Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВОЛКОНСКИЙ М. Н.

ЖУРНАЛ

ЖИЗНИ И СЛУЖБЫ КНЯЗЯ МИХАИЛА НИКИТИЧА ВОЛКОНСКОГО

“Князь Михайла Никитич Волконский принадлежит к замечательнейшим лицам прошедшего века. Слишком три четверти этого века прожил он в постоянной близости ко двору царскому и к высшему правительству и в то же время в неутомимой деятельности и достопамятных трудах. Он был свидетелем осми царствований, а при Елизавете, Петре III и Екатерине II отправлял важные государственные должности. Храбростью на войне, умом и преданностью отечеству на дипломатическом поприще, точностью и благоразумием в управлении делами внутренними, Михаил Никитич вновь прославил имя князей Волконских, до него почти забытое в новой Русской истории”. 1 Так начиналась вступительная статья П. И. Бартенева к публикации двух десятков указов и рескриптов императрицы Елизаветы и Петра III М. Н. Волконскому, которые находились у его правнука — князя А. Ф. Прозоровского-Голицына.

Михаил Никитич Волконский (1713-1788) родился в Москве. Его мать, Аграфена Петровна, урожденная Бестужева-Рюмина, играла видную роль при дворе Екатерины I, требовала лишить детей царя Иоанна Алексеевича права на российский престол. После смерти Екатерины I была привлечена к суду Верховным тайным советом и сослана в монастырь. Отец, капитан Никита Федорович Волконский, был принужден жить при дворе в качестве шута Анны Иоанновны. Имеющиеся в литературе сведения о детстве и юности М. Н. Волконского довольно противоречивы, поэтому наиболее достоверными являются его собственноручные записи в “Журнале”. До 9 лет он воспитывался у бабушки Екатерины Ильиничны Волконской, а затем — в доме деда, Петра Михайловича Бестужева-Рюмина, где получил первоначальное образование. Несомненное влияние на его судьбу оказало то, что родные братья его матери занимали высокое положение. Один из них — Алексей Петрович Бестужев-Рюмин — при Елизавете Петровне был фактическим правителем империи.

В 1732-1736 гг. Волконский обучался в Шляхетском сухопутном кадетском корпусе, который Екатерина II называла “рассадником великих людей”. Военную службу начал в чине подпоручика армейского полка. Чины получал вдали от двора за храбрость на полях сражений и отличия при выполнении опасных дипломатических поручений в Польше и Турции. Принимал участие в польском походе (1733-1734), затем в русско-турецкой [10] войне (1735-1739), русско-шведской войне (1741-1743) и Семилетней войне. В чине генерал-майора находился послом при дворе польского короля Августа III (1756-1758), а затем особенно отличился, командуя бригадой, дивизией и корпусом. А. В. Суворов писал, что он по-настоящему “впервые видел войну” летом 1759 г., когда бригада Волконского отбросила пруссаков от Кроссена. В марте 1762 г. генерал-поручику Волконскому было поручено подписать перемирие с Пруссией в Неймарке. 28 июня этого же года элитный Конный полк, которым он командовал, выступил на стороне великой княгини Екатерины Алексеевны, ставшей в этот день императрицей Екатериной II. Волконский пользовался ее особым расположением и доверием, несмотря на его неприязненные отношения с Г. А. Потемкиным. В 1764 г., находясь в чине генерал-аншефа во главе корпуса в Польше, он обеспечил избрание на польский престол Станислава Понятовского. В 1766 г. был избран депутатом от Сената в Уложенную Комиссию. Волконский имел все ордена России и Польши, а в 1767 г. был пожалован высшим орденом — св. Андрея Первозванного. В 1768 являлся членом Совета, учрежденного под председательством Екатерины II для рассмотрения всех дел, связанных с русско-турецкой войной 1768-1774 г. В 1769-1771 выполнял ответственную миссию чрезвычайного посла в Польше и настоятельно советовал императрице принять участие в подготовленном Пруссией и Австрией разделе этой страны, осуществленном в 1772 г. В 1774 Волконский составил проект «О лучшем учреждении судебных мест и разделении Империи на губернии». В 1771 г., после подавления “Чумного бунта” он был назначен Московским главнокомандующим и занимал эту должность в течение 10 лет. Возглавлял следственную комиссию по делу Е. И. Пугачева, привезенного в Москву. Вышел в отставку по состоянию здоровья в 1780 г. Скончался в возрасте 75 лет и был похоронен рядом с предками в Пафнутьевском монастыре Боровского уезда Калужской губ.

По отзывам современников, Волконский, храбрый боевой генерал, опытный дипломат и видный государственный деятель, был одним из самых светлых умов своего времени.

С 1745 г. Волконский женат на дочери кабинет-министра Петра I А. В. Макарова Екатерине Алексеевне и имел двух сыновей: Льва (1754-1792) и Павла (1763-1808), оставшихся бездетными, а также двух дочерей: Марию (?-1765) и Анну (1749-1824). Последняя в 1780 г. стала женой князя А. А. Прозоровского, получившего в 1807 г. звание фельдмаршала. После смерти Павла Михайловича Волконского мужская линия черниговской ветви древнего рода прервалась. Принадлежавшее Волконским подмосковное село Раменское отошло к Анне Михайловне Прозоровской.

Среди имущества в господском доме в Раменском находился сундук с документами и письмами М. Н. Волконского, кроме того, в нем были 16 рукописных книг. По сохранившемуся реестру этих книг видно, что 9 из них — это конволюты из указов, донесений, писем и документов, принадлежавших Волконскому. В реестре указаны также четыре “Журнала жизни и службы князя Михаила Никитича Волконского”.

“Журнал” № 1 хранится сейчас в Отделе письменных источников Государственного Исторического музея, в составе архивного фонда князей Прозоровских-Голицыных (Ф. 145. Ед. 105). Надо заметить, что у А. А. и А. М. Прозоровских не было сыновей, а единственная дочь Анна вышла замуж за Ф. С. Голицына; их детям с 1854 г. было разрешено именоваться князьями Прозоровскими-Голицыными. Местонахождение “Журналов” № 2, 3 и 4 обнаружить не удалось. Если они сохранились в каком-либо архиве, то вероятнее всего числятся как дневники неизвестного лица, поскольку название дневника дается обычно на первой книге, а остальные помечаются порядковыми номерами. [11]

“Журнал жизни и службы князя Михаила Никитича Волконского” № 1 охватывает период с 1713 по 1756 г.: от рождения автора, до назначения его послом в Польшу. Журнал представляет собой тетрадь в твердом переплете коричневой кожи, состоящую из 45 листов плотной желтоватой бумаги, изготовленной, судя по филиграни, в Литве в 1759 г. 2 Весь текст написан самим автором набело, без исправлений и вставок, черными чернилами. Рукопись выполнена в течение непродолжительного отрезка времени, на что указывает ровный характер почерка (скоропись XVIII в.), довольно неразборчивого.

По традиции мемуарного жанра XVIII столетия автор начинает свой Журнал с краткого рассказа о своих предках и родителях. При этом сообщается ряд сведений, отсутствующих в других источниках о роде князей Волконских, как например, неизвестный в генеалогии факт родства Волконских с Романовыми: бабушка мемуариста, Екатерина Ильинична Волконская, урожденная Милославская, была сестрой царицы — первой жены Алексея Михайловича.

При составлении “Журнала” Волконский несомненно пользовался своими более ранними дневниковыми записями. На это указывают точное обозначение времени, подробности в описании путешествий, упоминание массы имен, названий населенных пунктов, расстояний между ними и другие детали, которые невозможно восстановить по памяти. Не все события освещены в Журнале с одинаковой степенью подробности. За ряд лет записи носят фрагментарный характер.

Судя по содержанию Журнала, жизнь Волконского в этот период была чрезвычайно наполнена опасными приключениями и смертельным риском на полях сражений и при выполнении секретных дипломатических миссий.

Упомянем о некоторых из описанных в Журнале событиях. В 1733 г. Волконский отправился в Польшу с посольством К. Г. Левенвольде, которому было поручено оказать дипломатическую поддержку Августу III. Сейм избрал королем Станислава Лещинского. Появление у Варшавы русских войск было решающим аргументом в пользу Августа III, который и стал королем. Об отношении к этому в стране свидетельствует запись о нападении на возвращавшуюся в Россию свиту 4 тысяч поляков. Упоминается и об осаде Гданьска, в которой мемуарист принимал участие в качестве волонтера.

Начиная с 1737 г. записи в Журнале приобретают дневниковый характер. На нескольких страницах, посвященных этому году, содержится детальное описание одного из главных событий Русско-турецкой войны — штурма и взятия Очакова. В дневнике за 1738 г. отражены походы и боевые действия русской армии. Записи 1739 г. рассказывают об опасных путешествиях Волконского и его спутников в Польше под чужими именами с тайными поручениями дипломатического и разведывательного характера.

Большой интерес представляет уникальное по своей подробности описание посольства А. И. Румянцева в Турцию и переговоров в Царьграде, участником которых был Волконский в 1740-1741 гг. Автор Журнала детально осветил эту важную миссию и связанные с ней опасности, включая бегство свиты посла от разбойников около Глухова и эпидемию чумы в Царьграде, ставшую роковой для многих членов посольства.

В начале 1742 г. Волконский встречал в Дерпте прибывшего в Россию герцога Голштинского, будущего императора Петра III. Вскоре он принимает участие в сражениях Русско-шведской войны, становится адъютантом генерал-аншефа У. Ф. Левендаля, а в 1744 году — генерал-фельдмаршала П. П. Ласси. В 1746 г. Волконский вместе с бригадиром М. Г. Ливеном снова послан в Польшу для разведки и тайных переговоров с магнатами. [12]

Почти все записи за 1752 г. посвящены подавлению крупнейшего за всю историю XVIII века восстания работных людей на заводах Демидова и Гончарова в Калужской провинции, известного под названием “Гамаюнщина”. Необходимо отметить, что Журнал Волконского является единственным источником личного происхождения об этом событии. При сопоставлении описания восстания в Журнале с опубликованными документальными материалами не обнаружено никаких расхождений, что свидетельствует о высокой степени достоверности мемуаров Волконского 3.

“Журнал жизни и службы князя Михаила Никитича Волконского”, который впервые публикуется здесь в полном объеме, содержит много новой и интересной информации о важнейших событиях отечественной истории 1730-1750-х годов. Вне всякого сомнения, он встанет в один ряд с такими известными мемуарными источниками этого периода, как Записки Екатерины II, А. А. Шаховского, И. И. Неплюева и В. А. Нащокина. В публикации сохранена орфография оригинала. Сохранены особенности написания отдельных слов: растак — роздых, 5 члвк. — 5 человек, река Бог — Буг, чес — час и др. Пунктуация приведена в соответствие с современными нормами.


Комментарии

1. ”Русский архив”. 1865. № 9. С. 1040.

2. Лауцявичус Э. Бумага в Литве XV-XVIII вв. Атлас. Минск-Вильно. 1967. № 2431.

3. Эта часть Журнала опубликована нами в статье: Дневник М. Н. Волконского — новый источник о восстаниях работных людей на мануфактурах Демидова и Гончарова в 1752 году // Археографический ежегодник” за 1990 год. М. 1992. С. 66-72.

Публикация А. К. АФАНАСЬЕВА

Текст воспроизведен по изданию: Журнал жизни и службы князя Михаила Никитича Волконского // Российский архив, Том XIII. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2004

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.