гофмаршала не случится, но при обергофмаршале ничего сами собою без приказания его не всчинают, а исполняют во всей точности от него на них возложенное. [505]

3. Обергофмаршал есть президент Придворной нашей Конторы, а первый из гофмаршалов занимает место вицепрезидента. Почему обергофмаршал не только печется, дабы всякий из нижних придворных служителей отправлял должность свою с надлежащим усердием и верностью, но и самым своим сочленам разделяет труды, каждому по его способности и силам, имеет за ними неусыпное надзирание по точным словам Генерального Регламента 8-й главы и прочих изданных на сей случай законов; вследствие же сего все и каждый особенно обязаны ему повиноваться во всем том, что до пользы службы касается.

4. Наполнение убылых мест ливрейными и прочими нижними служителями, кроме камерпажей и пажей, коих определение и произвозждение предоставляется нам собственно, зависит от единственного избрания обергофмаршала, и он обязан определять таковых, кои бы имели о себе достаточные одобрения от прежних начальств или от знатных и доверие заслуживающих особ; паче же всего стараться, чтобы прежде помещаемы были на случающиеся ваканции дети придворных служителей, а особливо таких, которые долговременною и усердною службой явили себя достойными какой-либо награды.

5. Как произвождение в официанты и другие должностные чины зависит от обергофмаршала, то он должен всегда наблюдать, дабы в сем случае уважаема была долголетняя служба, доброе поведение и точное исполнение возложенного на них дела.

6. Обергофмаршал, имея все преимущества президента коллегии, в необходимых случаях, требующих какого либо неотлагательного исправления беспорядков, отвращения излишних по двору расходов, или рассмотрения о чрезвычайных и необыкновенных нарядах, может от имени своего давать предложения Придворной Конторе, а оная по соображению и уважению всех описанных в них обстоятельств делает свои определения, которые однакож не прежде исполняются как по донесении нам и с нашего соизволения. Поелику же производство в Придворной Конторе дел не инако быть долженствует как по точной силе регламентов и прочих законов, коими управляются все судебные места, следственно и решение оных да будет общим согласием голосов. Но, ежели бы произошло в каком деле разногласие, то как дела сей Конторы не суть ни судебные, ни тяжебные, а касаются до единого хозяйства по двору нашему и никогда не взносятся на рассмотрение Сената, для сего обергофмаршал, [506] приказывая таковые разногласия записывать в особый протокол, не должен почитать большинство голосов конечным решением дела, но представляет мнение каждого члена к нашему усмотрению и ожидает повеления.

7. Всякое смотрение за хозяйством и благоустройством по двору нашему паче всех других чиновников остается на отчет обергофмаршала, и вследствие сего обязан он сам собою надзирать все столы, должности и службы, ходить сколь возможно чаще по кухням, погребам, мундшенкским, кофишенкским и кондитерским. Но поелику обширность его должности и многия заботы с тем сопряженные могут иногда удалять его от исполнения сего, то он приказывает одному из гофмаршалов сей присмотр, когда заблагорассудит, и в таком случае сей последний должен все то, что требуется от доброго хозяйства и чтобы всякие беспорядки и хищение отвращены были, прилагать крайнее попечение, чтобы при покупках припасов и вещей, также при отпусках оных на ежедневное употребление, ничего лишнего и вредного интересам нашим не происходило и обо всем, что бы по двору ни случилось, доложить немедленно обергофмаршалу и ожидать его приказания. Впрочем обергофмаршал росписывает каждому из подчиненных своих должность его и нерадивых во отправлении оной побуждает и исправляет способами от его благоизобретения зависящими, а употребляющих во зло доверенность свою немедленно отсылает к суду, куда по законам следует. Что принадлежит до новых по двору расходов, то ни он, ни вообще Придворная Контора оных не делает кроме обыкновенных; равным образом и никому особенных столов или комнат без нашего соизволения отнюдь не назначает и старается всевозможным образом не выходить из определенной или вперед определяемой на ежегодное содержание суммы, отрешая, колико позволит достоинство двора нашего, всякое излишество, так чтобы со временем можно было иметь остатки от годовых расходов и или способствовать в чрезвычайных случаях издержкам казны. Приказывает записывать в особый журнал все могущие случиться новые при дворе торжественные празднества и хранить сей журнал навсегда для будущих справок, в какое время и что произошло.

8. При сих бываемых торжествах, как то при коронации, бракосочетаниях и тому подобных праздниках, когда увидит обергофмаршал, что исправиться штатною суммою денег нельзя, доносит немедленно нам и ожидает особливого пособия и повелений; до [507] получения же оных ни к каким издержкам и распоряжениям не приступает.

9. По многим опытам известно нам, что подрядчики и поставщики ко двору разных вещей и припасов, не будучи в свое время удовлетворяемы за их поставки деньгами, при новых подрядах берут за все неумеренные цены, дабы таковым образом наградить свои убытки за обращающийся по нескольку лет в казне капитал, во избежание чего, а паче во отвращение возвышения на съестные припасы и прочия жизненные надобности цен в столицах наших бываемых (ибо, смотря на сие, и другие промышленники имеют повод налагать цены на свои товары), соизволяем, чтобы обергофмаршал и его сочлены изыскали возможные средства покупать все для двора припасы, особенно же Российские, из первых рук и на готовые деньги, избегая всячески подрядов, да и чужестранные доставать покупкою же чрез придворного маклера или иным каким либо верным способом, не входя отнюдь в долги, за что более всех прочих обязан нам ответствовать обергофмаршал.

10. О всех по двору приходах и расходах денег, вещей, съестных припасов, питей и прочего получает обергофмаршал, так как и Придворная Контора, еженедельные ведомости, дабы сим способом он мог видеть, нет ли в употреблении оных небрежения и самого расхищения, которое в первом его начале пресекает, побуждая нерадивых ко исполнению возложенного на них увещаниями и исправлениями вине, их соразмерными, а похитителей отрешением от должностей и преданием строгости законов.

11. Из сих ведомостей приказывает сочинять ежемесячный отчет, который должен быть не подробный о всех вещах, но генеральный, самый краткий и ясный, и подносить оный к нашему усмотрению, дабы мы при первом на него воззрении могли видеть, нет ли чего по расходам двора прибавить или убавить и наблюдается ли от обергофмаршала и его подчиненных то хозяйство, какого ожидаем мы от их усердной службы.

12. Отсутствие наше от столиц в загородные дома в летнее время не должно полагаемо быть в число чрезвычайных расходов, как в рассуждении переезда служителей, так подвоза съестных припасов и прочего; а потому и должен обергофмаршал обще с Придворною Конторою при сих случаях принимать [508] заблаговременно свои меры, дабы двор снабжен был всем нужным без недостатка и без излишнего убытка.

13. Ежели рассудим мы за благо, в отсутствие наше в загородные дома или в иные какия дальния по Империи путешествия, взять с собою одного гофмаршала, то он, исполняя все здесь предписанное, посылает еженедельно как об обыкновенных употреблениях по двору, так и о особых расходах, какие по повелениям нашим случатся, к обергофмаршалу мемории, дабы сей последний, имея полное обо всем сведение, мог поправить властию своею всякую неисправность и предупредить недостатки, какие бы встретиться могли.

14. В случае торжественных наших выходов каким образом учреждать столы и церемониалы, снесясь с оберцеремониймейстером, докладывать нам и ожидать повеления 6.

15. Тем особам, коим по соизволению нашему определены или впред определяемы будут во дворцах наших комнаты и столы, дать табели, что им отпускается ежедневно на стол съестных припасов и питей, дабы имели они полное о том сведение и [509] не могли приносить на каковой либо недостаток жалоб, а между тем смотреть накрепко за служителями в их комнаты определяемыми, чтоб они употребляли все то, что назначено отпускать на стол особам, пользующимся таковою милостию нашею, и сие все касается большею частию до присмотра гофмаршалов, которые обязаны обергофмаршалу ответствовать за всякую неисправность.

16. За ливрейными и прочими служителями смотреть, чтоб они были возможно опрятны и сохраняли вежливость и благопристойность не только с чужестранными министрами и Российскими знатными особами, но и со всеми приезжающими и приходящими во дворец штаб и обер-офицерами и не делали никому не малейшей грубости, в каковом случае подавать должен обергофмаршал своим подчиненным пример самим собою, и за тем буде услышит или увидит противное сему, тотчас виноватого наказывать; но сие наказание да не будет телесное, а содержание под караулом на хлебе и воде. Ежели же и за сим кто либо от упрямства или грубости не исправится, таковых, смотря по вине, отсылать в Военную Коллегию для определения в солдаты или удалить от двора, давая им такое содержание, какое они своим дурным поведением заслужили. Впрочем должен обергофмаршал оказывать всякое снисхождение и ласку к своим подчиненным и стараться, чтоб нижние служители непременно получали в свое время жалованье и определенные некоторых из них пенсионы и порции под опасением за неисполнение сего гнева нашего.

17. Если обергофмаршал увидит, что нужно сделать на служителей новую ливрею буднишную или парадную, в таком случае докладывает нам, и по получении повеления и образца оной, предлагает о том Придворной Конторе, которая вместе с ним приступает к ее построению, стараясь всячески покупкою, а не подрядом то исполнить.

18. Все вещи, ежедневно употребляемые по двору, как-то серебро, фарфор, хрустальную посуду, столовое белье, комнатные украшения и прочее, свидетельствует обер-гофмаршал, если ему время достало, обще с гофмаршалами каждую треть года, а иначе оба гофмаршала, и буде найдут что либо требующее починки или перемены вновь, то сие последнее донести обергофмаршалу, а он предлагает Придворной Конторе, дабы она приняла в том надлежащие меры [510] и вовсе негодное к употреблению исключила из прихода, а требующее починки исправила.

19. Позволяем обергофмаршалу сверх всех сих предписаний, если что он усмотрит полезное и нужное ко благоустройству двора нашего; представлять нам и ожидать повеления, но гофмаршалы сего ни в каком случае без его позволения не делают.

20. Впрочем, как должность обергофмаршала весьма обширна и по многоразличным предметам требует неусыпного бдения, то дабы облегчить, по возможности, труды его, соизволяем, чтобы он сверх определенного при нем для производства письменных дел секретаря избрал в помощь свою из советников Придворной Конторы, который и будет повинен исполнять все его приказания, в самой точности, не ведя уже между своими сотоварищами очередного дежурства, для бываемых по двору нарядов и других скорых исправлений, а единственно присутствуя в Придворной Конторе, как ее член для решения дел по установленному порядку.

***

Всепресветлейшему державнейшему великому государю императору и самодержцу всероссийскому. От обергофмаршала графа Шереметева всеподданнейший рапорт.

По вступлении моем обергофмаршалом, значилось на Придворной Конторе разных долгов за 1796-й год 527,165 рублей 12 1/2 копеек; к тому, по состоянию штатного положения за 1797 год, недоставало по текущим расходам 203,608 рублей 49 1/2 копеек. Всего долгов было 730,773 рубля 61 1/2 копейка. На оплату оных хотя и следовалоб быть отпущена особая сумма, о чем вашему императорскому величеству моим всеподданнейшим докладом было представлено; но как всевысочайше ваше императорское величество повелеть соизволили уплачивать оные из остатков, то, руководствуясь оным повелением, все те долги разными способами и оборотами по ныне уплочены, так что и наималейшего долгу на Придворной Конторе не имеется, как в приложенной у сего записке значит, о чем вашему императорскому величеству всеподданнейше репортую.

(С черновой бумаги, правленной графом Н. П. Шереметевым). [511]

Указ императора Павла графу Шереметеву.

Граф Николай Петрович!

Для удобнейшего управления по должности камерцалмейстерской, в ведение наше поступившей, прибавя некоторых нужных для нее людей и сочиня оным штат, при сем препровождаем его для приобщения к общему двора нашего штату, и при том повелеваем:

1-е. Все хранящиеся ныне в казенных по камерцалмейстерской должности кладовых гардеробы государей императоров и других особ, также серебро и разные редкости, разобрав по сортам, представить нам, дабы можно было отдать оные под сохранение в те места, для которых они принадлежат.

2-е. Исправление мебелей и хранение оных по дворам любезных наших детей великих князей Александра Павловича и Константина Павловича предоставить на попечение их гофмаршалов и из тех самых сумм, которые определено отпускать для содержания оных дворов, не заимствуя более суммы, в ведение ваше отпускаемой.

3-е. Вся мебели и вещи, по загородным дворцам находящиеся, отдать под присмотр капитанов замков, и их более камерцалмейстерской должности под своим присмотром не иметь.

Павел.

С.-Петербург

Февраля 20-го дня 1797 года 7.

Статьи требующие разрешения и утверждения при подаче доклада и отчета за 1797 год 8.

1. Утвердить навсегда данный обергофмаршалу указ Июля 2-го числа 1797 года относительно выполнения во всяких необходимых надобностях из остающихся сумм, зависящих единственно от его распоряжения. И сию доверенность отнести к одному его лицу, [512] дабы мимо его никто уже не имел права вмешиваться в таковое распоряжение.

* Указ на указ испрашивать не должно.

2. По части камерцалмейстерской положенную по штату сумму 60000 рублей предоставить единственно для всяких случающихся починок и поправок старых уборов и мебелей, как прежде бывало. Новые же уборы дворцов и комнат по сметам или описям не включать в ту сумму, а определять при всяком таковом случае особенные на то суммы по всевысочайшей воле, с означением и места откуда получать оные.

* Само собою разумеется. Пример тому Михайловский дворец, на убранство коего ассигнованы уже особые суммы.

3. По части сервизной, покупка новых сервизов, приборов и позолота оных большим количеством, требуют немалых сумм. Почему и предоставить выполнение оного на часть придворной канцелярии.

* Кому приказано будет, а деньги все равно государевы.

4. Равным образом покупку столового белья, фарфора, хрусталя, стекла и делание с полудою медною посуды по отношениям обергофмаршала исправлять от придворной канцелярии.

* Тоже.

5. Недопущённые от придворной канцелярии по штату великих княжен 5000 рублей возвратить в Придворную Контору, на дополнение по той части необходимых надобностей.

* Придворная канцелярия того, что по штату положено, и удержать не смеет.

6. Издержанные на счет конюшенной конторы на наем извощиков за недачею от нее лошадей деньги 15565 рублей возвратить в Придворную Контору на уплату по камерцалмейстерской долгу.

* В общий долговой счет.

7. Равным образом издержанные на платья придворным певчим и псаломщикам из камерцалмейстерской суммы 8984 рубля 25 коп. возвратить и впред на оное шитье платья сумму причислить к ливреи от придворной канцелярии.

* Ливрейная сумма определена.

8. Тоже издержанные по части гоф-интендантской на постройку кухонь и прочего 4428 руб. 73? коп. возвратить на счет [513] гоф-интенданстский из придворной канцелярии. А впред таковые надобности по отношению обергофмаршала исправлять гоф-интендантской без задержания во всех загородных местах, как то и прежде бывало.

* О сем есть генеральное предписание.

9. Как здесь прилагается записка о дополнении сервизных служителей и на них в год сумма 2230 руб., то б оную сумму, как равно и самое число служителей и положение им окладов в прибавке и убавке, как равно и в перемене людей, кто из них усмотрится недостойным, предоставить в полную волю обергофмаршала.

* Прибавка сверхштатных служителей зависит от его величества, а выбор и определение оных конечно от обергофмаршала, о чем и спрашивать не для чего.

10. Придворной Конторы канцелярским служителям, по усмотрению моему, но однакож умеренному числу, кои мною будут избраны для успешнейшего отправления дел, и дабы не могли отзываться дальними от их команды квартирами и чрез то медлить вверенными им делами, давать из экономической суммы порционные деньги.

* Это награждение, которое зависит от монаршей милости.

11. Есть-ли все поднесенное получит всевысочайшее благоволение, то испросить секретарям и другим трудящимся чинам пристойное награждение по усмотрению обер-гофмаршала, также и четырем лейбгвардии унтер-офицерам, что ныне называются смотрителями при кухне, которых усердию и исправности я самовидец, и могу уверить, что заслуживают высочайшую милость, а сумму на оное я имею и иметь буду от небольшой экономии оставшую.

* Теперь не время.

12. Как всех гоффурьеров в комплекте по половине его величества состоит восемь человек, а в дежурстве бывает по четыре, но из них один занимается журналом, другой же находится при постройке либереи, хранении материалов к оной принадлежащих и при Зимнем дворце безотлучно, почему не благоугодно ли будет повелеть определить одного сверх положенного числа из способных и известных дворских нижних чинов, которому быть при мне и доставлять мне о всем нужные сведении я?

* Вообще представить должно о недостатке придворных служителей.

13. Позволить мне иметь в летнее время для нужнейших посылок и разных исполнений находящегося при мне по примеру [514] прежнего ездового лакея, верхом при карете, по удобности сего средства, для нередко случающихся наскоро посылок.

* Не смею ничего сказать.

Указ императора Павла графу Н.П. Шереметеву.

Господин обергофмаршал граф Шереметев.

Рассмотрев представленный мне при докладе вашем отчет за минувший 1797 год о приходах и расходах по Придворной Конторе, не могу не отдать вам должной справедливости за ревностное старание и попечение ваше о сохранении по всем частям владенья вашего экономии и сбережении казны, за что и изъявляю вам особливое мое благоволение и благодарность. Впрочем что касается до недостающих на расплату долгов по камерцалмейстерской должности 57,654 р. и 52? к., надеюсь, что при употреблении такового же доброго во всем хозяйства, вы найдетесь в состоянии те долги остатками от расходов в течение нынешнего года заплатить без ассигнования особой на то суммы.

Пребываю всегда вам благосклонный Павел.

Спб. Марта 3-го 1798 г.

Подносимые доклады 9.

1. О произвождении камердинеру Званцову 10 против сверстников его жалованья.

* Представление сие излишнее, ибо Государь указом своим предписал ему производить жалованье и прочее содержание противу других.

2. О увольнении находящихся при Михайловском дворце служителей с пенсионом и об определении на место их других.

* Увольнение с пенсионом неоспоримо принадлежит к монаршей милости; но определение других зависит от обермаршала.

3. По отношению г. Ливенши о служителях.

* Тоже.

4. О Каменно-островских служителях.

* Надобно в записке прибавить, что они теперь получают и что в сравнении с другими им следует. [515]

5. О камерлакее Миллере.

* Указ, последовавший Февраля 14-го 1797 г. о Гатчинских служителях, весьма ясен и решителен, после коего не остается ничего больше как привести в действительное исполнение.

6. О столовых деньгах графу Вельгорскому 11.

* Разве приказано сей доклад подать? А без того не вижу ни права, ни причины.

7. О бывших у принца Конде придворных служителях.

* Когда военный губернатор сообщил высочайшее повеление об отсылке их к суду, тут испрашивать уже не о чем, а остается только исполнить.

8. О кондиторе Мишеле.

* Разрешение конечно нужно не чрез самого его.

9. О служителях при сервизной.

* О старых служителях делается теперь рассмотрение, и они при своем увольнении получат все им следующее. А о нужде иметь их сверх положенных в штате по ведению придворной канцелярии можно учинить представление.

10. О платье для певчих.

* Нужно доложить.

11. О Зельцерской воде.

* Тоже нужно; но по моему мнению должно бы сказать, сколько вышло на сию статью в прошедшем году.

12. О траурном платье для певчих.

* Доложиться нужно; но также надобно сказать и число суммы.

13. О походном сервизе.

* Доложить можно; но о заблаговременном отправлении не советую.

14. О тафельдекарях, представляемых в отставку с пенсионом.

* Надобно сказать, какое они получают жалованье.

15. О гоффурьере Неустроеве.

* Докладываться совсем не о чем. [516]

16. О вещах и услуге у принца Конде.

* Как принц Конде на сих днях отъезжает, то и доклад не нужен.

17. О помещении сверхштатных на ваканции.

* Совсем излишний, поелику неспособных определять никто и не приказывает.

18. Повеление камерфурьерам.

* Невозможно в самом деле, чтобы не было требований таких, кои должно исполнять и без письменного предписания обермаршала. В противном же случае он бы не только часа, ниже минуты свободной не имел.

Примечания Д.П. Трощинского на доклады графа Н.П. Шереметева 12.

1. С представлением годового отчета.

Излишне пространный без всякой нужды. А его можно заключить в нескольких строках, сказав, что по одной части сколько в остатке, а по камерцалмейстерской сколько недостает. Непонятно также, на что требуется повеление об отпуске всех преждеположенных по штату и по указам сумм, когда что один раз отпускать приказано, того никто удержать не может.

2. При сем докладе замечания.

Оные для императора не нужны; да и об инструкции можно доложить при другом удобнейшем случае, к которому и рассмотрение проэкта оной оставляется.

3. Статьи, требующие разрешения.

На них я положил мои примечания.

4. Записка о строптивых метр д'отелях и непослушных комиссарах.

Я и словесно изъяснял уже мнение мое, что тут не нужно государево никакое повеление. Власть одна обермаршала в состоянии держать каждого в должных границах; выкинуть одного или двух из службы без абшиту будет пример страха всем другим.

5. Краткую ведомость о расходах по камерцалмейстерской.

Можно приложить к годовому отчету. [517]

6. Ведомость о битье и пропаже посуды и белья.

Она показывает вообще лучший присмотр прошлого года против прежних. Но столового белья все много еще пропадает.

7. Особая записка касательная г.н. 13.

Тут нечего сказать. Государь властен приказывать кому изволит. Но что касается до ста театральных билетов, кои будто бы подносятся Александром Львовичем 14, cиe не верно; а подносит их камердинер.

Доклады графа Н.П. Шереметева.

При высочайшем вашего императорского величества дворе, а особливо во время загородного пребывания, остается по ведению моему один гофмаршал граф Виельгорский, который, не получая кроме жалованья никакого содержания, людей и экипаж имеет на собственном своем коште. По какому случаю и осмеливаюсь всеподданнейше представить вашему императорскому величеству, не благоугодно ли будет повелеть определить ему на стол из остающейся от некоторых столов суммы по 3000 р. в год, что и предаю в высочайшее вашего величества благоволение.

***

Двора вашего императорского величества придворные певчие и псаломщики, а равно и состоящие при церквах во дворцах Таврическом, Мраморном и Царскосельском псаломщики ж, на основании прежних именных всевысочайших указов, получают к празднику Святые Пасхи каждогодно новое цветное платье; а по временам делано им и траурное. Сумма на сию постройку употребляема из общей по двору прежней трехмиллионной, а шитье происходило от камерцалмейстерской должности.

По состоявшемуся вновь штату, платья тем певчим и псаломщикам не положено, а в прошлом году сделано было одно цветное, по скорости отсутствия в Москву, из камерцалмейстерской суммы, и вышло на оное 8984 рубля 25 коп., траурное ж делано от печальной комиссии. Ныне духовник вашего императорского величества протоиерей Исидор Петрович требует о сделании им праздничного; а господин статский советник Бортнянский объявляет волю вашего величества о сделании им и траурного платья, на которое по счислению тоже потребно суммы до 4000 рублей. [518]

А как по штату суммы на сие не положено, то и осмеливаюсь всеподданнейше представить о сем на всевысочайшее вашего императорского величества благоволение, и из какой суммы оное платье делать, испрашиваю высочайшего указа.

***

Всемилостивейший государь!

Когда благоугодно было вашему императорскому величеству пожаловать мне должность и чин обергофмаршала, не представлял я себе, чтобы силы мои в отправлении сей многотрудной должности не соответствовали тому рвению, каким я исполнен и по безконечной моей благодарности к высочайшим милостям вашего величества, кои явить на мне благоизволили в первых днях милосердного своего царствования, и по особенной преданности к особе вашего императорского величества. Я привык питать в себе сие сладкое к вам чувствование с самого моего младенчества, и потому никогда бы не дерзнул ни отрещися от милостей ваших, ни изрещи того, что безсилен исполнять возлагаемое на меня служение, ежели бы и жизни моей стоило; но болезни мои, час от часу усиливающиеся, воспящают меня от точного исполнения воли вашего императорского величества и угрожают каковым либо упущением подвергнуться гневу вашему. Примите, всемилостивейшей государь, сие признание в число прочих искренних моих представлений и удостойте поручить мне такую должность, к какой найдусь я способен. Мне все равно, где бы я ни употреблен был, лишь бы только мог сохранить к себе благоволение вашего величества, почитая лишение оного паче всякого наказания.

Указ государственному казначею Васильеву.

Алексей Иванович! Получавшим до состояния штата нашей Придворною Конторы действительным тайным советникам и камергерам Черткову и Нелединскому-Мелецкому пансион повелеваем производить им оный же каждому по две тысячи рублей в год из остаточного казначейства.

Павел.

В Санктпетербурге.

Февраля 17 дня 1797 года. [519]

Указ нашей придворной конторе.

Во время пребывания нашего в загородных дворцах повелеваем ведомства придворной нашей конюшни офицерам и служителям производить порционные деньги по примеру прочих двора нашего служителей, а именно: унтершталмейстерам по четыре рубли, обер-офицерам по три рубли, берейторам по два рубли, берейторским ученикам, лейб-кучерам и лейбфорейтарам по рублю, нижним служителям по пятидесяти копеек на день каждому, выдавая сии деньги помесячно на число наличных людей по билетам шталмейстеров из экономической суммы, от расходов вообще по придворной конторе остающейся.

Павел.

В Павловском.

Августа 11-го 1797 года.

Указ нашей конюшенной конторе.

Находя выгодными для казны нашей цены просимые Санктпетербургским купцом Росменцовым с товарищи за содержание в четырех годичное время потребного числа лошадей вместо наряда обывательских для загородных переездов наших и для всякой по двору надобностей, повелеваем с помянутым подрядчиком заключить о том контракт; на уплату же следующих ему денег указали мы тайному советнику и государственному казначею барону Васильеву отпускать в придворную конюшенную контору в течение четырех лет в каждый год по 183677 рублей и в число той суммы на выдачу вперед подрядчику доставить ныне 15000 р.

Павел.

В Павловском.

Августа 16 дня 1797 года.

Указ графу Вьельгорскому.

Господин гофмаршал и кавалер граф Вильгорский.

Все то, что по штату двора нашего и по особо данным от нас указам предписано в должность обергофмаршалу, по случаю болезни нынешнего обергофмаршала графа Шереметева и в отсутствие его, предоставляем исполнять вам. Надеюсь, что вы во всем том, а наипаче в сбережения казны нашей должное радение и попечение иметь не упустите. Пребывая впрочем вам благосклонный

Павел.

Гатчино.

Октября 4 дня 1797 года. [520]

ИНСТРУКЦИЯ

Смотрителям собственной его императорского величества кухни лейбгвардии унтер-офицерам.

1-е. Иметь всегда неусыпное наблюдение во время приуготовления кушанья за огнем на поварнях: 1-й) его императорского величества; 2-й) Французской и 3-й) их императорских высочеств великих княжен, также и в кондитерских обеих половин, и накрепко смотреть, чтобы никакого шуму или неблагопристойности быть не могло, а паче чтоб все повара при своих должностях в трезвом уме находились; есть ли ж который окажется хоть мало в беспорядке, тотчас рапортовать обергофмаршала, а в небытность его гофмаршала.

2. Когда огонь горит, быть попеременно одному или двум из работников на чердаках, и примечать, нет ли где трещин в трубах, и сколь скоро усмотрится какая и малейшая опасность тотчас рапортовать обергофмаршала, а в небытность его гофмаршалов и камер-фурьеров.

3. Иметь беспрерывно на чердаках и на крышке подле труб кадки с водою, швабрами и запасными ведрами.

4. Смотреть, чтоб все трубы были вычищены и сажа отнюдь загореться не могла.

5. В ночное время наипаче внимательно примечать, дабы нигде огня не было, что самое попеременно осматривать и ночью, и где только огонь усмотрится, тотчас его гасить.

6. Всякую нечистоту из кухонь велеть тотчас выносить, чтоб не могло быть никакого дурного запаху и наблюдать опрятность.

7. Посторонним людям не позволять ни под каким видом входить в кухни, как и прежде о том приказано было, и естьли кто из таковых случится, тотчас спрашивать; когда настоящей причины не скажет, таковых задержав, представлять прямо к обергофмаршалу.

8. В назначенное время к обеденному и вечернему столам, дежурному гоф-фурьеру и одному камерлакею с потребным [521] числом ливрейных служителей собираться для приему блюд с кушаньем не прямо в кухню, но в особенную при ней комнату, а гоффурьер должен тогда войти в кухню и при своем надзирании и метрдотелей приказать поварам кушанье все снести в ту комнату, из которой уже ливрейные, приняв в надлежащем порядке и чистоте, без шуму, под надзиранием гоффурьера, должны нести кушанье к высочайшему столу, в кухню же, кроме гоффурьера, ливрейным входу не иметь.

9. Посторонним людям, приходящим за кушаньем, отнюдь не допущать по кухням ходить и в передней комнате принимать от кохов нужное им кушанье.

10. О благосостоянии и порядке рапортовать каждой день по утрам обергофмаршала или гофмаршала.

11. Всякое же наималейшее по сей инструкции со стороны кого-либо неисполнение взыщется в первый раз вычетом третного жалованья и лишением навсегда порционных порционных денег, кому оные есть; а во второй раз выключен будет за негодностию из службы с дачею атестата, чтоб нигде его не определять и никакой доверенности не удостоивать.

 

На подлинном подписано: граф Николай Шереметев.

Августа 9-го дня 1798-го года.

в Павловском.

Письмо Д.Н. Неплюева к князю Н.Б. Юсупову.

Милостивый государь мой князь Николай Борисович! Государь император высочайше указать соизволил, чтоб комедия, сочиненная г. Капнистом под названием Ябеда, на театре представляема не была. Есмь в протчем с истинным почтением Д. Неплюев.

Октября 23-го дня 1798 года.


Комментарии

1. Это исключение сделано вероятно по ходатайству находившегося тогда в особой милости у Государя графа Ф.В. Ростопчина, который женат был на племяннице и воспитаннице А.С. Протасовой, Екатерине Петровне. П.Б.

2. С чернового подлинника. П.Б.

3. Печатается со списка. П.Б.

4. Этот указ Екатерины Великой приведен графом Шереметевым, вероятно для справки, и сохранился в его бумагах в современном списке. П.Б.

5. Писано графом Н.П. Шереметевым своеручно. П.Б.

6. В подлинной черновой рукописи зачеркнуто еще следующее: "Обергофмаршал шествует всегда перед нами со своим жезлом, имея пред собою двух гофмаршалов с их жезлами же, и за публичными, во время праздников, столами служит всегда с своим жезлом таким образом. Когда кушанье на стол поставлено будет, то он, не оставляя жезла, подходит и доносит о том нам, идет прямо перед нами к столу, где отдает жезл свой одному из придворных кавалеров и, подвигая для нас стул, паки принимает жезл и не отдает оного уже никому, доколе стол не кончится; а тогда, отнимая стул, предшествует пред нами прежним порядком. Во время стола приказывает играть музыке и при питии за здоровье бить в литавры. Смотрит за придворными кавалерами, камерпажами и пажами, также за всеми служителями, коим при столе быть должно, чтоб они служили со всякою исправностью. Усаживает по местам всех чужестранных министров и Российских знатных особ по их чинам, а в случае какого-либо о местах спора и сомнения, особливо же между чужестранными, доносит нам и ожидает повеления. Наконец, наиприлежнейше наблюдает, чтобы все угощаемые за нашим столом были удовольствованы и услужены всевозможно, как того требует достоинство двора нашего. В каковых церемониалах необходимо должен он сноситься с оберцеремонийместером и, учредя все для торжества нужное, докладывать нам письменно или словесно, как того потребуют обстоятельства".

7. Печатается со списка. П.Б.

8. Напечатанное мельче и означенное звездочкою писано собственноручно Д.П. Трощинским, к которому обращался граф Н.П. Шереметев за советом и который вероятно был членом упомянутого на стр. 500-й комитета; все остальное писано рукою писца. П.Б.

9. Означенное звездочками принадлежит Д.П. Трощинскому, и вся бумага писана его рукою. П.Б.

10. Предку нынешних Нижегородских помещиков. П.Б.

11. Графу Юрию Михайловичу, последнему Польскому посланнику при дворе Екатерины Великой сделавшемуся гофмаршалом при Павле Петровиче. П.Б.

12. Примечания эти писаны собственноручно Д.П. Трощинским. П.Б.

13. Т.е. государя наследника? П.Б.

14. Нарышкиным. П.Б.

Текст воспроизведен по изданию: Из бумаг графа Николая Петровича Шереметева // Русский архив, № 8. 1897

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.