Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВОЛНЕНИЯ КРЕСТЬЯН ВОТЧИНЫ А. Б. КУРАКИНА

Документы

ЧЕЛОБИТНАЯ КРЕСТЬЯН С. БОРИСОГЛЕБСКОГО КН. А. Б. КУРАКИНУ

Сиятельнейшия государь Александр Борисович з братцами.

Бьет челом пензенской вашего сиятелства вотчины села Борисоглебского крестьяне все от мала до велика в нижеписанном.

1-е. Во время приближающихся к вотчине вашего сиятелства злодейской толпы Пугачева, уведомясь Козма Попов и собрался з женою о со всем своим имением бежать, но мы единственно, все мирские люди, ему сказали, что не бегай, и мы о тебе во время приезду злодейской толпы покажем, что ты у нас доброй человек, а имение твое раздадим по первостатейным крестьяном без всякого ущербу, которое и отдали, а именно Ивану Жаркову, Алексею Степанову, Афанасью Федорову.

2-е. Прежде же сего приезду злодейской толпы недели за три, оной Попов, едучи от господина Едеева пяной з будущими при нем двумя человеками, неподалеку вотчины вашего сиятелства, напали на отставного вахмистра Бориса Федюшева, которой жителство имел в государевой Сердобе разстоянием от вотчины вашей с пятнатцать верст, ограбили у него денег одиннатцат рублев.

3-е. И за разграбление оной вахмистр Федюшев по прибытии в государеву слободу, злодеев взявши с собою, приехал в вотчину вашего сиятелства, и взят им в злодейскую толпу был Попов, однако мы с ним же послали двенатцать человек, для упрощения жизни Поповой, однако, не доехавши до партии злодейской, он, Попов, с ним, вахмистром, помирились на тридцати рублях и оные денги ему, вахмистру отданы из нашей мирской суммы.

4-е. После ж сего еще в вотчину вашего сиятелства приехал злодейской полковник, спрашивал всех нас по три раза, что хорош ли де до вас прикащик и нет ли от него нападок, но мы все единогласно сказали, что он у нас доброй человек, почему он оного Попова освободил, и оной злодейской полковник, еще велел ему, Попову, записаться к себе в казаки, но и от оного мы упросили, оставшие ж самые уже не очень годные пожитки, то есть беле (белье – прим. OCR.), а денег ничего не было, да и оное оставил в доме вашего сиятелства, для одного знаку злодеям, чтоб они видели, что пожитки тут.

5-е. А как в вотчину вашего сиятелства приехал господин полковник Бибиков и оной Попов, не помня того, что мы упросили у злодеев от смерти, показал на четырех человек, которых оной Бибиков и приказал ему, Попову, отвести в город Пензу, и оной сам и отвес, коих там кнутом секли, уши резали, от чего один умер.

6-е. Оной же Попов говорил нам, что де когда вы дадите мне денег пятьдесят рублей, то де я полковника Бибикова с полком от вотчины отвращу, почему мы дали пятьдесят рублев, однако того не зделал, и тот полк стоял в вотчине вашего сиятелства два дни, и оные салдаты на шести пчелниках были, и из улев мед выламывали, овес, хлеб, сено, скотину, быков, кур, гусей брали безденежно, и с нас брали, шубы кавтаны насилно они ж, салдаты, и оному всему грабежу у нас есть в вотчине опись, денги ж у нево, Попова, остались, а защищения никакова не было.

7-е. Он же, Попов, в бытность его сиятелству графу Петру Ивановичю (Панину прим. OCR.) представил незнаемо что на крестьян первостатейных, Марку Малаканова, Гаврилу Оковина, Семена Алексеева, Василя Никитина, коих его сиятелство приказал в Синбирское привести и как их привезли и подали от него, Попова, отписку Ивану Григорьевичу (Макгуту – прим. OCR.), то тот час посадил в тюрму, ис которых двое умерли.

8-е. Он же, Попов, выпросил в вотчину вашего сиятелства, у его сиятелства господина Макгута, которой и приехал з двенатцатью человеками уланами, без всякого разбору, а единственно толко по представлению ево, Попова, семи человекам уши резал, а семидесяти брил бороды и лбы стриг, и под виселицами нещадно плетми наказывал, и от тех побоев умерло пять человек.

9-е. Он же, Попов, по его сиятелства повелению того неизвесно, якоб за разграбленную ево всю пажить, при бытности в вотчине вашего сиятелства господина Макгута, собрал с нас, сирот, шесть сот пятьдесят рублев, и во оной збор безвременной продавали свой скот за бесценок и ставили детей своих в посторонние вотчины в работники дешевой ценой, а как выше сего мы изъясняем, что ево пажить, кроме негодной, вся была в сохранении у крестьян да у попа Евдокима Иванова сундук, постеля киренка красная а для наилутчего показания оной поп здесь в Москве и вашему сиятелству доказать может.

10-е. У нас же, сирот, было собрано до приезду Макгута для платежа на прошлой 1774 год за последнюю треть подушных денег двести тритцать рублев, и оной Попов какая бы ни на есть проезжающая команда не была пил вино покупное, и для уланов вина брал, кои, напившись, много в вотчине вашего сиятелства разорение чинили, и в оных денгах нам никакова счету не дано. [118]

11-е. Оной же Попов безвременно, не взирая на нашу крестьянскую скудость, собрал для платежа за мартовскую половину подушных денег двести тритцать рублев, однако оных в городе Пензе не принимают, и оной Попов те денги отдал в торг саратовскому купцу, и с ним торгует вместе, да когда самой нужной збор мирской бывает, и взять иному негде, то оной Попов дает денги, и за то с овец шерсть самой дешевой ценой берет и ей торгует.

12-е. Сверх же оных еще собрано с нас, сирот, в первой раз его тритцать шесть рублев, второй раз семдесят рублев пятьдесят копеек, а третей шездесят рублев девяноста пять копеек, всего двести шездесят семь рублев, сорок пять копеек а куды издержаны, того он нам не обявил.

13-е. Оной же Попов собрал в вотчине вашего сиятелства с ымущих крестьян ржи сто четвертей для роздачи самым скудным крестьяном на пропитание, однако роздал примерно толко до десяти четвертей, а из оставшей употреблял для варения себе пива и высижывал вина верил, и оное вине сидел у кума своего господина Василя Иванова сына Едеева, а затем досталную по прошению променял саратовскому купцу Борису Иванову, у коего была покупная рож прелая, которая у него, купца, не стала молотца, а за оной промен оному Попову дал сей купец трость заморскую в 7 р., шляпу бумажную, рыбы икры дарил, и теперь оная рож в житницах пребезмерно сопрела.

14-е. По ево ж Попова, господину Макгуту представлению у двадцати дворов соцкой, десятник, а всех оных соцких 4 человека, десятников 13 человек, и оные в мир всяких податей не дают.

15-е. И как мы про ваше сиятелство услышав, что ваше сиятелство в Москве, вознамерились с сим прошением итти, и оной Попов, согласясь за одно з земским, челобитной не велел писать, а говорил, что де мне от графа приказано вас с прошениями никуда не пускать, а я де на князей не взираю, а взираю во всем на графа Петра Ивановича и Ивана Григорьевича.

16-е. Прежде ж сего имевшие во оной вашего сиятелства вотчине дворовые люди определены в равне с нами оброк и всякие платить подати, а ныне по представлению его, Попова, господин Макгут от всех податей отрешил.

Того ради вашего сиятелства слезно просим вышеписанные с нас, сирот, якоб за разграбленную пажить 650 р. показанному Попову приказать обратно нам возвратить, понеже, как выше сего изъяснено, что ево пажить кроме негодной в сохранении у крестьян была, и ему обратно отдана, також и собранные с нас на платеж мартовской половины подушные денги 230 р., когда а городе не принимают возвратить, а ежели потребуются, то опять зберем, данные нами ему мирские денги за отвращение полку Бибикова, однако того не зделал, 50 р. нам повелеть отдать, а в протчих денгах куда имянно он, Попов, издержал, повелеть ему нам обявить, и имевшую в житницах хоша и прелую рож за нынешним у нас голодом приказать роздать по скудным крестьяном, оного ж Попова над нами судить росправою и во всяких зборах не повелеть ведать, и ото всего отрешить и вывесть от нас в другие вотчины куда ваше сиятелство изволите, а земского Ивана Витковского, кой за одно с ним, Поповым чинит, на прежнее жилище его в орловскую вотчину в фабришные, почему, он прежде в той орловской вотчине в фабришных находился, вывести ж, а на место Попова милости просим по прежнему у нас в вотчине быть бурмистрам, понеже, ваше сиятелство, не хлебопашественная вотчина, а на место земского определить возвращенного из села Архангелского из дворовых Якова Лебедева, которой состояния порядочного и всему миру угоден, соцких же и десяцких, как у нас прежде не бывало,— отрешит же, и дворовых людей которые вместе с нами были определены платить оброк и всякие подати, так и ныне повелеть с нами ж платить вравне.

Милости ж у вашего сиятелства просим за неурожаем хлеба и разорением бывшим и за продажею во оные разорения своей скотинишки и одежонки сего года первую половину оброчных денег не повелеть требовать, за что будем за ваше сиятелство вечно бога молить.

Резолюция А. Б. Куракина: Итти вам для решения на сию челобитную к графу Петру Ивановичу.

Ф. К., № 1241, лл. 170—172.

ЧЕЛОБИТНАЯ КРЕСТЬЯН С. АРХАНГЕЛЬСКОГО КН. А. Б. КУРАКИНУ НА ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА И ПРИТЕСНЕНИЯ СО СТОРОНЫ ПРИКАЗЧИКОВ ПОПОВА И КОРЕЛИНА

Сиятелнейши государи, князь Александр Борисович и Степан Борисович з братцами.

Бьют челом вторично Пензенской вашего сиятелств вотчины села Архангелского и с присудствующими деревнями крестьяне а именно выборной Петр Антипов, староста Иван Сидоров, редовые Яков Кирилов, Григорей Михайлов, Радион Михайлов, [119] Иван Кирилов, Гаврила Григорьев, Иван Иванов, Емелян Архипов, Андрей Никитин, Савелей Раков, Игнатей Петров, Обрам Дмитриев, Тимофей Маркин, Егор Анисимов, Василей Иванов, Иван Федоров, Петр Костентинов, Трофим Алексеев, Исай Гаврилов, Матвей Федоров, Петр Симионов, Афонасей Никитин, Алексей Иванов, Никита Терентьев и все той вотчины крестьяне от мала до велика, пад пред стопы вашего сиятелства всепокорно и рабски мы, сироты, просим в нижеследующем.

1-е. Сего 1775 году в бытность в вотчине вашего сиятелства господина Макгута по представлению ему от Козмы Попова, якоб мы, сироты ваши, в бытность к злодейской пугачевой толпе прилеплялись и то оное представлено истинно все понапрасну, хотя с нас, сирот, в тогдашнее время допросы и взяты и написано в них, что иные были при встрече но только в тех допросах, мы, сироты ваши, показывали уже, не стерпя жестокаго себе наказания, и убоясь тех злодеев, чтоб нам в вотчине вашего сиятелств не причинили какого смертнаго убивства или разграбления вашего сиятелств собранных двух сот рублев денег, в тогдашнее ж время от началников приказано было нарядить не для встречи, а единственно только для одного защищения вашего сиятелства вышеписанных денег, и по сошествии крестьян к госпоцкому дому от тех злодеев приказано было, чтоб свещенникам встретить их с образами, а буде не встретят, то быть им повешенным и те свещенники, боясь того страху реченных злодеев и встретили. И подехав, те злодеи человек до шестдесят на конех с ружьями и саблям к госпоцкому вашего сиятелств дому, и остановясь, нас, сирот ваших, спрашивали, где у вас господа или прикащики, и есть ли при вотчине госпоцкие денги, но мы, рабы ваши, тем злодеям ответствовали, что у нас в вотчине господ ни когда не бывало, и находятца в Москве, так же и денег госпоцких у нас при вотчине не имеется, понеже что находимса мы на оброке и збор бывает в одно время зимою и отправляетца в Москву. И по выслушании от нас те злодеи говорить болше ничего не стали, но толко, постояв малое дело, все из вотчины вон и поехали. А про вышепомянутые денги из нас сирот злодеям никто не обявил и так оные все в сохранности. Вотчины ж вашего сиятелства с имущих крестьян от которых мы, именованные, в имевшей у нас ныне превеликой голод брали для пропитания заимно денег, собрано с них штрафу тысеча дватцать деветь рублев, в чем уже от нас, сирот ваших, вашему сиятелству реестром прежде сего и представлены. И из оных денег толко в представлени вашему сиятелству имеетца деветь сот петдесят пять рублев. А досталные семдесят четыре рубли вашему сиятелству не обявлены. А единственно оные взяты прикащиком Козмою Поповым, и в том мы нижайшие в прежней мирской нашей челобитной представили не облыжно.

2-е. Сего же году а генваре и феврале месяцах определенной господином Макгутом прикащик Данила Корелин с нас, всенижайших, для платежа прошлаго 1775 году последней половины подушных денег и на всякие при вотчине мирские росходы сколко собрал и в какие им, Корелиным и соцким, росходы употреблены и миру в том было не объявлено, в которых по изтребованию нам, всенижайшим, от него мирских книг сотник Иван Анисимов сочтен и что у них тех денег было в приходе и росходе, о том вашему сиятелству на расмотрение прилагаем мирские книги.

3-е. Прикащик же Корелин собрал с ымущих крестьян ржи и овса, а сколько именно, нам, всенижайшим, не обявлял, в чем прежде сего от нас, сирот, прошение вашему сиятелству и подано было, но толко ныне по изтребованию нашему от него, Корелина, записной книги оказалась у него в записке того собранного с нас сирот хлеба ржи три четверти, овса тритцать четвертей, а куда употреблен, о том прилагаем мы, сироты ваши, ниже сего реестр, оной же овес выдавал он, Корелин, неимущим крестьяном не тою мерою, которою принимал, но другою, и оная мера против приемной от крестьян оказалас при мирском сходе по свидетелств менше в каждой четверти по одному четверику, и того оных верхов у них надлежало быть из собираемаго овса примернаго три четверти шесть четвериков, он же, Корелин, за помол своих крестьян собрал с мелниц разнаго хлеба тритцать три четверти шесть четвериков, и принимал вышеписанной же болшой мерой, а роздавал он, Корелин, скудным крестьяном в малую ж которая, как выше сего писано, а четверти одним четвериком состоит менше, в четверти одним четвериком, и тех верхов надлежало б против приему за роздачею крестьяном оставатца четыре четверти один четверик, а всего с вышеписанным овсом по свидетелству надобно быть в магазейне разнаго примернаго хлеба семь четвертей семь четвериков, а ево толко отыскано с четверть, а досталной шесть четвертей семь четвериков куда прикащик и соцкой употребили, в том и ответу не дают, а единственно толко они обявляют, что мы ево не украли, а что де есть в приходе, то значит и в росходе, и в том мы, всенижайшие рабы ваши, показуем на них действително не ложно и признаем оное в воровство.

4-е. Прикащик Корелин, хоша ответом и показывает, что прежде сего соцких и десяцких не бывало, а ныне определен его благородием господином обер аудитором Иваном Григорьевичем Макгутом для смотрения лесных вашего сиятелства дач и от защищения всякой вредной нечистоты, а прежде бывали де на место их выборной староста и шесть человек десяцких же которые никаких государственных и мирских [120] мелких податей не платили то он, Корелин, в ответе своем истинно, государи, показывает ложно, понеже что десяцькими никакой послуги от миру не бывало, а единственно толко одному выборному и старосте давалось послуги в год с одной денги, а десяцким давалос послуги толко что они ни на какия мирские работы не ходили, и в том нам, рабам вашим, никакого убытку не было. А ныне десяцькие определены были не для охранения лесных дач, а единственно толко б мы всенижайшие из десятки в десятке ни на какие мирские согласии не ходили, равным образом и в Москву до вашего сиятелств о наших всеконечных и совершенных нуждах не ходи ли ж с прошением.

5-е. В бытность ж в вотчине вашего сиятелства господина Макгута действително толко по одному представлению прикащика Попова, якоб мы, рабы ваши, прилеплялис к злодейской толпе, то все вашему сиятелству представлено истинно понапрасну. У нас же, сирот ваших, безвинно и незнаемо за что у четырех человек резали уши и от девети десятаго били под висилицею кнутом, а протчих, которые были в допросах, вторично наказывали палками без всякаго милосердия, а другим бороды и лбы брили, а того тиранскаго наказания и битья в посторонних вотчинах кои и действително к злодейским толпам прилеплялись, но и те все прощены. И от показанных побой один, ваше сиятелство, через три дни действително умер, а после ево осталась малолетних детей шесть душ, которой жил добропорядочно и первостатейной крестьянин, а ныне малолетные после ево дети пришли в совершенное раззорение и убожество, а пять человек и по сие число болными лежат, в чем вашему сиятелству мы, рабы ваши, и вторично истинно представляем необлыжно, и от того болше пришли в самое крайнее раззорение, а прикащик же Корелин в ответе показывает, якоб из первостатейных крестьян Егор Анисимов в бытность в вотчине вашего сиятелств в злодейской толпе пил вино и проздравлял императора Петра Третьего, в чем он Корелин, не стерпя уже своего серца, показывает истинно понапрасну. Но болше о том шлемся на взятой с нево, Анисимова, в тогдашнее время допрос, понеже что от него такого дерзновения проздравлять истинно ничего не было, в чем и сами, государи, усмотрить в ево допросе можите; толко что он, Анисимов, по знакомству его благородия Нила Петровича Акинфова камандинера Флеонта Иевлева, которой тем злодеям взят был поневоле и содержан под караулом, поднес ему, Анисимову, стакан вина и велел укрытца в дом ево, а что прикащик Корелин в ответе своем на того Анисимова представляет, то должно признать оное ево представление за истинную ложь. Да и в протчем впредь ему государи верить ни в чем не подлежит понеже что в безделном деле вашему сиятелству в ответе ложно представляет. В силе ж его благородия господина Макгута приказу прикащики Попов в Корелин с превеликим принуждением из первостатейных крестьян Степана Исакова, Алексея Иванова заставливали крестьяном четырем человеком резать уши, брить бороды и лбы, но они, не хотя того дерзнуть, стали было чинить отговорку, чтоб заставили других, у нас де к тому не поднимутца руки, и за то их те прикащики Попов и Корелин наказывали палками и били из своих рук тесаками без всякаго милосердия, от чего они недели по три лежали болными бес памети и из оных одного Алексея Иванова исповедали и приобщали причастия светых таин, да и ныне еще от того не встает.

6-е. У определенного его благородием господином Макгутом прикащика Корелина до вашего сиятелства мы, рабы ваши, неоднократно, в первой раз с прозбою о своих необходимых мирских нуждах за нынешним совершенным голодом и превеликим нашим крайним раззорением к вашему сиятелству просились, и они, прикащики Корелин, в тогдашнее время проговаривал подлинно, что де вам в Москву с прозбою к князьям итти, но одним словом сказал, что Москва и князья здесь прикащик Попов, а он, Корелин, в ответ учинил в том запирателство якоб о том он ничего не проговаривал, но в том мы, рабы ваши, приносим в нашем на него доказателстве в самой и справедливости сущую правду.

7-е. Усмотрено нами, всенижайшими, что соцкой Иван Анисимов нашелся в некоторых ево мирских недобропорядочных вышеписанных с прикащиком Корелиным поступках, во всем сочтен и сменили, а на место ево определили к смотрению вотчин вашего сиятелства из первостатейных крестьян Петра Антипова, Ивана Сидорова, и они люди добрые и не подозрителные, а положенное на них дело все беспорочно вашему сиятелству службою своею исправить могут. А прикащика Корелина без вашего сиятелства приказу сменить смелости такой мы, всенижайшие, не имеем, но толко мы рабы вашему сиятелству осмеливаемся персенално донесть, что он, Корелин, с нас, всенижайших, с каким бы кто прошением или делом не пришел, то бес полтины или рубля он, Корелин, дела и решить не может, а кто бедной человек уже к нему без денег и на глаза не ходи. И в том мы, всенижайши рабы ваши, оное наше слезное на него доказателство в самой сущей и действителной, как пред богом, вашему сиятелству предявляем. А когда оное наше на него, Корелина, доказательство мы рабы ваши показуем понапрасну, то в том подвергаем себя к ноижесточайшему наказанию. В наезд главным прикащиком Поповым коликое ж число с нас [121] всенижайших, в прошлом 1774 и 775 году безвинно взято денег и в приезд в вотчину издержено так же и Корелиным с ково взято, о том вашему сиятелству при сем приобщаем ниже сего реестр.

8-е. Имеющияся здесь при селе Архангелском состоящие на речке Юлове две мелницы прикащик Данила Корелин нас, всенижайших, в самой еровой сев в рабочею пору недели по две и более ганял для прудки (т.е. для создания запруд для работы водных мельниц прим. OCR.) оных с подводами человек по сороку и по петидесят и затем мы, всенижайшие, в самую страдную пору в землю и семен никаких не положили, а ныне уже после время хотя кто малое дело и высеел, да и то уже всходами из земли не оказываетца, и в чем истинно он, Корелин, нас, сирот, привел ко всеконечному раззорению и в тогдашнее время несколко приходя у него об осрочке прудкою хоша на одну неделю просили, и он того не зделал, а единственно толко почитал нас, всенижайших, за великое ослушание и в том инных наказывал палками нещадно, без всякаго милосердия.

9-е. Находящеися при селе Архангелском определенной его благородием господином обер-аудитором Иваном Григоревичем Макгутом мелник Петр Григорьев получает со обоих мелниц денежнаго жалованя в год по дватцети рублев, хлеба арженаго одиннацать четвертей да к нему ж определенные из крестьян для обучения один, цаловалников двое, итого три человека, которые никаких податей государственных и мирских мелких поборов не платят, да кузнецу Володимеру Петрову его благородием велено производить в год хлеба арженаго по три четверти, и за таким премногим на них содержанием и нашей сироцкой работой от показанных мелниц помощи никакой нам не предвидитца, а толко упражнаяемса при той работе истинно, государи, понапрасну, но толко в том мы, всенижайшие, приходим в превеликое наше и крайнее раззорение.

10-е. Прикащик Корелин нас, всенижайших, уграживает тем, что якоб мы, рабы ваши, насланные от его высокогравскаго сиятелства Петра Ивановича Панина приказы ругаем и противу их чиним превеликую ослушность, но в том мы, всенижайшие, действително приносим самую сущую и справедливость, что он, Корелин, показывает на нас, сирот ваших, по своей злобе истинно понапрасну, а единственно толко разве он, Корелин, на присланные от вашего сиятелств из домовной канцелярии приказы некогда не взирал, а толко слушал данное от его благородия господина Макгута наставления.

11-е. Находящияся в селе Архангелском с обоих мелниц цаловалники Иван Григорев, Федор Яковлев, пришед в госпоцкой вашего сиятелства дом и обявляли выборному и старосте, что прикащиком Корелиным забрано от них с тех мелниц пшеничной муки в разные числа одна четверть, а у нево, Корелина, в записной книге оказалось в приходе толко один четверик две четверки, а досталную шесть четвериков две четверки он, Корелин, у цаловалников в разные сроки брал потаенно и в книги того не писал; но толко ево, Корелина, в том признаваем за совершенное воровство.

Того ради всенижайшие рабы ваши от мала и до велика, над пред снопы вашего сиятелства, слезно и отечески просим собранные с нас, сирот, безвинно толко по одному представлению на нас Козмы Попова господину Макгуту с имущих крестьян, от которых мы, всенижайшие, и пропитание себе имели, взысканной штраф тысечю дватцать деветь рублев, так же и ево благородием господином Макгутом с нас, сирот, взысканные без дозволения вашего сиятелства сверх тысечнаго окладу со ста з двух душ триста шесть рублев прикажите, государи сиятелнейшие князья Александр Борисович и Степан Борисович з братцами, своею прещедрою и великодушною отеческою милостию, означенные денги нам, сиротам вашим, зачесть в оброчную сумму, в чем ныне мы от того претерпеваем всеконечное раззорение и помираем голодною смертию, а пропитание себе с нови болше имели травою лебедою, а ныне и тое уже у иных не стало и покупают оную на базарах четверть в рубль десеть и в рубль дватцать копеек четверть, и иным крестьяном сиятелнейшие государи, к тому пришло, что и купить уже не на что, от чего сутки по двои и по трои не имеют себе пропитания в мире; не толко чтоб в посторонних вотчинах подания было, но и в своей под сотым окном милостину насилу и едва подадут. И за таким нашим превеликим раззорением и убожеством реченнаго Корелина из нашей вотчины от суда и росправы за таким ево премногим содержанием и напрасным убытком отрешить, а единственно быть по прежнему у нас выборному и старосте, понеже что здесь вотчина вашего сиятелства не хлебопашественная, и прикащиков у нас, сирот, никогда прежде сего не было.

Милости ж вашего сиятелства слезно и отечески прещедрою нашею милостию просим за имевшим ныне у нас превеликим раззорением и гладом приказать нам всенижайшим окладом состоятца в прежнем трехтысечном рублевом окладе, а сего года первой половины оброчных денег не требовать, и состоящие на реке Юлове две мелницы от нас, всенижайших, впредь по прежнему отдать на содержания сторонним мелникам со обезателным кантрактом, также и обо всем единственно показать до нас, сирот ваших, отеческую свою милость, за что мы, рабы ваши, от мала и до [122] велика, пад пред стопы вашего сиятелства, и должны принесть многонеизчислимую нашу рабскую благодарность и за ваше сиятелство о здрави должны вечно бога молить. Государи, смилуйтеся!

К сему прошению вместо вышеписаннаго выборнаго старосты и всех означенной ж вотчины крестьян тое ж вотчины свещенник Михаил Стефанов в самой сущей правде и дествително по долге присяге по их прошению руку приложил.

 

Резолюция кн. А. Б. Куракина: Ивану Соловьеву изследовать истинну тех пунктов сей челобитной, в которых о недостойном поведении прикащиков Попова и Корелина упоминается. Крестьянам же от меня сказать ему, чтоб они, наконец, успокоились, штрафныя денги с них взысканы в должную мзду за их преступление, всякая справедливость будит им во всем доставлена, только, чтобы теперь они в себя вошли в перестали незбыточного просить.

Князь Александр Куракин.

Июня 22-го дня 1775.

Ф. К., № 1241, лл. 214—215 об., 218—219.

ИЗ ИНСТРУКЦИИ И. Г. МАКГУТА.

Приказ Куракиных пензенской вотчины села Архангелского с деревнями и отхожей деревни Гремячева всем крестьяном, вследствии его сиятелства графа Петра Ивановича Панина даннаго мне и вам обявленного повеления, после учиненнаго наказания тех, кои из вас преклонными были к злодейской бывшей шайке, впреть всегда всем вам жить в безмолственном повиновении и послушании у своих началников, кои от меня учреждены и поставлены над вами началствовать, прикащик Данила Карелин с подчинением ему соцких и десяцких, а ему, прикащику, состоять под ведомством у главнаго борисоглебской вотчины прикащика Попова и всегда исполнять по нижеследующим пунктам.

1-е

По тритцати дворов крестьянских с описью посемейно, и с окладными их тяглами раздать под точное ведомство десяцким с тем, чтоб каждой имел власть полную повелевать и при собрании своей десятки наказывать палкою тех, кои им явятца сопротивниками, неприлежными к святой церкви, непослушными, ленивцами, пьяницами, нерадивыми о своем доме и о господской ползе, и не пекущимися заблаговременно с безнедоимочном на сроки платеже податей государственных и поборов окладных, господских и мирских, равным образом и тех безпощадно от наказания содержали, кои самоволно в неизвестные им места хоть и на полсутки отлучатца, или же кто в чюжую десятку на совет входить будут, а тех тотчас за караулом представляли б своим соцким, кои станут евлятца в продерзостях и утверждатца наносным пустым о чем-либо нибуть расказам, виршенкам и басням.

2-е

Каждых 1 десяцких пяти с крестьянами ведомства их подчинить соцким, кои каждой в своей сотни над десяцкими взыскивали и сами смотрели недреманно тово, чтоб все вышеписанное исполняемо было, и со всякою строгостию, за малейшее послабление их, соцкия наказывал б десяцких палкою и все свои приказании соцкие исполняли чрез десяцких, равным образом все подати государственные, окладные помещичьи и мирския зборы собираемы были чрез десяцких з запискою у каждова соцкова в приходныя их книги и со всякою верностию, а в росход чтоб оне их употребляли и с преступниками делали исполнение по твоему приказу, и каждой соцкой ни под каким видом чтоб ни по какому делу сходов мирских отнюдь не собирая, исполнял все наряды и приказы по советам своих десяцких без приглашения к тому других.

3-е

Тебе, прикащику, все свои приказания исполнять и преступникам наказании делать чрез соцких, за всякие ж их подчиненным послабление, оплошности, понаровки преступникам, нерадивости о господском 2 и о настоящей всех пользах наказывать их за первую вину сажая на двои сутки на хлеб и на воду, за вторую палочьем, а за третью плетьми и, сменив, определять на их места из десяцких надежных в лутчих мужиков, а десяцким быть редовым по очереди и по полугоду, соцким же служить [123] по четыре года, получая подмоги с миру каждой по 8 р. в год, с тем естли в оное время безпорочно и исправно службы свои кончат и всегда по срокам подати и оброк с вотчин доставляемы будут безнедоимочно, то по одобрению твоему прислан будет тем из домовой канцелярии приказ, что сыновья их от отдачи рекрутской освобождаютца.

4-е

За подчиненными и самому всегда за всеми смотрет того, чтоб все то, что предписано ко исполнению десяцким, с отвращением всяких могущих быть вредностей, конечно исполняемо было по всей строгости оного пункта, и заставляемы все к упражнению всегда на земледелствию и благоустройствию домов своих без внимания посторонних болтаниев, каждой толко пекущеся о заплате на сроки податей и оброку з строгим наблюданием тово, чтоб в вотчине не было никово преступников по государственным правам и узаконениям, и все подати и наряды платит по срокам и исполнят без отлагателства, имея при вотчине всегда платежныя квитанции и отписки, а преступников содержа под караулом писат к главному прикащику с требованием резолюции.

5-е

Во времена нарядов рекрутских всегда отдавать в рекруты продерзливых, входящих в расколы, внимающих вредным обществу басням, с бестягалных, нерадивых о своих домах и коих приговорят соцкия и десяцкия без разорения тех домов, кои наблюдают свое хозяйство живя безпорочно, и ни под каким видом не преклоняясь никаким злодействам.

Положенной господской на крестьян оброк по три рубли з души всегда чрез два года по расклатке на тяглы, взыскивать с них по окладу...3 года первую половину марта к первому числу, вторую половину к покрову дню, начав со второй половины с нынешнего 1775 года, а первую половину им отсрочит до будущаго года за сущим неурожаем хлеба и всегда оброчные денги переводить в московской дом чрез канцелярию, или на вексель отдавать надежным купцам…4

8-е

Все леса оберегат от порубки и похищения чюжевотчинных крестьян, а в нужных лесах к промыслу тутошних мужиков зделат в некоторых местах и заказ. Чужих же лесов, земель и угодьев отнюдь во владение свое не захватыват ничего, но владет все то, что до 769 году было во владении, зделав з соседми полюбовные межи. Естли чюжевотчин владельцы будут захватывать во владение свое из владения здешних крестьян до 769 году, то о том подавать явочныя челобитные в городской канцелярии, а к домовым делам в Москву репорты присылать.

9-е

На речке Юлове две мелницы мирских, состоящих на оброке по 12 р. в год у чюжевотчинных мужиков, от сего с перваго числа февраля впреть их содержать самем соцким, определив к ним своих мелников на мирском жаловании за присмотром десяцких с тем, чтоб на оных хлеб мололи своим крестьянам безденежно, но толко брали б один лопаташной (т.е. не отборный, а смешанный – прим. OCR.) хлеб, рож, овес, пшеницу и просу по одной четверти четверика из четверти за помол, а с посторонних хлеба вдвое, да денгами по 2 к. из четверти. Оной лопаташной хлеб соцким скапливать в магазейнах мирской со всякою верною в книгу запискою в приход, и раздават его весною взаимно своим мужикам, собирая обратно с них первых снопов с надбавкою по одному четверику на четверть, магазейн построит на удобном и в безопасном от огня месте, а денги в приход мирской принимать, дабы оной хлеб мог делат со временем во время неурожая помочь всем крестьянам на семена и на пропитание тем, у ково ево не будет. Тебе, прикащику, наблюдать, чтоб конечно с оных мелниц до 200 четвертей в год хлеба собиралось и всегда ежегодно присылать ведомости в домовую канцелярию, по коликому числу всякого хлеба именно собрано в магазейн будет стараясь всеприлежно о приращении, содержа их в лутчем порятке, нежели теперь оные есть, и коими чюжия мужики обогащаютца, а свои дают им себя ограбливат вывескою и протчим за 12 только рублев более 200 четвертей хлеба, а как прежней держатель архангелской мелницы дворцовой мужик челобитем обевил, что дочь ево за здешним крестьянином и желает, чтоб ему при оной,..5 то ему тут и быть мелником, а на свинцовскою мелницу обучить здешнева мужика, и за то ему за труд выдавать с архангелской [124] всегда в год по десяти рублев, хлеба по 6 четвертей в год и луг не отнимать и никогда…6 не ссылать ево, а покаместь... * свой обучитца, то ему то…6 по десяти рублев, а хлеба по 5 четвертей в год.

10-е

Каждаго пришедших в возраст мужеской пол в 20, девку в 18 лет женить и замуж выдават. Естли а оные лета мужчины не оженятца, а девки замуж не выдут за бедностию женихов или за свойством, то таковых отдават в рекруты, а з девке брать в мирскую сумму оброку по З р. в год. Естлиж у женихов в вотчине невесты нет за своиством, или за бедностию ево девки не идут за нево, то из мирской суммы у посторонних вотчин купя девку, ево оженить, а своих девок, желающих за чюжевотчинных мужиков замуж итти, выпускат, взяв выводные денги за девку по 10 р. в мирскую сумму, да по 5 р. в господской приход, и дават из вотчины выводныя им писма. Естли вотчины началники пожелают менятца девками, то дозволят, токмо чтоб девка девки стоила здоровем и приданым.

11-е

Чрез подчиненных и самому за всеми крестьянами смотреть тово всеприлежно чтоб во всех селениях охранялись от огня и от всякой вредной нечистоты, и каждой старался пашни свои содержать лутче, нежели как ныне, в хлебородных местах живя траву, а не хлеб едят, чево для заставливат из дворов их всегда навоз отнюдь на збрасывая на реку, сваживать зимою на нивы, где на каждой по болшой ево кучи по перегаранию размятават и земли троит на то чтоб каждой достигал иметь у себя из года в год застойной хлеб.

12-е

Чрез подчиненных и самому всегда наблюдать тово, чтоб все крестьяне з своими семействами были прилежны к святой церкви и ежегодно все исповедовались, сподоблялись причащения святых тайн, отвращая ни под каким видом вкрадаватца в них росколу, яко корень всему злу, и о тех, кои не будут ходить к исповеди6, в домовую канцелярию ведомости ежегодно с обяснением о каждом, зачем, кто не был на исповеди.

13-е

В канторе вотчинного правления всегда иметь настолную книгу, в коей заставливат земских записывать вседневное по вотчине произшествие, всякое уведомление, наряды, приказы, исполнении, выдачи, прием всего, суд и росправу, с коей списки ежемесячно отправлять к главному прикащику.

14-е

Тебе, прикащику, господскова жалования денежнова получат по 15 р. в год, а хлебнова из мирской суммы ржи по 12, круп по 2, пшеницы по 2 четверти, мяса свинаго по 10 пуд, баранов по 15, ездить тебе на собственных лошадях, получая с миру корму на две лошади по 20 фунтов сена и по 1 гарцу (1 гарц /он же гарнец/ = 1/8 четверика = 3,28 л прим. OCR.) овса на каждую лошать в сутки. Земскому давать с мирской же суммы денег по 5 р., хлеба ржи по 6 четвертей, круп по осьмине, писарю по З р., ржи по З четверти, круп по четверику в год.

Дано генваря 16 дня 1775 году в селе Архангелском.

ГИМ, отд. письм. источников‚ № 1245 (по старой нумерации), лл. 205—210.


Комментарии

1. Далее зачеркнуто: четырех, 2, пяти.

2. Далее зачеркнуто: дворе.

3. Неразборчиво.

4. Дальше говорится о порядке взимания податей с крестьян, переселившихся на Сердобу (Борисоглебская вотчина).

5. Неразборчиво. Речь, очевидно, идет о том, чтобы мельнику ведать и второй мельницей, пока «свой обучитца».

6. Неразборчиво.

Текст воспроизведен по изданию: Волнения крестьян пензенской вотчины А. Б. Куракина во время движения Пугачева // Исторические записки, Том 37. 1951

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.