Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДОКУМЕНТЫ О ПОЛОЖЕНИИ ПРИПИСНЫХ КРЕСТЬЯН НА УРАЛЕ В КОНЦЕ XVIII века

В 1796-1797 годах в связи с восстановлением Берг-коллегии и ее местных органов 1 уральские горные заводы перешли в ведение Канцелярии Главного заводов правления, открытой в Екатеринбурге.

Публикуемые документы представляют собою переписку горных деятелей и представителей гражданской власти о состоянии горных, преимущественно казенным заводов в момент перехода их из гражданского управления в ведомство горной администрации. Новое горное управление справедливо считало, что принимает заводы «крайне подорванными». В письмах начальника Канцелярии Главного заводов правления А. С. Ярцова президенту Берг-коллегии М. Ф. Соймонову, в рапорте Ярцова в Берг-коллегию, в письмах Пермского губернатора К. Ф. Модераха генерал-прокурору П. В. Лопухину много внимания уделяется положению приписных крестьян отмечаются хозяйственные затруднения на казенных Гороблагодатских и Камских, Екатеринбургских, Пермских, Богословских заводах и на уральских частных горных заводах, говорится о главной причине хозяйственного упадка заводов, заключающейся в методах обеспечения их рабочей силой. Документы свидетельствуют о противоречиях, возникших между горной администрацией и пермским губернатором относительно источников обеспечения заводов рабочей силой. Губернатор выступает противником принудительной приписки государственных крестьян, доказывая ее не рентабельность для заводов и разорительность для приписной деревни (док. № 5). Горные же администраторы ратуют за сохранение прежней практики приписки, полагая что для перехода на вольнонаемный труд во вспомогательном горнозаводском производстве не имеется благоприятных условий (док. № 1, 2, 3, 6).

При этом та и другая стороны вскрывают действительное положение уральской приписной деревни, ее хозяйственное обнищание, как вследствие тяжелых условий приписной повинности, так и в результате закабаления бедных крестьян местными «богатыми мужиками». Имущественная дифференциация крестьян приписном государственной деревни привела к тому, что отработку заводских повинностей выполняли «только бедные крестьяне, а богачи о том и не думали» (док. № 1). Вследствие этого, отмечает А. С. Ярцов, «бедняки и остались в превеликих из году в год долгах» (док. № 1). Местные гражданские власти еще более способствовали хозяйственному упадку деревни: за заводские недоимки и недоработки крестьян «почти силою... в завод гоняли, а взятые за то деньги исправники в платеж доимок в казня отдавали и, не думая о земледелиях, целое лето насквозь при заводах людей держали» (док. № 2).

А. С. Ярцов считает, что оскудение приписных крестьян, запустение их хозяйств не позволяет им исправно выполнять заводские работы ни путем принудительной отработки подушного оклада, ни вольным наймом. В то же время вольнонаемному труду на заводах оказывается конкуренция со стороны деревенских богатеев, закабалявших крестьян «в годовые работники из пищи и окупи податей» (док. № 2). Это наблюдение свидетельствует о сложных и противоречивых условиях вольнонаемного труда на горных заводах Урала.

Картина расслоения и обнищания деревни нарисована А. С. Ярцовым в рапорте в Берг-коллегию (док. № 3) (публикуется с сокращениями), написанном им после посещения Багарякской слободы, приписанной к Каменскому заводу. У богатых крестьян, отмечается в рапорте, имелись крупные хозяйства с домами «огромными как помещичьи... со множеством хлеба и скота и пахотных земель». Другие семейства оказались «слишком бедны», в удел им приходились «ветхие небольшие домишки, только что о четырех углах впротчем ни двора, ни кола, ни скота и ни живота». Такие семейства кормятся лишь батрацкими заработками у богатых крестьян, [91] «поелику у таких и пашни состоят издавна под закладами богатых мужиков». В то же время, отмечает Ярцов, «богатые крестьяне никогда работать не хотели, торгуя тем хлебом, который на заложенных богачам пашнях возделывался».

Кроме описания состояния приписных крестьян, А. С. Ярцов затрагивает и другие категории рабочей силы на Богословских (банковских) заводах. Он констатирует непримиримое противоречие между законодательной деятельностью горного ведомства и практикой заводской жизни по вопросу о беспаспортных работниках. Суждение Ярцова необычайно категорично: «уже тремя указами Берг-коллегия велит безпашпортных там не держать, и не нанимать, и высылать, а они все таковы, и если в точности ее указам следовать, то надобно будет те заводы совсем остановить, ибо они безпашпортными людми и заведены были, а без того б и существовать не могли» (док. № 1).

Высказываясь за рекрутские наборы, как основной метод комплектования рабочих кадров на этих заводах, Ярцов выступает против входящей в практику присылки на горные казенные заводы ссыльных, усматривая в них источник постоянного беспокойства и малую пользу производству.

Таким образом, начальник над уральскими заводами поставил перед высшим горным ведомством немало острых и сложных проблем.

Ответ президента Берг-коллегии М. Ф. Соймонова не содержал ничего, кроме предписания требовать от волостных судов, чтобы те обеспечивали отработку вольнонаемных подрядов методом круговой поруки, представляя на усмотрение заводских контор отсылать ли заработанные деньги в счет податей, или выдавать их на руки.

Следует заметить, что ни А. С. Ярцов, ни М. Ф. Соймонов не были сторонниками консервации института приписных крестьян. Более того, оба были сторонниками замены приписки крестьян более совершенной системой, не выходящей однако за рамки крепостнических отношений. И излагаемые меры рассматривались ими как временные, неизбежные, чтобы вывести заводы из хозяйственных трудностей, вызванных кризисом системы приписных крестьян. Не случайно, М. Ф. Соймонов явился главным автором разработанной в 1800 году реформы приписных крестьян, замены их непременными работниками, введенной в действие после смерти Соймонова в 1807 году.

Для наиболее отдаленных Богословских заводов вопрос о приписных крестьянах стоял особенно остро. Об этом свидетельствуют письмо пермского губернатора К. Ф. Модераха генерал-прокурору П. В. Лопухину (док. № 5) и ответ президента Берг-коллегии по запросу генерал-прокурора (док. № 6).

Модерах выступил против предложения Канцелярии Главного заводов правления возобновить и расширить приписку государственных крестьян Чердынского и Соликамского уездов, проживающих в удалении от заводов на 300-500 верст. Острую проблему рабочей силы на Богословских заводах губернатор предлагает решить путем снятия преград стихийному переселению государственных крестьян на постоянное жительство к заводам. Более того, он выступает за стимулирование переселения со стороны горного начальства, предлагая установление для переселенцев такой же оплаты, как и для заводских жителей — «настоящей мастерской и угольной платы» (док. № 5).

Примечательно свидетельство Модераха, что до перехода Богословских заводов от Походяшиных в казну приписные крестьяне вынуждены были нанимать за себя отрабатывать подушные оклады крестьян ближе к заводам расположенных селений, при этом уплачивая в 6-7 раз дороже указанной нормы. — «А от сего то самого и доведены были до крайнего раззорения и неоплатного долгу государственных полатей» (док. № 5), — замечает губернатор. Модерах полагает, что возобновление приписки к Богословским заводам почти 7 тысяч душ государственных крестьян снова «может довести их вместо мнимой пользы до крайнего раззорения» (док. № 5) и ратует за то, чтобы «избавлены они были от таковой неудобной и раззорительной приписки» (док. № 5).

Иную позицию отстаивает руководитель горного ведомства. В своем объяснении (док. № 6) М. Ф. Соймонов обосновывает «неизбежность» возобновления и увеличения приписки крестьян к Богословским заводам хозяйственными мотивами: отдаленностью заводов от населенных мест, выработкою богатых и поверхностных руд, вырубкою лесов в ближней заводской округе. Особенно подчеркиваются обстоятельства, делающие вольный наем для казны «совсем почти невозможным» (в отличие от возможностей прежнего заводовладельца Походяшина).

В споре между гражданской и горной властями последняя одержала верх. Однако это сознавалось горным ведомством как вынужденная и временная мера.

Публикуемые документы имеют еще один аспект — они отражают в сознании «верхов» тот кризис, в который зашла изжившая себя система приписки к концу XVIII века.

В литературе о приписных крестьянах известны материалы в связи с действовавшей в 1760 годах комиссией кн. А. А. Вяземского, изданные А. В. Шебаловым (Архив истории труда в России. Пг., 1921, кн. 1). Публикуемая переписка относится к позднейшему периоду существования института приписных крестьян. В работах исследователей она не затронута. [92]

Письма и рапорт А, С. Ярцова являются ответами на запросы вышестоящих инстанций и состоят из многих пунктов, отражающих различные вопросы горнозаводской жизни Урала и распоряжения горного начальства. Из этих писем и рапорта нами публикуются логически цельные отрывки, характеризующие преимущественно положение приписной деревни. Материал, не относящийся к нашей теме, опущен, купюры обозначены отточиями. В других письмах опущены обращения к адресату и окончания, выдержанные в стиле эпистолярного этикета того времени. Пропущенные в тексте и вставленные нами по смыслу слова взяты в квадратные скобки. Все документы публикуются впервые.

Публикацию подготовил К. К. Демиховский, кандидат исторических наук, доцент.


№ 1

Из письма А. С. Ярцова М. Ф. Соймонову о положении приписных крестьян на Гороблагодатских заводах

26 мая 1798 г.

<...> Волосы дыбом у меня становятся, при многих [заводах] как слышно, и до июня месяца сего года угля не достанет, а в клаже куч и для зимы также во многое число не подряжено, хотя и дают уже с кучи по 16-ти рублев, но и потому охотником не отыскивается, о сих кучах однако можно и то донести вашему высокопревосходительству, что и здесь не только на казенные Екатеринбургские и Пермские, но на многие и частные заводы во все годовое число куч охотников мало находим, а паче по нынешнему хлебному в здешней стране урожаю, ибо здесь на рынке уже по 30 коп. пуд ржаная мука продается, либо тот неуспех происходит по множеству в кучи теперешних нанимателей, а потому и большое число охотников не отыщут, поелику ту работу отправляли доселе здесь только бедные крестьяне, а богачи о том и не думали, а потому заводчики друг у друшки оную работу и перехватывали, или за доимки земские суды во взятье той кучной работы наряжали, а деньги, им данные, отбирая в казну вносили, отчего бедняки и остались в превеликих из году в год долгах, коих к возвращению а паче заводчикам я и способу не нахожу, от недостатка же к таковым способам нанимаемых к тому людей и прежде у иных заводчиков по полгоду заводы стояли, да и с казенными заводами то же происходило — вот самое затруднительнейшее для умножения выделкою заводских металлов обстоятельство, заставляющее не только помышлять, но и деятельнейшим образом чинить тому скорейшее вспоможение, а какое: я на сей раз, за силой Манифеста 1779 года придумать не смогу, однако ж нужно будет таковую кучную работу распологать на излишних, а по 5-й ревизии отстающихся от заводских работ приписных крестьян, какое число будет можно, хотя бы за тройную против плакату плату, настолько душ сколько по приписке к коему заводу излишних почитается, а особливо для казенных заводов <…>

<...> Також и приписка крестьян для Банковских заводов необходимо нужна, либо набор потребного числа к тому рекрут, а без того и без разведки там рудоносных гор нельзя никак привести их в цветущее состояние, а к тому ж уже тремя указами, Берг-коллегия велит безпашпортных там не держать и не нанимать и высылать, а они все таковы, и естли в точности ее указам следовать, то надобно будет те заводы совсем остановить, ибо они безпашпортными людми и заведены были, а без того б и существовать не могли <...>

ЦГАДА, ф. Берг-коллегии, кн. 2715, лл. 764-775. Подлинник.

№ 2

Из письма А. С. Ярцова М. Ф. Соймонову о положении приписных крестьян на Гороблагодатских заводах

3 августа 1798 г.

<...>Я недавно из присланных в феврале месяце 1797 г. из бывшей Пермской горной экспедиции в казенные заводские контуры указов усмотрел, что ими повелевалось угля для заводов заготовлять только на полгода, чем крайне и подорваны заводы еще при начале вступления нашего в управление их, а подобная тому может была и ныне есть штука; для чего и охотников в кучную клажу не найдем. Прежде сего почти силою крестьян за накопившиеся на них доимки в угольную работу и то через подряды с поставкою его в заводы гоняли, а взятые за то деньги исправники в платеж доимок в казну отдавали, и не думая о земледелиях целое лето насквозь при заводах людей держали, теперь же доимки сложены и такой смелой силы к кучам я употребить не могу, поелику и настоящих работ крестьяне совсем не отправляют, хотя ныне хлеб и хорошей родится, но и сие разве для одних богатых мужиков, кои от работ заводских удаляются, а у бедных, кои голодными годами из сил своих выбиты, не толко хлеба, да почти ни пашен, ни скота нет, то и нечем им исправлять таковые работы, пока на под закладов от богатых мужиков их земли не возвратятся и безлошадным кони не дадутся и пока они скотом своим не обзаведутся, но на сие потребно время и патриотическое распоряжение. Хотя я в Каменском заводе проезжал через некие приписные [93] селения и видел вкупе сидящих богатых и столь бедных мужиков, что нет у них никакого скота, ни пахоты кроме малинкой избушки, хотя у таковых есть и дети взрослые к работам, но они наймуются к богатым мужикам, а иные к купцам в годовые работники для пищи и окупи податей своих, однако же я подтвердил головам и старостам мирским, чтоб незаконные об землях закладные уничитожить и пашни бедным возвратить, всю же землю им по числу платежных душ разделить, из годовых строчных мужиков собрать в свои домы и заставить их пахать, дав им по лошаде из мирской суммы и семена на посевы, но не думаю я однако ж, чтоб все то в точности и вскоре могло выполнится, и чтоб богачи в таковых случаях не осиливались — вот, милостивый г-рь, главная причина недоимок и недоработок заводских <...>

<...> А обещаемые присылкою сюда ссыльные едва ли могут какую выгоду здешним заводом доставить, им здесь работы непривычны, да и я со своим кнутобоями пособится не могу, хотя они и здесь родились, лишь только будут таковые ссыльные беспрерывные побеги ж, а Чусовая отсель только в 40 верстах и чтоб Кама река таковыми не наполнилась, и я не знаю, как я ссыльными управлять могу, поелику их здесь никогда не бывало ибо рудники в лесах в розных местах весьма обширны, и солдат для караулов не наберешся, острогов или крепостей здесь совсем нет; итак, без наборов рекрутских или попрежнему без нарядов крестьянских все здешние работы усилить невозможно.

<...> А одобрения волостных судов никчему не служат, что взыскивать с трех или пятерых волостных судей? Когда многие (крестьяне) и по взятьи в задаток и по раскладам в свои работы во время не являются, нет у них ничего и хоть убей их до смерти; ибо они только для того почти дают крестьянам одобрении, чтоб чем ни есть от доимок отыгратся и от земских судей отделаться; многим было лучше когда работы их за 1 р. 70 к. зачитывались, а денги от контор в подать их платились, ныне же и подати с них более взыскивается, а мужику лишь бы денги в руки попали, то и пойдут у ево разные прихоти, не думая о будущем своем платеже податей <...>

ЦГАДА, ф. Берг-коллегия, кн. 2715, лл. 785-789. Подлинник.

№ 3

Из рапорта А. С. Ярцова в Берг-коллегию о приписных крестьянах Каменского завода

3 августа 1798 г.

<...> Здесь же должно вместить и то на примечание, сколь ис приписных иные крестьяне богаты, а другие слишком бедны, у одних находил я огромные, как помещичьи, домы со множеством хлеба и скота и пахотных земель, другие ветхие неболшие домишки только что о четырех углах, впрочем ни двора ни кола ни скота и ни живота, хотя у многих таковых и есть молодые работники, но они живут по строкам у богатых крестьян, чем они и стариков своих питают, что выработать могут, поелику у таких и пашни состоят издавна под закладами богатых мужиков, то и малейших посевов им иметь негде, хотя по моим подтверждениям и начали головы по душам делить пахотные земли, но еще не исправно, да и пахать им не на чем; один виденный мною пример яснее то объяснит, а именно: приехав я в Багарядское впродчем немалое, а урожаем хлебным до сего славящееся село 2, коим еще на земли за службы их против башкир еще от государя императора Петра Первого дана грамота, нужно мне было в том селении ночевать, вопервых поставили меня в огромный крестьянский двор, и всем не только нужным, но и горницами устроенном, с немалым изобилием и всякого у него скота и лошадей, но около ево и других таковых же нашол немалое число крестьянских беднейших хижин ис коих на любопытство мое об одной худшей без всякой ограды и хлевов хижинке мне отвечали, что де тут живет беднинкой старичек, от коего по призыву к себе я узнал, что у ево оказалось 2 молодые то есть от 18 и слишком до 20-ти лет сына, но где же оне живут? У других имущих крестьян по годовым строкам для прокормления себя и старика своего с матерью, для чего же? Для того, что тем богатым мужиком, у ково я остановился, пахотная земля давно уже под видом заклада отобрана, пахать нечего и не на чем, хотя и руки есть; на вопрос же мой, для чего старику земли не дано, отвечал мне голова, что де сего лета начал он с мирского согласия всех землею уравнивать, да и сему де старику им несколько оной от оного богача взято и отдано, старик хотя в принятии оной и признался, однако ж по безсилию ево, а без позволению не толко старикова, но и самого головы болшая часть той земли тем же богачем усилно учинилась перепахонною, что и сам голова утвердил, отговариваясь, что де некогда быть то ему было доставить старику правосудие; итак на сие разрешение мое было таково, что кем усилно у старика земля перепахана, тот же бы, удобряя ее, и семенами своими засеял, и с тем бы оную старику возвратил, а дети ево ис строчных работников были б к отцу возвращены, и дано было бы им от всево мирского общества из штрафных их мирских денег одна или две лошади и корова с двумя овцами, и чтоб голова их впред пахать и землю удабривать заставил, дабы они были настоящими крестьянами, а того бы уже работою долги свои уплачивали, а затем и то, дабы другие бедные крестьяне без пахотной земли не были у кого есть руки, всю бы он разделил по душам, несмотря ни на какие заклады, согласно тому и с прочими бы он поступал, боясь строгого с него за непризрение бедных взыскания; да и множество тому подобных в проезде моем жалоб от бедных людей происходило, о коих [94] нет места здесь описывать; а ис того изволит оная коллегия усмотреть, могло ли быть от мало пахотных людей хлебное изобилие и могли ли многие волости быть без доимки в податях или без недоработки заводских работ, когда у многих пашни обобраны и другого скота не имеется, а особливо в голодные годы, а богатые крестьяне никогда работать не хотели, торгуя тем хлебом, который на заложенных богачам пашнях возделывался, о том сама коллегия рассудить соизволит и мне поверит, в каких я теперь критических положениях нахожусь, когда не могу еще достигнуть исправности крестьянской в нужных заводских работах, на все то требуется немалого времени, верного чрез способных чиновников затем наблюдения, однако ж намерен я по всем селениям обревизовать, сколко где есть таковых бедных безлошадных работников.

Аникита Ярцов

ЦГАДА, ф. Берг-коллегии, кн. 2236, лл. 435-437. Подлинник

№ 4

Из письма М. Ф. Соймонова А. С. Ярцову

10 октября 1798 г.

<...> При позволении ж волостными судами вступать мужикам в работы нужно, чтобы просители тово обязаны были круговою от селения порукою, да и соответственно при том состояния их, а не одни бы выборные на себя то снимали, с которых не будет возможности после ничего доправить. До воспоследования же на взносимое мною представление о сем, можете приказать заработные по нарядам деньги отсылать из заводских контор при указах в волостные суды, которым и предоставить, в платеж ли податей отсылать оные, или отдавать крестьянам, исправно подати платящим.

ЦГАДА, ф. Берг-коллегии, кн. 2715, л. 793. Черновик.

№ 5

Из письма Пермского губернатора К. Ф. Модераха генерал-прокурору П. В. Лопухину о приписных крестьянах Богословских заводов

23 декабря 1798 г.

<...> Из уведомления Казенной палаты, по сей материи ко мне присланного 3, заметил я, что прежде в приписке был к тем заводам 4404 души, а ныне по пятой ревизии состоит оных 6798 душ, которых всех без изъятия, как ниже будет объяснено, концелярия назначает попрежнему в приписку к тем заводам, ибо из рапорта ее, в Казенную палату полученного, означается следующее, что представила она в Государственную Берг-коллегию с тем, дабы поведено было к безостановочному тех заводов действию и по исправлению заводских работ преждевыбывших приписных к тем заводам Чердынского и Соликамского уездов крестьян, сколько их по нынешней пятой ревизии состоит, на таковом же основании, как и при казенных заводах находятся приписать и исправлять им работы против Всемилостивейшего Манифеста 1799 года с прибавлением только клажи и зжения куч, за неимением там вольных работников, а почему и выйдут их при заводах работы таковые, то есть рубка дров, клажа, осыпка и зжение куч с разломкою, воска угля и дров, сплейсофенских руд и флюсовых песков, извести, глины и щебня Тылайского, а естли чего либо в разсуждении глины, горнового камня и щебня работы крестьянской за земледелием их доставать не будет, то можно исправить заводскими жителями, и тем еще будет оных крестьян приписание полезнее, что многие из них в селениях своих, судя по северному климату, от недороду хлеба живут чрезвычайно бедно, то и усматривая свою выгоду из живущих между оных при заводах их братьи подушного платежа весьма охотно целыми селениями переселятся на оные будут из настоящей мастерской и угольной платы, а чрез сие самое нечувствительно во все заводские роды ремесел столько наберется, что не будет уже нужды из селениев и наряжать оных, как приписными крестьянами обращались, и не будет нужды с земскими судами иметь в высылке задаточных вольных работников всегдашние и безполезные переписки с потерею еще и помянутых за неявкою их во взятые работы задатков, каковых и теперь весьма великие суммы пропадают, впрочем все сие передать рассмотрению Берг-коллегии, с учиненного ж в Банковском заводоначальстве о работах заводских счисления и с ведомости о преждевыбывших приписных к заводам Походяшина крестьянех, сколько их было приписано каких станов и деревень, и в каком оные от заводов разстоянии препроводить и препровождены для того ж разсмотрения в Берг-коллегию копии. А поелику полагаемая Канцеляриею приписка к Банковым заводам такого многого числа людей может довести их вместо мнимой пользы до крайнего раззорения и к платежу государственных податей совершенного несостояния, то по долгу обязанности моей и усердию к службе Императорского Величества необходимо нужным почитаю представить с своей стороны особливому разсмотрению Вашего Высокопревосходительства следующие причины. 1-е. Что расстояние Банковых заводов от [95] жительств сих людей простирается от трех до пяти сот верст. 2-е. По жительству их в северном краю в лесных и неудобных к хлебопашеству местах единственное пропитание их состоит в делании соляных судов и в поставке на казенные соляные промысла варничных дров и прочих лесных припасов, без чего были бы они совсем нищие, но при всем том однако ж означеные крестьяне столь бедны, что сравнить их с живущими в других округах государственными же крестьянами никак не можно, ибо многие из них не имеют никакого принадлежащего поселянину необходимо нужного обзаведения и живут наподобие кочующих народов. 3-е. Когда состояли они приписными к Походяшинским заводам и не будучи в состоянии, в разсуждении бедного их положения и дальнего разстояния, сами отправлять налагаемых на них работ, тогда нанимали за себя других из живущих по близости тех заводов крестьян, платя вместо следующей за подушной оклад заработки рубля 70 копеек по 10 и 12 рублей с души, а от сего то самого и доведены были до крайнего раззорения и неоплатного долгу государственных податей, коих по день состояния в 1797 году о прощении недоимок всемилостивейшего Его Императорского Величества указа числилось на них 121473 рубли и к отвращению которой (недоимки) уже не было надежды.

Примите, милостивый государь, беспристрастное мое предстательство, из единого только человеколюбия проистекающее, и войдите в соболезнование бедных людей, чтоб милостивым вашим ходатайством избавлены они были от таковой неудобной и раззорительной приписки, без которой очень легко обойтится можно по той причине, что по возобновлении ныне Берг-коллегии и подчиненных ей Горных правительств в ведомство их отдано в Пермской губернии крестьян всего до двухсот тысяч, при начале ж устроения тех заводов по числу их действия приписано было только до 70-ти тысяч, ныне же по бывшим с того времени переписям умножилось их втрое, как и выше сказано, а заводы существуют самые теж, так что когда управляла оными Казенная палата, то никогда с полного числа приписных поселян по неимению в том надобности, наряду не чинила. Сверх того за уничтожением ныне Аннинского монетного двора остаются приписные к нему крестьяне безвсякого дела, следовательно, естли сделать сходно Указу Правительствующего Сената 1784 года ноября 18 дня по числу существующих заводов и их действию уравнительную приписку к ним крестьян, то нет никакой нужды означенных Чердынской округи крестьян вновь к Банковским заводам приписывать; таковая милость вашего высокопревосходительства останется от нескольких тысяч человек и их потомков вечно прославлена...

ЦГАДА, ф. Берг-коллегии, кн. 2711, лл. 283-285. Копия.

№ 6

Из ответа М. Ф. Соймонова П. В. Лопухину о Богословских заводах

18 марта 1799 г.

<...> Пособие сие заводам неизбежно, сколько по настоящему состоянию их теперь, столько и по положению в местах пустых, от жилищ веема удаленных, и что пресечение руд богатого содержания, принуждая усиливать добычу оных в количестве противу прежнего превосходно, а к тому и углубление их с чувствительными удалением дровосеков вводят в необходимость иметь и рабочих число пред прежним излишнее; а наем оных повольно делается совсем невозможным не только по возвысившейся на все дороговизне, но и по обстоятельствам не позволяющим <...> терять суммы многочисленные по неприходу иногда многих наемников и, затем еще прощать иногда вдруг по сту тысяч рублей, не говоря уже о частных подарках и угощениях, делаемых во время праздников для единственно их приманки; все сие могли они 4 наградить бывшим тогда богатым в рудах содержанием, положением их почти на поверхности и состоянием дровосеков возле самых заводов, чего как казна теперь не имеет, то управляющие ничем ис подобного сему жертвовать не могут; рабочие же не видя прежних для них выгод, потеряли охоту приходить на заводы, так что в прошедшую осень не могли нанять оных почти нисколько в рубку дров, в клажу куч, на сжение угля, и принуждено было употребить для первого крестьян от других заводов, без чего неизбежно бы должно было остановить и самое действие первое. Сии то необходимости и потерянная совсем надежна к достаточному найму впредь вольных принудили испрашивать приписки крестьян, до сего в том уже бывших.

ЦГАДА, ф. Берг-коллегии, кн. 2711, лл. 286-287. Черновик.


Комментарии

1. В 1781 г. Берг-коллегия была ликвидирована, подчиненное ей управление горными заводами было передано горным экспедициям, учрежденным при губернских казенных палатах.

2. Речь идет о Багарякской слободе.

3. Имеются в виду сведения о селениях, бывших в приписке к Богославским заводам.

4. Речь идет о частных заводчиках.

Текст воспроизведен по изданию: Документы о положении приписных крестьян на Урале в конце XVIII века // Советские архивы, № 1. 1977

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.