Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПЯТЬ ПИСЕМ

ИЗ СЕМЕЙНОЙ ПЕРЕПИСКИ ПРОШЛАГО СТОЛЕТИЯ

(ПИСЬМА ИЗ АРХИВА ВОТЧИННОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ДЕЛУ КНЯЗЕЙ ДОЛГОРУКОВЫХ)

1. От княгини Марии Абрамовны Воротынской 1 к сыну, с припискою на имя его второй жены.

Князь Юрья Романович 2, желаю вам здравствовать и с княгинею 3.

Поздравляю, батюшка, с княгинею и желаю вам всякаго благополучия и множество лет, и радуюся тому, что тебя Бог пожаловал достойную жену; и слышу от всех похвалу ей, только я не удостоилась ее видеть и не надеюся и впредь ее видеть за своею болезнию; и лежу уже месяц и боле при самой смерти и целой день не говорила. В моей болезни меня утешают брат твой 4 и сестра с мужем 5. Да удивляюся, батюшка, что ты не писал к сестре о своей радости: ко мне и к брату писал, а к ней не писал и что тому причина? 6 Ты сам известен, как она к вам горяча, не токмо она – и зять; и она теперича сумневается, что вы не сердитесь ли на нее, а она перед вами ни мыслию не виновата; и сам разсуди, что она у вас одна, а князь Николай (брат князя Юрия Романовича – прим. Ю.Толстого) ее любит и безпрестанно к ней ездит. Да прошу, батюшка, вас, чтобы мне пожаловали фалетора 7, а Пронька у меня был фалетором, и я его отпустила в Пролом, и теперича мне и к обедни не с кем выехать, не только что куды в гости; а вы, как были в Москве, обещали мне дать другаго фалетора. Хотя бы изо Ржева приказать какого малаго привезти, да бабу, которая могла б за птицами ходить. А деньги 50-ть рублев приняла и оныя за долг все отдала. Да покорно прошу, чтобы приказал прислать деньги за поминовение князь Федора (сын князя Юрия Романовича от первого брака – прим. Ю.Толстого) 8 и за сорокоуст, и оных денег надлежит 45 р., а Богоявленский архимандрит по всем Воротынским (т.е. Долгоруковым – см. прим. 1 – прим. OCR) ездит и жалуется, что ему деньги не заплачены, а меня из двора не спускает; также и попы. А за шапку его (умершего князя Федора – прим. OCR) на силу взяла 8 р. и то заплатила за псалтырь, что над постелей читался. Покорно прошу, сотвори со мною Божескую милость – напомни мое рожденье, пришли оныя деньги за поминовение, чтобы ему в клятве не быть и мне бы в стыд не остаться. Да еще, батюшка, прошу, что на нынешний год и на прошлой не пожаловали мне мяса, а жаловали по пятнадцати пуд: прошу (в)место того купить мне в Карачеве (князь Юрий Романович [т.е. Владимирович – см. прим. 1 – прим OCR] в 1768 году стоял с своим полком в Карачеве – прим. Ю.Толстого) полпуда кофию, а там дешев, а здесь (в Москве – прим. Ю.Толстого) очень дорог. Да изо Ржева прикажи мне прислать к Успеньеву дни 20-ть баранов; а ежели нет 20-ти, то на место того хотя двух бычков; также присылали ко мне куры и яицы. А за присланныя деньги 50 р. Благодарствую. При сем посылаю мое матернее благословение. Будь, свет мой, Богом храним и Его Богоматерью и всеми Святыми угодниками.

Приписка.

Государыня моя невестушка, княгиня Марья Семеновна, желаю вам здравствовать и с князем, и радуюся, матушка, и благодарю Бога моего, чтоб Бог мне пожаловать достойную невестушку и надеюся, что буду вами радоваться не только здесь, и в будущем будет душа моя вами радоваться. Покорно прошу, чтоб меня любить и в старости меня не оставить; а я вас, матушка, принимаю не за сноху, но за дочку и равно с дочерью буду вас любить. Поговори, матушка, князю, чтоб он писал к сестре; и она вам всегда будет во всем служить. И остаюсь доброжелательная вам свекровь ваша княгиня Мария Воротынская (т.е. Долгорукова – см. прим. 1 – прим. ОCR). 1768 году Февраля 22 дня.

2. От князя Николая Романовича Воротынскаго (т.е. Николая Владимировича Долгорукова – см. прим. 1 – прим. OCR) к брату, с таковою же припискою.

Государь мой братец князь Юрья Романович (т.е. Владимирович – см. прим. 1 – прим. OCR). За неимением долгое время от вас писем ныне я от вас получил письмо и, уведомясь о вашем здоровье, весьма радуюсь, и что вы изволили жениться, (с) тем вас поздравляю и прошу впредь уведомлением о состоянии вашего здоровья меня не оставлять.

Человек ваш Василий приехал в Москву и начал за делами ходить и ежели б вы здесь сами с начала зимы были, то б ваши дела окончены были, для того что обер-секретарь вам знаком; а ныне он в Питербурге 9; однакож я буду стараться, токмо жалею, что более трех недель здесь не пробуду: поеду в Дорогобужскую деревню и там буду лето жить. – Ежели вам угодно вороная лошадь Г-о-р-д-а-я, которую изволили торговать, а ныне за нее давали здесь в Москве 80 р., и я для того не продал, разсуждая: не угодно ли вам будет? Того ради ее во Ржевскую деревню отослал. А другая здесь в Москве вороная, называется Т-а-н-ц-м-е-с-т-е-р, которую вы изволили видеть в Москве. И оне, как первая, так и другая, очень хорошо выезжены в манеже; с того времени, как вы изволили видеть в манеже езжены. А вам хотя на ярмарке покупают лошадей, только тонкошей и низкопереды и жидки; а эти лошади Немецкия. У меня ж ныне кроме этих приведены из Уварова восемь лошадей – все вороныя и немалы ростом; по пяти лет, настоящи Датски, не той породы, которых вы видели, а от вороного жеребца, котораго вашего полку ротмистр Страхов видел. Есть ли надобно в полк, извольте присылать офицера ко мне в Дорогобужскую деревню: я всех продам по вышеписанной цене. И их жаль под карабинеров употреблять: оне годны для езды штаб и обер-офицерам. – Деньги, которыя затрачены на погребенье сына вашего князя Федора Юрьевича, прошу приказать ко мне прислать: я ныне крайнюю надобность в деньгах имею; а на ком хотя мои деньги и есть, не могу еще получить. А оных денег человек мой Илья подал реэстр 172 рубли; а я не знаю, столько ль они с Семеном человеком вашим издержали; я был в деревне и не знал, как он скончался; по приказу матушкину они покупали и ежели бы у меня денег не случилось, то б и похоронить было нечем, а занять негде и в стыду бы вы превеликом были. А ныне к матушке приходят из Богоявленскаго монастыря и покоя не дают за сорокоусты и за псалтирь требуют денег; и вам оных денег до двухсот рублев жалеть нечего – он уже у вас больше наследства не попросит, да и после его платья рублев на сто осталось. И прошу оныя деньги прислать; а ежели, паче чаяния, оныя деньги меня не застанут, то прошу пожаловать приказать моему человеку Илье отдать; а он здесь в Москве будет. И остаюсь брат ваш и покорный слуга князь Николай Воротынский (т.е. Долгоруков – см. прим. 1 – прим. OCR).

Приписка.

Государыне моей княгине Марье Семеновне приношу мое усердное почтение и за приписку покорнейше благодарствую, себя ж вам рекомендую в неотменную приязнь, и остаюсь ваш покорный слуга князь Николай Воротынский (т.е. Долгоруков – см. прим. 1 – прим. OCR) от 22 дня Февраля 1768 года.

3. От княгини Марии Абрамовны к невестке.

Моя государыня невестушка, княгиня Марья Семеновна, желаю вам здравствовать с матушкой и с братом 10.

Отпиши, матушка, ко мне, какова ты ныне в своем здоровье. Письма и деньги получила и за оныя благодарствую. Да отпиши, матушка, как ты с князем (князь перед тем с полком выступил в поход – прим. Ю.Толстого) 11 разлучилась; а я, матушка, сердцем сожалею о вас, что ты как эту горесть перенесла: того ради, что вам еще первая. Только прошу вас самим Богом, пожалуй – не крушись. И ежели, матушка, ко мне письма не будут, а к вам будут, пожалуй, матушка, отпиши об нем, что он здоров ли. – А я, матушка, в старости и в дряхлости и не знаю, как могу эту горесть перенесть, и боюся, чтобы безсудной смертью не умереть: он, матушка, мне чрезмерно дорог. Да поздравляю, матушка, вам в день тезоименитства вашего и желаю вам нынешний год благополучно его препроводить. Да послала вам, матушка, дорогая именинница, маленький презент – новоманерный платок: изволь носить на здоровье, а нынеча их носят на шее и на головах. А на большой презент не прогневайся, что за скоростию и за худым путем послать не можно. А у меня сделана вам новоманерная шапочка; только пожалела послать, чтоб оне не измяли. Да изволишь писать, что послала для моей провизии в деревню; и я за оное благодарствую; только, пожалуй, матушка, пришлите мне мальчика, а баранов прикажи прислать к Успеньеву дню, тако же кур и яицы. Да приказала вам объявить почтение свое дочь моя Аннушка (см. прим. 5), и при том же поздравляет вам, дорогой имениннице, и желает вас нынешний год видеть во всяком благополучии; а на письма ея просит не прогневаться, что она сама не может (писать), и муж ея не может. И я, матушка, истинно, на них глядя, сокрушалась. Остаюсь доброжелательная вам свекровь ваша княгиня Марья В. 1769 года Марта 13 дня.

4. От князя Николая Романовича (т.е. Владимировича – см. прим. 1 – прим. OCR) к брату с припискою на имя его жены.

Государь мой братец Юрья Романович (т.е. Владимирович – см. прим. 1 – прим. OCR).

Письмо от вас я получил и весьма порадовался, услыша об вас, что вы в добром здоровье; а я от вас более года писем не получал; а я от вас более года писем не получал; я ж при всяких оказиях, да и сверх того на почте к вам писал, а как уже от вас писем не получал и зная, что вы действительно мои письма получили, а ко мне писать не изволили, и для того я уже к вам и писать перестал, зная, что вам тем я наскучил.

Прошу уведомлением о вашем состоянии меня не оставлять. Я, слава Богу, здоров с женою и с сыном 12 и пробудем до весны в Москве. И остаюсь брат ваш и покорный слуга князь Николай В. (т.е. Д. – см. прим. 1 – прим. OCR).

Приписка.

При сем вам, государыня моя невестушка княгиня Марья Семеновна, приношу мое усердное почтение и остаюсь вам покорный слуга князь Николай В. (т.е. Д. – см. прим. 1 – прим. OCR). Марта 17 дня 1769 года.

5. От княгини Марии Абрамовны к невестке.

Государыня моя невестушка, княгиня Марья Семеновна, желаю вам здравствовать на множество лет.

Письмо от вас получила и за оное много благодарствую и впредь прошу, чтобы я утешена была вышими письмами, которыя всегда сердечно слышать желаю. Посылаю, матушка, вам благословение – крест с мощами; хотя, матушка, не сподобилась вас видеть, однакож посылаю мое грешное благословение. Благодарствую, матушка, за гарнитур (оборка для платья – прим. Ю.Толстого); а мне, матушка, не столько гарнитур мне дорог, как мне мило, что вы меня утешили; и я, матушка, ничего не желаю кроме того, чтоб вы меня сердечно любили; а я, свидетельствуюся Богом, так вас люблю – ровно с своею дочерью. Пожалуй, матушка, отдай от меня поклон своей матушке и братцу (см. прим. 10). Да попомни, матушка, князю, чтобы прислал деньги за поминовения. Доброжелательна вам свекровь ваша княгиня Марья В. (т.е. Д. – см. прим. 1 – прим. OCR).

[ПОСЛЕСЛОВИЕ]

Предшествующие пять писем найдены мною в одном архивном деле, которое началось производством в 1776 году в 3-м департаменте Государственной Вотчинной Коллегии. По своему чисто семейному характеру, по разным подробностям, относящимся до быта нашего дворянства во второй половине прошлого столетия (имеется в виду XVIII век – прим. OCR), наконец по резкому отличию склада речи и самых приемов переписки в трех из них, писанных матерью, от остальных двух, писанных сыном, письма эти показались мне заслуживающими внимания лиц, изучающих быт того времени.

Как простодушно смешение матерью в письме к сыну и поздравления со свадьбой, и требования денег за похороны внука «чтобы ему в клятве не быть, а мне в стыде не остаться»; и просьбы о присылке фалетора и птичницы и кофея, который «в Карачеве дешев, а в Москве очень дорог», и «двадцати баранов, а ежели нет двадцати, то хотя двух бычков».

Не чужды своеобразности и письма «брата и покорнаго слуги», который, очевидно, по своему времени был светский человек, а все-таки за один прием и торгует своему брату лошадей, и пишет приветствие его жене, и требует себе возврата денег за похороны племянника, с колкостию замечая, что если бы эти деньги им не были даны, то бы «в стыду превеликом вы были», и что денег этих «жалеть нечего – он уже у вас больше наследства не попросит».

Такия черты нравов, такие оттенки отношений матери к сыну, брата к брату могут встречаться лишь в письмах семейных, а этот разряд писем редко когда попадает в печать и потому почти неизвестен любителям старины нашей. Причина тому понятна: правительство почти по всем ведомствам открыло нам сокровища своих архивов; столбцы или страницы исторических изданий собирают из них богатую жатву официальных писем; но архивы семейные, при своей малочисленности (сколько их сгорело в 1812 году в Москве, сколько их употреблено на растопку печей и продано с веса на рынок!) не столь доступны как правительственные, и редкий из наших дворян решается допустить исторического исследователя до прочтения писем, обнажающих задушевные тайны предков. Поэтому я был особенно рад счастливой случайности, по которой я нашел приведенныя письма в канцелярском архивном деле. Объясню, как они туда попали.

Сын княгини Марии Абрамовны и старший брат князя Николая (писавших эти письма), князь Юрий Романович Воротынский, вслед за смертию своего сына от перваго брака, князя Федора, женился вторым браком на дочери вдовой Карачевской помещицы, девице Марии Семеновне Звенцовой. Невестка была, судя по письмам, довольно радушно, хотя и заглазно, принята в семью своего мужа: свекровь приняла ее «не за сноху, а за дочку»; деверь поспешил «принести ей усердное почтение» и «рекомендовать себя в неотменную приязнь»: но когда, семь лет спустя, муж ея умер, и она обратилась в Вочинную коллегию с просьбою «о вводе ея во владение в указной части, а дочери ея княжны Варвары в достальной недвижимаго имения с людьми и со крестьяны» покойнаго князя Юрья: то одновременно с нею в ту же Коллегию вошел с прошением тот же ея деверь, князь Николай, который заявил единственными законными наследниками к сему имению себя и в указной части свою невестку, «генеральшу княгиню Прасковью Васильевну Воротынскую», а по врзникшему спору объяснил, что эта княгиня Прасковья Васильевна «по самую кончину его брата, а ея мужа князя Юрья была жива». Началось тяжебное дело, которое едва кончилось одиннадцать лет спустя, в Январе 1786 года.

По делу этому открылось, что действительно умерший 29 Сентября 1775 г. в чине генерал-майора князь Юрий Романович, в 1749 году, быв сержантом л. гв. Семеновскаго полка, женился на вдовой по первом муже Прасковье Васильевне, которая умерла менее чем за месяц до него (5-го того же Сентября 1775 года) и что следовательно, второй его брак с Марьей Семеновной Звенцовой, совершившийся в 1768 году, был венчан при жизни первой его жены. Но в тоже время обнаружилось, что за несколько лет до этого втораго брака своего мужа, княгиня Прасковья Васильевна была розыскиваема местною провинциальною канцеляриею по извету об укрывательстве раскольников, бежала из имения своего мужа и возвратилась туда лишь за несколько дней до своей смерти. Не излишне пояснить, что имение это находилось в Шацкой провинции, а что второй брак князя венчан был в Карачеве.

При самом начале этой крайне любопытной и исполненной самыми разнообразными эпизодами тяжбы, второбрачная княгиня Марья Семеновна представила те письма, которыя выше напечатаны, в доказательство, что не только мать ея мужа признавала ее снохою, но и что противник ея, князь Николай, письменно называл ее своею невесткою – законною женою своего брата князя Юрия.

Разсказ мой был бы не полон, если бы я не сказал, что спорное наследство было предоставлено княгине Марии Семеновне и ея дочери княжне Варваре Юрьевне, в ущерб законных прав князя Николая Романовича. Но решения судьбы непреложнее решений присутственных мест: княжна Варвара Юрьевна скончалась после своей матери без потомства, и родовыя имения возвратились в род законных наследников; ими владеет ныне внук князя Николая Романовича Воротынскаго.

Из уважения к этому внуку (лицу не только по своему высокому сану, но и по личным качествам снискавшему себе всеобщее уважение) 13 настоящая фамилия выведенных здесь лиц – заменена другою, давно угасшею, но столь же славною в наших летописях (Ю.Толстой заменил не только фамилию, но и отчество братьев Юрия и Николая – см. мои примечания к письмам – прим. OCR). Надеюсь, что интерес изложенных фактов и быто-описательное достоинство печатаемых писем не пострадают из-за того только, что я не решился огласить в печати настоящее имя двоеженца – роднаго дяди отца того сановника, который (как до него его отец 14 и его брат 15) употребляет на дела общественнаго благотворения и на пользу государственной службы доходы с тех имений, которыя едва было не были безвозвратно исторгнуты из владения его знаменитаго княжескаго рода.

Юрий Толстой 16.


Комментарии от OCR:

1. княгини Марии Абрамовны Воротынской – как следует из последнего абзаца Послесловия Ю.Толстого (см. ниже) княжеская фамилия была им при публикации писем заменена. Род князей Воротынских к 1768 г. уже давно угас. Пользуясь остальной семейной информацией из писем, специальной литературой по генеалогии (Петров П. Н. «История родов русского дворянства», СПб , 1886 [Переиздание: М., 1991. т. 1-2.]; Думин С.В., Гребельский П.Х. «Дворянские роды Российской империи. Том 1. Князья», М., ИПК "Вести", 1993; Долгоруков П.В. «Российская родословная книга», СПб, 1855 и др.), а также материалами Русского Биографического словаря, Словаря Брокгауза-Эфрона и Большой Советской энциклопедии, мне удалось установить, что речь здесь идет о князьях Долгоруковых. Только кроме фамилии Ю.Толстой изменил еще и отчество братьев. Князья Николай и Юрий, а также княжна Анна были детьми кн. Владимира Владимировича Долгорукова (ок. 1685 – 1750) и Марии Абрамовны, урожденной Хитрово (1689 – после 1769).

2. князь Юрья Романович – т.е. князь Юрий Владимирович Долгоруков, генерал-майор, (1730 – 29.09.1775). Непростую историю его браков – см. Послесловие.

3. с княгинею – имеется в виду вторая супруга князя Мария Семеновна Звенцова, брак с которой кн. Юрий заключил (обвенчался) в 1768 г., уже после смерти своего сына (см. далее).

4. брат твой – князь Николай Владимирович Долгоруков, старший брат кн. Юрия, (1716 – 1782).

5. сестра с мужем – княжна Анна Владимировна (1728 – 1786 гг.), и ее муж Сергей Иванович Измайлов (1722 – 1782 гг.), нижегородский губернатор (1760).

6. причина молчания кн. Юрия о своем втором браке – соблюдение норм приличий того времени: ведь формально он являлся двоеженцем, и сообщать об этом супруге губернатора – чиновника высокого ранга, - было совсем неэтично. К тому же дело имело уголовный налет: первая жена Прасковья Васильевна Вышеславцева в 1763 г. была обвинена в укрывательстве староверов и пособничестве им. Она скрылась от преследования местной канцелярии II департамента Сената, бежав в неизвестном направлении. Появилась она в Шацком имении Долгоруковых лишь за несколько дней до своей смерти в 1775 г., а на 1768 г. ее судьба оставалась неизвестной, что морально позволило князю Юрию вступить во второй брак. Ведь первая-то жена уже пять лет безвестно отсутствовала. См. также Послесловие.

7. фалетор – народное произношение слова форейтор (нем. – передний всадник). Служитель (обычно мальчик или мужчина небольшого веса), сидевший на первой упряжи при запряжке цугом и управлявший первой парой. В более широком смысле (как и в данном случае) этим словом обозначали просто кучера.

8. князь Федор – князь Федор Юрьевич Долгоруков, (ок.1752 – 1768 гг.).

9. обер-секретарь вам знаком; а ныне он в Питербурге – тут имеется ввиду обер-секретарь II департамента Сената Анисим Титович Князев. В его обязанности входил прием апелляций по уголовным делам. Видимо кн. Юрий желал решить вопрос по поводу своей первой супруги: двоеженство для карьеры офицера само по себе плохой факт биографии, а тут еще и уголовно-антигосударственная деятельность пропавшей Прасковьи Васильевны. Что и как хотел решить князь Юрий, нам осталось неизвестным: к Князеву он обратиться не успел. В том же 1768 г. А.Т.Князев по указанию Екатерины II был освобожден от обязанностей обер-секретаря и занялся исключительно межеванием.

10. княгиня Марья Семеновна, желаю вам здравствовать с матушкой и с братом – о семье Звенцовых известно очень мало. К 1768 г. отец Марии Семеновны уже скончался, а ее мать была небогатой помещицей Карачевского уезда.

11. поход, в который выступил со своим полком князь Юрий Долгоруков – русско-турецкая война, начавшаяся 5 октября 1768 года.

12. с женою и с сыном – женой кн. Н.В.Долгорукова с 1754 г. была Екатерина Андреевна, урожденная Станкевич. Сыновей у кн. Николая к 1769 г. (время написания приводимого письма) было уже трое: Иван (род. 1755), Николай (род. 1757) и Илья (род. 1760). Какой из них здесь имеется в виду – не ясно.

13. внук – тут имеется в виду генерал-губернатор Москвы, генерал-адъютант князь Владимир Андреевич Долгоруков, (03.07.1810 – 20.06.1891 гг.).

14. отец – князь Андрей Николаевич, (1772 – 1834 гг.), младший сын кн. Николая – автора двух из публикуемых писем.

15. брат – из многочисленных братьев известного генерал-губернатора здесь подразумевается военный министр, шеф жандармов, генерал-адъютант князь Василий Андреевич Долгоруков, (1803 – 05.01.1868 гг.).

16. Толстой Юрий Васильевич – (09.06.1824 – 02.01.1878 гг.), тайный советник, сенатор, товарищ обер-прокурора Св. Синода, известный историк, автор ряда монографий и публикаций в журналах.

Текст воспроизведен по изданию: Пять писем из семейной переписки прошлого столетия // Русский архив, № 3. 1875

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.