Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

“Казна Вашего Императорского Величества и Ваши поданные не будут отягощаться”

Проект А. Борриса о переселении в Россию гугенотов и меннонитов. 1729 г.

В российской историографии понятие “смутное время” закрепилось за периодом от смерти Бориса Годунова и до избрания на царство Михаила Федоровича Романова, т.е. за 1605—1613 гг. Однако бывали в истории России и другие непростые времена, характеризующиеся слабостью и неустойчивостью центральной власти, внутренней борьбой различных группировок и недовольством народных масс.

По нашему мнению, в определенной степени некоторые черты смутного времени можно отнести и к периоду, последовавшему после смерти Петра I и свержения А. Д. Меньшикова. Среди них нерешенность вопроса о власти и престолонаследии, колебания по поводу продолжения петровских реформ, либо о реставрации старых порядков, а также о том, какой город, Петербург или Москва, должен быть столицей Российского государства. Это было связано с тем, что при Екатерине I, а затем и после нее, в Верховном тайном совете между сановниками шла глухая борьба. Она практически парализовала деятельность Совета, в котором более или менее прочную позицию занимал только канцлер А. И. Остерман, бывший, хотя и номинально, воспитателем малолетнего царя Петра П. В его ведении находилось управление внешней политикой и руководство Коммерц-коллегией, которая должна была заправлять экономикой и продолжать реформы Петра I.

Публикуемый документ — проект А. Борриса о переселении гугенотов в Россию 1729 г. — принадлежит перу французского гугенота, ранее проживавшего в Пруссии (в г. Штеттин). Документ хранится в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА), в фонде А. И. Остермана. Как того требовал придворный этикет, проект был представлен на Высочайшее имя, т.е. на имя малолетнего Петра II. Фактически же он был направлен А. И. Остерману как главе внешнеполитического и экономического ведомств тогдашней России. Судя по всему, документ хранился в бумагах канцелярии Остермана до самого его свержения и ссылки в 1741 г., после чего был передан в архив. Никаких реальных мероприятий по его осуществлению проведено не было. По-видимому, он являлся первым проектом о переселении иностранцев в Россию, послужившим впоследствии примером для обширных и реальных проектов екатерининского времени. В частности, [198] в историографии известны проекты де Лафона и Ришелье 1, а также неудачные попытки императрицы Елизаветы Петровны поселить западных славян на южной границе империи (славяно-сербский проект) 2.

Для лучшего понимания сути изложенного в документе, рассмотрим вопрос о том, кто же такие были гугеноты, земляки и единоверцы автора проекта, и упомянутые в заголовке меннониты. И те, и другие, несомненно, являлись детьми инициированной Мартином Лютером в 1517 г. Реформации. В германских землях она привела к Крестьянской войне 1525 г., а во Франции вызвала восемь религиозных войн между католиками и кальвинистами-гугенотами. Их высшей точкой стала в 1572 г. знаменитая своим трагизмом Варфоломеевская ночь в Париже. Названные войны закончились в 1585 г. предоставлением гугенотам свободы вероисповедания по Нантскому эдикту Карла IV. В следующем столетии гугеноты успешно развивались и составили наиболее продвинутую в буржуазном отношении часть французского общества. Это были мелкие дворяне, торговцы и ремесленники, игравшие большую роль в становлении ремесла и мануфактур во Франции.

Однако идиллия веротерпимости и прогресса окончилась в 1685 г. с отменой Людовиком ХIV под влиянием католической церкви Нантского эдикта. Последовавшие за этим запреты и преследования вызвали массовую эмиграцию гугенотов в соседние протестантские страны, такие как Англия, Голландия и германские государства. Всего эмигрировало примерно 200 тыс. человек. Только в Пруссию попало более 20 тыс. гугенотов, что было не случайно, ибо прусский курфюрст Фридрих-Вильгельм, воспользовавшись моментом, официально пригласил французских беженцев в Пруссию своим знаменитым Потсдамским эдиктом 1685 г. При этом эмигрантам были обещаны веротерпимость, земля, налоговые льготы и равенство приезжих дворян с отечественными. Прибывшие гугеноты, составившие примерно четверть населения тогдашнего Берлина, не только основали свои общины, но и принесли с собой капиталы и навыки для развития текстильной промышленности, перчаточного и шляпного ремесла, а также новинки сельского хозяйства, например, такие овощи как спаржу и цветную капусту. Все это привело к оживлению экономики Пруссии и стало предметом зависти многих других государств.

В публикуемом документе неоднократно упоминаются янсенисты, которых тоже предполагалось вербовать в Россию. Это были жестоко преследовавшиеся во Франции еретики, последователи голландца Корнелия Янсона, сожженного инквизицией в 1638 г. В Голландии их было около 30 тыс. Именно против них была направлена булла римского папы Климента IX 1617 г. под названием “Unigenitus”, т.е. “За единство церкви” против еретиков и сект.

И, наконец, в Швейцарии, Голландии и в северо-западной Германии были распространены меннониты, последователи анабаптизма, радикального течения в Крестьянской войне 1525 г. Они шли дальше лютеран в отрицании не только украшения церквей, но и были противниками профессионального священства, крещения младенцев и сторонниками общности имуществ. Позднее, под влиянием [199] преследований, среди них выделилось мирное крыло во главе с Менно Симонсом. Оно отвергало ношение оружия и участие в войнах. От преследований в Голландии (в том числе со стороны лютеран) меннониты бежали в Польшу, где как мастера в строительстве плотин и осушительных каналов получили значительные привилегии и участвовали в осушении болотистых равнин в устье р. Вислы. Часть из них была моряками и судостроителями. Их обычаи требовали единонаследия, а при появлении последующего поколения расширения землевладения. В Западной Пруссия (около г. Данциг) меннониты достигли значительного благосостояния. Отсюда их близость к гугенотам в экономической области, что и позволило, по-видимому, включить их в заголовок документа, хотя в самом тексте меннониты не упоминаются. Они были приглашены и переселены в Россию уже после того, как подверглись новым преследованиям в Западной Пруссии, ставшей частью Прусского государства (1787 г.).

К сожалению, нам не удалось установить, как и когда попал в Петербург автор публикуемого документа. Однако в тексте говорится, что, будучи гугенотом, он эмигрировал из Франции в Пруссию. Даже переписка с современным историком Пруссии из Гамбурга А. фон Боррисом, потомком автора проекта, не прояснила этого вопроса. Удалось только установить, что Боррисы получили дворянский титул в 30-е гг. XVIII в., и, следовательно, наш прожектер тогда еще не был дворянином, а выступал как буржуа-гугенот из Пруссии. Его предложения по переселению гугенотов в Россию и поселению их “для развития мануфактур” в районе Пскова, где были благоприятные условия для текстильного производства и выход на европейские рынки, вполне укладываются в систему взглядов тогдашних меркантилистов. Ведь предполагалось ткать полотна и сукно под Псковом не для внутреннего потребления в России, а для экспорта и получения денежных доходов. Автор неоднократно подчеркивает, что проект не принесет отягощения российской казне или населению страны, хотя и потребует больших расходов на переселение и привилегии новоселам. Эти оговорки насчет “отягощения казны и народа” связаны с тем, что к тому времени меркантилисты уже в значительной мере дискредитировали себя и свою экономическую теорию: многие предприниматели, получив правительственные кредиты и привилегии, так и не смогли основать рентабельные мануфактуры или просто скрывались с деньгами. А. Боррис учитывает этот печальный опыт и предлагает создать конкретные текстильные производства с расчетом на экспорт полученной продукции в страны Востока, прежде всего, через Астрахань в Персию. Это было вполне реально, поскольку русские купцы имели богатый опыт такого экспорта на Восток и даже реэкспорта европейских товаров через Астрахань 3.

Проект интересен не только как продукт меркантилизма, по сути, он является предшественником будущих более реальных проектов переселения иностранцев в Россию при Екатерине II и Александре I. Однако после 1762 г. речь шла уже не о приглашении предпринимателей и ремесленников, а о вербовке крестьян, которые должны были пополнить население страны и способствовать, прежде всего, развитию сельского хозяйства, в котором, согласно новому учению физиократов, только и могла создаваться прибавочная стоимость. Но это были уже представления и планы более позднего времени (1762—1819 гг.). [200]

Так и не воплощенный в жизнь проект А. Борриса ныне представляет лишь исторический интерес для исследователей иностранной колонизации в России, а также для характеристики событий второй четверти XVIII в.

Поскольку автором публикуемого документа является французский гугенот но житель Пруссии, он писал свой проект по-немецки. Текст представляет значительные трудности, т.к. пришлось перевести не только готическую скоропись XVIII в., но и многочисленные заимствования из латинского и французского языков, которые в то время были общепринятыми в науке и придворном быту 4. Из-за их обилия нам пришлось включить их перевод в русский текст без специальных комментариев. Лишь в единичных случаях мы прибегаем к сохранению заимствованных терминов в оригинальном написании с соответствующим пояснением по-русски. Сведения о ряде лиц выявить не удалось.

Публикацию подготовил доктор исторических наук Л. В. МАЛИНОВСКИЙ.


О поселении в России гугенотов, меннонитов и других людей для размножения мануфактур

( Заголовок документа. Имеется помета: “Из канцелярии А. И. Остермана”)

Санкт-Петербург

29 марта 1729 г.

Верноподданные предложения, каким образом французские беженцы, так называемые гугеноты, могут быть привлечены на земли Вашего Императорского Величества 5, с приложением документа о суконщиках, ткачах, а также об условиях, которые следует предоставить мануфактурщикам, торговцам, фабрикантам и капиталистам с сопровождающими их лицами; где их лучше всего найти и где их лучше разместить, а также об основах и статьях, назначенных им привилегий. Эти привилегии имеют большое значение и вызовут большие расходы Вашего Императорского Величества, однако они дадут Вашему Императорскому Величеству и Вашим подданным в свое время выгоды из-за открытия новых и неизвестных средств, в результате чего не будет истрачено ни одного рубля [...] ( Далее в публикацию не включен раздел, в котором кратко излагается содержание проекта)

Введение

О причинах, которые дали повод для наших предложений Когда я, из преданности и уважения к личности Вашего Императорского Величества, обратился к господину генерал-аншефу и графу [201] фон Миниху 6, и моя работа была им переслана в Москву, там, между прочим, под № 4 содержались общие соображения о том, что было бы чрезвычайно полезно, если бы Ваше Императорское Величество привлекли реформатов из Франции, которым в правление нынешнего короля 7 под страхом суровых наказаний запрещено в том королевстве как тайное, так и публичное отправление их религии. В указанном документе уже приводились случаи удачно проведенных опытов в этом отношении. Было указано, что почтенные гугеноты, изгнанные в прошлом веке из Франции, большей частью мануфактурщики, способствовали весьма большому росту силы и могущества английского государства, голландской республики, курфюршеств Бранденбургского 8, Пфальцского, Гессен-Кассельского, Вюрттембергского, Саксен-Готского, графства Ханау и г. Гамбурга.

Высокочтимая комиссия по торговым делам в Москве отметила и внимательно рассмотрела этот раздел. Поэтому от ее имени, для того, чтобы привлечь в Империю Вашего Императорского Величества большее число гугенотов, 31-го декабря прошлого, 1728 г., мне было сообщено, что от торговой палаты мне будет уплачено за первые мои труды 200 руб., которые я с нижайшей благодарностью уже получил; и одновременно было говорено, что я должен предоставить достаточные доказательства и показать, каким образом можно привлечь французских беженцев с их родственниками в здешнюю Империю; а также было заявлено, что по вопросу о принятии меня на службу Вашего Императорского Величества я еще получу уведомление, хотя я никакому другому монарху, кроме Вашего Императорского Величества, служить не хотел бы. Что же касается удовлетворения за оказанные верноподданнические услуги, то я смею надеяться, что высокочтимая комиссия выполнит данные мне всемилостивейшие обещания, в чем я сам нисколько не сомневаюсь.

Что касается привлечения французских беженцев на земли Вашего Императорского Величества, то мне известно, что покойный Российский император Петр Великий 9 приглашал французских колонистов и других мануфактурщиков и художников 10, снабжая их пособием, проездными деньгами, кредитом, бесплатными материалами (кирпичом и лесом), выдавал определенный процент денег на построение здания и обещал еще неприкосновенность собственности и личности на определенные годы (cum lego prohibendi ( Запрет, закон о запрете (лат.))) с целью обеспечить Империю собственными мануфактурщиками с помощью натурализованных иностранцев. Им должны были быть предоставлены как обычные для всех, так и особые французские права — свободное исполнение их религии и другие подобные привилегии.

Мои предложения могут быть представлены более подробно. При этом интересы Двора Вашего Императорского Величества будут соблюдены, в особенности, если эти предложения будут распространены также на преследуемых из-за религии подданных курфюрста, суконщиков и [202] ткачей, мануфактурщиков и художников, а также капиталистов различных наций, которых с Божьей помощью и такими обещаниями можно склонить переселиться [в Россию].

Многое, что было уже использовано или известно в этом отношении, а также изложенное мной в приложении, может оказаться полезным в будущем. Об этом говорится также во второй и третьей главе, чем пользовался прусский король в 1720 г., датский и норвежский короли в 1726—1727 гг., которые получили из этого значительную пользу. Однако я не хочу такими задачами обременять Ваше Императорское Величество и разорять страну и народ бесполезными расходами. Для этого случая необходимо Вашему Императорскому Величеству только предоставить средства для напечатания лишь нескольких тысяч манифестов на различных языках, причем, на эти расходы будут ежегодно выделяться 5—6 тонн золота 11. Этими деньгами не будет непосредственно распоряжаться никакая дирекция или администрация, для их полезного употребления должен быть образован в свое время особый фонд. Чтобы не обременять этим подданных Вашего Императорского Величества, фондом должен распоряжаться только лично монарх. Бог должен таким образом направлять Ваше Императорское Величество, чтобы для вящей Вашей славы и, следуя по стопам Вашего великого деда, в последующие годы развивались бы науки и искусства, что уже обозначилось. Все же Ваши решения служили бы на пользу и хвалу великой Российской империи, а то, что, казалось, не может быть осуществлено из-за преждевременной смерти Его Императорского Величества Петра Великого, восстало бы из пепла и предназначенные нам заботливые планы и обоснованные намерения монарха, соответственно пожеланиям различных властей, со временем были бы исполнены.

Глава I

О счастливой свободе Российской империи от налогов и поборов с поземельной собственности и подушных налогов и почему в ней коммерция и мануфактуры легко могут быть приведены к процветанию, а плохо возделанные, но плодородные, а также пустынные местности и провинции могут быть заселены

Хотя Российская империя является наиболее самодержавной монархией, и в ней монарх, также как и в других самостоятельных государствах, господствует неограниченно, все же вызывает удивление доброта и мягкость могучих монархов в отношении налогов на подданных. Это дает возможность предположить, что эти государи издавна решили для себя дать и чужим подданным пользоваться этими же благами, что вполне удалось Его Императорскому Величеству Петру Великому. В мире нет государства или республики, где подданные пользовались бы такой свободой от налогов как в Российской империи, достаточно сравнить с ней Швейцарскую республику. [203]

Крестьяне Вашего Императорского Величества платят гораздо меньшую подушную подать, а в городах с домовладельцев с каждой кв. сажени берется всего по 1 коп. земельного налога, а кто на квартире живет, ничего не платит. С битого скота, зерна и муки уплачивается умеренная пошлина, а винный откуп никого особенно не обременяет. Пошлину на товары торговец перекладывает на цены, и пошлины не везде в обычае, так что в общем народ не ведает, что такое одежный, зерновой и мясной налог, сборы с домашнего скота, дичи, птицы, садов, виноградников, вина, водки, уксуса, пива, солода и молотого кофе, не знает налогов на различные товары и материалы, а также платы за охрану, услуги, лавки и склады, на запасы и на соль, не говоря о налогах на имущество, которые собираются во Франции, в Голландии, а также в Англии, Италии, в Прусском курфюршестве и в других странах.

Если мероприятия и необходимые бумаги будут быстро исполнены писцами и копировщиками коллегии 12, то это весьма способствовало бы приезду иностранцев в Россию. Большей частью следует заложить города и колонии в Сибири, при этом наиболее целесообразно применять те способы, которые уже использовались при колонизации Южной Каролины 13. Если Ваше Императорское Величество решится заселить Россию, ее отчасти обезлюдевшие области и провинции миллионами народа, и таким образом использовать эти территории, то я мог бы предложить для этой цели подробные планы. Далее будут перечислены новые, мне известные, но никого не обременяющие фонды. Если я получу на это указание от Вашего Императорского Величества, то выполню работу на приемлемых условиях, причем можно получить несколько миллионов дохода, и не возникнет обременения или неприятностей, не надо будет применять принципы Маккиавели, Лаухана и Герти 14, что будет полезно для подданных и не придется прибегать к выпуску лотерей, акций и прочих опасных для денежного обращения методов, а также к рискованным политическим фокусам для облегчения кошельков подданных.

Глава II

Где надо искать французских беженцев, или так называемых гугенотов, а также прочих мануфактуристов, торговцев, фабрикантов, художников и капиталистов, а также заключать с ними договор в целом о предоставлении привилегий на землях Вашего Императорского Величества и о том, где их лучше размещать

В долине Севенн, в провинции Лангедок, во французской части Оранжа и в самом Париже можно встретить реформатов, которые, не имея легальных церковных учреждений, читают молитвы только у себя дома, но, тем не менее, подвергаются преследованиям со стороны архиепископов, епископов, аббатов, настоятелей, иезуитов, полиции и [204] фискалов. Поэтому, чтобы быть незаметнее, они вынуждены в настоящее время для видимости проводить богослужения в католических церквах.

Для осуществления моего плана обращаю внимание не только на этих людей, но и на собственно беженцев, прибывающих в города Голландии, Англии и Германии. Сомнительным представляется обращать внимание на беженцев, живущих на землях прусского короля, в Берлине, Штеттине, Альт-Бранденбурге, Магдебурге, Хальберштадте, Минде-не, Клеве и Везеле, а также на живущих в герцогствах Брауншвейг и Люнебург, в городах Ганновер, Целле и в крепости Гамельн. Число французских колонистов там не очень значительно, и среди них недостаточно нужных людей. Поэтому я еще обратил бы внимание на так называемых янсенистов и авелианцев 15 во Франции, а также на мирян и тех епископов, которые проповедуют против устава Unigenitus 16 и выступают за свободу слова и печати, что в свою очередь соответствует природе французов, если они выступают и против французских католиков. Кроме того, на иностранных капиталистов и на подданных курпфальцских князей, преследуемых из-за религии, на недовольных в Торне, а также других мануфактуристов, торговцев, фабрикантов и художников, которые пока поселились в Голландии, Англии, Италии, Германии, во Франкфурте-на-Майне, Нюренберге, Аугсбурге, Регенсбурге, Карлсбаде, Дрездене, Лейпциге, Лангензальце и в других саксонских городах, в так называемых шести городах Лаузица, в Силезии и в Гамбурге.

Удастся ли привлечь таких людей, имеющих открытые патенты и привилегии, на земли Вашего Императорского Величества? Публикаций специального манифеста в газетах для этого будет, по-видимому, недостаточно. Для агитации среди них можно было бы послать специально подготовленных лиц (чему известны примеры), и это ничего не будет стоить Вашему Императорскому Величеству, поскольку они должны не только читать манифест, но и говорить об этом с людьми на местах.

1. Когда они прибудут на указанное место, они должны войти в доверие к хозяину гостиницы и его родственникам. Затем потихоньку начать говорить с людьми, обращая особое внимание на адвокатов, обиженных вдов, холостяков и на тех людей, которые по природе упрямы, своевольны и жалуются на местное правление; а также на других людей, о которых слышно, что они являются художниками, ремесленниками и капиталистами и хотят уехать из города или из страны.

2. Явившись к таким людям, наш представитель, поначалу не сближаясь с ними, но чтобы войти в доверие, предлагает совместно распить бутылку вина.

3. Когда доверие завоевано, он предлагает почитать бумагу с перечнем привилегий.

4. Если они притворяются равнодушными, то надо войти в их положение и не пытаться сразу же их убедить. Достаточно того, что они ознакомятся с привилегиями, указанными мной в следующей главе, после чего сами, явятся для продолжения разговора.

5. С ними не надо спорить или обращаться невежливо. [205]

6. Самостоятельно и отдельно живущим людям можно дать для чтения бумагу с привилегиями, или оставить эту бумагу на столе, где любопытные смогут прочитать ее. Можно также, как будто случайно, послать в ней фрукты и прочие припасы, а когда потом люди спросят, пояснить им суть дела и, в зависимости от их настроений, быть с ними более откровенным.

7. Иногда можно устроить обед для этих людей, что может их успокоить и способствовать их доброй воле.

8. Если они потом спросят, надо пояснить, как и где можно получить шелк, шерсть [овечью], верблюжью шерсть, холст, пряжу, нитки, лен и краску, и как можно использовать для производства мягкую и жесткую воду.

9. Во Франции для этой деятельности надо получить специальную лицензию, о чем будет сказано ниже.

10. В Париже надо отыскать адвоката и прокуратора ( прокуратор — представитель клиента в суде, адвокат), которые обслуживают епископов, проповедующих против буллы Unigebnitus. Это лица светские и частные, поэтому могут знать людей с подобными взглядами и не только янсенистов или авеллиан. Для Вашего Императорского Величества было бы весьма полезно привлечь достаточное количество французских подданных из сект, в которых состоят не злоумышленники, а добропорядочные люди. Они вовсе не похожи на некоторых лютеран, держащих свои принципы втайне. Это преимущественно лица из привилегированных сословий, за которыми впоследствии устремятся и их сторонники.

11. В Париже можно было бы действовать таким образом: начать переговоры, якобы о заключении торгового договора с целью закупить предметы роскоши для Двора Вашего Императорского Величества. Также можно посетить некоторых ученых и добрых мастеров, но в настоящее время еще нет инструкций, чтобы ехать с этой целью в провинцию. Заключенные под таким предлогом договоры с некоторыми гугенотами были бы наиболее удачными. И поскольку согласно французскому закону никому из подданных нельзя отказать в праве на эмиграцию, даже если им отказано в религиозной свободе. Если будет возможно, надо договориться с французским Двором о том, что Ваше Императорское Величество позволит импортировать все виды французских вин, в результате чего не только подданные Вашего Императорского Величества получат доходы от фрахта, но и найдет себе пропитание порядочное число моряков.

12. Если же французский Двор выдвинет соображения, что ему все равно, будут ли вина экспортированы непосредственно в земли Вашего Императорского Величества или же будут перевозиться голландцами и любекскими купцами, то можно было бы пояснить тому Двору, что если он не выполнит эти пожелания, то Ваше Императорское Величество не будет поддерживать ввоз французских товаров на том же уровне, а что касается французских вин, то их можно заменить хорошего качества [206]

рейнскими, богемскими, моравскими, мейссенскими красными и белыми винами, которые производятся на расстоянии четырех милях вокруг Дрездена. Не стоит опасаться, что французский Двор запретит ввоз русских товаров, от которых он не может отказаться, и которые часто поставляются туда другими купцами, в том числе голландскими. Можно было бы их ввозить оттуда, точно так же, как и вина, производимые в Астраханской губернии; если из них удалить селитру, они могли бы заменить венгерские. Однако решиться на такой шаг они не смогут, поскольку французы сами потихоньку станут вывозить товары контрабандой.

13. Французских гугенотов из лангедокского округа в земле Оранж и в долине Севенн можно было бы легко вывозить через канал в провинции Лангедок и далее отправлять по реке Гаронне.

14. Во Франции можно создать некие представительства, которые принимали бы желающих выехать в Россию гугенотов и сажали бы их на корабли.

15. Следовало бы отпускать за их труды и заботы на каждого человека, взрослого или ребенка, всего только по одному рублю. Чтобы не было тех, кто может сбежать по дороге, корабельщику надо дать с собой документ со списком всех, кого надо потом передать дальше. Этим людям корабельщик привез бы договоренные деньги при возвращении.

16. Другим людям, которые сначала отправятся сухим путем, можно было бы также выдавать документ, по которому они потом могли бы ехать дальше по морю.

17. Как только эти люди прибудут в Россию, им должны быть предоставлены перечисленные в следующей главе и полезные для них условия.

Чтобы среди тех, кто будет перечислен в третьей главе, кому будут предоставлены удовлетворительные привилегии, оказались многочисленные французские семьи, как католики, так и реформаты, и чтобы их переезд [в Россию] не был задержан или вообще остановлен, мы высказываем следующие пожелания:

Пожелание 1-е: Город Псков для этих мануфактур и для торговли расположен весьма благоприятно, располагает соответствующими водами, жесткими и мягкими, пригодными для размещения шерстяных и шелковых мануфактур, а также имеет на озере Пейпус весьма пригодный наполнитель для валяния.

Пожелание 2-е: На здешней почве выращивается хороший лен, грубый и тонкий, и отсюда получается льняная нить, пригодная для производства шелка и шерсти и для прочего употребления.

Пожелание 3-е: Там в изобилии продается продовольствие, недостатка в нем нет, что является важнейшим соображением устройства там предприятий.

Пожелание 4-е: Преимущество для купцов и мануфактуристов, что транспорт на барках, акциз и налоги их не обременяют.

Пожелание 5-е: Город расположен на лифляндской границе, что дает французам возможность сообщаться с другими иностранцами, [207] особенно с немцами, которые отчасти знают также и французский язык 17. Так что некоторое число иностранцев там уже имеется.

Пожелание 6-е: Французские подданные уже расселились в России и в более отдаленных местах по сравнению с Псковом, которые даже не столь удобны для их проживания.

Пожелание 7-е: В землях Вашего Императорского Величества имеются люди, необоснованно утверждающие, что у них были затруднения с отъездом из Франции. Это, по-видимому, просто хвастуны, которые хотят показать, что они были очень нужны во Франции и хотят, чтобы их и далее считали важными персонами. Они ожидают, что уже один их только приезд как настоящих французов будет встречен с благодарностью и сочувствием, что само по себе естественно.

Здесь мне вспоминается следующий случай. Это было в начале 1722 г. под Берлином у тайного советника Г. Б. Краута. Приехал к нему веерный мастер де Монтабан. Он рассказал, как трудно ему было оставить свою родину, как пришлось дешево продать свой дом и всю обстановку, а также отказаться от больших долгов, которые ему должны были вернуть. Его родина, якобы, была превосходной и счастливой страной, но он все же решился поселиться в городе Штеттине, где получил, согласно указу короля Пруссии от 6-го июня 1721 г., привилегии французского колониста. Тамошним Двором был принят мой план по развитию торговли и мануфактур, почему я одновременно просил составить соответствующее письмо штеттинскому президенту фон Гранкову. Этот министр указал, что хотя Франция с легкостью отпускает своих подданных, не найдется ни одной страны, которая могла бы сразу принять 10 тысяч беженцев. Он поблагодарил меня за то, что я оставил свою уважаемую родину и встал под протекцию прусского короля, что кроме религиозной свободы дает более надежную, чем где-либо во всем мире, возможность получить все обещанные привилегии. Министр пожелал французу счастья и пожал ему руку, но как только тот ушел, он засмеялся и сказал, что эти люди льстят нам, когда они приезжают, и необходимо большое терпение, чтобы принимать их хвастливые речи. Я готов поспорить, сказал он, что имение и наследство этого человека не стоит и одного ливра; удивительно, почему он не добавил, будто бы все остальное, что он мог взять с собой, погибло во время бури на море, о чем ему уже на раз говорили другие эмигранты.

Пожелание 8-е: Я предполагаю, что в течение полутора лет из Парижа в Гамбург переедут еще две семьи эмигрантов; и это будет повторяться каждый год. Они будут стремиться во [французские] колонии Германии и других стран.

Пожелание 9-е: Я спрашивал у здешнего французского консула г-на Лави и приехавшего сюда уже в прошлом году французского врача г-на Пингано, не было ли у них препятствий к выезду из Франции, они ответили, что с паспортом каждый может выехать из Франции беспрепятственно. [208]

Пожелание 10-е: Такой паспорт или разрешение поселиться в другой стране выдает губернатор или комендант любого города, по-видимому, также любой чиновник или магистрат.

Пожелание 11-е: Многие французы оставляют Францию без паспорта, если они следуют в далекие страны или указывают как предлог другие обстоятельства, например, судебное разбирательство, посещение друзей или дело о наследстве, они переезжают из города в город и, наконец, вовсе выезжают из страны, потому что не могут найти себе должности во Франции. Те, кто выезжает с паспортом, могут оставить страну и ехать куда им заблагорассудится.

Пожелание 12-е: Те, кто выезжает из Франции, должны были бросить свое имущество, но в последнее время это положение уже отменено и выезжающие получают некоторый аванс, который должен покрыть их убытки, так что те, которые этого не получили, привезут в земли Вашего Императорского Величества только свои умные головы, благо они получат здесь же те привилегии, что и французские эмигранты в Дании, Швеции, Германии, Голландии и Англии, а также многие другие возможности. Тем более исполнение нашего проекта привлекло бы на земли Вашего Императорского Величества многих других мануфактурщиков и художников, которые лишены этих возможностей во Франции.

Во-первых, они подвергались жестоким преследованиям из-за их религии, их принуждали переходить в католицизм.

Во-вторых, если в большинстве случаев они отказывались переходить, то они лишались своего имущества.

В-третьих, им не давали выехать из страны.

В-четвертых, несколько лет тому назад их, по настояниям английского Двора, все же терпели, при условии, чтобы они, хотя бы иногда, посещали католическую службу и не проводили свое богослужение тайно.

В-пятых, что касается тайных их собраний или посещения богослужения в посольствах протестантских стран в Париже, их участников в провинции подвергали аресту, а в Париже сажали в Бастилию.

И, наконец, в-шестых, многие из гугенотов были освобождены стараниями английского Двора и отпущены за границу при условии свободного выезда и с соответствующим документом. Поскольку реформаты должны были иногда посещать католическую службу, во Франции известно о многих, кто не отступился от своей веры. Из-за ограничений религиозной свободы при хороших условиях они готовы оставить страну.

Таким образом, я заверяю, что после публикации о предложенных привилегиях из Франции и из других мест в Псков могут приехать в течение двух лет более 500 семей, не только гугенотов, но и янсенистов, квакеров и тех, которые выступают против буллы Unigenitus, для того чтобы получить некоторую свободу верить, говорить и писать. Из них может составиться новый город с симметричной планировкой. Это было уже опробовано с французскими колонистами в Штеттине, где были недовольные из числа подданных пфальцского курфюрста. После переселения этих капиталистов, мануфактуристов и художников в [209] Померанию и на другие земли прусского короля был составлен план процветающей французской торговли с Альтоной 18, что было документально подтверждено госсоветником и президентом В. Фиком. Прусский король не вложил в это дело ни одного талера, потому что многие капиталисты, мануфактурщики и художники ехали туда из самого Гамбурга. В этом собираются участвовать миллионеры и самостоятельные купцы, вроде доктора Редера из Любека, причем, будут исполнены все мои предложения, поскольку все эти дельцы убеждены в их прибыльности.

Теперь надо упомянуть, где лучше всего разместить французских колонистов. Для этого был бы пригоден сам город Санкт-Петербург, но против этого у меня имеются некоторые доводы. Город Рига тоже не представляется для этого удобным, не говоря о том, что там жизнь слишком дорога. Можно подумать об Архангельске, где можно было бы за пять лет немало сделать. Однако французам там может не понравиться климат, который они найдут слишком холодным. Этот город, по-видимому, также непригоден для размещения шерстяного и шелкового производства, поскольку воды там замерзают на девять месяцев. В Архангельске очень холодно и люди при работе с водой долго выдержать не смогут. В противоположность чему, по нашим справкам, город Псков и прилегающая местность могут быть более удобными. К тому же туда легче добраться по воде из европейских государств, а оттуда в соседнюю Польшу, в глубину России и в прилегающую Персию. Продовольствие там очень дешево и в изобилии, имеются жесткие и мягкие воды, превосходные для мануфактур.

В добавление к этой главе надо еще сказать, что устройство мануфактур для производства шерстяных и шелковых материй достойно вполне внимании Вашего Императорского Величества, ибо они необходимы для одевания армии. Тем самым будут покрыты многие потребности самой страны, потому что здесь, в Казанской губернии и на Украине, производится шерсть, такая же тонкая, как в Англии, если только для этого закупить тонкошерстных баранов силезского типа, овец время от времени мыть и пригласить специалистов из Саксонии, которые умеют сортировать шерсть, в результате чего можно получать особо тонкое сукно, а также легко красить испанскую шерсть 19.

Однако в Вашем государстве не хватает овцеводческих хозяйств, где можно было бы оптом красить шерсть. К тому же при малом числе овец каждая из них требует столько же расходов, сколько дает шерсти, которой хватает только для потребления самого хозяина и на его одежду. Отсутствие больших овцеводческих хозяйств влечет за собой недостаток шерсти для настоящих мануфактур, невозможность наполнения складов, необходимость закупки сырья за границей.

Когда же появятся собственные шерстяные мануфактуры, то хорошие хозяйственники сами поспешат организовать овцеводство. У Вашего Императорского Величества была бы при этом благоприятная возможность формировать из них удельные имения и сдавать их в аренду, чтобы получить немало денег от иностранных господ. Кроме того, шерстяные мануфактуры дают работникам на стороне заработок в виде [210] платы за прядение. Именно поэтому Саксония представляет собой такую малую, но очень богатую страну, и эта промышленность там процветает. Шерстяные мануфактуры могли бы дать работу многим мужчинам и женщинам, которые ныне нищенствуют, тогда им не придется стесняться своего ремесла. Прядение распространено в Вестфалии в Эйсфельдском округе и в Восточной Фрисландии. Вы можете начать сразу с большой прядильни и таким образом дать им пример. Можно также раздавать прялки бедным людям, для чего надо написать особые инструкции, где можно разъяснить соответствующие термины.

Было бы большим счастьем для русского народа изучить суконное и ткацкое дело, на что он по природе своей, несомненно, способен. Когда же некоторое число таких работников распространится по стране Вашего Императорского Величества, Вы получите огромное богатство, потому что эти мануфактуры с годами размножатся, как семена. Хотя до сих пор в различных государствах эта возможность еще не используется. Суконщик или ткач, держащий три станка, занимает работой несколько сот прядильщиков, что способствует обогащению целых стран.

Глава III

Об основах и статьях предоставляемых колонистам привилегий

Здесь речь пойдет уже более об окончательных решениях, а не о намерениях и предположениях. Для того, чтобы это лучше выразить и не сомневаться, что решение Двора будет вполне благоприятным, если будет одобрено все, что изложено в этой записке, то тем более не стоит обращать внимание на то или иное отдельное положение, если все предприятие не будет стоить ничего Вашему Императорскому Величеству и Вашим подданным, кроме того, что со временем будет создан фонд, который не пойдет во вред Вашему Императорскому Величеству и Вашим подданным, а составит честь и славу среди потомков, потому что они получат многочисленные выгоды от приглашения иностранцев и будут процветать, не причиняя Двору Вашего Императорского Величества ни трудностей, ни расходов Вашей казне или цивильному листу, и Вы достигнете мощи и влияния, как ни одна держава.

Начало Ваших статей ( Имеются в виду статьи, содержащиеся в манифесте) и продолжение, которое будет далее сформулировано, может звучать примерно так.

Ваше Императорское Величество по зрелом размышлении признали, что земли и местности Вашего Императорского Величества, в частности, вокруг города Пскова, весьма благоприятны для торговли и мануфактур. Они удачно расположены между богатым рыбой озером Пейпус и лифляндской границей, в связи с чем там уже поселились различные иностранцы, выращивается знаменитый лен, из которого прядется и ткется превосходное полотно. Город Псков имеет также то преимущество перед иными городами Вашего Императорского Величества, что [211] туда легко проехать из других европейских стран по воде, с одной стороны по Финскому заливу, а с другой — около города Нарвы по реке Нарва в озеро Пейпус, а оттуда далее в Псковское озеро, и из этого озера по реке Великой к городу Пскову, а оттуда уже по Польской реке легко попасть в Королевство Польское, а из Пскова в другую сторону в Империю Российскую для проведения выгодных сделок. Оттуда из Пскова отправляются через Балтийское море, через Неву и до Санкт-Петербурга. От Петербурга через озера по известному удобно построенному каналу до реки Волхов и в озеро Ильмень, мимо Новгорода. Из Ильменя на Волгу до Астрахани, где эта река впадает в Каспийское море. По нему за 4—5 дней можно пройти до Дербента и далее в Персию. Для мануфактур можно привозить как из Российской империи и области Пскова, так и из приграничной Персии шелк, шерсть, верблюжью шерсть, полотно, пряжу, нитки или валяльную шерсть и прочие необходимые товары по дешевой цене, а также продукцию полей и садов такого хорошего качества, как нигде в мире, и, кроме того, прочие припасы и драгоценности. Все народы Вашего Императорского Величества пользуются одинаковой свободой, несравнимой с положением в других государствах, в том числе в самых свободных республиках, поскольку на землях Вашего Императорского Величества не взимается акцизный сбор с одежды, зерна, домашнего скота, дичи, птицы и зерновых продуктов, вина, водки, пива, уксуса, солода и муки. Нет сборов за склады, обслугу, правовую защиту, на оценку скота, за освещение, охрану, отправных и соляных сборов, так называемых пошлин со всевозможных товаров и материалов, налогов на имущество, на зарплату и т.д., как это практикуется в разных странах и городах. Об этом здесь не знают и знать не хотят, поскольку Ваше Императорское Величество удовлетворяется только доходами от таможни, от налогов за разработку недр, небольшим подушным сбором, прогонными деньгами от крестьян, налогом на жилье и незначительным сбором за паспорта, за битый скот, муку и солод. В то время как иностранцы платят только налог на собственные дома и незначительный основной ежегодный налог в одну копейку за квадратную сажень, смешные деньги стоит битый скот и некоторые продукты, за что продавцы платят незначительный паспортный сбор, а потому согласно указам Вашего упокоенного в бозе деда Петра Первого блаженной памяти, заботами которого получили свои привилегии мануфактурщики, торговцы, фабриканты и художники, а иммигранты, таким образом, с Высочайшего соизволения могли расширять свою торговлю и производства, таким образом что с благословлением Божьим дело их дает многие тысячи годового дохода, так что остается только помочь таким полезным людям иждивением Вашего Императорского Величества.

Поэтому просим Ваше Императорское Величество снизойти и повелеть:

1. Чтобы с соизволения Вашего Императорского Величества все французы, как реформаты, так и католики, а также все, кто после отмены Нантского эдикта 20 из-за их религии бежали из Франции, или еще [212] находятся там, могли переселиться в город Псков у Псковского озера и получили там особые привилегии. Вступив под милостивую защиту и покровительство Вашего Императорского Величества, они не должны подвергаться никакому суду, кроме как французскому.

2. Получив указанные ниже привилегии, все преследовавшиеся из-за их веры и те, кто не мог пользоваться определенной свободой, без различия страны или города, где они сейчас пребывают и откуда бы они ни прибыли, не будут возвращены обратно.

3. В этом манифесте получат права все суконщики, ткачи, мануфактуристы, купцы, фабриканты и художники, которые уже живут в России.

4. Если Ваше Императорское Величество для удовлетворения французских иммигрантов благоволит пригласить церковных и школьных служащих и выдавать им соответствующую плату, то не придется также платить за содержание церквей и школ. Ваше Императорское Величество милостиво разрешает, чтобы эта колония в церковных делах действовала по своим правилам и уставам французской церкви и имела бы для того свою дирекцию. Что касается гражданских дел, то для этого будет составлен особый процессуальный устав.

5. Ваше Императорское Величество предоставляет французским и прочим подданным, которые поселятся в городе Пскове, право натурализации и допуска к должностям согласно их способностям и опыту, о чем позднее будет опубликован соответствующий подробный указ о натурализации.

6. Если Ваше Императорское Величество соизволит разрешить французской колонии особую юрисдикцию и суд, состоящий из судьи и 2—3 заседателей из самих колонистов, то эти судейские будут получать от казны Вашего Императорского Величества разумную плату. Каковы же между французским и российским судом будут отношения, о том должно быть специальное распоряжение. Как и где надо будет рассматривать французские уголовные дела, на это надо ожидать специального устава, причем, в этих случаях французский суд должен будет передавать дело в императорскую судебную коллегию по немецким делам в Санкт-Петербурге.

7. Штрафные деньги и прочие доходы от юриспруденции в отношении колонистов французский суд не должен присваивать, а предоставить Вашему Императорскому Величеству распорядиться этими средствами на пользу колонистов.

8. Далее Ваше Императорское Величество изволит провозгласить, что те французы и прочие иностранцы, которые поселятся в Пскове и смогут основать там ремесленное дело, могут приезжать без особого паспорта, как взрослые, так и дети. Если они приедут из местности, удаленной на 200 миль и более, как только они купят себе (или наймут) жилье и заявят о числе приехавших с ними лиц, каждая живая душа немедленно получит на проезд по 10 рублей или рейхсталеров. Те же, которые приедут из местности, удаленной менее чем на 200 миль, получат 6 рублей. Если же означенные лица приедут в Псков из местности, [213] откуда нет прямого водного пути, и им придется ехать наземными средствами, чтобы добраться до моря, то им будут выданы проездные на каждую сделанную по суше милю с человека еще по 14 копеек или по 6 гульденов.

9. То же самое в отношении людей, у которых нет денег завести мануфактуру или лавочку на собственные средства, им следует помочь приличным кредитом в размере 300, 500 или 1000 рублей и более, если они подтвердят свою бедность. При этом кредит им предоставится с процентами до 3% годовых. Если же они предполагают снова выехать, и обязуются пробыть в России не менее трех лет, тогда они должны возвратить весь капитал без процентов. Если ли же они заявят, что остаются навсегда, то сохранят в виде подарка весь исходный капитал.

Примечание к предыдущей статье:

Указанные три процента будут служить только для оплаты различных торговых представителей и инспекторов, чтобы присматривать за этими людьми, дабы они не растратили полученные деньги и не расходовали их на предметы роскоши. Уже в торговой колонии в Штеттине было замечено, что если они растратят авансированные деньги и скроются, то вложенный ими в предприятие капитал останется. Отсюда следует, что денежные кредиты реально вкладываются, хотя для этого надо установить особые правила.

10. Выдающимся художникам и изобретателям Ваше Императорское Величество предоставит, кроме указанных и прочих преимуществ, еще и хорошую ежегодную пенсию (см. отдельную статью), которая будет выдаваться за блестящие достижения в переработке шелка, шерсти, металлов и стали, если они предоставят эти работы в достаточном количестве для того, чтобы можно было запретить ввоз таких товаров из-за границы, потому что в противном случае такая статья вызвала бы подозрения во Франции, в Голландии и в Англии.

11. Если приедут особо выдающиеся ученые или виртуозы, отличившиеся в науке и в искусстве, то они должны получить соответствующую годовую пенсию, кроме указанных выше привилегий и преимуществ.

12. Как предотвратить жалобы по поводу торговли и ремесел этих колонистов? Поскольку колонисты в первое время еще не будут знать русского языка, необходимо дать им со стороны Вашего Императорского Величества различных переводчиков, которые бы бесплатно обслуживали их по первому требованию при купле и продаже. Поскольку Ваше Императорское Величество уже оказали большие милости приезжающим иностранцам, как это сказано выше, то не откажите им и еще в некоторых милостях:

13. Тем колонистам, которые построят новый дом из камня или дерева, будет сделано возмещение расходов в размере 25% от затраченной на постройку суммы после того, как затраты будут подтверждены строительными специалистами и присяжными таксаторами. Эти колонисты будут навеки благодарны Вашему Императорскому Величеству за такое милосердие. [214]

14. Построенные на аванс дома колонистов будут освобождены на 10 лет от платы за ночных сторожей, если эти обязанности могут быть исполнены слугами хозяина, начиная с того времени, когда они приедут в Псков.

15. Настоящим объявляется, что тот, кто отремонтирует разваливающийся дом и приведет его в надлежащее состояние, может пользоваться 10%-ой скидкой.

16. Никому не будет разрешено покупать себе официальные должности, или вступать в гильдии, или предлагать кому-либо подкуп в виде роскошного обеда. Таких людей надо лишать без вознаграждения права на производство ремесла или на вступление в цех или гильдию, при условии, что никто из этих колонистов не будет допущен до места мастера, если он ранее не занимался этой профессией.

17. Всем иностранным капиталистам, которые захотят поселиться в Пскове, чтобы жить там без особого заработка только на свои доходы, кроме обычных для всех колонистов милостей и привилегий, будет обещано, что они смогут, наравне с прирожденными подданными Вашего Императорского Величества, быть привлечены к почетным должностям и, если они захотят снова уехать, то их отпустят за границу без какого-либо ущерба для их состояния.

18. Следует распорядиться, что все колонисты, на которых будут числиться долги, при объявлении распродажи их имущества кредиторами всякого звания, сохранят право на половину своей собственности, которая в остальном будет распределена по различным категориям.

19. Ваше Императорское Величество предоставят всякую защиту и помощь, а также быстрое разрешение дел таким людям, а также будут способствовать распространению, подтверждению и совершенствованию их дел согласно их заявлению.

20. Наконец, следует Высочайше объявить, что такие люди, которые уже осыпаны милостями Вашего Императорского Величества, если они снова выедут из государства Вашего Императорского Величества, они не потерпят ни малейшего ущерба своему имуществу, имениям и денежным суммам, смогут везде проезжать свободно. Те же из них, которые вложили капитал или получили кредит, должны будут возвратить только половину приобретенного капитала, после чего они могут свободно выехать.

Для исполнения этого плана, как видно из его содержания, потребуются большие расходы. Если при этом Ваше Императорское Величество согласятся обременить этим свою казну, то высокая коммерческая комиссия может неодобрительно отнестись к данным предложениям, а также к такой массе расточительных привилегий, и найдет, что такие меры более ослабят императорскую державу, чем будут способствовать ее укреплению. Однако, если последует Высочайшее распоряжение о предоставлении перечисленных в моем проекте приемлемых условий с целью открыть такой весьма справедливый и неизвестный дотоле фонд, который нимало не обременит казну Вашего Императорского Величества или Ваших подданных и в то же время будет достаточен для этих [215] целей, чтобы не ошибиться. Я не делал в этом проекте ничего рискованного, разве что мои предложения приведут к росту числа приехавших иностранцев, которые с благодарностью примут назначенные Вашим Императорским Величеством привилегии, а в случае, если этот фонд окажется недостаточным, то можно эти мероприятия отложить, хотя, по сути дела, надо бы их ускорить. А именно:

Во-первых, из-за нынешнего высокого соглашения Вашего Императорского Величества со Священной Римской империей и католическим польским королем, а также с королем Пруссии, курфюрстом Пфальца и с различными имперскими городами Германии.

Во-вторых, потому что обстановка в разных местностях по вопросу о преследуемых из-за их религии со временем может стать более благоприятной, почему питаемые такими событиями намерения выехать могут исчезнуть.

В-третьих, если проект задержится с исполнением, то он будет слишком скандальным, тогда французский король, английский Двор и голландские Генеральные Штаты смогут воспрепятствовать его осуществлению.

Из предшествующей III главы видно, что статьи о привилегиях колонистам будут исполнены от имени Вашего Императорского Величества. Причем, следует упомянуть, что они в виде манифеста будут распространены на различных языках:

1. На немецком и французском, каждый текст на отдельном листе, одна статья за другой.

2. На голландском и французском.

3. На английском и французском.

4. На итальянском и французском.

5. На польском и немецком.

6. Только на английском.

Каждого варианта по 1000 экземпляров.

Следует также опубликовать манифест в газетах Санкт-Петербурга, Кенигсберга, в гамбургских газетах, а также во французских, английских и голландских газетах.

Еще раз повторим предоставляемые привилегии:

1. Надежная защита и охрана — ст. 1.

2. Собственный французский суд для беженцев — ст. 1.

3. Служащие церкви и школ будут оплачены казной — ст. 4.

4. Здания церквей и школ будут содержаться за счет казны — ст. 4.

5. Французская колония в делах церковных опирается на устав церкви во Франции — ст. 4.

6. Гражданам всех народов будет предоставлено право натурализации — ст. 5.

7. Французам будет предоставлен их собственный суд, причем, его служащие получат от Вашего Императорского Величества разумную плату — ст. 6.

8. Подданные разных стран получают вместе со своими детьми проездные деньги — от 6 до 10 рублей, смотря по удаленности места [216] выхода, не считая стоимости проезда по суше из расчета 18 копеек за милю или 6 гульденов — ст. 8.

9. Переселенцы получают также приличный аванс в 300, 500 или 1000 рублей или рейхсталеров, в последующем только кредит из 3%, причем, возвращается заимодавцу только основной капитал — ст. 9.

10. Особые художники и изобретатели получают пенсию — ст. 10 и 11.

11. Ваше Императорское Величество содержат за свой счет переводчиков с различных языков, которые должны задаром служить колонистам по их делам — ст. 12.

12. Если иностранец строит собственный дом, он получит обратно 25% затрат на строительство — ст. 13.

13. Такие застройщики освобождаются от арендной платы на землю, от размещения войск и от платы за ночных сторожей на 10 лет — ст. 14.

14. За отремонтированные дома возвращается 10% — ст. 15.

15. Гражданство и членство в гильдии предоставляются бесплатно — ст. 17.

16. Капиталисты также приглашаются на почетные должности — ст. 17.

17. Капиталисты, за которыми числятся неуплаченные им долги, получат преимущество перед другими кредиторами — ст. 18.

18. Предложения, касающиеся приема этих колонистов, будут милостиво приняты и рассмотрены — ст. 19.

Глава IV

Что будет необходимо обеспечить французским колонистам для их приезда и выполнения наших планов

1. Кто будет руководить дирекцией.

2. Совет, с которым по этому делу иной раз надо связываться.

3. Агент в вышеперечисленных местностях Франции, владеющий французским языком.

4. Секретарь с французским языком.

5. Канцелярист с тем же языком.

6. Секретарь с русским языком, который переводил бы с немецкого доклады высокой торговой комиссии на русский язык.

7. Канцелярист с русским языком.

8. Секретарь, который между Испанией, Нидерландами и Голландией мог бы быть посредником и одновременно знал бы фламандский, голландский и французский языки.

9. Канцелярист с этими языками.

10. Секретарь с английским языком.

11. Канцелярист с испанским языком.

12. Секретарь, который мог бы иногда ездить в Франкфурт-на-Майне, Нюренберг, Аугсбург и Регенсбург. [217]

13. Секретарь, который попеременно пребывал бы в Карлсбаде, Лейпциге, Готе, Лангензальце, Зангерхаузене, Рудолльштадте, Арнштадте и их окрестностях.

14. Другой [секретарь], который бы посещал Лаузиц и расположенные там так называемые шесть городов, а также Силезию и находящиеся там важнейшие промышленные центры.

15. Секретарь с пребыванием в Гамбурге.

16. Секретарь, владеющий польским и немецким языками, который пребывал бы в Данциге, Торне, Эльбинге и Мариенбурге, а также в Литве.

17. Канцелярист с этими языками.

18. Сотрудник в Курпфальцских землях.

19. Канцелярист.

20. Еще один личный секретарь директора, который вел бы дела в итальянских городах и мог бы работать также и в других местах.

21. Еще один директор с немецким языком и при нем канцелярист.

22. Проповедник.

23. Врач.

24. Хирург.

25. Живописец, который должен выполнять рисунки архитектуры, по военному делу и по механике.

26. Домоправитель, который следил бы за хозяйством и слугами.

27. Несколько человек прислуги.

При этом надо подчеркнуть, что придется содержать всех этих лиц и людей, оплачивать им проезды и экипажи, содержать их за границей, оплачивать их обширную переписку и заполнение нарядов для наемной прислуги, а также на мануфактуристов и добровольных художников, при осмотре работ которых надо будет давать чаевые. Для значительных расходов по этим статьям и образуется вышеназванный фонд, причем, казна Вашего Императорского Величества и Ваши подданные не будут отягощаться. Секретари и прочие люди, как сказано выше, будут присутствовать или находиться в отъезде с поручениями и с письмами.

Слава Богу, я счастлив, что закончил эту записку.

Исполнил автор А. Боррис

РГАДА. Ф. 16. Д. 343. Л. 1—40. Подлинник.


Комментарии

1. Проект герцога А. де Ришелье, будущего губернатора Новороссии, относится к 80-м гг. ХVIII в. и был опубликован в сб. ИРИО “Герцог А.Э.Ришелье. Документы о его жизни и деятельности” (СПб., 1886. Т. 54. С. 200—205).

2. О проекте де Лафона см. в статье Гр. Писаревского, опубликованной в “Записках Московского археологического института” (М., 1909. С. 30). Славяносербский проект Елизаветы упоминается в словаре Брокгауза и Ефрона (СПб., 1900. Т. 59. С. 306), а также в работе Д.И.Багалея “Очерки из истории колонизации и быта степной окраины Московского государства” (М., 1887).

3. В это время из России через Астрахань на Восток, преимущественно в Персию, вывозились исключительно промышленные и ремесленные товары обработанные кожи, полотно, ткани и прочие изделия мануфактур и ремесла а также реэкспортируемые европейские (английские и голландские) изделия, См., например, статью А. И. Юхта “Торговля России с Закавказьем и Персией во второй четверти XVIII в.” (История СССР. 1961. № 1. С. 135, 140, 143).

4. В начале XVIII в. такая практика смешения языков была широко распространена в западноевропейском делопроизводстве. Так, известный фаворит Анны Иоанновны Э. И. Бирон жаловался, что он, будучи немцем, затрудняется читать немецкие государственные бумаги, “особенно если попадались латинские или французские слова” (См.: Безвременье и временщики. Воспоминания об эпохе дворцовых переворотов. Л., 1991. С. 61).

5. Имеется в виду Петр II (1715-1730) — император (с 1727). Сын царевича Алексея Петровича.

6. Миних Б. К. (1683-1767) — граф, военный и государственный деятель, генерал-фельдмаршал (1732). На русской службе с 1721 г. При императрице Анне Ивановне президент Военной коллегии.

7. Имеется в виду Людовик XV (1710-1774) — король Франции с 1715 г.

8. Ко времени написания проекта Брандербургское курфюршество стало королевством.

9. Петр I (1672-1725) — царь (с 1682), первый российский император (с 1721).

10. Под словом “художники” в начале ХVIII в. понимали мастеров-ремесленников и других специалистов.

11. Здесь “тонна” вместо “сто тысяч” — 100000 (этот немецкий архаизм см.: Meyers konverstations-Lexikon, Leipzig, 1897. В. 16. S. 940). Имеется в виду сумма примерно в 500—600 тыс. гульденов.

12. По-видимому, имеется в виду подчиненная А. И. Остерману Коммерц-коллегия.

13. Южная Каролина, будущий американский штат, получила свое название после привилегии, выданной английским королем Карлом II тамошним колонистам.

14. Макиавелли Никколо (1469-1527) — итальянский политический мыслитель, теоретик государства, историк, писатель. Хертинус Я. Н. (1652-1722) — юрист и филолог.

15. Авелианцы — секта, отрицавшая институт брака.

16. Имеется в виду булла папы Климента XI от 1711 г., начинающаяся словами о единстве церкви и направленная против протестантов и янсенистов.

17. По-видимому, имеются в виду прибалтийские дворяне-немцы.

18. Альтона — предместье Гамбурга, ранее самостоятельный город.

19. Эти проекты были осуществлены в начале XIX в.

20. Эдикт о правах и свободах для гугенотов был отменен в 1685 г.

(пер. Л. В. Малиновского)
Текст воспроизведен по изданию: “Казна Вашего Императорского Величества и Ваши поданные не будут отягощаться”. Проект А. Борриса о переселении в Россию гугенотов и меннонитов. 1729 г. // Исторический архив, № 4. 2008

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.