Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

К истории русского театра.

Сведения о первых актерах и создании, в царствование Елисаветы Петровны — русского драматического театра мы привыкли заимствовать на веру из соч. Штелина, Новикова, митр. Евгения, Носова и Карабанова, основанных не на изучении документальных свидетельств, а на изустных преданиях, переходящих часто через поколение, преувеличенных, искаженных. Будущему историку русского театра предстоит громадная работа — поверки этих источников, и только прибегнув к архивным материалам, он может возстановить истину и прочитать их разноречивыя свидетельства.

До сих пор издано еще очень мало подлинных документов, относящихся к истории нашего театра в XVIII веке — а потому не малый интерес может представить печатаемое ниже подлинное дело — «об обучении капитан-поручиками Мелесино и Остервальд, находящихся при кадетском корпусе семи человек певчих для представление впредь ея императорскому величеству, сверх обучающихся ими наук, трагедии».

14-го марта 1752 года, после представления ярославскою труппою Волкова трагедии при дворе императрицы Елисаветы Петровны — ярославцы и семь человек придворных певчих и потерявших голоса были помещены в кадетский корпус для обучения «необходимой артистам для театра словесности, языкам и гимнастики». В начале того же 52 года двор переехал из Петербурга в Москву (См. «История Екатерины II» Бильбасова, Спб. 1890) — о труппе Волкова и певчих будто забыли; но в следующем 53 году, летом, по высочайшему повелению, директор корпуса князь Юсупов писал из Москвы в канцелярию корпуса, чтобы певчих начали обучать какой-либо трагедии для представления ея императорскому величеству. Обучение было поручено капитан-поручикам Мелесино и Остервальду; а затем к этому делу был привлечен и прапорщик Свистунов — все лица игравшия будучи кадетами главныя роли при первом представлении в 1750 году первой трагедии Сумарокова «Хорев» и, вероятно, и другой его трагедии, игранных в в том же году. Благодаря их влиянию, вероятно, корпусное начальство выбрало для представления певчими перед императрицей трагедию Сумарокова — «Синав и Трувор». [539]

Дело обучения шло очень вяло — князь Юсупов должен был нередко делать из Москвы выговоры за такую медленность и торопить не слишком усердных преподавателей. Чтобы видеть наглядно успехи учеников, им было приказано — подавать ему ежедневно отчет об занятиях.

Вот дословно ордер князя Юсупова начальствовавшему в его отсутствие над корпусом полковнику Зичену.


«Понеже высочайшее ея императорскаго величества намерение есть в том, чтобы обретающиеся при шляхетном кадетском корпусе двора ея императорскаго величества певчии — семь человек, которые при том корпусе обучаются наукам сверх онаго обучения обучалися для представления впредь ея императорскому величеству трагедий, о чем от меня неоднократно словесно г-ну капитану порутчику Остервальду приказывано было; того ради извольте ваше высокоблагородие по получении сего господам капитанам порутчикам Мелесино и Остервальду приказать, чтобы оне, избрав одну трагедию, обучали предписанных певчих дабы оная трагедия по прибытии ея императорскаго величества в Сант-Петербург была ими обучена и представлена.

«Вашего Высокоблагородия

«Охотный слуга

«Князь Юсупов.

«Москва.

«Июня 17-го дня 1753 года».


Только в октябре капитаны Мелесино, Остервальд и прапорщик Свистунов подали рапорт в корпусную канцелярию о выбранной трагедии и успехах учеников, — до этого же временя, повидимому, занятий с ними не производилось.

Этот документ возстановляет действительныя имена певчих, ставших потом актерами открытаго в 1756 году Петербургскаго Императорскаго театра и опровергает свидетельства тех (напр. Носова «Хроника» и соч. Колюпанова «Очерки истории русскаго театра», «Рус. Мысль», 1889 г., июль), которые называют этих певчих — кадетами, офицерами, выпущенными из шляхетнаго корпуса и т. д. Привожу этот документ, выпуская длинные титулы, которые занимают слишком много места и не имеют никакого значения.

«Того ради (т. е. в виду требований князя Юсупова) канцелярии шляхетнаго кадетскаго корпуса через сие и рапортируем, что в силу прежняго ордера одна трагедия «Синав и Трувор» к обучению избрана, и из певчих только два человека явилися способными, а именно Евставий (Григорьев) Сичкарев и Петр (Власьев) Сухомлинов, а прочия Лев Татищев, Козма Пригоршой, Григорий Стрелченков, Павел Уманов и Федор Максимович к представлению трагедии способности не имеют.

«А понеже об находящихся в том корпусе два яраславца, о Иване Дмитревском (Впоследствии известный актер и писатель Ив. Афан. Дмитревский) и Алексее Попове в ордере не упомянуто, то хотя оные прежде обучаемы были и ныне обучаютца и имеют склонности и способность, чего ради представляя ожидаем резолюции: повелено ли будет оных и впредь обучать?

«Капитан-поручик Мелесино

«Остервальд
«Прапорщик Свистунов.

Текст воспроизведен по изданию: К истории русского театра // Исторический вестник, № 11. 1891

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.