Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

УКАЗЫ ГРАФА П.Б. ШЕРЕМЕТЕВА ЕГО УПРАВИТЕЛЯМ 1.

***

Я положил намерение будущею осенью отправиться в Петербург, ибо граф Николай Петрович будет в Петербурге в начале Июня месяца и, побыв там короткое время, будет ко мне сюда, а с ним, как выше писано, и я осенью возвращусь в Петербург 2. Сего ради заблаговременно даю вам знать.

В Москве, 13 Марта 1773.

***

Пишет ко мне Николай Петрович, чтоб для подарку маиору Тиру, которой в Берлине, сколько гр. Никита Иванович присоветует, выдать денег; а ежели у него столько останется, то он подарит и от себя; также бы и на проезд его из Петербурга до Москвы. Того ради, ежели понадобится деньги подарить Тиру и на проезд Николая Петровича сколько надобно, денег взять немедленно у Юхотских торговых крестьян в Петербурге, а им дать квитанцию на ту сумму, сколько возмешь для платежа в Юхотской волости.

Пишет мне Дюваль, что он вещи, которыя мне надобны для подарка Прасковье Сергеевне, пришлет на той почте.

По обстоятельствам болезни Замятина видно, что он жив быть не может; того ради, ежели он умрет, что было в его ведомстве и смотрении, то есть дом и что в нем есть, деньги, припасы и все, что где есть, все до определения на его место человека, которого я сыщу, принять тебе с описью в свое ведомство и расходы оные по положению моему держать с рассмотрением.

В Мещеринове, 3 Июня 1773. [446]

***

Просил меня г-н Залдерн, который живет в Петербурге, чтоб я в Шампетр для поправления его здоровья дозволил ему приезжать, когда он захочет, а притом ежели он рассудит и пожить; но как я им по отправлению Николая Петровича в чужие края очень много одолжон, того ради не токмо ему в том позволять, но тот дом с гостинными покоями, со всеми службами и оранжереи с садом на нынешний год отдаю совсем в его диспозицию; вам же стараться ему в чем можно в нем показать, чтоб был доволен, и что из него для сбереженья вывезено в Фонтанный дом, все ввезть и поставить по своим местам, где что было при мне и везде как в нем, в верхних и в гостинных покоях, в службах прибрать, чтобы он нашел в нем и во всех покоях такую чистоту, как было при мне. Но как из одной гостинной комнаты обои сняты и взяты сюды, то обить тотчас хорошими и пристойными бумажками, кресла же в ней и в спальне где их нет, надеюсь он пришлет свои, о чем к нему я писал, и то письмо посылаю при сем, которое тебе отнесть к нему г-ну Залдерну, вручить и притом донесть, что вы от меня имеете приказ тот дом со всеми службами и оранжереею и садом, отдать в его диспозицию, и как он об нем прикажет, в свое ль смотрение изволит принять или будет под вашим ведомством, в том так и поступать и сделать по его воле: ибо он человек привыкший жить хорошо, ничего не вымарает, не растеряет и что он скажет, также как совсем прибран будет, писать ко мне, о чем я Замятину писал.

В Москве, 1773 года.

***

Граф Николай Петрович сказывал мне, что он в бытность свою в Петербурге в доме моем и в Шампетре нашел все порядочно, и услугою твоею и брата твоего был доволен, и от посторонних в доме моем слышал везде хорошую рекомендацию, что вам делает честь, и ежели впред то продолжаемо будет по рекомендации Николая Петровича, можешь себя ласкать надеждою быть на месте Замятина. Впротчем буду ожидать, чтоб то заслугою было доказано и давать хороший пример другим, так как Замятин, который всегда мне служил и дому моему делал честь. Николай же Петрович принес ко мне записку, поданную от брата твоего Дмитрия Александрова, что князь Николай Михайлович Голицын на старом приморском моем дворе из большого пруда в нижний свой пруд для течения воды сделал трубу в вершине того пруда, где была плотина, и перекопал и сделал течение в мой пруд, отчего [447] весною рыба может идти вверх; он же-де хочет против моей мызы поднять дорогу выше на пять сажень своим коштом. Того ради то осмотреть, ежели та труба и плотина прорыты на моей земле, то к нему от меня съездить и объявить, что оное сделано в моих дачах без моего ведома, я на то не согласен и делать того не дозволяю, и чтоб он дорогу на моей даче поднял выше своим коштом, я его о том не прошу, а что мне будет надобно я прикажу сделать и сам. Буде же то все сделано не в моих дачах, а сделал он в своих дачах, мне до того нужды нет; поднять же дорогу, как написано выше, на пять сажень, что, надеюсь, написано ошибкою, ибо препорция чрезмерная.

B Кускове, 4 Июля 1773.

***

Газеты, книжка Древняя Вивлиофика, бархат получены.

О продажных вещах из кабинета Брилева, как прежде на двух почтах писал, прислать ко мне реестр, а между тем ежели есть куриозныя окаменелости, которыя не дороже того чего оне стоят, продаются, оныя показать графу Николаю Петровичу и ежели он апробует их взять, оныя сторговать...

На содержание стола г. Николая Петровича 200 рублей взято от Ивана Аргунова из доходов Миллионного дому. Я об Ник. Петр. таперь ничего не полагаю, а жду его сюды; ежели же ему быть сюды не можно будет, тогда о содержании его распорядок будет сделан.

В Москве, 18 Ноября 1773.

***

Что фрукты из саду Фонтанного дому относят графу Никите Ивановичу, г. Залдерну, Кросу и прочим всем, в ком есть нужда, а затем излишние были продаваны, изрядно.

Сельдей два боченка шлют из Голандии гр. Николаю Петровичу, и конесемент на них у г-на Кроса.

В Маркове, 4 Августа 1773.

***

Пишут о гр. Ник. Петровиче, что он слава Богу находится в добром здоровье, а он ко мне пишет, что четыре дня во дворец не выезжал, а для чего, из письма его не видно, чрез что подано мне сумнение, разве он не очень здоров, о чем ко мне, чего ради он не выезжал, отписать.

В Москве, 14 Ноября 1773.

***

При сем послано двенадцать книг в переплете и одна без переплету батюшкина путешествия в чужие края, для раздачи в Петербурге, а кому которую книгу, на всех моею рукою подписано, [448] которыя развезть все и всякому объяви мое почтение. Вручить в том числе г. Володимеру Григорьевичу Орлову, Александру Романовичу для того, что он говорил графу Николаю Петровичу, что он ту книгу хочет иметь, Александру Петровичу Сумарокову, что я ему знаком, его не хотел обойти, чтоб ту книгу и ему не сообщить; протчим же по родству и по знакомству, и как те все книги розданы будут, обстоятельно писать ко мне.

В Москве, 21 Генваря 1774.

***

Реестр кому посланы книги:

1) Графине Анне Карловне Воронцовой.

2) Платону, архиепископу Тверскому.

3) Ивану Ивановичу Бецкому.

4) Графу Роману Ларионовичу Воронцову.

5) Графу Александру Романовичу Воронцову.

6) Графу Володимиру Григорьевичу Орлову.

7) Князю Петру Никитичу Трубецкому.

8) Князю Александру Алексеевичу Вяземскому.

9) Графу Андрею Петровичу Шувалову.

10) Графине Дарье Петровне Салтыковой.

11) Александру Семеновичу Васильчикову 3.

12) Александру Петровичу Сумарокову.

В Москве, 21 Генваря 1774.

***

Образ, которой писан на холсте, плачущую Богоматерь, который прежде стоял Петербургского дому в наугольной комнате, а после поставлен был в галерее с протчими картинами, отыскав прислать. Спроси об ней Ивана Аргунова; может быть, он куда ее в то время, как образа помещали в картинную, девал. Он знает, ибо то поручено было ему. Хотя б с той рамы позолота облезла, то в каком состоянии она найдена будет, прислать можно, а поправить или перезолотить вновь.

В Москве, 7 Апреля 1774.

***

Погорелым в вотчине крестьянам для их спасения от таких случаев впред строиться по положению, чтоб чрез несколько дворов были переулки и улица была широкая.

В Кускове, 25 Апреля 1774.

***

По понедельничной почте вчерашнего числа писем от меня не было за неимением времени на свадьбе графини Варвары Петровны, [449] которая кончилась 23-го числа сего месяца благополучно, и венчались в Кусковской церкви, о чем тебе ведать 4.

В Москве, 25 Февраля 1774.

***

Я Тверскому Платону посылаю шесть эстампов батюшкина портрета, в том числе три в рамочках золоченых со стеклами, а три просто и которые всем трем архиереям по одной в рамочке, Гавриилу и Иннокентию, при отдаче от меня почтения, вручи.

В Москве, 6 Марта 1774.

***

Кухмистра принять на таких кондициях:

1) Чтоб в обеде и в ужине сам держал кушанье всегда.

2) Учеников сторонних ни одного быть в науку не позволяется.

3) Обедать и ужинать ему с протчими официянтами в скатертной и домой ничего не брать.

4) Без ведома дворецкого со двора не отлучаться, а когда куда надо съездить —сведома его.

5) Что касается до распорядку и до раздачи готового кушанья, до оного ему дела нет, и предоставляется то дворецкому.

В Москве, 17 Марта 1774.

***

Что касается до вынутой на Невском дворе у крестьян моих Французской водки, чтоб на дворах моих таких безпорядков и шинков не было, должен смотреть ты, и твое дело за все отвечать. Но ежели та водка у порту и взята за нее пошлина, то в корчемство ставить не велено, и ту водку еще дозволено продавать. Буде оно так, то крестьяне мои виноваты не будут; буде же привезена минуя порту с росписи безпошлинно, или продавана штофами, или дешевле положенной цены, то поставится в корчемство, и ту водку всю конфискуют. Из отписки твоей ничего не видно. О чем выправясь писать в домовую канцелярию и требовать, как с оным поступить и какое средство к защищению крестьян взять наставление.

Сходить от меня к почтдиректору и сказать, что давно не получаю Лаванкурер, также не все и Бруншвицкие газеты.

В Москве, 27 Марта 1774. [450]

***

Экстракт из письма Российского агента Ольдекопа, который пишет:

Птиц, которыя чрез него выписываются, он отправил из Голандии, а именно:

павлина и паву белых.

2 пары Цесарских кур белых.

1 пару кулвер.

1 пару цаплей хохлатых Африканских.

1 пару цаплей малиновых красных.

1 пару гусей Африканских.

1 пару гусей Африканских, большие носы.

1 пару гусей, которые зовутся горелые.

1 пару уток Азиатских.

1 ворон Американский, перья красные с голубым.

1 петух большой и 6 куриц, черные и белые с хохлами.

1 петух и 6 куриц серебряных с белыми хохлами.

1 обезьяна капуцын (оная обезьяна для гр. Ник. Петр., но как он скоро едет в Петерб., то оставить ее до него в Петербурге).

В Кускове, 17 Июня 1774.

***

На гробницу графини Анны Петровны вместо украденной медной доски доску по присланному от тебя рисунку с тою подписью, какая на старой доске была, сделать и укрепить хорошенько, чтоб опять не украли.

В Маркове, 24 Августа 1774.

***

Для завивания мне косы купи в Петербурге лент чорных Французких таких, что прежде от тебя были присланы два куска, прямо на первой почте; ибо ленты все изошли.

В Маркове, 31 Августа 1774.

***

В присланных от тебя календарях простых в долгоденствии превеликая ошибка, надеюсь для того, что они первые и еще не вытравлены были и с такою неисправностью Государыне их не поднесут; того ради, ежели они вытравлены без ошибки, то таких взять два и переплесть в тафту и в золотой обрез прислать ко мне, а притом ежели какие есть и еще календари в выходе, оных всех сортов, взяв календаря по четыре и переплетя также, прислать ко мне не помешкав.

В Москве, 24 Декабря 1774. [451]

***

Купцу Бахарахту в сельце Вознесенском хоромы и с садом на нынешнее лето внаймы отдать и взять с него по рассмотрению твоему что надобно; ибо отсюда предписать цены нельзя, и в переписках пройдет лето.

В Кускове, 6 Июля 1775.

***

Шлет ко мне доктор Мертенс валторны. Поискать в Петерб. моем доме, в казенной, в кладовых чуланах, скрыпок старых, на которых я учился (также и в оставших пожитках после графа Бориса Петровича), и сколько их где сыскано будет, прислать ко мне.

В Кускове, 3 Августа 1775.

***

При сем послан телескоп, который несколько попорчен и не очень чисто показывает. Надеюсь, несколько труба погнута или у объекта глазир затуск. Того ради в Академии Художеств спросить, не могут ли его починить, чтоб он так как прежде был и чисто показывал, или сыскать партикулярных мастеров, которые б его починили.

В Кускове, 6 Августа 1775.

***

При сем послано четыре экземпляра Кусковских видов, состоящих во всяком экземпляре по 13 эстампов, из которых отнесть от меня и при объявлении моего почтения вручить: один экземпляр графине Анне Карловне Воронцовой, другой Ивану Ивановичу Бецкому, третий князю Петру Никитичу Трубецкому, четвертый отдать в библиотеку Академии Художеств.

В Кускове, 10 Августа 1775.

***

На прошедших двух почтах писем от меня к тебе не было для того, что Ея Императорское Величество изволила иметь поход в город Коломну и имела у меня станцию в Маркове и в Мещеринове, где я был и не имел время все почтовые дни писать 5.

В Москве, 19 Октября 1775. [452]

***

Сторговал я в Петербурге чрез Итальянца машиниста Маджия у чужестранного купца Иоган-Георг-Розенфелта восемь статуй, убранных раковинами (из которых одна образцовая принята мною здесь), да три Дельфина и одна Сырень, сделаны из состава, состав сделан на подобие белой глины, и убраны разных сортов раковинами, а Дельфин и Сырень составляют одну групу, которая может ставиться и на большой круглой стол для украшения.

К тому купцу тебе съездить и данной от Маджия адрес ему отдать и те статуи поисправней осмотреть хорошенько и ежели они все целы, то их принять по написанной по-русски росписи, и как первой зимний путь станет, отправить их за хорошим присмотром ко мне в Кусково.

В Москве, 26 Октября 1775.

***

Поехали отсюда в Петербург два человека Агличан (которые всякий год сюды приезжают из Англии с продажными Аглицскими лошадьми и с собаками); они в Петербурге до вскрытия воды живут у Калинкина мосту, у Англичанина Шмита, которой им родня. Того ради сыскать и поговорить с ними, чтоб они будущею весною привезли мне на кораблях три смычка гончих собак, в том числе чтоб было четыре суки и два кобеля, хотя из молодых погодовалых собак, которые хотя б и в гоньбе еще не были, только б были хороших пород; мне оне надобны для заводу, и ежели они согласятся привезть, почем возмут последнюю цену за смычок, с ними договориться, их привезти в Москву. Буде ж они привезти в Москву не согласятся, а чтоб принять их у них в Петербурге, я и в том с ними согласен, и на каком основании, с ними договориться, о том писать ко мне можно. В том, ежели оно ценою сходно будет, написать с ними и контракт.

В Москве, 23 Ноября 1775.

***

Мне надобно в ниш Кусковской спальни сделать павильон такой, что сделан в спальне моей Фонтанного дому. Того ради тот павильон вымерить и притом смерить штоф зеленой широкий, которым в том моем доме обита конторка, будет его на дело одного такого павильона (кроме обивки в нише). Ежели его наберется на дело павильона здесь в Кускове, прислать ко мне чрез почту в Москву.

Я будущим летом намерен пить Пирмонтские воды.

В Москве, 17 Декабря 1775. [453]

***

Что касается до сестры Анны Николаевны 6, Катерины Борисовны, к ней от меня сходить и сказать, что письмо ея я получил, на которое хотел к ней писать сам, да не писал затем, что глазами не очень здоров, а писать буду на будущей почте, а притом как шесть недель пройдет, то она с ведома г. Мартына Карлыча 7 может переехать в Фонтанный мой дом, где ее, покамест она может собраться сюда, поместить, и дать пристойные покои; а притом чтоб она ко мне отписала, имеет ли она при себе бабу и девку, с кем бы сюда приехать могла, также какую карету или сани, из чего я увидя прикажу тебе и как ее отправить буду писать обстоятельно. Но притом надобно, чтоб она от графа Мартына Карлыча взяла какой-нибудь письменный вид, с чем бы она могла сюда ехать, и после не вышли б от него какие притензии, и о всем оном ей от меня объяснить обстоятельно и что она на то скажет, отписать.

Сколько в сельце Вознесенском в хоромах и на старом приморском моем дворе в покоях есть на стенах эстампов выписав, прислать реестр.

В Москве, 28 Генваря 1776.

***

Сказывала здесь приезжая ныне из Петербурга дворянка Чепчюгова, которая вхожа была в дом графини Анны Карловны, будто графиня Анна Карловна завещала дать сестре Анны Николаевны, Катерине Борисовне, денег четыре тысячи рублев и из гардероба платье, и ее Катерину Борисовну берет к себе гр. Мартын Карлович, которая к нему идти согласна; того ради осведомиться обстоятельно и мне дать знать, почему я в том так и расположусь.

В Москве, 8 Февраля 1776.

***

Что касается до Катерины Борисовны, о том буду ожидать как пройдут шесть недель 8 и как узнаю точно ея намерение, по тому и реглируюсь.

В Москве, 11 Февраля 1776.

***

Старого приморского двора для Талызина не чинить, а ежели ему что надобно будет, он сам для себя может починить; а о Шампетре спросить у гр. Николая Петровича, и ежели он для него надобен [454] будет и он прикажет его прибрать, отдаю на его волю. А Талызину может быть, я еще старую приморскую мызу без найму и не отдам; ежели ему надобно будет, он пускай наймет.

В Москве, 28 Марта 1776.

***

Что в Петербурге по нынешним обстоятельствам публично будет делаться, т.е. когда назначен будет день погребения Ея Высочества 9 и какие будут церемонии, также где изволит быть Ея Величество и какие будут походы куда назначены, также во дворце какие будут переделки и о прочем подобном сему, что сведаешь, о том для моего знания писать чрез почту обстоятельно. Здесь слух есть, что будто будут и в Москву.

В Кускове, 26 Апреля 1776.

***

Агличанам дана комисия привесть для меня лошадь Аглицкую. При сем послана от Раевского записка об ней. Осведомиться, приведена ли она; ежели приведена, то сказать от меня гр. Николаю Петровичу, чтоб он ее посмотрел и велел опробовать, годится ль она для моей езды, и ежели она годна, велеть ее отправить в Москву. О гр. Никите Ивановиче Панине, осведомиться чрез гр. Ник. Петр. или чрез кого верно можно знать, как его болезнь пойдет и будет ли ему лучше или хуже и что с ним делаться будет, писать ко мне всякую почту.

В Маркове, 18 Мая 1776.

***

Графу Николаю Петровичу дозволяю жить, где он рассудит; в Вознесенском ежели он пожить хочет, в том отдаю на его волю.

С портрета великой княгини мне хотелось иметь копию, о чем я к Ивану Аргунову писал, чтоб он чрез гр. Николая Петровича старался от Рослена достать; а во оригинале и в копии чтоб он Рослен для меня списывал: мне нужды нет, я его работу имею и так дорого платить не намерен; a мне хотелось достать таким образом, чтоб он с оригиналу дозволил только списать, которую может списать Иван Аргунов, о чем мое намерение гр. Николаю Петровичу сказать и чтоб он, ежели можно, постарался таким образом копию для меня достать. Шампетра ни с которой стороны не огораживать, а оставить его так, как он есть; ежели его кругом огородить, всю ту красу отымешь, которую он имеет, и будет гораздо хуже. (Получено 13 Июня 1776). [455]

***

С Агличанами, которые привезли собак, поговорить, чтоб они мне выписали еще три смычка гончих собак из молодых, которые погодовали, хотя б они и в гоньбе еще не были, только б были от хороших собак и были б с клеймами; ибо которые ныне присланы с клеймами — те лучше.

В Кускове, 4 Июля 1776.

***

Счет аптекаря Даненберга простирается больше пяти с половиною тысяч рублей, что составляет немалую сумму, а притом и вкрадывающегося долгу, чего, чтоб лекарствы браны были в долг, никогда не бывало, а бирались все на деньги, что и было порядочнее, и такой суммы не выходило. Того ради с нижеписанного числа из аптеки лекарств никаких без денег ни на одну копейку отнюдь не брать, а посылать ерлыки с деньгами и брать все на деньги. Даненбергу сказать, чтоб он без денег ничего не отпускал и счетов его впред принято не будет.

В Кускове, 16 Июля 1776.

***

В отдаче с вотчин моих рекрут наблюдать, чтоб шло по моему положению и не былоб маломощным от богатых притеснения и отдаваны были очередные.

В Маркове, 2 Октября 1776.

***

В Петербурге продаются ковры шерстяные волнистые, привозные из Англии; мне сказывали здесь, что их множество навезено, такие, что в каретах Аглицких полы обивают и у графа Никиты Ивановича ими в покоях обиты полы; они не очень широки и на полы их сшивают. Того рода таких ковров поискать купить для обивки здесь наугольной комнаты.

В Москве, 31 Октября 1776.

***

Измайловского полку певчим, которые за неимением церковника пели в домовой церкви, по договору заплатить.

В Москве, 19 Декабря 1776.

***

Поехал отсюда зять Веры Борисовны 10, Иван Александрович Заборовской 11, который просил меня, чтоб для житья его дать покои в Фонтанном моем доме. Того ради, ежели Василий Сергевич 12 из [456] Петербурга выехал, то отвесть ему покои, где он жил; будеж не выехал, то отвесть покои на тойже половине нижние, которые и прибрать, ибо он скоро отсюда едет, и для людей его отвесть покои внизу.

В Москве, 5 Генваря 1777.

***

При сем послан план Кусковского Аглицкого саду, который мне хочется отдать выгравировать на медной доске. На том плане нехорошо сделан виньет; поговорить с Иваном Аргуновым, не знает ли он гравировщиков, которые, может быть, не хуже бы сделали.

В Москве, 16 Февраля 1777.

***

Пишет ко мне Александр Александрыч Нарышкин и рекомендует имеющегося в доме моем золотаря Петра Рыбакова, который в доме его порядочно исправил золотарную работу и считает его хорошим мастером; но как к отделке здесь в Кускове дому такие мастера нужны будут и ныне для разных золотарных работ всегда надобны, того ради его Рыбакова и с женою и со всем отправить сюда, который здесь определится в Кусково, ибо в Петербургском доме работ золотарных никаких нет, и он живет праздно.

По газетам в Петербурге у переплетчика продается книжка “Великопостной конфект”, цена по 40 коп., которую прислать.

В Москве, 6 Марта 1777.

***

Просит меня граф Роман Ларионыч Воронцов, чтоб позволено ему было от меня ездить в дачах Копорских моих мыз с собаками; то как я всегда обязан дружбою Романа Ларионыча, ездить ему дозволить, о чем к нему я писал, а притом послал к тамошнему прикащику указ. Того ради тамошнему прикащику подтвердить, чтоб в силу указу моего он с ним обходился учтивее; быть может, ему случится в моих мызах и ночевать, чтоб как можно ему стараться сделать удовольствие.

Василий Сергеевич будет жить опять в моем доме на прежнем основании.

В Москве, 20 Марта 1777.

***

Описание о бывшем в Петербурге наводнении и разорении страшно слышать здесь; надеюсь, у вас весь город был в превеликой тревоге и страхе; а что именно в доме моем и в Шампетре [457] тем штурмом изломало и испортило, тому прислать обстоятельное описание, и также торгующим в Петербурге крестьянам моим кому именно какой то наводнение сделало убыток, тому учиня верную ведомость прислать ко мне.

В Маркове, 20 Сентября 1777.

***

Какие в Петербурге будут публичные слухи и что делаться будет, о том для моего знания о всем писать ко мне обстоятельно; ибо граф Николай Петрович из Петербурга скоро выедет, и я ни о чем не буду знать,

В Маркове, 27 Сентября 1777.

***

Пишешь, что бывшее в Петербурге 25 числа обыкновенное наводнение сделало большую тревогу в городе. Оное немудрено: надеюсь, прежнее у всех еще в свежей памяти, и забыть некогда.

В Маркове, 4 Октября 1777.

***

Я намерен Фонтанной мой дом вместе с Шампетром одному, ежели будут охотники, отдавать в наем. Фонтанной дом с теми уборами, какие в нем есть, с садами и строением что в них есть, выговоря только покои, которые надобны для людей. Я из Фонтанного дому возму еще нечто из уборов небольшое и шлюбку.

В Москве, 8 Октября 1777.

***

По Петербургским газетам видно, что некоторое общество вознамерилось издавать в свет ежемесячное издание под заглавием “Утреннего Света” 13; вырученные за те сочинения деньги сбираться будут на заведение школ для бедных сиротствующих детей; кто оных желает брать, тому надо подписаться в академической книжной лавке у ком. помощника г. Вилковского; которые из них будут с картинами, те продавать будут от 4 до 50 рублей. О взятье тех сочинений подписаться для меня и взнесть деньги на два экз. с картинами, на лучшей бумаге, и как те сочинения будут выходить, брать по два экземпляра и присылать ко мне через почту.

Купя прислать ко мне чрез почту следующия книжки, которые продаются в 1-й линии, в доме надворного советника Адамовича, у содержателя инженерной типографии X.Ф. Клеена.

Трактир, комедия, или питейная 25 к.

Три разговора из Волтеровых сочинений 25

Жизнь и похождения Российского Картуша 35

Описание свадебных Украинских простонародных обрядов 25 [458]

Забавный магазин или собрание новейших забавных повестей 55

Расскащики забавных увеселительных повестей 35

В Маркове, 10 Октября 1777.

***

При сем послано от меня письмо к Семену Гавриловичу Зоричу, которое отнесть от меня и при объявлении ему от меня почтения стараться вручить самому, а не через людей, если возможно будет принят, и что он на то скажет, ко мне отписать.

В Москве, 30 Октября 1777.

***

Вера Борисовна отсюда едет в Петербург, которой я позволил жить в Фонтанном моем доме, и приготовить для нея покои Варвары Петровны, также нижние, где была образная Анны Николаевны 14. Разумеются в одном этаже к церкви все покои; но как она, надеюсь, скоро и поедет, того ради все те покои прибрать.

В Москве, 30 Октября 1777.

***

Сходить от меня к князю Михаилу Михайловичу Щербатову. Он мне обещал доставить письма батюшкины, писанные от него к государю императору Петру Великому, которые я чрез него и имею по 707-й год, а больше их не имею, и попросить его, чтоб он, какие есть и того 707 г., еще письма приказал скопировать и мне доставить их по 707 год. Писано не очень порядочно, многих нет. Ежели и тех годов еще отыщутся, чтоб пожаловал приказал скопировать же и ко мне доставить и что он на то скажет, о том обстоятельно уведомить.

В Москве, 23 Ноября 1777.

***

Что князь Михайла Михайлыч Щербатов письма батюшкины обещал приказать отыскивать и ко мне присылать, тем я доволен; но как я теперь письмам батюшкиным хочу печатать книгу, того ради еще к князю Мих. Мих. от меня съездить и попросить, чтоб он меня одолжил тем.

В Москве, 7 декабря 1777.

***

Шлюбку со всем ея прибором с подушками и с зонтиком, ежели она исправна, все отправить нынешним путем, когда способнее, в Кусково.

В Москве, 14 Декабря 1777. [459]

***

Что Петербургский господин почтдиректор сочинений Аналь-Лингет обещал для меня выписывать, изрядно, которых от него и буду ожидать; о тех же сочинениях просили меня князь Матвей Алексеевич Гагарин и Петр Иваныч Измайлов. Того ради к нему сходить и попросить, чтоб он для них по два экземпляра тех сочинений выписал.

Дров и уголья для топления покоев, в которых живет Вера Борисовна, и для кухни ея, не покупать, а сказать, что покамест были дрова заготовленные, то издержали, а теперь больше заготовленных нет, а уголья и совсем нет; она прикажет покупать на свои деньги.

В Москве, 18 Декабря 1777.

***

О письмах батюшкиных буду ожидать от князь Михаила Михаиловича на посланное от меня чрез тебя письмо ответ, а сверх того поручена от меня комисия гр. Николаю Петровичу. Поговорите с ним еще о тех письмах. И о колонне тоже приказано поговорить с господином Зоричем ему же гр. Николаю Петровичу, о чем в бытность гр. Н.П. ему напоминать и делать то, что он тебе прикажет. Гр. Николай Петрович отсюда отправится в Петербург 26 числа месяца сего, которого и будет в Петербурге 31 числа, к новому году.

Портрет Петра Великого стоячий большой, который стоит в прихожей Фонтанного дому моего и с рамою, которая на нем, уложа хорошенько в ящик, не помешкав прислать ко мне; из-под него комоду, которая в той же передней, прислать после в обозе в Кусково.

В Москве, 21 Декабря 1777.

***

Мне надобно выписать для Кусковского дому из Англии билиард большой руки красного дерева со всем принадлежащим к нему прибором, т.е. с шарами, киями и мазами 15 и чтоб он был бы только солидной такой, как в Англии делают большие хорошие билиарды. Того ради в Петербурге сыскать надежного человека, чтоб тот билиард выписать.

В Москве, 28 Декабря 1777.


Комментарии

1. См. выше, стр. 275.

2. Кажется, это намерение не исполнилось. И по возвращении из чужих краев единственного сына своего граф Петр Борисович продолжал жить в Московском своем доме на Никольской и в подмосковных деревнях. Петербург ему опостылел по кончине любимой дочери, от брака которой с графом Н.И. Паниным мог он сулить ей к себе благополучие. П.Б.

3. Преемнику князя Г.Г. Орлова в милостях Государыни. П.Б.

4. Младшая дочь графа Шереметева, графиня Варвара Петровна, вышла за старшего сына гетманова, графа Алексея Кириловича, брат которого, граф Андрей Кирилович, был тогда первым лицом при молодом великокняжеском дворе. П.Б.

5. В 1854 году умер сержант гвардии Иван Иванович Мещанинов, сын Иван Демидовича, Коломенского именитого гражданина. Он сказывал, что у них в доме в Коломне останавливалась Екатерина II-ая. Мещанинов помнил что государыня восхищалась местом, где Москва-река впадает в Оку и где Голутвин монастырь, и что она сказала: „Вот где бы следовало быть Москве!” Ей также нравились старинные наряды Коломенских женщин. Екатерина ездила осматривать имения, назначенные ею для Бобринского, которому шел тогда 14-й год и отец которого был за границей. Про эту поездку ея мало сохранилось известий. П.Б.

6. Любимой Калмычки графа, с которой он и переписывался. П.Б.

7. Скавронского.

8. Т.е. по кончине вдовы канцлера, графини А.К. Воронцовой, ур. Скавронской. (1775). У нея было несколько Калмычек и Калмыков. Она была двоюродная сестра императрицы Елисаветы Петровны, и у нея цесаревич Павел Петрович целовал руку, называя ее „ma tante” (семейное Воронцовское предание). П.Б.

9. Великой княгини Натальи Алексеевны, скончавшейся в родах. Любопытен этот слух о поездке в Москву. П.Б.

10. Лопухиной, сестры графа П.Б. Шереметева. П.Б.

11. Известный генерал, который некогда первый из Русских с войском перешел Балканы. Во вторую Турецкую войну, он отправлен был набирать офицеров для нашей службы, и ему молодой Бонапарт подавал о том прошение, но требовал высшего чина, на что Заборовский не согласился (слышано от графа Д.Н. Блудова). П.Б.

12. Шереметев. П.Б.

13. Н.И. Новикова. Выходило три года сряду. П.Б.

14. Анна Николаевна (Калмычка), впоследствии за мужем за Фатьяновым.

15. Мазою в билиардной игре называется женский кий. П.Б

Текст воспроизведен по изданию: Указы графа П. Б. Шереметева его управителям // Русский архив, № 7. 1898

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.