Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Биографические известия о знатнейших Вельможах Двора Императрицы Екатерины I

В Англии и Франции, между множеством собраний различного рода редкостей, у некоторых любителей находятся огромные собрания собственноручных подписей и разных актов и [42] бумаг, писанных знаменитыми или известными людьми. Признаюсь, что желание собирать сии достопамятности мне не кажется странностию. На строки писанные великим или знаменитым человеком можно-ли смотреть без какого-то внутреннего движения и особенного любопытства? Рукописи Дипломата, Философа, Поэта столь-же занимательны, как абрисы великого живописца. Здесь мы видим, как раскрывались в воображении сего последнего предметы и формы идеала его; в рукописи видим, как выливались на бумагу мысли и чувства, как оне изменялись и доходили до степени совершенства. Рукопись Питта, Канта, Бейрона, важна для наблюдателя и Философа.

Конечно не имеют сего достоинства простые подписи имен, но и оне любопытны. Не говорим о Науке угадывать по физиономии почерка душу и характер человека (хотя нельзя отвергать, что при дальнейших наблюдениях может быть, и эту Науку приведут в систему), но взгляд на почерк человека, принадлежащего Истории, сколько раждает размышлений!

Тленная бумага, слабые черты руки, еще существуют, а тех, которые одною чертою пера приводили в движение сердца и мысли, возбуждали радость и горесть, страх и восторг – давно нет: какое сближение разрушения с жизнью! [43] Это обломок доски, выброшенный на берег и напоминающий о крушении огромного исполина морей...

Благодаря усовершенствованию искуства снимать почерки, ныне легко может удовлетворить свое любопытство всякий любитель. Полагая, что взгляд на почерки знатнейших Вельмож Русских, бывших в царствование Петра Великого и Екатерины I, принесет удовольствие читателям Телеграфа, здесь приложен снимок с подписей десяти знатнейших Вельмож, сообщенный нам от одного Любителя отечественных достопамятностей.

Ровно сто лет протекло с того времени, как начертаны сии письмена. Они взяты с Манифеста, которым Сенат, Синод и Генералитет, в 28 день Января, 1725 года, то есть, в самый день кончины Петра Великого, известили Отечество о сей горестной, невозвратной потере. Вот Манифест:

«Ведомо да будет всем, что по воле Всемогущаго Господа Бога Всепресветлейший Державнейший Петр Великий, Император и Самодержец Всероссийский, Отец Отечества, Государь Всемилостивейший, чрез двенадцатидневную жестокую болезнь, от сего временного в вечное блаженство отыде, а о наследствии Престола Российского не токмо единым Его Императорского Величества, [44] блаженной и вечнодостойной памяти, Манифестом, Февраля 5 дня, прошлого 1722 года, в народе объявлено, но и присягою подтвердили все Чины Государства Российского, дабы быть Наследником тому, кто по воле Императорской будет избран. А понеже в 1724 году удостоил короною и помазанием Любезнейшую Свою Супругу, Великую Государыню нашу Императрицу Екатерину Алексеевну, за ее к Российскому Государству мужественные труды, как о том довольно объявлено в народе печатным Указом, прошлого 1723 года, Ноября 15 числа, того для Правительствующий Сенат, и Святейший Правительствующий Синод и Генералитет согласно приказали во всенародное известие объявить печатными листами, дабы все как духовного, так воинского и гражданского всякого чина и достоинства люди о том ведали, и Ей Всепресветлейшей, Державнейшей, Великой Государыне, Императрице Екатерине Алексеевне, Самодержице Всероссийской, верно служили».

Под Манифестом следуют подписи десяти знатнейших Вельмож, в точности изображенных на прилагаемом снимке.

Какие мысли летят в душу при взгляде на сии письмена, пережившие людей знаменитых! В какой горестный день были они начертаны! Какое [45] сближениe имен, соединение власти на одной осьмушке бумаги! Думали-ль они, сии знаменитые Вельможи, начертывая сии строки и может быть, некоторые из них мечтая о славе, счастии, думали-ль, что ожидает их в будущем!

Здесь, в первой строке видим подпись знаменитого Генерал-Адмирала Апраксина и рядом с ним честолюбивого Меншикова; в третей строке Князя Репнина и Канцлера Головкина; в четвертой хитрого Графа Толстого и Графа Мусина-Пушкина; в пятой несчастного Князя В. Л. Долгорукого и глубокомысленного Графа Брюса; за ними прямодушного Князя Д. М. Голицына и Князя Юсупова.

Почитаем здесь приличным и любопытным взгляд на жизнь сих Вельмож.

Все они были верными, крепкими сподвижниками Петра Великого. Жизнь каждагo из них напоминает нам великие дела бессмертного Петра, победы и славу нашу.

К сожалению, мы не могли собрать никаких подробностей о жизни Графа Ивана Алексеевича Мусина-Пушкина. Знаем, что он был в 1725 г. в чине Действ. Тайного Советника и Председателем Московской Конторы Сената.

Князь Григорий Дмитриевич Юсупов провел всю жизнь на службе Отечества и кончил век свой мирно. Он еще [46] в 1676 г. был пожалован Стольником при Царе Феодоре Алексеевиче, но в Азовском походе, при Петре Великом получил чин Есаула, участвовал в сражениях под Нарвою, под Полтавою, при Пруте, в Померании, в Персии. В 1730 г. скончался он в чине Генерал-Аншефа, Подполковника Преображенского полка и первого Члена Военной Коллегии. Прах его покоится в Богоявленском монастыре.

Князь Репнин (тот самый, которому выпросил прощение личный неприятель его М. М. Голицын) отличался храбростию; был под Азовом, под Нарвою, Шлиссельбургом, в битве Полтавской, осаждал Ригу (1710 г.), был при Пруте, в Померании. Он просил Петра Великого на сражении под Лесным, поставить за рядами войск Казаков и Калмыков, с приказанием убивать всех, кто побежит с поля битвы. Скончался в Риге, в 1726 г., бывши Генерал-Фельдмаршалом.

Жизнь Мусина-Пушкина, Репнина, Юсупова была полезна России, ознаменована воинскими подвигами; но взгляд на жизнь других Вельмож, известивших Россию о кончине Петра Великого, поучителен и в других отношениях. Они были первейшие Вельможи Государства по их подвигам, силе, доверенности Государя, Апраксин, Меншиков, Головкин, [47] Толстой, Долгорукий, Голицын, Брюс и Остерман – вот на ком за сто лет лежало бремя Государственного правления. Вот на кого обращались тогда взоры Руских!

Граф Федор Матвеевич Апраксин был родственник и друг Петра Великого. Государь любил его и прощал ему некоторую привязанность к старине, иногда добродушную простоту и недоразумение его. Узнав, что сделанный выговор печалит Апраксина, Петр писал к нему (в 1716 г.): «Не печалься и побереги себямне и Государству ты нужен». – «Пиши ко мне просто, без Великого» – писал он к нему в другой раз. Апраксин был отлично храбр. Начав службу Стольником при Царе Феодоре Алексеевиче, он был пожалован в 1707 г. Генерал-Адмиралом и начальствовал над флотом. В 1717 г. встретив Государя, возвратившегося из Германии, Апраксин заплакал от радости: Петр обнял его и также прослезился. Возвратясь из Персии, в 1723 г. Генерал-Адмирал видел кончину своего Государя и друга. Скончался в Москве 10 Ноября, 1728 г., удалясь от дел государственных.

Гаврило Иванович Головкин был не столь искусный воин, как умный, проницательный политик. За дела его в Польше, по вступлении Карла XII в Россию, он пожалован был [48] Государственным Канцлером, Графом Римской и Российской Империи и в 1721 г., от лица России, находился первенствующим при поднесении Петру названия Великого и Отца Отечества. Впрочем, возвышенный в знатный чин, он был чрезвычайно осторожен, самолюбив, скуп, умел ладить с своими товарищами, и сохранил во всю жизнь чин свой. Скончался в Петербурге, в 1734 г.

Не таков был великодушный, откровенный Князь Дмитрий Михайлович Голицын, любивший просвещение и науки, не смотря на то что сам не получил никакого отличного воспитания 1. Брат его, Князь Михайло Михайлович, герой Шлиссельбурга, Лесного, Полтавы и Гангута, был любим Государем за непреклонную храбрость и твердость духа. Дмитрий Михайлович уступая брату поприще военное, отличался умом и прямодушием в делах гражданских. Возвратясь из Царяграда, был он Губернатором Киевским, а при кончине Петра Великого, третьим Членом Сената. Скончался в Шлиссельбурге, в 1738 г. [49] Петр Андреевич Толстой из незнатного рода возвысился на степень первейших Чинов Государства. Он участвовал некогда в Стрелецком бунте и много лет был Послом в Константинополе, где хитрым, тонким и рассчетливым умом своим оказал важные услуги Отечеству. Его послал Петр в Италию, когда там скрылся несчастный Царевич Алексей. Характер Толстова (в 1725 г. возведенного в Графское достоинство) изображается в словах Петра Великого, когда однажды в веселой, дружеской беседе, Петр снял с него парик и посмотрев несколько времени, сказал смеясь: «Голова! Голова! Если бы ты не так умна была, давно-бы надобно отрубить тебя».

Жизнь Графа Якова Вилимовича Брюса составляет любопытный запас для искуснага описателя. Отец его бежал из Англии во времена Кромвеля и, поселившись в России, образовал сына своего так, что Брюс превосходил знаниями всех Вельмож, своих современников. Он занимался Математикою с особливою страстию к сей Науке, переписывался с Лейбницом и Петр советовался с ним во всех ученых делах. Брюс был Генерал-Фельдцейгмейстером, Президентом Берг и Мануфактур-Коллегии. Когда Брюс, в 1709 г., в Полтавском сражении начальствовал артиллериею, в Москве [50] печатался известный Брюсовский Календарь. Это показывает характер сего великого человека. Брюс совершенствовал Русскую артиллерию, заводил Инженерные школы и в то же время переводил книги по поручению Петра Великого. Он скончался в своей подмосковной деревне, прожив десять лет в тишине и спокойствии. Видя его чуждым честолюбия, Вельможи не понимали Брюса, а простой народ глядя на машины, снаряды, лабораторию, черные книги Фельдмаршала, зная его Календарь, видя с трубою в руках устремлявшего взоры к небу или чертившего на доске странные фигуры, почитал его колдуном и волшебником. Множество преданий об этом дошло до нас. Говорят, что Брюс сделал куклу, которая ходила, говорила и только недоставало в ней души; что Брюс хотел оживить мертвеца и проч. Все такие черты любопытны для Историка и показывают характер времени.

Князь Василий Лукич Долгорукий, бывший при Петре Великом Послом в Дании, Швеции, Франции и более всего в Польше, не отличался большими способностями, но был обладаем чрезмерным честолюбием, имел большие связи. Он ненавидел Меншикова, гнавшего весь род Долгоруких и досадовавшего, что Императрица особенно отличала Князя Василья Лукича. Он сослан был в [51] Березов в 1730 г., и потом казнен в Новегороде в 1739 г.

Важнейшее лицо среди всех Вельмож представлял Меншиков. История этого любимца счастия известна всякому. Из низкого рода возведенный в первые чины Государства, верный товарищ Петра, Министр искусный, полководец неутомимый, и в тоже время корыстолюбивый, гордый и тщеславный, он так высоко был возвeден Петром Великим, так много оказал услуг Отечеству, что низкие страсти его, огорчавшие Государя, не могли поколебать величия Меншикова. Он оставался в чинах и важных Государственных достоинствах, хотя при конце жизни Петр уже не любил его по прежнему; но Императрица оказывала ему неограниченное доверие. Он скончался в Березове 22 Октября 1729 г.

Присовокупите к сим людям Остермана, хитрого, опытного Дипломата, который с Нейштадского мира уже становился на ряду с знатнейшими вельможами – и вы будете иметь полное изображение Двора Императрицы Екатерины и понятие о причинах великих событий при жизни и после смерти ее. Остерман был честолюбив, скрытен и принадлежал к числу величайших политиков прошедшего столетия. В последниe годы царствования Петра [52] Великого, Остерман удаляясь от всякого подозрения своих товарищей, управлял уже почти всеми иностранными делами. Фридрих Великий удивлялся уму и сведениям Остермана. В последствии возведенный в достоинство Канцлера, он скончался в Березове, куда сослан был в 1742 г.


Комментарии

1. Часть огромной библиотеки его находится ныне у Графа Ф. А. Толстова. Не зная иностранных языков, Князь Д. М. нарочно заставлял переводить себе книги. Любимое местопребывание его было в селе Архангельском, верстах в 15 от Москвы.

Текст воспроизведен по изданию: Биографические известия о знатнейших Вельможах Двора Императрицы Екатерины I // Московский телеграф, Часть 7, № 1. 1826

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.