Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЦАРСКИЕ КАМЕРДИНЕРЫ

10 октября 1754 г. при русском дворе случилась трагедия: обер-камердинер императрицы Матвей Иванович Воронов покончил с собой. Догадаться о причине труда не составляло. Из-за жены, взятой под караул по подозрению в покушении на здоровье императрицы Елизаветы Петровны. Нет, госпожа Воронова об убийстве любимой государыни и не думала. Напротив, она мечтала стать самой близкой подругой царицы, оттеснив куда-нибудь подальше не только ее конфиденток из числа знатных статс-дам, но и свою главную соперницу — камер-юнфору Елизавету Ивановну Францен, верой и правдой отслужившей хозяйке не один десяток лет, которой дочь Петра Великого доверяла больше, чем кому-либо еще.

Между тем, Анна Дмитриевна Воронова, урожденная Кирьякова, попала в окружение цесаревны Елизаветы намного позднее девицы Францен, да и то на правах не личной горничной, а всего лишь супруги мундшенка принцессы, Александра Яковлевича Думашева. Тем не менее, Елизавета Петровна обратила внимание на молодую женщину, отнеслась с благосклонностью и неизменно покровительствовала ей. Однако Анне Дмитриевне было мало и устройства в царские пажи старшего сына Алексея (13 февраля 1742 г.), и пожалование в обер-мундшенки в ранге полковника мужа (5 сентября 1742 г.). Думашева стремилась к иному положению, и не потому ли, овдовев 12 января 1746 г., уже 21 мая того же года она сочеталась законным браком с преемником В. И. Чулкова (с 1742 г. гардеробмейстера) на посту первого камердинера императрицы — М. И. Вороновым, соседом по квартире во Втором Зимнем дворце (дворце Рагузинского)? Кстати, на свадьбе слуги государыня «соизволила во время стола присутствовать, яко гостья».

Похоже, с замужеством полковнице и, в самом деле, повезло. Привязанность императрицы к первому камердинеру постепенно распространилась и на его жену. К весне 1750 г. супруги Вороновы справили новоселье в покоях царской резиденции, в апраксинском корпусе Зимнего дворца. 5 сентября 1752 г. Матвей Иванович удостоился звания обер-камердинера. Казалось, вот-вот с влиянием Е. И. Францен будет покончено раз и навсегда. Ведь Анну Дмитриевну императрица допустила даже в собственную казенную, разрешив принимать от купцов и вносить туда разные галантерейные товары, чем обычно занимались исключительно камер-юнфоры.

Но, увы. Если кого-то внешние знаки императорской милости и могли обмануть, то Анна Воронова чувствовала, что ей не одолеть тезку самодержицы. Просто потому, что царица преданными людьми очень дорожила и без веских на то оснований с ними никогда не расставалась. Так что по большому счету, мечты жены обер-камердинера едва [242] ли имели шанс осуществиться. Надеяться приходилось разве что на чудо. По-видимому, помочь свершиться чуду соперница камер-юнфоры и попробовала...

Однажды в опочивальне императрицы под подушкой горничные обнаружили «бумагу, на которой были волосы, намотанные на какие-то коренья». Судя по всему, кто-то пытался приворожить царицу или навести порчу. Следствие быстро вышло на А. Д. Воронову. Женщину арестовали. Взяли под стражу мужа. Начались допросы, и ошеломленный, раздавленный поступком супруги обер-камердинер не стерпел, предпочел позору самоубийство. Наверное, он ожидал от набожной царицы суровой кары за колдовство. По меньшей мере, ссылки в Сибирь для всей семьи. Однако драма завершилась единственно отправлением вдовы в Москву на жительство. На ее детях происшествие практически не отразилось. Да и сам Матвей Иванович вряд ли бы пострадал. Просто потому, что Елизавета Петровна постаралась разобраться в истинной подоплеке действий придворной дамы, а разобравшись, взыскание наложила соразмерное вине...

С того же 1754 г. в Российской империи проводилось анкетирование всех статских чинов. Камердинеров привлекли к опросу в 1755 г., почему М. И. Воронов написать автобиографию не успел. А коллеги старшего камердинера свои анкеты заполнили, и теперь подлинники «скасок», как камердинеров императрицы, так и камердинеров великого князя Петра Федоровича, хранятся в РГАДА, в фонде Герольдмейстерской конторы (№ 286), в деле № 468. Ниже они публикуются полностью. Курсивом выделены строки, написанные собственноручно автором скаски.

Публикация К. А. ПИСАРЕНКО


№ 1

Яков Бенедикт Бастидон

1755 апреля 19-го дня двора Ея Императорского Величества камердинер Яков Бенедикт Бастидон сказал. От роду мне тритцать три года. Француской нации. Из Полши в Россию приехал в 1745-м году декабря 20-го числа и принят в дом Его Сиятелства малороссийскаго гетмана графа Кирилы Григорьевича Разумовского камердинером. А в 1747-м году июня 11 числа по имянному Ея Императорского Величества указу принят я в службу к высочайшему Ея Императорского Величества двору камердинером. И жалованья получаю по штату, по четыреста рублев в год 1. Детей, також крепостных людей и крестьян не имею.

Jaques Benoit Bastidont 2.

РГАДА, ф. 286, oп. 1, д. 468, л. 28.

№ 2

Василий Никитич Грушевский

1755 году сентября 30-го дня Ея Императорского Величества камердинер Василей Никитин сын Грушецкой сказал. Уроженец я полской наци[и]. [243] От роду мне дватцать восемь лет. В службу вступил в 1748-м году ноября 1 дня по имянному Ея Императорского Величества указу ко двору Ея Императорского Величества лакеем. А апреля 23 сего 1755 году по имянному ж Ея Императорского Величества изустному указу пожалован камординером з жалованьем по штату по двести по пятидесят рублев в год, как и ныне нахожусь. Деревни имею в Володимеровском уезде в Медушском стану в селце Патрекееве мужеска полу дворовых и крестьян дватцать пять душ. А детей не имею.

Камердинер Василей Грушецкой 3.

РГАДА, ф. 286, oп. 1, д. 468, л. 31.

№ 3

Степан Ефимович Карнович

1756-го году декабря 23-го дня Его Императорскаго Высочества благовернаго государя и Великаго князя Петра Феодоровича камердинер Стефан Ефимов сын Карнович сказал. Предки ево были венгерскаго королевства шляхтичи, [244] уроженцы Верхней Шлези[и]. И ис тех ево предков именем Петр от фамили[и] Бернштейн Карнович, римскаго венгерскаго короля Фердинанда придворной королевской ротмагистер рыцерства, в 1543-м году при сочетани[и] брака полскаго короля Августа Сигмунта Втораго на принцессе Елизабете, высоко упомянутого венгерскаго короля дочери, вызван в полскую службу, и был оттуда в разных походах, за что и пожалован там же в Полше в земле Серадской в дистрикте Радомском да в воеводствах Мстиславском и Витепском в повете Аршанском деревнями. И по пожаловани[и] как он, предок ево, так и потомки жили в Полше, где и ныне та фамилия имеетца. А ис той фамили[и] в 1653-м году, когда малороссийской гетман Богдан Хмелницки[й] со всею Малороссиею под высокославную державу всероссийскаго скипетра пришел в подданство, тогда дед ево, Карновичев Антон, оставя в Полше родственников и свойственников и все свое движимое и недвижимое имение, обще пришел же. И пожалованы ему в Малороссии в полку Стародубовском деревни, и, будучи под всероссийскою державою, служил он в войске значковым товарыщем и был в разных походах, а имянно, в 1668-м в Чигиринском, в 1687-м в Крымском, в 1688-м в Кодацком, в 1689-м годех в Перекопском. А между тем, в 1667-м, от Малороссии был посылан к Великому государю царю и Великому князю Алексею Михайловичю, а потом и в 1682-м годех к Великим государям царям и Великим князьям Иоанну Алексеевичю и Петру Алексеевичю депутатом. А в 1683-м он же был посылан в Полшу, [в] Варшаву на главной сейм для изведывания секрета о некоторых тогда бывших нужных военных предприятиях. А у него, Антона, был сын, а ево, Степана Карновича, отец, Ефим Антонов сын Карнович, полку Стародубскаго значковой товарыщ. И начал служить в походах, а имянно, в 1695-м году был в первом Азовском, в 1696-м и 1698-м под Казикерменом, в 1702-м под Быховом, в 1709-м под Полтавою, а после в Перси[и] и в Полше немалое время, в которых походах неоднократно от неприятеля и ранен. А в 1737-м году под Очаковым в службе Ея Императорскаго Величества и жизнь свою окончал.

А он, Стефан Карнович, от роду имеет себе сорок лет. В службу Ея Императорскаго Величества вступил во первых по высочайшему Ея Императорскаго Величества имянному указу ко двору Ея Императорскаго Величества 1740-го году апреля 26 лакеем. В 746-м году декабря 18 по имянному ж Ея Императорскаго Величества указу пожалован камер-лакеем 4, а ис камор-лакеев по имянному ж указу в 748-м году декабря 10 дня — к Его Императорскому Высочеству благоверному государю и Великому князю Петру Феодоровичю в камердинеры. Жалованья он в год получает по сту по осмидесят рублев. Детей он, Карнович, имеет мужеска полу четырех — Николая шести, Петра пяти, Степана трех лет, Степана ж десяти месяцов, ис которых Николай да Петр обучаютца российской [245] грамоте. А вотчин, деревень и крестьян в Великороссии он, Карнович, не имеет, а имеет деревни, как выше показано, в Малороссии в полку Стародубовском. И в сей скаске он, Карнович, сказал самую сущую правду.

К сей сказке камердинер Степан Карнович руку приложил.

РГАДА, ф. 286, oп. 1, д. 468, л. 42-43.

№ 4

Иван Николаевич Кацарев

1755-го года генваря 10-го дня Его Императорскаго Высочества благовернаго государя Великаго князя Петра Феодоровича камердинер Иван Николаев сын Кацарев сказал. Родом он из Греции, бывшаго королевства Эпира ис помещин. В Иоанинском уезде прадед ево Павел и дед ево Трафим и отец Николай Кацаревы из стари от прапращуров поместье имели в помянутом бывшем королевстве Эпире, которое ныне под турецким владением, в Иоанинском уезде в селех Говилине, Сатире и в Таксиархе, которые поместьи и поныне за ним, Иваном, и братом ево, Новой Сербии прапорщиком Дмитрием, и братом же их болшим, ныне в том поместье жителство имеющим, Павлом Николаевыми детми Кацаревыми во владении. И желая он, Иван, в высокославной Ея Императорскаго Величества всероссийской быть службе, выехал по своей воли в Москву и в 735-м году в сентябре месяце по прошению принят и определен ко двору имянным Ея Высочества государыни цесаревны, ныне владеющей благополучно государыни императрицы Елисавет Петровны указом в лакеи. А в 742-м году генваря 12-го дня по имянному ж Ея Императорскаго Величества указу пожалован в камер-лакеи. В 746-м году генваря 30-го дня по имянному ж Ея Императорскаго Величества указу пожалован к Его Императорскому Высочеству благоверному государю Великому князю Петру Феодоровичу в камердинеры 5, в котором чину с получаемым по штату по сту осмидесят рублев в год жалованьем находится и до ныне. От роду ему тритцать девять лет. Детей имеет сына Николая шести лет, которой обучаетца российской и французской грамоте. Кроме выше объявленных родовых в Иоанинском уезде в селех Говилине, в Сатире и в Таксиархе поместей, других в России не имеет.

К сей сказке камердинер Иван Николаев сын Кацарев руку приложил.

РГАДА, ф. 286, оп 1, д. 468, л. 41, 41 об.

№ 5

Петр Николаевич Леброн

1755-го маия 18-го дня двора Ея Императорского Величества камердинер Петр Николаев сын Аеброн сказал. Родом я цесарской нации. От роду мне пятдесят два года. В 1719-м году ис Цесарии выехал во Францию. В 1722-м году [246] во Франции по желанию моему принят во услужение бывшим тамо российско-императорского двора чрезвычайным и полномочным послом князь Васильем Лукичем Долгоруковым камердинером и парукмахером. В 1723-м году изо Франци[и] при Его Сиятелстве приехал в Санкт-Питербурх, при котором в 1724-м году из Петербурха поехал в Москву и оттоле в Полшу. И в том же году по желанию моему уволен. В 1725-м году принят во услужение ж бывшим в Полше российским посланником князь Сергием Григорьевичем Долгоруковым, при котором в 1726-м году приехал в Санкт-Питербурх. И в том же году по желанию моему уволен, и был во услужении ж у действителного камергера и ковалера графа Сапеги. В 1727-м году декабря 20 числа по имянному блаженныя и вечно достойныя памяти государя императора Петра Втораго указу принят в службу ко двору камердинером. А по кончине Его Величества жил здесь в Санкт-Питербурхе и в Москве по найму в разных домех и пропитание имел парикмахерским художеством. А по вступлении Ея Императорского Величества всемилостивейшей государыни императрицы Елисавет Петровны на всероссийски[й] императорский престол по имянному Ея Императорского Величества указу в 1742 году апреля 20 числа пожалован к высочайшему двору Ея Императорского Величества камердинером з жалованьем по штату по двести по пятидесят рублев в год. Детей имею одного сына Карл Петрова сына Леброна, коему от роду дватцать пятой год. В службу Ея Императорского Величества нигде еще не определен, но находится в разных науках во Франции. А крепостных людей и крестьян не имею.

Valet de chambre Pierr Le Brun.

РГАДА, ф. 286, oп. 1, д. 468, л. 29, 29 об.

№ 6

Федор Михеевич Неболсин

1755-го году сентября 30-го дня Ея Императорского Величества каммердинер Федор Михеев сын Неболсин объявил. От роду мне дватцать три года, и в силу имянного указа, которым велено всем дворянским детям из недорослей явится на смотр, я в 743-м году явился в Москве Правителствующаго Сената в канторе, и по осмотру той Правителствущаго Сената канторы определен был к делам в Камор-коллегию титулярным ю[н]кером, так же и во учрежденную при Правителствующем Сенате для обучения математических наук в школу. И в 749-м году по прошению моему в Правителствующем Сенате уволен я из помянутой команды и прислан при указе Правителствующаго Сената в Придворную кантору и по определению той Придворной канторы определен я ко двору Ея Императорского Величества лакеем того ж 749-го году сентября 10-го дня. А сего 1755-го году апреля 23-го дня имянным Ея Императорского Величества изоустным указом пожалован каммердинером. И жалованья мне производится в год по 250 рублев. А недвижимого имения за собою имею в Коломенском уезде мужеска полу тритцать душ.

К сей скаске камердинер Федор Михеев сын Неболсин руку приложил.

РГАДА, ф. 286, oп. д. 468, л. 30, 30 об. [247]

№ 7

Михаил Куприянович Лунин

Вице-президент Михаил Лунин объявил.

От роду мне сорок четыре года. В службе Ея Императорскаго Величества в артилерии учеником с 1723-го генваря с 7-го числа, а в 730-м году определен лейб-гвардии в Ызмайловской полк капралом, в котором и был ундер-афицером и сержантом по 738-й год. А в 738-м году марта 8-го дня по имянному Ея Императорскаго Величества блаженныя памяти государыни императрицы Анны Иоанновны указу пожалован к бывшему тогда генералу-лейтенанту Густаву фон Бирану в адъютанты в капитанской ранг, а в 740-м году генваря 26 дня пожалован к тому ж бывшему генералу-аншефу в генерал[ьс]-адъютанты, в пример-маэорской ранг, и в том же году определен генерал-аудитором-лейтенантом. А в 742-м году июля 25-го дня по имянному Ея Императорскаго Величества указу пожалован в ранг действителного полковника в прокуроры в адмиралтейскую колегию. И по тому действителному чину и жалованья Ея Императорскаго Величества полковничье з деншичьим и с правиантом получал. А в 753-м году марта 29-го дня по имянному ж Ея Императорскаго Величества указу пожалован в вице-президенты в Комерц-колегию. Жалованья по тому чину еще никакова не получал.

Детей у себя имею четыре сына — Александр восми, Петр семи, Иван трех, Сергей полугоду, которые за малолетством их еще нигде в службе не находятся. Крестьян за собою имею в Резанском и в Шацком уездех мужеска полу триста восемдесят душ.

Генваря 11-го числа 1755-го году.

Михаил Лунин.

РГАДА, ф. 276, оп. 5, д. 2865, л. 8, 8 об.

№ 8

Иоахим Иоахимович Раушерт

Статской советник Иоахим Иоахимов сын Раушерт, лифлянской уроженец. От роду ему пятдесят девятой год. В службе Ея Императорскаго Величества находится дватцать первой год, а имянно: в 1734-м году апреля 1 дня по указу Правительствующаго Сената пожалован в Комерц-колегию обер-камисаром с жалованьем в год по шестисот рублев. В 1740-м году сентября 11 дня по имянному блаженныя и вечно достойныя памяти государыни императрицы Анны Иоанновны указу всемилостивейше пожалован во оную ж Комерц-колегию советником. И с пожалования в советники по нынешную сентябрскую треть сего 1754 [248] года жалованье получал и ныне получаю по указу Правителствующаго Сената 1743 года в силу всемилостивейшаго Ея Императорскаго Величества имянного указу, состоявшагося в прошлом 1742-м году генваря 8 дня, по асигнациям из Статс-канторы в год по тысечи по двести рублев. А прошедшаго маия 13 дня сего 1754 года по высочайшему Ея Императорскаго Величества имянному указу за подписанием собственною Ея Императорскаго Величества рукою всемилостивейше пожалован в статские советники. И по определению Правителствующаго Сената велено до указу быть у дел в той же колегии.

Кроме имеющейся у него фамилии женскаго полу, имеет он одного сына Иоахима. От роду ему дватцать третей год, и находится за морем уже одиннатцетой год на собственном ево коште для обучения наук. Собственных деревень и крестьян никаких за ним не имеется.

Иоахим Раушерт.

РГАДА, ф. 276, оп. 5, д. 2865, л. 9, 9 об.

№ 9

Михаил Михайлович Салтыков

1753 году июня дня Правителствующаго Сената в Герольдмейстерской канторе бывшей Мастерской и Оружейной Полаты присудствующей колежской советник Михаила Михайлов сын Салтыков сказал.

От роду ему сорак шесть лет. Дед ево был ближней боярин и Казанской губернии губернатор Алексей Петрович Салтыков. А отец ево — Михаила Алексеевич Салтыков — был при Мекленбурском дворе министром. А он Михаила Михайлов сын Салтыков в службе с 725-го году. И служил лейб-гвардии в Преображенском полку салдатом, капралом и сержантом. А в 729-м году выпущен в наполные полки афицером, и был ва Втаром Масковском полку парутчиком. А в 731-м году пажа-лован в лейб-гвардию Коннай полк в падпарутчики. И оным чином, подпарутчиком, послан был в 740-м году при посолстве в Царьград. И в бытность ево в Цареграде в том же 740-м году в октябре месяце пожалован порутчиком. А в 741-м году в бытность же ево в Цареграде, февраля 20-го числа, пожалован в калежские саветники. В 749-м году определен к присудствию в Мастерскую и Оружейную Полату, где и находился по нынешней 753-й год. И в том же году по указу ис Правителствующаго Сената апреля 8-го дня од той Полаты от присудствия отлучен, и велено ему явитца в Геролдмейстерской канторе, где и явился.

Детей имеет мужеска полу сыновей пять человек, ис которых Александр служит лейб-гвардии в Преображенском полку сержантом, Алексей, Петр, Михайла, Борис в службу еще нигде не написаны. Крестьян имеет в разных уездех, а имянно в Московском, Дмитровском, Курмышском, Синбирском, Костромском по нынешней ревизии тысеча семьсот дватцать пять душ. Дом имеет в Москве в городе Китае в приходе церкви жен мироносиц.

И в сей скаске сказал сущую правду, и без указу никуда не отлучитца.

К сей скаске колеской саветник Михаила Салтыков руку приложил.

РГАДА, ф. 248, оп. 1/102, д. 8120, л. 299. [249]

№ 10

Григорий Коробов

Я, нижеименованной, секретарь посолства Григорей Коробов, родился в Москве, а от рода мне 54 года.

1716 по высокому указу Его Императорскаго Величества Петра Великаго вечно достойные памяти отправлены из Правителствующего Сената 32 человека молодых подъячих для обучения немецкаго языка со жалованьем по 200 ефимков на год, где обучалися по-немецки и по-латине.

1720 в лете взяты мы были оттуда. В самом конце того же 1720 государственная Коллегия Иностранных дел отправила меня студентом в Голандию к послу князю Куракину со жалованьем 400 ефимков на год, которые на первой год переведены. Но с 1722 опр[еде]лено мне и другим по 300 рублев на год.

1723 в лете посол князь Куракин отправил меня в Брюссель для обучения. Но по несколких неделях сам туда приехал. Потом же отправил меня из Брюсселя в Париж к сыну своему, где я при нем, после, и [при] сыне его был до приезда туда посла графа Александр[а] Гавриловича Головкина. И остался при нем по обыкновен[ию] у дел. А из Парижа в 1731 при нем, после, в Голандию я приехал. [250]

1736 пожалован я в канцеляристы со жалованьем по [400] рублев на год. 1741 пожалован я в переводчики со жалованьем по 50[0] рублев на год. Но прибавочных 100 рублев ни того года, ни после не было переваживано. В конце 1752 всемилостивейше пожалован я в секретари посолства со жалованьем по 600 рублев на год.

В Гаге 12 марта 1756.

Секретарь посолства Григорей Коробов.

РГАДА, ф. 248, оп. 1/102, д. 8122, ч. 2, л. 808 — автограф.

№ 11

Ян Иероним Ржичевский

Перевод с реляции секретаря посолства Ржичевского из Варшавы от 2-го маия 1754 года.

Канцелярскою цыдулою из государственной Вашего Императорскаго Величества коллегии иностранных дел от 21-го числа марта месяца мне повелено в следствие высочайшаго Вашего Императорскаго Величества определения всенижайше донесть, кто таковы мои предки были, сколко мне от роду лет и давно ли я в службе нахожусь, в чем службы мои состояли, какое жалованье и сколко сыновей я, також и капитан Ницински[й] имеем. Но как мне болезнь моя немедленно на последней почте оное исполнить препятствовала, то по силе помянутого высочайшаго повеления на сегоднишней почте должнейшее исполнение чиню, донося всеподданнейше, что капитан Ницинский — полской шляхтич, и, по скаске его, от роду ему пятьдесят четыре года. Он же имеет трех сыновей. Одному от роду три года, другому — семь, а третьему — дватцать лет, которой по его обнадеживанию в Лублине при адвокате тамошнего трибунала находится.

Российские императорские министры напредь сего обыкновение имели, чтоб однаго или двух поляков для услужения при себе содержать, которые при выездах их перед ними верхом езжали. И по сему молодой граф Левенволде во время своего министерства здесь, в Полше, в 1730-м году выше упомянутого Ницинскаго на таком же основании в услугах при себе имел. А как его министерство после коронации нынешняго короля полскаго кончилось, то он его, Ницинскаго, тогдашнему здесь, в Полше, команду имеющему фелдмаршалу графу Миниху рекомендовал. Которой его, Ницинскаго, в Тверской драгунской полк порутчиком произвел.

По приезде покойнаго резидента Голембовскаго в Седичев и потом паки в Рцесцов, где и я секретарем с российской императорской стороны при нем находился для учинения с покойным коронным гетманом Потоцким, тогдашным генералным региментарием, и коронною армиею перемирия, кое купно с нынешним маршелом француским графом Левендалем и протчими другими, яко королевскими комиссарами, благополучно окончено и заключено, адресовался он, Ницински[й], будучи тогда в оной околичности под командою генерала [251] Бахметева, к помянутому резиденту Голембовскому и получил от него по прозбе его позволение ехать в Варшаву для свидания с[о] своею женою. Потом оной резидент его, Ницинскаго, паки в Варшаве графу Кейзерлингу рекомендовал, которой его к себе и взял и по возпоследовавшем онаго графа Кейзерлинга вскоре после того в Санкт-Петербург отъезде изходатайствовал ему, Ницинскому, капитанской чин. А как графа Кейзерлинга в министерстве Вашего Императорскаго Величества обер-гофмаршал граф Бестужев-Рюмин сменил, то оной в скором времяни капитана Гастениуса с ведома государственной коллегии к себе принял, ибо он, капитан Ницински[й], при канцелярии графа Бестужева вследствие такого всевысочайшаго определения, чтоб и офицеры в нужном случае трудились, употреблен быть не мог, но желал для экономии жить в деревне. Приехав же граф Кейзерлинг вновь в 1750-м году в Варшаву, начал у Вашего Императорскаго Величества за реченного капитана Ницинскаго интересоватся. И онаго по силе всевысочайшего Вашего Императорскаго Величества указа здесь вновь при посолстве определил с тем же капитанским жалованьем, кое ему прежде сего из тогдашней посолской казны до самаго приезда обер-гофмаршала графа Бестужева производилось.

Что ж до меня, нижеподписавшагося, касается, то я природной полской шляхтич, из старой здешней фамилии. От роду мне пятьдесят первой год в исходе. [252] Детей имею живых пять человек, между коими два сына. Одному от роду четыре года, а другому — семнатцать лет. Сего последняго взял в 1750-м году граф Кейзерлинг в Дрезден, дабы его при канцелярии употреблять, а потом в шляхетной кадецкой корпус отдать. А как он, граф Кейзерлинг, послом в Вену назначен, то требовал оной того моего сына в посолские пажи, и взял его с собою в Вену. Откуда я его ныне паки к себе взял, дабы он мне по канцелярии работать пособлял, пока он впредь пристроен быть может.

В российскую императорскую службу вступил я порядком, а имянно имел я щастие королем Аугустом II-м незадолго пред его кончиною в некоторой коммисии упоребляем быть. И по кончине его имел я при тогдашних обстоятелствах с российскими императорскими министрами сношение, в разсуждении чего я по их тогда имевшей полной мочи действително в службу с жалованьем по двести рублев на год и определен. А понеже резидент Голембовски[й] стар и слаб был, и для того я во всем его должность исправлять принужден был и совершенно уже в отправление дел вступил. Того ради давал мне оной от себя еще по сту рублев до тех пор, пока мне в 1738-м году из тогдашнего императорскаго кабинета двести рублев к тремстам прибавлено было с таким при том обнадеживанием, что моя служба и впредь в разсуждение принята будет.

И чтоб такой высочайшей милости удостоится, то я во время замешателств при турецкой войне и потом денно и ночно, и когда бы и несколким персонам работы доволно было, один так трудился, что у меня очень часто кровь из носу и изо рта шла. От чего я едва и не умер, естли смею о сем Вашему Императорскому Величеству всеподданнейше донесть, не в том виде, якобы я моими должностями сам себя выхвалять хотел. Между тем, ничего переменного со мною не возпоследовало до самой смерти резидента Голембовскаго, воспоследовавшей в 1748-м году, вскоре пред проходом вспомогателного войска в Германию, в которое время Ваше Императорское Величество из высочайшей милости меня здесь в карактере секретаря посолства 6 акредитовать изволили с годовым жалованьем, состоящим в шестистах рублях и с ежемесячною прибавкою ста рублев. Которое жалованье я и поныне с покорнейшим благодарением и получаю.

А хотя я здешнему королевскому двору во время последних замешателств весма полезныя услуги по тому доброму согласию, которое он с высочайшим российским императорским двором имел, показывал и однажды от очевидной почти смерти собственными денгами четырмя стами червонными откупится принужден был, о чем помянутому двору доволно известно (и хотя оной тогда бывшему здесь российскому уполномоченному министру за то и действително щедрым награждением благодарность свою показал), то однакож покойной резидент, как [253] он часто по смерть свою о том ко мне отзывался, ничего не получил. Следователно, и мне ни одной медали на память дано не было, которая бы хотя одного шилинга стоила, кроме того, что я толко на королевском изждивении пил и ел в такое время, когда случай был часто в разные посылки употреблену быть. Так что я за все мои всеподданнейшия многократные услуги никакого другаго награждения по сие время, как толко жалованье мое и чин секретаря посолства, которым Ваше Императорское Величество всемилостивейше меня пожаловать изволили, не имел. Чего ради я при сем случае дерзновение приемлю с глубочайшею покорностию к освященным Вашего Императорскаго Величества стопам себя подвергнуть и в милость Вашего Величества рекомендовать, которой удостоится ревностною верною и всеподданнейшею службою я по смерть мою непрестанно тщится буду».

АВПРИ, ф. 79, oп. 79/1,1754, д. 10, л. 10-13 об.


Комментарии

1. Я. Б. Бастидон первые годы получал жалованье наравне со всеми — 250 рублей. Прибавка в 150 рублей ему дана 21 февраля 1753 г. (РГАДА, ф. 286, oп. 1, д. 468, л. 25).

2. В 1755 г. Я. Б. Бастидон принял православие (РГАДА, ф. 286, oп. 1, д. 468, л. 25).

3. 10 апреля 1758 г. В. Н. Грушевский уволен от двора в чине армии капитана (РГАДА, ф. 286, oп. 1, д. 470, л. 376).

4. Согласно документам Придворной конторы, С. Е. Карнович пожалован в камер-лакеи 24 декабря, в Придворной конторе указ зарегистрирован 30 декабря 1746 г. (РГАДА, ф. 1239, оп. 3, д. 51855, л. 431, 431 об.; ф. 286, oп. 1, д. 468, л. 27).

5. Согласно документам Придворной конторы И. Н. Кацарев пожалован в камердинеры 31 января 1746 г. (РГАДА, ф. 286, oп. 1, д. 468, л. 27).

6. Кредитивное письмо канцлера А. П. Бестужева-Рюмина на чин секретаря посольства для Я. И. Ржичевского подписано им 6/17 февраля 1748 г. и адресовано Яну Малаховскому (1698-1762), с 1746 г. великому коронному канцлеру (АВПРИ, ф. 79, оп. 79/1, 1748, д. 6, л. 41-42 об.).

Текст воспроизведен по изданию: Царские камердинеры // Российский архив, Том XVIII. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2009

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.