Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗ АРХИВНЫХ РОССЫПЕЙ ПОТЕМКИНСКОГО ВРЕМЕНИ

Век Екатерины Великой принято делить на два периода — до восстания Е. И. Пугачева и после, а год 1774 служит пограничной датой для них. Причем разница в характере обоих царствований очевидна даже не специалисту историку. Если отличительной чертой первого являлся политический идеализм, прививавший подданным нормы поведения в просветительском духе, то второй запомнился своим политическим прагматизмом с его пристальным вниманием к решению конкретных, наболевших проблем общества. И в том, и в другом случае реформы играли ключевую роль в жизни государства. Однако преобразования начала правления императрицы больше впечатляли программными целями, чем результатом. В то же время мероприятия, проведенные по окончании крестьянского бунта, оказались намного эффективнее предыдущих, хотя об эпохальности и глобальности перемен речь уже не шла.

То, что резкий политический разворот вызвали трагические события 1773-1774 гг., факт общеизвестный. Между тем, имя человека, обеспечившего этому развороту успех, а не фиаско, до сих пор несправедливо принижается. О нем обычно говорят во вторую очередь, в первую — об императрице, которую продолжают считать вдохновителем и организатором нового курса. Г. А. Потемкина (1739-1791) предпочитают называть талантливым помощником, не более. В действительности же все обстояло наоборот. Именно Григорий Александрович, а не Екатерина II, оценивал перспективы разных политических шагов и принимал по ним окончательные решения. Государыня реально всего лишь озвучивала волю Светлейшего князя и замещала напарника в случае отсутствия. По сути, дипломатическое и военное торжество России на протяжении семнадцати лет (с 1774 г. по 1791 г.), стабильность внутри империи в эти же годы целиком лежат «на совести» генерал-адъютанта Потемкина. Вследствие чего, у нас есть все основания утверждать, что в русской истории XVIII века было не две, вернее, не три части единого царствования Екатерины Великой, а три отдельных царствования — два императрицы Екатерины II (1762-1774; 1791-1796) и одно генерал-адъютанта царицы Г. А. Потемкина (1774-1791). А, значит, особую важность должно иметь для нас любое свидетельство той поры. Возможно, само по себе каждое из них не будет выглядеть слишком информативным, зато в совокупности они способны дать нам полное представление об уникальной потемкинской эпохе.

Ниже публикуются два источника из тех лет — письма графа Я. А. Брюса (1732-1791) князю В. М. Долгорукову-Крымскому (1722-1782) и небольшой дневник (записи на память) П. А. Неелова — флигель-адъютанта графа И. П. Салтыкова, позднее советника Иностранной коллегии. Письма Брюса хранятся в РГАДА, в фонде [197] Шереметевых (№ 1287). Собиратель старых рукописей, С. Д. Шереметев сумел в октябре 1910 г. приобрести у г. Розенталь всего четыре любопытных послания из регулярной переписки двух родственников (мать Я. А. Брюса приходилась родной сестрой В. М. Долгорукову-Крымскому). Осталось ли от нее еще что-нибудь в отечественных, зарубежных или частных архивах, трудно сказать. По тому, что попало в руки Шереметева, видно, насколько она интересна и содержательна. Жаль, если другие письма мы утратили навсегда.

Кстати, корреспондентов, помимо семейных уз, сближал также и героический ореол победителей османов в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. Василий Михайлович, командуя 2-й армией, в 1771 г. за полтора месяца покорил Крымский полуостров, удостоившись за славное деяние кавалерии Святого Георгия 1-й степени. Яков Александрович храбро сражался под Хотиным и при Кагуле, заслужив в 1773 г. ранг генерала-аншефа. На момент обмена письмами, князь, уйдя в отставку, проживал в Москве и подмосковных деревнях, граф командовал Финляндской дивизией, штаб которой располагался в Санкт-Петербурге.

Павел Алексеевич Неелов — персона не знаменитая, как Брюс или Долгоруков. Обыкновенный дворянин, бывший, подобно другим, и военным, и статским чиновником. Тем не менее, и простой офицер имел, о чем поведать потомкам. Правда, дневник Неелова — не совсем соответствует тому, что принято называть дневником. Скорее, это заметки на память, занимающие к тому же очень мало места в большом фолианте, в который хозяин записывал пространные выдержки из разных философских, научных и иных трудов века Просвещения. На долю личных наблюдений пришлось всего шесть страничек. Но именно здесь автор зафиксировал то, чего, наверное, нет в других документах — хронику поездок графа И. П. Салтыкова в 1783-1786 гг. и подробное описание Нарвы 1787 г. Кроме того, несомненную ценность для изучения родословной Чернышевых имеет предваряющий дневник перечень дней рождения и именин перечисленных Нееловым лиц. В настоящее время подлинная книга с цитатами и памятными заметками хранится среди материалов ОПИ ГИМ, в фонде № 92 (оп. 1, д. 62).

Текст воспроизведен по изданию: Из архивных россыпей потемкинского времени // Российский архив, Том XV. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2007

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.