Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад
)

ОПИСАНИЕ ЗЕМЛИ КАМЧАТКИ

СОЧИНЕННОЕ

СТЕПАНОМ КРАШЕНИННИКОВЫМ

Академии Наук
ПРОФЕССОРОМ

ТОМ ПЕРВЫЙ

ОПИСАНИЕ КАМЧАТКИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

О КАМЧАТКЕ И О СТРАНАХ, КОТОРЫЕ В СОСЕДСТВЕ С НЕЮ НАХОДЯТСЯ

О Камчатской земле издавна были известия, однако по большой части такие, по которым одно то знать можно было, что сия земля есть в свете; а какое ее положение, какое состояние, какие жители и прочая, о том ничего подлинного нигде не находилось. Сперва мнение было, что и земля Ессо соединение имеет с Камчаткою, и почиталось небезосновательным чрез долгое время, потом явилось, что между помянутою землею и Камчаткою не токмо морской пролив есть, но и островов много. Однако в определении ее положения и от того не воспоследовало никакой исправности, так что даже до наших времен по однем токмо догадкам представлялась она на картах с превеликою ошибкою, о чем свидетельствуют самые карты не токмо прежних веков, но и недавно сочиненные. В самой России начали знать 132 о Камчатке 133 с тех пор, как она приведена в подданство. Но как всякого дела начало несовершенно, так и первые об ней известия недостаточны и неисправны были, что однакож некоторым образом награждено от двух бывших в те места экспедиций, а наипаче от последней: ибо при том случае морскою [98] командою не токмо описаны берега вкруг Камчатки с восточную сторону до Чукоцкого лосу, а с западную до Пенжинской губы и от Охоцкого до реки Амура, но изследовано и положение островов между Япониею и Камчаткою, и между Камчаткою ж и Америкою. А академическою командою определено точное положение Камчатки чрез астрономические обсервации, описаны тамошние места по всем обстоятельствам как до натуральной, так и до политической истории принадлежащим, из которых сообщаются здесь токмо те известия, которые касаются до географии и до политической истории, а прочие их наблюдения со временем изданы будут в особливых книгах.

ГЛАВА 1

О ПОЛОЖЕНИИ КАМЧАТКИ, О ПРЕДЕЛАХ ЕЕ И О СОСТОЯНИИ ВООБЩЕ

Камчатскою землицею и Камчаткою просто называется ныне оной великой мыс, которой составляет последней предел Азии с восточную сторону, и от матерой земли в море около семи градусов с половиною с севера на юг простирается. [99]

Начало сего мыса 134 полагаю я у Пустой реки и Анапкоя; текущих в ширине 59°½, из которых первая в Пенжинское, а другая в Восточное море устьем впадает 135. 1. Для того, что в тех местах земля так узка, что, по достоверным известиям, с высоких гор в ясную погоду на обе стороны море видно, а дале к северу земля становится шире: чего ради узкое сие место, по моему мнению, можно почесть за начало перешейка, соединяющего Камчатку с матерою землею, 2. что присуд камчатских острогов токмо до объявленных мест простирается, 3. что северные места за тем пределом Камчаткой не называются, но более принадлежат к заносью 136, под которым именем Анадырской присуд заключается. Впрочем не совсем опровергаю и то, что 137 подлинное начало сего великого мыса между Пенжиною рекою и Анадыром почитать должно.

Южной конец Камчатского мыса называется Лопаткою 138 по некоторому сходству с человеческою лопаткою и лежит в ширине 51°3'. Что же касается до разности длины между Санктпетербургом и Камчаткою, то по астрономическим обсервациям усмотрено, что Охоцк от Санктпетербурга отстоит на 112°53' к востоку, а Большерецк от Охоцка на 14°6', к востоку ж.

Фигура Камчатского мыса заключаемого в объявленных мною пределах несколько подобна еллиптической, ибо оной мыс на средине шире, а по концам гораздо уже. Самая большая ширина его между устьем Тигиля реки и Камчатки, которые вершинами вместе сошлися посредством реки Еловки, и текут в одной ширине, на 415 верст 139 почитается.

Море, окружающее Камчатку с восточную сторону, называется Восточным окианом и отделяет Камчатку от Америки, а с западную Пенжинским морем 140, которое от южного конца Камчатского носу и от Курильских островов имеет свое начало и между западным берегом Камчатки и берегом Охотским 141 более тысячи верст к северу простирается. Северной его конец или култук свойственно называется Пенжинскою [100] губою по впадающей во оную реке Пенжине. И так сия земля в соседстве имеет с одну сторону 142 Америку, с другую 143 Курильские острова, которые к южно-западной стороне грядою лежат до самой Японии, а с третию сторону 144 Китайское царство 145.

Камчатской мыс по большей части горист. Горы от южного конца к северу непрерывным хребтом простираются, и почти на две равные части разделяют землю; а от них другие горы к обоим морям лежат хребтами ж, между которыми реки имеют течение. Низменные места находятся токмо около моря, где горы от оного в отдалении, и по широким долинам, где между хребтами знатное расстояние.

Хребты, простирающиеся к востоку и западу, во многих местах выдались в море на немалое расстояние, чего ради и называются носами: но больше таких носов на восточном берегу, нежели на западном. Включенным между носами морским заливам, которые просто морями называются, всем имена особливые, как например: Олюторское море, Камчатское, Бобровое и прочая, о чем ниже сего при описании берегов обстоятельнее будет объявлено.

Почему сей мыс Камчатским прослыл, тому причина показана будет при описании камчатского народа, а здесь объявлю я токмо то, что ни на каком тамошнем языке никакого нет ему общего названия, но где какой народ живет, или где какое знатнейшее урочище, по тому та часть земли и называется. Самые камчатские казаки под именем Камчатки разумеют токмо реку Камчатку с окрестными местами. Впрочем, поступая по примеру тамошних народов, южную часть 146 Камчатского мыса называют Курильскою землицею по живущему там курильскому народу 147. Западной берег от Большой реки до Тигиля просто Берегом. Восточной берег состоящей под ведением Большерецкого острога Авачею по реке Аваче. Тот же берег присуду Верхнего Камчатского острога Бобровым морем по морским бобрам, которых там больше других мест промышляют, а прочие места от устья Камчатки и Тигиля к северу Коряками по живущим там корякам; или восточной берег Укою по реке Уке, а западной Тигилем по реке Тигилю. Чего ради, когда говорят на Камчатке ехать в берег на Тигиль и прочая, то все места, которые под теми именами содержатся, разуметь должно.

Что касается до рек, то Камчатская земля ими весьма изобильна, однако таких нет, по которым бы можно было ходить хотя мелкими судами, каковы например большие лодки или заисанки 148, которые в верх-иртышских крепостях употребляются. Одна Камчатка река [101] судовою почесться может, ибо она от устья в верх на двести верст или более столь глубока, что морское судно называемое кочь, на котором по объявлению тамошних жителей занесены были в те места погодою российские люди еще прежде камчатского покорения, проведено было для зимованья до устья реки Никула, которая ныне по имени бывшего на объявленном коче начальника Федота, Федотовщиною называется 149. Впрочем знатнейшими из всех тамошних рек, кроме Камчатки, почитаются Большая река, Авача и Тигиль, на которых по способности заведено и российское поселение.

Изобильна же Камчатка и озерами, особливо по реке Камчатке, где такое их множество, что в летнее время нет там проходу сухим путем; в том числе есть и великие, из которых знатнейшие: Нерпичье озеро, что близ устья реки Камчатки, Кроноцкое, из которого течет река Кродакыг; Курильское, из которого течет река Озерная и Апальское 150. Что касается до огнедышущих гор и ключей, то едва может сыскаться место, где бы на толь малом расстоянии, каково в Камчатке, такое их было довольство; но о сем в своих местах объявлено будет пространнее.

ГЛАВА 2

О РЕКЕ КАМЧАТКЕ 151

Камчатка река, которая по камчатски Уйкоаль 152, то есть большая река называется, вышла из ровного болотного места 153, и имеет течение сперва в северо-восточную сторону, потом час от часу ближе к востоку склоняется, а напоследок изворотясь вкруте на южнозападную сторону в Восточной окиан устьем падает в 56°30', как на новых наших картах полагается, северной широты. От устья ее до [102] вершины прямо через мысы считается 496 154 верст верных, на котором расстоянии принимает она в себя множество рек и речек с обеих сторон, в том числе несколько и таких, которые с знатнейшими той стороны сравниться могут.

Верстах в двух от ее устья с правую сторону по течению есть от ней три глубокие залива, которые к зимованию морским судам весьма способны и безопасны, как то неоднократно самым опытом изведано: ибо морское судно «Гавриил» бот называемое несколько зим там содержано было. Оные заливы лежат вдоль по морскому берегу к Курильской стороне, и первой или ближайшей к Камчатскому устью версты на три длиною, другой верст на шесть, а третей верст на 15 или более. Расстояния между Камчаткою и первым заливом только сажен с 20, между первым и вторым сажен с семдесят, а между вторым и третьим около полуверсты. Всеми объявленными местами, что ныне заливы, прежде сего имела течение река Камчатка, но по заметании устьев, что почти ежегодно случается, сыскала себе другую дорогу в море.

На устье ее по правую сторону есть ныне маяк, которой построен от последней камчатской экспедиции, а верстах в 3 от оного по левую сторону срублены 155 казармы в одной связи для морских служителей, близ которых, находится и несколько изб, балаганов и шалашей тамошних обывателей, где живут они в летнее время для промыслу рыбы. Неподалеку оттуда на острову реки Камчатки построена заимка Якутского Спасского монастыря 156, да там же 157 казармы казенные и варница, в которой соль варится из морской воды.

В шести верстах от устья Камчатки 158 на левой стороне есть великое озеро, которое от россиан Нерпичьим 159, а от камчадалов Колкокро называется. В сем озере живет множество тюленей или по тамошнему нерпы, которые из моря заходят истоком озера, впадающим в Камчатку, от чего оно получило и название. Ширина его с юга к северу почитается на 20 верст, а в длину разливается оно почти, чрез весь [103] Камчатской нос, которой между устьем Камчатки и Столбовскою рекою столь далеко вытянулся в море, что по скаскам камчадалов вешним временем на хороших собаках меньше двух дней вкруг его объехать нельзя. Чего ради вкруг его верст с полтораста без сумнения положить можно: ибо в помянутое время семдесят пять верст на день переехать не трудно.

Помянутой исток почти столь же широк, как самая река Камчатка, и для того сумневаться можно, исток ли пал в Камчатку или в исток Камчатка. Последнее кажется вероятнее, потому что Камчатка от устья сего истока переменила течение в ту сторону, в которую истоку надлежащей путь. Подобное сему примечено в Охоцке, где Кухтуй река, которая величиною равна реке Охоте, впадая во оную с левой стороны близ самого моря, сбивает ее с своей дороги в сторону: чего ради устье ее никогда не бывает прямо, но всегда лежит накосо, то есть в южновосточную сторону.

Что касается до рек, которые текут в Камчатку, то объявлю я здесь токмо о таких, кои или по своей величине, или по иной какой причине достойны примечания, а прочие купно с протоками, островами, камчатскими незнатными жилищами и другими урочищами на приложенной карте означены, где течение Камчатки реки описанное по компасу от Верхнего Камчатского острога до самого устья представлено. От вершин Камчатки до помянутого острога описать ее по компасу невозможно было, потому что там лодками плыть весьма трудно, и для того означено на карте токмо главное ее течение, в которую сторону оно наипаче склоняется, а излучины ея зделаны по произволению.

Первою рекою, следуя от устья вверх по Камчатке реке, может почесться Ратуга, по-камчатски Орат, не столько для своей величины, но наипаче потому, что при ней после бывшей в 1731 году измены и после раззорения прежнего российского Нижнего Камчатского острога, построен новой острог 160 Нижношантальским называемой 161. Она течет с северной стороны, но версты за две до своего устья поворотясь к юго-западу устремляется совсем в противную сторону течения реки Камчатки, ибо в том месте бежит она с северо-восточную сторону; расстояния там между Камчаткою и Ратугою не больше семидесят сажен, а инде и гораздо меньше. В полверсте ниже устья Ратуги начинается жилье Нижношантальского острога, а поконец жилья построен самой острог с церьковью внутри, и с довольным казенным строением. От устья Камчатки до острога намеряно тридцать верст. [104]

От Ратуги в 35 верстах течет в Камчатку с правой стороны речка Хапича, а по камчатски Гычен 162, которая начало свое имеет неподалеку от камчатской огнедышущей горы или по-тамошнему горелой сопки. Между Ратугою и Хапичею есть на реке Камчатке щеки 163, которые на 19 верст простираются. Сие достойно примечания, что во всех таких местах, которых по всем рекам, текущим между каменными горами довольно, хотя и оба берега бывают круты, однакож один примечается всегда отложе, и всегда в таком расположении, что где у одного берега излучина, там у другого мыс, а где у того мыс, там у другого излучина, к явному свидетельству бывшего некогда между обоими берегами соединения. Тож усмотрено мною и Штеллером во всех между горами простирающихся долинах, особливо же узких, где оное весьма ясно видимо. И сие может несколько служить к подтверждению мнения господина Бургета 164, которой 165 подобное сему приметя на горах Альпийских не усумнился заключить, что такому расположению гор, долинами разделенных, во всем свете быть должно.

При объявленной речке есть камчатской острожек Капичурер называемой 166, которой в прежние времена весьма славен был и многолюден, но ныне в нем ясашных людей только 15 человек считается.

Версте в полутретье от Хапичи следует Еймолоноречь ручей, по одному тому достойной примечания, что течет из-под высокой горы Шевелича, которая стоит верстах в 20 от берегу Камчатки по левую ее сторону. Камчадалы, которые на басни такие ж художники, как старинные греки, всем знатнейшим горам и ужасным по их мнению местам, каковы например кипячие воды, горелые сопки и прочая, приписывают что нибудь чудесное: а имянно, горячие ключи населяют вредительными 167 духами, огнедышущие горы душами умерших, и сей горы втуне не оставили: ибо оказывают они, будто Шевеличь 168 стоял при Восточном море на самом том месте, где ныне Кроноцкое озеро, но не стерьпя беспокойства от еврашек точивших его, принужден был переселиться на сие место. При том описывают и путешествие его оттуда, о чем ниже объявлено будет. Впрочем сие утверждается за истинну, что из верху горы временем дым идет, однакож мне самому не случилось видеть.

Кенмен-кыг (речка), которая от Еймолонореча верстах в 6, знатна [106] по двум причинам: 1) что она есть часть Хапичи речки, о которой выше объявлено, и отделилась от ней верстах в 30 выше своего устья. 2) что пала в протоку Шваннолом, от которой славной камчатской острожек и многолюдной, построенной при устье протоки, имеет название 169. Казаки называют сие урочище непорченым именем Шеванаки 170. Под таким же непорченым камчатским именем Кованаки разумеют они Куан острожек, которой построен при реке Куане от Кенмен-кыга в 6 верстах, и состоит под ведением прежнего.

От Кенмен-кыга в 13 верстах против устья небольшой речки Хотабена 171, которая течет в Камчатку с левой стороны, есть великой бугор и славной, потому что там бывал весьма многолюдной камчатской острожек, которой при взятье Камчатки раззорен казаками до основания.

В 10 верстах от объявленной речки по левую сторону Камчатки есть камчатской острожек Пингаушчь, а по русски Каменной, которой бывши прежде сего весьма многолюдным, пришел ныне в толь бедное состояние, что жителей в нем не больше 172 15 человек осталось. Причина тому собственное их неспокойство: ибо не было ни одного бунта, в котором бы жители сего острога не имели участия.

Еловка река, по камчатски Коочь, может почесться главнейшею из всех рек, сколько их в Камчатку ни впадает. Она течет с левой стороны и вершинами сошлась с рекою Тигилем, чего ради по ней и обыкновенно на Тигиль ездят. Можно ж по ней ходить лодками и до Озерной реки, которая впала в Восточное море верстах в 90 от устья камчатского к северу, а бывает оной путь следующим образом. Еловкою идут до реки Уйкоала, которая пала в Еловку с левой стороны верстах в 40 от ее устья. Уйкоалом вверх полтора дни до речки Банужулана, которая течет в Уйкоал с левой же стороны. Банужуланом до болота, из которого она вышла, с версту. Болотом с версту ж перетаскивают лодки в речку Кытычулж, которою выплывают в речку Биегулж, а ею в реку Озерную. Расстояния от переволоки до усть-Кыгычулжа верст с 30, а оттуда до усть-Биегулжа верст с 6.

От Каменного острога до устья реки Еловки прямою дорогою считается 26 верст. От устья ее начинается каменная гора, называемая Тыим, которая, верст на 11 вниз по Камчатке продолжаясь, составляет берег ее; а позадь горы находятся два великие озера Кайиачь и Кульх-колянгын, которые по камчатскому суеверию зделались от ступени вышеписанной горы Шевелича, так как источник на горе Еликоне от ископыти Пегаза: ибо сказывают они, что сей их Пегаз поднявшись с прежнего своего места, в третей ускок очутился на нынешнем. Басни [107] камчадальские сколь ни глупы, однако их, по моему мнению, вовсе презирать нельзя: потому что в них без сумнения заключается некоторое известие о древней перемене сих мест, которая по причине многих огнедышущих гор и частых преужасных трясений земли и наводнений и поныне нередко примечается. Известное дело, что горы от таких трясений иногда проваливаются, иногда вновь появляются, и для того не невероятно, что прежде сего бывала там гора, где ныне Кроноцкое озеро 173, а Шевеличь гора хотя была и изстари, однако по потоплении окольных гор оставшись одна, могла почесться за вновь оказавшуюся и подать причину к басням. Что ж в тех местах была великая перемена, оное можно рассудить по странному виду той земли и по горам, аки бы клочьями разметанным и никакого между собою соединения не имеющим.

Между озером Кайначем и рекою Еловкою есть камчатской острожек Коанным называемой 174, в котором до измены бывал тойоном Федор Харчин 175, главной начальник бунта, по которого казни поручен оной острожек в правление брату его Степану Харчину.

Не доежжая до реки Еловки есть три знатные речки, а имянно Уачхачь, Ключовка и Биокось, которые пали в Камчатку с правой стороны по течению; первая верстах в 8 ниже Еловки, другая верстах в 4 ниже первой, а третия от другой в версте. Первая достойна примечания потому, что близ устья ее был российской острог, которой в 1731 году раззорен камчадалами; другая что около тех мест бывала пустыня Якуцкого Спасского монастыря, в которой кроме другого строения была и часовня, но все оное раззорено в одно время с острогом, а ныне там одно только зимовье с кладовым анбаром. Монастырские служки приежжают туда на время для пашни земли под ячмень и под другие овощи огородные. Ибо в том месте преизрядной ячмень родится и репа превеликая. Третия речка тем знатна, что течет из под самой горы огнедышущей, которой подножье в том месте до самой реки Камчатки простирается. Вода в ней бывает токмо летом от тающего на горе снегу, которая и густа и беловата цветом. Дно ее черноватым песком покрыто, отчего она получила и название: ибо Биокось на камчатском языке значит черной песок. Находятся ж по ней и ноздреватые легкие каменья разных цветов и слитки некоторых перегорелых материй.

На Уачьхаче речке, которая от русских ключами называется, потому что и зимою никогда не мерзнет, есть камчатской острожек Кыллуша 176, которой до измены был весьма знатен и многолюден; [108] но от тойона с подчиненными, которые 1731 году были в числе главных бунтовщиков, пришел оной в толь жалостное 177 состояние, что от великого множества — Ред. жителей ныне только человек 178 с 12 в нем считается.

От устья реки Еловки следуя вверх по реке Камчатке можно почесть за первое знатное урочище Тоткапенем протоку, для того что над нею построен был самой первой Нижней Камчатской острог, а расстоянием сие урочище от Еловки реки в трех верстах. Близ того урочища пала в помянутую протоку и небольшая речка, которая Резен называется.

В верстах 24½ от объявленного урочища течет в Камчатку с левой стороны речка Канучь, которая от российских жителей называется Крестовою, потому что близ устья ее находится крест, которой при первом российском походе на Камчатку поставлен 179 со следующей надписью 180: СЕ. году, Июля ГI. дня, поставил сей крест пятидесятник Володимер Атласов с товарыщи.

Выше Крестовой речки текут в Камчатку Греничь, Кру-кыг, Ус-кыг, и Идягун, из которых Ус-кыг пала с правой, а прочие с левой стороны и Кру-кыг называется от казаков Крюками, а Ус-кыг Ушками. Идягун особливо достойна примечания потому, что около ее устья бывают осенние рыбные промыслы, куда не токмо казаки, но и камчадалы съежжаются для ловли белой рыбы 181, которая там застаивается, чего ради оное место и Застоем называют жители. Такие застои есть и выше Идягуна реки, а имянно не доежжая верст за 5 до речки Пименовой, что по камчатски Сеухли, которая без мала в 12 верстах выше Идягуна течет в Камчатку с левой стороны.

От речки Крестовой до Гренича почитается 12½ верст, от Гренича до Кру-кыга столько же, от Кру-кыга до Ус-кыга 25 верст, а от Ус-кыга до Идягуна 12½ верст прямою дорогою.

Колю река от Идягуна в 42, а от Пименовой в 29½ верстах, течение имеет с левой стороны, и считается между знатными реками, которые в Камчатку устьем впадают, однако ие столько по величине своей, сколько по изрядным местам и угодным к пашне. Тамошние казаки прозвали оную Козыревскою в память бывшего при покорении [109] Камчатки казака Ивана 182 Козыревского, а для какой причины, того я не мог проведать. Верстах в 30 от ее устья есть при ней камчатской острожек Колю ж называемой 183.

От Колю реки верстах в 18 следует немалая речка Толбачик, а по камчатски Тулуачь, которая течет в Камчатку с правой стороны. При сей реке в немалом от устья расстоянии есть огнедышущая гора 184 и камчатской острожек одного с нею имени 185.

Никул 186 речка хотя с помянутыми знатными реками величиною и не может сравниться, однако не меньше их достойна примечания: потому что за несколько лет до покорения Камчатки зимовали там российские люди, по которых начальнику Федоту называется она Федотовщиною от тамошних жителей. Течение имеет она с той же стороны, с которой Толбачик, а расстояния между устьем ее и Толбачинским с пятьдесят восемь верст.

Шапина, а по камчатскому произношению Шепен, река, которая течет в Камчатку с правой же стороны в расстоянии 14 верст от Никула, почти всех помянутых рек больше, выключая Еловку. Она имеет пять устьев, из которых три выше и одно ниже прямого устья. Самое верхнее называется Евулкуда, второе Шепен 187-Анкачучь, третие Корерю, а самое нижнее Гышепен. И над сею рекою есть острожек камчатской одного с нею звания 188.

В 33½ верстах выше сей реки есть знатное урочище, называемое Горелой острог 189, потому что там бывало прежде сего многолюдное камчатское поселение, которое еще до покорения Камчатки сожжено камчадалами по причине случившегося мору.

От Горелого острогу в 48 верстах с половиною находится знатной [110] камчатской острожек, по их Кунупочичь, а по русски Машурин называемой, которому в рассуждении многолюдства нет ныне подобного по всей Камчатке. Он стоит на левой стороне Камчатки реки при устье озерного истока Пхлаухчича. Строения в нем девять земляных юрт, 83 балагана и хоромы изрядные, в которых живет тойон с своим родом.

Кырганик река, которая вершиною сошлась с впадающей в Пенжинское море Оглукоминою рекою, величиною подобна Шепену, и пала в Камчатку пятью же устьями, из которых верхнее называется Корхаус или Курухахчичь, другое Гыкырген, третие Катхыя — Кырганаш (старое Кырганицкое устье), четвертое настоящее устье Кырген, а пятое Килюли или Кидлюли, над которым построен и камчатской острожек одного имени с рекою 190. Расстояние от Машурина до сего острожка прямою дорогою 32, а рекою более 38 верст почитается.

Не доежжая до него за 24 версты есть над Камчаткою рекою высокой яр Лотынум называемой, на которой камчадалы стреляют из луков, угадывая время жизни своей таким образом, что тот по их мнению долго проживет, кто на яр встрелит, а чья стрела не долетит до верху, тому умереть скоро.

Повычя принадлежит к знатным же рекам, которые в Камчатку устьем впадают. Вершинами сошлась она с текущею в Восточное море рекою Жупановой, а устьев имеет четыре, которым однакож 191 нет названия. Особливого примечания достойна она наипаче потому, что против самого почти устья ее стоит Верхней Камчатской острог, и что по ней на Восточное море обыкновенно ездят. Под означенным острогом течет небольшая речка Кали-кыг, над которою преизрядного топольнику такое изобилие, что жители Верхнего Камчатского острога на всякое строение оттуда довольствуются лесом. От Кырганика до Верхнего Камчатского острога мерных 24 версты, а примерных не вступно 30.

От усть-Повычи до вершины реки Камчатки хотя и много рек, однакож все малые. Знатнейшею из них почесться может Пущина, а по камчатски — Кашхоин, которая течет в Камчатку с правой стороны, потому что она первая от вершины камчатской, и устье ее токмо верстах в 5 от помянутой вершины, до которой от Верхнего Камчатского острога 69 верст. А всего расстояния по новой мере 192 от устья [111] Камчатки до ее вершины 496 верст, как уже выше объявлено; а по моему счислению от устья Камчатки до ее вершины около 525 верст. Разность же сия происходит от того, что я плывучи рекою должен был в тех местах верст прибавливать, где мера чрез мысы ведена была для близости.

ГЛАВА 3

О РЕКЕ ТИГИЛЕ

Понеже река Тигиль течет в одной почти ширине с рекою Камчаткою, а прямая дорога с Камчатки на Тигиль лежит по реке Еловке, как уже выше объявлено, то рассудилось мне запотребно прежде объявить о знатнейших урочищах реки Еловки до ее вершины, а потом уже от Тигиля, следуя с вершины к устью, для того что таким образом может быть обстоятельное известие о проежжей дороге с Восточного окиана до Пенжинского моря по прямой линее.

Какие знатные урочища от усть-Камчатки до устья Еловки находятся, оное при описании реки Камчатки объявлено, а от устья Еловки до Тигильской вершины следующие места достойны примечания.

Коанным острожек, о котором выше объявлено, недалеко от устья реки Еловки, между озером Коаннычь и Еловкою. Верстах в 20 от помянутого острожка на западном берегу реки Еловки есть урочище, называемое Горелым острогом, для того что на том месте бывал знатной камчатской острожек Дачхон, которой погромлен от казаков в начале завоевания той страны.

Версте в полутретье от Горелого острожка над устьем Кыгычя ручья, текущего в Еловку, с западной стороны есть камчатской острожек, Горбуновым именуемой 193, потому что лучшей камчадал того острожка горбат. От Харчина или Коанным острожка до Горбунова прямою дорогою считается только 11 верст мерных.

Верстах в 6½ от Горбунова острожка следует речка Уйкоаль, по которой ходят батами до Озерной реки и до Восточного окиана, как уже выше объявлено. Над сею речкою от устья ее в версте есть камчатской острожек Колилюнучь называемой 194. Верстах в 3 от сего острожка на западном берегу реки Еловки, на высоком утесе бывал прежде сего камчатской острожек, Ухарин имянуемой, а под ним течет в Еловку Кейлюмче речка. [112]

В 13 верстах от речки Кейлюмче течет в Еловку с восточной стороны Конменткчучь, а по русски Орлова речка, которая получила имя себе от того, что на устье ее на тополевом дереве из давных лет орлово гнездо находится. Верстах в 9 от сей речки есть на Еловке щеки, которые сажен на 40 в длину продолжаются, а ширина реки Еловки в том месте не больше семи сажен.

Верстах в 11 от щек течет в Еловку с западной стороны речка Леме, которой вершина от устья токмо в 5 верстах. По сей речке подъимаются на Тигильской хребет и, следуя мимо Красной сопки 195, которая оставляется вправе, спускаются на вершину Ешхлина речки, текущей в Тигиль реку. Красная сопка от вершин обеих речек почти в равном расстоянии, а с вершины одной до вершины другой речки не меньше десяти верст. В переезде сего расстояния путешествующие весьма часто заблуждаются, особливо во время непогоды, когда Красной сопки усмотреть нельзя, которая им вместо маяка служит, ибо хребет в том месте не гребнем, как в других местах, но плосок и пространен: чего ради не видя признака оного и узнать не можно, в которую сторону ехать.

От вершины Ешхлина речки верстах в 12 пала в оную с восточной стороны Ипх речка, которая от казаков по быстрому течению прозвана Быстрою. Она вышла из под Байдары гривы, до которой с устья ее почитают десять верст.

Версте в 1½ ниже Быстрой течет в Ешхлнн с той же стороны речка Училягена, по которой за Тигильской хребет обыкновенная летняя дорога. Ниже сей речки до самого устья Ешхлина нет никаких знатных урочищ, выключая Кейтель яр, который не доежжая версты за три до ее устья на восточном берегу находится. Оной яр вышиною от 10 до 20 сажен, а длиною около версты. Верх его состоит из камени беловатого, а подошва из каменного уголья 196. В летнее время идет из него пар беспрестанно и заражает воздух тяжелым запахом, которой издали чувствовать можно; а в зимнее время ни пару ни противного запаху от него не бывает.

От устья Быстрой реки до помянутого яру верст с 18 положить можно; а всего расстояния с устья реки Еловки до устья Ешхлина по мере геодезистов 114½ верст, которое однакож весьма сумнительно, хотя я оной мере за неимением другого верстового реестра и последовал. Я с усть-Ешхлина до усть-Еловки ехал на собаках посредственною ездою три дни с половиною, а по счислению часами не меньше сорока пяти часов, чего ради не будет излишества, ежели на каждой час положить по четыре версты: ибо такою ж почти ездою переежжал я обыкновенно в день от Нижношантальского до Каменного [113] острожка, между которыми более 60 мерных верст; итак вместо 114½ верст будет 180 верст расстояния. Ежели приложить ко 180 верстам 123½ расстояния от усть-Камчатки до усть-Еловки, и столько ж от усть-Тигиля до усть-Ешхлина, то ширина Камчатской земли в сем месте 197 двемя только верстами от объявленной выше сего ширины разнствовать будет, которая разность на таком расстоянии за ничто почесться может.

От усть-Ешхлина до самого устья Тигиля реки, которой прямое коряцкое имя Мырымрат, нет никаких знатных рек, выключая Кыгын, которая пала в Тигиль с северной стороны не доежжая верст за 5 до ее устья, и от казаков по имеющемуся в верху ее острожку Напана, Напаною называется. Впрочем не токмо коряцких острожков по ней довольно, но по отъезде моем с Камчатки заведено и российское поселение, токмо в котором месте, заподлинно мне не известно.

Главной коряцкой острожек по реке Тигилю называется Кульваучь 198, стоит на южном берегу ее, в 6 верстах выше устья Ешхлина речки. Тойон того острожка Нутевей 199 повелевал в бытность мою всеми жительми тагильскими.

От усть-Ешхлина, следуя вниз по Тигилю, первой коряцкой пустой острожек Айпра стоит на северном берегу реки Тигиля не далеко от устья Ешхлинум речки, которая от Ешхлина в 7 верстах.

Мыжолг острожек от острожка Айпры в 22 верстах, построен на правом берегу речки того ж имени, которая течет в Тигиль с северу. Жилья в нем 3 небольшие юрты, да два зимовья, из которых в одном живет новокрещеной коряка, а в другом служивые, определенные для караулу табуна казенных оленей. И понеже сие место в рассуждении других несколько выгоднее, то думать можно, что и острог российской или там, или в близости оттуда заводится.

В 18 верстах от помянутого острожка есть урочище, называемое Кохча, где бывал прежде сего знатной коряцкой острожек того имени, которой погромлен и раззорен до основания камчатским прикащиком Кобелевым, за то, что жители оного убили казака Луку Морозку 200 во время первого Атласова походу на Камчатку.

В 3 верстах от реченного урочища есть на Камчатке щеки, которые версты на две продолжаются. При начале их текут в Тигиль Алихон и Бужугутуган речки, первая с северной, а другая с южной стороны.

От щек, следуя к устью Тигиля реки, есть еще четыре коряцкие острожка. 1) Шипин старой острожек 201, до которого от щек верст с 10. [114] 2) Мыллаган 202 от первого в 3 верстах. 3) Кенгеля Утинкем 203 от Мыллагана в 40 верстах, а 4) Калаучь 204 от Кенгеля Утинкем в 3 верстах. Первые два острожка стоят на южном берегу реки Тигиля, третей над речкою Кунгуваем, которая течет в Тигиль с северу, а четвертой на устье впадающей в Тигиль с северной же стороны Калаучя речки. Мыллаган между ими есть главной острожек, ибо жители других острожков ему подвластны, а он подчинен острожку Калаучу.

От острожка Калауча до усть-Напаны реки 15 верст, а до устья Тигиля, где пала в Пенжинское море, 20 верст.

ГЛАВА 4

О КЫКШЕ ИЛИ БОЛЬШОЙ РЕКЕ

Большая река, которая от природных тамошних жителей называется Кыкша, пала устьем в Пенжинское море в ширине 52°45'. Устье ее от усть-Тигиля к югу почитается в 555 верстах по большей части мерных. Она течет из озера, которое от устья ее к востоку во 185 верстах. Большею для того называется, что из всех рек, впадающих в Пенжинское море, по ней одной от устья до самой вершины можно ходить батами, хотя и не без трудности: ибо она имеет течение быстрое не токмо от знатного наклонения места, по которому бежит, но и от островов, которых по ней такое множество, что с одного берегу на другой переехать трудно, особливо там, где она течет ровными местами. На устье она во время морского прилива весьма глубока, так что можно свободно входить во оную и большим судам: ибо морской прилив около полнолуния и новолуния без мала на 9 парижских футов, или на 4 аршина русских примечен.

На помянутом расстоянии принимает она в себя множество речек с обоих сторон, из которых однакож большая часть ручьев. Примечания достойными следующие почесться могут:

Первая Озерная, а по камчатски Куакуачь, которая вышла верстах в 25 из озера, и продолжая свое течение с югу на север подле самого моря, соединяется с нею у самого моря. Озеро, из которого она выпала в длину верст на 15, а в ширину верст на 7 простирается, [115] и так близко подле моря находится, что во время бывшего в 1737 году великого земли трясения и из него в море, и из моря в него вода переливалась. На сем озере есть два островка, в том числе один длиною на две, а шириною на полторы версты, на которых морские птицы, а именно утки и чайки разных родов весною несутся в таком множестве, что жители Большерецкого острога збираемыми там яйцами в год запасаются.

Между Озерною и Большею реками есть губа в длину и в ширину версты по две, которая во время морского прилива водою понимается, а во время отлива обсыхает. Над устьем Озерной реки 205 с западную сторону есть несколько балаганов и барабар, где казаки летом живут для промыслу рыбы. Такие ж балаганы, но гораздо в большем числе, построены и на северной стороне Большей реки, версте в полуторе от устья, а на южной стороне устья поставлен маяк для морских судов.

Чекавина, по камчатски Шхачу, речка от устья Большей реки верстах в двух, бежит с южной стороны из болот в недальнем расстоянии находящихся. Примечания достойна она потому, что в ней морские суда зимуют, чего ради там и казарма для караульных и кладовые анбары от Камчатской экспедиции построены. Суда заводятся в оную во время прибылой воды, а в убылую воду так она узка, что через перескочить можно, и так мелка, что суда на бока валяются; однако от того не бывает им повреждения, для того что дно ее мягко.

Амшигачева, по камчатски Уаушиммель 206, речка от Чекавиной верстах в 9 течет в Большую реку с северо-восточной стороны. Обе объявленные речки прозваны от казаков именами камчадалов, Чекавы и Амшигача, которые на них жилища свои имели.

От речки Аушиммеля в 5 верстах, на северном берегу Большей реки есть камчатской острожек Коажчхожу 207 называемой, под которым пал в помянутую реку небольшой ручей одного имени с острожком.

В 8 верстах от объявленного острожка пала в Большую реку Начилова речка, а по камчатски Чакажу, которая потому наипаче знатна, что в ней множество жемчужных раковин 208 находится, но [116] жемчуг оной не чист и не окатист. На устье ее есть камчатской острожек Чакажуж 209 называемой, которой слывет и Елесиной заимкой от того, что там поселился казачей сын по прозванию Елесин.

Быстрая река, по камчатски Конад, впала в Большую реку тремя устьями, из которых нижнее от речки Начиловой в 6 верстах, среднее от нижнего в 2 верстах, а верхнее от среднего в полуверсте. Нижняя протока называется Ланхалан, а средняя Каткыжун. Быстрою прослыла она по быстрому своему течению и многим шиверам и порогам: впрочем где она течет по местам низменным, там весьма широка от разделения на многие протоки, а где между горами, там столь узка, что камчадалы местами с берегу на берег перетягивают сети для ловления уток.

Посредством Быстрой реки можно бы было ходить на малых лодках от Пенжинского моря до самого окиана: а именно с устья Большей реки вверх до устья Быстрой, и вверх по Быстрой до ее вершины, а от вершины Камчаткою рекою, которая течет из одного с нею болота, до самого Восточного моря, ежели бы она вверху лесом не была засорена, отчего верст за 40 до вершины лодок провесть не можно. Путь сей хотя бы был и труден и несколько продолжителен, ибо ради быстрого реки течения, и многих находящихся по ней шивер и порогов, где кладь берегом обносить должно, более десяти верст на день перейти нельзя, как оное 1739 году в проезде на Камчатку самому мне изведать случилось; сверх того с вершины Быстрой до Камчатки должно бы было лодки версты с 2 болотом перетаскивать; однако в рассуждении того, что летом из острогу в острог всякую кладь на людях носят, было бы от водяного оного ходу немалое облегчение камчатскому народу, которые под казенные тяжести берутся в подводы; потому что дватцать пуд например клади, под которую 10 или 15 человек потребно, могли бы с гораздо меньшим трудом перевесть в лодке два человека 210, а притом бы и купечеству была такая способность, чтобы оному всегда был путь без препятствия, которой ныне токмо зимою отправляется. Впрочем надеяться можно, что помянутая народная тяжесть и без того отвратится, когда тамошние переведенцы лошадьми разведутся, которые для перевозки клади будут там употребляемы с великою пользою, ибо из Большерецка до Верхнего Камчатского острога способно ездить и телегами, а инде почти нигде во всей Камчатке для частых речек, болот, озер и высоких гор летом на лошадях никак проехать нельзя.

Летняя дорога, которою из Большерецка в Верхней [117] острожком обыкновенно ходят, проложена из Большерецка вверх по Большей реке до Калинина или Опачина острожка, от острожка переходят они чистым местом на реку Быструю прямо, и следуют вверх по ней до камчатской вершины, а оттуда по восточную сторону реки Камчатки до Верхнего острога, где во оной лодками, чрез Камчатку перевозятся 211. Расстояния от Большерецка до Опачина острожка 44 версты, от Опачина острожка до Быстрой, где к ней приходят, 33 версты, оттуда до Ганалина жилища, дале которого лодками по Быстрой реке не ходят, 55 верст, от Ганалина жилища до камчатской вершины 41, а от вершины до Верхнего Камчатского острога 69 верст.

Ездят же помянутым путем и в вешнее время на собаках, токмо весьма редко: ибо хотя оной путь близок, однакож потому за неспособной почитается, что на всем переезде нет никакого камчатского жилища.

Жилья по реке Быстрой 1) заимка Трапезникова 212, которая стоит над устьем протоки Ланхалан, а в ней два двора; 2) Остафьева заимка от устья в 6 верстах, а в ней 4 балагана да 2 шалаша, в которых живут двое служивых и 5 человек камчадалов из холопства освобожденных; 3) 213 Запороцкова заимка, 4) Карымова 214, а в них по одному двору; 5) камчатской острожек, Карымаев называемой 215. От Остафьевой до Запороцковой заимки считается 10 верст, от Запороцковой до Карымовой 3 версты, а от Карымовой до Карымаева острожка 4 версты. Было ж по ней камчатское жилище и еще в двух местах, а где имянно, о том ниже объявлено будет, но оное ныне опустело.

Знатнейшие речки, которые пали в Быструю, Оачу, Кыгынжычу, Янгачал, Калмандору, Уйкуй, Людагу, Кыдыгу, Пичу, Идыгу и Мышшель.

Оачу от Карымаева острожка верстах в 17; течет с западной стороны, а до вершины ее верст с 50 почитается. С усть-Быстрой до устья сей реки места низменные, а дале к вершинам пошли горы. Камчадалы сие место называют Сусангучь, и ловят там уток, перетягивая сети через всю реку. [118]

Кыгыйжычу от Оачу в 3 верстах, а Янгачан от Кыгыйжычу и более версты расстоянием. Первая течет с восточной стороны, а другая с западу. Против устья последней речки есть порог длиною сажен на 20, которой по камчатски Ктугын называется.

Калмандору от Янгачана верстах в 4, течет с западу. Немного пониже устья ее есть другой порог по камчатски Ичьехунанхом.

От Калмандору до Уйкуя, которая течет с западу ж, верст с 6, а между ими почти на половине расстояния есть порог Тоушиж. Есть же порог и немного повыше Уйкуя, которой Аудангана называется.

Людагу, а по русски Степанова речка, пала в Быструю с западу ж, а от Уйкуя до ней считается 15 верст. На сей речке ростет много топольнику, годного к строению.

Кыйдыгу от Людагу верстах в 5, а Пичю она же и Поперешная, от Кыйдыгу в 10 верстах, обе текут с востоку. На устье сей речки бывало прежде сего жилье камчадала Каунича.

Идугычу, она же и Половинная, до которой считается от Пичу 17 верст, течет с восточной жэ стороны из озера, до которого пешие переходят в четыре дни. Половинкою она прозвана для того, будто там от Большерецка до Верхнего острога половина дороги.

Мышшель от Идугычу в 24 верстах, течет с западной стороны, а вершинами, до которых верст с 70, сошлась она с впадающею в Пенжинское море рекой Немтиком. Немного повыше устья ее бывало жилье камчадала Ганалы, откуда до вершины Быстрой реки верст с сорок, как выше объявлено.

От устья реки Быстрой следуя вверх по Большей реке первая знатная речка Гольцовка, которая пала в Большую реку с северной стороны версте в полутора от Быстрой. Между сими реками стоит российской острог, Большерецким называемой. Верстах в 3 от Гольцовки на южном берегу Большей реки есть Герасимова заимка, а в ней один двор, да одна юрта; а в версте от оной на острову Большей реки камчатской острожек называемой Сикушкин, при котором есть и изба казачья.

Бааню речка 216, которая почитается за россошину Большей реки, особливо достойна примечания, потому что вверху ее кипячие ключи находятся. Она пала в Большую реку с южно-восточной стороны в 44 верстах от Большерецка. На устье ее стоит Каликин или Опачин острожек 217, от которого до горячих ключей по моему счислению верст с 70. Оных ключей по обеим сторонам речки Бааню довольно, однако больше на южном берегу, нежели на северном, для того что там ровное место.

С речки Бааню на Большую реку переезду через хребет не более 15 верст. А дорога оная лежит с Бааню по речке Ачкаж, которая в 25 верстах ниже горячих ключей имеет течение, до ее вершины, а оттуда [119] вниз по речке Кадыдаку, которая пала в Большую реку верстах в 7 ниже озера, откуда Большая река вышла, до ее устья.

От устья речки Бааню хотя есть и много рек, текущих в Большую реку с обеих сторон, однако примечания достойны токмо два, а имянно: Сутунгучу и Сугачь. Первая течет 218 в 22 верстах от устья Бааню, и знатна потому, что по ней есть на Камчатку летняя дорога, ибо вершины ее прилегли к рассошинам Быстрой реки 219: а Сугачь речка от Сутунгучу верстах в 60 находится, и потому известна каждому из тамошних жителей, что по ней выежжают на реку Авачу, о которой ниже будет объявлено. Не доежжая за 7½ верст до речки Сугача, есть камчатской острожек Мышху, он же и Начикин 220, которой стоит на южном берегу Большой реки над устьем ручья Идшакыгыжика, а в 5 верстах выше острожка горячая речка, которая также как и вышеобъявленные Сутунгучу и Сугачь речки течение имеет с северу, а до вершины ее от устья не более полуверсты.

ГЛАВА 5

О РЕКЕ АВАЧЕ

Авача, по камчатски Суаачу, течение имеет от запада к востоку; устьем впадает в губу Восточного окиана, почти в одной ширине с Большею рекою, а вершиною вышла она из подставного хребта из под горы Баканг (некрытой балаган) называемой, до которой с устья верст с полтораста почитается. Сия река величиною почти не уступает Большей реке, однако не принимает в себя столько знатных речек как оная, но вместо того славна помянутою губою, в которую течет, и которая по ней Авачинскою 221 называется.

Оная губа видом кругловата, длиною от шириною верст на 14, и со всех почти сторон окружена высокими каменными горами. Устье ее, которым с окианом соединяется, в рассуждении ее пространства весьма узко, но так глубоко, что всяким кораблям, каковы б велики они ни были, можно входить без опасности.

Знатнейших гаваней, в которых морским судам способной отстой, находится там три, а имянно: 1) в Ниакиной губе, другая в Раковой; а третия в Тареиной 222. Ниакина губа, которая от зимовавших в ней двух пакетботов Петра и Павла называется ныне Петропавловскою [120] гаванью, лежит к северу, и так узка, что суда на берегах прикреплять можно, но так глубока что в ней способно стоять и таким судам, которые пакетботов больше: ибо глубиною она от 14 до 18 футов. При сей губе построены офицерские светлицы, казармы, магазеины и другое строение от морской команды. Там же по отбытии моем заведен новой российской острог, в которой жители переведены из других острогов 223. Ракова губа, которая так называется от множества живущих в ней раков 224, лежит к востоку, и величиною больше Ниакиной, а Тареина находится в южно-западной стороне почти против Ниакиной и пространством превосходит обе прежние.

Камчатского жилья около губы два острожка Аушин 225 и Тареин 226: первой на северной стороне ее близ российского поселения, а другой на южно-западной стороне, по которому и помянутая губа Тареиною называется, оба с небольшим в версте от устья.

В Авачинскую губу кроме реки Авачи, текут и другие многие реки, из которых знатнейшая есть Купка, которой устье от Авачи к югу в 5 верстах. В речку Купку верстах в 4 от устья пала с южной стороны 227 Паратун речка, над которою стоит знатной камчатской острожек того ж имени. Немного повыше означенного острожка есть на реке Купке остров, на котором во время случившегося в 1731 году великого бунта тамошние жители имели укрепление и сидели в нем с полтораста человек, но оное в 1732 году раззорено казаками до основания, а жители от большей части побиты.

В северной стороне от Авачинской губы почти против Карымчина острога есть две горы высокие, из которых одна временно огнем горит, а дымится почти непрестанно. [122]

Что касается до речек, текущих в реку Авачу, то за знатнейшие можно почесть Коонам, Имашху, Кокуйву, Уаву, Кашхачу и Кааннажик-шхачу.

Коонам речка течет в Авачу с южно-западной стороны, а до вершины ее от устья верст с 50 полагается. По сей речке обыкновенно ездят с Большей реки к Петропавловской гавани, а дорога проложена от острожка Мышху вверх по речке Сугачю до ее вершины, и оттуда вниз по другой речке Сугачу ж, которая пала в Коонам, до ее устья, а от устья вниз по речке Коонам до реки Авачи. Переезду с Большей реки на Коонам не боле 12 верст будет, а устье Сугачу речки от вершины Коонам верстах в 15.

Не доежжая верст за 8 до устья Коонам речки есть над нею Шиякокуль острожек, в котором камчадалы живут временем для промыслу рыбы.

Верстах в 8 же ниже устья Коонам пала в Авачу с северу Имашху речка, над которою живут коряки. Они были прежде оленные 228, но по отогнании оленей их неприятельми учинились сидячими, и поселились на объявленном месте: впрочем не потеряли они ни обрядов своих, ни чистоты языка по сие время, что может быть наипаче от того происходит, что они в родство не вступают с соседьми, но женятся и замуж выдают все в своем роду.

Ниже речки Имашху верстах в 6 течет в Авачу с той же стороны Кокуйва речка, от которой неподалеку стоит Намакшин острожек 229.

От Кокуйвы следуя вниз по Аваче до Уаавы речки версты с три, от Уаавы до Кашхачи с версту, от Кашхачи до Кааннажик-Шхачи версты с 3, а оттуда до усть Авачи верст с десять. Уаава течет с южной стороны, а прочие с северу.

Ширина Камчатского мыса между устьем Большей реки и Авачинской гавани гораздо меньше, нежели между Тигилем и Камчаткою: ибо здесь с моря на море по прямой линее только 235 верст намеряно.

ГЛАВА 6

О РЕКАХ, ВПАДАЮЩИХ В ВОСТОЧНОЙ ОКИАН ОТ УСТЬ-АВАЧИ НА СЕВЕР ДО РЕКИ КАМЧАТКИ И ОТ КАМЧАТКИ ДО КАРАГИ И ДО АНАДЫРЯ

Камчатские берега хотя были и прежде описаны, однако оные описания как в рассуждении несправедливого названия некоторых рек, так и в рассуждении того, что в них много опущено достойного примечания, требуют немалого поправления и дополнения, к чему следующее известие, особливо о тех местах, коими мне самому случилось [123] ездить, несколько может способствовать; ибо я всеми мерами старался ничего не опустить, что казалось потребным к обстоятельному их описанию. Что касается до их расстояния между собою, в том погрешности исправить нельзя было, для того что в бытность мою на Камчатке по берегу Восточного моря ни меры верстам не было, и никаких не учинено обсерваций; чего ради в тех местах, где я сам был, положено оное по моему рассуждению, а в прочих по скаскам бывалых казаков и коряков. А объежжен мною берег Восточного моря от усть Авачи реки до Карат, а берег Пенжинского моря от усть-Лесной до Озерной реки, которая течет из Курильского озера.

От реки Авачи на север первая речка называется Кылыты, а от казаков Калахтырка, которая течет из под Авачинской горелой сопки, а устье ее от Авачинской губы в 6 верстах. При ней есть острожек Макошху имянуемой 230.

Верстах в 16 от Кылыты следует небольшая речка Шияхтау, а по русски Половинная, оттуда в 12 верстах Ужинкуж, а потом исток из озерка называемой Шотохчу, которой под именем Налачевой речки больше известен: от Ужинкужа до Налачевой шесть верст, а озеро, из которого она течет, в длину верст на 7, а в ширину версты на 4 простирается, и лежит недалеко от моря. На устье Налачевой есть острожек Шотохчу 231. Сия речка потому особливо достойна примечания, что ею кончится присуд Большерецкого острога; ибо прочие к северу лежащие места до самой Чажмы состоят под ведением Верхнего Камчатского острога.

Коакачь река 232 от Налачевой верстах в 26, казаки называют оную Островною, для того что против устья ее на море близ берега есть небольшой каменной островок 233, где летом живут камчадалы для промыслу рыбы и морских зверей. Между Налачевою и Островною речками вытянулся в море небольшой каменной мыс 234, на которого изголовии стоит острожек Итытхочь 235, в котором живут камчадалы с Островной речки в зимнее время. [124]

Верстах в 6 от Островной пала в Восточное море Ашумтан речка, в которую близ устья течет с северу Какчу или Сердитая речка, где построен Ашумтан острожек 236. Неподалеку от сего острожка начинается Шипунской нос 237, которой вытянулся верст на 100 в море, а в ширину верст на 20 распространяется.

Верстах в 25 от Ашумтана есть в море исток из озера Калиг, а по казачьи Калигары, над которым стоит Кыннат острожек 238. Помянутое озеро лежит близ моря к северу, и в длину верст на 20, а в ширину верст на 6 простирается. От устья Калига залегла версты на 4 к югу нутренная губа, в которую течет речка Мупуа, где кончится ширина помянутого Шипунского носу.

Шопхад 239, по казачьи Жупанова, река 240, которая больше всех вышеписанных речек, течет из станового хребта, и вершинами сошлась с впадающею в Камчатку рекою Повычею: чего ради по ней и обыкновенно в Верхней Камчатской острог переежжают. Шопхад прослыла она у камчадалов по острожку того имени, которой прежде сего бывал на ее устье, а острожек так назван по великому изобилию в тюленях, которых жители на привальном льду промышляли, и как кряжи поленницами клали: ибо Шопхад значит кряж или толстой отрубок. Впрочем прямое звание сей реке Катангычь.

Жилье по ней в трех местах, а имянно на устье ее Оретынган острожек 241, в 34 верстах от оного Кошхподам, а в 28 верстах Олокино жилище 242. Из речек, которые в Шопхад впадают, знатны особливо Кымынта и Верблюжье горло. Первая течет с южной стороны верстах [125] в двух ниже Кошхподама острожка 243, и потому достойна примечания, что пала из под сопки Жупановской 244, которая наверху в разных местах курится из давных лет, и временем гремит, токмо огнем не горит; а расстояния от устья сей речки до подножья горы не больше пяти верст. Верблюжье горло знатна по опасному падью ее проезду: ибо оная падь весьма узка, и простирается между высокими и толь крутыми каменными горами, что на них снег едва держится, так что от самого малого ударения, каково бывает от громкого голосу, скатывается слоями и подавляет проежжих, чего ради камчадалы, которые все опасное за грех почитают, за великое вменяют преступление едучи сею падью говорить громко. Впрочем дорога оная весьма способна, а расстояния от усть Шопхада до усть-Повычи по моему счислению верст с полтараста.

От устья Шопхада реки залегла в южную сторону 245 нутренная губа окруженная каменными горами, которая как длиною так и шириною версты на 4. Оная губа имеет три устья, одно в реку Шопхад, да два в море. Между первым и вторым устьем расстояния версты с две, между вторым и третьим только с версту; а ширина каменного берега, которым губа от моря отделяется, сажен на полтараста. С южную сторону реки Шопхада близ морского берега есть множество каменных столбов и кекуров, от которых вход в нее весьма опасен. От южного култука сей губы до северного култука озера, из которого течет Кылыты, не больше шести верст езды через горы, а всего расстояния между устьем Шопхада и Кылыты верст с тритцать. Тунгапаул, по русски Березова, речка от Шопхада в 35 верстах, течет верстах в 30 из хребта, и на устье имеет нутренную ж губу, которая подле кошки на север около версты простирается. На северном берегу помянутой речки построен Алаун острожек 246. Между Шопхадом и Березовою реками пали в море две маленькие речки Карау и Катанычь, первая от Шопхада верстах в 20, а другая от первой в пяти верстах.

От Шопхада до Березовой морской берег ровен и мягок, а оттуда до нижеописанной речки Кемшча горист, каменист и крут.

От Березовой следуя к северу первая течет речка Калю, которая впала устьем в вышеписанную нутренную губу. От Калю в 2 верстах Ла-кыг, от Ла-кыга верстах в 5 Кеде-шауль, от ней в версте Кенмен-кыг, от Кенмен-кыга верстах в 4 Упкале, от Упкале в версте Ижу-кыг, оттуда в равном расстоянии Келькодемечь, от ней в 2 верстах Ипх, а от [126] Ипха в версте знатная речка Шемечь 247, у которой на устье есть нутренная губа, которая в длину и в ширину верст на 7 простирается.

При сей речке две вещи достойны примечания: 1) что около вершин ее находятся кипячие воды великими колодцами, 2) что на южном берегу объявленной губы по низменным холмикам ростет малое число пихтовнику, которого дерева нигде по Камчатке более не примечено. Оной лес у камчадалов как заповедной хранится, так что никто из них не токмо рубить его, но и прикоснуться не смеет; ибо уверены они преданием стариков своих, которое от них многими примерами утверждается, что всяк, кто б ни дерзнул им прикоснуться, бедственною смертию скончается. Впрочем, сказывают они, что сей лес вырос над телами камчадалов, которые некогда будучи в походе против неприятелей так оголодали, что несколько времени принуждены были питаться однлю лиственишною коркою, а напоследок померли на реченном месте.

От Шемеча верстах в 4 течет в море маленькая речка Какан, а от ней верстах в 2 горячая речка, которой вершина от устья в 3 верстах и во сте саженях. От вершины ее можно переехать через горы прямо на вышеписанные горячие ключи. Из горы которая их разделяет, во многих местах пар идет и клокотанье кипящей воды слышится, однакож ключи еще не пробили наружу, хотя уже местами есть и нарочитые скважины; ибо из них один пар идет с подобным стремлением как из Еолипили, и так горяч, что руки наднести нельзя.

От горячей речки начинается высокой и крутой песчаной берег, которой по цвету желтоватому, Толоконными горами 248 называется и продолжается на 3 версты на 40 сажен, а за ними следует каменной берег.

Верстах в 5 от Толоконных гор течет Уачькагачь, от ней в 4 вер стах Акрау, от Акрау в версте Кохч, неподалеку от Кохча Кенмен-кыг, от Кенмен-кыга верстах в 6 Шакаг, от Шакага в 4 верстах Патекран, от Патекрана в равном почти расстоянии Ешкюль-кыг, оттуда в 2 верстах Вачьаул, от Вачьаула версте в полуторе Ихвай, от Ихвая в таком же расстоянии Кушхай 249, а напоследок знатная речка Кемшчь [127] или Камашки 250 которою каменной берег кончится; а расстояния от Кушхая до Кемшча верст с восемь. Гора, из под которой она течет, от устья ее верстах в 15 и называется Чачамокож. Недалеко от устья на южном ее берегу есть острожек одного с нею имени.

По всему восточному берегу нет труднейшей дороги, как от вышеписанной Шемеча речки до Кемшча. Места там гористые и лесистые. Взьемов и спусков столько, сколько между ими речек объявлено, причем, кроме крутины надлежит опасаться и того, чтоб с раскату о дерево не удариться, что часто с крайнею опасностью жизни приключается.

От Кемшчя в 29 верстах течет знатная речка Крода-кыг 251 (Лиственишная), которая выпала из великого озера с такой кручины, что под нею ходить свободно. Помянутое озеро просто называется Кроноцким 252 и в длину верст на 50, в ширину на 40 верст почитается, а от моря на 50 верст расстоянием. Вкруг его стоят высокие горы, из которых однакож две находящиеся по сторонам верхнего устья Крода-кыга знатнее прочих; первая, которая по северную сторону, называется Кроноцкою сопкою, а другая без имени. И понеже сия последняя на верху плоска, а близ ее есть небольшая вострая горка, то камчадалы почитают оную за верх плоской горы, и сказывают, будто гора Шевеличь, которая на том месте стояла, где ныне Кроноцкое озеро, как о том при описании реки Камчатки объявлено, поднимаясь с места оперлась о помянутую гору и сломила с нее верхушку.

В сем озере множество рыбы гольцов или мальмы, как оную в Охоцке называют, которая однакож от морской весьма разнствует; ибо и величиною больше и вкусом приятнее. Вкусом она на ветчину весьма много походит, и для того за приятной гостинец по всей Камчатке развозится.

В Кроноцкое озеро течет множество речек, которые вершинами сошлися с реками в Камчатку бегущими. [128]

На северном берегу Крода-кыга есть камчатской острожек называемой Ешкун 253, а от него в 7 верстах к северу над речкою Еелль 254 Кротканачево жилище.

В версте от речки Еелля следует речка Кромаун, от Кромауна в 6 верстах Геккааль, от Геккааля верстах в 4 Чиде-кыг, от Чиде-кыга в версте другая Чиде-кыг, от ней в 2 верстах Кахун-камак, от Кахун-камака в версте Рану-кухольчь, оттуда верстах в 8 Кейлюгичь, а напоследок другой Кейлюгичь 255, которой от первого в 2 верстах. Сия речка хотя и не больше прочих, однакож достойнее примечания, 1) потому что над нею стоит последней острожек присуду Верхнего Камчатского острога; 2) что в 5 верстах от ее устья к северу начинается 256 Кроноцкой нос, по камчатски Кураякун, которой по объявлению камчадалов выдался в море столь же далеко, как и Шипунской, а шириною оной около пятидесяти верст.

От сего носу начало имеет Бобровое море, и простирается до Шипунского. Берег от Кемшча до Кроноцкого носу везде песчаной и равной.

Верстах в 2 от култука к южно-восточной стороне, в которую Кроноцкой нос простирается, течет речка Ешкагын, а от ней верстах в 15 следуя вдоль по носу Ежка-кыг, которая вершинами сошлась с Кооболотом речкою.

От южного култука Бобрового моря следуя поперек Кроноцкого носу с 50 верст переезду чрез горы до речки Шоау, которая по другую сторону помянутого носу в море впадает.

В 5 верстах от речки Шоау течет немалая речка Аан, которой вершина из дальных мест. От сей речки берег начинается низкой и песчаной.

За нею в 12 верстах пала в море Коебильчь, за Коебильчем в 10 верстах Кужумт-кыг, за нею в 7 верстах Крокыг, потом Аннангочь и Коабалатом или Чажма. От Кро-кыга до Аннангоча версты с 4, а оттуда до Чажмы почти столько же расстояния. [129]

Чажма речка вершинами прилегла к впадающей в Бобровое море Шамеу речке, а близ устья принимает в себя с северу небольшой ручей, над которым стоит Кашхау острожек 257, состоящей под ведением Нижнего Камчатского острога.

В 16 верстах от Чажмы течет речка Чинешишелю 258, которая выпала из под высокой горы Шиш (игла) называемой. И над сею речкою есть камчатское жилище.

От Чинешишелю до самой реки Камчатки, которая от устья ее верстах во 100, нет никаких речек; впрочем берег горист почти до самой Камчатки и несколько в море выдался.

За Камчаткою первая впадает в море река Унагкыг, которая течет из озера длиною 10, а шириною 5 верст. Казаки называют оную реку Столбовскою 259, для того что с южную ее сторону есть в море неподалеку от берега три каменные столба, из которых один вышиною до 14 сажен, а прочие пониже. Оные столбы оторваны некогда силою трясения или наводнения от берега, что там не редко случается: ибо не в давные времена оторвало часть оного берега вместе с камчатским острожком, которой стоял на мысу по край оного. Камчадалы тотчас сложили о том баснь, будто оной острожек раззорен от морских касаток 260 по причине произшедшей между ими и камчадалами ссоры за ножик, которого требовали касатки.

Между Камчаткою и сею рекою вытянулся в море Камчатской нос 261, о котором при описании реки Камчатки объявлено. Море между оным и Кроноцким носом свойственно называется Камчатским.

С устья Столбовской реки на Камчатку есть и водяной путь, а имянно по Столбовской реке до Столбовского озера, из которого она выпала, верст с 15. Столбовским озером до устья впадающей во оное Точкальнум речки верст с 10. Точкальнум речкою до переволоки столько ж; оттуда перетянув баты версты с две болотными местами до речки Пежаныч или Переволочной, которая течет в озеро Колко-кро, переволочкою выплывают на объявленное озеро, а озером через исток в Камчатку.

Зимнею прямою дорогою от Столбовской реки до Камчатки переезду не больше сорока верст. Места, которыми ездят, все ровные, так что ежели случится когда великое наводнение, то легко зделается пролив из реки Столбовской в Камчатку, и нынешней Камчатской нос будет островом, как Карагинской. [130]

От Столбовской реки верстах в 12 течет в море речка Алтен-кыг, которая от камчадалов за приятную касаткам почитается: ибо сказывают они, что касатки по ней ходят обыкновенно на промыслы.

За Алтен-кыгом в 3 верстах Уавадачь, оттуда в 5 верстах Урилечин; от Урилечина в 8 верстах Еженглюдема, близко ее Хоельежен-гли (большие звезды), от Больших звезд верстах в 2 Кумпанулаун, потом Колотежан, Кошходан, Карагачь, Токолед (большая), Колем-кыг (малая), а напоследок Озерная. От Кумпанулауна до Колотежана расстояния с версту, от Колотежана до Кожходана версты с 2, от ней до Карагачя версты с три, от Карагачя до Токоледи с четверть версты от Токоледи до Колемкочя версты с 4, а от Колемкочя до Озерной верст с 8.

Озерная река по камчатски Коочь-агжа, течет из под горы Шишила, а Озерною называется для того, что течет сквозь озеро, которое от устья ее верстах в 80. Камчадалы называют оную Коочь-ажга то есть Еловское устье, потому что по ней можно проходить в батах на Еловку, как о том выше при описании Еловки объявлено. Близ устья сошлася с нею речка Уку, которая вышла из одного озера с вышеписанною Алтен-кыгом.

От устья сей речки начинается Укинской нос, а по камчатски Тельпень, которой верст на 70 выдался в море.

Келюгычь (горбушья) речка от усть-Оэерной в 2 верстах, а от ней верстах в 3 речка Какеичь, над которою стоит камчатской острожек одного с нею имени 262. В сем острожке случилось мне видеть обряды, как камчадалы после знатного тюленья промыслу, кости их будто бы гостей провожают, о чем в своем месте объявлено будет обстоятельно.

От Какеича в 20 верстах течет Кугуйгучун речка, которая впала в нутренную губу длиною верст на 10. Между устьем Озерной и сей речки с 37 верст расстояния, а вверху так они близко сошлися, что с реки на реку переходу не более 20 верст.

В 7 верстах от Кугуйгучуна иаходится славная Укинская 263 губа 264, которая в округ верст около 20 имеет, и которою кончится Укинской нос с северную сторону. В помянутую губу пали три реки, а имяннс Енгякынгыту, Укуваем 265 и Налачева 266 или Улкаденгыту, которая вершинами сошлась с рассошиною, впадающей в Пенжинское море реки Ваемпалки. Над Укою и Налачевою есть по острожку, из которых [131] первой Балаганум 267, а другой Пилгенгыльш 268 называется. Отсюда начинается жилище сидячих коряк 269, а до сего места живут камчадалы.

От Укинской губы верстах в 20 пала в море Тымылген или Кангалатта речка, которая вершинами сошлась с Хактаною рекою. Она верст с 10 течет подле самого морского берега, и на том расстоянии принимает в себя две знатные речки Иишты и Нону 270, первую с южной, а другую с северной стороны. Устье Иишты от устья Тымылгена токмо в полуверсте, а устье Ноны верстах в двух.

Верстах в 12 от устья Ноны есть урочище Кыйган Атынум (высокой острог) 271, которое прозвано так от бывшего в том месте коряцкого земляного острожка, которой построен был на высоком холму.

От высокого острога следует Уакамелян острожек 272, которой верстах в 2 от оного стоит над Уакамеляном речкою, впадающею в Тымылген с северную сторону.

Чгиук-кыг, которая вершинами сошлась с Паллэном рекою, и от Уакамеляна острожка верстах в 18 расстоянием, почитается в числе знатнейших рек, как по своей величине, которою она Уке почти не уступает, так особливо, что тойоны, которые владеют тамошним острожком, происходят от российского поколения, чего ради и река по них называется Русаковою 273; а кто таков был, от кого род сей имеет начало, [132] про то заподлинно неизвестно, токмо сказывают, что россиане, которые в тех местах жили, спустя несколько лет после Федота кочевщика туда прибыли.

Между Русаковою рекою и помянутым острожком на половине есть речка Енишкегечь (Кипрейная), которая пала в одну нутренную губу с Русаковою; ибо оная губа от устья Русаковой верст на 10 к югу простирается. По Русаковой реке коряки живут в трех местах, а имянно: 1) от устья верстах в 6 на урочище Аунуп Чанук 274, 2) верстах в 16 от устья на северном ее берегу, 3) «а южном берегу неподалеку от того места.

От урочища Аунуп-Чанука верстах в 5 есть знатное урочище Ункаляк 275 (каменной враг), о котором коряки объявляют, что живет в том месте враг Ункаляк, которому должно приносить на жертву камень, кто впервые мимо того места ни пойдет, ежели благополучно пройти пожелает; в противном же случае делается от того врага бедствие. И понеже все приносящие жертву мечут каменье в одну кучу, то их поныне превеликая груда набросана.

Неподалеку от объявленного урочища впала в море речка Тенге, а за нею верстах в 3 начинается нутренная губа, которая к северу верст на 7, а внутрь земли верст на 5 простирается. В помянутую губу впала река Нуигын, которая вершиною сошлась с россошинами реки Паллана. Казаки прозвали оную Панкарою 276 по бывшему на южной стороне губы коряцкому острожку того имени, из которого жители переселились на северную сторону губы, построили себе острожек на высоком холму и назвали оной Хангота 277. Сей их острожек окружен [133] земляным валом вышиною с сажень, а шириною в аршин. Внутри валу укреплен двойным частоколом, к которому приставлены прямые жерди. В каждой стене зделаны по две бойницы. Вход в острожек с трех сторон, с восточной, западной и северной. И сей острожек коряки оставить намерены, а перейдут они в новой острожек, которой построили над внутренним култуком объявленной губы и прозвали Уаканг-атынум. До сего места не видал я укрепленных острожков у тамошних жителей; ибо в других местах острожки ничто иное суть, как земляная юрта многими балаганами как башнями окруженная без всякого наружного укрепления; напротив того далее к северу нет ни одного коряцкого поселения, которое бы сверх натурального безопасного местоположения не было прикрыто какою иибудь стеною. Коряки тех мест сказывают, что они делают то для безопасности от набегов чукоцкого народа: однако, понеже чукчи в сих местах никогда не бывали, то надлежит быть иной причине их осторожности, которую можно из того понять, что где больше у них осторожности, там и больше проежжим казакам опасности.

За рекою Нынгыном следует река Уалкал-ваем, до которой от прежней верст с 40 расстояния. Уалкал-ваем, что значит щеку реку, называется она коряками для того, будто Кут, котораго они и богом, и первым той страны жителем почитают, живучи при сей реке ставил перед своею юртою завсегда китову челюсть, что наблюдая тамошние коряки и поныне ставят на том месте дерево вместо челюсти 278. Казаки называют помянутую реку Кутовой 279.

Верстах в 4 от устья ее течет в Уалкал-ваем с северу небольшая речка Пиитагычь, которая выпала из озерка верстах в 2 от своего устья. Оное озерко не имеет имени, однако потому достойно примечания, что коряки в доказательство Кутова там пребывания приводят имеющейся на нем островок, которой логом разделяется почти на две равные части и сказывают, что Кут на том островку обыкновенно збирал птичьи яйца; что лог на нем учинился по причине драки, которая у него некогда с женою происходила: ибо де Кут по тому месту таскал за волосы жену свою; а драка по их объявлению зделалась между ими за яйца, которые они вместе збирали таким образом: Кутова жена тогда была столь щастлива, что ей попадали яйца больших птиц, а напротив того Кут находил токмо мелкие, что его так огорчило, что он почитая щастие жены своей причиною своего нещастия хотел лишить ее полученной корысти, но как она в том ему попротивилась, то он отмстил ей за непокорство вышеписанным образом. Такое изрядное понятие имеет сей народ о свойствах почитаемого за бога! [134]

От Уалкыл-ваема верстах в 10 следует Киткитанну речка 280, которая течет в небольшую нутренную губу. Между устьем помянутых рек почти на половине есть две небольшие ж нутренные губы, которые чрез пролив имеют между собою сообщение. Над губою, которая ближе к реке Уалкалу, на высоком яру есть Енталан острожек 281 укрепленной круглым земляным взлом, в которой один только вход с морской стороны. Сей острожек состоит под ведением тойона Умьеучки, которой живет в вышеписанном Мекенема острожке 282. Против острожка Енталана есть на море близ берега островок, где жители его летуют.

Над северным култуком губы, в которую течет речка Киткитанну, есть Ижымгыт острожек 283, которой построен на высоком яру и укреплен земляным валом вышиною сажени около полуторы, а вход в него с восточной стороны и с полуденной. Жители оного подсудны тойону Кымгу, которого казаки по породе русаком называют, как выше объявлено. От сего острожка вытянулся в море низменной мыс верст на 5, а ширина его от острожка к северу верст на 8.

Проехав помянутой мыс следует нутренная губа, которая шириною верст на 8, а в землю вдалась верст на 10. Сия губа имеет равную ширину как на устье, так и посредине, а прочие нутренные губы, сколько мне ни случалось видеть, на устьях узки.

В объявленную губу пала река Карага двумя устьями 284, а вершинами сошлась она с Лесною рекою, на которую с Караги обыкновенно переежжают. На северном берегу губы на высоком холму стоит [135] Кыгалгын острожек 285, в котором каждой балаган огорожен особливым тыном. Сверх сего острожка есть коряцкое жилище в двух местах по реке Карате, 1) от устья верстах в 8 над речкою Гауле 286, которая течет в Карагу с северу, а 2) верстах в 10 над озерком, от которого верстах в 8 есть другое озерко потому достойное примечания, что из него выметываются на берег светлозеленые круглые пузырьки, подобные нашим стекляным галочкам, от которых приложенных ко лбу, по объявлению тамошних жителей, все лице опухает. Они ж сказывают, что в нем ведется белая рыбка длиною вершка в три, которую ловить по их суеверию великой грех.

В Стеллеровом описании упоминается около Караги очень великое озеро, которое, как ему сказано, по трем вещам достопамятно: 1) 287 что оно с морем убывает и прибывеет, хотя поныне и никакого сообщения между ими не найдено; 2) что в нем есть некоторой род морских рыб ники от камчадалов называемых, которые никогда не заходят в реки, но в июле месяце выбрасываются из моря на берег в таком множестве, что весь оной берег покрывается ими в вышину на несколько футов; 3) что в нем жемчужные раковины с изрядным жемчугом в великом множестве находятся, которой коряки прежде сего збирали, и называли белым бисером. Но как у некоторых собирателей появилась вдруг ногтоеда или змеевик, то причину болезни приписали они бисеру, будто за оной морские духи мстят им объявленною скорбью, чего ради и промысел оной оставили. Но такого озера в проезде чрез сии места не токмо самому мне видеть, но и ни от кого о нем слышать не случилось, хотя я о всяких вещах у тамошних жителей спрашивал с возможным старанием; чего ради сумнительно, не вышеписанное ли озерко, в котором вредительные пузырьки и заповедная рыбка находится, объявлено ему превеликим озером, ибо в суеверной опасности коряк, которую они от обоих озер имеют, так же и в рыбе есть некоторое сходство. И ежели то правда, то прибыли и убыли озера в месте с морем подземному их сообщению приписывать нет нужды, для того что из озера есть исток в реку Карагу от устья Караги токмо верстах в 4, посредством которого может оно и наполняться во время морского прилива, и убывать во время отлива: что ж казаками, которые Стеллеру о сем объявили, не усмотрено поныне объявленного сообщения, в том нет никакого затруднения; ибо они [136] не столь любопытны, чтоб следовать о вещах, которые до них не касаются. Жемчуг хотя есть в нем или нет, то потому ж не противно мнению моему и не удивительно: ибо на Камчатке во многих озерках и речках оной находится. Но ежели рассудить о сходстве в опасности, которую коряки по моему объявлению от пузырьков, а по Стеллерову от жемчугу имеют, то кажется что либо мне толмач перевел жемчуг пузырьками, либо ему пузырьки жемчугом описаны, однако последнее кажется вероятнее, для того что у меня был толмач искусной, которой мог знать разность между жемчугом и пузырьками. Хотя зеленой цвет пузырьков, и что не в раковинах находится, несколько тому и препятствуют, однако, кто пузырьки жемчугом ставил, не трудно было и раковины к нему прибавить.

Против устья Караги реки верстах в 40 от берегу находится Карагинской остров, которого нижняя изголовь против Нынгына, а верхная против нижеписанного Коуту носа. На помянутом острову живут коряки ж 288, которых однако прочие за свой род не признавают, но называют их Хамшарен, то есть собачьим отродьем: для того что, по мнению их, Кут не сотворил там людей, но однех собак, которые потом в людей переродились... Что касается до их многолюдства, то считается их человек до ста и больше, но ясак платят токмо человек с тритцать, а прочие во время збору по горам укрываются. С матерой земли переежжают к ним летом в лахташных байдарах, а зимою не ездят.

От реки Караги верстах в 80 течет река Тумлатты, которой вершины прилегли к россошинам Лесной реки; от Тумлатты верстах в 20 [137] Гагенгуваем, а оттуда верстах в 8 Кычигин, которая от казаков Воровскою называется.

Верстах в 10 от Кычигина вытянулся в море верст на 15 нос Коуту называемой, которого самая большая ширина на полтараста сажен. Против сего носу лежит верхная изголовь Карагинского острова.

Верстах в 85 от Коуту следует Анапкой река, которая вершинами сошлась с впадающею в Пенжинское море Икыннаком (пустою) рекою, а устьем течет в нутренную губу называемую Ильпинскою, которая в длину верст на 5, а в ширину версты на 3 простирается. Хребет, из которого текут помянутые реки, в рассуждении других мест весьма низок и ровен, и от обоих морей не более 50 верст расстоянием. Коряки почитают сие место за самое узкое из всего перешейка, соединяющего Камчатку с матерою землею, которой перешеек до Тумлатты и далее простирается.

От Анапкоя верстах в 15 течет Ильпинская речка, а верстах в 4 дале ее устья находится Ильпинскюй нос, которой верст на 10 вытянулся в море. Сей нос у матерой земли весьма узок, песчан и так низок, что вода чрез него переливается, а на изголови широк, каменист и высок посредственно. Против его есть на море небольшой островок 289.} Верхотуровым называемой.

Верстах в 30 от Ильпинской речки течет с северу Алкаингын речка, которая впала в губу, простирающуюся вдоль по берегу верст на 20, а внутрь земли верст на 10. Отсюда начинается Говенской мыс, которой шириною верст на 30, а в море вытянулся на 60 верст. На самой изголови есть олюторской острожек Говынк называемой.

От Алкаингына речки верстах в 40 следует речка Калалгуваем (Говенка), которая пала в нутренную губу длиною и шириною верст на 6.

Верстах в 30 от Калалгу-ваем течет знатная река Уйулен (Олютора) 290, которой вершины подошли к покачижжим вершинам 291. На сей реке дважды строен был российскими людьми Олюторской острог: [138] впервые якуцким сыном боярским Афанасьем Петровым на южном ее берегу немного повыше устья впадающей в Олютору с полуденной стороны Калкиной речки; а в другой раз гораздо ниже того места командою маеора Павлуцкого 292, которая против немирных чукоч была употреблена, токмо оные вскоре оставлены и сожжены от олюторов 293. До последнего острога доходили с усть-Олюторы в два дни лодками.

За Калалгу-ваем следует Теличинская речка, а потом Илир, которая от казаков называется Култушною, для того что она впала в култук Олюторского моря. От Калалгу-ваем до Теличинской считается 20 верст, а от Тельчинской до Илира столько же расстояния. Между Калалгу-ваем и Теличинскою на половине дороги есть олюторской острожек, Теличак имянуемой.

От реки Илира начинается Атвалык нос (Олюторской), которой вытянулся в море верст на 80, а изголовью лежит оной к Говенскому носу. Море между оными носами называется Олюторским.

За Илирэм, следуя к реке Анадырю, находятся три речки, а имянно Покачя 294, Опука и Катырка, а сколько между устьями их расстояния, о том заподлинно объявить нельзя, потому что бывалых в тех местах людей на Камчатке не находилось, токмо по сообщенному мне от господина Миллера описанию известно, что Покача течет из одного места с рекою Глотовою, которая с северо-восточной стороны в Олютору впала; что от устья реки Калкиной, где был построен [139] первой Олюторской острог, до реки Покачи пять дней ходу въюшными оленьми, считая на каждой день по 30 и по 40 верст, и что между Катыркою и Анадырем вытянулся далеко в море каменной нос называемой Катырской, которого изголовь в том месте, где так имянуемая Анадырская корга против Анадырского устья кончится, которое в 64°45' находится. А всего расстояния от Петропавловской гавани до устья Анадыря считается по долготе к востоку 19°20', как морскою экспедициею примечено 295.

Что касается до морского берега, то оной от самого Чукоцкого носу, которого конец по примечанию морской экспедиции от Курильской лопатки в северо-восточной стороне в 67° ширины, по большей части горист, особливо же в тех местах, где носы вытянулись в море.

ГЛAВА 7

О РЕКАХ, ВПАДАЮЩИХ В ВОСТОЧНОЕ МОРЕ ОТ УСТЬЯ ДО АВАЧИ НА ЮГ ДО КУРИЛЬСКОЙ ЛОПАТКИ, А ОТ КУРИЛЬСКОЙ ЛОПАТКИ В ПЕНЖИНСКОЕ МОРЕ — ДО ТИГИЛЯ И ДО ПУСТОЙ РЕКИ

От устья реки Авачи до самой Лопатки нет никаких знатных речек, потому что хребет, которым Камчатка разделяется, прилег там к самому Восточному морю, чего ради и берега на помянутом расстоянии крутые, каменные, и одними токмо мысами и заливами изобильные, где судам можно иметь отстой токмо по нужде. Близ Авачинской губы есть небольшой каменной островок Вилючинским называемой. Что касается до заливов, то из них две губы 296 больше других и надежднее, а имянно Ашачинская и Жировая; Ашачинская находится в одной ширине с рекою Опалою, о которой ниже сего будет упомянуто, а Жировая между Ашачинскою и Курильскою лопаткою почти на половине расстояния. В Ашачинскую течет Ашачи речка из под горы того ж имени. Сверх того есть еще две речки, которые в Восточное море впадают; первая называется Пакиусы, а другая Гаврилова. От Курильской лопатки до Гавриловой речки 28 верст, а от Гавриловой до Пакиусы только две версты 297. [140]

Курильская лопатка, а по курильски Капуры, есть самой южной конец Камчатского мыса, разделяющего Восточной окиан от Пенжинского моря, звание получила от того, что видом походит на человечью лопатку. Стеллер, которой сам был на Лопатке, пишет, что оное место от поверхности моря не выше десяти сажен, что для того подвержено оно великим наводнениям, и что на 20 верст оттуда нет никакого жилища, кроме того, что иногда по нескольку человек зимуют для ловли лисиц и песцов, но когда понесет туда лед с бобрами, то курильцы, которые за привальным льдом всегда берегом ходят, в великом множестве туда собираются. На три версты от самой Лопатки нет там никакого произрастающего кроме моху, нет ни рек, ни ручьев, но токмо несколько озер и луж. Она состоит из двух слоев, из которых нижней каменной, верхней тундристой. От многократных наводнений поверхность его холмистою зделалась 298.

От Лопатки следуя по западному берегу к северу первая речка, по описанию Стеллерову, течет в Пенжинское море Утатумпит, которая выпала из под одной горы с текущею в Восточное море Гавриловою речкою, а по собранным мною известиям между Курильскою лопаткою и Утатумпитом есть еще семь маленьких речек, которые от Лолатки в следующем порядке находятся: 1) Тупитпит, 2) Пукаян, 3) Мойпу, 4) Чипутпит, 5) Урипушпу, 6) Кожоучь, 7) Мойпит.

Верстах в 2 от Утатумпита течет в море Тапкупшун речка, над которою стоит Кочейской острожек, а оттуда в 3 верстах Питпуй которая течет из немалого озера, разделенного от моря одною высокой горою. Россиане называют объявленную реку Камбалиною, потому что в устье ее много рыбы камбалы, тем же именем и озеро, из которой она выпала, и гору, которая между их стоит и морем, но по курильски зовется она Мутепкуп. Над Камбалинским озером построен курильской острожек Камбалинским же называемой. Ширина Камчатского мыса в сем месте не больше тритцати верст, и до гор 299 к востоку оттуда лежащих, которые составляют берег Восточного моря с устья реки весьма близко кажется.

От Курильской лопатки до Камбалиной намерено 27 300, а Стеллер почитает около 35 верст.

От Камбалиной в версте течет речка Чиуспит, от ней верста: в 3 Изиаумпит, а оттуда в трех же верстах Чуйчумпит, над которой стоит острог Темты курильца.

В 36½ верстах от Камбалиной, а в 29½ от Темтина острожка впала в море знатная река Игдыг, которая по российски Озерной называется, для того что течет из славного Курильского озера 301, [141] которое от устья ее в 35 верстах 302. Помянутое озеро по курильски Ксуай именуемое находится между горами их трех хребтов состоящими, из которых первой от Камбалиной горы к востоку простирается и называется Чумит; другой составляет западной морской берег и называется Парамитут; а третей, которой лежит в южно-восточной стороне, составляет берег Восточного моря, и через которой переходят на окиан, называется Гиапаачь 303. От Курильского озера на окиан к Аваче прямо не больше 19 миль переходу, токмо дорога оная трудна безмерно; ибо надобно перейти чрез одиннатцать высоких гор, в том числе есть и такие крутые, что с них не инако как на ремнях спуститься можно.

В озера Ксуй или Курильское впадают следующие речки: 1) Ячкуумпит, которой устье от вершины Озерной реки в южной стороне, а начало из гор в близости. 2) Гилигисгуа, которая южнее объявленной течет в озеро. У сей речки стаивал некогда острожек одного с нею имени. Между объявленными речками есть белой камень Итерпине называемой. 3) Питпу, которая с северную сторону верхнего устья Озерной реки, первая течет в озеро. Маленькие истоки, которые кругом в озеро впадают, суть нижеследующие: а имянно Аннмин, Мипуспин, Снаушь, от которого нос выдался в озеро, а на нем курильской острог построен. Ломда, Гагича, Гутамачикаш губа позади Ломды, Крувнпит, речка в которой водится белая рыба, Кир и Пит река. Позади Канака тойонова острога протягается в озеро последней нос Туюмен; оттуда следуя к югу находятся речки Кутатумуй. Уачумкумпит, Каткумуй, Татейюми, Гичиргига, Урумуй; но Озерную реку, которая между столь многими впадающими в озеро реками одна выходит из него в море, курильцы других островов называют Питзам.

Около озера стоят следующие знатные горы: самая высокая как хлебной скирд напротив Камака называется Уйнигуя-казачь. Гора в южно-восточной стороне, чрез которую к окиану ходят, Гинапоакчь, то есть ушатой камень, понеже по обеим ее сторонам камни торчат как уши; Тайчурум называется гора, чрез которую от Темты ходят к озеру; Чааухчь, то есть красной камень, гора при устье к югу.

Сверх того, пишет господин Стеллер, что в проезде от Явиной к Озерной реке видел он пред собою две горы, из которых одна стоит по сю, а другая по ту сторону оные, и обе курятся из давных лет, а в другом место объявляет, что горы стоят по левую сторону реки, но [142] как оные называются, и в числе ли объявленных находятся, или вне числа, про то неизвестно. Я до Озерной реки в 1738 году хотя и доежжал, однако мне оных гор не случилось видеть, одне только примечены мною горячие ключи 304, которые по ней в двух местах 305. Помянутые горячие ключи текут верстах в 20 от ее устья, одни в реку Паужу, а другие в самую Озерную реку, обои с южную ее сторону. Он же пишет, что в 9 верстах от вершины Озерной реки 306, а по которую ее сторону неизвестно, стоит беловатая утесная гора, которая не инако кажется как челноки поставленные перпендикулярно, чего ради казаки называют оной батовым камнем, а тамошние язычники рассказывают, что бог и творец Камчатки Кутху пред своим отъезцом жил там несколько времени, в сих каменных челноках или батах по морю и озеру ездил для промыслу рыбы, а по выходе оттуда поставил челноки на объявленном камне, и для того оные в таком почтении от них содержатся, что и близко подходить к ним опасаются.

В 15 верстах от Озерной следует Ишхачан речка, а над нею жилье курильца Аручки, под которым впала в Ишхачан с южной стороны Аанган речка, которая течение имеет неподалеку от моря.

В 10 верстах от аручкина жилья над малою речкою Канхангачь, которая пала в помянутую Аанган речку с восточной стороны, есть жилье курильца Кожогчи.

Ишхачан речка называется просто Явиною, которое имя происходит от испорченого Аанган.

В 17 верстах от Ишхачана течет речка Кылхта, а по казачьи Кошогочик, над которою верстах в 10 от устья живет курилец Конпак 307.

От Кылхту в 16 верстах следует знатная река Апаначь (Опала), которая пределом Курильской землицы почитается. Она течет из под горы Опальскою сопкою 308 называемой, которая как вышиною, так и славою превосходит все горы находящиеся при Пенжинском море, особливо же что мореплавателям будучи видна с обоих морей служит вместо маяку, а расстояния до ней от моря с 85 верст.

Стеллер пишет, что камчадалы содержат помянутую гору в великом почтении, и рассказывают об ней ужасные вещи, чего ради [143] не токмо наверх ее, но и к подножью ходить опасаются: для того де что там много живет духов гамулов. Сие самое причиною есть, что там великое множество изрядных соболей и лисиц ведется. Камчадалы ж сказывали ему, что на самом верху горы есть пространное озеро, а около его много китовых костей примечено, которых мясом питаются по их мнению объявленные гамулы.

По Опале реке живут камчадалы в двух местах, а имянно недалеко от ее вершин и на половине между устьем и вершиною.

Посторонних речек течет в оную реку немало, из которых однако ж нет знатных кроме Нынгучу, которая впала в оную с южновосточную сторону близ ее устья. Нынгучу река величиною не меньше Опалы и вершинами вышла из дальних мест. Казаки прозвали ее Голыгиной, потому что во время первого в те места российского похода пропал там безвестно казак Голыгин. У вершин вышеписанной реки по объявлению Стеллерову стоят две знатные горы, одна Отгазян, что значит на их языке лес валить: ибо предки, их много лесу на ней рубили; а другая Саану, питательная, понеже предки их много лавливали там дичи.

Вверх по реке Нынгучу от устья верстах в 14 есть острожек называемой Кууюхчен 309.

От устья реки Опалы до Большей реки нет ни одной речки текущей в море, а расстояния от Опалы до помянутой реки 85 верст.

Что касается до состояния берега, то оной от Лопатки почти до Камбалиной ровен, от Камбалиной до Озерной весьма горист и круг, так что в тех местах подле моря не можно ездить. От Озерной до Опалы горист же, но гораздо отложе, ибо горы оные к морю холмами простираются, от Опалы до Большей реки столь ровен, что нигде подле моря ни малого холмика не видно.

От устья Большей реки следуя к северу первою почесть можно Уут речку, которая от россиян называется Уткою 310. Она течет из станового хребта, а до устья ее от Большей реки 23 версты с половиною. Между объявленными реками на половине почти расстояния впала в море маленькая речка, которая от некоторых Иитпу или Витугою именуется. При речке Ууту от устья ее верстах в 14 есть камчатской острожек Усаул 311.

В 42½ верстах от Ууту течет в море Хчукыг, а по российски Кыкчик, которая и больше прежней и изобильнее рыбою, чего ради построены при ней и три камчатские острожка. 1) Чаапынган верстах [144] в 14 от моря 312, 2) Кыгынумт 313 верстах в 3 выше прежнего, а 3) Чачамжу 314 верстах в 8 от Кыгынумта. Главной из объявленных острожков Чаапынган, а прочие под ведением его состоят. Хчу-кыг дошед до моря верст с 10 течет подле оного в северную сторону, что почти всем рекам сего берега, где он не каменной, но песчаной, свойственно.

Между речкою Ууту и сею рекою находятся две малые речки Кунган и Муухин, которые бегут из болот, а не из станового хребта, как все знатные реки и речки. От Ууту до Кунгана верст с 11, а от Кунгана до Муухина около 17 верст.

От устья Хчу-кыга в 6 верстах течет в море небольшая речка Учхыл, а от ней в равном расстоянии Окшуш, потом знатная речка Нымта (Немтик), которая выпала из Станового хребта. Верстах в 15 от моря есть над нею камчатской острожек Сушажучь называемой 315.

В 22 верстах от Нымты следует знатная ж речка Игдых 316, то есть княженишная, которая от казаков неведомо для какой причины Колом имянуется, и над нею в равном от устья расстоянии есть камчатской острожек Маякына 317.

От Игдыха верстах в 16 течет небольшая речка Кайкат, а оттуда в 5 верстах Шаикту, от Шаикту в 3 верстах Тыжмаучь, а от ней верстах в 10 Енуж, которая не в море устьем пала, как прочие, но в губу нутренную Чканыгычь, которая залегла от устья Гыга 318 реки, где впала в оную с южно-восточной стороны знатная речка Уду или Куменжина. Гыг река прозвана от казаков Воровскою, для того что камчадалы, которые при той реке имеют жилища, весьма часто бунтовали и лестью побивали ясашных зборщиков. [145]

От Енуша до устья Гыга около 16 верст. Губа Чканыгычь, о которой выше упомянуто, в северную сторону простирается от усть-Гыга верст на 20. Ширина ее ото ста сажен до полуверсты, а расстояние от моря от 50 до 100 сажен.

При реке Гыг от устья верстах в 20 есть камчатской острожек одного имени с рекою 319.

От устья Гыга верстах в 8 течет Кожаглю речка, от ней в 3 верстах Ентога, а от Ентоги верстах в 4 Кыстоиначь, все маленькие речки, которые вершинами неподалеку из болот вышли, а устьем пали в помянутую нутренную губу Чканыгычь.

В 9 верстах от Костоинача следует знатная речка Кыгажчу 320, которая от казаков называется Брюмкиной по камчадалу того имени, которой над нею имел жительство. Сия река потому особливо достойна примечания, что от ней начинается присуд Верхнего Камчатского острога на Пенжинском море, а вышеупомянутые места все принадлежат к Большерецкому.

От Кыгажчу в 13 верстах пала в море немалая речка Нуккую (Компакова) над которою есть камчатской острожек Шкуажчь называемой 321. По сей реке есть зимняя дорога на реку Камчатку, токмо оною немногие ездят.

В 36 верстах от Нуккую течет речка Тылуса (Крутогорова), над которою стоит Тахлаатынум 322 камчатской острожек; а не доежжая до ней верст за 11 пала в море небольшая речка Кшуа, которая вершинами из болот вышла.

В 24 верстах от Тылусы следует Шеагачь знатная речка, которая просто Оглукоминою именуется и течет из станового хребта, из под горы Схануган то есть поршень. Сия речка пала устьем в одну нутренную губу с помянутою Тылусу Вверху ее от устья верстах [146] в 30 иаходится камчатской острожек Такаут 323, в котором проежжающие на Камчатку к переезду за хребет обыкновенно приготовляются, ибо по сей речке обыкновенная туда дорога, а ездят вверх по ней до вершины, от вершины переехав становой хребет опускаются на вершины впадающей в Камчатку реки Кыргена, от Кыргена вверх по Камчатке до Верхнего Камчатского острога, а расстояния от острожка Такаута до станового хребта пустым местом 110 верст, а от хребта до Верхнего Камчатского острога 65 верст.

Вышеописанная дорога весьма трудна и опасна: ибо она лежит от большей части по реке, которая ради ключей и быстрины во многих местах не мерзнет, и для того инде должно лепиться по малым закраинам с великим опасением, ибо ежели лед подломится, то нет никакого спасенья, на берег негде выбиться, потому что в таких местах обыкновенно бывают над рекою утесы, а где утесы перемежаются, там река вся замерзает, и так быстриною реки подбивает под лед. С вершин реки за хребет переежжать не всегда можно, но надлежит ожидать тихой и ясной погоды, в противном случае не токмо дороги найти нельзя, но почти необходимо должно низвергнуться в такие пропасти, откуда невозможно выбиться, чего ради иногда стоят под хребтом дней по 10 или больше. За способное к переезду время почитается, когда наверху хребта никаких облаков не видно, ибо и самые малые облачка за знак ужасной на хребте вьюги почитаются.

На хребет подняться и с него спуститься требуется целой день зимней. Большая опасность переходить чрез самой верх, которой тамошние казаки называют гребнем. Оной простирается сажен на 30 на подобие судна обороченного верх дном: и понеже то место на обе стороны покато, то по острею и в тихую погоду с трудом переходят, особливо же что там снег не держится, но всегда бывает гололедь; чего ради камчадалы для безопаснейшего переходу чрез оное место имеют под своими лапками 324 по два шипа что однако ж не много пользует, когда ветр нечаянно там застигает: ибо часто их сносит на которую нибудь сторону, что по малой мере с повреждением членов, а нередко и с потерянием живота случается.

Есть же при подъеме и спуске не мало опасности и от того чтоб снегом не задавило, ибо падь, по которой лежит дорога, весьма узка, и простирается между высокими и почти перпендикулярно стоящими горами, с которых снег катится слоями и от самого легкого [147] движения. Но сия опасность везде неизбежна, где путь узкими и глубокими долинами.

При подъеме на хребет должно все пешком итти, ибо собаки едва и с легкою кладью подъимаются. Напротив того при спуске оставляется в санях токмо одна собака, а прочие отпрягаются, для того что всех их при том случае никак невозможно управить, а чтоб сани не были катки и на собаку не набегали, то подвязываются под полозья ременные кольца.

Но хотя сей переезд за хребет и труден, однако, понеже тем местом обыкновенная на Камчатку дорога, то можно думать, что переезды с моря на море по другим рекам еще труднее и опаснее.

От речки Шеагачя в 34 верстах следует река Ича, которая вышла из под станового хребта и впала в нутренгую губу называемую Чканичь, которая вдоль по берегу верст на 5 к северу простирается. Верстах в 20 от устья есть над нею камчатской острожек Оаут 325.

Петаай, которая от казаков Сопошною называется, течет из под высокой горы Ахлан, то есть вытертой, а расстояния от Ичи до ней 32 версты и 300 сажен. Камчатской острожек, которой верстах в 40 от устья над нею построен, именуется Сигикан 326.

От Петаая в 50 верстах следует Морошечная, потом Белоголовая и Тулаган, которая от казаков Хариузовою называется. От Морошечной до Белоголовой 29, а от Белоголовой до Тулагана 26 верст. По всем объявленным рекам есть дорога на реку Камчатку, однако ж по оным кроме дальней нужды не ездят.

На Морошечной и Белоголовой верстах в 40 от устья есть по камчатскому острожку, на первой Адагут 327, а на другой Мильхия 328. На реке Тулагане, которая прочих знатнее и больше в трех местах такие ж острожки находятся: 1) Сасхалык или Киврин верстах в 30 от устья, 2) которому имени не показано, в 26 верстах от первого, а 3) Гунтын-Макайлон 329 в 26 же верстах от второго. Сей острог по тойону Брюмке называется и Брюмкиным.

От Тулагана верстах в 16 течет Кавран река, над которою в 7 верстах от устья есть острожек Кавран же называемой. От Каврана до Окола-ваема, которая от Каврана в 44 верстах, есть семь малых речек: I) Лильгульчь от Каврана в 5 верстах, 2) Гаван от Лильгульча в 2 верстах, 3) Челюмечь от Гавана в версте, [148] 4) Тыныухлину от Челюмечя верстах в 5, 5) Галинг от четвертой верстах в 3, 6) Каюачу-ваем от Галинга верстах в 6, а 7) Атлю-ваем, до которой версты с 3 от Каюачу.

Над рекою Окола-ваем 330 или просто Угколокою бывало прежде сего камчатское поселение, токмо оное ныне опустело. Сия река знатна наипаче потому, что недалеко от устья ее вытянулся в море верст на 30 Ксыбилгин, а по российски Утколоцкой нос, которой в ширину верст на 20 простирается. С южную сторону его пала в море Куачь-мину, а с северную Нутеельхан речка, от которой до Тигиля реки верст с 50 почитается.

Недалеко от устья Окола-ваема есть близ морского берега небольшой, но высокой каменной островок, на котором в 1741 году посажены были тамошние коряки, которые побили российских людей 7 человек, в том числе одного матроза команды капитана коммандора господина Беринга, которой отправлен был в те места за подводами.

От реки Тигиля к северу первая течет в море река Ветлюн, которую казаки Оманиною прозвали по имени знатного некоего коряка Оманины, которой живал там в прежние годы 331, а расстояния до ней от усть-Тигиля 19 верст. От устья ее верстах в 4 над ручьем Кытлын-шона есть коряцкой острожек Гуйчуген 332, а не доежжая версты за три до Оманины жилье коряки Тынгену 333.

Верстах в 40 от Ветлюна следует немалая речка Вучког, в которую близ устья пала с южно-восточной стороны Катхана речка, а оттуда в 36 верстах знатная река Ваемпалка, над которою стоит Минякуна острожек 334 обведенной земляным валом, которой однако ж весь развалился и почти совсем опустел, ибо коряки сего острожка по разным местам поселились. [149]

В 35 верстах от Ваем-палки течет знатная ж река Кактану-ваем. У устья ее с северную сторону вытянулся в море версты на 2 каменной мыс, а верстах в 3 выше оного на северном ее берегу стоит Гырачан острожек 335.

Между помянутыми реками текут в море две небольшие речки Урги-ваем и Тагытгеген, первая не доежжая до Кактаны верст за 15, а другая верстах в 6 от первой.

В 33 верстах от Кактаны течет славная река Качеит-ваем, которая течет из находящегося на становом хребте озера длиною от S к N 20, а шириною 17 верст. Верстах в 5 ниже озера есть на ней великой порог называемой Пилялян, по которому казаки и всю реку Палланом 336 вместо Пиляляна прозвали. Коряки живут по объявленной реке в трех местах: 1) немного повыше порога в Аннаковом острожке, которой от казаков Верхним Паллашским именуется, 2) в Ангавите или Среднем, а 3) в Онотойнеране или Нижнем Палланском острожке. От устья Качеит-ваема до Нижнего острожка верст с 5, а от Нижнего до Среднего верст с 15 расстояния. Средней острожек стоит на месте от натуры крепком, ибо оное и высоко и весьма круто, и всход имеет с одну сторону, по которому не больше как трем человекам вряд, итти можно.

От Нижнего Палланского острожка версте в полутретье к устью Качеит-ваема на южном ее берегу бывал на высоком же и крутом яру коряцкой острожек Енметаинг (утесной), в котором убит служивой Иван Харитонов с знатным числом казаков бывших в его команде, о чем в последней части будет упомянуто.

Между Качеит-ваем и Кактаною пали в море две небольшие речки Камму и Чичхату: первая от Кактаны в 2 верстах, а другая от [150] первой верстах в 14. Близ устья Чичхату есть острожек, которой коряки Камеигагин, а казаки Пятибратним называют.

От Качеит-ваема и 44 верстах следует река Кинкиля, над которою есть и острожек того ж имени 337; а от Кинкили в 20 верстах река Уемлян, которая от казаков Лесною называется. Сия река вершинами сошлась с рекою Карагою, как уже выше объявлено, чего ради по ней и дорога есть на Восточное море, а переезду с устья ее до устья Караги верст с полтараста по моему счислению, ибо я оное расстояние посредственною ездою переехал невступно в три дня.

Не доежжая за 32 версты до Уемляна пала в море Тогатуг речка. По реке Уемляну живет токмо один коряка Неча.

От Уемляна до реки Подкагина, до которой положено от геодезистов 126 верст расстояния, текут по объявлению коряк одиннатцать речек: 1) Иовва-ваем (Гагарья) от Уемляна в 7 верстах, 2) Калка от Иоввы верстах в 12, 3) Теуг-ваем от Калката верстах в 10, 4) Хай кактыляи от Тауги верстах в 12, 5) Маинга-калтылян от четвертой в 7 верстах, 6) Гылтен от пятой верстах в 10, 7) Кетенине от Гылкенг верстах в 6, 8) Тинтигин, которая по объявлению коряк не меньше Уемляна, от Кетенины верстах в 12, 9) Каменгельчаи от Тинтигинг в версте, 10) Палга-ваем от Каменгельчана в версте ж, а 11) Кетаул-гин, до которой верст с 15 от Палги считается.

Подкагин (Подкагирная) река последнею почитается, на которой живут коряки ведения камчатских острогов; ибо на реке Пустой которая от Подкагина в 77½ верстах, и которую я пределом полагаю западного камчатского берегу, коряки живут токмо в такое время когда учинят какую нибудь противность или убивство, защищаясь дальностию расстояния вместо крепости от достойной казни или истязания: чему пример был и в начале 1741 году, ибо они побили тогда несколько человек российских купцов, которые ехали из Анадырска на Камчатку с товарами, и разграбя имение их сошли на рек Пустую, оставя настоящие свои жилища при Подкагине.

Что касается до состояния берега от усть Большей до Пустой реки, то оной до Шеагача низок и мягок, так что суда часто выбрасываны были в тех местах на берег без дальнего повреждения, от Шеагача берег становится гористее, однако не каменной, а от Тулаган или Хариузовой реки следует гористой, каменной и для находящихся местами кекуров мореходам не безопасной. [151]

Комментарии

132. В рукописи: больше знать (л. 3). — Ред.

133. Наименование «Камчатка» впервые встречается на «Чертеже Сибири», составленном в 1667 г. в Тобольске по распоряжению воеводы Петра Годунова. Оно надписано над рекой, которая впадает в океан, омывающий с востока Сибирь В «Списке с чертежа 1672 г.», представляющем собою объяснительную записку к другому чертежу Сибири, упоминается о реке Камчатке. На карте Витсена 1687 г. в Тихий океан (Oceanus Orientalis) впадает река Kanitzetna — Камчатка; она расположена между Анадырем и Пенжиной. Данные Витсена основаны на двух вышеупомянутых русских источниках (1667 и 1672 гг.).

В «Чертежной книге» Семена Ремезова, законченной в Тобольске к 1 января 1701 г., на одном из листов изображен «Чертеж земли Якуцкого города». Здесь нет еще полуострова Камчатки, но есть река Камчатка, над которой надписано: «А живут по ней неясашные камчадалы, платье на них собачье и соболье и лисье, а луки у них маленьки усовые на жилах, с того переводу, что роженцы» (луки). Эти сведения получены от казака Дмитрия Потапова, посланного из Якутска к корякам в 1696 г. На другом листе, «Чертеже всех сибирских градов и земель», составленном Ремезовым в Москве 18 сентября 1698 г., изображена река Камчатка, которая течет с материка на восток, в океан; никаких других надписей нет, но в море, против устья реки «Удь», обозначен большой «Остров Камчатка».

В течение 1697-1699 гг. Владимир Атласов прошел весь полуостров Камчатку, до самого юга. Сначала в Якутске, 3 июня 1700 г., а потом в Москве, 10 февраля 1701 г., он лично представил отчет о своих открытиях и чертеж Камчатки. Подробности об этом и о других первых изображениях Камчатки: Л. С. Берг. Первые карты Камчатки. Изв. Геогр. общ., 1943, вып. 4, стр. 3-6.

В заседании Географического общества 18 апреля 1947 г. член-корреспондент Академии Наук СССР А. В. Ефимов сообщил о ряде найденных им, ранее неизвестных, первых чертежей и карт Камчатки и Курильских островов. Таковы: карта Бейтона 1710-1711 гг., карта Ивана Львова 1710-1714 гг., частично использованная в карте Кириллова, переданной Брюсом Гоману и напечатанной последним в 1725 г., карта Козыревского 1712 г., т. н. карта казака Енисейского 1719 г., карта Евреинова и Лужина 1722 г. и др. Об этих находках см. ст. А. В. Ефимова в настоящем томе.

Первое обстоятельное описание Камчатки было дано Владимиром Атласовым в его вышеупомянутых показаниях в Якутске и в Москве. Они полностью напечатаны впервые в Чтениях Общ. истор. и древн. росс. М., 1891, ин. 3, отд. I, стр. 1-18. Перепечатаны в издании: Колониальная политика царизма на Камчатке и Чукотке в XVIII веке. Л., 1935, изд. Инст. народов Севера, стр. 25-33. Подробное извлечение из показаний Атласова в Сибирском приказе напечатал впервые Ph. Strahlenberg в своей книге «Das Nord und Ostliche Teil von Europa und Asia. Stockholm», 1730, p. 431-438.

Следующее довольно подробное описание Камчатки и Курильских островов было сделано академиком Г. Ф. Миллером. Будучи в 1737 г. в Якутске, он на основании данных здешнего архива, а также пользуясь показаниями очевидцев, составил записку: Geographie und Verfassung von Kamtschatka aus verschiedenen schriftlichen und mündlichen Nachrichten gesammelt zu Jakuzk, 1737. Эта рукопись, переданная Миллером Крашенинникову при отправлении последнего на Камчатку, была напечатана лишь в 1774 г. в приложении к книге Стеллера (G. W. Steller. Beschreibung von dem Lande Kamtschatka. Frankfurt und Leipzig, 1774, 58 pp.).

Из более новой сводной географической литературы о Камчатке можно указать на книгу Н. В. Слюнина, Охотско-Камчатский край. СПб., 1900, т. I, X + 689 + IV стр.; т. II, 166 стр. Из новейшей литературы сошлемся на составленный по первоисточникам труд М. А. Сергеева, Народное хозяйство Камчатского края. M., 1930, 815 стр., изд. Акад. Наук (список литературы из 407 номеров). — Л. Б.

134. Северную окраину Камчатского полуострова Крашенинников, как принято и ныне, полагает в Парапольском доле. Река «Анапкой» это Анапка современных карт, впадающая в Берингово море примерно под 60° с. ш. Река Пустая впадает в Пенжинскую губу. Полуостров Камчатка простирается с севера на юг не на 7½, а на 9° (от 60° с. ш. до 50°52' с. ш.). — Л. Б.

135. В рукописи зачеркнуто: хотя в географическом описании Камчатки, сочиненном от господина профессора Миллера, и объявляется, что Пустая река вышла из дальних мест, а не прямо из Станового хребта, однако тамошние коряки утверждают противное (л. 3 об.). — Ред.

136. Заносьем называются места от Анадырска к Камчатке лежащие, в том числе и самой Анадырск; для того, что оные, следуя из Якуцка, по ту сторону Чукоцкого носа находятся.

137. В рукописи зачеркнуто: Миллер. Географ[ическое] опис[ание] Камчатки в 1737 году (л. 4). — Ред.

138. Мыс Лопатка находится под 50°52' с. ш., Охотск под 59°20' с. ш., 143°3' в. д. от Гринича, Большерецк — под 52°50' с. ш., 156°18' в. д. Указанная Крашенинниковым долгота Охотска почти совпадает с современной (долгота Пулкова 30°20' к востоку от Гринича). — Л. Б.

139. В рукописи: на 425 верст (л. 4). — Ред.

140. Пенжинское море теперь называют Охотским. — Л. Б.

141. В рукописи зачеркнуто: которой до Китайского владения простирается в южно-западную сторону (л. 4). — Ред.

142. В рукописи зачеркнуто: с востоку (л. 4 об.). — Ред.

143. В рукописи зачеркнуто: с югу (л. 4 об.). — Ред.

144. В рукописи зачеркнуто: южно-западную сторону (л. 4 об.). — Ред.

145. В рукописи зачеркнуто: государство (л. 4 об.). — Ред.

146. В некоторых отписках и грамотах Камчатская земля от Камчатки реки к югу до Курильской лопатки пишется Камчатским носом.

147. В самом конце XVIT века Атласов на юге Камчатки застал курилов, т. е. айнов — точнее помесь между курилами и камчадалами (см. наст. изд., стр. 165-166). Они жили здесь к югу от устья реки Опалы, начиная от реки Голыгиной. От них получило название озеро Курильское (Л. С. Берг. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга. 3-е изд.. 1946, стр. 69-70). — Л. Б.

148. Заисанками называются от озера Заисана, чрез которое течет Иртыш река.

149. Река Федотовщина названа по имени Федота Алексеева (см. наст. изд. стр. 474). Ср. также Берг, там же, стр. 47, 59. — Б. Л.

150. Апальское озеро. Очевидно имеется в виду озеро Толмачева, расположенное не очень далеко от сопки Опала (2470 м; у Крашенинникова Апала и Опала), самой высокой на юге Камчатки. Озеро это относится к бассейну реки Быстрой. — Л. Б.

151. Подробнейшее описание реки Камчатки дано в очень редкой работе: В. [Н.] Лебедева. Воды юго-восточной Камчатки. Текущие воды. Труды эксп. Рябушинского, май 1919 г.. стр. 369-480. 4°. — Л. Б.

152. Некоторые думая, что Камчатка река сим именем называлась и от природных жителей, вымыслили знатного воина Кончата, аки бы он жил при той реке, и бутто от него река получила название; но тому во опровержение; может служить одно сие имя, которое дано ей издревле. (прим. автора)

153. Камчатка река... вышла из ровного болотного места. Это справедливо относительно восточного истока, который «не отделен никакими хребтами от реки Быстрой, но течет с нею по одной долине, питаясь вместе с Быстрой водами одной и той же болотистой равнины, богатой выходами ключей» (Лебедев, стр. 370). Но местные жители за начало реки Камчатки признают западный исток (называемый также рекой Кенужен), который «начинается в виде стремительного горного потока в чашеобразном углублении Срединного хребта, окруженном почти отвесными и грандиозными осыпями» (там же, стр. 371 и рис. 30). На крупномасштабных картах этот восточный исток носит название Озерной Камчатки по большому количеству озер в ее нижнем течении. — Л. Б.

154. По новой мере, а по старой положено больше, как о том ниже объявлено будет.

155. В рукописи зачеркнуто: четыре (л. 6). — Ред.

156. В рукописи зачеркнуто: а в ней двор житья управителям и три избы людские (л. 6). — Ред.

157. В рукописи зачеркнуто: две (л. 6). — Ред.

158. Устье реки Камчатки, по современным картам, находится под 56°12' с. ш. 162°26' в. д. Длина реки Камчатки, по современным данным, около 700 км.

Теперь конфигурация приустьевого района реки Камчатки иная. См. В. Н. Лебедев. Воды юго-восточной Камчатки. Часть I. Озера, стр. 416 сл., а также у него же карту устья реки Камчатки в сентябре 1909 г., в масштабе 1 верста в дюйме. — Л. Б.

159. Нерпичье озеро подробно описано в труде В. Н. Лебедева, там же. Отдельный оттиск из II тома Трудов Зоологического отдела Камчатской экспедиции Ф. П. Рябушинского, М., 1915, стр. 204-272, 4°. Длина озера 27 км, ширина 23 км. площадь 500 кв. км. Вода пресная: на 1 литр 274 миллиграмма плотного остатка (там же, стр. 224-225).

В озеро заходит нерпа (тюлень). Phoca hispida kraschenirmikovi Smirnov et Naumov, 1935. Вид этот вообще охотно держится заливов, проливов, устья рек и подымается довольно высоко в реки. По словам К. Дитмара (Поездки и пребывание в Камчатке в 1851-1855 гг. СПб., 1901, стр. 167), в Нерпичье озеро заходили также сивучи. — Л. Б.

160. Просто называют его также как и раззореной Нижним Камчатским острогом, а Нижношантальским слывет он потому, что построен в 7½ верстах ниже Шантальского озера, которое находится близ берега Камчатки, и в длину верст на 10, а в ширину верст на 7 простирается. Камчадалы называют его своим языком Ажаба, а с чего казаки прозвали его Шантальским, про то хотя подлинно и неизвестно, однако думать можно, что преж сего бывал там славной какой острожек Шатал. (прим. автора)

161. Название Нижнешантальский в последующие годы было забыто и в дальнейшем не встречается в истории Камчатки. — В. А.

162. В рукописи: Гычкен (л. 7). — Ред.

163. Крутые каменные берега по обе стороны всякой реки случающиеся. (прим. автора)

164. Примеч[ания] на Ведомости часть 13, стр. 52, 1733 год. (прим. автора)

165. В рукописи зачеркнуто перед «примеч.»: Латынская инструкция, данная нам для камчатского путешествия 1733 году (л. 7). — Ред.

166. Капичурер в официальных ясачных книгах значился под названием Хапичинской (по названию реки, см. наст. изд., стр. 512.

К. Дитмар, посетивший Камчатку в 50-х годах XIX века, замечает, что население этого острожка вымерло от оспы в 1768 г. (К. Дитмар, Поездка и пребывание в Камчатке в 1851-1855 гг. ч. I. Исторический очерк по путевым дневникам, СПб., 1901, стр. 329). — В. А.

167. В рукописи зачеркнуто: опасными (л. 7 об.). — Ред.

168. Шивелуч — самый северный действующий вулкан восточной зоны. Абсолютная высота его 3298 м. Сложен из андезига. С вулкана спускается 6 ледников (А. Н. Заварицкий. О вулканах Камчатки. Камчатский сборник, I, изд. Акад Наук СССР, М., 1940, стр. 188-189). — Л. Б.

169. Другое название Пеучев (наст. изд. стр. 512), встречается еще под названием Камак (по имени тойона). — В. А.

170. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» об острожке Шеван (Шеванаки) указано: «Строения в нем 2 юрты, 8 балаганов: тойон Катхом Ноника, ясашных иноземцов 23 человека». — Н. С.

171. В рукописи: Хошабена (л. 8). — Ред.

172. А по переписным книгам объявляется 69 человек, которые однакож из новообъясаченных или из холопства освобожденных после к помянутому острожку приписаны, с тойоном не живут или и совсем его не знают. (прим. автора)

173. Кроноцкое озеро обязано своим происхождением лавовой запруде, перегородившей котловину в юго-западной части. — Л. Б.

174. Камчатской острожек в официальном ясачном списке называется Усть-Еловской (наст. изд., стр. 512). Кроме того, встречается еще под наименованием Харчина, по имени тойонов Харчиных (там же, стр. III). — В. А.

175. Федор Харчин. О нем см. там же, стр. 494 и сл. — Л. Б.

176. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до имеющихся вверху Камчатки ключей» об острожке Кыллуша отмечено: «Строения в нем 1 юрта большая, 2 малых, 10 балаганов, да близ ее вершины на левой стороне есть летней острог, состоящей из 10 балаганов». — Н. С.

177. В рукописи зачеркнуто: худое (л. V).

178. По переписным книгам 43 человека считается, по той же причине, которая о Каменном острожке объявлена. (прим. автора)

179. В рукописи зачеркнуто: якуцким казачьим пятидесятником Володимером Атласовым, как то самая подпись на кресте свидетельствует, которой следующее содержание (л. 9 об.). — Ред. Если учесть, что из 60 служивых, отправившихся с Атласовым на Камчатку, трое было убито изменившими Атласову юкагирами, а один (Голыгин) погиб на реке Нынгачу (впоследствии Голыгиной), то цифра 55 на кресте, поставленном Атласовым, становится вполне понятной. — И. О.

180. Следует читать: «205 (1697) году, июля 13 дня поставил сей крест пятидесятник Володимер Атласов с товарыщи 55 человек».

181. Кижуча (Oncorhynchus kisutch) на Камчатке называли также белой рыбой. — Л. Б.

182. На чертеже Камчатки, составленном Иваном Козыревским. мы находим ясный ответ на этот вопрос: «Река прозвищем Козыревская. С началу иноземцов в ясак привел отец мой Петр Козыревский» (Центральный Государственный Архив Древних Актов, портф. Миллера 533, тетр. 8, л. 5. В дальнейшем ЦГАДА и т. д.).

Крашенинников смешивает Ивана (после пострижения — Игнатия) Козыревского, который якобы участвовал в убийстве Атласова, отстраивал Большерецкий острог, открывал Курильские острова и т. д., с его отцом Петром Козыревским, очень мало известным в литературе. — И. О.

183. Другое название Колю Накшан (по имени тойона Накша). В официальном ясачном списке значится под названием Козыренской (по русскому названию реки Колю) (см. наст. изд., стр. 511). — В. А.

184. О вулкане Толбачик см. ниже. — Л. Б.

185. Русское название Толбача, Толбачик (по русскому наименованию реки). Название Тулуач преобладало среди местных жителей в 50-х годах XIX века (К. Дитмар, Поездка и пребывание в Камчатке в 1851-1855 гг., ч. I. Исторический очерк по путевым дневникам, СПб, 1901, стр. 353). — В. А.

186. Река Никул, или Никула. О русских на этой речке см. Л. С. Берг. Открытие Камчатки..., 3-е изд., 1946, стр. 59; H. H. Степанов. Советский Север, II, 1939, стр. 91. — Л. Б.

187. Шепен позднее известен под названием Щапино. Дитмар сообщает, что и 50-х годах XIX века местные жители употребляли исключительно название «Шепен» (К. Дитмар, там же). — В. А.

188. В «Описании Камчатки реки от Верхнего Камчатского острога до устья Камчатки реки по румбам» указано о Шапиной реке: «Устье Шапиной реки Корерга называемое, над ним есть летовье шапинских иноземцов». — Н. С.

189. В «Описании Камчатки реки от Верхнего Камчатского острога до устья Камчатки реки по румбам» о Горелом остроге дана более распространенная редакция: «а называется оной оттого, что за несколько лет до взятья от русских Камчатки был в том месте большой иноземческой острог, которой они сами сожгли потому, что в нем много их мерло». — Н. С.

190. Позднее известен под названием Кирганик. Старое название преобладало среди местного населения в 50-е годы XIX века. (К. Дитмар, там же). — В. А.

191. В рукописи зачеркнуто: особливого (л. II). — Ред.

192. Две меры были в сих местах, первая от геодезистов, а другая от тамошних обывателей, которой я больше держался. По старой мере от усть-Камчатки до вершины объявлено 568½ верст: а имянно, от усть-Камчатки до Нижнего Камчатского острога 30, оттуда до Капичи 37, от Капичи до Еловки 54, от Еловки до Крестовой 23, от Крестовой до Козыревской 14, от Козыревской до Толбачика 13, от Толбачика до Никула 69½, от Никула до Шапиной 14½, от Шапиной до Кырганика 165½, от Кырганика до Верхнего Камчатского острогу 25 верст, а оттуда до камчатской вершины 72 версты; следовательно, несходства между старою мерою и новою 73½ версты, а между старою ж мерою и моим счислением 44½. (прим. автора)

193. В «Описании пути от Нижнего...» о Горбунове острожке указано: «Строения одна юрта да 7 балаганов». — Н. С.

194. Камчатской острожек в официальных ясачных списках значился под названием Верхне-Еловской (см. наст. изд., стр. 512). — В. А.

В «Описании пути от Нижнего...» об острожке Колилюнучь указано: «Колюмюнуль острожек... строения в нем 2 юрты, два анбара, 16 балаганов; тойон новокрещен Нефед Попов». — Н. С.

195. Красная сопка. О ней см. К. Дитмар, там же, стр. 475. Красный цвет ее зависит от «охристого железняка». — Л. Б.

196. Каменное уголье. О каменном угле (лигните) по реке Тигилу см. Дитмар, там же, стр. 467-468; М. Л. Сергеев, Народное хозяйство Камчатского края. М., 1936, стр. 667-668. О других каменноугольных месторождениях на полуострове см. Сергеев, там же, стр. 651-676. — Л. Б.

197. В рукописи зачеркнуто: почти сходна (л. 12 об.). — Ред.

198. В «Описании пути от Нижнего...» об острожке Кулваучь отмечено: «Строения в нем 3 юрты да 24 балагана; тойон называется Нутеве; этот острожек — главной по всей реке Марамрату». Здесь же указано, что на устье речки Ешхлин, притока Тигила «летовье» острожка Кульваучь, «а в нем 12 балаганов:». — Н. С.

199. Назывался еще по имени тайона Нютевей — Нютевиным. — В. А.

200. В рукописи: Морозку Старицына (л. 13). — Ред.

201. В «Описании пути от Нижнего...» о Старом Шипине острожке отмечено: «Строения 2 юрты, 5 балаганов; живут в одной только юрте немногие иноземцы». — Н. С.

202. В «Описании пути от Нижнего...» об острожке Мыллаган указано: «Строения в нем 2 юрты, 36 балаганов, тойон называется Шила». — Н. С.

В официальных ясачных книгах, повидимому, оба острожка названы Тигиль-ским (см. наст. изд., стр. 513).

В 1747 г. Шипинский острог был укреплен, заселен русскими и стал называться Тигильской крепостью. (Н. В. Слюнин. Охотско-Камчатский край. Естественно-историческое описание. Т. 1. СПб., 1900, стр. 466). — В. А.

203. В «Описании пути от Нижнего...» об острожке Кенгеля Утинкем отмечено: «присуду Мыллагана острожка, строения в нем 1 юрта да 5 балаганов, лутчей мужик называется Камак». — Н. С.

204. В «Описании пути от Нижнего...» об острожке Калаучь отмечено: «2 юрты да 8 балаганов; здесь живал прежде и тойон, но ныне в ннжеписанном острожке (Напана. — Н. С.) живет». — Н. С.

205. В «Описании пути от Большерецкого острога до впадающих в Озерную реку теплых вод и оттуда возвратно до Большерецкого острога» о реке Озерной указывается, что «близ ее устья есть 9 балаганов большерецких служивых людей». — Н. С.

206. Там же есть дополнительные данные о населении близ речки Уаушиммель: «Учю речка от Уаушиммеля верстах в 2 впала в Большую реку с левой стороны... На устье ее есть летовье служивого человека Семена Васютинскова». — Н. С.

207. Там же имеются следующие данные об острожке Коажчхожу: «Строение в помянутом острожке 1 юрта, 10 балаганов. Ясашных 17 человек, из которых 5 человек собольников да 12 лисичников. Тойон называется Сикушкоачь. — Н. С.

208. Жемчужные раковины в бассейне реки Большой. Река Начилова — это правый приток реки Большой. На Камчатке встречается эндемичная жемчужница Margaritana middendorffi О. Rosen (Ежегодн. Зоол. муз. Акад. Наук, XXVII (1926), вып. 2-3, 1927, стр. 269), близкая к амурской M. dahurica Midd. Камчатскую жемчужницу Миддендорф описал в 1851 г. под неправильным названием Unio complauatus Solander. Последний вид, относящийся к роду Elliptio Raf. и свойственный Северной Америке, не имеет ничего общего с камчатской жемчужницей. Эту последнюю стали впоследствии неправильно называть Margaritana complnnata Solander. H. В. Слюнин (Охотско-Камчатский край, I, СПб.. 1900, стр. 617) считает, что «жемчуг на Камчатке известен, кажется, со времени только Дитмара, которому японский тойон доставил прекрасные образцы из р. Голыгиной». Как видим, о нахождении жемчуга на Камчатке было хорошо известно еще Крашенинникову. В настоящее время жемчужница встречается в реке Голыгиной и в ее притоке, речке Жемчужной. — Л. Б.

209. В «Описании пути от Большерецкого острога до впадающих в Озерную реку...» имеются следующие данные об острожке Чакажю: «Строения в нем две юрты, 9 балаганов да одна изба казачья сына Алексея Мутавина. Ясашных 5 человек, из которых один собольник да 4 лисичников. Тойон называется Гурулей». — Н. С.

210. В рукописи зачеркнуто: с несравненным облегчением (л. 15). — Ред.

211. В рукописи зачеркнуто примечание: Счисление верст, которому господин Миллер в вышеописанном географическом своем описании Камчатки последовал, разнится от нашего токмо 4 верстами с половиною, ибо у него от устья Быстрой до волока, где сущая камчатская вершина, показано токмо 161½ верста, а у меня 165½ (л. 15). — Ред.

212. В «Описании пути от Большерецкого острога по Пенжинскому берегу до Верхнего Камчатского острога» о Трапезниковой заимке отмечено: «В ней один двор посацкого человека Никифора Трапезникова, да одна иноземческая юрта»; здесь же о Запороцковой заимке указано: «В ней один двор ссыльного Антона Запороцкого, два балагана, юрта, да барабара (травяной шалаш)». — Н. С.

В «Описании пути от Большерецкого острога до впадающих в Озерную реку...» о Трапезниковой заимке несколько иные данные: «По течению на правом берегу есть Трапезникова заимка, а в ней один двор». — Н. С.

213. Господин Штеллер пишет, что в Запороцковой заимке поселено несколько переведенцев поблизости пахотных мест, что учинилось уже по выезде моем с Камчатки.

214. В «Описании пути от Большерецкого до Верхнего Камчатского острога водяным путем» о Карымовой заимке указано: «Строения в ней одно зимовье да один балаган». — Н. С.

215. Там же о Карымаеве остроге отмечено: «Строения в нем 16 балаганов, тойон называется Карымай». — Н. С.

216. Река Бааню ныне называется Банной. О горячих ключах на ней см. ниже. — Л. Б.

217. Опачин острожек в официальных ясачных списках назван Опачин, по имени тойона Опачи (см. наст. изд., стр. 509). — В. А.

218. В рукописи зачеркнуто: с северной стороны (л. 16 об.). — Ред.

219. В рукописи зачеркнуто: Горячая речка, от Сутунгучю в 57 верстах, название имеет от своей горячести (л. 16 об.). — Ред.

220. Острожек Мышху в официальных ясачных списках значится Начикин (по имени тойона Начика) (см. наст. изд., стр. 509). — В. А.

221. Стеллер пишет, что мыс, которой оную от Авачинской губы отделяет, сажен на 60 продолжается, и что в Ниакиной губе можно зимовать десяти великим морским судам.

222. Губы Петропавловская, Ракова и Тареинская до сих пор носят эти названия. — Л. Б.

223. По объявлению Стеллера в Раковой губе 40 большим судам без тесноты, уместиться можно.

224. Раковая губа получила название от колючего краба, Paralithodes brevipes (Milne-Edwards et Lucas), обильного злесь (Л. Г. Виноградов. О географичеческом распространении камчатского краба. Изв. Тихочкеан. инст. рыбн. хоз., XXII (1946), 1947, стр. 211). Стеллер (стр. 17) говорит, что Раковая губа получила свое имя от «многочисленных раковин (Muscheln), которые держатся около утесов». Но, очевидно, Стеллер смешал слова рак и раковина. Колючий краб распространен по берегам восточной Камчатки на север до устья реки Жупановой. Есть он по всем берегам Охотского моря, северной части Японского моря, у о. Беринга и v Алеутской гряды. Кроме этого краба, в Авачинской губе встречается синий краб, Paralithodes plntypus Brandt, а также камчатский краб, Paralithodes camtschatica (Tilesius) (Виноградов, там же, стр. 205, 209). О нахождении крупных крабов (Seekrebse) у м. Олюторского (очевидно, P. platypus) сообщает Стеллер (1774, стр. 176); он говорит, что коряки-олюторцы ловят их на большие костяные крючки, наживленные мясом вахни. — Л. Б.

225. Аушин называется по камчатски Анкомпо.

226. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» Крашенинников сообщает, что когда он 16 марта 1740 г. приехал в Аушин острожек, то никого не застал, «понеже от голоду жители того острожка разошлися». Здесь же сообщается о Тареине острожке, что «строения в нем 2 юрты, 30 балаганов, тойон новокрешен Михаила Тареян». — H. С.

В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка» об Аушине острожке указано: «Анкомп острожек... строения в нем 1 юрта, да над губою Ниякиною близ острожка 14 балаганов, тойон их называется Аушин». — Н. С.

В официальном ясачном списке Тареин значился под названием Купкнн. (см. наст. изд. стр. 509). — В. А.

227. Он же по имени тойона называется и Карымчиным.

228. Об оленных коряках в районе Авачи нет никаких сведений в более поздней литературе; повидимому, они ассимилировались с ительменами Доказательством их обитания в этих местах остались лишь некоторые топонимические данные: река Корицкая (приток Авачи), Коряцкая сопка (Коряцкий хребет). — В. А.

229. Назван по имени тойона Намакши; ительменское название — Кыттынан. — В. А.

230. Острожек Макошху в официальных ясачных стеках назывался Калахтырка (Калахтыра) — по названию реки (см. наст. изд., стр. 509). — В. А.

231. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка» об острожке Макошху указано: «Строения в нем 1 юрта, 11 балагансв, тойон Апауль». — Н. С.

Там же указано об острожке Шотохчу: «Шотахчга острожек... строения в нем 3 юрты, в том числе 2 маленьких, 9 балаганов». — Н. С.

Острожек Шотохчу в официальных ясачных списках назван Налачев (по имени реки Налачевой) (см. наст. изд., стр. 510). — В. А.

232. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка» о реке Коакачь дополнительно указывается: «Есть летние балаганы островных иноземцов, тойон их Опача». — Н. С.

233. В рукописи зачеркнуто примечание: Господин Стеллер пишет, что сей островок семи миль и окружности. Однако оное ему сказано было весьма несправедливо, ибо оной островок длиною не больше версты, а шириною сажен на 300, что я тем смелее утверждать могу, что не токмо сам оной островок видел, но и был на нем (л. 19). — Ред.

234. В рукописи зачеркнуто примечание: Сей мыс Стеллер Островским называет и полагает его в ширине 53 градусов с несколькими минутами (л. 19). — Ред.

235. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка» об острожке Итытхочь указывается: «Зимою живет тойон Опача с родом, строения в нем 4 юрты». — Н. С.

236. Ашумтан острожек в официальных ясачных книгах, повидимому, обозначался Островным (см. наст. изд., стр. 511). — В. А.

В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка» об острожке Ашумтан такие данные: «Строения 3 юрты, 8 балаганов» — Н. С.

237. В рукописи зачеркнуто примечание: У Стеллера полагается оной точно в 54 градусах ширины (л. 19). — Ред.

238. В официальных ясачных списках Кыннат острожек значился Калигарским (см. наст. изд., стр. 511). — В. А.

В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка» Кыннат острожек именуется Кынаг и о нем приводятся такие данные: «Строения в нем 1 юрточка, 5 балаганов, тойон Кужаку». — Н. С.

239. Шопхад река, ныне Жупанова, сливается из Правой Жупановой и Левой Жупановой. Последняя берет начало в Вялагинском хребте, в районе сопки Унана (2020 м). — Л. Б.

240. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка...» указано о реке Жупановой: «Жупанова (Жупгад) река... вышла верстах в 60 из хребта и впала в нутренную губу; на левой стороне губы близ моря есть 5 балаганов». — Н. С.

241. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» об острожке Оретынган отмечено: «Оретынган острожек... стоит на устье Жупановой реки, строения в нем 1 юрта да 5 балаганов, а прежде построен был от устья верстах в 5». — Н. С.

В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю Паратуна острожка» имеются следующие данные об острожке Оретынган: «Строения 1 юрта, 5 балаганов, тойон Апауль. От устья Жупановой до сего острожка в море близ берегу есть много столбов каменных малых и больших». — Н. С.

242. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» об Олокине жилище отмечено: «Жилье камчадала Алоки, строения 2 юрты да 10 балаганов». — Н. С.

243. Там же об острожке Кошхподам отмечено: «Кошхпадам острожек... строения и нем 4 юрты, 22 балггана; тойон называется Каначь». — Н. С.

244. Жупановская сопка — действующий вулкан высотою 2913 м. — Л. Б.

245. Стеллер думает, что в ней могут стоять малые суда, которые ходят на 4 фута.

246. Алаун острожек в официальных ясачных книгах назывался Березовский (по русскому названию реки) (см. наст. изд., стр. 511). — В. А.

В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка» указано об острожке Алаун: «Строения в нем 2 юрты, 8 балаганов, тойон Жекачь». — Н. С.

247. Речка Шемечь — на современных картах Семячик. Крашенинников первый отметил, что близ устья реки Семячик «растет малое число пихтовнику, которого дерева нигде по Камчатке более не примечено». Это Abies gracilis Kom. Единственная роща этой пихты растет на юго-западном берегу Семячинского озера (В. Л. Комаров. Ботанический очерк Камчатки. Камчатский сборник, 1, М.-Л., 1940. изд. Акад. Наук СССР, стр. 42). Рощу этой пихты видел в начале 1744 г Стеллер в свою бытность на реке Семячике. О ней упоминается в рукописи Стеллера Syllabis plantarum..., 1746 (Д. И. Литвинов. Библиография флоры Сибири. Труды Ботан. муз. Акад. Наук, V, 1909, стр. 285). Камчатская пихта очень близка к сахалинской Abies sachalinenbis Mast. (Сахалин, южные Курильские острова, Иезо), и правильнее ее называть A. sachalinensis gracilis. О горячих ключах по реке Семячику см. ниже. — Л. Б.

248. Толоконные горы по цвету желтоватому. Возможно, имеется в виду альпийская толокнянка, Arctostaphylos nlpina, или Arctous nlpina (L.), шипок — распространенная на Камчатке; цветы зеленовато-белые. Теперь называется вороньей ягодой. — Л. Б.

249. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка» указано о реке Кушхай: «На устье ее по обе стороны есть 10 балаганов в котором вышеписанного острожка (Кемшчь. — Н. С.) иноземцы летом корм кладут». — Н. С.

250. Там же указаны следующие данные об острожке Кемшчь: «Строения в нем одна юрта, 6 балаганов, тойон называется Налачь». — Н. С.

251. Там же указывается о реке Кродакыг, что в полуверсте «ниже спуску» в нее «протоки»: «один балаган, да 3 барабары на на усть протоке на том же берегу 6 балаганов». — Н. С.

252. О Кроноцком озере см. В. Н. Лебедев. Воды юго-вост. Камчатки. Озера. М., 1915, стр. 112-116; Е. М. Крохин. Исследование Кроноцкого озера в марте — мае 1935 г. Изв. Геогр. общ., 1936, No 5, стр. 702-727. Наибольшая длина озера 27 км. — Гольцы или мальма это Salvelinus malma curilus (Pallas) озерная, жилая форма мальмы. Морская мальма (S. malma) не может проникать в Кроноцкое озеро, так как сток озера, река Крода-кыг, повидимому, непроходима для рыбы. О гольцах в этом озере упоминают Стеллер (стр. 34), а также П. Ю. Шмидт (Работы Зоологического отдела на Камчатке в 1908-1909 гг. Камчатская экспедиция Рябушиникого. М., 1916, стр. 124), который ловил гольца в этом озере. Подробно описывает здешнего гольца Е. М. Крохин (стр. 720-723), по данным которого эта рыба достигает длины 626 мм. Возможно, что в Кроноцком озере, как и во многих других озерах, есть две формы гольцов — мелкая и крупная. У мелких гольцов нижняя челюсть сильно выдается вперед, чего не бывает у крупных. Кроме гольца, в Кроноцком озере есть озерная красная (Oncorhynchus merku adonis Jordan et McGregor, известная также из озер Японии; она никогда не уходит в море и в Кроноцком озере достигает длины в 25 см. (см. Крохин, там же, стр. 723-727). — Л. Б.

253. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка» указано об острожке Ешкун: «Эжкун острожек... В острожке 5 юрт да 19 балаганов». — Н. С.

К. Дитмар в 60-х годах XIX века видел разваллны острожка Ешкун. (К. Дитмар. Поездка и пребывание в Камчатке в 1851-1855 гг. Ч. I. Исторический очерк по путевым дневникам. СПб., 1901, стр. 264.). — В. А.

254. В рукописи зачеркнуто: от Кемшчя до помянутой реки морской берег пещан и низок (л. 21). — Ред.

255. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка» отмечено об речке Кейлюгичь: «Кейлюгичь речка... На устье ее есть два балагана. От устья переехав чрез нее, ехали вверх по ней до острожка Котил называемого, которой расстоянием от устья в версте. Строения в нем 4 юрты, в том числе 3 пустых, а в 4 (ой) живет один мужик, да два башагана. Временем живет в нем много иноэемцов, и тойон сего острожка Гатальча называется, но ныне все живут в острожке Эжкуи». — Н. С.

256. В рукописи зачеркнуто примечание: В Стеллеровом описании почитается оной самым большим носом и полагается в ширине 56 градусов, но по какому основанию неизвестно. Ибо ежели сие правда, то устье Камчатки, которое почитается в 56°45', надобно быть по расстоянию от Кроноцкого носу не меньше как в 58°. И хотя в Нижнем астрономических обсерваций не было, по токмо браны были от геодезистов высоты солнца, однако не можно думать, чтоб такая от обсервации их произошла погрешность; чего ради я больше полагаюсь на обсервации, каковы они ни были, нежели на глазомерное определение (л. 21 об.). — Ред.

257. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога до реки Авачи до Паратуна острожка» об острожке Кожхау (Кашхау) отмечено: «Строения в острожке 1 юрта, 12 балаганов, тойои Чораль». — Н. С.

258. Там же указывается: «Кутшхпаут острожек, от спуску к речке Чинешишелю верстах в 17, стоит на левом берегу оной речки, строения в нем 1 юрта, 6 балаганов, камчадалов жильцов 4 человека». — Н. С.

259. В «Описании рек, впадающих в Восточное море...» о реке Столбовской указано, что на «устье Столбовки есть иноземческое жилище». — Н. С.

260. Морские касатки — это дельфины. Orca; о них см. ниже. — Л. Б.

261. Камчатской нос. Мыс Камчатский находится под 55°59' с. ш. — Л. Б.

262. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» об острожке Какеичь отмечено: «Строения в нем 1 юрта малая, две земляные барабары, 4 балагана; жителей 7 человек разных острожков; лутчий мужик Таукале». — Н. С.

263. В Стеллеровом описании полагается она под 57 градусом.

264. Место впадения реки Уки в Укинскую губу находится под 57°49' с. ш. — Л. Б.

265. В «Описании рек, впадающих в Восточное море...» о речке Укуваем указано: «Ука река... на усть Уки реки есть иноземческое летовье». — Н. С.

266. Там же о реке Налачевой указано: «На устье сей речки есть жилье лутчего тойона Начики». — Н. С.

267. В рукописи: Бахатанум (л. 23). — Ред.

В официальных ясачных списках Балаганум значился под названием Укинской (см. наст. изд., стр. 512). — В. А.

268. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» об острожке Пилгенгыльш указано: «Пильгенгылш острожек ...строения в нем 3 юрты, в том числе две малых, да 20 балаганов; тойон Начика». — Н. С.

269. Южная граница расселения коряков по восточному побережью полуострова сохранилась, примерно, в таком же виде и на настоящее время. — В. Л.

270. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» о речке Ноне отмечено: «Над озером, из которого Нона вышла, есть два балагана, в которых летом... коряки живут для рыбного промыслу». — Н. С.

271. Там же указано о Кыйган-Атынум: «Летовье коряцкое на правом берегу от Кылган-Атынум в ½ версты; строения в нем 2 балагана, да одна барабара...». — Н. С.

272. Там же отмечены следующие подробности об острожке Уакамелян: «Строения в нем 1 юрта да 5 балаганов, тойон называется Холюля. Они на сем месте нынешнем году построились, а прежде жили близ моря над маленьким озерком Пайпа называемом, а острожек назывался Ишукаж, от устья Тымылген реки до того острожка расстояния было верст не больше 12. В сем острожке коряцким, укинским и камчатскими языками смешано говорят, у жупанов стоят у них ольховые чюрки вместо болванов, обвиты тоншичем, а называются немгай». — Н. С.

273. Русакова река. Русаковка современных карт впадает в Берингово море под 58° 18' с. ш. (точнее под этой широтой соединяется с морем узкая лагуна, в которую впадает река Русаковка). — Чрезвычайно важно сообщение Крашенинникова, что спустя несколько лет после Федота Алексеева (1648 г.) сюда морем доходили русские. — Правильна транскрипция Крашенинникова: Русакова или Русаковка. — Л. Б.

В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» даны следующие детали о Русаковой реке: «Над протокою Русаковой реки у переезду жилье Русакова острожка есаула Наши, строения одна юрта да 2 балагана. Здесь ночевали, понеже тойон и многие его острожка мужики ушли на Пенжинское море для промыслу ясака, а острожек его на левой стороне реки Русаковой от сего жилья в версте, строения в нем 2 юрты, 6 балаганов, тойон Кымгу, он же и Русак». — Н. С.

В «Описании рек, впадающих в Восточное море...» о Русаковой несколько иная редакция: «Оная река Русаковою для того называется, что в прежние годы после Федота кочевщика из русских, бывших тогда на Камчатке, один прижил у иноземческой девки сына, от которого колена по сие время ведется и называются русаками, на устье ее живет русак с родом». — Н. С.

274. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» об урочище Аунуп-Чамук отмечено: «Здесь есть над рекою Русаковой 7 балаганов да 1 юрта, да саженях во 100 от тех балаганов 1 балаган да юрточка, в них летом живут из Русакова острожка коряки». — Н. С.

275. Там же в описании урочища Ункаляк есть некоторые оттенки по сравнению с печатным текстом «Описания Земли Камчатки»: «Они не всегда, когда мимо идут, каменье кладут, но только которому вновь случится пройтить то место, тот и положит, а после уже никогда не кладет». — Н. С.

276. Там же даны такие данные о населенных местах близ реки Панкары: «На правой стороне губы близ спуску был старой коряцкой острожек Панкары называемой... в култук губы в средине выпала река Нунгын, которую русские Панкарою называют... устье означенной губы от полуденного или правого берега верстах в 6. Против его на островку есть 3 балагана. Другое устье у северного берега, над ним есть много земляных барчбар». — Н. С.

277. В «Описании рек, впадающих в Восточное море...» об острожке Хангота указано: «Острожек иноземческой, Кангатыны называемой, отсюда начинается коряцкой язык».

В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» описание острожка Хангота дано более полно: «Хангота острожек... построен на высокой горе, вкруг его четыреугольной земляной вал, вышиною в сажень, а толщиною в аршин. Сверх того внутри острога приставлены к земляной стене высокие жерди, у которых верхушки вилками, а на те вилки положены поперешные жерди, и к ним приставляются колья, ныне их нет. В острог зделаны трои двери, а имянно с восточной, с северной и с западной сторон, да во всех стенах зделано по два окошка вместо бойниц. В остроге строения одна юрта, за острогом одна юрта да 6 земляных анбаров, тойон сего острожка называется Камак. Сей острожек оставляют уже пуст, а построили новой в култуке губы, которой назвали Уаканг-атынум». В этом же описании пути отмечена речка Кнттака: «От Хангота острожка верстах в 3... вышла верстах в 3 из озерка и впала в озеро... посреди ею есть островок, на котором есть летнее жилише коряцкое». — Н. С.

278. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» дополнительно сообщается: «В том месте, где щека стояла, старики ставят деревину и когда изгниет, переменяют». — Н. С.

279. В «Описании рек, впадающих в Восточное море...» указано, что на Кутовой реке «есть острожек Утхыгол называемой». — Н. С.

280. В «Описании рек, впадающих в Восточное море...» о речке Киткитанну указано: «Кеткетагну речка... впала в нутренную губу... в култуке губы есть Кикигиней острожек». — Н. С.

281. Острожек Енталан в официальчых ясачных книгах назван Юмгин (по названию реки) (см. наст. изд., стр. 513 и «Колониальная политика царизма на Камчатке и Чукотке в XVIII в.». Сборник архивных документов. Л. 1935, стр. 100, 106). — В. А.

В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» об острожке Енталан дано более подробно: «Энталан острожек... стоит на высоком яру над морем, кругом его земляной круглой вал вышиною сажен двух, а шириною около аршина, в острожек вход от моря. Строения в нем одна небольшая юрта, живут в нем присуду Умеучкина острожка 5 человек. Против сего острожка на губе... есть небольшой островок на котором летовье означенных жителей построено...». — Н. С.

282. Там же об острожке Мекенема указано: «Макенема острожек... строения в нем 3 юрты да 9 балаганов, тойон называется Умеучкин». — Н. С.

283. Там же о речке Киткитанну отмечено: «на устье ее есть два балагана; от устья сей речки верстах в 3 над губою же есть 6 балаганов, в которых летуют коряки нижеписанного острожка» (Ижымгыт. — Н. С.). Здесь же более подробно, чем в печатном тексте, дано описание острожка Ижымгыт. «Ижымгыт острожек в култуке губы, от спуску на губу верстах в 3. Стоит на высоком яру над морем. Строения в нем 1 юрта небольшая да 3 балагана, а кругом ее круглой земляной вал, вышиною сажени полторы, а шириною около аршина. Вход в острожек с двух сторон, с восточной и с полденной. Живут в нем коряки присуду Русакова острожка. Недалеко от острожка над морем же есть 4 балагана. Лутчей мужик сего острожка называется Гынгелаи». — Н. С.

284. В «Описании рек, впадающих в Восточное море...» о реке Караге отмечено: «Карага речка... впала в нутренную губу... по левую сторону той губы есть нутренная же губа... губа от губы разделяется камнем, а расстоит одна от другой версты с 3... на камне, разделяющем губы, есть иноземческой острожек, Кыталу называемой». — Н. С.

285. Кыталгын в официальных ясачных списках числился под названием Карагинской (см. наст. изд., стр. 513). — В. Л.

В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» об острожке Кыталгын дано более подробно: «Кыталгын острожек на северном берегу губы, от устья ее верстах в 7 стоит на высоком месте. Строения в нем одна юрта, а вкруг ее поставлены маленькие балаганчики числом 12, а балаганчики кругом огорожены березовым кольем. Вход в него с восточную да с полденную сторон. Тойон сего острожка называется Кымли». — Н. С.

286. Там же о жилище над речкою Гауле указано: «юрточка да два балагана, в которой живет коряка Валасала». Здесь же о пузырьках из озера близ реки Караги дополнительно отмечено: «И того ради их брать по их вере грех», а также отмечена недалеко от озера речка Гыткылемтун, а «по течению ее на левой стороне есть юрточка да два балагана, в которой живет коряк Клямо». — Н. С.

287. Он думает, что сообщение между морем и озером есть под землею. (прим. автора)

288. Сведения более позднего времени о населении Карагинского острова крайне отрывочны. Известно, что в 1746 году, зимовавшее на острове судно «Евдокия» встретило там «единоплеменников коряков» (П. Паллас. О Российских открытиях на морях между Азией и Америкой. Собр. соч., выбранных из месяцесловов на разные годы, ч. IV, СПб., 1790, стр. 289-299).

В 1794 г. остров посетил миссионер Лазарев и крестил его жителей коряков (Н. В. Слюнин. Охотско-Камчатский край. Естественно-историческое описание. Т. II, СПб., 1900, стр. 24).

Экспедиция же Литке в 1828 г. не обнаружила, кроме развалин жилищ, никаких следов населения (Ф. Литке. Путешествие вокруг света, совершенное... на военном шлюпе «Сенявине» в 1826, 1827. 1828 и 1829 годах. Ч. П. СПб., 1885, стр 137). Причины, в результате которых остров стал необитаем, неизвестны. Слюнин сообщает, что после крещения в 1777 г. часть жителей была переселена в Олюторский острог, опустевший после оспы (Слюнин, там же, т. I, стр. 461).

Вновь он сделался обитаемым лишь в конце XIX века, когда туда перекочевало несколько семейств оленных коряков (там же, т. 1. стр. 158, 419). С тех пор остров имеет постоянное население. По переписи 1926-1927 гг., там насчитывалось 59 человек коряков.

С. Н. Стебницкий на основании анализа слов жителей Карагинского острова, записанных Крашенинниковым, нашел, что древний карагинский диалект более близок к ительменскому языку, чем к корякскому, поэтому он относит древних карагинцев к ительменам. По его мнению, жители острова в силу каких-то причин переселились на восточное побережье Камчатки, где ассимилировались с оседлыми коряками — алюторцами. Вышеприведенное указание Слюнина подтверждает это предположение. На базе скрещения этих двух диалектов создался новый существующий в настоящее время карагинский диалект корякского языка (С. Н. Стебницкий. Нымыланы-карагинцы по материалам С. П. Крашенинникова), (К вопросу о происхождении карагинского диалекта нымыланского (корякского) языка в свете лингвистических материалов С. П. Крашенинникова). — «Сов. Север», No 2. Сборник статей, посвященных памяти С. П. Крашенинникова к 225-летию со дня рождения. Л., 1939, стр. 129-170). — В. А.

289. В Стеллеровом описании напротив Олюторской губы на востоке полагается остров в море на две мили, где по его объявлению водятся токмо черные лисицы, которых олюторы, кроме крайней нужды, не ловят, вменяя за грех по своему суеверию и опасаясь от того крайнего нещастия. Сей остров без сумнения есть Верхотуров, ибо других островов кроме его и Карагинского никто не знает (прим. автора) (В рукописи зачеркнуто: хотя в описании гд-на Миллера упоминается и еще остров против устья Тумлати (л. 26)). — Ред.

290. Уйулен (Олюторка) — так река Олюторка (правильно Алюторка, от корякского Алютальо) не называется коряками в настоящее время и не называлась так в в XVIII веке. Уйулен — очевидно искаженное корякское «вуйвулен», что значит «имеющий крепости, укрепления». Вероятно, это описательное название было присвоено временно в связи с постройкой русскими на этой реке укрепленного острожка. «Генеральная карта Российской империи» Атлас Российский, изд. Академней Наук в 1745 г.; «Генеральная карта Иркутской губернии, содержащая в себе Иркутскую, Якутскую и Удинскуго провинции)», соч. И. Трескотом в 1776 г. — Н. В.

291. В рукописи зачеркнуто: В географическом описании господина Миллера объявляется, что Олютора течет с северо-западной стороны, а вершиною вышла с впадающею в Анадырь рекою Майном из одного места, и что из Анадырска есть и дорога чрез маинскую вершину на Олютору. А выезжают на оную около небольшой реки Глотовы, которая с северо-восточной стороны в Олютору впала (л. 26 об.). — Ред.

292. Д. И. Павлуцкий, майор — начальник Анадырского гарнизона, неоднократно предпринимавший походы против чукоч и коряков в 30-40-х годах XVIII века. С 1733 по 1739 г., находился на Камчатке в так называемой «Походной розыскной канцелярии» вместе с капитаном Мерянным для расследования причин бунта камчадалов в 1731 г. С 1740 по 1742 г. был якутским воеводою, после чего по указу Сената был назначен командиром анадырской партии. Убит в сражении с чукчами в марте 1747 года. (С. Б. Окунь. Очерки по истории колониальной политики царизма в Камчатском крае. Л., 1935; В. Г. Богораз-Тан. Чукчи. Ч. I, Л., 1934, глава 111). — Н. В.

293. Олюторцами в XVIII веке называли оседлых коряков, живших по побережью Тихого океана, начиная на юге от с. Тымлаты и далее на север до устья реки Алюторки, впадающей в залив Корфа. Олюторские коряки значительно отличалась своим диалектом от остальных коряков. Это обстоятельство давало повод выделять их из остальной массы коряков (см. наст. изд., стр. 460). Олюторские коряки, «олюторцы», населяли в XVIII веке пять поселков: «От реки Караги до первого олюторского острожка называемого по их наречию Ильпир расстояния с 150 верст... в том острожке жительствуют олюторцы семей с тритцать... второй в 10 верстах от первого называется Говокки... жительствующих тут олюторцев семей до пятидесяти... третий Вырник жительствует тут... семей до тритцати... четвертой Теллечи... семей с дватцать пять... пятый Култушное... семей с семьдесят... во всех пяти острожках олюторцы... между ордами чукчами, коряками и камчадалами и катырцами и прочими ненавистны... жительство свое имеют на отъемных местах и высоких крутых горах где б имелись невыходные каменные утесы, а оттуда к их острожкам на помянутые горы или отпрядыши имеются всходы и те сходы зимою уливают водою, а летом укрепляют инако валами земляными... юрты земляные, между юртами подземные ходы... чукоч не боятся, а сами от своих острожков вдаль не отлучаются». (Это — сведения второй половины XVIII века, ЦГАДА. портф. Г. Ф. Миллера No 539, тетр. 13, лл. 20-23). (С. Н. Стебницкий. Нымиланы-алюторцы. Сборник «Советская Этнография», 1938, No I; его же. Алюторский диалект нымыланского (корякского) языка; «Советский Север», 1938, No 1. изд. Главосвморпути; его же. Ялыки и письменность народов Севера. Т. III, стр. 49 и др. Л., 1934. — Н. В.

294. Река Покачя (Покача). О ней см. Л. С. Берг. Открытие Камчатки... 3-е изд., 1946, стр. 39-40. — Л. Б.

295. В рукописи зачеркнуто: Берег морской от устья реки Камчатки до Уки по большей части горист и каменной, а оттуда почти до Олюторы пещаной и низменной, выключая некоторые холмы и носы, где места обыкновенно гористы (л. 27). — Ред.

296. В рукописи зачеркнуто примечание: В историческом описании Миллера упоминаются три большие губы, из которых в каждую течет небольшая речка, по чему их приметить можно. Первая речка называется Малькова, другая Ашача или Муры, а третья Апалючь (л. 27 об.). — Ред.

297. В рукописи зачеркнуто: От Лопатки на 23 версты к северу, хотя нет и никаких гор, однако земля там высокая, холмистая и мшистая и не растет там никакого лесу. По объявлению Стеллера видны с ней оба моря Восточное и Пенжинское купно с лежащими там островами и можно различить моря по величине волн и по вышине их, впрочем не растет там никакого лесу, но вся земля покрыта мохом (л. 27 об.). — Ред.

298. В рукописи зачеркнуто: Камчадалы своим языком называют его Комчачу, то есть продолжение (л. 28). — Ред.

299. В рукописи зачеркнуто: как Стеллер пишет (л. 28). — Ред.

300. В рукописи зачеркнуто: верст и 300 сажен (л. 28). — Ред.

301. Курильское озеро подробно описано А. Н. Державиным в издании: Камчатская экспедиция Рябушинского. Зоол. отдел, вып I. М., 1916, гл. X и XI. С. А. Конради (Изв. Геогр. общ., 1925, No 1, стр. 10) говорит, что Курильское озеро — впадина типа кальдеры, с глубинами до 300 м. Легенда, упоминаемая Крашенинниковым, была еще жива у жителей с. Явино в 1910 г. В 1932 и 1933 гг. озеро посещено и обстоятельно описано Е. М. Крохиным и Ф. В. Крогиус (Очерк Курильского озера и биологии красной Oncorhvnchus nerka (Walb.) в его бассейне. Труды Тихоокеан. комитета Акад. Наук СССР. IV, 1937, стр. 3-154); по их данным, длина озера 12,6 км, наибольшая глубина 306 м (стр. 12, 15; на карте на стр. 13 указана глубина в 309 м), средняя глубина 176 м. В озере есть рыба — нерка, или красная. — Л. Б.

302. Из Стеллерова описания, ибо я на Курильском озере не был. (прим. автора)

303. В рукописи Гизнаакчь, далее В рукописи зачеркнуто: В Курильское озеро, которое в длину верст на 12, а в ширину верст на 6 простирается, текут следующие речки, а имянно: Кирюжик, Акачик, Петпомой, Кутадама, Вачьком, Катком, Тадму, Гычин-кыг и Поломой, токмо все малые. Примечания достойнее из них Тадму для того, что там находится главное курильское жилище (л. 28 об.). — Ред.

304. Горячие ключи в бассейне реки Озерной. О них см. ниже. — Л. Б.

305. В рукописи зачеркнуто: находятся, никаких курящихся гор не приметил (л. 29). — Ред.

306. Близ вершины Озерной реки... беловатая гора... как челноки. Это «Кутхины баты», столбообразные пемзовые отдельности, расположенные в расстоянии 10 км от истока реки Озерной из Курильского озера. Об этих образованиях впервые упоминает Стеллер (стр. 31-32). приводя русское название Батовый камень. Их посетил в 1909 г. А. Н. Державин (Камчат. эксп. Рябушинского. Зоол. отд., вып. I, М., 1916, стр. 318, табл. XXI, рис. I; см. также стр. 264). Эти залежи пемзы имеют большое промышленное значение в качестве превосходного строительного материала. О месторождении Кутхины баты см. еще: М. А.Сергеев. Камчатский заповедник Лопатка-Асача. Камчатский сборник, I, 1940, стр. 248-249, рис. 33. — Л. Б.

307. В «Описании пути от Большерецкого острога до впадающих в Озерную реку теплых вод и оттуда возвратно до Большерецкого острога» Крашенинников писал: «...живет курильской одинакой мужик, Канпак называемой. Отсюду начинается Курильская землица». — Н. С.

308. О ней см. выше. — Л. Б.

309. В «Описании пути от Большерецкого острога до впадающих в Озерную реку...» об острожке Кууюхчен указывается: «Присуду Большерецкого острога от спуску верстах в 12. Стоит на левом берегу Голыгиной реки. Строения в нем 1 юрта, 8 балаганов. Ясашных иноземцов 13 человек, в том числе 5 человек собольников. Тойон называется Опакуль». — H. С.

310. В «Описании пути от Большерецкого острога по Пенжинскому берегу до Верхнего Камчатского острога» о реке Утке отмечено: «Верхней Уткинской острог, Таткан называемой...-строения в нем 15 балаганов, ясяшных иноземцов 9 человек, собольников 7 да лисишников один, а один за Старостина ясаку не платит». — Н. С.

311. Острожек Усаул в официальных ясачных книгах обозначен «на Утке реке» (см. наст. изд., стр. 509). — В. А.

312. Чаапынган встречается еще под названием Нижне-Кыкчикский (по месторасположению в устье р. Кыкчик). — В. А.

313. В «Описании пути от Большерецкого острога по Пенжинскому берегу...» об острожках Кыгынумт и Чаапынган указано: «Кычынумют (Акангышев острожек)... строения в нем 29 балаганов; ясашных иноземцов 21 человек, в том числе 10 собольников, 11 лисишииков, тойон Акабты. Чааптынган острожек... строения в нем 1 юрта, 26 балаганов; ясашных иноземцов 33 человека, в том числе собольников 13, лисишников 20; тойон называется Шемкоучь». — Н. С.

314. В «Описании пути от Большерецкого острога по Пенжинскому берегу...» об острожке Чачамжу отмечено: «Строения в нем 7 балаганов; ясашных 7 человек. 3 собольников до 4 лисишников; лутчей мужик Тыкылкоз». — Н. С.

315. Там же об острожке Сушажучь отмечено — «Сашажучь острожек... в нем строения одна юрта да 10 балаганов, ясашных иноземцов 11 человек, в том числе 3 собольников да 8 лисишников; тойон называется Налачь» — Н. С.

Сушажучь в официальном ясачном списке обозначен «на р. Немтик» (см. наст. изд., стр. 509). — В. А.

316. В «Описании пути от Большерецкого острога до впадающих в Озерную реку...» дополнительно указывается: «Игдых, Озерная река... На устье ее есть жилье лутчего мужика курильского Ламчи, при котором живут трое ясашных иноземцов», — Н. С.

317. Острожек Маякына в официальных ясачных списках обозначен как «на р. Коле» (см. наст. изд., стр. 509). — В. А.

В «Описании пути от Большерецкого острога по Пенжинскому берегу...» об острожке Маякына отмечено: «Строения в нем одна юрта, 17 балаганов; ясашных иноземцов 13 человек, в том числе 6 собольников да 7 лисишников; тойон новокрещен Федор Попов, а иноземческим званием Савачилке». — Н. С.

318. В рукописи зачеркнуто: Воровской (л. 30 об.). — Ред.

319. Гыг в официальных ясачных списках значился «на р. Воровской». В документах более позднего времени именуется «Воровским» (см. наст. изд. стр. 509). — В. А.

В «Описании пути от Большерецкого острога по Пенжинскому берегу....» об острожке Гыг указано: «Строения в нем 1 юрта, 28 балаганов, ясашных иноземцов 30 человек, в том числе 8 человек собольников да лисишников 22; тойон новокрещен Петр, иноземческим названием Тону». — Н. С.

320. Там же на реке Кыгачшу указан острожек «Тыжбагын называемой, в котором строения одна юрта, да 11 балаганов да ясашных 5 человек, в том числе 2 собольников, да 3 лисишников». — Н. С.

321. Шкуажчь в официальных ясачных списках назван Компаковской (см. наст. изд., стр. 511). — В. А.

В «Описании пути от Большерецкого острога по Пенжинскому берегу..» острожек Шкуажчь называется Уагичю и об нем отмечено: «Строения в нем 1 юрта, 44 балагана, да одна изба, построенная господином подполковником Мерлиным сего 1738 году в ноябре месяце, в которой он ныне живет, ясашных иноземцов 40 человек, в том числе 30 лисишников, а 10 собольников; тойон называется Отомис». — Н. С.

322. Тахлаатынум в официальных ясачных книгах значился под названием Крутогоровской (по русскому названию реки) (см. наст. изд. стр. 511). — В. А.

В «Описании пути от Большерецкого острога по Пенжинскому берегу...» об острожке Тахлаатынум указано: «Тахлюатынум острожек... в нем строения 2 юрты, 39 балаганов, одно зкмовье да баня, ясашных 43 человека, в том числе собольников 11, лисишников 22; тойон новокрещеной Иван Павлуцкой, иноземческим именем Шкенюга». --Н. С.

323. Острожек Такаут в официальных ясачных списках значился под название Оглукоминской (см. наст. изд., стр. 511). — В. А.

В «Описании пути от Большерецкого острога по Пенжинскому берегу...» о острожке Такаут отмечено: «Строения в нем 1 юрта большая, 2 малые да 30 балаганов, ясашных иноземцов 48 человек, в том числе собольников 17 да лисшников 31 человек; тойон новокрещен Иван Атласов, иноземческим звание Купха». — Н. С.

324. Лапками называется некоторой род лыж, о котором ниже сего обстоятельно будет объявлено. (прим. автора)

325. Острожек Оаут в официальных ясачных списках значился под названием Ичинскон (по названию реки) (см. наст. изд., стр. 511). — В. А.

326. Сигикан в официальных ясачных списках значился под названием Сопочной (там же). — В. А.

327. Адагут в официальных ясачных списках значился под названием Морошечной (там же). — В. А.

328. Мильхия в официальных ясачных списках значился под названием Белоголовой (там же). — В. А.

Ительменское название Мильх сохранилось до настоящего времени... (См. список населенных мест Камчатского округа по Материалам Приполярной переписи 1926-1927 гг. Хабаровск — Благовещенск, 1928, стр. 23). «Список...» вошел в издание «Итоги переписи северных окраин Дальне-Восточного края 1926-1927 г.» (Благовещенск, 1929, стр. 23). — В. А.

329. Гунтын-Макайлон в официальных ясачных списках значился под названием Хариюзовской (см. наст. изд., стр. 511). — В. А.

330. В рукописи зачеркнуто: Кавраном (л. 32 об.). — Ред.

331. Согласно Крашенинникову, реки Утколок и Седанка (Ешхлин) являлись северной границей расселения ительменов на западном побережье Камчатки. Острожек Напана, а также Кульваучь, расположенный в 6 верстах выше устья реки Седанки, являлись уже чисто корякскими селениями. (См. наст. изд. стр. 113). По данным же Дитмара (50-е годы XIX века) и Тюшова (конец XIX века) граница расселения ительменов проходила севернее, распространяясь и на Напану. Такой она сохранилась и по настоящее время.

Трудно решить, является ли информация Крашенинникова ошибочной или же за этот период произошли изменения в расселении ительменов. В пользу второго предположения говорят наблюдения Тюшова, который отмечает, что корякские названия рек распространены гораздо южнее современного обитания коряков (В. Н. Тюшов. По западному берегу Камчатки. Зап. Геогр. общ. по общей географии, т. XXXVII, No 2, СПб., 1906, стр. 451). — В. А.

332. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» об острожке Гуйчуген отмечено: «Строения в нем одна юрта да 5 балаганов; тойон называется Велху, а по крещении называется Алексей. — Н. С.

333. Там же о жилье коряка Тынгену отмечено: «Одна юрта да 5 балаганов». — Н. С.

334. Там же об острожке Минякуна дополнительно указывается: «В острожке строения юрта да 4 балагана, тойон Анепуха; присуду сего острожка коряки вверху по Ваемпалке во многих местах живут». Здесь же указан острожек Пелилеиг «присуду» острожка Минякуны, стоит на реке Кателя-ваем, притоке Ваемпалки, «строения в нем 2 малые юрты да 13 балаганов». На реке Ваемпалке указано также «летовье, а в нем 5 балаганов». — Н. С.

Минякуна острожек в официальных ясачных списках значился под названием Ваемпальской (см. наст. изд., стр. 513). — В. А.

335. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» об острожке Гырачан отмечено «строения в нем 1 юрта да 6 балаганов, тойон Хулунингвит», по реке Кактану-ваем есть также «летовье» острожка Гырачан «а в нем 5 балаганов да 1 барабара». — Н. С.

Гырачан острожек в официальных ясачных списках значился под названием Кахтанской (см. наст. изд., стр. 513). — В. А.

336. В «Описании пути от Нижнего Камчатского острога по Восточному морю на север...» о Палланских острожках приводятся следующие данные: «...коряцкой острожек Верхней Палланской называемой, в котором тойон Аннак. Средней Палланской острожек, Ангавитконна от коряк называемой... стоит по правую сторону Паллана реки на сопочке, которая от хребта отделилась со всех сторон, кроме западной, так крута, что никоим образом взойтить невозможно, а с западную сторону отчасти полога, только узка, а вышиною сажен 30. Верхушка сопки вокруг сажен с 25 имеет и кругом огорожена кольем, в острожке строения 1 юрта, 2 балагана, тойон называется Камак». Здесь же имеются данные о населенных пунктах по притокам Паллана. На речке Гытгылла «немного повыше устья ее юрта да балаган», на речке Гаамамля «в версте выше устья ее на правой стороне есть пустая юрта да 5 балаганов», на речке Аямара «в версте выше устья ее есть на правой стороне есть пустая юрта да 5 балаганов», на речке Аямара «в версте выше устья ее на правой стороне 3 балагана», на речке Кымме-ваем «против устья ее на правом берегу на высоком яру бывал старой острожек Энметайнг (утяной) называемой, в котором побит со служивыми Иван Харитонов; немного ниже острожища на ровном месте летовье, а в нем 10 балаганов да 3 земляные барабары, да ниже того 8 балаганов да 3 же барабары, да против их на левой стороне на высокой горе 3 балагана». Здесь же имеются дополнительные данные о Нижнем Палланском острожке (Онотойнеран). «Онгтайнеран острожек... стоит на островку близ правого берега. Строения в нем 2 юрты да 9 балаганов да немного повыше на правом берегу Паллана юрта да 5 балаганов, тойон называется Эчи». — Н. С.

337. Там же об острожке Кинкиля отмечено: «Строения в нем 2 юрты, 6 балаганов, тойон называется Карамма». — Н. С.

 

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.