Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К истории крестьян-однодворцев в XVIII веке

В исследованиях социально-экономических проблем Русского государства периода позднего феодализма (XVIII-XIX ее.) большое внимание, в частности, уделяется изучению основных сословных категорий крестьянства. Одну из таких групп государственных крестьян в XVIII веке составляли так называемые крестьяне-однодворцы, исследованию происхождения которых, районов их расселения, служебных обязанностей, правового положения и места среди прочего населения посвящен ряд трудов дореволюционными советских историков 1.

В своей основной массе однодворцы были потомками «служилых людей по прибору». Указом Петра I от 22 января 1719 года они были включены в состав податного населения России и обязаны были платить подушную подать и четырехгривенный оброк. Специфические обязанности, которые выполняли однодворцы: охрана границ Русского государства и служба в пограничных войсках (ландмилиции) — способствовали обособленности их положения среди сельского населения России. Права однодворцев на землю также носили особый характер. Обращает на себя внимание, что, будучи служилыми людьми, однодворцы, однако, не были однородными по своему имущественному положению. Часть из них владела даже крепостными крестьянами, что являлось признаком их зажиточности и свидетельствовало о живучести феодальных отношений в России 2.

Ниже мы публикуем два документа, иллюстрирующие экономическое положение и имущественное неравенство однодворцев во второй половине XVIII века. Они помогают объяснить различие требований однодворцев, изложенных в наказах и «мнениях» в Уложенную комиссию 1767 года 3. Документы представляют собой описи имущества, крепостных крестьян и дворовых людей двух однодворческих хозяйств Тамбовского уезда. Описи были составлены в 1761 году однодворческими сельскими управителями совместно с понятыми-однодворцами с целью выявления «платежеспособности этих однодворческих хозяйств при очередном сборе налога на содержание ландмилиции. Документы отложились в виде заверенных копий в фонде-коллекции Центрального государственного архива древних актов № 1055, оп. 1. «Местные учреждения по управлению однодворцами». Коллекция составлена из сохранившихся до нашего времени делопроизводств однодворческих канцелярий, правлений и управителей за период с 1759 по 1762 годы и содержит в основном дела о повинностях однодворцев и выборе ими однодворческих управителей. Ценность публикуемых документов несомненна, так как каких-либо других данных об имущественном положении однодворцев в фондах центральных учреждений России до сих пор не обнаружено, а публикуемые описи в данной коллекции оказались единственными. Содержащиеся в описях имущества сведения о количестве скота в однодворческом хозяйстве Петра Белевитинова наглядно подтверждают вывод советского исследователя В. И. Недосекина о том, что в Воронежской губернии «в середине столетия (XVIII в. — Н. Т.) отдельные зажиточные помещичьи крестьяне и однодворцы содержали для продажи большое количество лошадей, коров, овец, много коз, свиней и разнообразной птицы» 4. Это говорит о том, что Воронежская губерния в XVIII веке была одной из главных поставщиков скота. При передаче текста документов сохранены особенности языка XVIII века. Дата документа № 1 установлена путем сравнения с другими документальными материалами коллекции. Легенда дана общая для двух документов.

Публикация подготовлена Н. К. Ткачевой. [85]


№ 1

1761 г. — Опись имущества, крепостных крестьян и дворовых людей однодворца деревни Экстали Тамбовского уезда Петра Романова сына Белевитинова

/л. 1/ Двор кругом торожен пластьем. В нем хоромного строения: первая — свясь бревенчитая, в которой 5 покоев. В первом, что спереди на правой стороне, в прихожей горнице печь кафельная, изращатая. Во второй горнице божия милосердия: впереди в малом коностасе (так в документе. Имеется в виду иконостас) 6 образов, в том числе в окладе серебреном 5, шестой — распятие господа нашего Иисуса Христа без окладу; образ Стефаниды мученицы, весь в окладе серебреном, позлащеном; образ-распятие господа нашего Иисуса Христа на вырези; двои складни тройные в окладе серебреном: первыя — вначале спасителев образ, вторые — вначале богоматери знамения; 4 образа в коностасе (так в документе. Имеется в виду иконостас): один — спасителев, две богоматери, четвертой — Николая чудотворца, венец в окладе серебреном;

/л. 1 об./ печь кафельная; стол дубовой раздвижной; поставец 6 резной, в нем посуды: поднос серебряной, 3 колпока серебреные, 6 чарок серебреных, 2 стакана серебреных, поднос оловянной, доска медная, 6 стаканов хрустальных, 3 рюмки хрустальных, 2 чайника медных, 4 чашки фарфоровых, 2 стопы оловянных, блюд оловянных больших — 12, тарелок оловянных — 20, ножей с вилками — дюжина, шандалов 7 медных — 4, кулганов 8 оловянных — 4, кулганов медных — 2, четвертин медных- 3, кострюль медных — 4, ендов 9 медных — 3, котел медовой медной отварной — 1, 2 котла медных лутных. B третьей горнице печь кафельная, постав 10 резной. На левой стороне с приходу, в первой горнице божие милосердие:

/л. 2/ образ спасителев в окладе серебреном; образ Николая чудотворца в окладе серебреном, а житие ево без окладу; 4 образа в коностасе (так в документе. Имеется в виду иконостас): вначале Скорбящая богоматери, весь образ и кругом оклад серебряной, второй — Трех святителей, кругом оклад и венцы серебряные, третей — вначале спасителев образ с угодники, четвертой — преподобного отца Сергия, венцы в окладе серебреном; 4 образа в коностасе (так в документе. Имеется в виду иконостас): первой — вначале Знамения пресвятыя богородицы, кругом и венец в окладе серебреном, второй — вначале архангела Михаила, весь окован серебром, позлащен, третей — богоматери Казанския, венец и во всю оклад серебряной, позлащен, четвертой — вначале евангелиста Матвея и протчих святых угодников, кругом и венцы в окладе серебреном; печь кафельная; поставец небольшой, в нем: 1 скляница, 2 стакана, 2 рюмки хрустальные; рукомойник и тас медные. (Во второй горнице, в которой живут дворовые люди, печь кафельная. Между оных всех покоев — сени и чулан. Горница с комнаткою, бревенчитая с комнаткою переднюю, сени, и в них — чулан.

/л. 2 об./ Конюшня большая, бревенчитая. В ней — 4 чулана, 21 стойло. 2 погребицы бревенчитые, крыты: одно (так в документе) — дранью, другая — соломою. Изба приворотняя, брущатая [с] переднюю, сени пластовые. Два анбара бревенчитыя с навесом, крытые один дранью, другой — соломою. Промежду их сарай пластовой крыт соломою. Сарай пластовой сосноваго лесу без крыши. Три анбара бревенчетые, сплошныя с навесами, крыты соломою. Подле их горница брущатая 11 с подклетом 12 крыто дранью. Изба людская [с] переднюю, горница бревенчетая, и промежду их — сени с чердаком. В сенях же 2 чулана к горнице приделена. Горница ж пластовая с сеньми (крыты дранью). Баня бревенчетая с передбанником (пластовой) крыты дранью. Две избы людския. Пред ними сени пластовые крыты соломою. Три анбара (бревенчитовых — 2, третей — брусовой сосновой) крыты дранью. Промежду сарай пластинной 13 же крыт с одной стороны дранью, [с] другой — соломой. Два анбара, в которые сыплитца хлеб, бревенчитые. Промежду их — сарай пластовой. Крыты соломой.

/л. 3/ В том же числе дворовые люди: Дмитрей Петров. У него — жена Василиса Степанова дочь. У них — дочь девка Василиса.

Клим Петров. У него — жена Пелагея Петрова дочь. У них дети — дочери девки Варвара, Дарья, Степанида, Татьяна. Алексей Петров. У него — жена Агафья Козмина дочь. Тимофей Филипов. У него — жена Стефанида Иванова дочь.

Никита Петров. У него — жена Федосья Арефьева дочь. У него — дочь девка Фекла. Иван Федотов. У него — жена Ирина. Артемей Зотов, холостой.

Вдова Анна Степанова дочь. У нее дети — сын Иван, дочери девки Дарья, Авдотья. Вдова Агафья Емельянова дочь. У ней — сестра девка Аграфена да дочь девка ж Анна Федорова дочь.

Вдова Ирина Иванова дочь. У нее — сыновья Тихон, Максим Яковлевы дети. Вдова Прасковья Купреянова дочь. У ней — дети: сын Максим, дочь девка Аграфена Алексеевы дети.

Вдова Прасковья Иванова дочь. У нее — сын Антон Иванов сын. Вдова Пелагея Сергеева дочь.

/л. 3 об./ Скота, лошадей: На стойле: 2 жерепца вороные; кобыл разных шерстей 32, жеребят двухгодовых — 3, [86] жеребят годовых — 13, меринов езжалых, бурых — 3, коракула — 1. Рогатого скота: коров и быков калмыцкой природы — 65, телят нынешних — 12.

Крестьяне:

во дворе — Сысой Афонасьев. У него — жена Матрена Иванова дочь, сын Петр, зять Дмитрей Петров. У него — жена Катерина Афонасьева. У него ж хоромного строения: 2 избы сосновые, анбар перед тою избою, сени, баня сосновая, анбар липовой. Скота: лошадей — 5, коров — 7, телят — 3, овец — 23, егнят — 9, свиней — 9. Ржи —10 копен, проса — 3 копны. Во дворе — Сафрон Петров. У него — жена Марфа Михайлова дочь. У него — дети Тимофей, Семен, Федор, Егор.

/л. 4/. У него ж хоромного строения: изба сосновая, клеть сосновая ж. Скота: лошадей — 6, хоров — 3, теленок — 1, овец — 8, свиней — 4. Хлеба: ржи — 10 копен. Во дворе Евстрат Петров. У него жена Анна Минеева дочь. У него — сестра родная Прасковья Петрова. У него хоромного строения: изба сосновая, перед нею — сени бревенчетые, против — анбар сосновой же, и скота: лошадей — 4, рогатой скотины, коров — 4, овец — 6, егнят — 3, телок один, свиней — 2.

Во дворе Игнат Федосеев. У него — жена Настасья Денисова дочь. У него — дочь девка Крестинья. Хоромного строения: изба с сеньми, против — анбар, сосновые. Скота: лошадей — 2, корова — 1, овец — 6, егнят — 6, свинья — 1.

Во дворе — Емельян Михайлов. У него — жена Прасковья Кондратьева дочь. У него — дети Никита, Григорей, Герасим, Михей, дочь девка Домна. Хоромного строения: изба с сеньми, клеть сосновые. Скота: лошадей — 2, коров — 3, телок — один, овец — 10, ягнят — 7, свиней — 3. Хлеба: ржи — 2 одонья 14.

Во дворе — Федот Ермилов. У него — жена Аграфена Григорьева дочь. У него — дети Тимофей, Данила, Степан, дочери девки Прасковья, Варвара, Стефанида. Хоромного строения: изба — 1. Скота: лошадей — 3, коров — 1, овец — 2, свиней — 2.

/л. 4 об./ Во дворе — Гаврила Васильев. У него — жена Варвара Васильева. У него — дети Марка, Филип, дочери Евдокея, Акилина. Хоромного строения: изоа, клеть сосновые. Скота: лошадей — 3, корова — 1, овец — 16, егнят — 9, свиней — 4. Хлеба: ржи — 2 одонья, овса — одонья. Во дворе — Казьма Петров. У него — жена Евдокея Евтеева. У него — сын Андрей, сноха Ирина, внука девка Ульяна. Хоромного строения: изба с сеньми сосновые, против ее — анбар, изба ветхая, баня сосновая, погребица сосновая ж. Скота: лошадей — 8, коров — 5, овец — 30, егнят — 10. Хлеба: ржи — 30 копен, овса — одно одонья. Во дворе — Егор Никифоров. У него — мать Пелагея Игнатьева. У него — жена Настасья Артамонова. У него — дети: сыновья Степан, Иван, дочери девки Варвара, Катерина. Хоромного строения: изба ильмовая 15, перед нею — сени, клеть, анбар сосновые; погребица дубовая; конюшня, баня сосновые ж. Скота: лошадей — 8, коров — 1 7, овец — 24, ягнят — 12, свиней — 4. Хлеба: ржи 2 одонья, овса — одонья. Во дворе — Евдоким Титов. У него — дочь девка Анна. Хоромного строения: 2 избы с сеньми, погребица, баня. Скота: лошадей — 6, коров — 3, овец — 9, егнят — 5, свиней — 3. Хлеба: ржи — 10 копен.

/л. 5/ Во дворе — Иван Никитин. У него — жена Федосья Григорьева дочь, дети: сын Федор, дочь Афимья. Хоромного строения: изба сосновая с сеньми, анбар, баня сосновая. Скота: лошадей — 6, коров — 4, овец — 11, егненок — 1, свиней — 4. Ржи — 20 копен. Во дворе — Терентей Дементьев. У него — жена Пелагея Кондратьева дочь, дети сыновья Аверьян, Петр. Хоромного строения: изба с сеньми, против анбара — погребица сосновая. Скота: лошадей — 2, корова — 1, овец — 6, егнят — 4, свиней — 4. Хлеба: ржи — 2 одонья. Во дворе — Антон Емельянов. У него — жена Афимья Алексеева дочь. У него — дети. Иван, Антон. У Ивана — жена Марина Петрова дочь, сын Трофим. Хоромного строения: изба с сеньми сосновыя, баня сосновая. Скота: лошадей — 4, коров — 2, овец — 13, егнят — 10, свиней — 8. Ржи — одно одонья. Во дворе — Иван Терентьев. У него — жена Авдотья Гаврилова дочь, дети Иван, Яков, Семен, девки Матрена, Федосья, сноха Ильина Кузмина. Хоромного строения: изба сосновая с сеньми; перед нею — клеть, баня сосновыя. Скота: лошадей — 4, коров — 2, телок один, овец — 14, егнят — 10, свиней — 3. Хлеба: ржи — одно одонья.

/л. 5 об./ Во дворе — Яков Филипов. У него — жена Марина Максимова дочь. У иего — зять Ермил Дмитриев. У него — жена Матрена Яковлева дочь. Хоромного строения: изба с сеньми, анбар сосновые, баня. Скота: лошадей — 3, коров — 3, овец — 15, егнят — 8, свиней — 4. Хлеба: ржи — одонья. Во дворе — вдова Аксинья Иванова дочь. У ней — дети Степан, Исей, Василей, девка Ирина, внука Авдотья. Хоромного строения: изба сосновая с сеньми, против — клеть. Скота: лошадей — 2, корова — 1, овец — 3. Во дворе — Сафрон Гаврилов. У него — жена Катерина Петрова дочь. Хоромного строения: изба с сеньми, анбар и баня. Скота: лошадей — 2, корова — 1, овец — 6, егнят — 4, свиней — 1. Во дворе — Захар Ильин. У него — сын Иван. У него жена Марья Козьмина дочья. У них — сын Михаила. Хоромного строения: изба сосновая с сеньми, анбар с приклетом. Скота: лошадей — 4, 1 корова, овец — 11, свиней — 4. Хлеба — ржи одно одонья. При том осмотре и описи были сторонние люди: села Стретенского сельской управитель Максим Белобородое, деревни Дальней Липовицы сельской управитель Никола [87] Травин да той деревни Экстали однодворец Василей Большой Толмачев, Григорей Белевитинов, Степан Киселев, Федор Устинов, Гаврила Белевитинов.

/л. 6/ К подлинной описи руки приложены тако:

к сей описи однодворческого управительского правления ведомства коллежского асессора Макова писарь Герасим Резанцов руку приложил; к сей описи Никола Травин и вместо Максима Белобородова руку приложил; к сей описи Василей Большой Архипов сын Толмачев и вместо Федора Евдокимова сына Устинова руку приложил; к сей описи Степан Киселев руку приложил; к сей описи Гаврила Белевитинов и вместо брата своего родного Григорья Иванова сына Белевитина руку приложил.

№ 2

1761 г. апреля — Опись имущества однодворца деревни Ольшанки Тамбовского уезда Василия Серебрякова

Двор огорожен тыном и заметом 16 в столбах, все ветхое. С трех сторон — ворота створчетые.

Во дворе: изба с сеньми, ветхия; анбар сосновой крыт драньем; горница сосновая крыта соломою; два сарая ветхия.

/л. 6 об./ бес покрышки; погребица разного лесу ветхая, дверь на крючьях и петлях железных; баня с предбанником сосновая крыта драньем. Посуды деревянной: две бочки пивных, ушат, корыто пивное, две стойки дубовых, котел небольшой чугунной. Перина с подушкой.

Топор, сошники с полицею 17, коса сенокосная, два серпа. Шуба овчинная нагольная, две пары рубах женских посконныя 18. Скота: лошадь — 1, мерин бурой; жеребенок двулетковый сивой; 1 корова с подтелком; 7 овец старых, 3 молодых. Птицы: гусей — гнездо, две кур индейских, русских кур — 10. Одна свинья. Хлеба в гумне — одно одонья. Ржи в земле посеенного озимого — одна десятина. Земли поместной, и людей, и крестьян не имеется.

А при описи были села Стретенского однодворцы: Василей Потапов сын Серебряков, Алексей Насильников, Алексей Богданов, Иван Толмачев, Гаврила Богданов, Захар Шатров.

К той описи руки приложили тако:

к сей описи канцелярист Василей Аврамов руку приложил; к сей описи однодворец Василей Серебряков и вместо однодворцов Алексея Богданова, Захара Щагрова по их прошению руку приложил; к сей описи Иван Толмачев и вместо Алексея Насильникова, Гаврилы Богданова по их прошению руку приложил.

ЦГАДА, ф. 1055, оп. 1, 1761, д. 861, лл. 1-6.

Заверенные копии.


Комментарии

1. Я. Соловьев. Об однодворцах. «Отечественные записки», т. 69, 1850; Н. А. Благовещенский. Четвертное право. М., 1899; В. И. Семевский. Крестьяне в царствование ими. Екатерины II, т. 2. СПб., 1901; А. В. Милов. Однодворцы. «Советская историческая энциклопедия», т. 10, стр. 479; Ф. И. Лаппо. Наказы однодворцев как исторический источник. «Исторические записки», т. 35. М., 1950; его же. Ревизские сказка как источник по истории русского крестьянства. «Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1960 г.». Киев, 1962; В. И. Недосекин. Обострение борьбы за землю между помещиками и однодворцами Воронежской губернии в середине XVIII в. «Известия Воронежского гос. пед. ин-та», т. 19, 1955; «Очерки по истории Воронежского края», т. 1. Воронежский гос. университет. Воронеж, 1961; М. Т. Белявский. Крестьянским вопрос в России накануне восстания Е. И. Пугачева. М., 1965; и др.

2. См.: Ф. И. Лаппо. Ревизские сказки как источник по истории русского крестьянства, «Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1960 г.». Киев., 1962. 1

3. См.: «Русское историческое общество», сборники 4, 14, 32, 36, 115.

4. В. И. Недосекин. «Очерки по истории Воронежского края», т. 1. Воронежский гос. университет. Воронеж, 1961, стр. 135, 155.

5. Пластье, пластовый лес — доски.

6. Поставец — посудный шкаф.

7. Шандал — подсвечник.

8. Кулган — кувшин для кваса.

9. Ендова — большая медная посуда.

10. Постав — то же, что поставец,

11. Сделанная из брусьев.

12. Нижнее жилье в деревянном доме,

13. То же, что пластовый.

14. Кладь хлеба в снопах.

15. Вид дерева.

16. Досчатый забор (доски закладываются в пазы столбов).

17. Деревянная или железная дощечка, выполняющая роль лемеха (для отвала земли).

18. Изготовленные из самодельного холста.

Текст воспроизведен по изданию: К истории крестьян-однодворцев в XVIII веке // Советские архивы, № 1. 1971

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.