Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К ИСТОРИИ КРЕСТЬЯНСКОГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ В 1775 г.

В буржуазной историографии было широко распространено представление о том, что после подавления крестьянской войны 1773-1775 гг. классовая борьба в России замерла на долгие годы 1. Это неверное утверждение убедительно опровергнуто работами советских историков 2. Однако до сих пор опубликовано еще мало документов, освещающих характер и формы классовой борьбы крестьянства непосредственно после разгрома крестьянской войны.

Публикуемые документы рисуют одну из первых после подавления крестьянской войны вспышек классовой борьбы крестьян, начавшуюся в августе 1775 г., т. е. через полгода после казни Е. И. Пугачева. Движение возникло в южной окраине Воронежской губернии, в Тамбовском уезде и по рекам Хопру и Вороне, т. е. в тех местах, где крестьянское движение в 1774 г. было очень сильным. Первые отряды восставших появились в селах Боцманов поселок, Троицком (Рамза), Кипец, Вяжли, Чернавке и др. Быстро распространяясь, движение захватило и северные районы области войска Донского, дойдя до юрта станицы Сиротинской, расположенного в излучине р. Дон (см. док. № 1, 2, 4, 5).

Начавшееся восстание крайне напугало местных помещиков и администрацию. Хотя действовавшие отряды были небольшими, однако, по словам очевидца майора Сверчкова, “многие помещики, оставя свои домы и экономии, отъезжают в отдаленные места, а оставшие в домах спасают жизнь от угрожающей гибели, ночуют по лесам” (док. № 1). Перепуганные помещики заявляли, что “ежели Воронежская губернская канцелярия не ускорит истреблением тех злодейских оказавшихся шаек, то неминуемо таковое ж кровопролитие последует как и в минувший мятеж происходило” 3.

После некоторой растерянности правительство решило принять срочные и решительные меры для ликвидации начавшегося восстания. По распоряжению Г. А. Потемкина, подавление восстания было возложено на войско Донское; в район действия повстанческих отрядов был направлен походный полковник М. И. Платов с 200 казаками (см. док. 3), а из Москвы казачий полк под командованием П. Ребрикова (см. док. № 6). Кроме того, из Тулы были направлены два эскадрона драгун. Эти силы сосредоточились в районе Хоперской крепости, откуда начали преследование повстанцев (см. док. № 6-8). В условиях спада крестьянского движения и жесточайшего террора, начавшегося сразу же после поражения армии Е. И. Пугачева, небольшие отряды повстанцев не могли получить серьезной поддержки среди населения. Учиня расправу над ненавистными им помещиками, отряды повстанцев быстро рассеивались, а вожди отрядов скрывались. Этим следует [144] объяснить и тот факт, что в архивах не сохранилось сведений о судьбе повстанческих отрядов, ибо, по всей вероятности, казачьим силам не удалось их захватить.

Документы содержат интересные сведения для освещения и других сторон движения, происходившего в августе — ноябре 1775 г. В частности, они указывают на непосредственную связь его с крестьянской войной под руководством Е. И. Пугачева (см. док. № 1, 3), а также о роли казачества как силы, которую со времени крестьянской войны правительство все более широко использовало для подавления народных движений.

Публикуемые документы хранятся в Центральном государственном военно-историческом архиве (ЦГВИА), в фонде Военной коллегии (ф. 52), в делах Г. А. Потемкина-Таврического.

А. П. Пронштейн


№ 1

Донесение частного смотрителя секунд-майора С. С. Сверчкова в Шацкую провинциальную канцелярию о действиях восставших крестьян в Тамбовском уезде

24 августа 1775 г.

Сего августа, 22 дня посланной из Шацкой провинциальной канцелярии к частным смотрителям для описи разграбленных в бывшее замешательство домов копеист Петр Петров, возвратясь с реки Хопра в село Караи Пущин, объявлял мне, что де по рекам Хопру и Медведице в разных местах умножаютца разбойницкие, во множественном числе собравшихся злодеев, партии. И сего августа, 17 дня Нижеломовского уезду села Чирикова однодворец Фрол Михайлов и с ним Шацкого уезду села Чернавки помещика Колычева упражняющейся с самого разбития в доме его прошедшего лета злодейской партии в грабительстве и воровствах крестьянин Лукьян Белевцов в числе пятнадцати человек вооруженных приехал в село Боцманов поселок, частного смотрителя порутчика Кузьму Васильева сына Асеева поймав, по-прежнему в бывшее замешательство злодейскому обыкновению зажегши два двора, пред воротами повесили, а при том публично проговаривали, что оне и таковые ж их собратия живущих по рекам Хопру и Вороне оставшихся от злодейского умерщвления дворян во всех жительствах перевешают, чем чернь по лехкомыслию и простоте приводят паки в худые мысли. А 19 числа сего месяца живущей в селе Троицком, Рамза тож, капитан Николай Зайцев чрез нарочно присланного ко мне письмом уведомляет, которое при сем во оригинале представляю 4, что в село Рамзу, в дом к корнету Васильеву, который в толпе извергов по своему желанию находился предводителем, о чем в Шацкую провинциальную канцелярию от частного смотрителя прапорщика Стерлегова репортом представлено, приезжали вооруженные люди, о коих для разведывания от него Зайцева в то село посылая был нарочной, но уже их в том селе не застал, а случившейся в питейном доме села Кипца целовальник тому посланному объявил, что те приезжающие были у питейного дому, не объявя о себе, кто оне таковы, поехали по тракту к селу Вяжли, а притом проговаривали, что де их около села Вячки много и потому он капитан Зайцев для точнейшего осведомления посылал вслед их другого человека и десять человек крестьян, а тем письмом просил меня для совету об учинении над теми приезжающими поиска к себе в дом. По прибытии ж моем к нему, Зайцеву, посланной для осведомления, возвратясь, объявил, что он тех людей до села Вяжли достигнуть не мог, а в селе Вяжле те приезжающие в село Рамзу, быв в одном дворе, о себе объявляли, якобы они из крепости Новохоперской казаки, посланы для усмирения крестьян, а в село Рамзу возвращались [145] потому, что будто пред тем за день по знакомству заезжали к корнету Васильеву в гости, которой в ночное время будто бы у них украл две шубы, но чтобы прежде то люди у него корнета Васильева в гостях днем или ночью были, того села Рамзы жительми никем не предусмотрены, а многие из того села Рамзы эхи происходят, что села Чернавки помещика Колычева крестьянин Лукьян Белевцов часто бывает в доме корнета Васильева да села Троицкого у попа Петра Иванова и потому, а паче по объявлению села Кипца целовальника, что те, какого звания люди, о себе не объявляли, явно оказывается, что то были не казаки, а, конечно, из партии злодейской разбойники, чем живущим по реке Вороне дворянам наведена опасность, а находящейся с капеистом Петровым шацкой житель фурьер Гаврила Любовников объявляет, что их уже с реки Хопра из разных жительств многие помещики, оставя свои домы и экономии, отъезжают в отдаленные места, а оставшие в домах спасают жизнь от угрожающей гибели, ночуют по лесам. Об оном Шацкой провинциальной канцелярии представляю к пресечению дабы злодейские партии больше умножится, а по легкомыслию и простоте подлый народ по разглашениям злодеев всколебатца и паки в непослушание к господам своим притти не могли, ко искоренению тех злодеев, а к безопасности благородному дворянству повелено ль было прислать достаточную военную или нерегулярных войск команду.

Августа 24 дня 1775 г.

На подлинном подписано тако: частной смотритель секунд-майор
Савва Сверчков

ЦГВИА, ф. 52, on. 1/194, д. 93, ч. 1, лл. 125—126.—Копия.

№ 2

Рапорт воронежского губернатора И. Потапова Г. А. Потемкину о появлении и действиях отряда восставших крестьяне Тамбовском уезде и с просьбой о посылке воинских сил для борьбы с ними

29 августа 1775 г.

Сего числа господин генерал-майор Смирнов доставил ко мне чрез нарочного запечатанное в конверте на всевысочайшее ее императорского величества имя доношение, адресованное к подаче в Воронежскую канцелярию 5, о появившейся в Тамбовском уезде, в селе Боцманов поселке и по рекам Хопру и Вороне злодейской партии и о умерщвлении оною в том селе Боцманов поселке порутчика Казму Асеева, а дому его о разграблении, с которого вашему сиятельству представя копию, при сем всепокорнейше прошу войска Донского войсковой канцелярии сделать подтверждение, чтоб оная по посланному от меня сообщению в сем столь нужном деле, и как те злодейские партии частию оказываютца в казачьих селениях, в сыску и поимке и во всеконечном оных искоренении учинила незамедлительное исполнение. На что и резолюции ожидать долженствую.

Иван Потапов

ЦГВИА, ф. 52, on. 1/194, д. 93, ч. 1, л. 123 — Подлинник. [146]

№ 3

Рапорт войскового атамана войска Донского А. Ш. Иловайского Г. А. Потемкину о наряде двухсот казаков во главе с походным полковником М. И. Платовым для поимки восставших в селах: Боцманов поселок, Троицком, Кипец, Вяжли и Чернавке

3 сентября 1775 г.

Сего сентября 3 дня присланным от господина генерал-майора и Воронежской губернии губернатора Потапова сообщением, по полученному минувшего августа 29 дня на всевысочайшее ее императорского величества имя, в Воронежскую губернскую канцелярию от господина генерал-майора Смирнова доношению объявлено, что по рекам Хопру и Вороне оказались мятежники и разбойники, кои естли де в скорости истреблены не будут, то неминуемо последует кровопролитие, подобное бывшему от известного возмущения. Во уверение ж де сего уведомления он, господин генерал-майор Смирнов, приложил при том доношении копии с полученного им от частного смотрителя секунд-майора Сверчкова письма и с посланного в Шацкую провинциальную канцелярию от него ж Сверчкова доношения и с письма ж полученного оным Сверчковым от капитана Николая Зайцева. И как де с копии посланного от секунд-майора Сверчкова в Шацкую провинциальную канцелярию доношения видно, что повторяемые мятежники в числе пятнадцати человек вооруженных, приехав в село Боцманов поселок, частного смотрителя порутчика Асеева, зажегши два двора, пред воротами повесили, а тож де самое и поданным к нему господину генерал-майору и воронежскому губернатору Потапову от жительствующего в упоминаемом Боцмановом поселке помещицы надворной советницы Баженовой дворового человека Захара Ляхова доношением удостоверено. В таком случае, препроводи при том сообщении для сведения, в каких местах доныне вышеписанные злодеи обращались с посланного от секунд-майора Сверчкова в Шацкую провинциальную канцелярию доношения копию, будучи уверен, что войсковая канцелярия, уважа сколь нужно для спокойствия и безопасности мирных в той стороне жителей, истребит оказавшееся зло в самом его начале, не оставит командировать туда со всевозможною поспешностью на преследование и поражение тех разбойников пристойную команду, о чем де благонадежно и ожидает уведомления. И для того в войсковой канцелярии определено:

1) Нарядить двести казаков о дву конь с исправным воинским оружием и с месячным провиантом, полагая в то число со всех хоперских сто, да с медведицких и бузулуцких станиц другие ж сто человек, и командировав при них походного полковника Матвея Платова, в данном ему с приложением копии с посланного от частного смотрителя секунд-майора Сверчкова в Шацкую провинциальную канцелярию доношения наставлении, предписав, чтоб он с воинским оружием и седлами ехал отсюда на почте в самой скорости в Михайловскую станицу, где, получа по посылаемой грамоте от старшины Осипа Лащилина пару или трех годных и к походу надежных лошадей, дождатца там всех наряженных казаков двести человек. И как скоро прибудут, тот самой час немедля ничего принять их в свою команду, с коими, выступя из мест войска Донского и дав знать о том своем выступлении рапортом господину генерал-майору и воронежскому губернатору Потапову, также приняв по посланной притом промемории Хоперской крепости из комендантской канцелярии себе и на команду свою порох и свинец, следовать в лежащие по речкам Хопру и Вороне показанные в копии доношения частного смотрителя секунд-майора Сверчкова в Шацкую провинциальную канцелярию той провинции поселок Боцманов, в котором злодеями по зажжении дву дворов пред воротами частной смотритель порутчик Кузьма Васильев сын Асеев повешен и в другие тамошние места как-то: села Троицкое, Рамза тож, Кипец, Вяжли и Чернавку, коей житель помещика Колычева крестьянин Лукьян Белевцов часто бывает в доме корнета Васильева да села Троицкого у попа Петра Иванова. Да и сверх того разведывая от жителей, а особливо от имеющихся в тех местах канцелярии о именах и пристанищах злодеев к поискам за [147] ними и конечному их истреблению по долгу присяги прилагать всекрайнее старание и, ловя их, за крепким караулом команды его казаков отдавать в ближайшие от него провинциальные и городовые канцелярии с росписками; естли же оных злодеев в разных местах умножилось или впредь умножится, так что ему самому за всеми ими угонятся способу не будет, в таком случае в те места командировать ему от себя походных старшин с пристойными командами, а ежели иногда всей двусотной командируемой с ним команды на истребление злодеев будет недостаточно, то потребовать ему в помощь к себе самих сыскных старшин Василия Поздеева, походного есаула Ивана Якимова и отставного старшину Льва Сазонова с командами и так усилясь, вообще все те злодейства вконец истребя и искореня, доставить тамошним жителям совершенную тишину и спокойствие. И в каких местах он с командою находится и что у него от времени до времени происходит, также и кто именно злодей, в каких местах когда пойманы и в которые канцелярии отданы будут, о том к воронежскому губернатору господину генерал-майору Потапову (коего по наставлениям он и поступать там должен) и в войсковую канцелярию репортовать. Когда же все злодеи истреблены и искоренены и всем жителям надлежащее спокойствие доставлено будет по-прежнему, в то время, испрося от упоминаемого воронежского губернатора господина генерал-майора Потапова отпуск, с командою возвратиться и казаков распустить в их домы, а самому приехать в Черкаской.

2) Посланными к вышеупомянутым находящимся у сыску беглых старшине Василию Поздееву, походному есаулу Ивану Якимову и отставному старшине Льву Сазонову чрез нарочных войсковыми грамотами с приложением нарядных реестров велеть по получении оных в тот самой час, ни мало не мешкав, каждому во определенных им станицах показанное в реестрах число, а всего двести человек, в случае же недостатка в станицах наличных служащих, хотя прибывших по отпускам на время из службы, также из написанных с трехгодовою льготою выростков казачьих детей, или из отставных, но лучше перед дряхлыми совсем службу отправлять могущих, об дву конь с исправным воинским оружием и с месячным провиантом на рядить и по наряде тотчас же с посланными отсюда нарочными казаками при именных списках отправить в Михайловскую станицу и велеть во оной отдать их походному полковнику Платову с росписками, кои по возвращении тем нарочным в Черкаской подать в войсковую канцелярию. За выкомандированием же дву сот человек и всех отставших в доме служащих казаков, написанных с трехгодовою льготою в казаки выростков, казачьих детей также и отставных, пред протчими их братьями дряхлыми поздоровее, о дву же конь, с исправным воинским оружием и месячным провиантом, равно как и самих себя к ежечасному выступлению в поход приуготовить и всем тем приготовленным к походу казакам при рапортах прислать именные списки. А как скоро от походного полковника Платова о следовании на помощь к нему известие получат, тот самой час, препоруча сыскные дела надежным людям, которые бы за отбытием их никаких упущений ей сделать не могли, по их рассмотрению в назначенные от него Платова места следовать и так же как выше и ему Платову прописано в преследовании и искоренении злодеев по долгу присяги обще с ним Платовым прилагать все возможное старание, относя все получаемые ими сведения и об успехах, какие у них в поимке злодеев происходить будут, рапортами к походному полковнику Платову. Которого ж числа в поход выступят, прислать к войску рапорты. И по искоренении оных, когда в тамошних местах надобности в них не будет, возвратиться им с командами на прежние их места и казаков распустить в домы.

3) О всем вышепрописанном учреждении за известие к господину генерал-майору и воронежскому губернатору Потапову сообщать и требовать, дабы он благоволил как, во-первых, на двусотную команду полковника Платова, так и после того, естли еще в помощь Платову другие старшины с командами в места Воронежской губернии вступят, о произвождении людям провианта, а на лошадей в указное время фуража в самих тех местах его губернии, в коих они находиться будут, безотговорочно во все те места от себя дать повелении. [148]

4) О сем же к вашему сиятельству представить рапортом и нижайше просить о произвождении полковнику Платову, равно, если по необходимости выйдут в поход, и другим старшинам с командами денежного жалованья и по миновании надобности об отпуске всех их в домы без удержания. Воронежской губернии губернатора господина генерал-майора Потапова или других, кого следовать будет, снабдить повелениями и войсковую канцелярию не оставить предложением.

Алексей Иловайский
От армии подполковник и непременный судья Амвросий Луковкин
Присутствующий старшина Ефим Кутейников
Присутствующий старшина и депутат Иван Янов
Присутствующий старшина и от армии пример-майор Василий Манков
Старшина и войсковой дьяк Гаврила Колпаков
Дьяк Максим Несмеянов

Сентября 3 дня 1775 г. Черкаской

ЦГВИА, ф. 52, on. 1/194, д. 93, ч. 1, лл. 164—166 об.— Подлинник.

№ 4

Рапорт А. И. Иловайского Г. А. Потемкину о росте повстанческих отрядов, появлении их на Дону и о наряде новых команд для преследования восставших

13 сентября 1775 г.

Сего сентября 12 дня в войсковой канцелярии по предложению вашего сиятельства от сего сентября под № 8, коим объявлено: господин генерал-майор и Воронежской губернии губернатор Потапов рапортует ваше сиятельство, что в Тамбовском уезде в селе Боцманове поселке и по рекам Хопру и Вороне появилась злодейская партия, которою в том селе порутчик Асеев умерщвлен и дом его разграблен. В рассуждении чего помянутой господин губернатор просит подтвердить войсковой канцелярии, чтоб оная по посланному от него сообщению в сем столь нужном деле и как де те злодейские партии частию оказываютца в казачьих селениях, то бы в сыску и вовсеконечном оных искоре[не]нии учинила незамедлительное исполнение. А вследствие того войску Донскому и предлагать изволите, чтоб оное по вышеписанному господина губернатора требованию по испытанной своей похвальной всегда ревности, не допуская сему злу распространитца вдаль, при самом начале оного к совершенному его истреблению приложило прилежнейшее свое старание и к поимке таковых, оказавшихся злодейских партий, употребило всевозможные способы. Впротчем де благоучреждение войска сего и неустрашимость оного уверяет ваше сиятельство, что в селениях его таковое вредное сонмище терпимо быть не может. А реченной господин губернатор от 7 сего месяца войсковой канцелярии сообщает, что прошедшего августа 29 числа сообщением его, отправленным с нарочным курьером, известил он о оказавшейся в Тамбовском уезде вышеписанной разбойнической партии, истребовал, чтоб для преследования тех разбойников отправить туда со всемозможною поспешностию пристойную команду и о исполнении его уведомить, однако де на оное уведомления никакого и поныне не имеет. Как же де из полученных им от Тамбовской провинциальной канцелярии на сих днях рапортов видно, что предписанная партия, собираясь по рекам Хопру и Медведице, приумножилась уже до тридцати человек и делает разбои и грабительства, то де за нужное находит требование его об отправлении к поиску оной сразмерной с нею команды войсковой канцелярии повторить и, поелику де упоминаемые злодеи варварства свои производят, дать под именем войска Донского походного есаула и казаков, имея воинское оружие, одетые в казацкое платье, посему и надеется без сумнения, что войсковая канцелярия на истребление сих хищных злодеев, недостойных названия испытанных в верности к своему отечеству сограждан войска Донского, и на отвращение поношения войсковым людям таковую команду отправить но закоснить для того более, чтоб тем, с одной стороны, удовлетворить и доказать известную того войска к службе ее [149] императорского величества ревность и усердие, а, с другой, пресечь чинимое ими варварство и доставить бедно претерпевающим от них тиранство и мучение тишину и спокойственное пребывание, для чего о местах, где те злодеи доныне обращались, приложил из рапортов Тамбовской провинциальной канцелярии записку и на сие де ожидает уведомления, соответственного основанному на преположении по общей пользе его требованию. А по справке в войсковой канцелярии по первополученному 3 числа сего месяца от реченного господина воронежского губернатора Потапова требованию того же числа на истребление вышеписанных мятежников и разбойников в войсковой канцелярии распоряжение учинено, и как о наряде для того с ближних к тамошним местам хоперских, медведицких и бузулуцких станиц двусот человек дву конных казаков с исправным воинским оружием и с месячным провиантом и сборе их в самой скорости в Михайловскую станицу; к находящимся в тех станицах у сыску беглых старшинам Василию Поздееву, Льву Сазонову и походному есаулу Ивану Якимову с нарочным войсковые грамоты посланы, так и определенному к той команде старшине Матвею Платову в наставлении предписано ехать на почте в ту Михайловскую станицу с поспешностию (куда он 7 числа действительно и отправился), а тамо, приняв ту команду, следовать в те места, где оные разбойники появились и в поиске их и искоренении прилагать всекрайнее старание, а ежели иногда той его двусотной команды па истребление злодеев будет недостаточно, то требовать ому в помощь к себе самих сыскных старшин Поздеева, Сазонова и есаула Якимова, которым и велено для того с вставшими в домах служилыми и отставными казаками и малолетками состоять в ежеминутной готовности, а по получении от старшины Платова известия и следовать им тотчас в назначенные от него, Платова, места для общего преследования и истребления тех злодеев и доставления тамошним жителям совершенной тишины и спокойствия. А в каких местах оной старшина Платов с командою находитца и что у него происходить будет, о том и воронежскому господину губернатору Потапову, коего по наставлениям он и поступать должен, и в войсковую канцелярию рапортовать, а когда все злодеи истреблены, искоренены и всем жителям спокойствие доставлено будет по-прежнему, в то время, испрося у онаго господина губернатора Потапова отпуск с командою возвратитца, о чем от тогож 3 числа как к нему, господину губернатору с требованием о произвождении той команде провианта, а на лошадей их фуража, сообщено так и к вашему сиятельству с прошением, чтоб повелено было производить той команде денежное жалование, отрапортовано. Определено предписанным старшине Платову о самоскорейшем с командою в назначенные места для поиску, поимки и искоренения злодеев следовании, а сыскным старшинам Поздееву, Сазонову и есаулу Якимову о наряде с хоперских, медведицких и бузулуцких станиц в дву сотнею команду казаков и о приводе в Михайловскую станицу с самокрайнейшею поспешностию, а с последней оставшимися служилыми и отставными казаками и малолетками о бытии в ежеминутной к походу готовности и о протчем; посланные к ним от 3 сего месяца повелении с приложением з записки копий подтвердить чрез нарочных войсковыми грамотами с дополнением, чтоб из них Платов о успехах своих и о месте своего пребывания рапортовал почасту г-на воронежского губернатора Потапова и по предложениям его чинил самоскорейшее исполнение, и что происходить будет, обо всем к нему сюда рапортовал; а сыскные старшины Поздеев, Сазонов и есаул Якимов, находясь ведении своего станиц с казаками и малолетками в ежечасной готовности, по получении от старшины Платова или прямо от г-на губернатора известия на искоренение злодеев следовали туда, куда предписано будет, тотчас, и поступали по первопосланпому к ним повелению, а о происходящем почасту и к войску Донскому рапортовали и обо всем том к г-ну воронежскому губернатору Потапову за известие сообщить и сообщено, а к вашему сиятельству отрапортовать и нижайше донесть, что в войске Донском по причине появившейся сего году в разных месяцах в Сиротинском юрту в урочище Венцах также и в других местах па речке Царице, Крепкой и Аксенце разбоев в разграблении двух проезжих купцов в сожжении хутора и в умерщвлении в хуторе ж одного казака. Для поиска и искоренения тех [150] злодеев наряжены вновь две, каждая в двадцати, а обе в сорока казаках, команды, и в данных начальникам наставлениях предписано оных разбойников и всех шатающихся беспашпортных людей старатца, не упуская, ловить и за крепким караулом доставлять в Черкаской, а все сумнительные ко укрывательству злодеям места объезжая, защищать и предохранять от разорения как прилежащие к тем местам селения, так и всех проезжающих и кроме того, где б в местах войска Донского таковые разбойники находились, совсем никаких известий нет. Однакож по поводу получения вышепрописанного вашего сиятельства предложения о наипрележнейшем всего того недреманным оком наблюдении и еще ко всем тем определенным начальникам и сверх того к находящимся в ведомстве войска Донского у сыску беглых старшинам предложить наистрожайшими войсковыми грамотами и предложено.

Алексей Иловайский
От армии подполковник депутат и непременный судья Дмитрий Мартынов
От армии подполковник и непременный судья Амвросий Луковкин
Присутствующий старшина и от армии пример-майор Василий Манков
Старшина и войсковой дьяк Гаврила Колпаков
Дьяк Максим Несмеянов

Сентября 13 дня 1775 г. из Черкаского.

ЦГВИА, ф. 52, on. 1/194, д. 93, ч. 1, лл. 173—176.— Подлинник.

№ 5

Рапорт А. И. Иловайского Г. А. Потемкину о действиях в Нижеломовском уезде отряда восставших под руководством Фрола Зубакина и о повелении М. И. Платову принять решительные меры к подавлению восстания

17 сентября 1775 г.

Вашему сиятельству о сделанном войсковою канцеляриею по полученному от г-на генерал-майора и воронежского губернатора Потапова сообщению распоряжении и об откомандировании, для искоренения появившихся по рекам Вороне и Хопру разбойников, полковника Платова с двусотною командою от 3 сего сентября рапортом донесено, а сего ж сентября 17 дня в присланном от означенного господина генерал-майора и воронежского губернатора Потапова к войсковому наказному атаману Иловайскому ордере с приложением при оном копии с рапорта Нижеломовской воеводской канцелярии по протчем дано знать: как де разбойнической партии показавшейся в Нижеломовском уезде начальник крестьянин Фрол Зубакин называет себя полковником, а протчие разбойники вообще именуютца казаками, то, приемля во уважение, какие может сие разглашение родить в тамошней черни, в бывшее в замешательство явно бунтовавшей и к повиновению не инако как силою оружия и страхом смертной казни преклоненной, бедственные для самой оной и благонамеренных в той стороне жителей заключении, требовано оным во отвращение угрожающего неповинным бедствия отправлением походного полковника Платова с его казаками поспешить, и дав знать, сколь важна по прописанным обстоятельствам препоручаемая ему служба, подтвердить строжайше, чтоб разведывая от жителей о местах, по коим злодеи скитаются, следовал за ними повсюду и старался б всевозможно их переловить или, в случае упорного супротивления, поступить с ними по воинским регулам без наималейшей пощады, и когда та команда будет отправлена, в то ж время дать ему знать о успехе ее поисков, и где оная находиться будет, велеть оному полковнику Платову его, господина генерал-майора, почасту рапортовать.

Вследствие чего посланным того ж числа от войскового наказного атамана Иловайского к помянутому походному полковнику Платову сверх прежде данных ему наставлений ордером наистрожайше подтверждено, как возможно наискорее собрав вышеупомянутую двусотную команду, следовать с поспешением в Нижеломовской уезд или где по известию те злодеи скитаться будут и, употребя [151] всевозможнейшие способы, стараться всех скитающихся по тамошним селениям и местам злодеев переловить или в случае упорного сопротивления поступить с ними по воинским регулам без наималейшей пощады, и во всем по долгу присяги так, как верному ее императорского величества рабу и истинному сыну отечества, надлежит, без всякого упущения. И когда он в действительной поход выступит, равно о успехе поисков и где он с командою находиться будет, как реченного г-на генерал-майора Потапова, так и сюда рапортовать. Сверх же того о скорейшей высылке наряженных с предписанным полковником Платовым с хоперских, медведицких и бузулуцких станиц казаков к находящимся у сыску беглых старшинам Василию Поздееву, Льву Сазонову и походному есаулу Ивану Якимову грамотами от войска Донского предложено и о всем том к повторяемому господину генерал-майору и воронежскому губернатору Потапову за известие сообщено, а вашему сиятельству войсковая канцелярия сим по должности своей представляет.

Алексей Иловайский
От армии подполковник депутат и непременный судья Дмитрий Мартынов
От армии подполковник и непременный судья Амвросий Луковкин
Присутствующий старшина Ефим Кутейников
Присутствующий старшина и депутат Иван Янов
Присутствующий старшина и от армии пример-майор Василий Манков
Старшина и войсковой дьяк Гаврила Колпаков

Сентября 17 дня 1775 г. Черкаской

ЦГВИА, ф. 52, on. 1/194, д. 93, ч. 1, лл. 182—183.— Подлинник.

№ 6

Рапорт Воронежского губернатора Потапова Г. А. Потемкину о сосредоточении посланного в помощь М. И. Платову Донского казачьего полка полковника Л. Ребрикова в Хоперской крепости и движении его против восставших

1 октября 1775 г.

На репорт мой от 11 сентября, ваше сиятельство, чрез нарочного курьера, того же месяца 22 числа уведомить соизволили, что в помощь отряженному из Черкаска с командою полковнику Платову отправлен из Москвы еще Донской казачий полк с полковником Ребриковым, да из Тулы два эскадрона драгун с тем, чтоб следовали туда с поспешностию и, имев между собою о изыскании ко искоренению тех злодеев средств частное сношение, получили от меня наставление.

А как привезший ко мне вашего сиятельства предложение, объявил, что он узнал в дороге, яко помянутой полковник Ребриков, распустя свой полк, проехал на почтовых на Дон, в таком случае и отправил я для достижения его, Ребрикова, реченного курьера до Острогожска, а на случай, естли он Острогожск уже проехал, предварительно посылал еще от себя в Черкаск к войсковому наказному атаману и от армии господину полковнику Иловайскому нарочного ж с таковым требованием, естли он, Иловайской, о приближении его к Черкаску уведаит, то б, не допущая туда приближится, чрез нарочного ордировал, дабы он, собрав свой полк, как скоро можно следовал к назначенному ему месту, а между тем, дабы остатки его, Ребрикова, полку, не могли пройти Острогожск и предприять на Дон путь свой о остановлении оных писал в Острогожскую провинциальную канцелярию.

И по принятому от меня расположению, того ж течения 29 числа полку Ребрикова, походной сотник Филипп Бирюков, будучи Острогожскою провинциальною канцеляриею остановлен, рапортом дал знать, что он с командою его, двенадцатью старшинами и в двустах двадцети одном человеке казаков в Острогожске [152] остановился, и как де в Москве от главной провиантской канцелярии выдано их полку провианта и фуража на один сентябрь месяц, требовал, чтоб на октябрь месяц выдать еще провианта и фуража.

Почему Острогожской провинциальной канцелярии тогда ж дано от меня предложение, чтоб на команду его, истребуя от него Бирюкова аттестаты, провианта и фуража на полмесяца выдать деньгами, без промедления, а ему Бирюкову предписал, получа удовольствие, следовать как наискорее в Нижней Ломов, и там, дождав полковника Ребрикова я соединясь, выступить в поиск и истребление помянутых злодеев.

А сего числа отправленные от меня Государственной военной коллегии курьер Шестов и здешнего баталиона солдат, возвратясь, подали ко мне от полковника Ребрикова рапорт, а от гражданского правительства 6 сообщение, коими уведомляют: полковник Ребриков, что он вашим сиятельством с полком его отпущен на Дон в свое жилище и велено следовать прямейшим трактом, того для по способности и отпустил он команду при есауле Чернозубове прямейшим трактом в их жилища; а ныне для собрания распущенной его команды сгонщики посланы, кои и собраны будут в Казанской станице, да и отпущенные от полку его казаки, поблизости к Казанской станице, на реках Хопре, Медведице и Бузулуке, жительство имеют, и требовал, чтоб и задержанной в Острогожске команде подтвердить, чтоб она прямейшим трактом следовала во оную станицу, где он, совокупись, начнет за злодеями чинить поиски (гражданским правительством к объявленному-де полковнику Ребрикову послан ордер и велено ему, собрав свой полк, следовать к крепости Хоперской) .

И по получении оных репорта и сообщения, как назначенные места к собранию полку оказались разные, от полковника Ребрикова — в Казанской станице, а от гражданского правительства — в Хоперскую крепость, то дабы оную разность предварить, в таком случае к сотнику Бирюкову с нарочным послал ордер и велел, чтоб он с своею командою следовал к реченному полковнику Ребрикову в Казанскую станицу с крайним поспешением, а ему Ребрикову предписал, как скоро оной Бирюков прибудет, ту же самую минуту по назначиванию гражданского правительства следовать к Хоперской крепости, и как оное правительство предуведомляет, что казаки живут к Хоперской крепости вблизости, собрав весь свой полк, следовать с крайним поспешением, а прибыв туда, осведомись от тамошнего коменданта господина бригадира Аршеневского, где для искоренения злодеев отряженные команды находятся, взять марш со всем полком во оные места и стараться как возможно разбойников переловя, а сообщников и пристанодержателей забрав, отдать ко осуждению по законам в ближайшее присутственное место, в случае ж первых супротивления поступить с ними по строгости воинских регул.

Сверх же сего имею честь донести: по отправлении к вашему сиятельству моего репорта имею я сведение: командированным из Хоперской крепости прапорщиком Любимовым, показанным злодеям пристанодержатели Шацкого уезду деревни Нащокиной, помещика генерал-майора Смирнова крестьянин Андрей Фетисов, да отец из оных разбойников Белевцова Афонасей и брат Аникей Белевцовы и крестьянин Максим Быков с найденными на пчельнике его разбросанными вещми пойманы и отданы к следствию в Тамбовскую провинциальную канцелярию, где строжайшим образом исследуются, а о распространении вновь от предупоминаемых злодеев тиранства неслышно и уповательно, что они от строжайших над ними поисков изыскивают теперь сродства ко спасению от грядущей на них по законам казни, бегством по пустым и ненаселенным местам.

Октября 1 дня 1775 г.

ЦГВИА, ф. 52, on. 1/194, д. 93, ч. 1, лл. 180—181.— Подлинник. [153]

№ 7

Рапорт полковника Л. Ребрикова Донской войсковой канцелярии о сосредоточении и движении его полка против восставших

16 октября 1775 г.

Сего октября 12 дня в Новохоперскую крепость прибыл, где собрав мой полк сего числа в степи в действительный поход, и отделя при есауле Федоре Чернозубове пристойное число команды, отправил вверх по реке Хопру, сам же с полком отправился вверх по реке же Вороне и буду неусыпное попечение прилагать о поимке и искоренении оных злодеев, а какое с меня произвождение обстоять будет почасту вашему высокородию рапортовать долженствую.

ЦГВИА, ф. 52, on. 1/194, д. 93, ч. 1, л. 444.— Копия.

№ 8

Рапорт полковника М. И. Платова Донской войсковой канцелярии о действиях его команды против восставших

28 октября 1775 г.

За отправлением сего октября от 10 числа моего рапорта я прибыл в поселок Боцманов, где о известных злодеев следовал, то ж oнe показали, как и прежде им по команде донесено было; поблизости оного поселка Боцмана в селе Скачихи пойман мною крестьянин его превосходительства господина генерал-майора и кавалера Александр Яковлевича Мелгунова называемой Семен Талпегин, которой содержал оным злодеям пристанище, хотя он мне не извинился, что поименно знал разбойников и только де восемь человек было, в том числе сын его Тимофей Талпегин, которой и поныне в бегах, однако другой сын его Алексей Талпегин же пятнадцатилетний объявил, что действительно был злодей и Фрол Зубакин, а где оне ныне неизвестны; вышесказанной Семен Талпегин отослан от меня за караулом в Нижеломовскую воеводскую канцелярию, а сына его пятнадцатилетнего имею при команде, не удастся ли ему узнать и где злодеев, по окончании оного отослать имею в показанной Ломов; сего ж течения 1 дня известен я был от проезжающих из Саратова, что по дороге той с вершины Медведицы разбойники грабеж чинят, куда я с небольшою командою следовал, коих уже не застал, а пойманы оне межевой команды капитаном Коптевым с беглых рекрут двух, а третьего жительствующего тамо мужика, по известию четыре бежало на Волгу; мною ж пойман Казанской губернии Петровского уезду деревни Ластухи однодворец Михайла Федоров, находился той деревни при конном табуне, которой в допросе своем мне показал, что он о тех злодеев знал и случилось ему видеть, как оне разбивали, по прошению их никому но объявлял, да села Еткари Петровского ж уезду однодворец Семен Федоров, когда от меня посыланы были два казака - тайным образом разведывать во оное село по некоторому обстоятельству о злодеях, называя себя под видом воров, тогда оной Федоров брался их содержать и обще на разбой ездить, которого я щитаю за сущего злодея, тож изловлен, да два шатающиеся без пашпортов, первой Степан Яковлев Саранского уезду деревни Гагаровки крестьянин помещика Петра Афанасьевича Бекетова, второй Александр Яковлев Саранского же уезду деревни Жмакиной крестьянин помещицы Пелагеи Панцыревой, как тех двух явившихся в злодействе, равно и сих безбилетных в Петровскую воеводскую канцелярию за караулом отосланы; еще один шетающей без билета крестьянин его сиятельства Ивана Ларионовича Воронцова, которой в допросе своем показал: что он бежал в прошлом году, пойман же и в Тамбовскую воеводскую канцелярию отослан, а о злодее Зубакине известия нет кроме того, что в начале сентября по здешнему месту он шатался, а уповательно, что сообщник с ним скрылся по Волге. Я же с командою состою по Хопру, а с есаулом Сергеевым пятьдесят человек казаков тож поиск чинят промеж Хопра и Медведицы по речкам в лежащих тамо хуторах; обо всем оном к господину генерал-майору и воронежскому губернатору Потапову рапортовано.

ЦГВИА, ф. 52, on. 1/194, д. 93, ч. 1, л. 443.— Копия.


 Комментарии

1. В. И. Семевский. Крестьяне в царствование Екатерины II, т. I, СПб., 1888, стр. 390; “Дворянство в России”, стр. 358 и др.

2. Н. Л. Рубинштейн. Крестьянское движение в России во второй половине XVIII века. “Вопросы истории”, 1956, № 11; Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй половине XVIII в., М., 1956, стр. 238—243.

3. ЦГВИА, ф. 52, оп. 1/194, д. 93, ч. 1, л. 124.

4. Упомянутое письмо не публикуется, так как его содержание отражено в данном документе.

5. Упомянутое доношение не публикуется, так как его содержание отражено в док. № 1.

6. Имеется в виду созданное в 1775 г. Войсковое гражданское правительство — орган судебно-административного управления войском Донским.

Текст воспроизведен по изданию: К истории крестьянского движения в России в 1775 г. // Исторический архив, № 1. 1960

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.