Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПИСЬМА НОВГОРОДСКОГО МИТРОПОЛИТА ГАВРИИЛА К АРХИЕПИСКОПУ КАЗАНСКОМУ АМВРОСИЮ.

(Позднее Новгородскому митрополиту).

I.

Преосвященнейший владыко, любезнейший во Христе брат и сослужитель! Благодарю за писание и усердие ваше. Удивляюсь, что столько терпела на покойном преосвящ. Вениамине 1 Казенная Палата. Советую преосвященному просить Государыню, чтоб вы отводом рыбных ловель столько ж были осчастливлены, как ваш антецессор, упомянув, сколько отошло от вашего дому ловель, не исчисляя их, а сказав, как говорят, больше половины. Можно, упомянув о сем вскользь, предать ее милостивому благорассмотрению. Cиe прошение послать при письме, к графу Александру Андреевичу Безбородку и о том же послать письмо к князю Григорию Александровичу 2. Советую в сем случае, не медлить, чтоб не спроворили дворяне; нужно для сего посмотреть определения прежней губернии, решения Сената и имянный указ о тех ловлях. Впрочем, прося ваших молитв и продолжения любви, пребываю вашего преосвященства усерднейший всех благ желатель и богомолец Гавриил митрополит Новгородский.

Июля 14, 1785 3. [290]

II.

Искренно благодаря за вашу любовь, изображенную в полученном мною от 14 Декабря письме, поздравляю ваше преосвященство с наступающим Новым Годом, желаю радостно и в здравии его препроводить, радуюсь, что вы спокойны и довольны. Жалею, что ранее не писали о напоминании графу; ныне настоит высочайший отъезд 2-го Генваря из Петербурга, а 7 или 8 из Сарского Села; cиe занимает всех, и о строении вашего дому просить не можно.

Ваша консистория обязана указом уведомлять обе мои консистории о смерти монахинь, назначенных в мои епархии; но ваши подъячие о том и не думают. На Петербургских числится 4 монахини, но в ведомостях синодских увидел я, что и одной нет. Ежели это правда, как сказывают: какая дерзость, что без указу Синода дозволяли других постригать на место умерших из назначенных в мои епархии теми именами! Ежели они так думают исполнять указ в рассуждении моих консисторий, чего от них ожидать другим местам? Я предупредительно советую не представлять никого из них к повышению чинами. Я, видя такое их нерадение о должности, не могу согласиться, доколе переписки в рассуждении сих монахинь не кончатся; разве они хотят и от меня подарков? Впрочем прошу ваше преосвященство и советую порок их сей пресечь.

Декабря 27-го 1786.

III.

Благодарю за писания ваши и любовь. Удивляюсь, что преосвященный Тобольский 4 ни вас ни меня не уведомляет о получении книг. Я на следующей почте буду к нему писать.

Мнение ваше о новокрещенских школах я читал; думаю удобнее достигнуть намерения вашего, ежели будете просить, чтоб школа для новокрещенных соединена была с семинариею, не упоминая нимало о худых ее успехах, а изобразив, что cиe соединение послужит к большему просвещению из разных вер обратившихся детей, и чрез то больше может произойти пользы, когда дети их, обучившись по методу нормальному в семинарии, могут споспешествовать заведению школ в тех селениях, где они священниками (а о пенсионерах не советую упоминать) и что окончившие учение из новокрещенских детей могут споспешествовать в заведении в их селениях народных училищ; и так, нимало не охуждая прежнего установления, а паче уважая оное, просить, чтоб обе суммы и оба училища были соединены. Напишите о сем прошение к ее [291] Величеству и пошлите при письме к графу Александру Андреевичу Безбородку, да о том же письмо и к графу Александру Романовичу 5. А о прибавке жалованья молчать; разве сказать, что одни учители могут, два класса уча, иметь прибавку в жалованьи и что cиe послужит иметь учителей из самых новокрещенных, что лестно будет для многих из них 6.

Июля 22-го 1787.

IV.

Премного благодарю за приятнейшие ваши писания, усердие и любовь. Жалею, что ваши учители не ревностны к исполнению должности своей; жалею, что ко мне от вас отправлены, особливо один из посредственных (cиe сделал и преосвященный Белогородский). Я хотел их назад возвратить, но просьбы их и охота к учению удержали меня от сего. Не наградят ли они свои недостатки прилежанием? Благодарю Бога, что все живут честно и охотно учатся, так что я приказывал удерживать их от пристольности 7. Которых от меня получите, имеете право и удержать в учительстве, ибо высочайший указ cиe положил основанием семинарии моей. Я уповаю чрез год их к вам отпустить, но прошу вперед прислать наилучших. Я положил, когда Бог продлит мою жизнь, средственных возвращать. Я от вас ничего не требую больше издержек, как только на их проезд; им нравится у меня быть, но я не буду тем обижать семинарий ваших. Что надлежит до чинов, советую того не обещать, ибо cиe удаляет их от духовного звания. Я всемерно стараюсь, чтоб они были xopoшиe проповедники и тем полезны церкви. Что надлежит до церковных книг, сколько вам угодно, извольте требовать. Мы велим вам отпускать, только доставление их [292] в Казань возмите на себя. Сколько в треть будет продано и что останется, репортовать Синоду и деньги отсылать в типографию. На сии расходы должно прибавить цены; но книги извольте представить, мы предпишем отпустить. Вы сим представлением дадите случай и другим преосвященным о сем предписать 8.

Марта 28-го 1790. Спб.

V.

Приятнейшее ваше писание от 5-го Июня я получил. Я предписал гребцов и поваров вывесть, примечая из прежнего вашего письма, что для вашей свиты есть утеснение; да и лучше, когда одни с другими мешаться не будут. Я наместнику 9 приказал отцу Иакову дать другие кельи: он по старости и меланхолии своей со мною даже не ладил, кольми паче с вашими?

Я с удивлением читал, что преосвященный Московский 10 предписал приуготовлять для вас свое подворье. Я желаю от сердца все угодное вам делать; но такое его преосвященства предписание предвещает мне, что он отнесет на мой счет, когда вы откажете ему; я, внимая своим силам, дряхлости и старости, намерен просить, чтоб по первому зимнему пути в Петербург отправиться. Обстоятельства сделают оборот, о котором мы не думали. И так советую расположение ваше о покоях остановить; я уповаю, что силы мои едвали позволять мне приехать в Петербург и зимою 11.

15 Июня 1796 (Новгород). [293]

VI.

О посвящении в Вологду отца Арсения 12 я указ получил, к нему ж указа не послал за неверностию почт, а буду писать в Субботу. Когда приедет указ, ему отдам. Прошу в Кирилов определить отца Антоновского Иоанна, а в Антонов Акатовского; об Юрьевском монастыре особливо буду представлять. Я бы и Каллиста принял, но он меланхолик, то на него положиться не можно. Здесь нужны такие архимандриты, какие бы для Петербурга годились; да как я редко бываю в Новогороде, чтоб способность имели и для консистории, и для семинарии. Долговременность без способностей не есть резон повышения; что ж надлежит до отца Гедеона, не угодно-ли будет его сделать Акатовским? Преосвященный его знает; там место по климату и по дешевизне, выгодное. Что надлежит до определения полкового попа в Санктпетербургскую епархию, сколько при мне ни было таких представлений, мы всегда полковых попов отправляли в те епархии, откуда они. Я застал Петербург загруженным сими волочагами, которые служили к соблазну и нареканию духовенства; знают cиe все жители Петербурга, да и отец протопоп. Разве он желает в свой собор его принять? Но я, когда он не имеет способностей к проповедям, никак его не определю в Петербурге, разве к сельской церкви. Сию минуту имел я случай видеть Вятского жителя, который точно так Каллиста описал, как я, да и что он к делам мало способности имеет, также и к строению; человек самой смирной и безответной; следовательно на него положиться не можно. Впрочем, как уже необходимо Каллисту дать место, прошу определить его в Кирилов, а отца Иоанна в Юрьев монастырь; я на cиe согласен. О ставленнике просить я вас не посмел, а когда дозволяете, никого кроме вас просить не буду.

По приезде в Новгород чувствовал я через месяц или больше Петербургской припадок; теперь слава Богу, здоров, кроме только того, что ноги слабы: на амбвоне стоять не могу, также и всходить на ступени без поддерживания. Пять лет прошло, как каждую осень гемороиды ко мне приходили, прошлый год вы сами видели.

О, не рад! Слишком тридцать лет был в Петербурге, пора искать поприватнее места; кажется, служил довольно. Что делать, когда силы не соответствуют должности? Прошу свидетельствовать мое почтение преосвященнейшим и пожелать им полковых попов.

31 Июня 1796. [294]

VII.

Вчера я получил высочайшее ее Императорского Величества на мою просьбу повеление, чтоб мне осень до первого зимнего пути препроводить в Новогороде; и так я буду ожидать первого зимнего пути.

Отец архимандрит Арсений явился ко мне 11 Августа, стал в Хутыне 13. Наречение было 13-го, посвящение намерены совершить 15-го.

Удивляюсь, что Севский префект доселе не едет.

О смерти Симоновского архимандрита пишет ко мне Симоновкий наместник, и что покойный при окончании жизни почитал достойным, чтоб быть ему преемником Невского наместника Мельхиседека 14, а другие, что его и Феофана 15. Но да будет воля ваша: кого рассудите, того и определите.

14 Августа 1796.

VIII.

Получил я приятнейшее ваше писание от 10 Генваря. Радуюсь, что речи убавлены.

Князь Василий Алексеевич 16 сказывал, что Государь весьма доволен одою и приказал изготовить ректору гостинец. Cиe он слышал от генерал-прокурора. Не cиe ли дало случай и других ректоров отличить? Но думаю, достанется вам за ректора лаврского.

Две тысячи рублей, от господина Лашкарева данные мне, я отдал отцу-наместнику. На ризницу по моему рассуждению и тысячи рублей не могло изойти; я послал определение наместнику, чтоб он о издержках относился к вашему преосвященству и мне о том, что доселе издержано, репортовал. Я знаю, что за устройством ризницы останется едваль не болеe тысячи рублей. Мои мысли, чтоб на оставшиеся деньги оправить круг церковных книг и поучений о должностях христианина побольше, чтоб можно было разослать по церквам, для наставления народа, дабы он хотя с сей стороны знал о нем благоволение Государя. И когда получим сведениe, тогда прошу обстоятельно Святейшему Синоду предложить.

Сей день получил я письмо от преосвященного Орловского 17. Он пишет, что его антецессор из eпapxии уехал, да и он тоже [295] сделал. Я и удивился, и смеялся. Не рассудите-ль Святейшему Синоду предложить, чтоб в случае перемен архиереев лично, дела, вещи и сумму сдавали, и один другого дожидался? Сей поступок на горских походит Татар. Преосвященный Досифей оставил сорок салфеток, но 30-ть такие, которые составляют разорванное тряпье. Я их хотел к нему послать, но не хотел такою малостию делать ему огорчение. Однако ему напишу и о том, что он расходных книг не оставил и многие сжег, взял без ведома моего собою наместника и определил другого, в противность указа, с которым он вел приходы и расходы. Уехал из Новогорода почти в распутицу и в тот день, когда его сукцессор отправился из Петербурга. Я имел законный резон на него представить и требовать наместника и подячего к отчету. Но думаю оставить. Прискорбно видеть такие знаки неблагодарствия; но кажется, уже он за то наказан.

Задачу вашу я относил к преосвященному Ярославскому 18, но Тверский ее решил. Вы трое теперь будете жить в Лавре.

Слабость ног моих подвигается на весь мой состав. Молю Христа Спасителя нашего, чтоб Он меня укрепил.

P.S. Покорно прошу свидетельствовать усерднейшее почтение преосвященнейшему Иннокентию архиепископу Псковскому и сказать, что я к вам о себе писал.

13-го Генваря 1799.

IX.

Покорно прошу консистории моей высочайшие повеления объявлять и понуждать к исполнению, равно ежели какие знатнейшие особы будут иметь какие отзывы, ей приказывать исполнять; я о сем отцу ректору предписал.

Благодарю, что приказали для погребения преосвященного Иннокентия отвести в палатке при Благовещенской церкви 19 место. Потеря друга моего мне чувствительна; но что делать, когда всем нам сей путь предлежит! Сильное утешение для нас, яко благого имамы Господа.

Приехав в Новгород, я чувствовал болезнь в бедрах, и трясение к коленах казалось легче, но начали ныть икры, боль томная. В левой ноге перестала, но в правой усилилась, и [296] сделалась рожа. Теперь стараюсь лечить по советам господина доктора. Я из кельи не выхожу. Прошу уведомить, генерал-прокурор 20 пожалован ли князем светлейшим или сиятельным?

Если болезни мои будут требовать лечения, то может быть в конце зимы приеду к вам. Дай Бог увидеться в добром здоровьи.

Генваря 30-го 1799.

X.

Ваше преосвященство требуете, чтоб я рекомендовал игумна в Никитский монастырь; я способным к сему нахожу нынешнего Невского духовника иеромонаха Варлаама. Человек опытной в экономии и честной жизни. Прошу ему сказать и, когда будет просить, рекомендовать его Святейшему Синоду.

Воронежская помещица Надежда Федорова просила Государя, чтоб упраздненный женский монастырь возстановить ее коштом и определяет до сорока тысяч отдать в банк, чтоб процентами, не заимствуя от казны, содержать бедные вдовы. От сего места и прочие монастыри удалены, так что cиe пространство отнимает все средства сыскать такое убежище, какое ныне оне могут иметь. Прошу о просьбе сей сделать снисходительное рассмотрение.

Моя нога совсем свободилась от рожи, но осталась на ней часть опухоли. Временем ломит. Не могу твердо ступать. Ожидаю совершенного исцеления.

Его сиятельству князю Василию Алексеевичу прошу свидетельствовать мое почтение и просьбу о деле Федоровой.

Февраля 10-го 1799.

XI.

Благодарю за писания ваши.

Что надлежит до определения отца ризничего в Никитский монастырь во игумена, я не инак почитаю, как дозволить свить сове гнездо между птицами. Я его в своей епархии или к другой отдаленной от Владимира определить игумном согласен; и так прошу другого, кого рассудите, рекомендовать.

Прошу дело помещицы Федоровой наклонить, чтоб учреждение монастыря на ее сумму составило прибежище для бедных вдов.

Прошу преосвященному Ростовскому свидетельствовать мое почтение; жалею, что он болен; но и моя болезнь не проходит.

Благодарю, что исходатайствовали преосвященному Афанасию пенсион. Мне нельзя было к сему делу приступить. [297]

Прошу отцу наместнику сказать, чтоб об освящении в доме купца Милова Старообрядческой церкви мне представили от консистории. Надобно поостановить, чтобы колебание мыслей и толкования поугомонились. Желаю высочайшее обручение благополучно совершить, но что надлежит до браковенчания, нужным почитаю прежнее определение прилежнее рассмотреть и поправить.

Впрочем желаю, чтобы мои припадки совершенно истребились, и я имел счастие в добром здоровьи с вами видеться.

17-го Февраля 1799.

XII.

Поздравляю ваше преосвященство получением ордена Святого Апостола Андрея, панагией и совершением высочайшего обручения 21.

Изволите писать о уволении ризничего в Никитский монастырь. Я его отпустить согласен; но он пишет ко мне, что его желание не монастырь устроить, а своих детей и дом. Итак для посвящения его надобно новую изготовить молитву. Впрочем, воля ваша. Но приступить нужно с толком к сему делу. Он имеет на руках разные богатые и многочисленные разных ризниц вещи. С письма его и ваших я к сему важному делу приступить не могу. А что вы намекаете, якобы Синод cиe без меня мог сделать, ежели на свой отчет возмете ризницу, то и тут порядком законным должно поступить. Мне нет дела до Никитского монастыря, а дело до целости ризницы; и так или вы пришлите указ, или он должен формально меня просить о приеме оных по описям. Наша переписка ничего не составляет. Уважение ко мне составится, когда я буду обезопасен.

Сердечно жалею о болезни преосвященного Ростовского, желаю ему здоровья. И я также из кельи не выхожу. Болезнь моя так возсвирепела, что я опасался дурных следствий. Правою ногою не мог приступать без чувствия сильной боли. Cиe понудило меня сбираться в Петербург, начал покупать повозки. Но теперь, слава Богу, боль уменьшается. Итак я положил грязное время здесь пожить, чтобы приехать к вам не лежать, а делать. Я послал к эконому, чтоб он вручил вашему преосвященству прошение в Святейший Синод преосвященного Грузинского Иоанна. Прошу решить ко утешению сего старика.

По просьбе войска Донского велено преосвященному Воронежскому протопопа Гридовского определить в Новохоперскую крепость; [298] но он его перевел в Преображенскую, состоящую в Черкаске, чем войско опечалено. Прошу сделать ваше к сему внимание, чтобы войско не стало просить Государя.

27-го Февраля 1799.

XIII.

Наступающим Новым Годом ваше преосвященство поздравляю, желаю в совершенном здравии его препроводить. Премного благодарю, что приказали некоторые вещи отправить ко мне. Покорно прошу отпустить ко мне отца Мефодия; я ему лучшее и спокойнейшее прежнего место оставил. Эконома Новгородского и Дымского строителя по требованию вашего преосвященства уволил. Сделал я на свои деньги два оклада для подносов, один послал при образе Софии в Гатчину, другой оставил в ризнице. Покорно прошу приказать их прислать ко мне, ибо их здесь некому сделать, да из моих образов по мере оклада, выбрать лучший; а вы для себя извольте особливо заказать сделать: и так немало моих окладов осталось в Гатчине. Минувшие дни особливо мне доказали, как дурно, скучно и неприятно быть без здоровья.

14-го Декабря поехал я из Петербурга, горячка и бред сопутствовали мне; едва помню, как в Новгород приехал, на руках меня внесли в покои. Один пароксизм за другим следовал.

На 15-е Декабря жестоко занемог, не надеялся прожить ту ночь, исповедывался и причащен запасными дарами, и силою благодати Христа моего жизнь моя остановлена. Едва-едва поправляюсь, начал по малу вникать в дела. Я по приезде нашел секретаря больным и поручил его должность Олонецкому секретарю Юрьеву; ныне он при смерти. Третьего дня увидел, что Юрьев определен в Пермь. Помилуйте: Новгородская консистория последнего средства к устройству лишится. Пермской может секретарей иметь из другой епархии; но мне нужно, который бы епархию Новгородскую знал. Я столько слаб, что ни встать, ни сесть, когда не подымут, не могу; ноги распухли и не могу не только ходить, но и стоять. Весьма исчезают силы мои, нужно на мое место приуготовляться другому. Я ожидаю, чтоб узреть Спасителя моего и прейти в будущую жизнь.

Генваря 1-го 1800.

XIV.

На сей почте получил от преосвященного Иркутского письмо об открытии мощей первого Иркутского архиерея Иннокентия; кажется, нужно от него истребовать подробнейших обстоятельств. Я оное письмо с сим вашему высокопреосвященству препровождаю. [299] Полезно-б было в сем отдаленном месте сей знак благоволением Божиим народу явить.

Два письма я от вашего высокопреосвященства имел честь получить и премного благодарю за знаки вашей ко мне благосклонности и любви; прошу меня сим ободрять и утешать. Я доселе чувствовал одышку и опасался, не вода ли в груди; но, слава Богу, ныне она почти совсем миновалась. Лекарство невкусное, и рекомендовать не смею.

Мефодия ожидаю.

Книги от отца Флавиана, я получил, благодарю.

Дамаскин подает надежду; я ему велел инструкцию по воскресным дням говорить в соборе.

Эконома Лаврентия я отправил в Уфу; он тамошний уроженец и обещался монашествующих собрать.

Мисаил оплакивает свою судьбу, но кажется без него можно обойтиться; полагаться на него преосвященному не надежно.

О Смирском я представил. Прошу удалением его прекратить неустройство и соблазны, которые продолжаются чрез десять лет. Поздравляю с новою библиотекою; думаю, что хлопот ни мало не будет.

За увольнение Иакова чувствительнейшую приношу благодарность.

В прошлую Пятницу овес на рынке продавали четверть по три рубли по шестидесяти копеек и менее; не благоволите-ли кому нибудь приказать о таких делах иметь переписку с моим экономом, Деревяницким игуменом Гедеоном? Я ему велю делать с доклада моего.

Генваря 19-го 1800.

XV.

О невкусном лекарстве, поелику оное из аптеки, написал и Христофору Павловичу; извольте его спросить.

Благодарю за увольнение Мефодия и радуюсь, что сдача оканчивается благополучно.

Закладчиков понудьте выкупать, назначив срок, а ежели не будут выкупать закладов, продать.

Ныне сено продают по 15 коп. пуд, не прикажете-ль купить?

Белозерский монастырь до крайнего упадку от настоятеля приведен, башня упала, и многие здания к тому-ж наклоняются. И так я принужден просить таких настоятелей, которые б думали не о столах и гостях, а о своей должности. Нынешний, хотя доброй человек, но к сему делу никакой способности не имеет. Прошу о [300] уволении его по моему представлению милостивое сделать рассмотрение, равно и о определении на его место; я таких выбрал, которые падшие монастыри возставили и о своем кармане не думают.

Когда выдет книжка о наставлении проповедников, переведенная Венским священником, прошу приказать отпустить ко мне 200 экземпляров.

Во многих местах священники желают иметь книгу о чиноположениях церкви; не благоволите ль приказать ее напечатать в такой формат и такими же литерами как книга о должности священников? Cиe и для церквей, и для типографии будет выгодно.

Ежели Мефодий мой пакет куда отдал, покорно прошу приказать его распечатать и духовную ко мне прислать. Обстоятельства мои так церемонились, что по ней исполнить нельзя. Я пришлю другую, а свидетельство в 10.000 рубл. и мое доношение приказать запечатав хранить; да прислать записку, которого году и числа в банк деньги взнесены или если рассудите весь пакет ко мне прислать. Прошу продолжать вашу ко мне любовь.

Генваря 28-го 1800.

XVI.

Преосвященный Иустин приехал сюда 13 числа Апреля. Я с сожалением слышал о смущениях ваших; жалею, но не советую упадать духом. Я 24 Марта получил письмо относительно к новой ереси. Я обстоятельства сего дела довольно в письме моем изобразил и что сколько я старался в моих репортах покойной Государыне изображать вред и опасность от них, но все cиe оставлено в молчании, что продолжаясь не один год останавливало и меня докучать о том, чего не уважают; потом получил о сей материи два письма от господина генерал - прокурора, в коих письмах довольно изобразил упущение со стороны светской. Я из приобщений отправленных одно к вашему преосвященству препровождаю; из него можете понять их заблуждение. Сколько я примечать могу, моя переписка смягчила мысли о деле сем, но удивляюсь, что вам показали выписку из дел раскольнических, приуготовляемую в Синоде на случай общего рассуждения о них. Там увидите определение, помнится, Белогородской губернии, где она сих под одну линию с раскольниками и под закон толеранции подводила. Весьма жалею, что в нынешний переезд из Петербурга много моих бумаг пропало. Что надлежит до ваших желаний о главной духовной особе, cиe мне предлагаемо было 22; но я cиe почитал и почитаю вредным для церкви и советую сии мысли оставить. [301]

P.S. Ныне здесь был гром, дождь и ветер довольно силен 23. Пр. Виктор, надеюсь, скоро отправится или уже отправился в Новгород. Он вытерпел почти паралич.

12 Апреля 1800.

XVII.

Присланные от господина генерал-аншефа и разных орденов кавалера графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского оказавшиеся в духоборческой ереси казаки Сергей Пономарев, Яков Пересудов и Иван Трубицын единогласно показали:

Прежде сего, до обращения в Екатеринославском наместничестве однодворческих селений в казаки, были они однодворцы Константиноградского уезда слободы Петровской, где родились, выросли и имеют родственников; из них Пономарев и Трубицын, жены и дети грамоты читать и писать не умеют. До совершенного возраста ходили они всегда в церковь, говели и исповедывались и все требуемое церковью соблюдали, а придя в совершенолетие хотя из Божественного писания, слышимого в церквах, начали понимать по собственному своему рассудку, а не с какого либо стороннего наущения, что от сего в рукотворенные церкви хождения, поклонения иконам, крещения, исповедания и приобщения тайнам, яко творению от человек подобных себе, никакого не можно ожидать спасения. Однакож до поступления казачью службу не отставали ходить в таковые церкви и исполняли то, что мирскими священниками требовалось, и чего всей той слободы Петровской жители держались, хотя все cиe было и противу их совести. Будучи ж на службе, довольно имели свободы как отстать от хождения в церкви, так и утвердить разум свой более еще в таковых своих мыслях, занимаясь по сей материи с грамотными знакомыми им в войске людьми и упрашивая их читать, какое у кого случится, Божественное писание. Хотя ж и теперь не отрекаются они, ежели будут на своем жительстве, ходить в рукотворенные церкви и на ряду с прочими соблюдать требуемое, но не для чего другого как для того единственно, что cиe требуется земскою властию и дабы терпимыми быть могли между жителями. Впрочем что относится до совести их и истинной веры, то они веруют Богу Отцу, Богу Сыну Иисусу Христу и Богу Духу Святому в трех лицах, т.е. в Троицу единосущную и нераздельную и во Святую Соборную и Апостольскую церковь на всяком [302] месте владычествия ее, исповедуя сию веру не чрез какия-либо наружные жертвоприношения, но единственно горячностию и любовию к Богу мысленно, в духовном познании и прославлении дел и творений Его.

Посему за ненужное вовсе считают как бытию рукотворенным церквам и изображению на иконах лиц божественных, потому что оные видеть и изобразить человеку есть дело невозможное, так и поклонению сим иконам и исполнению всего требуемого мирскими священниками; ибо и по священной заповеди запрещено сотворять кумиры и всякое подобие, еже есть на небеси и на земли, да и потому что Бог сотворил людей, а не людей дело творить Бога.

По их мнению крещение не иное должно быть, как то, когда человек, пришедши в совершенный возраст и познав Бога, творения Его и самого себя окрестит словом Господним при молитвах.

Исповедание и причащение святым тайнам есть то действительно, чтобы открыть духовно с сокрушением сердца единому Богу свои грехи и чрез Святый Дух приять мысленно приобщение.

Браки не иначе должны исполняться, как по любви и согласно обоих в супружество вступающих с утверждением словом, яко единым естественным законом. Праздников и постов не соблюдают и за грех не почитают, разумея праздники тогда, когда они праздны от дел бывают, а посты в сокрушении сердца, благоговении и молитвах, поелику не в уста скверное входит, а из уст Знамение крестное по их мнению совсем лишнее, потому что руки даны человеку для работы, а разум и дух для молитвы и спасения.

Угодников Божиих не признают они за святых, ибо один свят Бог а ежели они и угодили Богу, то для себя; а потому и помощи никакой человеку чрез их просить не следует, разве только когда человек находит по разуму своему их добродетели, то волю имеет подражать их житию.

Государей признают они за помазанников Божиих, потому что когда народ на земли размножился и от разных искушений нравами испортился, стал не единодушен и впал в грехи разные, то для обуздания их, по воле Всемогущего, Государи поставлены, в чем они имеют веру Священному Писанию. По сему и поставленных им сих земских владык и судов не отвергают и находят полезными для народа, которой бы без того впал в крайнее заблуждение и от нападения друг на друга, зависти ради, стяжания и несогласия, не имел бы в жизни безопасности, покоя и блаженства земского. Впрочем что касается до духовной земской власти, то оная по их мнению совсем не нужна; ибо спасение человека должно [303] зависеть от собственной его воли и какие на сем свете были его дела во оных и отчет дать должен сам на страшном судище Христове, пришествию которого они истинно верят.

За Божественное писание все они то признают, где только слова Божия и дела Его святые понимаются, включая к сему наипаче десять заповедей, данных Богом чрез пророка Моисея, Библию, Псалтырь и Евангелие Христово. Посему и постановления вселенских соборов отвергают, яко не нужные и по воле человеков учиненные.

Присланной же с ними казак Михайло Букреев в содержании духоборческой ереси и в потоптании креста ногами (как в рапорте мaиopa князя Трубецкого написано) не повинился и признает во всем за истинную веру ту, которую содержат прочие Христиане и что он где случится всегда ходит в рукотворенные церкви и ежегодно у мирских священников исповедуется и приобщается святым тайнам, в чем его и прописанные казаки Пономарев, Пересудов и Трубицын не только не оговаривают, но утверждают, что он совсем в их деле не причастен.

Они при увещании мне сказали, что их секты до десяти тысяч человек. Оно открылось по случаю колонистов в Воронежской губернии 1765 года, в Екатеринославской в 1786, в Харьковской 1782 года.

XVIII.

О невзыскании за исповедь денег 24 я советую не спешить: это должно относиться к окончательному об них положению, где не один этот пункт должно принять в рассуждение. Жалею, что в указе о записке неисповедавшихся не предписано изъяснять, кто почему не исповедывался и кто по расколу и какому, из чего можноб узнать, которых раскольников и где больше. Нынешних иконоборцев и беспоповщину не должно почитать раскольниками, а злодеями Государю и государству и с сей стороны об них судить.

Известно, что в половине 15-го столетия в Саксонии пастор Мунгзер начал рассевать непризнание и неповиновение власти. Его [304] из Саксонии выгнали. Он перешел в Германию и сделал почти всеобщий бунт. Ему и мужику Стерну отсекли головы, а тех которые привержены были к сей секте выгнали; они перешли в кантоны, где правление вольное. Когда здесь поселяли колонистов, Опекунская Канцелярия была предостережена, каких сект не принимать, почему оне и не принимались в Россию; но как тогда свирепствовала в умах зараза толеранции, принял их на свои земли граф Петр Александрович 25. Они яд свой во первых пустили в Донское войско и далее, как я писал. Германия успела избавиться от сих бунтовщиков изгнанием их.

Подается примерное средство, чтоб сих колонистов выгнать из пределов России и о наших сделать такое положение, которое б удерживало их от бунтовщицких начинаний и, кажется, об них судить не как об раскольниках, но как о бунтовщиках; а о поповщине, так как и о других религиях, и говорить нечево.

И так оные больше требуют светского, нежели духовного рассмотрения. Ежели вступитесь об них рассуждать со стороны раскола, то кажется не тот вид дадите поступкам их, и тут неисповедь и другие бредни поповщины и вмешивать не должно; а если и нужда потребует, почитать cиe особливым делом.

Молю Господа, чтоб Он пособствовал к исполнению Своей воли и прошу преосвященнейшему Ярославскому свидетельствовать почтение за писание.

22 Апреля 1800.

XIX.

Благодарю, что благоволили мне определить жалованье.

Письмо ваше о раскольниках я вчера читал. Оно меня понудило открыть вам расположение моих о сем деле мыслей, что о них рассуждать нужно: 1-е) Как которая секта думает о церкви, государе и государстве. 2-е) Беспоповщина, особливо иконоборцы, тех мыслей, чтоб никого ни по какому резону не убивать. В Донском войске многие казаки никого не убивают, а только гоняясь стращают копием и нужным почитают сражаться только за религию, однако должным почитают защищать свое правоверие. И так, ежели в такие мысли впадет крестьянство, чего ожидать? Стрельцы и пугач 26 доказали, за что сражаться и идти против Государя, истреблять помещиков и духовенство, обещать Французское равенство. И так если неисповедавшихся не записывать, то правительство не узнает, как половина Poccии вринется в раскол. Я писал, чтоб двойной [305] оклад сложить, что и сделано; но cиe, что я полагал за неисповедь брать по рублю, дабы удалить вид гонения, cиe пренебрежено. 3-е) Многие в Москве при спорах говаривали: только нас мало да пушек нет. Ныне некоторых я увещевал; они говорили, чтоб оставили их до того времени что с Московскими сделается. Сказывают, сделано оттуда посольство в Петербург. 4-е) Изволите писать, чтоб не-битейщиков исправлять церковными правилами; но как раскол не только против благосостояния церкви, но и государства, то должно и государственное положение об них сделать. 5-е) Церковь есть хранитель союза между государем и народом. Дозволять роскол не есть пренебрегать священный оный союз, говорит толеранция; но толеранция не запрещает размножения всякой секты, а что надлежит до исправления церковными правилами, сколько ныне церковные правила уважаются, вам известно. И так нужно: 1-е) всякой пункт их разврату оговорить, с какой стороны он терпим и с какой не терпим. 2-е) как нетерпимые в государстве мысли воздерживать. 3-е) нужно, когда лошади взбесятся, кучеру дать возжи в руки. Ежели он их выпустит, то ему голову сломят; достанется и ездоку, да и карета в дребезги полетит. Советую и прошу поприлежнее о сем деле подумать, а не спешить, да и о каждой секте особливое положение сделать. Всякое состояние в законе повиновения, но они из закона и повиновения выходят и почти составляют statum in statu.

P.S. Жалею что были больны. Жаль князя Италийского. Тихвинского архимандрита пришлю. Он хотел быть. Ему многие обстоятельства известны. Я удивился, какие вещи в покоях моих не явились. Я своих много оставил; лучше приказать отцу-наместнику ко мне отписать и прислать реестр. Я по указу 788 года слишком оставил, нежели сколько предписано; впрочем поручу в cиe войти а. Тихвинскому. Лимоны с благодарением приму. О тысяче рублях при рассчете буду писать. Я денег не копил. Желаю и ожидаю вечного богатства. Прошу о раскольниках подумать и не прежде приступать к решению об них, доколе будет сказано, что из их мыслей подходит под закон толеранции и что нетерпимо и какие наблюдения и кому за ними следить. Сказывают, что в Чудове по повестке много собралось, пели стихи свои, и приходил к ним пророк Илия и что-то им рассказывал, сшедши с печи. Удивляюсь, что сим канальям столько снисходят. Узнают дворяне, поздно-ль рано-ль, что есть раскольник.

Мая 10-го 1800. [306]

XX.

Писание вашего преосвященства от 21 Мая я имел счастие получить. Изволите писать, что все жалуются на сдачу домов, приписывая мне; но не сдача домов, а злоупотребление при сдаче затрудняет. Предписано сделать расчет за последний год, но делается за тридцать лет. Критикуется все, что ни оставлено. Я не застал ничего кроме оловянной посуды. Я собственный свой сервиз оставил, где до 12 дюжин тарелок; заслужил и серебряный, о чем ни во сне не снилось. Невским архиереям мебели и кареты оставил придворные; а как я приехал, кроме Долгоруковской кареты ничего не было путного. Стульев я столько оставил, что за невмещением триповые красные отдал в кельи наместничьи, а зеленые эконому и ризничему; но все недостает. Я предписал Тихвинскому архимандриту явиться к вашему высокопреосвященству для объяснения издержек бытности его экономом и наместником. Прошу милостиво его принять и дать свободу в рассмотрении дел. Изволите писать фабулу, будто вам грозят. Кому и в чем вам грозить? Я за себя Бога свидетелем представляю, что не корыстовался ничем, а что много моего за Лаврой осталось, я того не взыскиваю ничего. Вот еще новизна: тысячу девятьсот рублей велено вычитать. Я, оставив Петербургскую eпapxию и приуготовляясь к кончине дней, положил, что без искушений прожить нельзя. Я молю Спасителя моего, чтоб меня укрепил Своею благодатию. Теперь меня остановил в Новгороде содержатель Новгородского подворья, подал иск в Сенат. Беру с помощию Божиею на себя, естьли решение противузаконное выдет, просить Государя. И как Господь Бог поможет мне оставить Новгородский дом в покое, откажусь от всего: изнемогают мои силы; естьли начеты пойдут, продам панагии и буду при всей моей невинности уплачивать. Греческой архимандрит отправлен на Бело-озеро, только нечего ему там делать. Он просит, чтоб препроводить его за границу; кажется, лучше всего: что за выгода нам его пестовать и за ним смотреть? Преосвященный Виктор переехал в Юрьев. Но архимандриты, забирая к себе деньги, оставляют монастыри в совершенном расстройстве; прошу при случае перемен поручить ему монастырь: он устроит.

Мая 27-го 1800.

XXI.

Имел я честь получить от вашего преосвященства лимоны, провизию и апельсины; премного благодарю за одолжение. Читая письмо отца архимандрита Тихвинского, я остался в удивлении: можно-ль остеречься, когда в книгах после делают перечистки? Распрошу я [307] Мефодия и что будет открываться, с моим замечанием уведомлю. Что надлежит до Хутынского расчета, я сам с своих рук складывал; но нынешняя перемена принудила войти. Я о расчетах с монастырем не упоминал; много б надобно писать, особливо, что деньги в руках были у преосвященного; ежели бы он не оставил монастырь в долгу и, не заплатя по обязательству до четырех сот рублей оставшихся от колокола, можно сказать, себе в карман взял! Когда о сем ему напомянули, то он досадным и обидным для меня словом сделал отзыв. Бог с ним! Издержки ж суммы другого монастыря я ему простить не могу, поелику cиe несогласно будет закону. По дозволению вашего преосвященства о Товии я буду просить. Что надлежит до нашего расчета, я вами доволен и благодарен. Я за пьяниц принялся и поступаю согласно указу. Прежде великие были к тому препоны, порядок следствия, запрещение, лишение сана и наказание великую делали потачку. Что надлежит до полковых и флотских, командиры давали им похвальные атестаты, а флотские всегда почти писали, что желают иметь впред. Я застал Петербург наполненным полковыми попами, потачка со многих сторон весьма меня затрудняла. Изволите писать, что я такими наполнил уезд; разве они пришли с церквами от Новгородской епархии? Не можно похвалиться и Петербургскими. Трудно сыскать из дьячков путного. Есть сия зараза и в других командах. Теперь которые в ведомостях отмечены худого или средственного состояния, определяю дьячками или пономарями и сих посылаю в работу в монастыри. Болезнь моя меня не оставляет, а больше умножает слабость, сокращаются дни мои. Да будет воля Бога моего!

Июня 10-го 1800.

XXII.

Благодарю за приятнейшее писание. Болезнь моя не обещает облегчения. Я с приезду располагался проситься от епархии, удерживает расчет, надеюсь кончить. Вызываю Яковлевского и Свирского архимандритов; вижу, что один сшалил, а другой потакал. Подумать я не мог о Яковлевском, но что делать; ибо между апостолами крылся Иуда.

С удивлением я услышал, что его превосходительство Дмитрий Иванович Хвостов 27 прислал ордер к секретарю моему по секрету. Одни заключают, что есть на меня важный донос; а другие, что [308] подомной подыскиваются. Удивляюсь, что и у нас тайная експедиция завелась. Государь гневается, что духовенство неисправно, а с другой стороны расстраивают порядок. Ежели есть какие неустройства в консистории, все от секретаря. Мой секретарь членов консистории не только презирает, но и бранит. Он ныне просит увольнения. Я представлю и прошу сделать милость избавить консисторию от него. Нерешение дел происходит от него: он что когда ни доложит, я тогдаж решу. Следовательно нерешению дел он виновен. Я с нового году приказал подать реестр дел нерешенных. Наконец послал о том определение; больше месяца прошло, как начали подавать ведомости, и то повытчики или он. Секретные переписки расстраивают успех в делах и умножают в подчиненных своевольство. Не надеялся я, чтоб Дмитрий Иванович так с нами поступал. Что делать! Надобно терпеть и молиться Богу. Жалею, что о сене поране не написали: старое все продано, новое собирается урывками. Есть ли вам будет необходимо надобно, то удобнее по первому пути отправить, нежели водою; да если водою, то лучше подрядить и тесом хорошенько укрыть. Тес здесь дешевле, и вам годится. Я секретаря буду просить от Св. Синода; прошу выбрать человека по лучше и постараться и для себя: может быть вам годится 28. Однако думаю, что хуже нынешнего не будет. Удивляюсь: мы от взятков далеки, а ежели где есть, то от секретарей, но их в том подкрепляют. Бог да благоустроит все к лучшему. Слышал я ваше рассуждение о стульях; я их больше оставил, чем сколько застал. Жильцы много переломали. Преосвященного Казанского служители сколько помните, около дюжины. Я взял в Новгород 24 стула обитые штофом, но вместо того оставил сорок бархатных, которые именно даны мне, а не Лавре. Я много Лавре приобрел, и никто столько; следовательно, взирая на испорченное, должно воззреть и на приобретенное. Дай Боже последний расчет очистить, да тем сии хлопоты и кончить. Только ваша канцелярия неосмотрительно поступила, имея в руках документы и не понимая их; разглашать и делать свои толки есть грешно. Я ожидал знаков благодарения, но оно не так мне заплатило. Желаю от сердца, чтоб вы избавлены были от подобных хлопот.

Июля 15-го 1800. [309]

XXIII.

Уведомление об ордене я получил, благодарю за ваши старания. Что надлежит до умножения раскольников, причина тому та, что люди не знающие ни нравов, ни состояния мужиков входят с своим положением об них. Уловки их плутовские, но об них жалеют и потакают. Благодарю за уведомление о жалованье. Сена против прошлогоднего мало, однако приказано прикупить; также и огурцов для вас запасено. Благодарю за Богословие; буду просить несколько экземпляров печатных Риторики. Останавливаюсь по неимению в Синоде денег и чтоб их заготовить, взял я на себя; но ныне отсутствие мое умножит переписку. И так буду просить от сих забот меня уволить. Я льстил себя надеждою к Августу свободиться от болезни, как в 783 году было; но вместо того она меня приводит в крайность. Luctubar quandam, sed nunc deficio 29. Если можно будет, постараюсь к Александрову дню свежепросольных огурцов прислать. Панагия с звездою жалована мне лично, почему я в праве ее продать, но рассуждаю оную и 1000 рублей оставить Лавре, а изумрудную в Новогороде. Одышка меня беспокоит до обмороку, хочется все хлопоты решить.

Августа 5-го 1800.

XXIV.

Получил я от вашего преосвященства сердитое письмо. Вот что Иларион между нами наделал. Прошу Бога ради простить, ежели я для вас написал что оскорбительно: ни в мыслях, ни в намерении того не было. Теперь, видя сокращаемые мои дни, положил свои деньги в канцелярию внесть, которые с Мефодием пришлю, да прошу приказать безобидной расчет сделать за дрова, и деньги оставить в уплату. Хотя Мефодий хотел уплачивать, но хотел на то делать сбор по Петербургу; cиe было б предосудительно. Еще за преосвященного Досифея по Хутыню монастырю должно мне внести в Новгородской дом 900 рубл., велел некоторые вещи продать, чтоб поплатиться и не пойти со грехом ко Христу. Я, входя в разбирательство о 3000 рубл., нахожу, что у Мельхиседека сии деньги не были внесены к могильным; во время ж болезни его, как он был в частых обмороках, покрадены в его келье. Я, пришедши к нему, [310] нашел, что комод отперт, раскрыт и деньги по местам, могу сказать, разбросаны. Я велел Мефодию их собрать, описать при других и хранить. Есть и другие обстоятельства близкие к сему. Что надлежит до вещей моих, осталось безденежно в Лавре больше нежели на 3000 рубл. Часы столовые и сервиз я оставил безденежно Лавре, также и книги в библиотеки. Что надлежит до сакосов, признаюсь, что я, почитая их пристойнейшими для Лавры, взял в Новгородскую ризницу в замен старых. Если вы на cиe согласитесь, да будет так; а сакос лежал без употребления. Изволите писать о переписках с консисториею; я надеюсь, что больше их не будет. Молю от всего сердца, чтоб Бог мира был с нами.

Октября 11-го 1800.

 

XXV.

Благодарю за виноград, но кисель и гниль; таким неоднократно жаловал меня Астраханской. Изволите писать о сакосах моих. Много вещей моих хранилось в ризнице, но без резолюции моей Лаврскими их не почитали. Я удивляюсь руководимой вами канцелярии, доселе меня не перестает беспокоить: еще какие-то 180 рубл. требует, не сказавши ни слова за что. Теперь и при ваших глазах посланные в консисторию деньги покрадены. Я был осторожен, но при всей осторожности отъезд мой в Москву дал удобность быть похищению, и в Москву ко мне прислана ведомость о могильной сумме, но уже с утайкою 3000 рублей. Прежних дел, с чем бы сличить ее, там не было. Все божатся и клянутся ужасными клятвами; но cиe известно, что Иосиф поступил со мною как Иуда. Много таких предателей, берегитесь и вы; мне воздали злая за благая и ненавистью за возлюбление. Я молю Христа Спасителя, чтоб не поставил им греха сего. Что делать! Без искушений прожить нельзя; надобно так и жизнь кончить. Надеюсь скоро вам оставить весь свет. Вы меня не съубожите, да и сами не разбогатеете. Не удивляюсь я Варлааму и Паисию, но удивляюсь наместнику. Я поступал чистосердечно; еслиб хотеть воровать, все б концы скрыты были, но я знаю, что от Вышнего Судии не скорюсь. Впрочем мне немного надобно. Бог и Государь меня не оставят. Мне сказывали, что вы тужили, что вступили в дело взыскания. Благодарю, но удивляюсь, что взыскание вновь умножаете. Вижу, что Бог за мои грехи попустил на меня cиe искушение пред смертию; молю, чтоб дал терпениe; но блюдитесь вы, чтоб оно не возвратилось в недра ваши. Да избавит вас сего Господь.

Прошу понудить канцелярию ко уведомлению о 1500 рублях. Напужала она меня своими прицепками.

Сентября 30-го 1800. [311]

 

XXVI.

Нынешний месяц не только усиливает, но и умножает во мне болезни. Могу сказать что я дожил до тех лет, о которых принуждаюсь сказать: несть ми в них хотения. Усерднейше молю Христа Спасителя, чтоб приял душу мою. Прошу ваших молитв. Я едва помню, что к вам письмо писал.

Поздравляю ваше высокопреосвященство праздником пришествия в мир Спасителя нашего и получением новые паствы. Желаю от сердца, чтобы Он укрепил ваши силы в подвиге сем и увенчал ваши труды воздаянием вечным. Желал я пожить в Москве, чтоб сродным мне климатом поправить здоровье, да и поспокойнее без всяких отношений кончить последние дни; но Богу и Государю так угодно, чтоб мне сия участь иметь в Ново-городе, но не моя воля да будет! Сию минуту получил я от вашего высокопреосвященства приятное и благосклонное писание; благодарю за дозволение, чтобы жить в вашем доме. Он теперь извлечен из ветхостей и больших починок больше не потребует; прошу приехать и посмотреть, но советую летом при случае увольнения преосвященного Иннокентия от епархии и от Синода. Мы определили писать его членом Синода и писали в указах, принявши за основание, что сенаторы, увольняясь от Сенату и от всех дел, не лишаются имени сенатора; для чего ж Синоду тех, которых Государи пожаловали членами Синода, сей почести лишать? Для чего Киевский, никогда не присутствуя в Синоде, называется членом, да и Государи многих жалуют членами без присутствия в Синоде? Cиe все намудрили Малороссияне. Я не для себя пишу, а для других; может быть cиe при годится и вам. Расчет по долгу не затруднит; но прошу уведомить, буду ль я получать что на содержание; может быть, оно скоро не понадобится. Что надлежит до дел, я могу советы делать преосвященному Старорусскому.

Декабря 27-го 1800.

* * *

Письма эти были списаны с подлинников, снабжены примечаниями и сообщены в "Русский Архив" покойным начальником Синодального архива Николаем Ивановичем Григоровичем.

Гавриил Петров, слишком 30 лет управлявший паствою Новгородскою и Петербургскою, родился 18 Мая 1730 г. в Москве, воспитанник Славяно-Греко-Латинской Академии и старший справщик Московской [312] Синодальной типографии, наместник Троицкой Лавры, потом Тверской apxиeпископ, участник в Комиссии о сочинении нового Уложения и в составлении Словаря-Российской Академии, с 1770 г. архиепископ, с 1783 г. митрополит, скончался 26 Января 1801 г. в опале. Екатерина посвятила ему перевод Мармонтелева "Велисария" и говорила про него, что он "муж острый и резонабельный". К нему должен относиться и отзыв ее о Русских архиереях (в письме к Гримму от 8 Июня 1778 г.). Она подарила Гавриилу митру с брилиантами и саккос из порфиры. У него постоянно по Субботам раздавалась милостыня, и он испросил у императора Павла указ, чтобы священнослужителей, судимых в уголовном преступлении, не подвергать телесным наказаниям. В соборном храме Невской Лавры, еще при жизни Гавриила, в 1792 году, помещено барельефное его изображение — пример, кажется, единственный.

* * *

Пишущему эти строки случилось спросить у покойного митрополита Московского Филарета о заслугах митрополита Амвросия, которого он близко знал, живучи в Петербурге еще до своего архиерейства. "Главная заслуга высокопреосвященного Амвросия — сказал Филарет — в том, что в царствование императора Павла он охранял нашу церковь от предположенных нововведений". Амвросий Подобедов, сын священника Переяславского уезда, Владимирской губернии, род. 30 Ноября 1742 г., был несколько лет библиотекарем в Троицко-Сергиевской Семинарии. Он прославился своим словом при погребении убиенного Московскою чернью архиепископа Амвросия. Екатерина приказала перевести и напечатать это слово по-немецки и пo-французски. Его надгробное слово Екатерине не было дозволено к произнесению. Накануне своей кончины, Павел приказал возвести его в сан митрополита (до того он управлял только Петербургскою епархиею). Он скончался 21 Мая 1818 г.  П. Б.


Комментарии

1. Вениамин (Григорович) архиепископ Казанский и Симбирский.

2. Князь Потемкин-Таврический.

3. В 1785 г. на открывшуюся в Казани вакансию Св. Синод представил Государыне двух: Антония, епископа Астраханского, и Амвросия, епископа Крутицкого. Императрица 27 Марта избрала последнего архиепископом Казанским и Симбирским. Казань еще не оправилась после Пугачова. Предместники его архиепископы: Антоний (Зыбелин) и Вениамин (Григорович) заботились о построении загородного дома, в котором поместился и Амвросий, но не нашел это помещение удобным, потому что оно находилось в 7 верст. от города: в осеннее и весеннее время труден был проезд из него в город для служения. В городе не было пристанища для apxиерея, а бедные и престарелые просители, по дороговизне найма для переездов, терпели значительные убытки. Преосвящ Амвросий испросил разрешения на постройку apxиep. дома в самом городе. Из ответного письма, приведенного выше, видно, что он заботился о наделении дома законными угодьями, которые обыкновенно полагались по штату 1764 г. Казанская епapxия в списке кафедр второго класса стояла первою, т.е. первая после митрополий или eпapxий первого класса; но только в 1799 году apxиеpeйскому дому отведены были рыбные ловли из отданных на откуп.

4. Иннокений, архиепископ Тобольский, родной брат митрополита Гавриила.

5. Воронцову, президенту Коммерц-Коллегии.

6. Новокрещеиские школы в царствование императрицы Анны Иоанновны учреждены были с тою целью, чтобы обучать в них по нескольку малых детей иноверных народов Казанской eпapxии, в надежду священства, и потом употреблять их для проповеди Слова Божия между неверными на их родном языке. Маленькие Черемисы, Мордва, Чуваши и Татары обучались Русской грамоте и закону Божию, a Pyccкиe воспитанники, которые жили вместе с ними, навыкали их языку. Первоначальные деревянные школы построены были при Казанском епископе Луке Конашевиче, в предместии г. Казани, в Старой Татарской слободе. Но, ветшая с каждым годом, oне дошли наконец до такого состояния, что ни к житью, ни к починке сделались вовсе неспособными; почему в 1792—1793г., сообразно с общим городовьм планом, оне перестроены были вновь со всеми принадлежностями для помещения учеников, учителей, коммисара и лекаря. См. об этих школах Правос. Обозрение 1868 г. Июль; публичные лекции Е.А. Малова о новокрещенных школах; Странник 1860 г. Май: митрополит Амвросий, статья П.А. Чистовича, стр. 168, § 4.

7. Может-быть, это значит: от еды за чужим столом. П.Б.

8. Преосвященный Амвросий в Казанскую семинарию ввел способ учения, одобренный для народных училищ, в устройстве которых принимал длительное участие митрополит Гавриил. Из Казанской семинарии лучшие воспитанники посылались Амвросием в Александровскую и Троицкую семинарии, о коих и говорит преосвящ. Гавриил в письме своем. См. "Краткое oпиcaниe Казанской семинарии с известнейших ее времен по 1796 год".

9. Александро-Невской лавры.

10. Платон, митрополит Московский.

11. В конце 1796 г. архиепископ Амвросий, по именному указу, вызван был в Петербург для присутствования в Синоде. Митрополит Платон, услыхав об этом, писал к нему, между прочим: "мне будет весьма приятно, если, проездом чрез Москву, благоволите и меня навестить в пустыне". Свидание это не устроилось. Амвроcий жил в Невской Лавре, где помещение, назначенное ему, не отличалось особенными удобствами, о которых даже писал ему Платон: "сожалею, что вы обеспокоены теснотою квартиры и охотно послужу своим подворьем, если оно для вас выгодно". Письмо Гавриила объясняет заботы его о приеме Амвросия, который делался близким лицем ко двору.

12. Арсений был по приказанию Государыни посвящен в епископа Вологодского; был до того архимандритом Юрьева монастыря в Новгороде.

13. Хутынский-Преображенский 1-го класса мужской монастырь, близ Новгорода.

14. См. о нем Странник 1862 г. Февраль. "Записки Феофана".

15. Келейник митрополита Гавриила, впоследствии архимандрит Кирилова Новоезерского монастыря. Он оставил записки, которые напеч. в Страннике, Февраль 1862 г.

16. Хованский, обер-прокурор Св. Синода.

17. Это был Досифей Ильин; а его предшественник — Аполлос Байбаков.

18. Павел (Пономарев), бывший архиепископ Тверский, в 1799 году переведен в Ярославль, на место аpxиeп. Apсения Верещагина, сконч. 23-го Декабря 1799 года. См. "Иерархи Ростовско - Ярославской паствы". Яросл. 1864. стр. 268 — 278. Биографии Твер. Иерархов

19. Благовещенская церковь в Александровской лавре. В ней похоронен Иннокентий, на могиле которого вырезаны стихи Державина.

20. Петр Васильевич Лопухин.

21. Амвросий, за болезнию Гавриила, обручал Великую Княжну Александру Павловну с эрц-герцогом Иосифом.

22. Мысль о патриаршестве? П. Б.

23. Внизу этого письма карандашем рукою митрополита Московского Филарета (некогда читавшего эти письма) отмечено: тоже в тот же день в 1818 году.

24. Это так называемый исповедный штраф, установленный указом Петра Великого 14 Февраля 1716 года, которым повелено "всякого чина людям у отцов духовных повсегодно исповедываться, а ежели кто не исповедуется, на таковых попам подавать росписки архиереям, а им те росписки отсылать губернаторам, а губернаторам и ландратам класть на тех людей штраф, против дохода с него втрое а потом им ту исповедь исполнять. А которые прежде податей не платили и явятся виновными, тех обложить, применяясь к тому же, а с девок и вдов против оного вполы. Раскольников же положить против настоящего платежа". Об исповедном штрафе есть изследование Вакха Гурьева "Исповедный штраф в Сибири в течении прошлого XVIII-гo века". "Рус. вестн." 1882 г. (неокончен), и любопытные заметки И. Лескова. "Вестн. Европы" 1893 г.

25. Румянцов.

26. Емельян Пугачев.

27. Тогдашний обер-прокурор Св. Синода, позднее прославившийся стихоплетством. Ему дана эта должность ради его дяди, великого Суворова. П.Б.

28. Гавриил сознавал, что Амвросий будет его преемником, как оно и состоялось через полгода. П.Б.

29. Некогда боролся, но теперь изнемогаю.

Текст воспроизведен по изданию: Письма новгородского митрополита Гавриила к архиепископу казанскому Амвросию // Русский архив, № 3. 1895

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.