Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПЕРЕПИСКА КН. А. Д. КАНТЕМИРА С СЕСТРОЙ

1. Мария - Антиоху
15. 07. 1734. Москва - Лондон

перевод:

Как мне тяжело писать по-итальянски, ибо я не знаток в этом языке. Так, впредь буду писать ответы на Ваши любезные письма не только на греческом, но еще одно писала недавно и на него до сих пор еще не получила ответа; лишь 7 июня получила письмо Ваше от 24 мая. Я не знаю причину тому, что наши письма пропадают, поэтому прошу вас, ради нашей братской любви, чтобы Вы не подозревали, что я болею, или возлюбила лень, или еще, что не хочу тратить бумагу только потому, что пропустила последние две почты прошлой недели и не писала в тот день, когда мне передали Ваше письмо. Причина тому - не моя небрежность, а то обстоятельство, что я провела несколько дней в деревне Черные Грязи 8 и [41] мне забыли доставить бумагу для писем из Москвы. Так я не исполнила свой долг в отношении к любимому брату, который дороже мне всего. Пребываю Ваша преданнейшая сестра.

Мария кн<жна> Кантемир.

Москва, 15 июля 1734. [42]

2. Мария – Антиоху
30. 12. 1734. Москва - Лондон

перевод:

Дорогой и любезнейший брат,

только сегодня, после долгого времени, могу отвечать на Ваше любезнейшее письмо от 8 ноября, которое я получила 7/1 декабря. Лишь сегодня Вам отвечаю, причиной тому не моя небрежность, но та нужда, о которой говорит пословица: quam caput dolet omnia membra langue <sic!>. 9 Я больше двух недель страдала от этой боли, которая меня ослабила, но причиной ее было большое количество крови в моем теле, что тоже беспокоило зрение. Доктор Севаст, 10 пустил мне кровь и через пять дней уже стало лучше. Потеряла много сил, но теперь совсем вылечилась и вчера даже выходила из дома. Беспрестанно молю Бога, чтобы Он одаривал меня [43] счастьем еще раз Вас видеть и еще моим сердцем, прошу Его, чтобы он меня не лишил этой милости.

Не стоит отстранять Тигрицу, 11 поскольку я не замечала в ней никакой свирепости и никаких намерений дружить с кем-нибудь другим несмотря на то, что многие стремятся к ней ради ее богатства как Ясон - к золотому руну. Если ее мать столь небрежна, то в этом она неповинна, поскольку не имеет власти ни уговорить, ни повелеть кому и что писать. Дядя Тигрицы 12 приедет завтра и будет поставлен во главе ополчения со званием генерал-майора с тем, что будет жить там, где жил Чьоро Дитанский. 13 Через него, надеюсь, смогу узнать о намерениях Черепахи 14 и матери Тигрицы относительно вас, и со временем наверно прояснятся ответы на наши вопросы. 15 Знаю, что наш брат Сербан письма пишет редко, он небрежен и редко посылает что-нибудь для других. Что касается до заложенных нашим братом деревень, то этому, с Божьей помощью, скоро можно будет пособить, ибо 22 этого месяца наш брат Матвей женился на дочери князя Якова Лобанова-Ростовского, по имени Аграфена. 16 Ее мать обещала 17 дать ей в приданое 5 тысяч рублей и еще 300 крестьян с домом в Коломне, кроме того, разные драгоценности и другие вещички на 4 тысячи рублей. Я ее видела несколько раз: она мне кажется красивой и умной, столь же высока, как ее жених, и не старше 18 лет, 18 как уверяют ее родственники. Дай Бог, чтобы свадьба была после праздников (с каковыми я Вас поздравляю) и молю Бога, чтобы новый год принес Вам новые милости, а также, чтобы наша Милостивейшая Государыня была к Вам благорасположена. Как только курс будет повыше, пришлю Вам вексель на 500 рублей через одного купца, по имени Уольф. Что до остальных Ваших денег, я буду их хранить, как будто они мои. С вышеупомянутым Вам пошлю также свой портрет, 19 который очень схож, пусть он не так искусно нарисован, но живописец очень известный. Вам благодарна за платье с шерстяными вышиваниями, которое мне подарили. Если я могла бы описать то, что у меня на сердце, Вы смогли бы понять мою братскую любовь к Вам. Постараюсь продать те драгоценности, которые Вы собираетесь мне послать. Но теперь курс для всех товаров низкий, за исключением бриллиантов, которые оценивают немного выше. Кроме бедных встречаются и богатые, и среди них найдется какой-нибудь покупатель. Не желая Вам больше мешать, заканчиваю свое письмо, оставаясь преданнейшая Вам сестра.

Мария Кантемир. 30 декабря 1734. [46]

3. Мария – Антиоху
29.07.1736. Москва - Лондон

перевод:

Дорогой и любезнейший брат,

я очень рада, что так часто получаю от Вас известия и что, несмотря на столь значительное расстояние, они доходят сравнительно скоро. Но мне очень тяжело слышать, что Вы все еще страдаете воспалением глаз. Не понимаю, как ученые иностранные врачи не могут поскорее Вас вылечить. Я могу только молить Бога, чтобы Он Вас излечил, уже страдаю от расстояния, хотя бы утешило меня Ваше выздоровление. Обо мне не думайте, ибо слава Богу, давление мешало только временно, и ныне пребываю в хорошем здравии. Вам особенно трудно сидеть сложа руки: Вы так любите заниматься и теперь, как пишете, хотите посвятить себя живописи не с целью заработка, а для собственного удовольствия. Как я вижу по маленькому портрету, 20 который получила вместе с Вашим дражайшим письмом от 25 прошлого месяца, Вы не ленитесь и по желанию, а не ради денег учитесь рисованию, которое перечисляется среди добродетелей и наук. Другого художника, лучше того, что нарисовал мой портрет, нельзя было найти во всей Москве: Вы сможете узнать кто он, ибо его имя написано на обороте самого портрета. 21 Закажу еще портрет у другого художника или прикажу первому нарисовать снова, чтобы вышло более похоже. Как только он будет готов, вышлю Вам его. Тигрица утверждает, что молодые стареют и хотят переменить свою нору, но никто не может понимать намерение Черепахи: быть может она хочет сделать из Тигрицы окорок. До сих пор она еще ни с кем не помолвлена и поэтому печалится о своей судьбе. Все утверждают, что ее обещали Вам, но правду я не могу узнать ни у кого, боясь, что мать ее начнет хвастаться нами заранее и что какой-нибудь верный друг поговорит с Черепахой; к тому же не решаюсь открыто писать и слать Касису 22 письмо, которое могло бы нас выдать. Но с Божьей помощью буду делать все, что в моих силах, чтобы служить Вам. От души желала бы увидеть Вас. По-моему, Вы должны бы заявить, что Вам вреден климат, и просить или о возвращении или о другом назначении. Может быть, Вас переведут в другую страну, например, в Париж. Тогда Вы пошлете мне два письма: одно для Черепахи, другое для того, которого Вы сочтете способным нам помогать. Таким образом, я тоже со своей стороны буду просить посредством писем: другого способа не могу найти. Я рада, что получили ожерелье и что оно не потерялось по дороге, через Маньину. 23 Передайте мои поздравления подруге. 24 Она мне дорога потому, что Вы ее любите. Очень хотела бы с ней встретиться, но думаю, что не будет возможности: уже дважды я была в Азии, и в Константинополе и оттуда в Астрахани, но в Англию нет возможностей поехать. Что же до ожерелья, Вы можете делать то, что Вам больше нравится. Послала Вам также расписку на 600 [47] рублей и надеюсь, что уже получили. Наш брат Матвей с женой Вас благодарит за поздравления. Другой наш брат 25 находится сейчас в своих деревнях и, как мне сказали при его отъезде, возвращается в Москву только в сентябре или в конце августа. Очень Вам благодарна за книги, которые мне послали: они мне дороги потому, что, во-первых, это Ваш подарок, и во-вторых, они служат для моего развлечения. Прошу Вас мне еще послать книгу Ветхого Завета на греческом, если найдется, или на итальянском, поскольку та, которая у меня была, потерялась в монастыре брата Родиона, и в Москве невозможно найти другую. Еще, будьте добры, если сможете, пошлите мне несколько книг по астрономии, геометрии или еще по другим предметам, которые по Вашему мнению мой ум в состоянии разуметь и которыми он может усовершенствоваться, ибо без учителей или без практики чтения, он остается столь же неотесанным, каким природа его нам дала. Наконец, не имея чем продлить свое письмо, остаюсь преданнейшая Вам сестра.

Мария Кантемир. [48]

4. Мария – Антиоху
26. 08. 1736. Москва - Лондон

перевод:

Дорогой и любезнейший брат,

19-го августа, в день, который я особо почитаю, 26 получила Ваше любезнейшее письмо без даты. Хотя у меня были в гостях подруги и родственницы нашего брата кн. Матвея, я не могла не радоваться, узнав, что Вы наполовину освободились от Вашего недуга. Прошу еще раз простить меня, что не ответила Вам сразу из-за приезда брата нашего кн. Сербана из деревень, который Вас приветствует.

Из второго письма я с радостью поняла, что тот знаменитый глазной врач 27 может Вас вылечить полностью. Дай Бог! Я желаю всем своим сердцем Вас видеть, но что могу поделать? Должна радоваться, хотя Вы один живете в такой дальней стране. Я, благодаря Богу, здорова и через два дня собираюсь провести некоторое время в Черной Грязи. 28 Меня поражает, что Париж и дофин не показались Вам достойными тех похвал, которые воздают им многие - быть может, потому, что французы следуют обычаю всегда иметь карты в руках, но я умоляю Вас им не подражать: [49] лучше держать в руках книги, каковые дают больше удовольствие, чем карты; ибо игроки принуждены либо каяться, когда проигрывают, либо в малой степени радоваться, когда выигрывают. Преклоняюсь перед англичанами, которые предпочитают книги картам, и умалчиваю о нас, которые не имеем ни того, ни другого. Сейчас я должна Вас известить о наших землях в Мурашкине, 29 которые крестьяне наши засевали. Но в этих вещах, так как и в приказах, я не в силах разобраться: наоборот брат наш Сербан все знает обо всем и об экономии и о том, как надо жить в деревнях. Что касается меня, я больше предпочитаю читать книги, и кстати, те, которые Вы мне послали вместе с мазью еще в Петербурге и господин Суда 30 еще мне не прислал. Быть может он не находит оказии для этого. Постараюсь поскорее продать ожерелье 31 и выслать Вам деньги. Дай Бог, чтобы в Петербурге купцы нашли покупателя. Не имея ничего другого, что написать Вам остаюсь, как и всегда, преданнейшая Вам сестра. [51]

5. Мария к Антиоху
сентябрь 1736. Москва - Лондон

перевод:

Дорогой и любезнейший брат,

со страхом взяла я в руки полученное от Вас письмо, но, пробежав его, обрадовалась, узнав, что Вы здоровы и со дня на день чувствуете облегчение в глазах. Пишу Вам лишь немного строк, потому что напряжение от продолжительного чтения может быть вредно для Вас. Мне неприятно, что Вы по необходимости должны работать над депешами ко Двору. Дай Бог, чтобы Всемилостивейшая Государыня вознаградила Вас должным образом за труды и чтобы дни ее продлились, так как, надеюсь, наша будущая жизнь будет лучше теперешней. 600 рублей, отправленных мною для Вас, конечно, пустяки для тамошних мест. Поэтому, если найдете удобным, Вам нужно подать челобитную на имя самой Государыни; она милостива и примет во внимание, что Вы не в состоянии покрыть своих долгов оброком с вотчин, так как не получаете с них и 600 рублей в год. Главное мое желание поскорее свидеться с Вами. Мы прожили только половину нашей жизни, а дальнейшее зависит от воли и милосердия Божьего. Может быть, мы увидим когда-нибудь наше прежнее отечество и мирно доживем свой век, каждый так, как бы ему хотелось. Но мне кажется, что никто не может наслаждаться спокойствием мира, если он намерен жить по его законам. Тот, кто будет владыкой своей страны, должен нести всю необходимую ответственность, и если Бог вверит вам, как князю, владение нашей страной, то Вам придется проститься с уединенной философской жизнью. Я не думаю, однако, чтобы жениться значило привязать себе на шею камень: сужу по примеру Первого Человека и многих других. Необходимо только, чтобы жена была добра и не походила на Ксантиппу, жену философа Сократа, которая вместо ответа облила его с ног до головы, а муж утешался, говоря, что гром приносит дождь. Мужчины дурно говорят о женщинах, а последние в свою очередь о мужчинах. Мало ли в России прекрасных девиц? Но только надо, по возвращении Вашем в Россию, найти себе подругу по сердцу; думать же никогда не жениться совершенно безрассудно. Тигрица подходит больше других и, надеюсь, подождет вас, ибо Черепаха не меняет свои намерения.

Если Париж 32 скучен и мрачен, то, значит, те, которые так хвалили его, говорили неправду. Если женщины там безобразны, то у них есть повод изменить свою внешность и казаться красивыми, жалуясь - несправедливо - на природу, что дала им розовое лицо. Но я нахожу природную красоту всегда выше поддельной. Раньше нравы были грубыми, а теперь французы изобрели всякие новшества и моды. Может быть, теперь им больше ничего не остается делать, кроме как развлекаться картами и обыгрывать друг друга. Их король также ничего не делает, и только занимается приятностями охоты на диких зверей в сопровождении Дианы и [52] спящих Эндимионов. Французам даже некогда слушать музыку, так как, по Вашим словам, опера там еще не начиналась. Между англичанами гораздо больше людей, которые предпочитают литературу картам.

Прошу Вас мне выслать из Лондона настольные часы по 15 рублей и хорошие клавикорды по той же цене. В Москве трудно найти хорошие клавикорды, а я теперь немного научилась нотам и хочу получить хороший инструмент. Извините, что прошу Вас тратить деньги на такие вещи. Остаюсь, как и всегда до конца своей жизни, преданнейшая Вам сестра. Мария Кантемир.

PS: Наши братья и невестка передают поздравления. Благодарю знаменитого певца Каффарелли 33 за поздравления. Удивляюсь, что он надеется увидеть меня в Неаполе, его отечестве. [53]

6. Мария – Антиоху
18.10.1736. Москва - Лондон

перевод:

Дорогой и любезнейший брат,

всем сердцем возблагодарила я Божественную Милость, узнав из последних двух писем, что Ваше здоровье лучше и что лекарства, высланные из Парижа, Вам помогли. Дай Бог, чтобы больше Вам не понадобились никакие лекарства и чтобы Он даровал Вам полное выздоровление. Не жалею, что Вы немного задержались с ответом мне: знаю, что у Вас есть более значительные дела, как, например, отправлять Ваши письма ко Двору. Причина тому, что я также не сразу ответила на Ваши последние два (оба из Лондона) - не мои домашние дела, а то обстоятельство, что была у брата Матвея и, получив письма Ваши с опозданием, не успела выслать по почте свой ответ на Ваши любезнейшие. Уверена в том, что Вы не думаете, что я стараюсь оправдать свою небрежность перед Вами. [54]

Думаю, что не надо беспокоиться о Тигрице: она ведь ни с кем еще не помолвлена. Черепахи привыкли ходить медленно, и я уверена, что советы, что она Вам дает и золотые горы, которые Вам обещает - надежные. Наконец надеюсь, что, как Вы желаете, скоро Тигрица будет в Вашей норе. Если она 34 Вам не писала почти полтора года - это потому, что, быть может, у нее не было времени Вас ласкать своими письмами или обещать Вам нечто хорошее, как сейчас сделала. Надеюсь, что она сделает все возможное для Вас и Вашей челобитной. И не думайте, что Черепаха плоха или тщеславна, вроде матери Тигрицы, которая ни разу не написала Вам двух строчек, оправдываясь передо мной тем, что ей стыдно писать, не умея сочинить письма. Я, конечно, желаю Вас видеть поскорее, но не хочу, чтобы это действовало против Ваших интересов: если у Вас остаются какие-то долги в той стране, то нужно, чтобы Вы с ними расплатились. Молю Бога, чтобы наша Милостивейшая Государыня ответила на Вашу челобитную. Передайте подруге, что как одеяло, так и платок - просто безделушки и что прошу прощения, что послала ей столь маленькую вещичку. До сих пор еще не получила все деньги от продажи ожерелья, но как только они будут у меня, я их Вам вышлю. Но до сих пор у меня нет никаких известий от купцов, которые увезли ожерелье в Петербург. Бесконечно Вас благодарю за подарки, высланные из Лондона. А когда их получу, сообщу вам. Вторично благодарю Вас за подарки, на которые Вы истратили столь много денег. Прошу Вас известить, желаете ли Вы еще материи из Персии или камку 35 из Сибири или еще какую-нибудь вещичку: я готова Вам их выслать непременно в знак привязанности и должности. Ныне, как и раньше, остаюсь преданнейшая Вам сестра. [56]

7. Мария – Антиоху
22.11.1736. Москва - Лондон.

перевод:

Дорогой и любезнейший брат мой,

Вчера прошла неделя, как я получила Ваше письмо. Отвечаю лишь сегодня. Слышала, что ссору нашего брата с мачехой покончила резолюция Сената: он должен уплатить 11 тысяч рублей за все время ее проживания вне нашего дома после смерти отца нашего; наши три братья также должны ей платить, каждый по семи тысяч рублей, начиная с того времени, когда они жили вместе и совместно владели имениями, переданными отцом нашим. Но до сих пор я еще не получила никакого известия из Петербурга и поэтому писала г. Касису, умоляя его подробно известить о том, какое решение было принято. Тогда я Вам сообщу письмом об этом деле. Поскольку дело еще не верное, прошу Вас не писать никому об этом в Петербурге до моего сообщения. Мне кажется, что в конце нужно будет платить, согласно законам, только из части наследства. Дай Бог, чтобы письмо мое застало Вас в добром здравии: надеюсь, что больше не будут нужны лекарства из Парижа, и что помощь нашей Всемилостивейшей Государыни освободит Вас от долгов. Как только купцы, которым Вы послали ожерелье, передадут мне деньги за его продажу, я непременно их Вам перешлю. Наш брат Сербан очень хлопочет о нашем деле. Он лучше меня понимает дела об имениях и о приказах и я очень рада тому, что могу полагаться на него. Жаль, что, подчиняясь военному приказу, он скоро должен уехать в Петербург: как Вы знаете, воин может оставаться в своем доме три года, а остальное время обязан служить. Он мне писал относительно дела с мачехой и нашим милым братом, и он сам Вам сообщит об этом. Наш брат Матвей с женой благодарят за поздравления и приветствуют Вас от всего сердца, моля Бога о Вашем добром здравии и счастии.

Мазь мне привез из Петербурга слуга нашего брата. Всего было 9 бутылочек тонкого стекла и один сосуд с духами апельсиновых цветов. Если не ошибаюсь, я Вас уже благодарила за это в прошлом письме, а если нет, то возобновляю мою благодарность за книги, которые, однако, [57] еще не получила. Прошу Вас мне писать, какие эти были книги, чтобы я могла их сыскать у доброго человека г. Суды, который, надеюсь, их не держит у себя для собственного развлечения, как прежде проглотил Ваши деньги. Лучше его уважать и хвалить, чем ненавидеть. Пишите мне, какие деньги Вы ждете от него, поскольку те, которые я ему послала с векселями, записаны в моей книжке домашних расходов. Также и наш брат Сербан точно не мог меня осведомить об этом, только он сказал, что г. Суда должен Вам лишь 200 рублей. Не знаю, приехал ли в Петербург упомянутый русский купец Павосенов 36 с книгами и подарками, которые Вы мне посылаете. Могу отплатить Вам лишь своим искренним сердцем и истинной братской любовью. Прошу Вас не отправлять виолу и клавикорды, пока купец, который мне пересылает все Ваши подарки почти каждый месяц, не получит все деньги. Остаюсь, как и всегда до конца своей жизни, преданнейшая Вам сестра.

PS: подарила Тигрице три сосуда мази и меньше половины духов апельсиновых цветов. Она, кажется, поняла, что все это я получила от вас. [59]

8. Мария – Антиоху
13.03.1738.Москва - Лондон

перевод:

Дорогой и любезнейший брат,

на этих днях получила любезнейшее письмо Ваше от 3-го прошлого месяца, которое меня очень обрадовало, ибо узнала, что здоровье Ваше лучше и что Вы мне писали собственноручно. И теперь беспокойство и страх мои прошли; не обращаю больше внимания на то, что пишут газеты: предпочитаю, чтобы они еще врали, объявляя о кончине, не зная, чем наполнить их дорогостоящий листок. 37

То, что писал доктор, мне отнюдь не показалось неприятно, ибо те, которые занимают высокие посты, обладают ими ни по рождению, ни по изящным манерам, а по богатству, каковое знающими ни столь почитается, как учение и добродетель. Я могу лишь сказать, что велика разница управлять людьми и лошадьми. Черепаха мне нравится, хотя передвигается медленно - то ли потому, что заботится о своей безопасности, то ли из-за веса, который вынуждена тащить на себе. Она не сверчок, который только поет и ничего не делает. По последнему пути устремилась наша любимая мачеха: сперва столь много слов и клятв было сказано, что она не будет брать деньги, на которые с таким законным основанием притязает. Даже сейчас не хочет ни просить о решении, ни подавать челобитную, в которой отказывалась бы от денег наших трех братьев, на которые притязает, и от тех деревень, которые ныне описаны 38 в связи с ее разбирательством: она не может просить денег у тех, которые владеют только деревнями. Что делать? Во всех противных обстоятельствах нужно полагаться на божественное провидение и на милосердие. Думаю, что отец Тигрицы не забудет исполнить свой долг в соответствующее время и в соответствующем месте, как Вы и делали для него. По поводу нашего брата Матвея, известила Вас письмом, что он приехал в Москву с копиями писем, которые Вы ему послали. Мне он сказал, что сделал все так, как Вы ему пишете. Быть может со временем фортуна устанет преследовать нас. Мне жаль, что Ваш столь желаемый приезд не будет скорым, но что же делать? Надо терпеть еще и молить Бога, чтобы Он продлил нам нашу жизнь и еще дал возможность встречаться и быть довольными, даже если Вас посылают служить в другую чужую страну уже в высшем звании с выслугой лет.

Две недели назад кн. Черкасская, 39 при чужих людях, меня спросила, писали ли Вы мне по поводу помолвки. Как Вы приказали, я умолчала об этом и ответила, что не знаю ничего. Наконец она с дочерью передала [60] Вам поздравления. Они построили изрядный дом в Останкине, из дерева, а не из тех кирпичей, что сделаны из земли и о которых говорила Черепаха. Поэтому не ломайте себе голову из-за Тигрицы: она, как и Черепаха, хорошо относится к нам. Благодарю Вас за подаренные книги, которые г. Суда, слава Богу, вспомнил переслать мне из Петербурга. Всего 20 томов: 4 тома "Путешествия" Пьетро делла Балле Паломника; 40 "Трактат о Космографии", 41 в который углубляюсь с изрядным трудом: нужно, чтобы я читала дважды или трижды, чтобы понять, о чем повествует книга. Поэтому надеюсь, что Вы мне поможете разуметь о звездах и о некоторых феноменах. Трактат по возделыванию земли 42 мне очень полезен и нравится, поскольку у меня сад при доме: теперь буду знать, когда выращивать цветы и овощи. Что же до овса, который высеивают крестьяне, и сколько земли в одной десятине, то поверьте мне, это я никак не могу понять, хотя наш брат Сербан пытался мне все объяснить. Но я похожа на немую, которую учат петь.

И еще "Путешествия Кира", 43 "Песни" Горации, "Неистовый Роланд" Ариосто и "Альцей" А. Онгаро; 44 комедия Ариосто "Подмененные" и 9 томов "Путешествия вокруг света" Джемелли-Карери. 45 Я, слава Богу, здорова и также все наши братья и невестки, которые Вам кланяются.

Не имея больше, что писать, всегда остаюсь Ваша преданнейшая сестра.

PS: Получила тоже чулки от г. Чебифово, 46 но не зная ни их цены, ни таможенного сбора, не послала их пока, но написала г. Суде, чтобы он известил меня об этом, ибо не хочу посылать их, не уплатив должного. Слышала, что купцы продали ожерелье за 650 рублей, но деньги еще не отдали. Брат Сербан уехал и от него пока никаких известий. [62]

9. Мария – Антиоху
18. 03. 1738. Москва- Лондон

перевод:

Дорогой и любезнейший брат,

благодарю Всемогущего, что получила Ваше столь желаемое письмо от 21 прошлого месяца: нельзя-доверять неправдам. Иной раз, однако, не все - ложь, что предвещало мне мое сердце: то есть что Вы не пребываете в добром здоровье. О том же сообщали мне Ваши письма, которые прежде я получала часто, а теперь уже три недели, как не имею ни одного. Но ныне я успокоилась, узнав, что здоровье Ваше улучшилось и благодарю Бога за присланное мне утешение и за то, что Он Вас хранит. Не надо беспокоиться о положении братьев наших, будем уповать на милосердие Божье. Вчера прошла неделя как брат Константин был у Черепахи, которая ему сказала, что он, как и брат Матвей, не должны отчаиваться, ибо деревни у них не заберут. Нужно только съездить в Петербург и просить у императрицы помощи для нашего содержания. Надеюсь, что все пройдет благополучно, особенно после дела с Rxipipi 47 и ее дочкой: они такие жадные, что могут украсть деньги из чужих карманов без всякой причины. Если так советуют, тогда я тоже зимой поеду в Петербург и там попрошу Черепаху рекомендовать мне что и как предпринимать и последую ее советам. Хотя она мало говорит, но никогда не говорит напрасно; постараюсь понять, каковые у нее намерения относительно нашего [63] общего дела, не причиняя нам ущерба. Слышала от некоей госпожи Матушкиной, 48 когда была у нее дома, что Черепаха больше не хочет отдавать замуж тигрицу и что зимой вся семья уезжает в Петербург. Сообщаю Вам сие за правду, ибо про это от многих сама слышала. Я, к сожалению, не была у Черепахи, ибо болела желудком, но в кровати не лежала, сейчас же, благодаря Бога, мне лучше. В ближайшие дни, после того, когда мне пустят кровь, отправлюсь туда и постараюсь Вас известить об этом деле: для Вашей пользы я готова на любую жертву. Дай Бог, чтобы я могла писать то, чего Вам так желается относительно любимой тигрицы. Я слышала, что брат Сербан уехал из Украины и поскольку он столь небрежен, до сих пор от него никаких писем не получала; он не думает обо мне, причиняя мне немалое огорчение, но я все же пошлю ему Вашу любовь и поздравления. Брат Матвей и невестка Вас обнимают, Вам шлют поклоны и благодарствуют за приветствия. Больше не имея, чего писать, остаюсь преданнейшая сестра Ваша Мария.

PS: ожерелье продано купцами. Как Вы приказали, брат Матвей взял 300 рублей и 300 послано от меня через купца Уольфа Карла брату Сербану. Слышала от многих, что Вы до сих пор пребываете во Франции и стремитесь уехать оттуда, ибо часто болеете там. Да, жизнь и здоровье дороже всего на свете. С начала Поста (когда чувствовала себя лучше, питаясь лишь капустой и соленьями - в отличие от Вас, кому это вредно, почему советую Вам отказаться от воздержания без необходимости) прочитала 5 томов "Путешествия вокруг света". 49 Книги очень интересные, там описываются разные страны и их обычаи. Наиболее любопытны -мексиканцы, они не только употребляют в пищу друг друга и делают окорок из человечины, но и съели более чем 50 голландцев, которые приплыли к их берегам, без церемонии и без приправ. [64]

10. Антиох – Марии
5/6. 10. 1738. Париж - Москва

перевод:

Дорогая и уважаемая госпожа моя сестрица!

Больше месяца оставался без Ваших любезных писем и уже начинал несколько беспокоиться за Ваше здоровье. Последняя почта, доставившая мне Ваше дорогое письмо от 5-го августа, писанное, как предполагаю, в брянской деревне, положило конец моим волнениям. Вы знаете, как я люблю Вас: можете представить себе, с каким удовольствием я получаю добрые известия о Вашем здоровье. Если моим желаниям суждено исполниться, то Всевышний будет всегда защищать Вас от всякого зла и [65] удалять от Вас всякую печаль. Согласен с Вами, что устраивать свои дела в деревне, при дурном соседстве, вещь трудная и неприятная, но надо подчиниться этому, потому что Бог никому не позволяет есть свой хлеб иначе, как в поте лица. От Него должны мы ожидать улучшения горестного положения наших братьев, и я столь твердо уповаю на Его милость, что уверен, что несчастье наше не продлится долго. Не замедлю писать светлейшему герцогу 50 и убедительно просить его о покровительстве и позволении брату Сербану приехать в Петербург по окончании кампании; я почти уверен, что герцог окажет ему эту милость, так как в прошлом году он писал мне, что это дело простое. Если вышеупомянутый брат захочет постараться, то, без сомнения, принесет пользу нашему общему делу в той же мере, в какой это ему удается для обустройства его собственных дел. Я его уважаю за то, что он устроил себе неисчерпаемый доход и жалею кн. Матвея, отдавшегося своему дурному пороку, который ведет его к постыдному разорению. От всего сердца желал бы помочь ему деньгами, но теперь это мне совершенно невозможно: в этом новом 51 мире мне необходимы тысяча вещей, на которые нужно много средств. Но в будущем сделаю все возможное, чтобы послать Вам деньги, хотя и не без неудобства для меня самого. Прошу Вас передать сердечные поздравления брату Сербану, который, не сомневаюсь, жив и здоров, ибо в армии все прошло без последствий. Другому брату пишу сегодня же, пошлю ему также настоящее письмо для вас, не зная, где Вы сейчас. Уже большее месяца нахожусь здесь в ожидании резолюции нашего Двора о том, какое мне нужно будет принять звание. Есть надежда на получение звания посла, но еще не могу быть в этом уверенным. 52 Вижу, что, благодаря Богу, мною здесь довольны, и имею основание полагать, что пользуюсь расположением Всемилостивейшей Государыни. Мне остается лишь желать счастья моему семейству и удовольствия встретиться c ним в добром здоровье. То и другое придет со временем, в чем я твердо уверен. Ваш всепокорнейший и преданнейший слуга и брат. [67]

11. Мария – Антиоху
ноябрь 1738. Москва – Париж
53

PS: И я покорный свой поклон отдаю и притом Вам доношу что сего февраля 23 дня отъезжаю от Москвы в Глухов. По делу нашему брату, князь Матфей, никакого прошу не учинить да и впред ничего от него надеяться не можно и для того надлежит Вам чрез письма свои просить его Светлости принца Курлянского что по прежнему своему обещанию (как и Вам писал) сделал бы с нами свою милость, а челобитная, та что брат князь Матфей подал, она в Кабинете, 54 сим окончав остаюсь покорный слуга и брат

К.<нязь> Сергей Кантемир. 54а

перевод:

Дорогой и любезнейший брат,

не сомневаюсь в Вашей любви ко мне: Ваше беспокойство ее подтверждает. Мне жалко, что не имею от Вас новых писем; что же до моих, то, как Вы знаете, они не идут по обыкновенной почте и г. Суда, через которого я их высылаю, не заботится о том, чтобы отослали спешно. Раньше не писала потому, что болела больше двух недель, но теперь, благодаря Богу, мне лучше. Молю Бога, чтобы и Ваше не было дурным, как Вы того желаете. Что касается имений, то пословица говорит: "богат Бог милостью". Если Вы остались без состояния, как Вы сейчас и находитесь, а наши два брата без всякого содержания, то причина этому - решение в пользу мачехи, каковая не есть настоящая мать. Что же делать? Ждать, что для нас решило Божье Провидение. Челобитная, как я Вам сообщала, была подана братом кн. Матвеем, но от нее никакой зрелый плод не вышел. Нужно сговориться с мачехой о нашем долге: хотя деревни оценивают больше чем в 80 тысяч, захочет ли она взять за них только по 3 тысячи? Наши два брата не могут платить столько, потому что получают только 500 рублей в год и больше не имеют других имуществ, кроме как тех, которые пожаловала им Всемилостивейшая Государыня. Брат Матвей пишет, что получает копии писем для мачехи и других, но сейчас о них нет никаких новостей. Если бы брат Сербан был в Петербурге, быть может, все шло бы лучше, но теперь больше нельзя просить об отпуске, и он должен уехать из Москвы 23 этого месяца. Мне очень жаль, что Вы еще слабы после болезни, но нужда много может: надо быть как лев и как Клеон. 55 Бог обо всем позаботится, нас не покинет и дарует Вам здоровье. Мать и дочь 56 благодарят Вас за поклоны, а также за шерсть, которую Вы им послали. Я видела их на прошлой неделе, они благорасположены ко мне. Брат Константин находится сейчас в своих деревнях и приедет через 3 или 4 дня, ибо пришел его черед ехать в Петербург. Наш двоюродный брат сейчас в Петербурге: что с ним будет, не знаю, ибо получила от него последнее письмо лишь две недели назад. [68] Как мне писал г. Суда, ожерелье еще не продано, и я просила купцов, чтобы они послали мне его в Москву. Быть может, здесь найду покупателей. Не имея больше, чего писать, заканчиваю, благодаря Вас за посланные книги, за портрет отца нашего и за 6 портретов нашей Дианы 57 Останусь всегда преданнейшая сестра Ваша. [69]

12. Мария – Антиоху
21.12.1738. Москва - Париж

перевод:

Дорогой и любезнейший брат,

больше 3 недель оставалась без Ваших писем, не имея известия о Вашем здравии. Мой долг и братская любовь побуждают меня просить Вас известить о том, как Вы себя чувствуете. Вы наверно уже уведомлены о том, что деревни наших братьев объявлены в продаже, но прошу Вас не сожалеть об этом, не огорчаться и всегда надеяться на волю Всемогущего, истинного Судии и защитника сирот. Мачеха, может быть, вспомнит о приданном, которое ей дал наш отец и о 35 тысячах, более чем шестой части каковой она уже взяла у брата Константина, 58 и надеюсь, что не забудет об обещании, сделанном перед Богом (бозе меня покарал ежели с К<нязя> Антиоха и с К<нязя> Сергея возму что небуть разве отдать к Антиоху сестре <...> кой небуть богатели), 59 но как считает Милитиновичи Онорев Мутанумрев, 60 она хочет заплатить долги своего нового мужа 61 чужими деньгами. Не знаю, как брат Сербан договорится с ней, кн. Черкасский советовал сначала пытаться убедить ее: и, быть может, она сделает, как обещала прежде. Князь тоже приезжает со своей семьей в Петербург на эту неделю. Завтра, с Божьей помощью, я поеду к нему и непременно извещу Вас о том, что узнаю. Пока прошу Вас не терять своего всегдашнего великодушия и продолжать просить помощи у важных людей. О том, как это делать, Вас извещает брат наш Сербан, от которого уже три недели с того, как он уехал из Москвы, еще ничего не имела. [70]

Бесконечно Вам благодарна за книги, пересланные мне с профессором Гроссом. 62 В первую очередь благодарю за портрет Ваш, который не раз целовала и омочила слезами. Желала бы Вас видеть скорее, но несчастья преследуют нас. О том, как продаются наши деревня и о братьях, извещу Вас в следующий раз. Сейчас уже поздно, и пора отсылать это письмо, которое заканчиваю, вновь благодаря Вас за материю для халата, за "Комедию" Ариосто и за "Компендиум универсальный" Дольони, 63 за 20 Ваших гравированных портретов, за 8 фунтов шерсти разного типа и цвета, которые передала кн. Черкасской. Надеюсь, что княжна станет нашей, мне кажется, что так оно и будет и что ее отец не переменит свое решение, ибо он не раз высказывал добросердечие в отношении ко мне. И наконец молю Бога, чтобы Он дал Вам здоровье и остаюсь преданнейшая Вам сестра. [71]

13. Мария – Антиоху
19.03.1739. Москва - Париж

перевод:

Дорогой и любезнейший брат,

последнее Ваше любезнейшее письмо от 22 февраля, посланное обычной почтой, весьма меня обрадовало, ибо из него узнала о Вашем добром здравии. Молю Бога, чтобы скоро наступило счастливое время для нас, когда мы сможем жить вместе; вдруг несчастная судьба наша [72] переменится и Бог нас утешит. В нашем деле с мачехой, насколько вижу, есть некоторая надежда, но Ваши письма, особенно от 4 января, расположили к нам добрых людей. Наш общий брат, 64 напротив, хлопочет только о своих делах; Вы знаете его наклонность вредить всем: он заботится только о том, чтобы жить для себя и своей Елены. 65 Другой брат 66 (Сербан) наш пишет, что уехал бы из его дома, если этим не повредит общему интересу.

Бог да хранит герцога Курляндского, 67 который оказал истинно отеческое участие к нашему дому. Писала брату, чтобы наше общее дело решить до отъезда столь любимой мачехи нашей в ее страну или пятимильное княжество. 68 Кн. Черкасский также хлопочет о нашем благе, он не возьмет обратно своих слов и когда будет в Петербург, всячески нам поможет. Дай Бог, чтобы его доброе расположение к нам не переменилось. Верно, что дочь - богатая или не богатая - заслуживает уважения благодаря ее природному дару, как честолюбиво считает мать ее. Достаточно зная добродетели и достоинства других, она, однако, не хочет пойти на это и не изменит свою кожу, как недолго растущие грибы. Она любит изрыгать дым из ноздрей, который когда-нибудь, надеюсь, ее задушит. Но воля Божья неизменна: молю, чтобы Бог продлил жизнь нашей Всемилостивейшей Государыни, которая наградила Вас высочайшей должностью. Вы обретете то, что с терпением ожидаете, лишь бы крепко уповали на Бога. Не будет лестью сказать, что Ваша любовь к дочке Черепахи убеждает меня в этом. Молчание Черепахи, быть может, объясняется какими-то известиями, слышанными ее отцом. Что же до Вас, убеждена, что он будет обещать свою дочку кому-нибудь другому. Муж бедной Екатерины 69 живет в добром здравии. Возможно ли, что со старостью дурные нравы могли перемениться и что из воров один стал святым. Хотя Камараш не читал Макиавелли, он хорошо его знает: прислуживает всем, кто ему нужен, и обманывает тех, кто его не знает. Он написал своему хозяину, что не хочет вмешиваться в дела нашего дома; но как он, так и его хозяин, никогда не желали Вашего возвращения: злые моря <не> хотят видеть добрых; постоянно боятся их и опасаются, как бы со временем, когда справедливость восстановиться, не были наказаны за свои ошибки. 70 Не имея больше чего писать, поздравляю Вас с Пасхой и остаюсь преданнейшая Вам сестра.

PS. Брат Матвей и невестка благодарят и поздравляют с наступающими праздниками. [75]

14. Мария – Антиоху
20. 08. 1739. Москва - Париж

перевод:

Дорогой и любезнейший брат,

говорят, что душа - божественна и может все предвидеть. Мы не ошиблись в нашем предвидении и, наконец, наш корабль вошел в порт покоя и довольствия. Теперь долг учит нас сперва возблагодарить Бога за полученное благо и потом желать долгой жизни и здоровья нашей Милостивейшей Государыни, которая отнюдь нас не оставила. Наша мачеха, которая уже обогатилась в нашем доме, может считать себя счастливой из-за приданого, которое получит от своего второго брака. Слава Богу, пришла наша суббота, как для евреев, когда они обрели Ханаан после долгих лишений. Но человек никогда не доволен: так, хочу, кроме того, Вас увидеть. Но что делать? Только молить Бога, чтобы Он был милостив к нам. Мне написал брат Сербан, который сейчас на войне. Я, благодаря Богу, нахожусь в добром здоровье. Признаюсь, что плохо поступила, извещая Вас о своим недуге: лучше было бы оправдать опоздание писем моей небрежностью. Бедствия не убивают людей, особенно честных: капля по капле и камень долбит. Хотела бы укрепиться духом, хоть мне это и трудно. Буду стараться не печалиться. Если умру, не повидавшись со всеми вами, нанесу вам жестокий удар судьбы; чувствую своей обязанностью отклонить его от вас. Желала бы повидать Вас и братьев. Что касается наших врагов, они побеждены благодаря Божьей благодати, которая возносит бедных. В благополучном разрешении нашего общего дела много действовали Ваши письма к его высочеству г. герцогу Курляндскому, нашему отцу и владыке. Пусть Бог его вознаградит. Мне кажется, что наш брат Константин слегка изменил свой звериный характер, но не знаю, сколько времени это продолжится. Сегодня пишу ему, умоляя его быть настоящим братом. Я радуюсь Вашим письмам и считаю, что надо всегда жить в согласии и любви с братьями: так нравится Богу и людям и так заповедовал пророк. Пишу также брату Сербану и передам ему Вашу любовь: я больше боюсь турецкого оружия, чем болезней. Бог сохранит его от одного и другого зла вместе с двоюродными братьями, 71 которые сейчас на поле битвы воюют во имя истинной веры. Прошу Вас известить меня о том, сделали ли Вы уже предложение Тигрице. Брат Матвей и невестка благодарят за поздравления. Я им сказала, сколько Вы им сочувствуете, и что по братской любви Вы постараетесь сделать все возможное, если будут силы. Относительно денег, собранных от деревень и взятых Коллегией юстиции, пишите брату Константину, каким образом он может их получить, поскольку мачеха не имеет права взять ничего; и если хотите, припишите тысячу или больше рублей брату Матвею, чтобы он мог выкупить свою деревню, хотя, согласно брачным договорам, он должен получить еще 4 тысячи от своей свекрови. С того дня, когда [76] деревни были описаны, собрали больше 3 тыс. рублей, но еще не знаю, сколько их точно. 16 настоящего месяца послала в двух коробках горностаевые меха для м-м Амело. 72 Четыре меха, полученные м-м Амело, -самые лучшие, каждый стоил 27 рублей, а если она хотела бы купить их уже готовые, первый бы стоил 40 рублей; второй - 25, остальные – два 22 каждый. Из четырех, которые для вас, два стоили 50 рублей, третий 22 рубля и четвертый 22. Простите, что не смогла послать больше 8, но поверьте, хороших и белых горностаев не нашла никак. Время подходящее, чтобы покупать меха, и я хочу купить для Вас две шкурки. Больше не имея, что писать, остаюсь преданнейшая Вам сестра.

PS: рада, что вернулись к другу Г. Антонио дел Порко. 73 Хотела, чтобы Вы вернулись на родину и оставили французов играть в карты или бодрствовать всю ночь по их обычаю.

В коробке с мехами жена брата 74 Вам дарит маленькую сумочку, сделанную ею самой. Коробки посылает Суда в Петербург и оттуда на корабль в Голландию, к графу Головкину. 75 [77]

15. Антиох - Марии
25.11/6.12.1739. Париж - Москва

перевод:

Досточтимейшая госпожа, почтеннейшая сестра и государыня, из последнего Вашего любезнейшего письма от 11 октября с крайним удовольствием узнал я о добром здоровье Вашем и братьев наших. Хотя уже несколько недель не получали известий от кн. Сербана, не надо беспокоиться о нем, ибо он благополучно приехал в Киев. Война уже закончилась, и с нею все опасности; уже близко счастье совместной встречи. Прошу Вас обнять его от меня и пожелать ему награждения, достойного его трудов и заслуг. Бог еще не дал нам овладеть нашим древним отечеством, которое, хотя и было целиком подчинено славному оружию нашей Всемилостивейшей Государыни, должно вернуться под иго варваров. 76

Да будет воля Божия, которой все должны покоряться со смирением. Я узнал из письма кн. Константина, что Е. В. уже милостиво решила отменить взыскание с нас пошлин 77 и не сомневаюсь, что теперь наши конфискованные доходы нам вернут. В этом случае прошу Вас получить мою часть денег и на нее купить деревни нашего брата Матвея, 78 оставив ему все доходы, которые я употреблять для себя не намерен. Для того, чтобы у Вас было бы все необходимое, приложу "советное" 79 письмо, которым Вы сможете пользоваться, когда нужно.[78]

Пишу нашему брату, чтобы он не сделал ложного шага против своих собственных интересов. От Тигрицы хотел бы получить некое известие, но не жду его: хорошо знаю ее отца и не обольщаюсь надеждой, что он предпримет какой-нибудь шаг. Время летит, и я не знаю, чего я буду желать через два года. Не писал с прошлой почтой потому, что лежал в постели с небольшой температурой, от которой, по волей Божьей, сейчас избавлен, и чувствую себя отлично. Обставляю свой новый дом, куда надеюсь переехать с нового года. Передайте поздравления двоюродной сестрице и остаюсь всегда Вашим покорнейшим слугою и братом.

Комментарии

8. Подмосковная деревня (дворцовое село Царицыно), которую Петр I пожаловал Кантемирам.

9. Латинская пословица: "Dum caput aegrotat, omnia alia membra dolent" (Когда голова болит, все тело страдает).

10. Врач семьи Кантемиров, впоследствии личный врач Марии.

11. Варвара Алексеевна Черкасская (1711-1767). Мария пользуется итальянским вариантом слова в мужском роде (il tigre), а Антиох - современной формой в женском роде (lа tigre).

12. Никита Юрьевич Трубецкой (1700-1767) - советник и генерал-прокурор, двоюродный брат мачехи и брат Марии Юрьевны, жены Алексея М. Черкасского. Ему Кантемир посвятил свои трактат о стихосложении Письмо Харитони Макентина (1742). вторую оду О надежде на Боги и послание К князю Никите Ю. Трубецкому.

13. Неизвестное лицо.

14. Алексей Михайлович Черкасский (1680-1742) - отец "тигрицы", дейст. тайный советник и кабинет-министр, канцлер с 10 ноября 1740 г. по 1741 г.. президент Коллегии Иностранных Дел.

15. Относительно помолвки с Варварой Черкасской. Очевидно ошибка: речь идет о помолвке.

16. Аграфена Яковлевна Лобанова-Ростовская (1708-1772).

17. По традиции мать передавала дочери приданое после свадьбы. Матвей, который должен был вернуть некоторую сумму Антиоху, обещал расплатиться именно приданым своей невесты.

18. На самом деле тогда Аграфе не было уже 26 лет.

19. Имеется в виду портрет, который в настоящее время хранится в музее г. Истры, автором его считается художник И. Никитин.

20. Автопортрет А. Кантемира, который он завершил с помощью итальянского живописца Я. Амигони (1675-1752). Амигони нарисовал самый известный портрет Кантемира, который печатался в издании сочинений 1762 г. (см. Ровинский 1887).

21. См. п. 2. при. 12.

22. Неизвестное лицо.

23. Слово читается предположительно, наверно: 'Ла Маши'.

24. Словом "подруга" А. Кантемир называл итальянскую оперную невицу Франческа Бертолли,. с которой имел любовный роман во время его пребывания в Лондоне. См. введение.

25. Кн. Константин.

26. 19 августа, день именин княжны Марии.

27. Клод Жандрон (1663-1750) - французский придворный глазной врач. А. Кантемир его посещал уже и августе 1736 г. (см. Л. Н. Майков 1903).

28. См. п. № 1. прим. 1.

29. Село в Нижегородском уезде, которое Анна Иоанновна пожаловала княжне Марии в 1730 г. В самом селе существовал скорняжный промысел.

30. Суда (пли де ла Суд) Иван - переводчик и секретарь при Коллегии Иностранных Дел.

31. Княжна Марии получила в приданое от отца все драгоценности семьи Кантемиров (около 30.000 тыс. рублей).

32. Кн. Антиох прибыл но Францию летом 1736 г.

33. Каффарелли Гаетано Майорано, известный оперный певец (Бари 17(13-1783) ) в Неаполе и. с 1737 г., в Лондоне, при театре Генделя.

34. А. М. Черкасский, т.e. 'черепаха'.

35. Китайская шелковая узорчатая ткань.

36. Неизвестное лицо.

37. Название газеты установить не удалось.

38. Сенат и Высший Суд подтвердили мачехе все права на наследство: Константин заплатил 35.000 рублей, то есть четвертую часть недвижимых имений; кроме того было решено, что все братья должны были ей вернуть те доходы, которые они получили от имений с 1725 по 1730. В это время все деревни Кантемиров были секвестрированы.

39. Мария Юрьевна Черкасская, урожд. Трубецкая, жена Алексея М. Черкасского.

40. Viaggi di Pietro della Vci/le il Pellegrino, in Tnrchia, Persia e India dal 1614 al 1626.

41. Вероятно. Trattuto ftsicosmografico: ovvero Trattato di cosmografia, ove fisicamente .si spie-ga il sislema del mondo, e come in esso si formano i principali fenomeni. автор которого был наверно A Fioravanti (А. Фьораванти). Книга опубликована в Лондоне. 1724.

42. Вероятно. Pietro de Crescenli (1230-1320), Trattato dell'agricoltura di Pietro Crescenzi... ne' qiiali distintamente si tratta delle piante, e degli animali, e di tittle le villarecce utilita. В XVI веке вышли два издания этого трактата в польском переводе (Piotra Crescemya Kniegi о gospodarstwie, у о opatrzenitt rozmnoienia rozlicznych pozytkow, kazdemii stanowi potrzehne. Krakowie 1549 и 1571) В том же веке книга была переведена также на русский (см. Надзиратель. Подг. В. С. Голышенко. С. И. Коткова. М.. 1973).

43. Вероятно, итальянский перевод Viaggi di Ciro con tin discorso sopra la milologia Андре Мишель де Рамсе. (Венеция. 1729), или же перевод Аннибале Антонини. I viaggi di Ciro. Лондон. 1730.

44. A. Ongaro, Alceo, favola pescatoria, London. 1736.

45. Gemelli Careri. Giovanni Francesco, Giro del mondo. Venezia. 1728.

46. Неизвестное лицо.

47. Имеется и виду мачеха. Игра слов: но греч. "разрыв".

48. Вероятно речь идет о жене М. А. Матушкина (1676-1737) члена Военной коллегии.

49. См. письмо № 8. прим. 9.

50. Бирон Эрнст Иоанн (1690-1772) – граф, фаворит императрицы Анны Иоанновны, обер-камергер Двора.

51. Имеется в виду Париж.

52. Еще в апреле 1738 г. последовало назначение Кантемира чрезвычайным посланником при версальском Дворе, и в сентябре (8) он прибыл в Париж, но оказался вынужденным сохранять здесь инкогнито и долго не имел возможности представить свои верительные грамоты Людовику XV, так как оставался невыясненным вопрос о том. в каком звании - посланника или посла - будет назначен представитель Франции к русскому Двору. В Петербурге находили, что Кантемир поспешил выехать из Англии, и были недовольны его пребыванием в Париже "без официального характера". Однако, после особо сложных переговоров, 23 декабря 1738 Кантемир был пожалован в звание полномочного министра и в конце 1739 г. возведен в звание посла при французской Дворе. Одновременно маркиз де ла Шетарди был пожалован званием французского посла в Петербурге.

53. Письмо датируется по содержанию.

54. Кабинет министров.

54а. Подлинник на русском языке.

55. Афинский политик (ум. 422 до P. X.).

56. В. А. и М. Ю. Черкасские.

57. Имеется в виду императрица Анна Иоанновна. По всей вероятности А. Кантемир ссылается на портрет, который он сам заказал у своего друга, живописца Я. Амигони ("Anna Prima - Russorum lmperatrix / Ex propolypo in AecJibus Prineipis A. Canlemir- J. M. S. Plenipol. -Ministri ad M. Brit. Regem / G. Amicones Venetus Pinxit - Wagner Sculp. Londini"). См. Ровинский 1887.

58. Мачеха получила от кн. Константина 35.000 рублей, больше шестой части, которую ей должны были платить в согласии с новым законом о наследстве.

59. Русский оригинал читается предположительно.

60. Неизвестное лицо.

61. Мачеха вышла замуж за находившегося и русской службе принца Людвига-Вильгельма Гессен-Гомбурского. Знатный жених был кругам в долгах и требовал, чтобы невеста уплатила их еще до свадьбы.

62. Гросс Г. И. (1713-1765), секретарь А. Кантемира и брат известного ученого при Академии Наук X. Ф. Гросса. После смерти кн. Антиоха был пожалован званием полномочного министра сначала в Париже, потом в Гааге, и наконец в Лондоне.

63. Дольони Дж. Никколо (1548-1629). Compendio deH'istoria universale delli sueeessi del mondo.

64. Константин.

65. Анастасия Голицына, вышла замуж за кн. Константина Кантемира 24 мая 1727. См. введение.

66. Вероятно, кн. Сергей.

67. См. п. № 10. прим. 1

68. После свадьбы Анастасия Ивановна уехала в маленькое княжество своего мужа, находящееся недалеко от Франкфурта. Мачеха вернулась в Россию только в 1741.

69. Речь идет о жене Антиоха Камараша (ум. 1753). Выехавший из Молдавии. Камараш был домоправителем Д. Кантемира, который завещал ему выдавать по 100 рублей в год пожизненной пенсии и необходимые припасы, если он будет служить при доме его детей так же верно и беспорочно, как служил ему. Он поддерживал Константина в деле с мачехой и наследством (см. также письмо Антиоха 4 нояб. 1742).

70. Текст читается предположительно.

71. Кантакузин Константин Степанович (?-?). впоследствии генерал-майор; Кашемир Константин Антиохович (?-1776), сын Антиоха, младшего брага Дмитрии Кантемира, принятый в 1736 в русскую службу по представлению графа Миниха.

72. Жена французского министра и штат-секретаря Жан-Жака Амело де Шеилью (1689-1749). Он играл важную роль в назначении Кантемира в качестве посла в Париже.

73. Неизвестное лицо.

74. Аграфена, жена Матвея.

75. А. Г. Головкин (1689-1760) - граф, сын Г. И. Головкина, президента коллегии иностранных дел, с 1711 до 1727 русский резидент в Берлине, с мая 1728 по 1731 был на дипломатической службе во Франции. После назначения Кантемира, переведен со званием посла в Голландию (1731-1759).

76. Имеется в виду русско-турецкая война 1735-1739, после которой Россия приобрела Азов, но потеряла часть южной Украины. Молдавия и Валахия оставались под оттоманским господством.

77. Все доходы, полученные братьями Кантемирами с 1725 по 1730.

78. Чтобы выплачивать долги, кн. Матвей закладывал некоторые из своих деревень.

79. Письмо от Совета.

 

Текст воспроизведен по изданию: Переписка кн. А. Д. Кантемира с сестрой Марией на итальянском языке. 1734-1744 гг. // Русско-итальянский архив, Том II. Salerno. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.