Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НЕИЗДАННЫЙ ДОКУМЕНТ ОБ АРЕНДЕ Н. И. НОВИКОВЫМ ТИПОГРАФИИ МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

С арендой типографии Московского университета связан наиболее плодотворный период деятельности Николая Ивановича Новикова. Достаточно отметить, что под его наблюдением с 1779 л о 1789 г. печатается более восьмисот различных изданий, завоевавших популярность и признание широкого круга читателей России 1. Однако гибель архива университета в пожар 1812 г., утрата значительной части рукописного наследия Новикова затрудняют изучение этого важного этапа жизни выдающегося русского просветителя. Вот почему каждый новый документ о книгоиздательском предприятии Новикова в Москве представляет большую научную ценность для истории отечественной культуры.

Еще в 1772 г., «одушевляясь высокою гражданскою страстию разливать свет образования», Новиков основывает совместно с книгопродавцем К. В, Миллером «Общество старающееся о напечатании книг». Тогда у Новикова зародилась мысль, помимо перевода и издания книг, «стараться» и об их распространении, принимая во внимание то обстоятельство, что «в отдаленных провинциях дворяне и купцы лишены способов покупать книги и употреблять их в свою пользу» 2. Но попытка создания первого издательского товарищества не увенчалась успехом. Выпустив всего восемнадцать наименований переводных и оригинальных сочинений, общество уже в 1774 г. прекращает свою деятельность из-за трудностей сбыта продукции и недостатка средств 3. Отсутствие собственной полиграфической базы, скромные материальные возможности надолго задерживают осуществление мечты просветителя: дать читающей публике дешевую, содержательную книгу. Позднее в ответах на «допросные пункты» секретаря Тайной экспедиции Сената С. И. Шешковского Новиков 4 так объяснял мотивы аренды типографии университета: «В дополнение 16-го пункта о взятии университетской типографии на откуп, что касается до собственнаго моего побуждения к сему, то признаваясь искренно скажу, что хотя любовь к литературе и великое в сем подвиге участие имела, но главнейшее побуждение было, конечно, гордость и корыстолюбие; ибо я видел, что типография была в крайне худом состоянии и я по знанию моему надеялся в скором времени ее поправить и тем себя выказать. Второе, что тогда типография сия была во всей Москве одна, чрез что и надеялся иметь великой прибыток, и располагался так, чтобы продержав 10 лет типографию, сие упражнение оставить и спокойно жить в деревне» 4. К приведенному высказыванию следует, по-видимому, относиться с некоторой осторожностью, учитывая место и обстоятельства допроса. Логично предположить, что Новиков намеренно акцентировал внимание Шешковского на «гордости» и «корыстолюбии», не указывая, каких усилий и личных жертв стоило достижение намеченной цели, являвшейся для него не только средством, обеспечивающим существование, [151] призванием, но и долгом служения отечеству. Сближение Новикова с масонами, главным же образом знакомство с князем Н. П. Трубецким 5 и М. М. Херасковым, получившим 28 июня 1778 г. звание куратора Московского университета, определили важнейшую перемену в жизни просветителя. По их приглашению, как писал впоследствии Новиков: «В 1778 г. был я в Москве и был в доме у них весьма часто, слышал многократно неудовольствие его (М. М. Хераскова.— Л. М.) на типографию; я выпрося дозволение осмотреть оную, после сообщил мое намерение Михаилу Матвеевичу и князю. Он поручил директору университета со мною торговаться, и я остановился на 4500 р. чистаго доходу университету... Представлено было его высокопревосходительству Ивану Ивановичу Шувалову, у котораго я по приезде в Петербург был наконец по происходившим у них перепискам, с прибавкою еще некоторых выгод университету, его высокопревосходительство кондиции мои апробовал и послал в Москву ордер на сих кондициях заключить со мною контракт, который в 1779 году в апреле к заключен» 6.

Оригинал контракта до настоящего времени не был известен биографам Новикова, использовавшим для характеристики условий аренды данные С. П. Шевырева, опубликованные им без какой-либо ссылки на конкретный источник 7. В фонде князей Голицыных Центрального государственного архива древних актов хранится экземпляр подлинного контракта на аренду Н. И. Новиковым типографии Московского университета 8. Публикуемый документ происходит из архива И. И. Шувалова, видного политического деятеля, одного из основателей и первого куратора Московского университета 9.

Значительно дополняя материалы С. П. Шевырева, указавшего в своей работе только срок аренды и размер арендной платы, контракт с исчерпывающей полнотой фиксирует права и обязательства заинтересованных сторон по эксплуатации типографского оборудования, содержанию обслуживающего персонала, ряду мелких хозяйственных вопросов. Заслуживают внимания статьи договора, определявшие расположение типографии, словолитной, книжной лавки и «магазейна», устанавливавшие количество книг и газет, которые должны были выдаваться университету в качестве «обязательного экземпляра», а также условия печати и продажи книг как специально для университета, так и на «партикулярный» счет, условия публикации объявлений частных лиц, государственных учреждений в «Московских ведомостях». Немаловажное значение имеют пункты о цензуре вновь выпускаемых изданий я данные об изготовлении шрифтов, матриц для типографий и переплетных мастерских.

Из документа следует, что официально университет имел дело с одним Новиковым, т. е. он считался единственным распорядителем предприятия, хотя по переписке его с Я. И. Булгаковым известно об участии, вероятно частным образом, еще трех компаньонов. Представляется важным упоминание о новом лице, связанном с [152] арендой, — И. П. Елагине, близком друге Новикова по Петербургу, крупном сановнике, незаурядном писателе и ученом конца XVIII в. Очевидно, что более детальное изучение документа: анализ содержания, сопоставление с другими источниками — даст интересные сведения по истории книгоиздательского, книготоргового дела в России, расширит наше представление о масштабах и значимости просветительской деятельности Н. И. Новикова.

Контракт входит в состав искусственно созданного дела, первые восемь листов которого составляет опись станам, литерам, разным инструментам типографии Московского университета, отданным «от бывшаго содержателя прапорщика Клаудия новым с 1802 года содержателям Ф. Любию и московским купцам Гарию и Попову». Текст его выполнен писарской рукой на бумаге с водяным знаком «Pro patria» — филигранью, наиболее часто встречающейся в рукописях XVIII в., подпись-скрепа и поручительство – автографы Н. И. Новикова и И. П. Елагина. Публикация производится в соответствии с «Правилами издания исторических документов в СССР» (М., 1969).


1779 г. ИЮНЯ 5.—КОНТРАКТ Н. И. НОВИКОВА НА АРЕНДУ ТИПОГРАФИИ МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА.

/л. 9/ Лета тысяща седмьсот семьдесят девятаго июня в 5-ый день. По указу ея императорскаго величества в Канцелярии императорскаго Московскаго университета, заключен сей контракт с отставным армейским порутчиком Николаем Ивановым сыном Новиковым в силу полученнаго от господ кураторов, действительнаго тайнаго советника, ея императорскаго величества обер-камергера и разных орденов кавалера Ивана Ивановича Шувалова и действительнаго статскаго советника Михаила Матвеевича Хераскова, сего тысяща седмьсот седмьдесят девятаго года майя, седмаго числа ордера об отдаче типографии со всеми принадлежностьми в десятилетнее означенному порутчику Новикову содержание на основании приложенных при оном ордере условных пунктов:

1) Состоящая под ведомством императорскаго Московскаго университета типография, словолитная, книжная лавка и со всеми к ним принадлежностьми отдана мне, Новикову, в содержание на 10 лет, щитая сего тысяща седмьсот седмьдесят девятаго года майя с перваго числа, которую и обязуюсь в сие время привести в наилучшее состояние как в разсуждении производства работ, так и чистоты печатания. И вот все те 10 лет содержать оную типографию своим иждивением, делать вновь потребныя вещи, переливать ветхия литеры, словом, производить все работы, не требуя ничего от университета на ее содержание.

2) Все находящаяся ныне в наличности в типографии, словолитной и пунсоштой станы, литеры, инструменты и разныя вещи, к употреблению годныя и негодныя, также и заготовленныя материалы, как то: бумагу, антимонию, сажу, масло, свинец и прочее, описав, при мне или кому от меня поверено будет, что надлежит, щетом и весом, имеющему ныне над типографиею смотрение инспектору коллежскому секретарю Перелывкину, при члене Канцелярии университета, по которой описи все вышеписанное принять с надлежащею роспискою в полное мое содержание и управление с тем, чтоб все то, что принято будет, по прошествии десятилетняго срока возвратить университету в таком же исправном состоянии, как мною и принято

3) Что ж касается до расположения типографии, словолитной, книжной лавки и магазейны, оным состоять в тех же самых покоях, где ныне находятся, а именно: типографии в нижнем этаже каменнаго упиверситетскаго у Воскресенских ворот дома в 6-ти покоях, да магазейну подле /л. 9 об./ оных, в стороне от площади и над нею, где хранятся отпечатанныя книжныя листы, а для варения гарта и к смыванию форм щелоку очагам — под переходами и что за караульнею, книжной же лавке с лица упоминаемаго дома подле Воскресенских ворот и при ней двум [153] палаткам. Да в той же линии по другую сторону ворот 3 покоя, в коих жили университетский книгопродавцы и их прикащики, також и при оных кухня, который покои принять мне в ведомство свое по описи. А для топления в них печей дрова употреблять собственный сваи. Починки же, касающияся до дома, и чищение труб во все сие время исправлять от университета.

4) От нынсшняго книгопродавца Ридигера по силе заключеннаго с ним в университете в прошлом тысяща седмьсот седмьдесят седьмом году контракта и даннаго ему от канцелярии минувшаго майя восьмаго числа ордера, чрез полгода, то есть в будущем ноябре месяце нынешняго тысяща седмьсот седмьдесят девятаго года, принять мне и университет скую книжную лавку со всеми находящимися в ней казенными книгами по описи, за подписанием членов канцелярии с роспискою, с тем, чтоб мне означенный книги чрез своих прикащиков продавать здесь в Москве по нынешним печатным каталогам и по учиненным сбавкам, естьли впредь от господ кураторов по разсуждению, какия положатся, а не свыше, с верною по числам для щету впредь запискою в книги, которыя за шнуром и печатью принимать из Канцелярии университета погодно, не требуя ничего за продажу оных. А выручаемыя от того деньги взносить мне в ту Университетскую канцелярию по третям года при письменных известиях, в приеме которых получать мне надлежащия квитанции того ж самаго дни. А по тому и покои, данныя книгопродавцеву прикащику, иметь мне в своем ведомстве, о коих выше сего в 4-ом пункте сказано. А ежели по истечении десятилетняго времяни окажется в книжной лавке утрата, за то платить мне по назначенной в каталогах цене.

5) Из находящихся в типографии, словолитной, пунсонной, книжной лавке и у перевода ведомостей разнаго звания людей, как то: корректоров, смотрителей, наборщиков, тередорщиков, батыйщиков, пунсонщиков, словолитцов, сторожей и прочих, какия в тех местах состоят, о коих имею я получить имянной список, оставляются на мой выбор нужныя и способныя. Естьли же сыщутся не способныя и не нужныя, о таковых, как при первом /л. 10/ случае, так и впредь, представлять мне университету к разсмотрению. А на места их выписывать вновь иностранных искусных мастеров или принимать из российских по контрактам предоставляется на мою волю. Во все же сие время содержать мне работных людей порядочно, в исправности и не в отягощении, производя всем им, оставленным ныне, получаемое жалованье, или по добровольному согласию с мастеровыми переменить оное для лучшаго поощрения в заработныя деньги.

6) Печатание «Московских ведомостей», продажу оных и сбор за припечатание в них партикулярных известий содержать мне самому вместе с типографиею во все 10 лет с тем, чтоб присылаемыя из Правительствующаго Сената и из паместничеств о разных делах известии и о явленных купчих ведомости, и прочил артикулы, которые от университета печатаются безденежно, во все срочное время, не требуя ничего, припечатывать по силе указов по-прежнему безденежно, естьли впредь отмены не воспоследует. А получаемыя из присудственных мест по вступающим в Канцелярию университета требованиям за припечатание в газетах деньги, записывая их по-прежнему без проронки, оставлять в Канцелярии и оным по прошествии каждаго года делать в той же Канцелярии верное исчисление. Сколько же сего дохода соберется, то число заменять в откупную сумму. А присылаемыя требовании к припечатанию отсылать ко мне в типографию тех же самых чисел, когда оныя вступят непременно. А приносимыя от партикулярных людей о разных материях к припечатанию в газетах известии принимать мне прямо в типографии самому или кому от меня поверено будет, наблюдая при том накрепко, [154] чтоб отнюдь во оных законам и публике противнаго не было. Равномерно стараться, чтобы оныя ведомости были печатаны лучше и чище и были бы более интересны для публики, для чего выбор шрифта литер и формата оставляется на мое произволение.

7) Недокончанныя печатанием в университетской типографии казенный и на партикулярный щет книги, по скольку каждой из оных по заключении сего контракта отпечатанных листов найдется, оныя, описав особо, до окончания всего отпечатания принять их мне под свое смотрение. И сколько в бытность мою каждой книги листов в дополнение еще отпечатается, в том, равно и в собранных до вступления моего на сей год в типографию за газеты деньгах, на основании сего контракта /л. 10 об./ учинить со мною верный рощет, дабы по получении за отпечатание партикулярных книг платы, что следует в казну, доставлено было сполна. А из собранной за газеты суммы по день заключения сего контракта счислять подлежащее число в казну, прочее же оставляется в пользу мою.

8) Установление таксы за печатание партикулярных книг оставляется на мое произволение. Что же касается до таких книг, кои отданы будут университетом для классов, за таковыя брать мне по напечатанной в университетской типографии в тысяща седмьсот седмьдесят второ;м году таксе или табели. Но естьли я из таковых для классов печатаемых книг пожелаю несколько экземпляров напечатать на свой щет для продажи, в таком случае делать мне условие с самими авторами и переводчиками за труды их.

9) Речи, слова и оды торжественныя, кои говорятся в публичных университета собраниях, печатать мне своим иждивением и давать университету для роздачи по 200 экземпляров без переплета, а для продаж дозволяется печатать по скольку я пожелаю. Сюда ж включаются и прежде говоренныя речи и слова.

10) Каталоги для классов, табели, реэстры книг, программы и рапорты, потребныя университету, по приложенным формам печатать мне безденежно.

11) Из напечатанных моим иждивением классических книг, естьли будет потребно университету для классов, то мне давать не по продажной цене, но по типографской, считая по упомянутой таксе или табели то же, что и при 7-ом артикуле.

12) Во все десятилетняго срока время всякой в типографии напечатанной книги давать мне в университет по 10-ти экземпляров без переплета да газетов по 15-ти экземпляров же.

13) Естьли потребно будет какой-нибудь из заведенных или вновь заводимых типографии всяких шрифтов литеры и матрицы, российский или иностранныя, то дозволяется мне обязаться сделать оныя своим иждивением по условию о цене, представя только господам кураторам для какой типографии и сколько тех литер требуется. Равномерно дозволяется ж мне оныя делать и для переплетчиков, кои требовать оных будут, представя о том кому-нибудь из господ главных университета /л. 11/ начальников, наблюдая при том предосторожность, предписанную особым узаконением, из котораго и дать к исполнению записку.

14) Естьли за нужно усмотрено будет мною умножить печатных станов, то дозволяется сие учинить, представя во-первых господам кураторам.

15) Во все десятилетнее время, считая майя с перваго числа тысяща седмьсот седмьдесят дсвятаго года, за дозволение содержать типографию на всем вышеизьясненном платить мне в университет ежегодно по 4000 по 500 рублей в 2 срока: первую половину в начале, а вторую в конце года. [156]

16) Во все упоминаемое десятилетнее время состоять мне и всем при типографии и прочих местах людям под протекциею и защищением университета, пользуясь всеми правами, равномерно и быть под надзиранием главных университета начальников. Также дозволяется мне принимать к себе в сотоварищество или в прикащики кого я пожелаю.

17) Книг, кои будут печататься первым тиснением и нигде прежде в России напечатаны не были, без подписки ценсоров мне не печатать, и ту ценсуру припечатывать у каждой книги. Ежели ж во время содержания моего окажутся в университетской типографии напечатанными какия недозволителыпыя книги и без подписки ценсорской, за то ответствовать мне по законам. Книги же вторым и другим тиснениями вольно мне печатать и без цензуры ж.

18) В случае приключившагося нещастия от пажару, ежели недосмотрением моим оной произойдет, все то, что в типографии сгорит, привести мне в прежнее состояние. А ежели пожар сделается вне покоев, отданных по сему контракту, и типография сгорит, в таком случае университету исправить своим иждивением и привести в прежнее состояние.

19) Во все вышеписанныя 10 лет, что будут в типографии мною присовокуплено, как то: печатный станы, литеры и другие вещи — оное по прошествии срока отдаю я в дар университету.

20) Во все сие время без дозволения господ кураторов мне не отлучаться, а в случае востребовавшихся нужд и, испрося позволение, должен я препоручить типографию, книжную лавку и прочее кому от меня поверено будет.

21) Сей контракт во всем постановлении, без малейшаго изъятия, на все десятилетнее время содержать и по оному поступать мне свято и ненарушимо. Равным образом и от стороны /л. 11 об./ университета содержан да будет в точной ево силе непременно, разве что по общему с обоих сторон согласию вновь поставлено и утверждено будет.

В верном же от моей стороны хранении сего в контракте обязательства до срока порукою по мне господин генерал-порутчик, двора ея императорскаго величества гофмейстер, сенатор и кавалер Иван Перфильевич Елагин. А естьли в течение 10-ти лет я волею божию умру, то его поручительство по смерти моей уничтожается, равно как и по его смерти наследники его поруками по мне быть не обязаны. И в таком случае, естьли со стороны университета потребовано будет, обязан я или представить других поручителей, или вместо поручительства- иметь собственных своих книг в университетском доме в наличности не менее как на 15000 рублей, служащих залогом.

Сей же контракт писан на простой бумаге и без взятья пошлин по содержанию конфирмованнаго о университете в тысяща седмьсот пятьдесят пятом году генваря двенадцатого дня проэкта втораго пункта.

По листам и под текстом подпись: К сему контракту от армии порутчик Николай Иванов сын Новиков руку приложил.

Под текстом: Ручаюсь. Гофмейстер, сенатор и кавалер Иван Елагин.

(ЦГАДА, ф. 1263, Голицыны, оп. 3, № 50, лл. 9-11 об. Подлинник).


Комментарии

1. Мельникова Н. Н. Издания, напечатанные в типографии Московского университета. XVIII век. М., 1966, с. 9.

2. Новиков Н. И. Избр. Соч. М.-Л., 1951, с. 176.

3. Семенников В. П. Раннее издательское общество Н. И. Новикова. СПб:, 1912.

4. Лонгинов М. Н. Новиков и московские мартинисты. М., 1867, прил., с. 101.

5. Николай Никитич Трубецкой (1744-1821) - сын фельдмаршала и генерал-прокурора Н. Ю. Трубецкого, сводный брат М. М. Хераскова. Служил в Берг-коллегии, был не чужд литературе, «писал разные в стихах и прозе сочинения, из коих многие напечатаны в московских ежемесячных сочинениях... Он перевел из «Энциклопедии» священную историю, комедию «Расточитель» и «Перуанские письма». (Новиков Н. И. Указ, соч., с. 358).

6. Лонгинов М. Н. Указ. соч., с. 99.

7. Шевырев С. П. История императорского Московского университета. М, 1855, с. 216.

8. ЦГАДА, ф. 1263, оп. 3, № 50.

9. После смерти в 1797 г. И. И. Шувалова, не оставившего прямого потомства, часть его имущества, личных бумаг, в том числе интересующий нас контракт, перешли по наследству его сестре Прасковье Ивановне Шуваловой, бывшей в замужестве за князем Николаем Федоровичем Голицыным. (Голицын Н. Н. Род кн. Голицыных. Т. 1. СПб., 1892, с. 146).

Текст воспроизведен по изданию: Неизданный документ об аренде Н. И. Новиковым типографии Московского университета // Книга. Исследования и материалы, Сборник XXVIII. М. Книга. 1974

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.