Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПИСЬМА Н. А. ЛЬВОВА

Имя Николая Александровича Львова (1751-1803), архитектора, поэта, композитора, собирателя русских народных песен хорошо известно в России и за ее пределами. Он был явлением в русской культурной жизни второй половины XVIII в. Постройки, сооруженные по проектам Львова украшали города России: Невские ворота Петропавловской крепости, Почтамт, дом Г. Р. Державина, «Кулич и Пасха» в Петербурге, Борисоглебский собор в Торжке, собор Св. Иосифа в Могилеве, церковь в Мурине, Приоратский дворец в Гатчине, постройки на Украине, Дачи, церкви, павильоны в имениях А. А. Безбородко, П. А. Соймонова, А. А. Вяземского, В. В. Капниста, В. С. Томары, в собственной усадьбе под Торжком и так далее. Многие из них сохранились до наших дней.

Н. А. Львов в 1769 г. приехал в Петербург из родительского поместья в Тверской губернии, чтобы начать службу в Измайловском полку, куда записан был с детства. Выйдя из полка в середине 70-х годов, он поступил в Коллегию иностранных дел и по служебным делам неоднократно бывал за границей, знакомился с архитектурой, достопримечательностями, культурной жизнью Германии, Франции, Италии, Испании.

Где и у кого Николай Александрович постигал тайны мастерства зодчего, неизвестно, систематического специального образования он не получил ни в этой области, ни в области других искусств и наук. И все же это был энциклопедически образованный человек.

Львов всегда заботился о благе Отечества. Талантливый изобретатель и инженер, он ратовал за сохранение лесов, использование отечественных природных богатств, разработал новые строительные материалы, открыл в селе Никольском под Торжком Училище земляного битого строения, создал новый способ обогревания помещений с помощью воздуходувных каминов и печей, изучал свойства кавказских минеральных вод.

Особенно много внимания экономике России действительный статский советник Львов уделял в последние годы жизни. В это время он обращался с различными предложениями к вице-президенту Адмиралтейств-коллегии адмиралу Г. Г. Кушелеву и морскому министру Н. С. Мордвинову. Не все его предложения были приняты и воплощены в жизнь, неудачи преследовали, а порой приводили в отчаяние, но не изобретать, не творить Львов не мог...

Публикуемые письма относятся к этому периоду его жизни. Они хранятся в РГАВМФ в фондах Канцелярии адмирала Кушелева (Ф. 198) и Канцелярии морского министра адмирала Мордвинова (Ф. 204). Полностью эти письма не публиковались, некоторые из них известны по отдельным выдержкам (См.: Никулина Н. И. Николай Львов Л. 1971).

При передаче текста сохранены особенности письма конца XVIII в. Подчеркнутые слова выделяются курсивом.

Публикация Т. С. Федоровой


№ 1

Н. А. ЛЬВОВ — Г. Г. КУШЕЛЕВУ 1

Сиятельнейший Граф, Милостивый Государь!
Григорий Григорьевич!

Государю Императору угодно было спрашивать у меня прошлого года, когда я кончил земляной бастион 2, чем можно покрывать крепостную из земли одежду? Вопрос сей затруднил меня поистине, потому что свинец дорог, железо на земле ржавеет, дерево гниет и горит, черепицею бьет еще больше людей, нежели самим ядром. Кровли [49] сей крепостной, следовательно, должно быть мягкой, негниющей и незгораемой. Я осмелился обещать, что я найду кровлю, а у сего имею честь такой кровли представить образчик, покорно прося Ваше Сиятельство поднести оной Его Императорскому Величеству на разсмотрение вместе с приложенным разчетом. С большею пользою, мне кажется, можно сии каменныя листы употребить на обшивку кораблей вместо меди. Естьли угодно будет, чтобы я сию работу делать начал, то я прошу, чтобы из двух паровых машин, к угольной разработке данных, Государь Император пожаловал мне одну на сие дело, а при ломках доколе я обойдусь с одною машиною. Без машины листы делать нельзя, работа станет вдвое дороже и не будет иметь той плотности.

Естьли будет на сие Монаршая воля 3, то нужно только дать повеление, чтобы Действительный Статский Советник Гаскоин 4 по требованию моему к делающейся теперь у него для меня машине приделал механизмы по рисунку моему и по силе указа 1797 году поставил неукоснительно машину на место, и приказать мне отдать из архивов негодныя и брошенныя тетради, бракованныя печатныя листы и прочия ни на что не употребительный бумаги. 5

При сем случае покорнейше прошу ваше Сиятельство испросить у Его Императорского Величества позволение послать на счет Кабинета нынешнею зимою в Англию одного из моих агличан для привезения трех мастеров, как для руководства машин, так и для починки оных, на остающееся у меня жалованье, ибо бывший в команде моей агличанин Кокрон по слабости здоровья своего вышел из службы.

Есмь с совершенным высокопочитанием и безпредельною преданностию

Августа дня
1799-го года
Его сия<тельс>тву
гр<афу> Кушелеву

Сиятельнейший Граф!
Милостивый Государь!
Вашего Сиятельства всепокорнейший слуга
Николай Львов

Пометы: Получено 24 августа 1799. К докладу. Докладывано 25 августа. Высочайше апробовано. [50]

Разчет и сравнение кровли из каменнаго картона 6 с железною кровлею

Сажень железной кровли в деле с краскою стоит — 14 руб. 30 коп.
Всякие два года железная кровля стоит хозяину с перекраскою, без которой в один год проржавит, 10 процентов.

Сажень каменной кровли, делаемой машиною — 7 руб. 50 коп.
Кровля каменнаго картона не требует никакой издержки.

Сравнение

Посему сажень железной кровли через 10 лет обойдется хозяину в 28 руб. 60 коп., а в 20 лет составит сумму 57 руб. 80 коп. за каждую сажень.

Напротив того сажень каменной кровли через 10 лет хозяину стоить будет 3 руб. 75 коп., а через 20 лет противу железной обойдется даром.

Из сей же самой материи можно делать не токмо всякия резныя украшения и барильевы, столько же вечныя, как и бронза, но даже и круглыя статуи.

РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 726. Л.161, 162. Подлинник.


№ 2

Н. А. ЛЬВОВ — Г. Г. КУШЕЛЕВУ

Сиятельнейший Граф, Милостивый Государь!
Григорий Григорьевич!

Книга о пользе угля, по воле Государя Императора печатанная, готова 7. Покорнейше прошу ваше Сиятельство поднести оную Его Величеству, а при ней и вторую часть «Русской пиростатики», которой первую имел я щастие поднести сам в свое время 8. Экземпляров большую часть отдам Графу Фон дер Палену 9, а другую отошлю Московскому г-ну Обер-Полицмейстеру.

Для складки и продажи каменнаго угля 10 просил я места, и кантора городских строений дала мне два плана.

Под № 1-м данное место выгоднее, близко от воды и города, но на нем нет никакого строения, то доколе не будут построены хотя земляныя амбары и жилища для приставов, не угодно ли будет сделать угольной депо на месте под № 2-м, где есть уже готовой каменной амбар и деревянные сараи. Без того привезенной уголь некуда сложить будет,

о чем и прошу покорнейше испросить повеление Его Императорскаго Величества, равным образом и о том, что, окончив здесь мне порученное и не смея без дела оставаться, могу ли я теперь ехать для учреждения угольной ломки на будущий год в Боровичах, для сделания выпуску из училища в Торжке 11 и, наконец, для окончания строения Кремлевского дворца в Москве.

Честь имею быть с совершенным высокопочитанием и безпредельною преданностию

Сентября дня 1799-го года
Гатчина
Его сия<тельс>тву
Гр<афу> Кушелеву

Сиятельный Граф!
Милостивый государь!
Вашего сиятельства покорнейший слуга
Николай Львов

Помета: Получено 17 сентября 1789. К докладу. [51]

РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 27. Л. 175. Подлинник.


№ 3

Н. А. ЛЬВОВ — Г. Г. КУШЕЛЕВУ

Сиятельнейший Граф. Милостивый Государь
Григорий Григорьевич

Место на Неве, которое в распоряжение мое отдать приказано, гофинтенданская отдать не может, имея в оном необходимую надобность, а потому я не знаю, где мне будет сложить уголь и куда свести из архива бумаги.

Гриф Тизенгаузен 12 намерен о сем сделать Императору особое представление. Он предлагает, не угодно ли будет вместо назначеннаго отдать мое ведение место на Мойке, конфискованное у купца Логанова, на котором также есть, говорят, каменное строение, и магазин, и деревянное строение. Я места сего не знаю, но знаю, что оно на воде, а сего уже и довольно, притом жив городе.

Естли угодно будет мне отдать оное, то покорнейше прошу Ваше Сиятельство уведомить меня сообщением воли Монаршей, дабы я до отъезда моего успел поправить как каменное, так и деревянное строение, которое, говорят, в развалинах. Место сие зависит от казенной палаты и от оной отдается в наймы.

Все сие узнал я сейчас от Графа Ивана Андреевича Тизенгаузена.

Есмь с глубочайшим почтением и совершенною преданностию вашего сиятельства,

23 сентября 1799 года
С.-Петербург

Милостивый государь,
всепокорнейший слуга Николай Львов

P. S. Сверх того, сказано мне в гоф-интендантстве, что хотя и отдано мне будет строение, что из оного прежде полугода выбраться не можно, а посему и не могу я никак оным воспользоваться, будучи обязан скоро выехать по должности моей. 13

Пометы: Получено 24 сентября 1799. К докладу.

РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 27. Л. 252, 253. Автограф.


№ 4

Н. А. ЛЬВОВ — И. П. САЛТЫКОВУ 14

Сиятельнейший Граф, Милостивый Государь!

Вследствие Высочайшей воли от 7-го числа ноября, из Гатчины в письме Адмирала Графа Кушелева мне сообщенной, о протоплении Москвы торфом или земляным углем, для исполнения коей предписано мне сноситься с Вашим Сиятельством, имею честь донести, что объезжал я окрестности московския и нашол неподалеку от Москвы два места, содержащия торф: первое под деревней Черкизовой, где и прежде сего торф был разрабатыван; второе — под деревней Кожуховой, превеликое пространство и по глазомеру более 70-ти десятин составляющее.

Хотя первое место, поблизости Москвы находящееся, и удобно бы было разработывать, но как в оном торф посредственного качества, то и можно употребить оной только для продовольствия частей города, лежащих в ту сторону, тем паче, что подвозка сего торфа не может иначе быть, как гужом, а потому и дорога.

Главное попечение, по мнению моему, выгоднее бы было, мне кажется, обратить на разработку торфа под деревнею Кожуховой, потому, во-первых, что на большом пространстве находится там торф превосходного качества, котораго на сто лет для протопления всей Москвы станет, естьли приняты будут на разработку онаго нужныя меры. Доставление же сего торфа в столицу будет дешево стоить, потому что возить оной можно водою, ибо торфяное болото лежит на самой Москве-реке, в которую для спуску воды и для погрузки торфа два канала весьма удобно провести можно. [52]

При сем имею честь препроводить к Вашему Сиятельству два образца обоих мною найденных торфов, кои лично потому не могу Вашему Сиятельству представить, что я простудился и третий день болен.

Есмь с глубочайшим почтением и беспредельною преданностию

Декабря 25-го дня
1799-го года
Его сия<тельс>тву
гр<афу> Салтыкову

Сиятельнейший Граф!
Милостивый Государь!
Вашего Сиятельства покорнейший слуга
Подлинное подписал Николай Львов

РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 32. Л. 44. Копия.


№ 5

И. П. САЛТЫКОВ — Н. А. ЛЬВОВУ

Милостивый государь мой Николай Александрович!

Предположения Вашего Превосходительства в разсуждении снабдения столицы торфом, найденным под деревнею Кожуховой, как из письма вашего ко мне видеть можно, не неудобоисполнительное и конечно от таковаго средства город ощутительную получит пользу, смотря по ценам, какия по разработке, приуготовлении и доставлении торфа на место состояться будут, но они слишком еще отдалены и по одному уже времени года, чтоб можно городу надеяться помощи при настоящем в дровах недостатке и потому чрезмерной оных дороговизне. Принимая для того по начальсту моему здесь меры существеннейшия к учинению ему в сей нужде пособия, я по надлежащему соображении способов, куда следовало, отнесся и ожидаю разрешения, а чтоб на отношение ко мне Графа Кушелева, которой предлагает мне снестись с Вашим Превосходительством о введении в употребление выламывающагося в ближайшем разстоянии от Москвы каменнаго уголья мог я, имея надлежащее сведение и о сем другом столь благовидном припасе отвечать, покорнейше прошу вас, Милостивый Государь мой, уведомить меня, где имянно выламывается здесь каменное уголье, много ли его в готовности и можно ли надеяться получить посредством сего столь уже и до сего времени одобреннаго правительством заведения, какое-нибудь практическое деятельное пособие. Средства доставления и введение в употребление, предполагая существование онаго уголья, я принимаю на себя и, конечно, не упущу ничего, что может лишь споспешествовать здесь общему удостоверению в истинной пользе онаго.

Есмь с истинным к вам почтением,

№ 2284-й
Декабря 27-го дня
1799-го года
Москва

Милостивый Государь мой,
Вашего Превосходительства
покорнейший слуга
Подлинное подписал Г. Салтыков

РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 32. Л. 47. Копия.


№ 6

Н. А. ЛЬВОВ — Г. Г. КУШЕЛЕВУ

Сиятельнейший Граф, Милостивый Государь!
Григорий Григорьевич!

Покорно прошу Ваше Сиятельство донести Его Императорскому Величеству, что вследствие Высочайшей Его воли торф для протопления Москвы я нашел и столько, что на сто лет конечно довольно будет, хотя бы и вся Москва единодушно [53] согласилась в соблюдение лесов и кошелька своего не топить дровами 15. Образцы сего найденного торфа представил я Его Сиятельству Графу Ивану Петровичу Салтыкову при донесении моем, с коего копию, равно и с ответа Его Сиятельства при сем препроводить честь имею.

Честь имею быть с совершенным высокопочитанием и безпредельною преданностию

Декабря 29 дня
1799-го года
Москва
Его сия<тельс>тву гр<афу> Кушелеву

Вашего Сиятельства
Милостивого Государя
всепокорнейший слуга
Николай Львов

РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 32. Л. 46. Подлинник.


№ 7

Н. А. ЛЬВОВ — Г. Г. КУШЕЛЕВУ

Сиятельнейший Граф, Милостивый Государь!
Григорий Григорьевич!

Имею честь сим препроводить к Вашему Сиятельству обещанный мною состав для предохранения на флоте от гнилости снастей и парусов. Он имеет решительное преимущество в прочности перед всякою до сего времени известною смолою в том, что обыкновенная смола пережигает пеньку, когда оная закалеет или крепко высохнет, и ремесленники говорят: смола пережигает товар. Моя композиция, по жирному ея свойству всякой сырости сопротивляющаяся, составлена из части таких материалов, кои сохнут медленно, по некотором времени лишаются отлипу, но никогда, однако, до такой степени не высыхают, чтобы напитанная ими ткань или веревка заколела и ломалась 16

Паруса и веревки должно сим составом напоять в теплом месте или в летний день, разогрев оный несколько на огне, но отнюдь не кипятить.

Препоручая опыт онаго доброму ко мне расположению вашему и известному усердию Вашего Сиятельства к службе отечества, покорнейше прошу в Адмиралтействе не называть изобретателя. Я так несчастлив во всех делах моих, что одно мое имя достаточно остановить успех и полезнаго дела. За сим в непродолжительном времени могло бы последовать доставление к Вашему Сиятельству и морских мутов, способных для предохранения судов от червей, а может быть и обретение той славной композиции для обмазки кораблей, за которую Адмиралтейство Аглинское такую знатную сумму заплатило лорду Дундунелду, но так стеснены обстоятельства мои, что я ни духу, ни места удобнаго не имею.

Честь имею быть с совершенным высокопочитанием и безпредельною преданностию

Генваря 22 дня
1800-го года
Москва

Вашего Сиятельства
Милостивого Государя
всепокорнейший слуга
Николай Львов

P. S. Николай Алексеевич Дьяков представит Вашему Сиятельству образчик торфа, мною найденнаго. [54]

РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 32. Л. 45. Подлинник.


№ 8

Н. А. ЛЬВОВ — Г. Г. КУШЕЛЕВУ

Сиятельнейший Граф, Милостивый Государь!
Григорий Григорьевич!

Видя, что Государь Император занимается ежедневно устройством военной силы, которой главное дело основано на порохе, а зная притом, что на делание онаго в 1788-м году куплено было из чужих земель горючей серы на 84546 рублей, старался я найти средство, нельзя ли делать горючую серу дома, а ныне в бытность мою в Боровичах посредством особо устроенной калцинирной печи удалося мне предуспеть в моем намерении. Серу могу я теперь извлекать из боровицкого угля и образцы таковой, мною сделанной, препровождаю при сем покорно Вас, милостивый государь, прося представить Его Императорскому Величеству с приложенным от меня письмом 17, естьли обретение сие найдете Вы заслуживающим Высочайшего внимания. 18

При сем препровождаю на усмотрение Вашего Сиятельства также один лист каменнаго картона в доказательство, до какого совершенства дело сие довести можно, естьли бы только была построена машина. 19 Для ускорения сего дела покорно прошу Ваше Сиятельство исходатайствовать мне Высочайшее позволение употребить оставшееся у меня жалование на чиновников, к Московской кариере определенных, ибо для разработки и для опыта приисков старался я обойтись без особых людей, но инде сам ездил или посылал мастеров от Боровицкой кариеры отделяя, будучи принужден сие делать более еще и по той причине, что пребывающий в Лондон посол двора нашего Граф Воронцов пишет ко мне, что по-настоящему теперь в Англии строгому запрещению выписывать мастеров для угольного производства и механиков под жестоким наказанием коммиссионеров запрещается. Почему и посланы туда по Высочайшей воле титулярный советник Менелас 20 не будет в состоянии исполнить данной ему комиссии касательно до мастеров.

Смею напомнить Вашему Сиятельству о геральдической истории Малтийскаго Ордена. 21

Честь имею быть с совершенным высокопочитанием и безпредельною преданностью.

№ 88
Майя 20 дня.1800 года
Москва
Его Сия<тельс>тву гр<афу> Кушелеву

Милостивый государь,
Вашего сиятельства
всепокорнейший слуга
Николай Львов

P. S. На сумму, у меня от жалования оставшуюся, почти все каменное строение для машины мог бы я сделать.

Помета: Получено 23 майя 1800 года. К докладу.

РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 35. Л. 208, 210а. Подлинник.


№ 9

Н. А. ЛЬВОВ — ПАВЛУ I

Всемилостивейший Государь!

Не осмелился бы я, Всемилостивейший Государь, отягощать так часто высочайшее внимание Ваше незначущими изобретениями моими, естьли бы все намерения оных не отвечали благотворительной воли Вашей, на благополучии земли основанной.

Попечением Вашим об устройстве военной силы в почтительное состояние приходит государство, для дела военнаго порох нужен, а для делания онаго в 1788 году куплено было из чужих земель на 84546 рублей горючей серы. Пробуя нынешнею зимою, нельзя ли серу у себя делать выгодным образом, предуспел я в бытность мою [55] в Боровичах посредством особой калцинирной печи извлекать серу хорошаго качества из землянаго угля, образцы оной дерзаю повергнуть на опыт к стопам Вашего Величества.

В доказательство, до какой тонкости сию угольную серу довести можно, приложил я несколько разноцветных слепков.

Майя 10 дня 1800 года
Москва

Всемилостивейший Государь!
Вашего Императорскаго Величества

РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 35. Л. 209. Авторская копия.


№ 10

Н. А. ЛЬВОВ — Н. С. МОРДВИНОВУ 23

К записке господина Баллея

Милостивый государь мой Николай Семенович!

Так как по воле Государя Императора по случаю коронования его должен я быть в Москве, куда сего дня и отправляюсь, то и оставил я вручителя сего берг-гешворена Кочиева нарочно с инструкциею в повелениях Вашего Превосходительства для здачи каменнаго угля в Адмиралтейство вследствие Высочайшей Воли. Сим имею честь поручить в благоволение Вашего Превосходительства подателя и представить покорнейшую мою просьбу о неукоснительном отправлении его в Москву с наставлением, какое количество пуд для Адмиралтейства боровицкаго угля на будущую весну я заготовить должен. За сей поставленной и впредь нужной уголь Государственное Адмиралтейство не имеет надобности платить мне никаких денег, но снабжать только комиссионера моего по числу принятаго количества пуд квитанциею, сообразно полученной мною из банка, с коей копию имел я честь представить Вашему Превосходительству.

Есмь с совершенным высокопочитанием и душевною преданностию,

№ 170-й
августа 31 дня 1801 года
Его пр<евосходительст>ву
Н. С. Мордвинову

Милостивый Государь мой,
Вашего Превосходительства
всепокорнейший слуга
Николай Львов

РГАВМФ. Ф. 204. Оп. 1. Д. 7. Л. 2. Подлинник.


№ 11

Н. А. ЛЬВОВ — Н. С. МОРДВИНОВУ

К записке господина Баллея

Милостивый Государь мой Николай Семенович!

Я нарочно отложил до завтрашняго дни отъезд мой, дабы известному делу о принятии в Адмиралтейство каменнаго угля дать при себе начало, потому покорнейше прошу ваше высокопревосходительство повторительно о предписании кому следует, дабы вследствие высочайшей воли принят был сдесь сгруженной уголь. Что касается до причин, неудобность угля свидетельствующих и мне давно известных, на оныя честь имею доложить: естьли несмотря и на данныя доказательства, годность боровицкаго угля утверждающия, по мнению Адмиралтейств-коллегии не годится оной ни на плавку металлов, ни на употребление в кузнице, то, приемля в полной вере показания сии, не могу, однако, убедить себя, чтобы сей в России ископаемый уголь не удобен был [56] для маяков и для огненных машин, где годилось бы и самое дерево, поелику главный боровицкаго угля недостаток состоит в пылкости, единственную пользу фаросов составляющей 24. Государственную адмиралтейскую коллегию тем менее, казалося бы, в приеме угля сего мог я затруднить моею прозьбою, что за весь поставленный груз не требую я другой платы, кроме квитанции в приеме, без которой не могу я с моей стороны окончить с казной требуемаго от меня разщета, ни продолжать порученное мне дело. По сей-то причине приезжал я вчера лично трудить Ваше Высокопревосходительство, но не застал уже дома.

Есмь с совершенным высокопочитанием и душевною преданностию

№ 171-й
Сентября 2 дня 1801 года
Его высокопревосходительству
Н. С. Мордвинову

Милостивый Государь мой!
Вашего Превосходительства
Покорнейший и послушнейший
Слуга Николай Львов

Пометы на следующем листе: Просить, чтобы прислал на пробу несколько пудов; чтобы назначить цену, за какую может отдать находящий здесь уголь; какое количество находится сего угля; Коллегия купила на нынешний год потребное количество по 25 копеек <нрзб.>, но перед сим покупали и по 18 коп.

РГАВМФ. Ф. 204. Оп. 1. Д. 7. Л. 3. Подлинник.


Комментарии

1. Кушелев Григорий Григорьевич (1754-1833), адмирал, русский государственный и военно-морской деятель, вице-президент Адмиралтейств-коллегии (с 25 октября 1798 г.). На посту вице-президента занимался вопросами строительства кораблей и береговых сооружений, комплектованием флота личным составом, военно-морскими учебными заведениями. Много внимания уделял собиранию географических карт, освоению островов, открытых русскими моряками в северной части Тихого океана, созданию и деятельности Российско-Американской компании. (Подробнее см.: РГАВМФ. Ф. 198. Общий морской список. Ч. IV. СПб. 1890. С. 203-205. Русский биографический словарь. Т. Кнаппе — Кюхельбекер. СПб. 1903. С. 699-700.)

2. Имеется в виду Приоратский дворец (место жительства приора-настоятеля католического мужского монастыря или монашеского ордена), построенный в Гатчине в 1798 г. по распоряжению Павла I методом землебитного строительства — самая совершенная из русских землебитных построек, в настоящее время — единственный в России образец такого рода архитектуры.

3. 25 августа 1799 г. Адмиралтейств — коллегия представила Павлу I доклад об изобретении Львова. На докладе имеется помета: «апробовано» (РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 726. Л. 159).

4. Гаскоин Карл Карлович (?-1807), в то время — директор олонецких и кронштадтского заводов. Шотландец по происхождению, искусный механик, он приехал в Россию в 1786 г. по рекомендации адмирала С. К. Грейга, заключившего с ним контракт для устройства пушечного завода. Занимался поисками минералов и руд в Новороссийском крае, затем в северных губерниях. Перестроил Петрозаводский, Александровский и Кончезерский чугуноплавильные заводы. В 1789 г. заключил новый контракт на четыре года, который в 1793 г. продлен на неопределенный срок. При этом ему поручен и кронштадтский литейный завод. 24 апреля 1798 г. учреждено правление олонецких и кронштадтского литейных заводов под председательством Гаскоина как директора заводов. В 1797 г. основал луганский литейный завод, построил адмиралтейский ижорский завод, в 1804 г. восстановил колпинский завод, основанный Петром I. (Подробнее см.: Русский биографический словарь. Т. Гааг — Гербель. М. 1914. С. 258-259.)

5. 26 сентября 1799 г. Львов оставил в государственном санкт-петербургском архиве старых дел копию повеления генерала от инфантерии генерал-прокурора А. А. Беклешова о выдаче ему старых бумаг. 5 ноября из архива сообщили, что он может «все хранящиеся в здешней крепости в каземате дела» получить. В марте 1800 г. архив был обеспокоен, что ответа от Львова не поступило. После длительной болезни осенью 1801 г. он получил от Александра I новое поручение и уехал на Кавказ «для устроения и описания разных необходимостей при тамошних теплых водах». По возвращении в Москву работал над описанием кавказских минеральных вод. Поэтому, а также из-за отсутствия места для складывания архивных бумаг они и в 1803 г. востребованы не были. 13 мая архив старых дел снова направил Львову письмо и просил «хранящиеся в каземате здешней крепости дела разных присутственных мест кому надлежит приказать принять на известное вашему превосходительству употребление» (РГИА Ф. 37. Оп. 11. Д. 108. Л. 2-5). Но эти бумаги так и не были использованы ученым.

6. «Каменный картон», видимо, изготавливался из тряпичной бумаги и дробленого камня и скреплялся известью. Он явился предшественником асбоцемента, широко используемого теперь в строительстве. Возможно, «каменный картон» был использован при строительстве в 1800-1801 гг. каменной церкви Николая Чудотворца в Роченсальмском порту (ныне г. Котка, Финляндия). Судя по смете на ремонт этой церкви, составленной в 1814 г., картон был использован там для облицовки «лестничных тумб» (РГАВМФ. Ф. 131. Оп. 1. Д. 3145. Л. 193-202).

7. Имеется в виду книга Львова «О пользе и употреблении русского земляного угля» (СПб. 1799), где доказывалась перспективность добычи каменного угля в России. Поискам использования русского каменного угля Львов посвятил более 15 лет. Еще в 1786 г. он открыл залежи «земляного угля» на Валдайской возвышенности у г. Боровичи и начал там его добычу. В 1797 г. он был назначен директором «угольных приисков и разработки оных в империи». Для поисков других месторождений посылались специалисты и в другие губернии страны. 23 сентября 1797 г. Сенат издал указ, которым было обещано вознаграждение тому, «кто первый где-либо откроет угольную кариеру, для разработки надежную».

8. Речь идет о книге «Русская пиростатика или употребление испытанных печей и каминов, кои посредством наружного воздуха нагревают покои». Первая часть вышла в Санкт-Петербурге в 1795 г., вторая — в 1799 г. «Воздушные» или «духовые» печи и камины — еще одно изобретение Львова. Он так определял суть своего предложения: «надо было, чтобы комнаты нагревались наружным воздухом и тем более были теплы, чем на дворе холоднее. Чтоб воздух сей сам собою беспрестанно переменою очищался, словом, чтобы можно было сделать в покое тепло, сколько надобно, но чтобы никогда не было в нем душно». Подчеркивалось, что такие печи особенно важны для общественных заведений: воспитательных домов, больниц, богаделен и др. В этой же книге автор писал об основных недостатках народных бань. Он отмечал, что у посетителей «ноги... примерзают к помосту, когда они в 25 градусов и более стужи голые и распаленные босиком ходят черпать кипящую воду во дворе... вынося на теле своем сражение двух противных сил природы — сверху жар, снизу холод». Конкретные рекомендации об отоплении бань и чертежи Львов предполагал дать в третьей части своей книги, которая, к сожалению, так и не увидела света.

9. Пален, фон, дер, Петр Алексеевич (1746-1826), граф, генерал от кавалерии, санкт-петербургский генерал-губернатор (1798-1800). (Подробнее см.: Русский биографический словарь. Т. Павел — Петр. СПб. С. 138-139.)

10. Добываемый боровицкий уголь не находил сбыта, но разработки его продолжались. Только в 1799 г. в столицу было доставлено 71316 пудов.

11. Под Торжком в с. Никольском 21 августа 1797 г. по инициативе Львова было открыто училище земляного битого строения, предназначенное для «доставления сельским жителям здоровых, безопасных, прочных и дешевых жилищ». В училище обучались крестьяне из безлесных губерний (по два ученика от губернии). Обучение было рассчитано на полтора года. Учителями помимо самого Львова были специально подготовленные им его крепостные (Подробнее см.: Никулина Н. И. Николай Львов. Л. 1971).

12. Тизенгаузен Иван Андреевич (1745-1815), граф, обергофмейстер, действительный тайный советник. В 1796-1798 гг. надзирал за гоф-интендантской конторой.

13. Львов, видимо, так и не получил места для угольного склада и вынужден был сложить уголь частично на отведенном ему в Петербурге кирпичном заводе, частично — на собственной даче около Александро-Невского монастыря против малого охтинского перевоза (ныне угол пр. Бакунина и Синопской набережной). Из-за пожара, случившегося у жившего по соседству купца Крона, уголь загорелся. Потрясенный зрелищем Львов писал:

Послушай, мать-сыра земля,
Ты целый век ничком лежала,
Теперь стеной к звездам восстала.
Но кто тебя воздвигнул? — Я.

Не тронь хоть ты меня, покуда
Заправлю я свои беды,
Посланные от чуда-юда:
От воздуха, огня, воды.

Огонь воды не осушает,
И десять дней горит пожар,
Вода огонь не потушает,
А воздух раздувает жар.

По словам письмоводителя Львова В. Сумарокова, несмотря на принятые меры уголь горел два года (См.: Никулина Н. И. Указ. соч. С. 103-105).

14. Салтыков Иван Петрович (1730-1805), граф, генерал-фельдмаршал, государственный и военный деятель, генерал-губернатор Москвы (1797-1804).

15. Адмиралтейств-коллегия доложила Павлу I 10 февраля 1800 г. (РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 32. Л. 43).

16. В боровицком месторождении Львов добывал кроме угля особый вид дегтя, который, возможно, и использовался для изобретенной им смазки.

17. См. письмо 9.

18. Адмиралтейств-коллегия доложила Павлу I о новом предложении Львова 24 мая 1800 г., на что последовала резолюция: «Образцы отослать Корсакову, осмотреть и представить» (РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 35 Л. 207).

8. июня 1800 г. начальник Артиллерийской экспедиции генерал от артиллерии А. И. Корсаков доложил Павлу I, что «присланный образец сей серы был пробован и таковая сера, какая в образце находится, на дело пороха совершенно годна... Серы ежегодно потребно для пороха до 10000 пуд., которая покупается из чужих краев по 5 руб. 50-ти копеек пуд. Прибыль из сего будет, во-первых, та, что деньги из государства выходить не будут, а во-вторых, та что здешняя сера может быть гораздо ценою дешевле, чем иностранная» (РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 36. Л. 113).

19. На докладе Адмиралтейств-коллегии Павлу I от 24 мая 1800 г. против ходатайствования о разрешении на постройку машины имеется резолюция: «повелено» (РГАВМФ. Ф. 198. Оп. 1. Д. 35. Л. 207).

20. Адам Менелас приехал из Шотландии в 1784 г. По инициативе Львова начал работать «каменных дел мастером» на строительстве собора в Могилеве. Став опытным строителем, продолжал работать с Львовым, руководил филиалом Училища земляного битого строения под Москвой (См.: Никулина Н. И. Указ. соч. С. 30, 108).

21. Львову было поручено составление истории Мальтийского ордена. В 1799 г. первые две части истории были подготовлены и посланы Кушелеву для поднесения Императору. (См.: Описание дел архива Морского министерства. Т. VI. СПб. 1891. С. 27.)

22. Подпись отсутствует. (Прим. публ.)

23. Мордвинов Николай Семенович (1754-1845), адмирал, государственный и военно-морской деятель. В 1801 г. назначен вице-президентом Адмиралтейств-коллегии. Уже после смерти Львова его сын, А. Н. Львов, в 1825 г. женился на дочери Мордвинова Наталии Николаевне. (Подробнее см.: Общий морской список. Ч. IV. СПб. 1800. С. 393-395. Иконников В. С. Граф Н. С. Мордвинов. СПб. 1873. Мордвинова Н. Н. Воспоминания об адмирале графе Николае Семеновиче Мордвинове и его семействе. Записки дочери Н. Н. Мордвиновой. СПб. 1873.)

24. По предписанию морского министра дважды были проведены пробы боровицкого угля в кузнице и в котельной мастерской. Был сделан вывод, что боровицкий уголь «не имеет тех возгарающих веществ, каковые есть в английском угле». 12 сентября 1801 г. генерал-интендант флота адмирал И. П. Баллей сообщал Мордвинову: «Вообще сей боровицкий уголь, имея множество земляных частей, не производит ни пылкости, ни достаточно жару и даже иначе гореть не может, как с сильным раздуванием мехов, да и при таком раздувании имеет токмо ниской белой огонек, который тотчас исчезает, как скоро дуть перестанут». Исходя из этого Баллей делал вывод: «А потому оный уголь, как бы он дешев не был, при Адмиралтействе ни к ковке, ни к плавке вещей, как и прежде оказалось, к употреблению не способен, а тем менее для маяков, где нужно пламя, которого он не имеет» (РГАВМФ. Ф. 204. Оп. 1. Д. 7. Л. 1).

Текст воспроизведен по изданию: Письма Н. А. Львова // Российский архив, Том IX. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 1999

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.