Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Ф. И. Брейткопф — содержатель петербургской Сенатской типографии

Важнейшим явлением в истории книжного дела России в эпоху Просвещения можно считать процесс развития частноиздательской деятельности. В нашей историографии практически общепринятой стала точка зрения, согласно которой появлению «вольных» типографий предшествует переходная форма книгоиздания, а именно аренда государственных типографий частными предпринимателями 1. Однако условия аренды казенных типографий в последней четверти XVIII в. изучены только на примере Московского университета 2.

Настоящая статья посвящена малоизвестному эпизоду, связанному с арендой петербургской Сенатской типографии, одного из старейших полиграфических предприятий России, Ф. И. Брейткопфом.

Разносторонняя деятельность Бернгарда Теодора (Федора Ивановича) Брейткопфа (1749-1820), проявившего себя в качестве издателя книг и нот, сочинителя музыкальных произведений, педагога и библиотекаря, [452] уже неоднократно привлекала внимание ученых. Сведения о нем можно найти в ряде справочных изданий 3 и научных работ 4. Он происходил из семьи известных лейпцигских издателей. Его дед Бернгард Кристоф Брейткопф (1695-1777) основал книгоиздательство, а отец Иоганн Готлиб Иммануил Брейткопф (1719-1794) прославился не только как издатель, но и как автор нового наборного шрифта для печатания нот, а также сочинений о книгопечатании 5. Семья Брейткопфов уже в XVIII в. имела связи со многими деятелями европейской культуры. Например, известный представитель раннего немецкого Просвещения, писатель и философ И. К. Готшед просто жил в одном доме с Бернгардом Кристофом Брейткопфом, находясь у него на содержании в счет гонораров. Б. К. Брейткопф имел деловые контакты и с Петербургом. В частности, его многолетним корреспондентом был академик Я. Я. Штелин. Их обширная переписка хранится ныне в отделе рукописей РНБ (Ф. 871. Я. Я. Штелин. № 164, 355-357). Впоследствии семейное издательство («Брейткопф и Хертель»), существующее до наших дней, приобрело всемирную известность, главным образом выпуском нотных изданий 6.

Наш герой серьезно увлекался музыкой, играл на различных инструментах, закончил Лейпцигский университет, в молодые годы дружил с И. В. Гёте. Великий немецкий писатель вспоминал: «Очень приятным оказалось мое знакомство с симпатичным семейством Брейткопфов, имевшими на меня самое доброе влияние. <...> В этом доме... я был частым гостем. У нас находилось много совместных занятий, а старший брат (Бернгард Теодор Брейткопф. — А. С.) даже положил на музыку несколько моих песен, которые вышли в свет, помеченные только его, а [453] не моим именем и большой известности не получили» 7. Таким образом, с именем Б. Т. Брейткопфа, написавшего музыку на стихи своего друга, связано издание первой книги И. В. Гете Новые песни, вышедшей в конце 1769 г. (обозначенный год издания 1770) 8.

В 1780 г. Б. Т. Брейткопф приехал в Россию и практически сразу начал заниматься издательской деятельностью. Уже 23 декабря 1780 г. он получает привилегию на заведение вольной типографии, которая, по данным Сводного каталога русской книги гражданской печати XVIII века (СК), работала с 1783 по 1799 г. 9 С 1797 г. некоторое время преподавал немецкий язык и математику в Екатерининском институте. С 1802 г. до конца жизни его деятельность была связана с Публичной библиотекой, где он занимался описанием книг на иностранных языках.

В издательской деятельности Ф. И. Брейткопфа интерес исследователей привлекали его нотоиздательские проекты, в частности выпуск музыкального журнала Giornale musicale del teatro italiano 10, а также сотрудничество с Комиссией об учреждении народных училищ, с которой он заключил в июле 1783 г. контракт на 6 лет, обязуясь выпускать в своей «вольной» типографии все ее учебные издания 11.

Еще одно начинание Ф. И. Брейткопфа, а именно «содержание» Санкт-Петербургской Сенатской типографии, оставалось малоизвестным для ученых. JI. A. Шилов даже не упоминает об этом обстоятельстве в своей справочной статье о Брейткопфе 12. Не зафиксирован факт данной аренды ни в СК 13, ни в «Хронологической синхронной таблице количественных параметров отечественных частных и государственных книгоиздательских единиц 1725-1800 гг.», приведенной в приложении к диссертации Т. И. Кондаковой 14. Б. П. Юргенсон писал, что Брейткопф «бросил работу у отца в Лейпциге и, пустившись в странствования, очутился, после многих приключений и неудач, в Петербурге, где ему, при помощи друзей отца лейб-медика Крузе и академика Якова Штелина, удалось устроиться в качестве управляющего сенатской типографии» 15. [454] Юргенсон не приводит источника своих сведений, но далее пишет об открытии Ф. И. Брейткопфом в 1781 г. частной типографии на паях с И. К. Шнором. Очевидно, он путает нашего героя с И. Я. Вейтбрехтом.

Ф. Э. Пуртов также приводит весьма приблизительные сведения о связях Ф. И. Брейткопфа с издательской деятельностью Сената, сообщая, что тот прибыл в Петербург в 1780 г. и «некоторое время был управляющим Сенатской типографией» 16. В другой работе он добавляет, что получению Брейткопфом-младшим этой должности способствовала протекция «друзей отца, в т.ч. Я. Штелина» 17, видимо, заимствовав эти сведения у Б. П. Юргенсона. Правильную информацию о начале аренды Ф. И. Брейткопфом петербургской Сенатской типографии в 1782 г. приводит только В. А. Западов 18.

Проведенное автором настоящей статьи исследование архивных материалов Российского государственного архива древних актов, связанных с деятельностью Сенатской типографии, показало, что они представляют интерес и для изучения биографий первых частных издателей России, служивших здесь или сотрудничавших с ней 19. Удалось выявить и новые документы, освещающие и «содержание» типографии Ф. И. Брейткопфом.

Типографии, существовавшие при петербургских и московских департаментах Сената, представляют особое явление в издательской сфере России XVIII в. По образному выражению Д. Д. Шамрая, они были «механизированной частью канцелярии, поскольку печатали текущие указы, паспорта и т.п.» 20 Объемы работ были весьма значительными, ведь указ от 17 марта 1764 г. «О признании публикуемых указов действительными, когда они будут печатные» вводил обязательность печатной формы распространения всех законодательных актов 21. Помимо указов, манифестов и других законодательных материалов, в Сенатских типографиях печатались штаты учреждений, формуляры делопроизводственных документов, паспорта, патенты, объявления казенных учреждений и частных лиц и др. Кроме того, здесь производилось изготовление гербовой бумаги и печатание бумажных денег (ассигнаций) 22. [455]

Впервые петербургская и московская Сенатские типографии были сданы в «содержание» (аренду) в мае 1778 г. лифляндцу Густаву Мейеру на 4 года. Последний привлек в качестве компаньона Иоганна Фридриха Гиппиуса, который фактически руководил всеми делами в московской Сенатской типографии. Полный текст контракта, заключенного с Г. Мейром, разыскать пока не удалось, однако о его содержании можно судить как по последующему соглашению Сената с Ф. И. Брейткопфом (поскольку его было велено составлять, придерживаясь «бывших с Меэром кондиций» 23), так и по некоторым другим документам.

Можно предполагать, что причиной передачи Сенатских типографий в руки содержателей стали внутренние проблемы в их деятельности, которые руководство надеялось исправить с помощью частной инициативы. Непосредственно этому событию предшествовала поданная в декабре 1777 г. коллективная челобитная работников типографии, в которой они просили в связи с маленьким жалованьем и убытками, понесенными во время наводнения, учинить им награждение. О своей работе служители типографии писали следующее:

Находимся мы нижеименованные при оной типографии у печатания манифестов, указов чрезвычайных государственных, банковых ассигнаций, гербования челобитенной бумаги, патентов, таможенных корабельных пашпортов и прочего, для которых дел бываем наивсегда не токмо в назначенные времена, но и в воскресные и высокоторжественные праздничные дни с утра и до вечера, а иногда нередко случается денно и ночно 24.

В самом начале 1778 г. разгорелся скандал, вызванный доносами служащих типографии на ее директора коллежского секретаря В. А. Троепольского, обвиненного в присвоении денег за некоторые коммерческие заказы и проданные книги, а также неправильном ведении учетной документации 25. Проводивший расследование обер-секретарь А. И. Васильев сообщал, что не нашел «явного похищения типографской казны», но обнаружил «сущее однако ж нерадение и беспорядок в содержании приходных и расходных книг и во всем типографском управлении» 26. В итоге разбирательства Троепольский был отстранен от должности директора типографии, а на его место назначен секретарь А. Я. Поленов 27. Таким образом, можно говорить о признаках кризиса в административном управлении типографией. [456]

Поручая типографию Мейеру, руководство Сената надеялось также на то, что он приведет ее в «надлежащей порядок и исправность». А. Я. Поленов писал:

Главной недостаток по Сенатской типографии состоял в том, что станы все попортились от долговременного употребления, так же и литер хороших не было по неимению прежде пунсонного мастера; ибо что касается до наборных и становых служителей, то не можно сказать, чтоб они не знали своей работы, а только не доставало надлежащего за ними присмотра 28.

Видимо, Г. Мейер не сумел в полной мере оправдать возлагаемые на него надежды. Уже спустя четыре месяца после начала его аренды директор типографии А. Я. Поленов доносил генерал-прокурору А. А. Вяземскому, что содержатель не проявляет должного усердия в деле обновления оборудования и изготовлении шрифтов, а также «о казенных делах малое имеет попечение», поскольку «в типографии бывает сам часа по два и по три только по утру, а после полудни никогда не бывает» 29.

По истечении срока соглашения Г. Мейер, по мнению, высказанному в, одном из документов генерал-прокурором А. А. Вяземским, «за неспособностию его и дурными поведениями не мог быть допущен к содержанию впредь» 30.

Немаловажную роль, видимо, сыграло и то обстоятельство, что, желая продлить контракт на содержание Сенатских типографий, Г. Мейер выдвинул в мае 1782 г. ряд дополнительных условий. Главным из них было, «чтоб дана была ему полная дирекция над типографиею и над служителями, не требуя уже ни откуда дозволения на прием и отрешение оных, и имея при том право их наказывать на такой конец, кроме обыкновенного караула, придать бы ему двух солдат, которых будет он употреблять для сыску отлучающихся от работы самоволно и сказывающихся ложно больными» 31. Он хотел также, «чтоб ему дозволено было и в своем дому содержать несколько станов для собственного своего употребления» 32, добивался разрешения «печатать на продажу регламенты, старые с 712-го по 762-й год указы, так же и новые, которые не секретны и уже публикованы» 33. Кроме того, Г. Мейер желал иметь «при Сенате квартиру» 34. Эти и другие требования арендатора, по [457] оценке директора Сенатской типографии обер-секретаря А. Я. Поленова, «увеличены и не соответствуют казенной ползе» 35.

Одновременно с Г. Мейером свою «Записку» 36 в Сенат подал и Ф. И. Брейткопф. В ней он сформулировал условия, на которых был готов принять на содержание Сенатскую типографию. Он настаивал на том, что может взять в аренду только петербургскую часть типографии, а также возражал против традиции перевода нескольких станов петербургской типографии в Москву для усиления московской Сенатской типографии, что предусматривалось при отправке императорского двора в древнюю столицу.

В этом документе явственно видны те побуждения, которые толкнули «привилегированной (частной. — А. С.) типографии содержателя» Ф. И. Брейткопфа добиваться аренды полиграфического комплекса, принадлежавшего Сенату. Он писал:

Может по временам случится, что работа лишняя, то есть, что положенное число эксемпляров не соответствует сроку, в которой оные поспеть неотменно надобно. Для тово думаю надобно определить в такие случаи каждому станку крайнее число листов на сутки, а что оное превозходить, то прошу, чтобы мне было поручено в моей партикулярной типографии печатать за обыкновенную цену 37.

Таким образом, Брейткопф, видимо, рассчитывал получать дополнительные заказы для своей частной типографии. Надеялся он и на привлечение к работе в Сенатской типографии мастеров из своей печатни. В частности, речь шла о пуансонном мастере и наборщике на иностранных языках 38.

Рассмотрев предложения обоих претендентов, генерал-прокурор А. А. Вяземский распорядился 10 июня 1782 г. готовить к заключению контракт с Ф. И. Брейткопфом, одновременно подыскивая содержателя для московской Сенатской типографии 39.

В делах Сенатского архива имеется и сам текст контракта, подписание которого Ф. И. Брейткопфом произошло 19 августа 1782 г. Этот документ находится в книге дел по генерал-прокурорской экспедиции за 1782 г. в числе других материалов, отражающих деятельность типографии в этот период. Он переписан хорошим писарским почерком на восьми листах. Под каждой статьей имеется подпись Ф. И. Брейткопфа на немецком языке. Приведем его целиком: [458]


Контракт заключенный с Бернардом Феодором Брейткопфом, уроженцем из города Лейпцига, на каких условиях ему отдается и он принимает Санктпетербургскую Сенатскую типографию в свое содержание.

1-е. Отдать ему и он принимает Сенатскую типографию в Санкт-Петербурге в содержание свое на четыре года.

2-е. Вместо определенной прежде на типографию статной суммы получать ему на все содержание сдешней типографии из казны в год по 8000 рублей, которыя выдать ему по третям года по прошествии каждой трети под его росписку.

3-е. Из оной получаемой суммы должен он содержать в здешней типографии 16-ть станов, из коих на лицо ныне состоит только 10-ть, достальныя же 6-ть станов даны будут от казны, за которые, полагая по 500 рублей на каждой стан плата производиться будет с того времяни, как на оных дойдет до действительной работы, а сверх того для // большей успешности и своих собственных два стана с надлежащим для производства в оных работ числом людей; равномерно из оных же денег содержать ему разного сорта литеры, в коих бы никогда недостатка не было и все принадлежности для типографии потребныя, изключая только бумагу на печатание казенных бумаг.

4-е. Имеющиеся ныне здесь в типографии наличные станы, какие бы они ни были, так же литеры и все материалы до типографии касающиеся, кроме одной бумаги и печатных дел или книг; словом все что на лицо в типографии состоит принять ему от прежняго содержателя Мейера с описью в полное его управление.

5-е. Обязуется он все станы во обще содержать во всегдашней исправности, починивая на свой щет старые, или в случае совершенной негодности переменяя и новыми; так же и разного сорта литеры иметь хорошия и искусно сделанные // так, чтоб ни малейшей в печатании остановки не было и все оное исправить и содержать собственным своим коштом, не требуя из казны ничего более, кроме вышеупомянутой годовой суммы.

6-е. Приняв в свое управление типографию обязуется во все четырехлетнее время в здешней типографии всякия по Сенату дела, какого бы они роду ни были публичныя или секретныя печатать со всяким рачением, исправностию и поспешностию безденежно, не отговариваясь ни недостатком людей, ни литер, ни материалов с тем только, чтоб всякого сорта бумага на казенное печатание отпускаема была сверх вышеупомянутой суммы от Сенатскаго росхода, как то и ныне происходит.

7-е. Как при печатании часто бывает порча бумаге, то дабы единожды установить известное число бумаги сколько когда для печатания // потребно, требует он и ему обещается на всякое сто листов отпускать еще [459] особливо для корректуры и порчи по пяти листов, из которой он уже должен все определенное число эксемпляров печатать, не требуя ни листа больше, хотя б и больше бумаги испортилось. Под сим однако ж разумеется одна только порча типографская, а ежели б случилось так, что от правительства поведено будет указ или что иное напечатать и оное напечатано будет, а после отменится и вместо того приказано будет перепечатать другие, то случаи таковые изъемлются и на оное получает он вновь бумагу таким же образом, как выше же сказано.

8-е. Все дела от правительства ему для печатания поручаемыя, паче же секретныя, обязуется он не только сам содержать в высочайшей тайности, но и за подчиненными смотреть, дабы и они так же // поступали. В чем обещает учинить присягу, и подвергает себя за неисполнение всей строгости законов, равно как и все находящиеся у дел; но дабы за подчиненными ему лучше усмотреть было можно, то требует он и ему обещается, когда какое секретное дело ему к печатанию поручено будет, в тоже время давать и сенатской караул, смотря по важности и пространству дела.

9-е. Печатание государственных ассигнаций производить ему на том самом основании, какое в правительствующем Сенате об оном печатании учреждение сделано или впредь учредится; и для того дать ему с нынешних учреждений за скрепою обер-секретаря копии, да и впредь ежели что прибавится, таким же образом сообщать, по которым он непременно исполнять должен. //

10-е. Прочия же всякия дела для печатания присылать ему от Сената за скрепою секретаря и при каждом случае назначать единожды, сколько чего потребно напечатать эксемпляров, как для разсылки, так для запасу, почему и иметь ему образец присланной за скрепою секретаря при типографии документом, и по оным безотговорочно печатать столько числом, сколько назначено будет. По отпечатании же волен он литеры разобрать, дабы понапрасну в наборе не лежали; но буде бы потребовала нужда тоже самое, что уже отпечатано паки вновь набрать и напечатать, то не может он и в сем случае отговариваться, а должен с такою же точностию исполнять, лишь бы только известное число определено было сколько чего напечатать должно. Одним словом, он обязуется всякия казенныя дела сколько бы их ни потребовано // было печатать безотговорочно, не требуя себе никакой за то платы.

11-е. По отпечатании для Сената потребного числа эксемпляров, позволяется ему всякие указы, регламенты или учреждении, кроме секретных и тех, о коих ниже сказано будет, печатать для себя на продажу, но не иначе как с дозволения директора, которой над типографиею учрежден будет, дабы под видом публичных дел не вышло иногда таких, кои [460] печатаются не для публики и продавать оныя в свою пользу по учрежденным без отягощения публики ценам для чего и зделать на то таксу. Равномерно позволяется ему в праздное время, когда казенного печатания не будет, печатать всякия партикулярныя книги в собственную его пользу, но дабы в печатаемых книгах ничего предосудительного вкрасться не могло, то оныя печатать // с дозволением ниже писанных мест, а именно: Духовныя книги с дозволения определенного от Святейшаго Синода, светския книги с дозволения Академии наук, а объявления всякия с дозволения полиции и иметь о таком дозволении писменные от тех мест виды, которые прежде печатания объявлять учрежденному над типографиею директору.

12-е. Понеже при Сенатской типографии печатались, да и впредь печататься будут высочайшия учреждении о управлении губерний и указы ныне благополучно царствующей государыни императрицы книжками, регламенты и инструкции и разные указы, так же и объявлении присылаемыя из Сената и из других присудственных мест для всенароднаго сведения, то должен он все то сколько когда ни потребуется печатать безденежно, но в пользу казенную, не касаясь сам ни до продажи тех учреждений // и книжек указных ниже до печатания оных в собственную свою пользу.

13-е. Согласно сему остаются в казенную пользу и те самые указы и книги, кои уже до ныне напечатаны и в типографии на лицо состоят, почему и принять ему с описью не для того, чтоб оные обратить в собственное свое употребление, но чтоб из них производить только продажу из типографии, взнося ежевремянно выручаемыя деньги в казну.

14-е. Печатаются еще в Сенатской типографии разныя из присудственных мест дела, гербовая бумага, так же патенты, что все оставляется в собственную содержателя пользу; но только должен он наблюдать, дабы на всякое дело был у него из каждого места, откуда что к печатанию присылается документ за скрепою тех мест и печатать оныя с дозволения учрежденного над типографиею директора. //

15-е. Директор над типографиею определяется с таким намерением, чтоб он всегдашнее имел за типографиею смотрение, дабы оная была в надлежащем течении и исправности, чтоб служители были хорошие, и чтоб ничего из типографии не вышло в публику, что не позволено, так же чтоб и самое то, что дозволено печатать, было наперед в ценсуре, почему и надлежит ему Брейткопфу во всем, что до типографии принадлежит, сему директору давать отчет, как он не потребует без малейшего прекословия, и состоять у него со всеми подчиненными под дирекциею.

16-е. Как при Сенатской типографии имеются французские и немецкие литеры, то есть ли когда что-либо потребуется на французском или [461] немецком языках печатать, то обязуется он употреблять к тому печатанию искусных наборщиков из своей // собственной типографии, равномерно будет содержать при типографии словолитного дела мастера знающаго и в искустве освидетельствованного, а сверх того необходимо нужно иметь и корректора российского. То и должен он Брейткопф корректора исправнаго по выбору и удостоению определяемого над типографиею директора принять, и во все время содержать как его, так и словолитного мастера, на своем коште.

17-е. Типографию иметь здесь в казенном доме и дрова на топление в типографии употреблять казенные ж, но ежели бы случилось в его время отправление типографии в Москву, то должен он Брейткопф отделить для пересылки туды фигурной и 6-ть исправных станов с потребным числом хороших литер всякаго сорта, так же реялы и кассы, и все оное // по учинении описи порядочным образом увязав и обшив на свой щет изготовить к отсылке в Москву, так же и потребных людей по числу 6-ти станов на свой щет отправить; но что касается до найма лошадей и повозок под своз станов, литер и прочаго, то производить сие на казенной щет.

18-е. При сем временном отделении станов для Москвы на жалованье отправляемым служителям и на прочие расходы уделять из назначаемой ему восмитысячной суммы 3000 рублей в год для содержателя московской типографии, которой при случае обратного в Петербург отъезда должен описанным в 17-м пункте образом сделать опись и отправление людям и вещам на свой щет, исключая наем подвод и повозки. //

19-е. Работным людям, кои ныне при типографии находятся оставляет он на волю, хотят ли они остаться у него или нет, и дозволяется ему негодных, ленивых и нерадивых по своему разсмотрению отрешить, и на их места принимать годных вольных людей с жалованьем по его усмотрению. Однако ж, чтоб люди были порядочные и хорошие, то принимать их, а равно и прежних отрешать ему не инако, как с ведения учрежденнаго директора.

20-е. По отдержании урочных четырех лет отдать ему типографию с тем же числом людей, станов и прочих принадлежностей как он и из казны принял, и станы и литеры отдать во всякой исправности и целости, чтоб ни малейшей за тем остановки быть не могло, как же сверх наличнаго // ныне числа будет у него прибавка в станах и литерах, а может быть и материалы разные у него тогда останутся, то в рассуждении прибавки отдает он на волю правительства, у него ли оные оставить или принять тогда в казну по таковой цене, по какой тогда условленось будет.

21-е. Контракт сей с обеих сторон содержать свято и ненарушимо, но ежели примечено будет, что во время содержания его Брейткопфа типография [462] в чем-либо в неисправность приходить будет, то в воле правительства состоит и прежде срока контракт уничтожить и отреша его от типографии взять оную в казенное содержание.

22-е. В исправном содержании всего того, // что по котракту положено, представляет он Брейткопф в залог имеющуюся у него собственную типографию со всеми к ней принадлежностьми и те два стана, кои он сверх казенных будет содержать при Сенатской типографии.

23-е. Котракт сей силу свою имеет со дня заключения онаго, то есть с 19-го августа 1782-го года.

diesen Contradet habe ich eigenhandig unterschrieben

Teodor Breitkopf 40.


Данный контракт был утвержден генерал-прокурором А. А. Вяземским только 30 декабря 1782 г., хотя срок его действия исчислялся от 19 августа. Тогда же генерал-прокурор сделал распоряжения (о порядке передачи оборудования, выдачи денег и бумаги, правилах поступления материалов в печать и т.д.), необходимые для успешного выполнения условий договора с Брейткопфом 41. 9 января 1783 г. Ф. И. Брейткопф был приведен к присяге в качестве содержателя Сенатской типографии 42.

Так началась служба Ф. И. Брейткопфа в Сенатской типографии, которая, в отличие от его сотрудничества с Комиссией об учреждении народных училищ, была крайне успешной. В 1786 г., когда подошел срок перезаключения контракта, Ф. И. Брейткопф обратился с прошением о награждении за хорошую службу чином 43. В качестве дополнительного обоснования своего требования издатель представил диплом доктора Лейпцигского университета 44. В июле 1786 г. было принято решение дать Ф. И. Брейткопфу чин коллежского асессора, а уже 7 сентября оно было окончательно оформлено 45. При этом генерал-прокурор А. А. Вяземский отмечал, что «содержатель Сенатской типографии Федор Брейткопф чрез четырехлетнее оной содержание не только не примечен ни в каких неисправностях по должности его, но еще жертвовал нередко для казенного интереса и собственными выгодами, не щадя даже и своего имения» 46.

При заключении контракта с Сенатской типографией на новый срок Ф. И. Брейткопф предложил внести в него ряд поправок:

1-е. Назначенную в 3-й статье его контракта на шестнадцать станов восьми тысяч рублевую сумму производить ему сполна, несмотря на то [463] полное ли число станов будет содержаться или неполное. 2-е. Для печатания государственных Ассигнаций сделать совсем особое отделение и содержать особо. 3-е. При возобновлении контракта, пересмотря опись, есть ли при том окажется какое против прежнего излишество, за то заплатить и сделать новую опись. 4-е. Отданную в залог собственную его типографию от оного освободить, а есть ли надобно будет поручительство, то обещает представить поруку 47.

Директор типографии А. Я. Поленов полагал, что все требования Ф. И. Брейткопфа, кроме создания особого отделения для печатания ассигнаций, можно принять. Он доносил А. А. Вяземскому 21 июля 1786 г., что содержатель «при беспрерывно умножающихся типографских работах, по которым щитать должно и умножение расходов, всегда был исправен и радетелен, сверх обыкновенных многих работ производимое печатание прибавлений, ландкарт, грамот на паргамине и новых Ассигнаций, а в тож время безумолкно печатались и старые, да будут ему пред Вашим Сиятельством свидетелем в том» 48.

На основании рапорта А. Я. Поленова генерал-прокурор А. А. Вяземский издал 1 августа 1786 г. приказ заключить с Ф. И. Брейткопфом новый четырехлетний контракт, включив в него предложенные изменения.

Судя по тексту нового контракта 49, Ф. И. Брейткопф получал теперь 8000 руб. в год за 14 работающих казенных станов, а еще «два стана впредь от казны выставлены будут» и имел «собственных два стана, кои ныне уже в работе находятся». Предусматривалась перепись имущества типографии с возмещением Ф. И. Брейткопфу затрат на приобретение дополнительного оборудования. Вместо залога собственной типографии он должен был представить поручителя, а потому «в исправном содержании сего контракта по нем Брейткопфе порукою» подписался «действительный статский советник Карл Круз». Остальной текст контракта остался практически без изменений.

В июле 1790 г. Ф. И. Брейткопф вновь обратился с прошением о продлении контракта на содержание Сенатской типографии, утверждая, что в целом не желает изменений в его условиях 50. Проблемной для Ф. И. Брейткопфа оставалась ситуация с печатанием ассигнаций. Он утверждал, что для беспрерывного печатания банковских ассигнаций нового образца вынужден был нанять дополнительно 21 работника. Он писал:

А как одно жалованье сим 21 человекам составляет ежегодно сумму в 1900 рублей, не считая материалов и починок, коих при непрерывной [464] сей работе немалое потребуется количество, то я в течение моего содержания претерпел нарочитой ущерб, наипаче как малое производство чинами в последние три года уменьшило гораздо положенный мне по контракту доход с печатаемых патентов» 51.

Брейткопф просил учесть дополнительные расходы при заключении нового контракта.

А. А. Вяземский принял по поводу прошения Ф. И. Брейткопфа весьма интересное решение. С одной стороны, он признал справедливым требование арендатора о выплате 21 служителю 1900 руб. годового жалованья. С другой — он отметил, что поскольку Брейткопф имеет при содержании типографии выгоду, то необходимо заключить с ним новый контракт на прежних условиях, а в случае его отказа искать нового содержателя «чрез припечатание в газетах» 52.

По всей видимости, и сам Брейткопф не хотел упустить преимуществ от аренды Сенатской типографии. Можно предполагать, что два его собственных стана в ее стенах были серьезным подспорьем для его «вольной» книгопечатни. Уже 13 августа 1790 г. А. Я. Поленов доносил, что «находящаяся при правительствующем Сенате типография отдана в четырехлетнее с 19-го августа сего 1790-го года содержание коллежскому асессору Брейткопфу во всем на том основании без всякой перемены, на каком и в изтекающее четырехлетие содержима им была» 53. Судя по послужному списку Ф. И. Брейткопфа, сохранившемуся в архиве РНБ, его служба в Сенатской типографии продолжалась до 1797 г. 54

Думается, что документы, отражающие историю «содержания» Ф. И. Брейткопфом петербургской Сенатской типографии позволяют по-новому взглянуть на вопрос об аренде государственных типографий частными лицами. В случае с типографией Московского университета, ее арендаторы были практически независимы от должностных лиц университета и получали широкие права на производство издательской продукции, обязуясь лишь отдавать университету определенное количество обязательных экземпляров и печатать для него своим иждивением «речи, слова и оды торжественные, кои говорятся в публичных университета собраниях», а также «каталоги для классов, табели, реэстры книг, программы и рапорты». Кроме того, содержатели университетской типографии выплачивали ежегодно значительную арендную плату, которая постоянно возрастала. В 1779 г. Н. И. Новиков обязался платить 4 500 руб. в год 55, [465] а в 1797 г. Ридигер и Клаудий уже 14 000 руб., «да книг иностранных и российских давать на тысячу рублей» 56. Таким образом, форма аренды типографии Московского университета действительно создавала на ее базе практически частное издательско-полиграфическое предприятие, а ее содержатели выступали как самостоятельные предприниматели, имевшие не очень обременительные обязательства по части выпуска изданий для нужд университета, но приносившие ему доход за счет своих прибылей.

Контракт Ф. И. Брейткопфа на содержание петербургской Сенатской типографии дает пример другой формы арендных отношений. В данном случае государство привлекало инициативу частного дельца для решения сложных и масштабных задач оперативного выпуска массива законодательных документов, разного рода штатов, регламентов и т.д., а также ассигнаций. Сенат ежегодно выплачивал арендатору фиксированную сумму на обеспечение всех государственных потребностей в выпуске печатной продукции, а в дополнение позволял ему использовать казенную полиграфическую базу для выпуска собственных издательских проектов, включая допечатки и перепечатки наиболее коммерчески успешных делопроизводственных изданий. Вся деятельность содержателя Сенатской типографии находилась под жестким контролем государственного чиновника — директора типографии.

Интересно отметить, что контракты называют аренду и типографии Московского университета, и Сенатской типографии — «содержанием», а лиц, ее осуществляющих, — «содержателями». Хотя очевидно, что перед нами не идентичные формы хозяйственных взаимоотношений. Любопытно, что в языке конца XVIII в. слово «содержатель» тесно ассоциировалось с издательским делом. «Словарь Академии Российской» определяет его следующим образом: «Тот, кто содержит кого или что. Содержатель постоялого двора, книгопечатни» 57.

Пример Ф. И. Брейткопфа заставляет задуматься о том, что процесс перехода от государственной системы книгоиздания к частной не был простым и прямым, как представлялось ранее. Организовав «вольную» типографию Ф. И. Брейткопф всеми силами стремится обеспечить себя стабильными заказами, которые в условиях недостаточно развитого спроса на книги и журналы могло обеспечить только государство. Видимо, именно эти соображения заставили его стать содержателем петербургской Сенатской типографии, а позднее официальным типографщиком Комиссии об учреждении народных училищ. Аналогичные проблемы, очевидно, в большей или меньшей степени, вставали и перед другими частными [466] типографами того времени. Вспомним хотя бы судьбу И. Я. Вейтбрехта, детально изученную Г. А. Фафуриным. Создав «вольную» типографию, он затем добивается ее преобразования в Императорскую и продолжает свою издательскую деятельность, получая стабильные государственные заказы 58.

Для окончательного решения вопроса о месте аренды государственных типографий частными лицами в становлении «вольного» книгопечатания необходимо выявить и изучить другие контракты с их «содержателями», определить соотношение казенной и коммерческой составляющих в их продукции.

История русского книгопечатания последней трети XVIII в. имеет еще множество белых пятен. Приведенные в нашей статье новые сведения позволяют надеяться, что уже в ближайшее время можно будет оценить общий вклад в издательское дело того времени Ф. И. Брейткопфа, проявившего себя в качестве «содержателя» петербургской Сенатской типографии, владельца «вольной» типографии и «привилегированного» типографщика Комиссии об учреждении народных училищ.


Комментарии

1. Кацпржак Е. И. История книги. М., 1964. С. 243-244; Западов В. А. Краткий очерк истории русской цензуры 60-90-х годов XVIII века // Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена. Т. 414. Л., 1971. С. 103; История книги: Учебник для вузов. М., 1998. С. 144 и др.

2. См.: Неизданный документ об аренде Н. И. Новиковым типографии Московского университета / Публ. А. В. Маштафарова // Книга. Исслед. и материалы. М., 1974. Сб. 28. С. 150-156; Мартынов И. Ф. Новые материалы о книгоиздательской и книготорговой деятельности Московского университета во второй половине XVIII в. // Из истории фондов Научной библиотеки Московского университета. М., 1978. С. 11-23.

3. См.: В. Г. Брейткопф // РБС. Т. 3: Бетанкур-Бякстер. СПб., 1908. С. 344; Шилов Л. А. Брейткопф Федор Иванович // Сотрудники Российской национальной библиотеки — деятели науки и культуры: Биографический словарь. СПб., 1995. Т. 1. Императорская Публичная библиотека. 1795-1917. С. 98-101; Карцовник В.Г. Брейткопф // Музыкальный Петербург. XVIII век: Энциклопедический словарь. СПб., 1996. Кн. 1. (А - И). С. 155; Пуртов Ф. Э. Брейткопф // Немцы России: Энциклопедия. М., 1999. Т. 1. (А — И). С. 251-252 и др.

4. Юргенсон Б. П. Очерк истории нотоиздания. М., 1928. С. 36; Вольман Б. Л. Русские печатные ноты XVIII века. Л., 1957. С. 94-101, 114, 149-152; Пуртов Ф.Э. Немецкие нотоиздатели Санкт-Петербурга XVIII в. // Немцы в России: Петербургские немцы. СПб., 1999. С. 341-352; Мартынова И.М., Мартынов И.Ф. Петербургский книгоиздатель и книготорговец XVIII в. Е. К. Вильковский и издание учебных пособий для народных училищ // История книги и издательского дела. JL, 1977. С. 77-82 и др.

5. См. о нем: Мартынов И. Ф. Брейткопф Иоганн Готлиб Иммануил // Книга: Энциклопедия. М. 1999. С. 114; Копчевский Н. А. Нотопечатание // БСЭ. 3-е изд. М., 1974. Т. 18. С. 141.

6. См.: Hase О. v. Breitkopf und Hartel. Gedenkschrift und Arbeitsbericht. Wiesbaden, 1968. Bd. 1-3.

7. Гете И. В. Из моей жизни. Поэзия и правда // Гете И. В. Собрание сочинений. В 10-ти томах. М. 1976. Т. 3. С. 274-275.

8. Конради К. О. Гете. Жизнь и творчество. М. 1987. Т. I. С. 118.

9. СК. М., 1967. Т. 5. С. 280.

10. См.: Юргенсон Б. П. Указ. соч. С. 36; Вольман Б. Л. Указ. соч. С. 94-101,114,149-152; Пуртов Ф. Э. Немецкие нотоиздатели Санкт-Петербурга XVIII в.

11. Мартынова И. М., Мартынов И.Ф. Петербургский книгоиздатель и книготорговец XVIII в. Е. К. Вильковский... С. 77-82.

12. Шилов Л. A. Указ. соч.

13. СК. М., 1967. Т. 5. С. 283.

14. Кондакова Т. И. Формирование профессии издателя в России в XVIII веке: Дис. ... канд. филол. наук. М. 1979. С. 240.

15. Юргенсон Б. П. Указ. соч. С. 36.

16. Пуртов Ф. Э. Немецкие нотоиздатели Санкт-Петербурга XVIII в. С. 348.

17. Пуртов Ф. Э. Брейткопф. С. 251.

18. Западов В. А. Указ. соч. С. 103.

19. Самарин А. Ю. Новые документы о первом владельце частной типографии в России И. М. Гартунге // Федоровские чтения, 2005. М., 2005. С. 517-528.

20. Шамрай Д. Д. Цензурный надзор над типографией Сухопутного Шляхетного кадетского корпуса // XVIII век. М.; Л., 1940. Сб. 2. С. 293.

21. Данилевский И. Н., Кабанов В. В., Медушевская О. М., Румянцева М. Ф. Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории: Учеб. пособие. М., 1998. С. 359.

22. См.: Там же. С. 360-361; ПСЗ. СПб., 1830. Т. 21. С. 780-781. № 15615.

23. РГАДА. Ф. 248. Оп. 80. Кн. 6548. Л. 209 об.

24. Там же. Кн. 6492. Л. 215.

25. Там же. Л. 152-214, 222-227, 245-248 об.

26. Там же. Л. 222 об.

27. Там же. Л. 144, 248 об.

28. Там же. Л. 275.

29. Там же. Л. 275-277, 278.

30. Там же. Кн. 6548. Л. 233; См. также: ПСЗ. СПб., 1830. Т. 21. С. 780.

31. РГАДА. Ф. 248. Оп. 80. Кн. 6548. Л. 202.

32. Там же. Л. 202 об.

33. Там же. Л. 202.

34. Там же.

35. Там же. Л. 203.

36. Там же. Л. 204-204 об.

37. Там же. Л. 204.

38. Там же. Л. 204 об.

39. Там же. Л. 209-209 об.

40. Там же. Л. 216-223.

41. Там же. Л. 227-228 об.

42. Там же. Л. 232.

43. Там же. Кн. 6593. Л. 143.

44. Там же. Л. 145.

45. Там же. Л. 146-148.

46. Там же. Л. 146.

47. Там же. Л. 149-149 об.

48. Там же. Л. 149 об.

49. Там же. Кн. 6609. Л. 498-503 об.

50. Там же. Л. 492.

51. Там же. Л. 493 об.

52. Там же. Л. 495-496.

53. Там же. Л. 497.

54. Отдел архивных документов РНБ. Ф.1. Оп. 1. 1813 г. № 12. Л. 11 об.

55. Неизданный документ об аренде Н. И. Новиковым типографии Московского университета. ,С. 154.

56. Мартынов И.Ф. Новые материалы о книгоиздательской и книготорговой деятельности Московского университета во второй половине XVIII в. С. 22.

57. Словарь Академии Российской 1789-1794. М., 2002. Т. 2. С. 626.

58. См.: Фафурин Г. А. Книгоиздательская и книготорговая деятельность Иоганна Якоба Вейтбрехта (1744-1803): Из истории русско-немецких книжных связей второй половины XVIII века: Автореферат дис..... канд. филолог, наук. СПб., 2004; Он же. История Императорской типографии по архивным документам (1784-1800 гг.) // Федоровские чтения, 2005. М., 2005. С. 529-540.

Текст воспроизведен по изданию: Век Просвещения I. Пространство европейской культуры в эпоху Екатерины II. Наука. 2004

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.