Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЗАПИСКА И. И. БИБИКОВА О ТОРГУЮЩИХ КРЕСТЬЯНАХ

(Из истории борьбы помещиков за сохранение вотчинной власти над крестьянами в 20-х годах XVIII в.)

Углубление процесса общественного разделения труда, рост товарно-денежных отношений привели в первой четверти XVIII в. к значительному развитию крестьянской торговли в России, что вызвало недовольство купечества, боявшегося конкуренции со стороны крестьян. В то же время рост крестьянской торговли вел к обострению противоречий между купцами и дворянами, так как часто за торгующими крестьянами стояли их помещики, увеличивавшие своп доходы за счет повышения оброка. Если купцы боролись за то, чтобы торгующие крестьяне записывались в посад и отбывали посадское тягло, то помещики выступали против, не без оснований усматривая в этом ослабление вотчинной власти над крестьянами. Эта борьба интересов дворянства и купечества нашла отражение в законодательстве петровского времени по отношению к торгующим крестьянам. В 1723 г. было разрешено принимать в посад только тех крестьян, которые “имели торгу” на 300-500 руб. в год, но при этом подтверждались прежние указы о том, что записавшиеся в посад крестьяне обязаны платить своим помещикам все владельческие повинности. Это решение явилось известным компромиссом между интересами купечества и дворянства за счет крестьян-торговцев, которые были обязаны отбывать все посадские и вотчинные повинности 1.

Несколько позже, по-видимому, в 1725 или 1726 гг., но не позже самого начала 1727 г. Главный магистрат предпринял попытку пересмотреть этот вопрос и предложил Сенату регламентировать для записавшихся в посад крестьян все владельческие повинности и установить их в размере 40 коп. с души мужского пола, как для государственных крестьян. Осуществление этого предложения должно было уменьшить платежи крестьян помещикам, укрепить платежеспособность посадких общин и, в конечном счете, ослабить зависимость крестьян от их владельцев. Однако оно встретило решительный протест со стороны бывшего обер-прокурора Сената, [218] президента Ревизион-коллегии И. И. Бибикова, подавшего Сенату 20 марта 1727 г. публикуемую особую записку, в которой он не только подробно, с обширными экскурсами в предшествующее законодательство, мотивировал необходимость отклонить его, но и высказал о крестьянской торговле несколько мыслей, характерных для значительной части дворянства.

Все содержание записки И. И. Бибикова направлено на защиту прав дворян. В результате осуществления предложения Главного магистрата, писал Бибиков, оставшимся у помещика крестьянам будет тяжело платить подушную подать, владельцу крестьян будет трудно получать оброк с записавшегося в посад крестьянина, который “наипаче от рук отобьетца”. Все это уменьшит доходы дворян, разорит мелких помещиков. Поэтому, возражая против предложения Главного магистрата о регламентировании повинностей крестьян, записавшихся в посад, И. И. Бибиков рекомендовал Сенату разрешить желающим торговать крестьянам запись в “купецкие люди”, “а от помещиков их не отбирать”, т. е. позволить им торговать без записи в посад. Однако “купецкие люди”, остававшиеся жить в вотчинах помещиков, должны были платить обычную торговую пошлину, а также по четыре гривны с души мужского пола за право заниматься торговлей. Они обязаны были также платить все повинности помещику.

В этой части своей записки И. И. Бибиков, будучи вынужден считаться с интересами купечества, так как развитие торговли было выгодно абсолютистскому государству, в общем советовал придерживаться существующей практики.

Одновременно Бибиков предлагал правительству вернуть помещикам “незаконно” живших на посаде крестьян и провести проверку ранее записавшихся в посад, и за тех из крестьян, которые раньше были записаны за помещиками, уплатить последним по 50 руб. за каждую душу мужского пола.

Таким образом, в записке И. И. Бибикова ярко отразились стремления дворян укрепить свои вотчинные права над крестьянами, а также монопольно эксплуатировать их труд и в земледелии и в торговле.

Предложения Главного магистрата не были приняты. Сенат оставил в силе упоминавшийся выше указ 1723 г. Колебания правительства в вопросе о крестьянской торговле свидетельствуют о том, что оно понимало вред различных ограничений для развития внутренней торговли. Однако, стремясь удовлетворить сословные притязания дворянства и купечества, правительство не встало на путь решительной ликвидации этих ограничений. [219]


Предложение президента Ревизион-коллегии И. И. Бибикова Сенату о торгующих, крестьянах 20 марта 1727 г.

Высокому Сенату
Предложение

Понеже указами блаженные и вечнодостойные памяти императорского величества, а особливо последним 1722 года 2, запрещено крестьянам торговать, ежели не запишутца в посады, по которым указом из крестьянства в посады и записываютца, и хотя по силе указов же такие записавшияся крестьяня и их потомки должны настоящие подушные деньги и подати помещикам своим платить, но Главной магистрат имел в Сенате требование, чтоб с таких записанных ис крестьян в посады помещикам за их доходы положить указной платеж, представляя им в пример, по чему з государственных крестьян положено по четыре гривны з души. И оттого их представления принужден я смотреть, если ли государственная польза от записывающихся в посады крестьян и нет ли обиды помещикам, наипаче ж оставшим крестьяням раззорения. И по довольном разсуждении многия притчины о тех из крестьян торговцах к разсматриванию находятца, о чем пространнее из Уложения и указов выписка с разсуждением о вышеупомянутых происходящих притчинах при сем. Того ради Высокий Сенат не позволит ли оную выписку и разсуждение выслушать и прилежно разсмотреть, и ежели что из того за благо принято будет, о том императорскому величеству в Верховном тайном совете донесть.

У подлинного пишет тако: Иван Бибиков.

Марта 20, 727 году

Выписка о разночинцах и крестьянех, имеющих торги.

В Уложенье, в 19-й главе, в 3-м пункте напечатано.

Которые на Москве и в городах живут вольные люди или чьи-нибудь и торговыми всякими промыслами промышляют, а ни в каком тягле оне не написаны и государевых податей не платят и служеб не служат, тех всех взять по торговым их промыслам в тягло, чтоб такие люди нигде в ызбылых не были 3.

По указам об таких же велено:

1700 года 4. Козаков, рейтар и городовых салдат, стрельцов и ямщиков, которые в городех торги имеют и в посадех жить желают, в посады писать и положить на них в казну взятье, сверх того города посадких, и с посадскими людьми службы им служить вместе, и с торгов их пошлины и с лавок и сенных оброчных статей оброки платить; а приписать в посады из вышеписанных чинов тех, кто имеет торгу на сто рублев и больше, а у кого меньше ста рублев, таких не принимать.

В 1722-м году тот указ в докладе е. и. в. был написан, на котором собственною рукою подписать изволил тако: учинить по указу 208 года с таким изъяснением, что которые имеют домы, лавки и заводы в городах и слободах городских, тех написать в посад; [220] а которые живут в деревнях, тем товары продовать в городах и слободах посадским, а самим в городах и слободах не торговать, также таких в пристани морские не допускать торговать, ежели в посад не запишутца. А записыватца в посад крестьяном и протчим, как вышеписанном о ком помянуто, вольно, чьи б ни были, токмо осмигривенные подушные деньги, также и подати помещику обыкновенных крестьян, а не по богатству, платить оне и их потомки повинны давать тем, чьи оне были. Записыватца тем, которые будут иметь торг с пятисот и выше, також и тем, которые ездят, хотя и меньше того числа, а именно: от трехсот рублев и выше к Санкт-Питербургскому порту, а к протчим портам — от пятисот и выше, как выше писано. Которые прежде были в посадах, а отданы помещикам по челобитью, а ныне они торгуют, таких взять в посад.

В 1724-м году. Ежели у генералитета и штап-афицеров о расположении полков книги еще не окончаны, а записанные в посад крестьяня за помещиками их не написаны, то их по силе вышеписанного указу написать за их помещиками и росписать на полки, а подушных денег как им, написанным, так и тем, которые такие ж записанные в посад прежде сего где за помещиками, платить с протчими их помещиковыми крестьяны по 74 копейки; а по записке в посад платить им с посадскими, с теми, кто в который посад записан, по 40 копеек з души. А буде в которой губернии или правинции о расположении полков книги уже окончаны, а те записные в посад крестьяне в оклад положены с посадскими, а не за помещики, и в роскладку на полки не положены, тем платить с посадом равно по 120 копеек з души. Токмо по вышеописанному 1722 года указу все оные записные в посад крестьяня и потомки их помещикам своим подати обыкновенных крестьян платить повинны непременно. И для того, чьи те крестьяня и в которых губерниях и провинциях в посад записаны, о том перепищикам дать тем помещикам ведомости за своими руками, чтоб оные надлежащие свои помещичьи подати могли на них взыскивать.

Главной магистрат требует, чтоб с таких записанных из крестьян в посады помещиком за их доходы положить указной платеж, представляя в пример, по чему з государственных крестьян положено по четыре гривны з души, которое представление может навесть помещикам обиду, а оставшим крестьяном их разорение, купечеству ж никакой пользы и распространения оттого не произойдет, как о том явственно в последующем разсуждении покажетца.

1. Понеже крестьяня не все равного состояния, чтоб могли подати государственные и своим помещиком исправно с себя давать, но между ими многие, что на одно свое пропитание хлеба не добудут, и за таких протчие, кои пашнею или торгом побогатее, те [подати] оплачивают, верстая между собою. Когда ж лутчие из них выдут в посады, то оставшие крестьяня не могут исправно ни государственных податей, ни помещиковых доходов и работ снести, так как с помощию от бога; итако сугубая будет худоба, в доходах государственных доимка, а помещикам лишение своего дохода.

2. Буде же на то уповать, что оные выходцы и ис посаду [221] настоящие подушные деньги с оставшими крестьяны и помещику своему доходы платить станут, и в том находятся такому упованию препятствии: 1) Когда будет жить в посаде, хотя и в блиском, а особливо в отдаленном, то надобно к нему нарочных от помещиков для оного збору посылать, которая посылка иногда дороже того станет, сколько надлежит взять с такого выхотца. 2) Не будет так подручен помещику, как бы жил в деревне, и затем иногда отговоркою неимением денег, иногда отлучкою для промыслов будет помещикова посылка праздна. 3) На посадех живучи, будет служить у зборов, и в таком случае наипаче от рук отобьетца, что не рад будет помещик такому с него взысканию, а иного ко взысканию и время не допустит, понеже едва не все шляхетство в отлучках от деревень обращаютца. 4) Помещиковы ж пашни, сенокосов и протчих работ, которые такой выходец исправлял, будучи в крестьянстве, вовсе лишатца. 5) А особливо когда имеет кто одну деревню, а из неё большая часть и лутчие мужики выдут в посад, то сам и оставшие скудные могут раззоритца.

3. Вышеозначенные препятственные следствии в таком случае, хотя б помещикам подать и оставшим крестьяням в подушных деньгах помощь от выхотцов в посады чинена была равная, какую оне по своему богатству, будучи в деревнях, нести должны, а ежели по представлению магистратскому брать помещику своего доходу только по четыре гривны з души, то уже наипаче всего, как мужика, так и денег лишитца, ибо хотя б семьянистой, то немного заплатит, а кто одинакой, с такого для взятья четырех гривен и посылать будет не ис чего.

4. Також много найдетца таких, что, не хотя жить за помещиком, под образом торгу просили записки в посады, объявляя, бутто бы имеют торгу на указное число денег, а верют в том одним подпискам чарочных свидетелей, таких же легостаев 5, как и сами, слободам и купечеству бес пользы обретающияся. Когда ж от помещика отобьетца, то ево едва сыскать будет мочно, чему свидетельству (оставя протчие городы) в Санкт-Петербурхе найдетца, ежели спрошено будет из Магистрата, сколько у них записалось ис крестьян в посады, и какое брано в торгах их свидетельство, и имеют ли дворы, и действительно ль показанные их деньги в торгу у них обретаютца, и сколько с их торгов пошлин в зборе бывает, и помощь настоящему купечеству от них бывает ли.

5. Когда крестьяня, не записываясь в посад, имели тоги, тогда по Торговому уставу платили сверх купечества излишную пошлину, а имянно: купец в своем городе с покупки и продажи пошлину не платит, а крестьянин с того со всего пошлины дает 6, которая ныне пропадает. Також и то не без общего убытку, что в деньгах обращение от запрещения в торгах крестьянам умаляетца, ибо купечества добраго и худого, старых и малых торговцев и работников во всем государстве только около 170 000 душ, а крестьянства и разночинцев более 5 000 000, о которых известно, что не все торгуют. Однако ж немалое число торговцов сыскатца может, и которые из них, не хотя своих жилищ и помещиков лишитца, в посады не записались, такие, прежде в торгу имевшие деньги, ныне в своих руках может что и удержали. [222]

Напротиву ж сего может следующее средство сыскатца, помещики безобидны, оставшие крестьяня бес тягости, наипаче же в таможенных сборах пополнение быть может:

1. Чтоб крестьян, кои похотят торг иметь, записывать и называть купецкими людьми, а от помещиков их не отбирать, и за тот торг платить им по четыре гривны з души и с товаров обыкновенную пошлину так, как и купечество платят. Итако оне настоящие подушные деньги и помещикам своим обыкновенные доходы и работы всегда исправлять будут, ис чего не будет обиды помещикам и оставшим крестьяням тягости, а купечеству повреждения, ибо доходы помещиковы и подать казенная бес посылок и труда в домех их брана быть имеет и под равною властию, как прежде у помещика останутца, а купечество бес повреждения оттого, что равной с ними платеж с них за торговлю пойдет. Буде же от Магистрата представят то, что по Уложению и по указом из разночинцов и ис крестьян в посады записывать велено, а крестьянам последним, де, 1722 года указом торговать запрещено, и когда крестьянам, не записываясь в посад, позволит торговать, то оное Уложенью и указом будет противно, на что ответствуетца, что в такой премене противности не будет.

А имянно: по Уложению 7 велено в посады взять таких, коп живут в городех и торги имеют, а ни в каком тягле не написаны и податей не платят и служеб не служат; а выше сего о таких крестьянях представляетца, коп живут в деревнях, а не в городех и в подушном окладе положены с крестьяны, а не избылые от податей. Также по указу 1700 года разночинцов, кои в городех торги имеют, по торгам и по заводам в посады хотя писать и велено, токмо на таких класть в казну взятье сверх того города посадских, а понеже тогда с посадов взятье в казну было с торгов по окладом десятой деньги, которые оклады уже оставлены, а берутца ныне с числа душ, сверх крестьянских подушных равно как с посадских за торг, так и з государственных крестьян за помещиков доход по 40 копеек з души. Итако, хотя б он жил в посаде или в уезде, только должен за торг свой заплатить положенное з души, а не по сумме торгу десятую деньгу, как прежде было и плачивали с одной персоны рублев по 100, по 200 и до 1000 рублев.

А 1722 года указ подтвердительно следует о записке в посад на тех же, кои в городех живут, а живущим в деревнях дано позволение товары продавать в городех и слободах, а самим в городех и слободах не торговать и в пристани морские не допускать торговать, ежели в посад не запишется. И с тем указом в вышеозначенном определении сходство будет такое, что записавшейся в торг не будет зватца крестьянином, но купецким человеком, и торг свой под равным с себя платежей, как и купец, поведет. Они ж не будут такова преимущества иметь, как купцы, тем, что в городех собственных лавок, заводов, коими посадские интересуютца, содержать не должны, но токмо что по силе одного указу из уезду товар привезет, тот [товар] продав, иного у посадских накупя, по своей воле в другой город отвезет, и таким торгом себя довольствовать. Еще же [223] есть резон Магистрату представить, что служеб такие уездные купцы с посадскими не понесут, и на то ответствуетца, что оные уездные купцы в городех собственных лавок и заводов иметь не будут, но хотя им и торговать в городе, то за наем у посадских место или лавку достать должен, отчего посадским излишней пожиток будет. А что касаетца до пополнения таможенного збору, и то в том состоит: купец в своем городе с купленых и продажных товаров пошлин не платит, а уездной такого увольнения не может нести, но как с покупки, так и с продажи станет платить пошлину.

2. Которые до сего времени в посады хотя записаны и в подушных книгах с посадскими причислены, о тех освидетельствовать, имеют ли оне действительно торгу на такую сумму, сколько объявили, и пошлины платят ли, также в подушных деньгах между своею братьею по богатству, как указ повелевает, верстаютца ль и платят ли, и дворы и заводы в слободах имеют ли. И буде по свидетельству подлинно все то оне исполняют, таких разобрать на двое: первых, кои на прежних жилищах за помещиками в подушной семигривенной оклад не написаны, таковых вовсе из-за помещиков к посадам выключить, других, которые за помещиками в деревнях с оставшими крестьянами в семигривенном окладе написаны, а с посадскими только в четырехгривенные положены, за таких помещикам платить им деньги за мужеск пол по 50 рублев за душу, как и за фабричных учеников по Плакату платить определено, понеже помещик уже вечно должен за него оплачивать подушные деньги с пуста 8.

3. Которые записавшияся в посад по свидетельству явятца, что оне торгу на столько, сколько объявили, напред сего и поныне никогда не имели и по развестке подушных денег с протчими купецкими людьми не платили, тех без изъятия помещикам их возвратить, а подушные за них деньги в посаде брать с тех, кто таких недостойных, не освидетельствовав подлинно, в посад принимали.

По листам скрепа: Канцелярист и колежский асессор Козьма Васков

ЦГАДА, ф. Комиссии о коммерции, оп. 1, д. 47.1, л. 8-14 об. Копия.

Опубликовано в кн.: Археографический ежегодник за 1961 год. М., 1962, с. 387-392.


Комментарии

1. Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия в первой четверти XVIII века и преобразования Петра I. М., 1954, с. 136-140 и др.

2. Имеются в виду Магистратские докладные пункты, которые были подготовлены Главным магистратом в 1722 г., по утверждены Петром I и опубликованы 27 сентября 1723 г. (Полное собрание законов Российской империи, I т. 7, № 4312, с. 122-123, далее: ПСЗ I).

3. И. И. Бибиков не совсем точно передает содержание 3-й статьи 19-й главы Соборного уложения 1649 г. В ней говорится о необходимости включить в посад беломестцев и других лиц, живущих в городах на церковных землях и занимающихся торгами и промыслами.

4. Речь идет о приговоре Ратуши от 11 марта 1700 г. “О взятии в посады крестьян, которые живут в городах на тяглых землях, занимаются торгом и тягло платят, и о воспрещении городских промыслов тем, которые в посады записываться не пожелают” (ПСЗ I, т. 4, № 1775, с. 18-19).

5. Легостай — ветреный, легкомысленный, не пользующийся доверием человек.

6. И. И. Бибиков ошибочно трактует содержание Таможенного устава 1653 г., по которому в действительности ни купцы, ни крестьяне не платили пошлин с покупки товаров, а уплачивали их лишь при продаже товаров в размере 5% стоимости товара (ПСЗ I, т. 1, № 107).

7. Имеется в виду 19-я глава Соборного уложения 1649 г.

8. Имеется в виду § 15 Плаката о подушном сборе 1724 г., подтверждавший указ 1722 г. «О сыске беглых крестьян», по которому за содержание беглых крестьян полагалось платить владельцу крестьян по 50 руб. за душу мужского пола (ПСЗ I, т. 7, № 4533, с. 316; там же, т. 6, № 3939, с. 638).

Текст воспроизведен по изданию: Россия в XVIII веке. Сборник статей и публикаций. М. Наука. 1982

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.